Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » this is question opinions


this is question opinions

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/2cXMc.png

студия «Criminalz» [описание студии]
12 ноября 2015 года
дьявольский ливень на улице и сумеречный вечер

+1

2

Что же заставляет человека без крыши над головой сбежать из единственного места где эта крыша есть? наверное то, что все достало, достало просто в край. Вечные наказания, досмотры, когда следят за каждым твоим шагом и то и дело ищут причину по которой могут закрыть тебя в самой отдаленной комнате здания, без окон и туалета с одной лишь дверью которая тоже закрывается на ключ и замок, чтобы ты мог "качественно подумать о своем поведение" причем происходит это раз за разом, не важно как ты накосячил, главное наказать, воспитать, обучить и проучить.
Наверное есть только один человек в интернате в вашем крыле который ниразу не покидал стены этого места с момента как его туда посадили, это был твой друг Джефф, наверное, единственный кто имел смысл в твоей жизни, единственный из за кого было так сложно решиться на побег, но иногда даже он не мог предотвратить этого, остановить тебя и ту бурю эмоций, что перекрывала твой разум. Побеги случались часто и в итоге так же часто "беженцев" ловили и отправляли обратно открывая новое дело в полиции, но тебе было все равно, ты не считал, что есть что-то, что может больше навредить твоей будущей репутации в "большом мире" когда тебя наконец выпустят из этой тюряги. Ко всему прочему, каждый раз убегая, была малая надежда на то, что ты как-то сможешь убежать окончательно, сбежать так, что тебя никто не поймает, а ты вдруг, каким-то волшебным образом сможешь начать хоть какую-то жизнь и, желательно, не возвращаясь к тому с чего ты начинал этот темный путь. Шансов было мало, но надежда же умирает как водится последней.

Видимо этот побег был самым необдуманным, потому что он был на чистых эмоциях и ужасной злости. Ты просто больше не мог, тебя достали все и каждый и убегая ты толком не подумал ни о погоде за окном ни о Джеффе, который из последних сил хватал тебя за рукав и умолял остаться. У ребят из интерната всегда были какие-то планы как сбежать, в какой момент, когда кто-то, что-то, где-то недосмотрит и ты действовал быстро и ловко совершая это уже во второй раз, на удивление ты смог убежать, а когда спохватились, то ты был уже за воротами "Хоупа" и мчался во все ноги.
Ты словил машину авто-стопом и доехал таким образом до более или менее знакомых районов, но ближе к вечеру похолодало и снова пошел дождь и только тогда ты вдруг понял, что тебе совершенно некуда идти, да и у тебя в кармане какие-то копейки и мятая пачка дешевых сигарет. Ты долго плутал по разным улицам стараясь не попадаться на глаза полиции и когда вдруг увидел на улице каких-то пацанов которым походу дождь не мешал и они танцевали брейк-дэнс прямо на открытой парковке ты вдруг вспомнил ребят которые какое-то время назад приходили к вам в интернат. Дело в том, что в вашем убогом интернате в какой-то момент решили открыть что-то типа хора, хор включал в себя танцы и какие-то даже местные соревнования с другими хорами из округи разных школ и интернатов. Наверное в руководстве, увидев, как эта идея начала набирать обороты решили пригласить разных ребят из танцевальных групп, которые танцевали в разных стилях и те в тячение какого-то времени, а иногда даже не одной, а целых двух встреч показывали вам свое мастерство. Ты, на свое и всеобщее удивление являлся что-то типа капитана этой всей лабуды. Но на самом деле тебе нравилось петь, да и голос был хорошим, мягким, слух тоже был, а вот танцевать ты любил еще с детства. В тебе всячески эту любовь подавлял дядька пока и вовсе выбил из тебя желание этим заниматься, но теперь в интернате тебе даже понравилось то, чем вы занимались, перепевая разные известные песни и танцуя. Многим нравилось, хотя изначально в эту идею мало кто верил. Но мы отвлекаемся от главного - в ваш интернат пригласили ребят которые запомнились тебе больше всего, кажется ты им тоже понравился и они помогали тебе повторять свои движения и вы позже разговорились. Они двигались настолько круто, перемещаясь с места на место и так, словно у них и вовсе не было ни границ ни костей. Это впечатляло безумно и ты отчаянно пробовал повторить хоть самое легкое движение, вроде даже что-то вышло и ты был не совсем безнадежным. Вспомнив о них ты на свое великое удивление вспомнил даже название их студии, сейчас даже не скажешь с чего вдруг оно так прорезалось в памяти, но так или иначе ты решил, что все равно на уме нету других идей и можно попробовать туда отправится и надеется, что ребята, хоть кто-то из тех кого ты видел будут там. Лучше всего ты запомнил близнецов, безумно талантливых, вот именно они в итоге с тобой и общались, поэтому да, надежда умирала последней и ты расспаршивая людей на улице спустя где-то полчаса и мокрый до нитки все же был у того самого здания, ты стоял с капюшоном на голове и дрожал от холода, в замершей руке была уже совершенно мокрая и потухшая сигарета от которой ты успел сделать всего две затяжки и теперь выглядел как какой-то несчастный брошенный щенок, вот только ты таким себя не ощущал, правда понимал, что твое появление может оказаться совершенно никому не нужным, ведь люди тебя и не ждали, более того, никто тебя особо не приглашал... ну да, было что-то типа "заглянешь когда-нибудь" но это было скорее так, формально, по дружески, тебя явно никто не ожидал увидеть спустя столь короткое время на пороге. Ты и не знал, что сказать, стоит ли признаться, что ты в бегах? не выдадут ли тебя? хотя парни, кажется, не такие, вряд ли сдадут, но наверное вполне могут послать идти куда шел и все. Все же урок танцев, так сказать, это не приглашение дружить на веки вечные.
Ты озираешься по сторонам и понимаешь, что как-то все же не самое это лучшее дело стоять тут на улице. Во-первых беспощадный дождь, а во-вторых не самый дружелюбный район, а так как в окнах на втором этаже свет горел, оставалось надеется, что все же кто-нибудь тебя хотя бы впустит. Ты скребешься в дверь, стараясь не устраивать лишнего шума, но кажется никто тебя не слышит. Со вздохом прижимаешься к стене у двери и опускаешься на корточки. Нет, ты тут хоть смерти своей ждать готов, но ты не вернешься в интернат, ни за что и может быть кто-то в какой-то момент выйдет из здания и заметит тебя, но вот надеется, что этот кто-то да и в такое время будет один из твоих "знакомых" наверное, было как минимум глупо, но опять же... надежда.

0

3

внешний вид
Flo Rida - GDFR (K Theory Remix)

