Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, ноябрь.
Средняя температура: днём +23;
ночью +6. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the troubles I've seen


the troubles I've seen

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2cXMd.png

Лофт близнецов
04 ноября 2013 года
промозглая погода, ветер, собирается дождь
вечер

+2

2

Было холодно и страшно. Страх, вообще сопровождал меня уже почти неделю с того самого дня, когда мне удалось спастись из настоящего ада. Я побывала в самой настоящей американской истории ужасов, только которая случилась не по телевизору, а наяву. Моя семья была среднего достатка, точнее, в месте, где обитали мы - достаток по сравнению с прочими был выше других. Я никогда не интересовалась, чем зарабатывает отец и старшие братья. Для меня жизнь была подобна сказке: без горя, слез и потрясений. Самой сильной потерей в мои десять лет была кукла-барби, которую я оставила на остановке, пока ждала автобуса и забыла о ней. Знаете, у меня было такое детство, которому можно позавидовать... до прошлой недели. Хотя, может прошла уже и не неделя. Я запуталась.
Я очень испугалась, когда услышала крики внизу. Потом очень громкие хлопки, такие раньше я слышала лишь по телевизору. Раньше я никогда не задумывалась об этом, но когда услышала, поняла, что это были выстрелы. Я еле сдержала себя, чтобы не закричать от ужаса, но кое-что я сделала неосознанно: залезла под кровать, в самый дальний угол. Даже дальше, чем завалившиеся под кровать игрушки. Даже дальше, чем я думала получится залезть и замерла. Слышала какие-то имена. Мне теперь уже почти их не вспомнить. Трой... или Тревис... нет, не вспомнить, да я и не хочу. Он шел наверх, а его кто-то окликнул. Он шел наверх и через плечо ответил, что проверит, все ли "отродье вырезал". Он будто шел на мой запах - на дикую вонь страха, которым была пропитана вся детская. Нас в семье было пятеро: мама, папа, я и двое старших братьев. Они все были взрослыми и занимались какими-то взрослыми неизвестными мне делами и потому их больше нет. А я играла, а я испугалась, а я спряталась и потому - я еще здесь.
Он не дошел: приехала полиция с мигалками, сиреной и еще выстрелами. Но напавшие на нас уехали, не потеряв ни одного. А я не вылезала еще долго. Только когда услышала, что опять кто-то рыщет по дому. Скорее всего это были копы. Но если нет?
У меня за окном была крыша, а с нее можно было спуститься в сад. Отец специально меня учил, как нужно уходить из дома, если вдруг что-то случится. Правда, я никогда не думала, что это "что-то" произойдет.

У меня не было ничего. Только игрушка, которую я зачем-то прихватила с собой и воспоминания о том, что в Сакраменто живет дядя. Я почти не помнила, где именно. Даже не была уверена, что город, в котором он живет - правда называется Сакраменто, а не я выдумала так, увидев автобус, отправляющийся туда.
Мне удалось пробраться в салон, пока водитель не видел. Примостилась на заднем сидении, и сделала вид, что сплю. Рядом сел пожилой темнокожий мужчина, мне повезло, все кто нас видел, думали - я его внучка. Автобус был полупустой, потому никто не проверял билеты. И, что самое главное, ни у кого не было билета с местом, на котором сидела я.

Оказавшись в огромном Сакраменто, я блуждала по улицам. Не могла вспомнить ничего знакомого. В книжном магазине увидела телефонный справочник, но с именем дяди не было ни одного человека. Неужели я перепутала?
Наверное, давно стоило пойти в полицию и рассказать, что случилось. Но мне было безумно страшно. Вдруг люди, убившие моих родных, имеют связи с полицейскими?
Всю эту неделю спала где придется, ела - что удавалось находить. Воровать мне было стыдно, просить - не умела. Да и вообще, я была больше похожа на призрака, чем на человека. И казалось, я больше не смогу выжить и дня. Ночи становились все холодней, а из одежды на мне только толстовка, да джинсы. На ногах не было даже кед. Только носки и домашние тапочки.
Сегодня ночь я планировала провести под лестнице одного из домов. Здесь не задувал холодный ветер, потому был шанс не сильно замерзнуть. Живот недовольно урчал, ведь сегодня не подвернулось никакой еды. Обняв себя за колени, я тихо заплакала. Все, что мне оставалось, так это - жалеть себя.
Услышав чужие шаги, я разом сжалась, приготовилась, что придется убегать: на днях меня уже гоняли, сказали, что это их место и они здесь спят. Но нет, это были не такие же обездоленные, как и я. Это была молодая девушка. Наверное, я дошла уже до крайности, потому что поднявшись на ноги, окликнула ее: - извините... - как бы ей объяснить, что я не попрошайка, а только ситуация такая. Слова не находились, потому сказала то, что вертелось на языке: - у вас не будет кусочка хлеба? Мне много не надо... пожалуйста. Хоть что-нибудь. - Мне не нужны были деньги, мне не нужны были вещи. Мне бы только хоть что-то поесть и можно дальше жить. Хотя бы день или два.
[NIC]Aimi[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2ckZX.png[/AVA]

