Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » help me, I'm drowning ‡like, literally, water is EVERYWHERE!


help me, I'm drowning ‡like, literally, water is EVERYWHERE!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

RHETT JONES & GINGER LITT
14 мая 2016 / съёмная квартира Джинджер


Утро добрым не бывает. Вообще. Совсем. По определению.
Особенно если над тобой живёт Джинджер. Особенно если вода капает с потолка и заливает стены.
P.S. да-да, сантехник горячий, но это не порно :с

Отредактировано Ginger Litt (2016-06-17 20:57:15)

+1

2

вот говорят, соседи – от Бога
нет, ребята, есть такие соседи, что они могут быть только приветом от

д ь я в о л а
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Джонс не мог сказать, что болит больше: нос, на скорую руку вправленный кем-то из барменов, челюсть, сводящая тягучей болью при любом движении, или кулаки, разбитые в кровь-мясо на костяшках. Ныло и под ребрами, и в пояснице, а голова больше напоминала чугунный котелок — абсолютно пустой и отдающий мерным гулом. Потасовку, что разразила клуб из-за какой-то ерунды и высокого градуса выпитого  (а других причин и не бывает, поверьте), удалось разогнать лишь под утро, потому в лобовое стекло авто нещадно палило солнце, заставляя водителя щуриться не только от резких болевых вспышек, но и от неприятных слепящих лучей. Попытка найти средь хаоса бардачка очки и при этом не зацепить кого-то из ранних пташек, выруливших на дорогу, была провалена на первом же перекрестке, когда едва хватило времени, дабы вывернуть руль в сторону обратную бочине затормозившего в панике «жука». Виновато глянув на брюнетку, зависшую за рулем маленькой машинежки, Ретт скрылся за поворотом, опустив солнцезащитный козырек, который мало чем помог. Идея взять такси, теперь не казалась такой уж и ненужной, но там, в клубе, подначиваемый одним из официантов, мужчина уверился, что справится сам, да и оставлять тачку на другом конце города абсолютно не хотелось. Не имея возможности расположиться так, дабы не ощущать последствия прошедшей рабочей ночи, он едва успевал выжимать сцепление и переносить ноги с газа на тормоз, потому, не удивительно, что к тому моменту, когда удалось занять место на подземной парковке, все его тело больше напоминало одну болевую точку — куда не ткни — зубной скрежет. Единственная здравая мысль крутилась вокруг пары таблеток обезболивающего, стакана-другого виски и дивана, с которого он вряд ли поднимется раньше завтрашнего утра. Душ и тот остался где-то на задворках пирамиды потребностей, как и потребность чем-нибудь перекусить. Пицца. Кажется, в холодильнике еще оставалась пицца, что вполне сойдет за перекус, главное — доползти до квартиры.
Шум лифта убаюкивал. Если бы не сосед с собакой, что сменил его в кабине на конечной остановке с цифрой «12» на табло, он бы и не чухнул, оставшись стоять, прислонившись к прохладному крашеному железу. Кивнув в знак приветствия мужику, погладив по мохнатой голове здоровенного пса, Ретт нехотя вывалился в коридор и неторопливо добрел до своей двери, благо она была второй по пути следования. Тряхнув не соображающей головой и проведя мазолистой ладонью по «помятой» щеке, он похлопал по куртке  в поисках связки ключей и через пару секунд переступил порог квартиры, что встретила его тишиной, вот только… Он не сразу и сообразил, что к чему, бросив ключи куда-то на столик у вешалки, успел заглянуть в ванную, разглядев весь масштаб своей подпорченной физиономии, дойти до кухни, вытаскивая из верхнего шкафчика початую бутылку виски. Только когда о столешницу ударилось дно стакана, а о дно стакана капля-вторая, Джонс вскинул голову вверх.
Много ли вы знаете о своих соседях? Что можете о них рассказать? В каких отношениях? Ретт, старался придерживаться нейтралитета со всеми, кто окружал его по ту или иную сторону, но вот отношения с девчонкой, что занимала площадь над его квартирой, можно было определить в одну емкую фразу «твою мать», от которой он не удержался и сегодня. Белый потолок кухни украшали разводы и подтеки, которых еще вчера не было  и вся это произведение искусства грозилось перерасти в настенное, подбираясь к самому краю. Еще одна капля упала на столешницу, что, как можно было заметить теперь, уже и без того напоминала лебединое озеро. Эта же капля вполне могла стать последней каплей терпения и предпосылкой к последней песни одного рыжего лебедя.
Раздраженно стиснув зубы и отмахнув пустой стакан в сторону, брюнет резко сорвал крышку с бутылки и сделал два больших глотка горячительного напитка прямо с горла. [float=left]http://66.media.tumblr.com/1121f57a56b3db13b9679f38cafaa20a/tumblr_inline_n6o7p60pPx1rsud01.gif[/float]Стоило, наверное, взять ее с собой, прямиком на этаж выше, но она так и осталась стоять открытая на кухонном столе, в то время, как Джонс уже открывал дверь на другой этаж, выруливая с лестницы. Два сильных удара в дверь, за ними еще один. Еще один. Ретт нетерпеливо закатал рукава куртки, словно это могло чем-то помочь, а затем еще раз смазал по дверному полотну.
Открывай, Джин, или я вынесу эту дверь к ебеням! — рявкнул он, не особо беспокоясь ни о чувствах соседки, ни о спокойствии остальных соседей, от ушей которых наверняка это не укрылось, — Джинджер! — повторное рычание и еще один смачный удар.