Сука, сука, сука, с-с-сука!.. — загребая огромными ботинками, как натуральными ластами по глубоким и стремящимся к славе парковых запруд мыльным пузырящимся от нескончаемого ливня лужам, несущийся в сторону далеко не самого приметного в этой районе здания рослый парень являл собой зрелище больше устрашающее, нежели вызывающее хоть сколько-нибудь сочувствия: при своей практически двухметровой высоте размахивающий во все стороны длиннющими и вымокшими до последнего волоса дредами негр несся с такой завидной прытью и яростными восклицаниями на всем понятном языке, стирающем границы общения на раз-два, что могло ненароком показаться, будто бы он пытается опровергнуть все слухи о том, что человек не из категории «веса мухи» в принципе способен развивать такие скорости и совершать настолько лихие прыжки через восхитительно часто встречающиеся на пути дорожные рытвины, появляющиеся в этом месте, как по расписанию - все дело, конечно же, в том, что к соседнему дому постоянно прибывает грузовик, разбивающий дорогу своими чудовищными колесами, а вовсе не в том, что асфальт здесь кладут кое-как, словно соревнуются с уверенно держащей пальму первенства по вопросу проблемных покрытий Россией. Одним словом, судьба всякого, кто оказался бы на пути этого строго наметившего себе цель и уверенно в ее сторону прущуго человека, была бы определенно незавидной: вероятнее всего Блако попросту бы не заметил преграды и либо снес ее на полной скорости хода, либо потащил за собой до самых дверей, в которые, кстати, тоже влетел без единой паузы на пороге и остановился, только переступив порог. Мокрый, как черт, и такой же черный с лица, он отряхнулся, яростно тряся головой и пакетом с гребанной замороженной пиццей (с грибами, что в той ситуации было особенно важным уточнением, если вовсе не решающим фактором), за которой после проигрыша в карты пришлось в этот дьявольский ливень нестись вприпрыжку сначала в одну сторону через дорогу до магазина, а после в обратную, и нет бы зонт какой обнаружился или китайский дождевик - но с последним зонтом из студии несколько часов назад бодро ускакала не желающая испортить пышные кудри Дитто, не заставшая еще тех потоков, что льют по дороге сейчас, а последний дождевик отбила себе Чачи, потому что во-первый ей тоже было не с руки мокнут, а во-вторых «девушкам нужно уступать». Шлепая промокшими насквозь кроссовками по ступеням вверх, Блако в очередной раз зарекался играть с этими придурками в карты, да еще на такие идиотические задания, исключающие отчего-то самые простые варианты: например, просто заказать пиццу, если уж так приперло ее сожрать. Или закупить достаточное количество дождевиков в студию, раз уж с футболками для занимающихся подсуетились, — вот же ссань господня... — вот таким, отжимающим одной рукой дреды и несущим в другой коробку с дешевой пиццей, огромный сумрачный Блако и предстал перед белым мальчишкой, сидящим на корточках под самой дверью студии «Criminalz», — эй! Ты чего здесь? — он прищурился, приглядываясь к парню, — а стой, я ж тебя знаю. Чего не заходишь? — и, не дожидаясь ответа, пару раз саданул пудовым кулаком по двери, зная, что Реми снова уткнулся в музыку или продолжает трепать нервы сериалом.
   
Ведь всего каких-то полчаса назад он вместе с Реми валялся посреди студии на кресле-мешке (они специально вытащили их из комнатушки в общий зал, чтобы расположиться уж с полным комфортом после того, как все остальные участники группы, не дожидаясь окончательного и бесповоротного бешенства погоды, свалили кто до дома, кто до гостей) и пялился в старый ноутбук, время от времени закидывая в рот остатки разогретого в микроволновке попкорна.
Этой серии уже сколько времени, год, два?
Я не смотрел, — раздраженно отмахиваясь от приятеля, я шарил по папкам ноутбука, пытаясь найти нужное видео. Сам сглупил, что вовремя не убрался домой. Не мои теперь проблемы.
   
Putain! — отшатнувшись от монитора, к которому опрометчиво наклонился, чтобы получше разглядеть происходящее в темной, что хоть глаз коли, сцене, я чуть собственным сердцем под горлом не подавился и, пытаясь убраться от ноутбука подальше, беспомощно загреб кроссовками по полу: когда ты лежишь, пузом распластавшись на бесформенном мешке, сбежать удается только лишь на скоростях тропической черепахе, застрявшей нижней частью панциря на гнилом кокосе. То бишь, практически на нулевых, — ты видел вообще!? — я ткнул указательным пальцем в монитор ноута, от чего тот пошел рябью, — хуевина стремная! Я сейчас сердце чуть не выплюнул! — у нас с братом было классическое отношение к фильмам ужасов, способное сделать кассу любому онлайн-кинотеатру: мы их боялись. Каждый Хэллуин пересматривали «Кэндимена» и боялись его до усрачки первые четыре раза из пяти, — это призрак? Или че вообще такое? — зато Блако реагировал на такие вещи с куда более спокойным отношением, нордическим таким, не шибко смотрящимся с его черной рожей, — крипота, — и, несмотря на то, что славная идея посмотреть очередной сезон популярного сериала принадлежала вовсе не ему, а, что вполне очевидно, мне, спокойнее при просмотре никак не становилось: если кого-то эта нашумевшая в свое время (и благополучно задвинутая в нашей семье в самый долгий ящик, потому что смотреть одному скучно и стремно до дрожи в коленках, а смотреть вдвоем все недосуг и «полный метр новый вышел») «Американская история ужасов» оставляла равнодушным или просто слегка подогревала бу-моментами интерес, то на меня она имела самое верное воздействие и в те моменты, когда сценаристы хотели напугать зрителя, я старательно пугался, рискуя поседеть до состояния деда уже в двадцать лет; мне нравилось это ощущение - волнение, предвкушение и ледяной укол в солнечное сплетение, когда гребанный скример все-таки ловит меня на внезапность.
Да видно ж, что грим, — неприязненно покосившись на Блако, я прищурил один глаз. Он сам иногда выглядел, как герой фильма ужасов, так каких еще комментариев можно было ожидать? — ну может не призрак. Может глючит парня, — глючит, конечно. С таким размахом это скольким же нужно было упороться, — или призрак, — явно сжалившись, Блако пожал плечами и ударил пальцем по пробелу, чтобы продолжить смотреть серию - видимо я, отгребая в сторону от предложенной сцены, на автомате вырубил ее к чертовой матери. Инстинкт самосохранения не подвел.
 
А потом Блако проигрался мне в карты и был обречен на позорную пробежку до магазина - я не поленился оторвать задницу от кресла и метнуться к окну, чтобы своими глазами увидеть, как он рассекает водную глядь, уподобившись бодрой моторной лодке. Не то, чтобы мне сильно уж хотелось пиццы, но ввиду того, что на подоконнике в комнате отдыха прикорнул практически полный восьмибанник пива - штук шесть там точно оставалось, если память мне не изменяла - тема закуски становилась как никогда актуальной. И, раз уж переться через дорогу выпало не мне, грех было не воспользоваться ситуацией. Это мое отмщение. Моя маленькая дождливая месть за то, что в баттле на прошлой неделе этот прожженный брейкер все-таки «сделал» меня, выкинув на последних секундах такой финт, что я едва не отбил себе ноги собственной челюстью. Так-то, пусть теперь разомнется пробежкой.

Право дело - робкое постукивание в дверь я действительно проигнорировал, решив, что просто глюкануло в проигрывателе, но вот грохот кулака Блако спутать было невозможно ни с чем, разве что только с троянским тараном, но за неимением в наших временных и территориальных рамках такого чуда римской техники, вариантов оставалось не много. Всего один.
Ну как оно? — жизнерадостно возопил я на всю лестницу, распахивая дверь перед приятелем - наученный горьким опытом, он держался подальше от того, что может в очередной раз съездить ему по лицу, — грибная? Если нет, обратно пойдешь, не я ж... — я затупил, не закончив предложение, потому что под высоченным плечом Блако маячил белый, как смерть, мальчишка. Ну, лет двадцать так-то. Да и белый он только в сравнении с Блако. Звонко щелкнув пальцами, я ткнул в парня указательным, — эй, эй, я тебя знаю. Ты... мнэ-эм...
Да двинься, твою ж мать, Реми, — посторонив меня широченным для танцора плечом, Блако прорвался в студию, без промедления начав снимать ботинки в небольшом предбаннике.
Ты Крис же, да? — я махнул рукой, отходя от проема подальше, чтобы и белый парень мог зайти. С погодой эти двое, кажется, были знакомы в равных условиях, — заваливай, чего стоишь.
Он стоит, потому что ты поперек прохода лезешь, — когда здоровенная лапища Блако схватила меня за ворот майки, я только руками развел и послушно на цыпках отошел в сторону, повинуясь его движению, — на.
Tres bien! — перехватив протянутый пакет с пиццей и получив свободу, я, шлепая босыми ступнями, потащил добычу в сторону комнаты. Трофей, как-никак! У нас не было холодильника, а за окном было недостаточно холодно для того, чтобы сохранить это дело до завтрашнего дня, так что жрать придется сейчас, — ты че в такую срань, Крис? — гаркнул я уже из комнаты, но открытая дверь и пустующее пространство студии позволяло наслаждаться нехилой акустикой. Парню повезло, что тут вообще кто-то был: по большому счету и мы с Блако должны были уже как час-полчаса назад свалить по домам; его вот баба ждала, меня брат - пройдет ведь, курчавый, все новые уровни, чего мне потом делать, одному дротить, — замерз? Раздевайся, у нас тут есть во что переодеться.
Чайник поставь, — отозвались со стороны дверей. Блако обернулся к парню с вопросительным выражением лица, словно бы для него встречать малознакомого человека под дверью своего рабочего места было если не обыденностью, то точно чем-то не вызывающим особого удивления. Даже белого. Даже такого жалкого на вид, словно его по лужам елозили целенаправленно и душевно, — ты чего жмешься? Давай, проходи, разувайся, — и, обогнув Криса, закрыл дверь. В студии было тепло. Тепло и сухо.
Пиццу будешь? — выйдя из комнаты, я присел на корточки перед ноутбуком и закрыл плеер с сериалом. Нашел музыку, — а пиво? Тебе можно пиво? — засмеялся, включая привычный плейлист с миксовкой, — чувствуй себя как дома.