Отредактировано Sophie Briol (2016-06-20 02:11:38)

+2

3

«Только не надо думать, будто ты можешь меня контролировать!» - опрометчиво махнув рукой, я схватила куртку и выбежала на улицу. В моей руке появилась тоненькая папироса, а голова была занята только одной мыслью: как отец терпит эту женщину? Ну, серьезно. Устраивать свистопляски на пустом месте – это ее хвалёные методы воспитания?  Надо сказать Фосту, что за импульсивностью его жены скрывается какая-то шиза. Хотя. Наверное, он и сам в курсе, раз предпочел лишний раз не пересекаться с ней.

Тяжелый вздох и сигаретную затяжку я променяла на энергичные шаги. Я не видела смысла в возвращении домой и, уж тем более, в продолжении этой перепалки. Я лучше ретируюсь, пока мать не решилась на второй раунд. Тема наших с ней взаимоотношений всегда была сложной: во многом потому что я была копией отца. Такая же свободолюбивая, резкая и непослушная – настоящий Ад для педантичной maman. Отца она контролировать не могла, поэтому компенсировала эти замашки на мне – колючем подростке, который, кстати говоря, клал хрен на все ее слова.

В этот вечер я собиралась встретиться с парочкой собутыльников. Шон и Кёртис были неплохими ребятами. Пожалуй, их главным преимуществом было то, что они  не задавали лишних вопросов, пока мы раскуривали очередной косяк. Все это здорово расслабляет, а заодно можно с них денег стрясти. Мы решили не толпиться в местном клубе (по вечерам там слишком шумно и душно, ребят) и двинули в сторону заброшки. Когда-то двухэтажное здание было пригодным для жилья: помню, лет семь-восемь назад в нем жила семья. Куда она делась потом и почему оставила дом (не смогла его продать?) нас не очень волновало. Мы, как и вся молодежь, просто любили там тусоваться. На втором этаже оставалась какая-то мебель – как раз там мы хотели засесть, сделать несколько затяжек (ладно, как следует кайфануть) и разойтись. Чувствовала я себя паршиво и разрядка пошла бы на пользу. Кстати, именно из-за состояния я сразу не заметила, как Шон стал докапываться до мелкой, вжавшейся в угол, девчонки.

- Малая, я тебе еще утром сказал проваливать отсюда, - даа-а, такой раздраженный тон кого угодно вернет к реальности, - это наше место. Давай собирай свои монатки и…

- Эй, полегче, - пара секунд на размышления, и я решила вмешаться. Шон мог сколько угодно показывать свой характер таким же толстолобым товарищам, но не ребенку, который затесался в это богом забытое место. Возможно, даже не случайно. Я уже была готова обменяться с друзьями любезностями, но вопрос девочки буквально выбил меня из колеи.

…подожди, в смысле? – кажется, толстолобая здесь я. Я знаю детей, которые бродят по развалинам и считают это своеобразной игрой, но они разбегаются, как только видят кого-то из взрослых. Сама такой была. Но эта девочка убегать не собиралась. Либо ей движет смелость, либо самая настоящая безысходность, раз она не нашла сил для того, чтобы сдвинуться с места. Я сняла свою пропахшую сигаретным дымом куртку и протянула ей. Накидывать ее на плечи девочки я не решилась: побоялась спугнуть ее этим жестом. – Вставай, пойдем отсюда. Поешь, а по дороге расскажешь, кто ты такая и как ты тут оказалась. – по хлопанью ее ресниц я поняла, что я не очень-то похожа на человека, которому можно доверять. Прости,  маленькая леди, час назад у меня дома была та еще головомойка. И для уговоров остались не лучшие слова. – Давай, иначе я оставлю тебя с этими двумя.

- Мари, мы же собирались.. - не хватало, чтобы  ты проговорился при девчонке, чем мы тут занимаемся. Или ты серьезно думаешь, что любители дури ее не напугают?