+1

3

Дамы и господа, добро пожаловать в увлекательную и занимательную жизнь Джинджер Литт — именно это можно было бы вставить в поле с описанием её канала на YouTube, делая ставку на то, что такое не столь заманчивое, но всё же малость интригующее заявление привлечёт любопытных зрителей. Увы, в отличие от многих смельчаков, решивших поступиться приватностью собственной жизни и выкладывающих видео о каждом своём шаге, наложенном на музыку с бодрым битом, рыжеволосая девочка родом из Колорадо-Спрингс не демонстрировала прекрасные виды за окном, ломящийся от брендовых вещей гардероб и уставленный множеством баночек, скляночек и упаковок стол для косметики с большим круглым зеркалом и иллюминацией по центру; она любила поболтать на камеру об интересных на её взгляд вещах, пусть и непременно путалась в собственных мыслях так же, как и в шнурках, запиналась и перескакивала с темы на тему — неудивительно, что найти свою целевую аудиторию ей так и не удалось, а в списке подписчиков значилось с десяток спам-аккаунтов, начиная фирмой по продаже дверей и заканчивая вездесущим Avon'ом. А вот если бы Литт вооружилась камерой, вмонтировав её в велосипедный шлем, как фонарик в каску шахтёра, то материала для жизнеутверждающих роликов хватило бы на месяц вперёд, пусть и снят он был бы за один день. Почему жизнеутверждающих? Ну, хотя бы по той простой причине, что глядя, как в её руках все ломается в тот же момент, как она до чего-то дотрагивается, начинаешь невольно ловить себя на мысли, что не такой уж ты и неудачник, а чёрная кошка с пустым ведром, перешедшая тебе дорогу на пятницу тринадцатое — это так, всего лишь суеверие, потому что все тридцать три несчастья сваливаются на рыжую голову сей неуклюжей особы. Вот и сейчас она переживала очередной момент, что только подчёркивал её абсолютную беспомощность и крайнюю несостоятельность.
«Спокойствие, Джинджер, только спокойствие», — повторяла Литт как мантру, перебирая руками впереди себя так, словно сейчас самый разгар игры в шарады и ей было необходимо изобразить щеночка, брошенного на середину озера и изо всех сил старающегося не потонуть, прокачивая скилл плавания. Вот только вокруг Джиндж нет оживлённо кидающих свои предположения да и вообще каких-либо зрителей — фиалка и кактус в горшках, стоящих на подоконнике, разумеется, не в счёт, а такой же рыжий, как и его хозяйка, кот разумно ретировался в другую комнату прятаться на шкафу. Хотя стоит отметить всю иронию происходящего: воды здесь и правда предостаточно; можно брать надувной круг в виде огромного жёлтого утёнка, натягивать на себя купальник (обязательно цельный, чтобы не было видно лишних кило, которые так и не успела скинуть к лету, и чёрный, потому что стройнит и хорошо сочетается с клубничного оттенка локонами) и устраиваться поудобнее. Жаль только, что Литт не на курорте, да и вместо отдыха ей предстоит тяжкий труд — спасение своей съёмной квартирки, а заодно и соседской этажом ниже, от самого настоящего потопа в библейском стиле.