Блако + внешний вид[AVA]http://funkyimg.com/i/2cBXR.gif[/AVA]

Отредактировано Papa Legba (2016-06-15 01:09:35)

+1

4

Наверное сегодня несмотря на погоду, голод и отсутствия крыши над головой был все же "твой день" потому что ты даже не успел насмерть замерзнуть, как рядом со зданием оказался какой-то парень, ты не сразу его узнал и честно говоря в первый момент тебе показалось, что тебя сейчас прибьют, но вскоре ты в парне узнал одного из ребят из той классной группы которая приходила к вам показывать вам свой стиль в танце. Кажется его звали Бако? Он тут же позвал тебя за собой, явно не желая выяснять что либо проводя еще мгновение под этим жутким дождем. Ты чуть улыбаешься, но губы дрожат, поэтому получается как-то странно и заходишь следом. Ты молчишь пока вам не открывают дверь, да что тут сказать? Ты молчишь и позже, потому что совершенно не ожидаешь увидеть там и Реми, тот с которым ты как раз разговорился тогда и тот кто сказал как называется их студия.
- Хай, -  проходишь внутрь и за тобой закрывают дверь, а сам ты стоишь и с тебя стекает вода как из не выжатого полотенца которое только что окунули в таз с водой. Тебе как-то не хочется пачкать им пол и вообще как-то неловко тебе. Хм, ну да, молодец, сейчас тебе становится неловко, да? А подумать об этом когда ты сюда перся было нереальным? Но неожиданностью становится тем, что принимают тебя весьма дружелюбно, Реми зовет тебя войти, переодеться, даже пиццу предлагает и пиво. Внутри тепло, но ты толком даже это еще не ощущаешь. Тебе снова говорят о том, что ты можешь пойти переодеться и отправляют в комнату которая находиться при студии, там как раз и стоит тот чайник о котором говорил прежде Бако. Туда же Бако приносит какую-то сухую одежду и уходит обратно к Реми. Ты пару мгновений так стоишь, моргаешь, кажется ты не ожидал и вовсе ,что кто-то сюда придет и тут окажется и уже был готов смириться со скорейшим своим поражением и даже мелькнула мысль на больную голову, что может быть ты вернешься в тот ад, сам сдашь себя и это будет унизительно и так или иначе стоить дела в полиции за побег, но ты просто в такой холод вряд ли выживешь и за пару дней тем более без граша и на улице.
Ты быстро переодеваешься в сухое, а затем выходя вешаешь свою одежду на один из стульев в студии, развернувшись смотришь на себя в зеркало и сдерживаешь смех. Толстовка где-то на размера четыре больше тебя самого и штаны спортивные длинные длинные которые болтались на тебе тоже весьма забавно.
- Зато сухо и тепло, - сообщаешь ты, когда на тебя снова обращают внимание и подходишь к парням, садясь рядом с Реми, - спасибо вам большое, что впустили и вон одежду дали, - а тем временем тебе суют бутылку пива и кивают на пиццу, мол, предложение все еще в силе и ты киваешь и берешь кусок пиццы, потому что действительно до ужаса голоден и благодарен богу за то, что тебе это все предлагают.
- Я... я как бы сбежал, - говоришь ты все же решая вернуться к вопросу Реми, который тот задавал прежде, а потом крутишь бутылку в руках и ногтем задеваешь этикетку сдирая ее, - я там так задолбался и меня все так доконало и я попросту психанул и сбежал, - вздыхаешь и поднимаешь глаза, снова смотришь на ребят, тебя никто не перебивал, - простите, что так заявился в такой час и погоду, я просто... единственное, что мог вспомнить это название студии и примерный район, я даже не могу сейчас сообразить почему вспомнил именно это, но наверное это потому, что мне больше просто не было куда пойти, - признаешься ты. А смысл врать в страхе, что кто-то что-то кому-то расскажет? что тебя сдадут? Во-первых все равно врать нечего, даже придумать не успел хоть и время было, с другой стороны и так и ежу понятно, что если ты воспитанник закрытого интерната, то вряд ли ты вдруг освободился и вот шляешься тут по улицам. Во-вторых ты не боялся, что эти парни тебя сдадут, ты им верил, заочно, ты еще понял, что им можно доверять, когда встретил их когда они к вам приходили. Интуиция такая, хоть ты и не баба, но она тебя редко подводила.
- Вы не думайте, я ничего просить не буду, я просто... дождь и все, я не знал куда еще пойти, - а вот это действительно неловко, но зато честно на все сто. Ты не собирался просить о убежище или еще чего, в конце концов если у них будет какая-нибудь идея куда можно тебя запихать, то они же скажут? А если нет, ну переждешь этот дождь в тепле и отправишься куда глаза глядят, тебе никто ничего не обязан и не должен и ты просто благодарен им за то что впустили и услышав твои слова тут же не выгнали.
- А вы что тут делаете в такой поздний час? смотришь на Реми, а потом переводишь взгляд на Бако, после чего вдруг вспоминаешь сказать то, о чем подумал как только тут оказался, - кстати, у вас тут безумно уютное и прикольное место, вы когда рассказывали я даже и подумать не мог, что оно выглядит именно так...