- Йеп, но планы поменялись, - пошаркав в кармане брюк, достаю оттуда маленький плетеный мешочек и кидаю его этим идиотам, - справитесь без меня.

Сама же двигаюсь к выходу и, уже стоя на пороге, оборачиваюсь:
- Ну что, ты идешь? – слежу за реакцией своей новой знакомой. Я не знаю, что случилась, но эта малышка явно смелее, чем кажется. И вроде бы она принимает мое предложение.  

Отредактировано Marie Le Besco (2016-06-17 10:39:38)

+2

4

Редко у домашних детей внезапно возникает ситуация, когда они нуждаются в чем-то. Мама, папа, дедушки и бабушки всегда выручат. Они лишний раз себе в чем-то откажут, но не своему ребенку. Так и я - никогда ни в чем не нуждалась. А теперь... самое ужасное заключалось в том, что я даже не знаю где живут мои родственники. В их наличии я была уверена, не редко бывала в гостях, но всегда мы приезжали на машине. Дальше двора без родителей не уходила, а когда уходила с ними - не запоминала окрестностей.
Наверное, мои блуждания были только ради одной цели - по случайному стечению обстоятельств наткнуться на нужный двор. Чуда со мной не случалось, места были не просто незнакомыми, а совершенно чужими. Ночью почти не получалось спать, но когда засыпала, просыпалась, услышав свои же крики. Мне снилось, что я не убежала, а спустилась вниз и увидела своих родных с простреленной головой. Воображение услужливо брало воспоминания из кадров кинофильмов и подсовывало мне в кошмарах.

Пару дней назад у меня было успокоение от ночных кошмаров - небольшой фонарик. Он помогал мне ночью ощущать, что сны нереальны и я все еще жива. Но сегодня с утра, проснувшись, я не обнаружила его в своем кармане. Потеряла во сне. А потом, обшарив все окрестности, так и не нашла его. Эта ночь обещала быть жуткой. И, наверное, таковой бы и была, если бы я не оказалась здесь и сейчас.
Незнакомая девушка вступилась за меня перед своими дружками. И больше того - она решила мне помочь. За последнее время я не встречала таких отзывчивых людей. Обычно они только и думали, как меня большее пнуть или прогнать, чтобы не испортила им настроение на весь день своим видом. Мой отец тоже отгонял попрошаек, но я за эти дни так и не рискнула ни у кого ничего попросить. Это был первый раз. - Н-нет, я иду. - Идти с незнакомкой было страшно, но оставаться здесь - еще страшней. Да и если не с ней, то все равно пока здесь незнакомые люди, я не рискну здесь бродить.
- Да... - Я соглашалась только потому, что была уверена, она купит мне булку в соседнем киоске и посоветует что-то типа "вернись собой" или "обратись к копам". Да, так было бы правильно сказать. Ведь, даже если я расскажу правду - кто поверит то? Дети слишком часто выдумывают истории.
Мы шли куда-то вглубь квартала. Я не знала этих улиц, даже не проходила здесь за последние дни моих блужданий по Сакраменто ни разу. Одно я знала точно - жить здесь не так уж и безопасно. Хотя, явно лучше, чем у меня в доме.
- Я... - как рассказать, что несколько дней назад всю мою семью убили? - меня зовут Аими. А тебя как? - Попытка оттянуть неизбежное. Девушка хочет знать, кто я такая и откуда. Она хочет знать, почему я одна и почему прошу еду. А я не знаю какими словами рассказать о случившемся. - Я ищу своего дядю. Он живет где-то здесь... точнее, в Сакраменто, кажется. - Я не хотела врать, потому сказала правду, в которую можно было поверить. - Я здесь потерялась. - Еще одна правда, но главное - я не могу пойти в полицию и попросить, чтоб его нашли. - Думаю, он меня и сам ищет... он должен искать, когда услышит, что случилось... - Осеклась, понимая, что чуть не ляпнула лишнего. А ведь как хотелось бы переложить часть боли на кого-то другого. Глаза мутнеют от подступающих слез. Но не время для этого. совсем не время.