Этот кран на кухне давно грозился сломаться, поэтому к его услугам Джинджер старалась прибегать как можно реже, осторожно прокручивая две старомодные ручки с красным и синим индикаторами по центру, чтобы настроить температуру воды. Маленькая кухонька тут же наполнялась звуком, словно обрезанным из аудиодорожки фильма ужасов — страшный скрежет переходил в прерывистое гудение, сменялся невнятным бульканьем, и только потом наступала тишина, нарушаемая лишь журчанием воды, льющейся тоненькой струйкой. Вот и сегодня Литт с присущими ей осторожностью и аккуратностью (три ха-ха два раза) раскручивала переключатели, а вода всё не шла. Только шум, но ни единой капли! Нахмурившись, она легонько постучала по крану пальцем, ни на что в общем-то и не рассчитывая, как он... отвалился. Вот просто взял и рухнул с металлическим звоном в мойку, раздробив тарелку на три неровные части. Однако битая посуда оказалась меньшим, о чём стоило переживать, потому что мощный поток воды начал бить во все стороны и преимущественно в лицо Джинджер, отчаянно размахивающей руками и тщетно пытающейся увернуться.
Вода лилась и брызгала, образуя маленькие лужицы на полу, со временем образовавшие небольшое озерцо; мягкие тапочки с зайчиками промокли насквозь, неприятно хлюпая при каждом шаге, а поиски рычага, краника или чего-то ещё, что могло бы перекрыть поток, так и не увенчались успехом. Зубы стучали друг об друга, и оставалось только порадоваться, что её обдаёт не кипятком, но сейчас даже врождённый и с годами преумноженный оптимизм рыжеволосой неудачницы не улучшал ситуацию. Ей могло помочь только чудо... и оно уже ломилось в её двери, крича благим матом на весь подъезд. Бросив попытки сделать невозможное возможным (то бишь, остановить воду), Литт развернулась, поскользнулась на мокром полу и шлёпнулась на задницу, оцарапав ногу об открытую дверцу. Вот как будто ей и так мало досталось! Теперь к мокрой футболке прибавились такой же зад, а ещё грозящий проявиться к утру синяк вокруг тонкой длинной царапины, которая уже сейчас пусть и слабой, но неприятной болью давала о себе знать — полный набор, не иначе. А Ретт по ту сторону двери так и продолжал в неё ломиться, грозясь вынести вместе с замком и куском стены, если понадобится. И если потерю крана пережить ещё можно, то вот без двери Джинджер точно никак не сможет. А расплатиться за неё — тем более. Почти ползком, пока озерцо на полу не сменяется промокшим ковриком, она добирается до коридора, поднимаясь, наконец, на ноги и цепляясь скользкой ладошкой за дверную ручку.
Чего ты кричишь? Почему ты вечно на меня орёшь? — на эмоциях выдаёт Литт, даже не представляя, как комично должна выглядеть со стороны: волосы мокрыми сосульками прилипают к лицу, от пышности и объёма не осталось и следа, отчего теперь причёска стала лишь прилизанным подобием таковой, щёки и лоб красные, как в разгаре горячки — красавица, ничего не скажешь! Спустя три секунды она осознаёт, что промокшая футболка теперь открывает заманчивый мужскому (не то чтобы когда-то она рассматривала Ретта в этом ключе) взору вид на просвечивающий сквозь ткань лифчик — самый простой и вовсе не из коллекции Victoria's Secret, — и тут же прикрывается руками (не то чтобы Джонса хоть сколько-то волновала её грудь, в белье или без него). — Ты краны чинить умеешь? Только крана там нет... Я не могу найти штучку, которая перекрывает воду, — а если бы и могла, то и её постигла бы та же печальная участь. — Ну что стоишь, спасай, я тебе ремонт оплачивать не буду, мне нечем!