+1

5

Jason Derulo - Get Ugly
Это место давно перестало быть для нашей банды просто каким-то рабочим, формальным помещением, куда нужно придти и отбить с прилежностью второклассника свои часы: это был второй для каждого из нас дом, где всегда открыты двери и царит та неповторимая атмосфера, которой мы добились совместным вкладом в практически голые на самом старте стены: я раскрашивал «предбанник» граффити, Блако с приятелями проложил новый свет, девчонки всегда старались поддерживать порядок, Бо приволок свои фотографии и отгрохал нам такую офигенную съемку, что на сайт можно было заходить только ради нее, Дьябло выторговал зеркала подешевле, кто-то приволок стулья, кто-то кресла-мешки, появилась микроволновка и кулер, воду для которого мы таскали у соседнего офиса, перекупая подешевле еще не распакованные баллоны, и вот уже несколько лет как студия заиграла с минимальными финансовыми в нее тратами так, как и обещала нам великая воротила жилищного бизнеса Дитто - конечно, без ее уговоров купить студию вообще ничего бы не произошло. А когда ты что-то делаешь, когда что-то вкладываешь в место, то начинаешь считать его своим. Привязываешься. И гордишься. Да, своей студией мы безо всякого сомнения гордились и, по моему мнению, имели на это полное право.
На место поставь, — я хрюкнул прямо в чашку, из которой пил - очередную чашку, которую Блако притащил сюда и которую снова же не успел обмыть на новом месте; выставив в его сторону средний палец, я допил дьявольски сладкую и окончательно выдохшуюся газировку, стоящую тут, наверное, еще со времени репетиции неприкаянным духом, призраком возможного веселья. Получил, конечно, подзатыльник широченной пятерней, но это того стоило: когда-нибудь он научится не оставлять без присмотра свою посуду, особенно если уже успел в нее что-то налить, но так и не смог по какой-то причине воспользоваться. Негоже продуктам пропадать - так у нас не принято.
А еще у нас не принято оставлять за порогом любого, кто помощи попросит.
Такая вот христианская у нас политика.
Не оставляй, — короткие потасовки были для нас делом привычным, поэтому, сцепившись с Блако в неравной борьбе за чашку (и неравной, надо сказать, вовсе не в мою пользу: ростом он был повыше, а телосложением так вообще за пояс затыкал только так и чудо, как ж ему так ловко удавалось крутить нижний брейк), мы не сразу заметили, как к нам вышло мокрое лягушачье величество в чьих-то шмотках - судя по размеру, вернее тому, как красиво они висели на Крисе, принадлежавших как раз таки Блако. А, нет. Штаны были моими. Ничего, степень тощеватости у нас примерно одинаковая, а на стиле они так и должны смотреться, если не обращать особо внимания на длину, которая, если прибавить еще пару сантиметров, неплохо бы справилась с ролью заниженной мантии.
Красотка, — я гоготнул, лежа спиной на кресле-мешке, и показал парню поднятый вверх большой палец; Блако, нависающий надо мной с чьей-то свернутой в кулек толстовкой наперевес в качестве оружия возмездия, тоже мельком глянул в сторону Криса, но от своего дела не отвлекся и все-таки захреначил ее мне в лицо после короткого бейсбольного замаха, — хэдшот! — куль толстовки развернулся, накрыв всю мою голову. Подняв руки примерно ровно вверх, я кое-как сложил из пальцев крест и издал предсмертный хрип, за что тут же получил пинок босой ногой в бедро, — иди в жопу, я мертв.
— Не благодари, — черный мститель махнул рукой, передавая Крису пиво; услышав знакомый шипящий звук, я тоже зашарил рукой по полу, надеясь подхватить и свою долю, но вместо этого только стукнулся пальцами об коробку с пиццей, — ты ж умер?мафия бессмертна, — сбрасывая с головы толстовку - на вид мужская, но пахнет от нее явно духами Дитто, так что скорее всего она оставила, понадеявшись на то, что погода станет получше, чем была, — дай, дай, — и вцепился в долгожданную пивную тару. Поделиться с этим парнем нам было не напряжно, ни мне, ни Блако, ни кому бы то ни было еще, окажись этот кто-то в неурочный час в студии: чай не последнее все-таки отдавали, можно было позволить время от времени на широкую ногу пожить. Ровно до того момента, как Крис не заговорил, я вот даже не задумывался сильно о том, каким таким макаром он выбрался из интерната - по правде сказать я вообще их системой особо не интересовался, благополучно проигнорировав при знакомстве тот факт, что место это закрытого типа, вроде как резервация какая или колония для малолетних, а значит выбежать погулять никто из ее бескандальных пленников не может. В концео-концов, это была далеко не самая интересная по моему мнению информация. И не самая нужная.
Чего сделал? — все еще лежа на полу так, что только средняя часть тела устроилась на мешке, я повернул голову в сторону Криса и удивленно вскинул брови, — типа, подушки на кровать под одеяло, веревка из простыней и  - оп! - через забор? — а после переглянулся с Блако, к тому моменту уже севшему на пол рядом и скрестившему ноги. Стульев у нас было штуки две, может быть три, если хорошенько поискать, и один из них был утащен в баре в качестве приза за какие-то безумные пляски на барной стойке - никого не напрягало сидеть вдоль стены студии во время занятий, ни нас, ни учеников, а в вольное время так и вовсе плевать - куда уронишь пятую кость, там тебе и удобно, — серьезно? — конечно парень говорил серьезно. Просто мне было странно такое слушать.
У тебя друзей нет? — перебивая меня, забасил Блако. Голос у него был, надо вам сказать, на зависть: таким впору озвучивать добродушных гигантов в каких-нибудь мультфильмах, медведей там, быков, — бабы?
Я отхлебнул пива, поставил обратно на пол. Подложил снова свернутую толстовку себе под голову.
Сбежал так сбежал. «Сдавать» лично я его не собирался - как это вообще в голову могло придти? Он же не преступник, по крайней мере в моем понимании.
Погоди, у тебя реально нет места, куда метнуться можно? Родичи? — чуть прищурил один глаз, поджал губу, — только чуваки, типа нас? — и усмехнулся беззлобно. Странный парень. Вернее, может быть парень-то нормальный, но в моем понимании все равно еще никак не могло сформироваться полное понимание его образа жизни и существования, — а нафига сбежал? — я кивнул, — да, заебало, — и снова уставился на Криса, — но ты ж не под мостом планируешь жить?
Повисла неловкая пауза.
Серьезно что ли под мостом?
Надо было как-то разрядить обстановку.
Репетиция была. Все умотали, а мы протупили момент и решили остаться, — Блако кивнул пару раз, подтверждая мои слова, — я живу далеко и тачка не при себе. Так что сидим, — в этом нет ничего необычного, хотя, конечно, откуда парню знать о том, что мы порой и заниматься ночью приходим. Особенно Дьябло, который все боится, что его танцевальный раппорт кто-нибудь себе еще до презентации утащит.
Ага. Тут круто,— я горделиво вздернул нос. Блако усмехнулся, с достоинством принимая похвалу, — видел бы ты, как мы тут на Хэллуин все украшаем, — осень же. А мы любим все эти праздники, — скоро начнем как раз. Я буду вампир, как...Дракула?Бен!Хармон самый нелепый вампир на свете.А я чтоль нет?Ты черный, но все равно лучше этого тупня.Черный Дракула!Чернакула! — оба заржали, как отборные кони, которым жеванный-пережеванный уже по сотне раз сериал явно все мозги от скуки да безделья забил под самую крышку.
А-а, черт, — утирая мизинцем выступившую от смеха слезу, я снова обернулся к Крису, — ух. А как ты себе представлял-то?