Мы шли почти не разговаривая, я была пока не готова рассказать, что случилось и почему вообще оказалась на улице. У меня была лишь одна надежда: девушка не ведет меня в участок, чтоб сдать, как беспризорника. Но мне повезло, и я увидела не двери полиции, а кабинку лифта, в которой мы доехали практически до самой крыши. - Не волнуйся, мы сейчас зайдем к моим дядям, но они тебе понравятся, они всем нравятся. Хотя бы накормим тебя. Ок? - Я лишь кивнула, не знаю почему, но мне казалось, ей можно доверять. Не походила она на тех, кого стоило опасаться. Мари позвонила в дверь...
[NIC]Aimi[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2ckZX.png[/AVA]

Отредактировано Sophie Briol (2016-08-22 14:40:50)

+1

5

Настойчивый звонок в дверь заставил отвлечься от очередной странице комикса и перевести взгляд на дверь.
Как на ядовитую змею.
На кобру с раскрытым капюшоном.
Не стану открывать, пошло оно к черту.
На надорванной с левого верхнего угла странице американский солдат в синем костюме здорово раздает по зубам противникам в черном, замерев в красивой позе на фоне ярко-желтого бабла с огромными черными буквами «KA-BOOM!» и эта разноцветная картинка кажется мне гораздо более занимательной, чем повисший на кнопке звонка человек с другой стороны непрозрачной входной двери - мою идею, когда я предложил поставить стеклянную бронированную дверь со шторкой, не поддержали ни родители (Наим, со всем присущим ей долготерпением и смирением любящей матери только головой покачала и на этом недовольство, не в пример отцовского, было купировано), ни всегда оценивающий мои самые странные закидоны Бо, а ведь как увлекательно бы было жить за такой дверью.
Спустя несколько секунд звонок надрывно повторяется, вынуждая уронить раскрытую книгу журнала на колени и вновь смерить дверь взглядом - теперь уже презрительным. Максимально недовольным. Практически озлобленным.
Какой скотине могло понадобиться трезвонить?
У нас же есть золотое правило и оно работает уже бог знает сколько лет настолько успешно, что впору записывать, распечатывать и обклеивать им все стены изнутри и снаружи. И правило это гласит:
«Не будите спящего Реми.
Не превращайте его в дракона.»
А еще это правило распространяется на целую прорву бытовых вещей и запросто трансформируется в «не отвлекай читающего», «не мешай жующему», «не тормоши занимающегося» и так на каждый случай моей жизни, что лично я считал совершенно замечательным и делающим жизнь самую чуточку лучше.
Так кто там еще не смог выучить такую простоту?
У брата ключи есть. Родаки сюда не ходят. Все друзья давно уже проинструктированы на тему того, что нужно писать сообщения, прежде чем приходить по доверенному адресу. Пылесосами что ли торговать кто вознамерился в нашем районе, рискуя остаться не только без пылесоса, но и без денег, и без мобильного телефона, и без штанов с носками? Исключительно глупый поступок; я уткнулся в журнал.
   
Да чего там?
Я сдался на третьем звонке, вытащившем у меня изнутри все нервные пучки в одном долгой истеричном дребезжании и с той стороны ловко посторонились, чтобы не оказаться прибитым этой дверью, так, словно тренировались не первый год.
Оно и так: снизу вверх глянули ясные глаза слегка насупленной Мари, ключей у которой, в отличие от Бо, не было уже несколько недель по причине наследственной рассеянности, зато вот упорства по той же причине отсыпали столько, что всякий баран мог бы позавидовать; и вопросительно вскинул левую бровь, искренне недоумевая, почему она не сбросила сообщение, зная, что так можно было пробраться внутрь гораздо быстрее и в заметно более дружелюбной атмосфере.
Четакое?
Мари, она как колдунья вуду - просто так на пороге не показывается.
У нее всегда причины для этого есть. Веские, как метеоритный дождь.
А Мари и кто-то еще... вот уж действительно из ряда вон выходящее событие: я упал плечом на край дверного проема, скрещивая руки на груди. Рядом с племянницей, прячась за ее неширокую спину, ютилась маленькая чернокожая девчушка с такой пышной копной волос, что напоминала темный одуванчик, старающийся спрятаться от человеческих глаз в самой крохотной тени из возможных. Мой вопросительный взгляд вернулся с малявки на Мари, после снова - коротко - на малявку, спрятавшуюся еще дальше, и вновь на Мари, очевидную виновницу происходящего. Малявка-то, совсем что тот Добби: глаза огромные, в половину лица, и губы тонко поджаты.
Только не говори, что она твоя, — и не закатывай глаза, у меня всегда хромает извилина, ответственная за юмор, когда приходится отвлекаться от интересного занятия в пользу того, что интереса очень может быть и не представит.
Двинься, — маленькая, но бойкая, как бронепоезд, Мари запросто сдвинула меня в сторону, упершись узкой ладонью в грудь.
Пришлось посторониться.
Малявку она тащила за собой и мне ничего не оставалось, как прикрыть за ними дверь и, шлепая босыми ступнями по полу, двинуться следом в гостиную, на ходу отпинывая в сторону использованный баллончик от граффити: наша стена только начала обрастать цветом.
А что случилось? А ты кто? — чуть наклонившись, я обратился к девчушке.
Бо дома?
Не, — так себе из меня хозяин дома получался.
Я отряхнул руку от чипс об штанину, протянул раскрытую ладонь все жмущейся за Мари, как оплотом безопасности, девчушке как знак приветствия и жест доброй воли: надо было хоть как-нибудь выражать свою дружелюбность, иначе как вообще новые контакты устанавливать:
Привет, эй, привет? Я Реми, — и слегка пошевелил пальцами в воздухе, — ты подружка Мари?
Дё, не лезь, тут ситуация...