+1

6

Парни забавно общались между собой и ты смотрел на это со стороны с легкой улыбкой на губах. Забавные они. Наверное, единственный человек, с которым у тебя было такое же легкое и веселое общение был Джеффом и то, у парня была очень нелегкая жизнь и был он очень грустным, замкнутым и каким-то отчаянным парнем, поэтому когда ты видел на его губах улыбку, чуть ли не за личную победу это считал, а вот дурачиться и сходить  с ума получалось редко.
Усаживаешься на полу рядом с пуфом на котором сидит Реми и кусаешь нижнюю губу. Вопросы парней довольно логичные и тебе действительно как-то неловко, что так получилось, но и скрывать тебе особо нечего, все настолько глупо легко и логично, что дальше просто ехать некуда.
- Да есть у нас всякие учения, типа к армии готовят и вся фигня, будто действительно есть шанс, что кого-то из таких как мы туда возьмут, ну да ладно, в общем происходят они недалеко от ворот здания, меня как раз выпустили из карцера,я был взбешен, потому что затолкали меня туда заламывая руки после того, как я защитил друга, в общем, психанул и тупо сбежал когда заезжал грузовик, удачно рассчитал, никто из воспитателей даже не заметил, вроде, а когда увидел охранник, то мне уже было все равно, я бежал во все ноги прочь, позже поймал попутку и оказался в центре города, - говоря об этом заламываешь пальцы, а потом берешь снова бутылку пива и делаешь пару больших глотков чтобы немного отвлечься, вспоминаешь как мчался и уже как дышать забыл, жесть да и только, в первый раз правда ты бежал быстрее и стремительнее, да и окрестностей ты в первый раз еще толком не знал, поэтому было сложнее.
- Родаков нету, - отвечаешь ты уже глядя на Блако, - вернее, есть дядька, но.. кхм, - горько усмехаешься, - если он меня найдет, либо если я к нему приду, то он полюбому снова отправит меня ублажать богатеньких мужиков, а я к этому возвращаться не готов, хватило, - ты не знаешь как они отнесутся к такой информации, но и то, что жизнь твоя была сладкой и прекрасной и поэтому ты попал в интренат они по идее явно предполагали, да и ты не стесняешься говорить о том, откуда пришел и что было раньше, смысл это скрывать? Ведь это правда и твоя история, горькая, грязная, противная, но история.
- Простите за подробности, да, - все же пожимаешь плечами, - друзья и бабы, увы, не успел я как-то ни с кем сдружится за годы в аду, затем короткого времени на улице в компании нариков, а потом когда меня перекидывали с места на место из интерната в интернат, так что друг у меня только один и он, ожидаемо, оттуда же, так что... не сложилось как-то, - фыркаешь и делаешь еще глоток пива. Ну да, печально, но вот только ты говоришь об этом легко и спокойно, ты вообще привык говорить и проблемах как-то спокойно и чуть ли не с улыбкой, потому что жизнь заставила, да и ты не видел причин унывать, ведь в конце концов ты сбежал, сделал что хотел, а дальше видно будет.
- Честно говоря я еще ничего  не планировал как насчет крыши над головой, так насчет и того, что будет, стоит мне оказаться снова на улице, - вздыхаешь, - но ничего, это поправимо, я найду что-нибудь, научился выживать, - улыбаешься им, даже не натянуто, - если конечно позволите мне остаться до утра, то я обещаю, что не буду вам более мешать, - смотришь то на одного, то на второго и не знаешь особо, какая у них будет на твои слова реакция.
Затем слушаешь причину того, почему они все еще тут, киваешь, потом смеешься когда парни говорят о скором празднике. Да, явно весело у них тут будет.
— ух. А как ты себе представлял-то?
- ммм, - окидываешь взглядом помещение, - я думал оно меньше, а еще не думал, что будет таким уютным и главное теплым, ну либо это во мне говорит то, что я так сильно замерз на улице, - смеешься, - жаль у нас такой крутой студии нету чтобы заниматься там с нашими ребятами к соревнованиям, хотя теперь какая вообще разница, что там будет, а чего нет... только интересно, кто станет новый капитан... все же капитаном ты был не плохим, как тебе казалось, да и любил ты сове место в середине, главным за которым все повторяют. Не все еще потеряно, если что, вот найдешь чем заняться, заработаешь немного денег, может сам откроешь что-нибудь или подашься куда-нибудь, не пропадать же таланту в конце концов.

+1

7

Среди огромного, не побоюсь этого слова, количества моих знакомых в Штатах, старина Блако выделялся не только внушительными размерами и басовитостью голоса, и даже не только полным его попаданием в нашу с братом «волну» - а скорее умением находить общий язык практически с любым человеком и при этом оставаться на своем слове и при своем мнении; именно за это он мне так нравился, именно поэтому мы чаще всего именно с ним оставались в студии не для того, чтобы подтянуть мой скилл брейка или его навык парного выхода на баттл, а просто полежать на полу с косяком в зубах, погонять в новую стрелялку на приставке, которую он же исправно притаскивал из дома, или заточить какое-нибудь очередное супергеройское кинцо из бесконечной череды выходящего в кинотеатрах - отличный он был парень, нашего сорта, даром что вырос здесь. Мне всегда казалось, что родись он во Франции, родись в Авиньоне, то точно сделал бы это в нашей бесноватой семье.
Парень мнется, словно прикидывает, стоит ли делиться с нами своими секретами, а мы с Блако мельком переглядываемся: а у кого сейчас жизнь-то легкая? Я за свою славную биографию сменил два гетто, десяток серьезных травм, пару лет без нормальной еды и больше десяти без собственной одежды, проблемы с законом, проблемы с образованием, три преступные банды, каждая разной степени серьезности, зал суда и столько падений в попытке добраться до успеха, что по пальцам рук уже никак не пересчитать, если только пришивать новые. У сидящего напротив здоровяка и того было хуже - впору монахом становиться, коли удалось к тридцати годам сохранить столь спокойный характер. Еще у нас был Дьябло, о котором хотелось бы знать поменьше хотя бы из чувства собственной безопасности. Еще Джей-Дюр, которому голову не пытался проломить только ленивый. Еще девчонки… заложив сцепленные в замок руки за голову, я с интересом уставился на Криса, приготовившись со всем возможным в такой ситуации вниманием слушать его вариант дерьмовой полосы поперек жизни. С обратного конца.
В армию любого берут, — усмехнувшись в бутылку, Блако сделал два больших глотка и я последовал его примеру, приложившись к своему пиву и после отсалютовав ему своей тарой, мол, поддерживаю твои слова, брат, на все сто поддерживаю, — лишь бы закорючку поставить смог.
Вот уж куда никогда не тянуло - голову сложить. Нет, тут в Штатах неплохо платили за это дело, но пример Дастина не мог оставить равнодушным: талантливый мужик, а рука у него механическая. Да, дорогая, крутая, всегда интересно посмотреть, пощупать ее, просто новый век, как из игры вытащили и на реального человека насадили, но черт же дери - даже если рука похожа на красоту из вселенной Deus Ex, своя-то все равно как-то лучше. А если вспомнить о его проблемах с головой? Перехватив взгляд Блако, я сразу понял, что он уловил мое настроение и тут же понял, о ком именно я задумался. С Дастином он тоже был знаком, а потому имел очень схожее с моим скептическое отношение к вооруженным силам страны, которая постоянно лезет не в свое дело.
Карцера? — я с непритворным удивлением вскинул бровь, — прям тюрьма, — не знаю уж, насколько это похоже на домашний арест - единственная мера присечения, с которой я знакомился лично, — ты буйный? — это прозвучало практически утвердительно, потому что и дураку ясно - конечно же буйный, раз спетлял при первой удачной возможности, — лихо провернул.
У нас такое не практиковалось. «У нас» - это в гетто, в Париже или вот здесь тоже: как-то сами справлялись. В крайнем случае родители твоих друзей время от времени могли взять, да и заменить твоих собственных, если уж совсем дерьмово было или припекало не по-доброму. Постоянно так было.
А вот у белых было иначе.
Я аж присвистнул: «черт дери» — и отхлебнул пива, чтобы убрать неприятный привкус новой информации.
А в морду ему дать? — предположив самый рациональный по своему мнению выход, я только плечом дернул на строгий взгляд Блако - «да ладно тебе, мужик, вот словно бы ты иначе поступил при одном только намеке», — я за свободную любовь, — прозвучало высокопарно и, чтобы не останавливаться на половине, я прижал к губам ладонь, бряцнувшую кольцами, и послал в сторону Блако смачный воздушный поцелуй; тот заржал.
Не густо.
Вообще, — я потянулся за куском пиццы, пока Блако задумчиво подергивал начавший отрастать ус над верхней губой: мешать-то он нам не будет, но забрался в такой район, что пара кварталов не в ту сторону и мешать этот белый мальчишка не будет уже никому совершенно точно. Выживать он научился, как же. От интерната к интернату.
Ну, — мы снова переглянулись и Блако кивнул, — мы здесь почти до утра, наверное, будем тусить, так что можешь оставаться, но потом-то куда двинешь?Мамми, — я повернул голову в сторону приятеля, потом снова посмотрел на Криса. Внимательно, как исследователь на интересную зверюшку, — на пару дней мы бы могли тебя пристроить, но ты белый и без денег, — отставив бутылку и шмякнув обратно в коробку недожеванный кусок пиццы, я отряхнул рука об руку и кивнул, соглашаясь с доводами Блако. Действительно, был такой вариант. Мамми женщина добрая и отзывчивая, все щенки и котята вместе с блохами на ее попечении только за красивые глаза, но вот что она скажет на счет белого мальчишки - тут даже я прогнозировать никак не решался.
Хотя можно попытаться, — в конечном счете, за вопрос она денег не брала.
Повисло неловкое молчание. Возвращаться в родные стены парень явно не собирался и настроен был решительно, хотя не заметить некоторую тоску в его улыбке было трудно - к месту, каким бы хреновым оно не было, все равно привязываешься. Это я по себе знаю.
Да, место отличное, — пытаясь разогнать гнетущую тишину, я шутливо поклонился, едва не своротив бутылку, но вовремя ее поймал. Кольца весело звякнули по стеклу, — ты делать хоть чего-нибудь умеешь? Ну, кроме как строем ходить и это, — я дернул углом губ, но быстро понял, что шутка выходит так себе и стоит переменить вектор, — танцевать?

0

8

В итоге реакция парней была весьма спокойной, те даже вроде как посочувствовали тебе. Ну в морду не дали уже хорошо, хотя, а чего давать? Ты же не специально и по желанию ложился под мужиков. Хотя да, наверное все равно рискованно было вот так вот об этом говорить, но ты и молчать не привык о таком, ведь не "по своей тупости" ты попал на улицу как некоторые, хоть и было такое время когда ты во всем винил только исключительно себя и тогда было тяжко, очень тяжко. Ты вырос, взгляды изминились и ты убедил себя в том, что ты не виноват в том, что в итоге твой долбанутый на всю голову дядька такой извращенец, ей богу. Мало того, ты и Джеффу умудрялся "вправлять" время от времени мозги, когда у того расцветал его стокгольмский синдром, а у того часто того было и это сильно его ломало. Наверное, когда ты играл из себя "старшего брата" для Джеффа, то тебе было будто легче, ты будто справлялся и со своими демонами, хотя временами тебе казалось, что демоны Джеффа куда страшнее и когда-нибудь они заберут его с собой и тогда ты уже не факт, что сможешь быть полезным, но и затолкать Джеффа к мозгаправу было нереально практически, не то, чтобы ты верил в них и в то, что они могут помочь, ведь сколько раз и тебя по таким таскали, но ты же не все и кто знает, может быть парню было бы легче. Вздыхаешь, когда слышишь "а по морде" и смотришь на Реми, а потом незлобно усмехаешься.
- Четырнадцатилетнему пацану не очень то легко дать по морде накаченному мужику под сорок, увы, да и тем более его компашке извращенцев, - доедаешь свой кусок пиццы и довольно улыбаешься, - это было очень кстати и вкусно, спасибо, ребят, - имеешь в виду уже пиццу. Ты вроде даже сыт от одного куска, такое бывало когда ты редко ел, да и в целом ты мало ел всегда и хоть это было и не очень полезно для растущего организма и все дела, но так получилось.
Услышав, что парни тут до утра тебя обрадовало, значит точно успеешь окончательно высохнуть и если повезет, то и одежда твоя будет не сильно сырой, да и сможешь собрать себя в кучу и решить, что делать дальше, ведь действительно не под мостом же ночевать, но кажется только за последний час адреналин наконец немного спал и ты мог начать мыслить трезво и вообще задумываться о том, что да, молодец ты, что сбежал, конечно, но черт, что же действительно делать теперь? как жить дальше? Самое страшное и то, чего бы ты больше всего не хотел делать, так это снова стоять на улицах и ловить тачки с извращенцами чтобы под них ложиться. Ты знаешь, что выглядишь хорошо, знаешь, чего стоишь, да и воспитатель Сэм тебе не давал об этом забыть, но вот только это было другое, вернуться к этому это словно пасть ниже плинтуса, да и снова тебя поймают, либо, что еще хуже, ты снова наткнешься на дядьку и его шайку лейку.
Тут парни заговорили о том, что есть шанс, что кто-то сможет тебя приютить и ты конечно гордый и все дела, но сейчас было бы весьма глупо, просто вот очень тупо если бы ты начал выпендриваться, потому что это твой действительно шанс, может и не единственный... хотя, какое там? Тебе просто хотелось так верить, что не единственный, на деле-то и на данный момент - именно он.
- Я всему могу научиться, если надо, - говоришь ты честно, потому что так оно и есть, - если для этого не нужны документы, образование и совершеннолетие, мне пока что двадцать, - прикусываешь губу, нет, ну серьезно, кто знает, что может понадобиться, а вдруг есть то, чем бы ты мог отплатить людям, которые бы могли тебя приютить? Ты все сделаешь, лишь бы выжить и ненадолго залечь на дно, а потом может быть все же разобраться, что к чему и найти там нормальную какую-нибудь работу, друзей, еще что-нибудь, ну либо заработать на жилье? Про твои шикарные навыки расплачиваться за любые услуги телом ты решил промолчать, вроде и так всем это понятно и ты надеялся, что и не нужно. Было время когда тебе казалось, что людям от тебя нужно только одно, да и что еще думать, когда ты несколько лет подряд только этим и занимался, но все же ты научился разделять вещи, поверил в то, что иногда людям нужно не только это и вообще, что ты _можешь_ если захочешь зарабатывать другим способом.
- А что может понадобиться?