+1

6

Отец защищал меня от внешнего мира, как мог, потому зла я практически не видела. Мир был наполнен только позитивными красками, которые не омрачались практически ничем, а наиболее опасные ситуации в моей жизни были вызваны ночными кошмарами после просмотренных ужастиков или плохими оценками в школе, что случалось не так уж и часто. А теперь я совсем не знала, что мне делать. Мир треснул на пополам, и все, что я знала: где-то у меня есть дядя и мне необходимо его найти. Вот только где он живет, как его найти без полиции и стоит ли вообще искать - я не знала. Мне было безумно страшно от этого всего, настолько, что пренебрегая всеми правилами безопасности пошла вслед за девушкой, которую видела впервые. Она ведь вполне могла оказаться не совсем хорошим человеком, только детский мозг этого пока не воспринимал и мне хотелось верить, что добрых людей все равно больше.
Дверь открыл парень, а я юркнула за спину Мари. Даже хотелось убежать, потому что к парням я все-таки относилась с подозрением, но девушка схватила меня за руку, будто бы читая мои мысли. Она придала мне сил, чтобы я смогла перебороть свой страх и стать более уверенной. Мне стоило огромных усилий, чтобы не поддаться паники, а проявить все мужество и стойкость, присущие моему характеру.
Мы прошли внутрь квартиры, Мари сняла обувь на входе, я сделала тоже самое, хотя мои ступни не отличались особой чистотой хотя бы потому, что я уже и не помню когда последний раз мыла ноги, а домашние тапочки - не лучшая обувь, для защиты от плохой погоды, или от грязи.
Было неуютно и боязно, но я покорно ждала, что же будет дальше, попутно пытаясь придумать пути побега из этой квартиры. Удивительно, как за неделю проживания на улице теряешь веру в людей и везде ждешь подвоха. Когда же парень обратился ко мне, неосознанно отступила назад, ожидая, что этот вопрос имеет под собой что-то еще. Какой-то подтекст, который мне не понравится. - Аими, - ответила, набравшись смелости. Вполне возможно, что ничего плохого ожидать и не стоит, но я пока не могла сказать ничего наверняка, потому что видела этих людей впервые. - Н-не... не знаю. - Я хоть и была еще маленькая, но разницу понимала и назвать подружкой человека, которого знаешь меньше часа - очень рисковое мероприятие. - Я ищу дядю. Брата моего отца. - К сожалению я мало что могла о нем рассказать, даже фото не было. Только имя и, возможно, фамилию. Я никогда не спрашивала - одинаковая ли фамилия у моего отца и его брата, потому наверняка утверждать не могла.
- Давай все вопросы потом? - Говорит Мари, направляясь в сторону холодильника, - у вас еда есть или как обычно? - Слова Мари красной чертой прочертили ее мнение о рационе братьев. Даже говорить ничего не стоило: ведь ребенка нужно покормить нормально, а не какими-нибудь чипсами и содовой.
Я пыталась не влезать в их разговоры, стояла на том же месте, как вкопанная и ждала, что они сами решат. Даже, если они бы сейчас дали какой-то пирожок и сказали идти опять на улицу, я бы осталась благодарна. А еще мне очень хотелось спать, наверное, это все потому что я уже давно не ела и сил почти не осталось... как же мне хотелось хотя бы еще одну ночь поспать в кровати, а не на бетонном полу очередной недостройки.
[NIC]Aimi[/NIC][AVA]http://funkyimg.com/i/2ckZX.png[/AVA]

0

7

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the troubles I've seen