+1

9

Жалкий он был, этот мальчишка. Но отторжение ни у меня, ни, насколько я мог об этом судить, у Блако не вызывал - мы скорее действительно ему сочувствовали, каждый по-своему.
Будет, — кивок в ответ на благодарность - не за что.
Вариант «дать мудаку по морде» все равно кажется мне отличным, даже несмотря на то, что мальчишке тогда было четырнадцать лет, а его обидчику под сорок. Из дома там сбежать... с другой стороны, я не знал, в каком районе он рос и жил, так что, может быть, такой поступок был для него чем-то вроде покорения Марса или, по меньшей степени, Марсианской впадины. И что до побега он созрел только сейчас. Из другого уже места, но все-таки?
Не знаю, — я задумчиво пожал плечами, пытаясь прикинуть, что может понадобиться кому-нибудь из девчонок сердобольной Мамми, способной, конечно, и белого щенка прижать к огромной, просто необъятной, но такой щедрой на практически материнскую заботу груди: подметать волосы в салоне, если это место еще никто из местных мальчишек или пробивных чернокожих девиц не схватился за швабру, забив это славное место с мизерным, но достаточно стабильным заработком; или, может быть, у ее знакомых найдется возможность побегать от складского помещения до торгового зала с какими-нибудь коробками, поработать кем-то вроде грузчика или, может быть... прищурив один глаз, я глянул на Криса искоса, приценивающимся образом. Нет, за кассу его точно никто не поставит, для своих такие места держат, потому что чем дальше в гетто, тем хуже в рабочими местами, за каждую щель люди чуть ли не бьются и их, по большому счету, очень даже не сложно понять, — она живет еще южнее, — махнув рукой вместе с бутылкой пива в примерно верно определенном направлении, — и белых там не много, но встречаются,французы, — вставил, усмехаясь, Блако: конечно, ему ли, единственному черному на целую улицу, не знать о количестве белых эмигрантов; я коротко кивнул, подтверждая его слова, — в общем, можно жить, какая-нибудь комнатушка найдется или при магазине ночевать, — еще один глоток пива, — на матрасе,это, поверь мне, не так фигово, как звучит,ага. Ну, в общем, если работать будешь, то и будет где ночевать, — у меня было достаточно знакомых для того, чтобы иметь возможность выбирать из самых лучших вариантов самые подходящие, и, развалившись снова на кресле-мешке так, что затылком пришлось ложиться на пол, я, задумчиво покачивая практически пустой бутылкой, перебирал в голове имена тех, к кому можно было бы обратиться с такой вот просьбой. Поручиться за парня я не могу: по правде сказать, даже не хотел, хватало мне неприятностей, чтобы еще ответственность за беглеца на себя взваливать, но предложить его в качестве дешево обходящейся рабочей силы еще не значит обречь себя на необходимость держать за него слово, а значит это вполне себе мой вариант. Вон и Блако меня поддерживает, — образование, скажешь тоже... — у нас молодняк школу не любил. Ходил, конечно, но редко когда занимался всерьез: я вообще из тех, кто нормально выучился, лично только себя, брата и вот еще Дастина знал, но толку-то от этого? Вот у меня почти законченное среднее образование, а у Дина так и вовсе высшее военно-техническое, но он потерял руку и работает в модельном бизнесе, а я лежу на полу в своей танцевальной студии и думаю о том, куда бы пристроить беглого белого мальчишку и еще, совсем немного, о том, что кто-то из наших девчонок мог оставить про запас косячок-другой и может быть стоило бы поискать, но лень подниматься. Такие вот дела. А он говорит, образование, — руки-ноги-голова на месте, значит, как в армии - пригоден. Дай, — я пару раз шлепнул ладонью по полу и звонко щелкнул пальцами, привлекая внимание отвлекшегося на следующую бутылку Блако, — это, чтобы писало, — у него же всегда в кармане кошелек, а в кошельке, как в хорошей бабской сумке, чего только нет, — дам тебе телефон, да, Крис? — прокатившаяся по полу ручка ткнулась мне под пальцы, следом проехался маленький листок порванной и словно кем-то изжеванной бумаги, который я прихлопнул ладонью, — позвонишь, скажешь, что от Ле Беско, — но для того, чтобы писать, пришло переворачиваться на живот. Со вздохом отставив опустевшую после большого глотка бутылку, я заворочался, со второй попытки перевернулся на брюхо, как выбравшийся на берег тюлень, и, подтянув к себе полученный реквизит, начал выводить телефонный номер Мамми, — ее зовут Тереза, — имя я тоже написал, под номером. Просто на всякий случай: она привыкла, что мы к ней обращались не иначе, как по такому вот домашнему бесхитростному прозвищу, но Крису таких привилегий скорее всего никогда не видать, — звонишь, говоришь, что ищешь работу и что мы, — я ткнул одним концом ручки сначала в свою сторону, а после себе за спину, — я и Бо, — дописал еще несколько цифр и задумался, стоит ли сразу указывать адрес, — что мы посоветовали тебе поискать ее помощи. Именно так. По-мо-щи, — и, все-таки решив, что адрес тоже может пригодиться, потому что Мамми может не так-то уж ловко сориентировать парня, начал записывать название улицы, — привези ей что-нибудь. Шоколад, кофе, — но, спустя несколько слов, я бросил текстовое описание и начал зарисовывать по памяти место расположения ее салона, — алкоголь. Денег дать? — короткий взгляд на Криса, я тычу в его сторону ручкой, но вскоре возвращаюсь к своим топографическим изыскам, — вернешь потом. Вот, — спустя минуту-другую я протянул исчерканный листок Крису, — смотри, понятно? Лучше с утра, может прямо завтра, — салон открывался рано, часов в семь, потому что многим хотелось забежать перед работой, подкрутить волосы или навести порядок на лице, — она или в салон пристроит, или в магазин, или направит к кому-нибудь, — и, потянувшись за новой бутылкой взамен опустевшей, я снова перевернулся на бок, елозя, устраиваясь на мешке.
Еще зоомагазин есть, оттуда, вроде, только на днях Буба ушел, — потирая переносицу указательным пальцем, здоровяк Блако сумел припомнить еще один вариант, но я только махнул рукой: какая разница, если все равно стартовать этому парню можно только с протекции Мамми. Сбежал из приюта, а. Не промах.
Ты только сильно не трепись об этом, o'k? — иначе срок его пребывания под ее теплым крылом будет сильно не долгим, — и не попадайся копам. Сам понимаешь, — краем глаза я заметил, как Блако протянул в сторону парня здоровенную ладонь и вдруг уронил ее ему на голову, начав быстро расстрепывать еще влажные волосы; я коротко гоготнул, — но утром патрули не ездят, так что не парься.
За болтовней проходило время.
Постепенно и неуклонно вечер сменился ночью, но дождь все не собирался утихать. На смену кончившейся пицце из общих запасов были притащены какие-то давно засохшие гигантские печенья и очень даже неплохой подсохший со вчерашнего дня пирог, который приволокла Неми.
Шумел чайник, поставленный заботливым Блако, а я все вертелся у окна, стараясь разглядеть окна находящейся буквально напротив пиццерии и понять, остался ли там еще хоть кто-то в такой поздний час.
Как из ведра льет, ну, — раздосадованно хлопнув ладонями об подоконник, я обернулся обратно к залу, — Микки не пойдет к нам в такую срань. Так что жрем сладкое, — собрав футболку в кулак у себя на животе, я потряс узлом, как брюхом, — наяриваем бока. Или есть получше идеи?

upd. извини за провис)

Отредактировано Remy Le Besco (2016-07-05 03:17:52)

0

10

Ты редко сталкивался в своей жизни с хорошими людьми. Окей, ты не мог бы назвать этих людей хорошими потому что ты их почти еще не знал и не знал, что тебя ждет по тому адресу по которому посылал тебя Реми, ты вообще был человеком весьма мнительным, увы, жизнь научила никому не доверять и по тысячу раз проверять, но... но сегодня был особенный день и сегодня тебе хотелось поверить в чудо. Пусть весьма сопливо, зато это означало, что в чудеса ты еще верил, а это само собой было особенным.
Приходя сюда по единственному запомнившемуся адресу, ты никак не мог представить, что все сложится именно так. Первое, что ты думал, так это то, что умрешь тут от холода под дверью. Да, это самое позитивное, что ты мог подумать, что от холода, когда дело касалось неизвестной улицы с небольшим количеством белых и все дела. В общем, ты уж точно не думал, что встретишь хоть одного из парней, кто бы тебя вспомнил, а уж тем более приютил на ночь, напоил пивом, чаем и добродушно предложил покушать, а если это еще не достаточно для того,чтобы быть настоящим чудом, то как бы то, что сейчас происходило точно войдет в первую десятку. Реми решил помочь тебе, он дал тебе адрес и номер человека, который, по его мнению мог найти тебе работу и ночлег, а что еще собственно тебе было нужно? Ты, честное слово, не боялся ни работы ни новых людей, ведь хуже, чем уже было точно не будет и как временами тебе казалось, быть не может, а если тебя не поймают, то жизнь вообще начнет наконец налаживаться и ты как-нибудь втихоря дотерпишь до своих 24 лет, устроишь немного свою жизнь, может где и однокомнатную квартиру будешь в силах снять, а затем гордо и без страха отправишься в интернат, в который вернуть тебя после двадцати четырех уже не могут и ты попросту заберешь оттуда Джеффи и вы вместе заживете хорошей спокойной жизнью. Чем не сказка доброй феи? Ладно, наверное мечтать сейчас было рано, еще надо дожить до завтра и все дела. Так или иначе, ты внимательно слушал парней и кивал. Да, ты конечно не будешь болтать лишнего, скрываться от копов, конечно будешь делать, что нужно и где нужно, тебе без разницы, ну и да, конечно ты скажешь все так, как указал Реми. И да, увы, деньги тебе придется у него занять. На самом деле ты безумно благодарен тому, что он  сам их предлагает, потому что попросить было бы высшей наглостью, все же, парень и так предостаточно делает для него, а мог бы вообще послать куда глаза глядят.
- Я буду должен вам, ребят, - говоришь ты абсолютно искренне. Тебе впервые реально кажется, что тебя не пробуют подставить или издеваются, ты впервые чувствуешь, что верят, что ты действительно можешь что-то сделать и быть полезным. Окей, ладно, пусть они так и не думали, пусть, но тебе хотелось так верить и сегодня ты позволил себе в это поверить, а почему бы и нет? Ведь впервые все сложилось так удачно. Удачно для тебя.
- Да, я все понял, - берешь бумажку которую тебе протягивает парень и смотришь на то, что тот записал, читаешь имя, адрес, киваешь пару раз, - хорошо, скажу точно как ты сказал и... да, мне не помешало бы несколько баксов для того, чтобы что-нибудь принести, но я клятвенно обещаю, что верну с первого же дохода, каким бы он не был, - коротко улыбаешься, наверное, во второй раз за вечер после того как увидел себя в зеркале в длинной безформеной одежде.
- Спасибо, это действительно может меня спасти, на полном серьезе. ладно, все, хватит розовых соплей, никто это не оценит и ты вообще не привык так говорить, но ты на самом деле безгранично благодарен, несмотря даже на то, что будет завтра, ты на все готов, на любое развитие событий, главное, что у тебя есть шанс, тебе дали эту возможность, а значит, не все так плохо.

Время идет, все позднее, ты сидишь у стены согнув ноги в коленях и откидываешь голову ударяясь затылком о стену. Блако где-то на импровизированной кухне колдует над чайником, а Реми предлагает нападать на сладкое, ну либо придумать какой-нибудь "план б" и на самом деле ты и понятия не имеешь, чего можно такого предложить, ведь ты толком не знаешь, чем занимаются парни по мимо танцев, что делают на досуге, как проводят время, ну кроме как кушать пиццу и пить пиво, это ты уже понял, а это кстати очень классно, ведь когда рядом друзья,  а за окном дождь, это наверное самое то.
- А кто это Микки? задаешь вопрос ты, а затем переводишь взгляд от Реми к окну, - Кстати, Дэйв недавно о вас вспоминал в интернате, - ты имеешь в виду чернокожего паренька из твоей группы, кажется, он был с ними знаком, ты только толком не понял как, может родственник? Хотя, это чистого вида расизм такое предполагать, если честно и это забавно,что ты реально об этом задумываешься.
- Откуда вы его кстати знаете? ведь вроде как-то через него вы вышли на нас или интернат на вас... тебе действительно стало интересно.
- и, кстати, я никогда не могу сказать сладкому "нет" так что... коротко смеешься пожав плечами и возвращаясь к вопросу парня.

0

11

Широченная черная ладонь Блако вспарывает влажный благодаря открытому окну воздух студии не хуже портового волнореза, такая же огромная и острая в своем движении: парень отмахивался от благодарностей и долгов по совести так, словно сам жил не в гребанном гетто с двумя сестрами и отцом-инвалидом, и не содержал при этом всю семью, паша, как конь, в свободное от тренировок, репетиций и выступлений время - но мне ли не знать, что есть на самом деле подъем с самого дна, когда тебя ненавидят только от того, что ты в той или в иной степени не похож на них и не важно уже, ростом ли, происхождением или пресловутым цветом кожи, даже по прошествии стольких лет не переставшим быть камнем преткновения; я старался не замечать этого спокойного, но отчасти грустного взгляда улыбающегося приятеля, в котором явно, без прикрас читалось «пацан, ты хотя бы белый», и только утыкался обратно в свою бутылку пива, пытаясь убедить себя в том, что содержимым стеклянной тары с яркой этикеткой заинтересован гораздо сильнее устройства чужой, разбухшей от бесконечных проблем и неприятностей, жизни. Я не отмахиваюсь от предложенного долга с такой же, как и Блако, легкостью - и не отрицаю, что иногда жилка, отвечающая во мне за стремление получения выгоды, иногда ведет себя излишне нагло, хотя сейчас все равно не могу придумать, чем таким сможет отплатить приютский же мальчишка, воспитанник места, в одном шаге находящемся от банальнейшей колонии. Жизнь без цента за душой, а? Я прикрываю глаза, искоса, снизу вверх глядя на Блако. Ему это знакомо больше всех в нашем коллективе. Было время, что славный парень Маршалл Яфа, потягивающий пивко и заедающий его остывшей пиццей, тот самый, что дает добрый совет белому мальчишке, не отворачиваясь от его проблемы и не судя свыше меры, побирался на улицах и ночевал на скамейках в парках, потому что жить ему было не только не на что, но и решительно негде, а гордость не позволяла постоянно шмонаться от одного приятеля к другому - хотя, помнится, он и под нашей крышей жил какое-то время.
Н-га, — я потягиваюсь с подоконника, на который только что устроил свой зад, чтобы дотянуться до кармана джинс - надетые задом наперед, карманами они располагаются закономерно наоборот, поэтому вытаскивать кошелек приходится из бывшего переднего, узкого, с неудобными краями, но привычка не зря вторая натура, — держи, — протянул Кристоферу двадцатку, — налом больше нет, извини, — коротко продемонстрировал пластиковую карту с пестрым изображением популярного персонажа не менее популярного и по сей день многосерийного аниме - кто бы вообще удивлялся, что на моей карте будет именно он, встрепанный блондинистый мальчишка с кунаем в зубах? — но ты там рядом загляни в магазин, цены невысокие. Кофе ей купи и шоколадку там какую, — мне приятно видеть, что Крис способен еще улыбаться. Что чувствует себя в нашей компании расслабленно, мирно - страшно, когда человек превращается в кривую кальку с самого себя. Вот как Дин, когда только вернулся. Я поморщился, борясь с воспоминаниями и убирая кошелек обратно - веселый он мужик был, а как переклинит, так словно и не человек вовсе, а машина, киборг настоящий и не столько потому, что руки у него нет, сколько из-за истончившихся, сломанных эмоций; у каждого своя катастрофа в голове и дерьмово, если она доходит до такой вот стадии. Поздравляя себя с гениальным философским изысканием, я еще раз прикладываюсь к бутылке.
Работает в пиццерии, напротив, — махнув рукой куда-то себе за голову, я примерно угадываю с направлением - пиццерия действительно где-то там. И Микки наверняка сидит в ней сейчас на кухне и смотрит очередное хреношоу по старому телеку, который помнит еще времена Че Гевары и родом, должно быть, из одних с ним далеких краев под красным флагом с золотой звездой, — за курьера, официанта, помощника повара,уборщика, рекламщика, — ажиотжно подключившийся к перечислению достоинств человека-оркестра Блако громко гоготнул из комнатушки, где возился с приготовлением чая, и я едва не пропустил мимо ушей вопрос Кристофера.
Эт все из-за Неми, — она была в тот знаменательный день новых знакомств: кудрявая, быстрая девчонка, постоянно находящаяся на острие социальной атаки, Неми, по моим субъективным ощущениям, вообще была знакома с половиной населения этого огромного мегаполиса и разве что за руку не здоровалась с каждым вторым; добрая душа нашей разношерстной компании, она действительно чаще остальных выступала в качестве инициатора новых рабочих или практических контактов, вот и в случае с интернатом тоже именно она приложила свою изящную ручку, — она у нас всех знает. Ну, видел наверное? Темненькая, в куртке с Нудл из «Gorillaz»...
Блако выволок оставшиеся у нас в загашнике ништяки.
Притащил, не прося помощи, чашки с утопленными в них пакетиками чая.
Время близилось к утру: часы показали четвертый час и дождь только-только начал стихать, наталкивая на мысли о том, что на улице происходит натуральный разлив реки по китайским рисовым полям.
Блако зевал, я - снова пялился в окно, свесив ноги по ту сторону подоконника, наружу. Притихший Кристофер, окруженный со всех сторон чашками и коробками из-под печенья, все еще был в нашем студийном доме.
Распогаживается, — негромко оповестил я. Разговоры постепенно утихли, погрузив студию в наполненную музыкой благодать, и мой голос, несмотря на тихое произношение, все равно прозвучал очень заметно, — но темно, ни зги вообще.
______________
Неми
Tory Lanez - Initiation (Prod. BenZel)

0

12

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » this is question opinions