+1

4

Знать бы, что такого настолько плохого он сотворил в этой жизни, что она решила даровать ему соседку в виде Джинджер Литт — жизнь стала бы чуточку проще. А то вопрос этот мучил, не давал покоя, мешал спать — собственно, делал все то, что делала сама рыжая с того самого момента, как въехала в квартиру «над». Соседа хуже представить было трудно. Даже саксофонист, живший годом ранее теперь казался чем-то таким весьма сносным, даже приятным, ведь кроме как утренних концертов, проблем он не доставлял, в то время, как маленькая Джин умудрялась создавать огромные неприятности. Не сказать, что они с девчонкой были в какой-то конфронтации или не могли найти общий язык, нет. Негатива между ними не было, искры злости не летали над головами, а взгляды не прожигали спины. Все конфликты заканчивались на жирной точке и больше не поднимались, потому поздороваться, в парадной или лифте, проблемой не было, но после каждой точки начиналось новое предложение и новая история, не сулящая ничего хорошего. И вот она, новая глава. И Джонс мог предугадать весь алгоритм последствий, вплоть до мелочей. Ничего нового, никаких неожиданностей. Менялся только антураж, а то, как девушка умудрялась попадать в переделки, уже нисколько не удивляло. Может, им стоило съехаться? Ретт бы тратил на эти хождения с этажа на этаж куда меньше времени. Ладно, согласен, тупая идея.
В моей квартире Ниагарский водопад, а я не помню, чтобы планировал подобное путешествие! — не понижая голоса, в тон Джинджер выдает мужчина и тычет большим пальцем куда-то себе за спину. Градус злости немного спадает, стоит отвлечься от потерянной девичьей мордахи и оглядеть весь масштаб происходящего. Мокрая, словно курица, соседка, была лишь малой крупицей огромной картины хаоса, который Литт умудрилась навести в своем жилище. Одного взгляда за тонкое плечико было достаточно, чтобы закатить глаза в немом «опя-я-я-ять» и тяжело выдохнуть, осознавая, что планированный сон и отдыху отправляются по пизде. Можно было, конечно, махнуть рукой на горемыку, перекрыть стояк и свалить в закат, оставляя дрожащую девицу один на один с собственными проблемами, но нет, он же мужик, типа рыцарь без страха и упрека, да? Вот только, что за хрень творится в этом королевстве? — Может тебе экзорциста вызвать? — задумчиво протянул Джонс, со скепсисом оглядывая до нитки промокшую Джин, — Не может нормальный человек таким быть, — не может, вашу ж мать! Тут и он, не верящий во всякую потустороннюю херню, уверует в сверхъестественное. В Литт наверняка прячется какой-нибудь «бабадука». Именно он сжигает сейчас брюнета злым девичьим взглядом.
Уйди, — чуть поморщившись и отстранив в сторону рыжую, словно куклу, Ретт проходит вглубь квартиры, вышагивая уже по изученному маршруту. Ботинки противно хлюпают по воде, шум воды становится все ближе и, ступив на порог кухни, мужчина лицезрит бьющий фонтаном кран, ставший причиной всех бед. Не остается иного пути, как подбираться к нему, открывать дверцы нижнего шкафа и на ощупь искать вентиль стояка — единственное, что может прекратить этот поток на время. Куртка промокла в два счета, за ней пришла очередь футболки, джинсы и те впитали в себя все, что было на кафеле, потому теперь он выглядел ничуть не лучше, чем хозяйка квартиры. Пробрало холодом. Кое-как нащупав, Джонс с большим трудом, но повернул изрядно поржавевшую ручку. С каждым поворотом сила бьющего фонтана становилась все меньше, а под конец и вовсе иссякла, погружая кухню в тишину, что разрезали только хлюпающие шаги Джинджер.
Инструментов, я полагаю, у тебя нет? — вопрос риторический, заданный с явной издевкой и неприкрытой иронией. Пальцы покрутил в руках кран, поблескивающий в раковине и откинули его обратно. По-хорошему, здесь не только его менять, тут всю систему труб переделывать, но что-то подсказывало Ретту, что Литт едва потянет такие работы: ни финансово, ни морально, — Чего хлопаешь глазами? — выдохнул он, пересекаясь взглядом с девчонкой, — Бери тряпку, ведро, собирай воду, — она хоть на что-нибудь способна? Еще один риторический вопрос, не более, — Давай, давай, шевелись, — в одно движение развернув ту в сторону комнаты, сам он направился к выходу, у самого порога развернувшись, — Только не верещи. Никуда я не ухожу. Мне нужны инструменты, — и уже тише процедил сквозь зубы, — Уйдешь от тебя, как же.
Вернувшись с небольшим чемоданчиком и без абсолютно мокрой куртки, Джонс оглядел масштаб работ и прикинул с чего начать. Пол кухни был еще влажным, но без луж, а сама рыжая электровеником носилась туда-сюда. Поразительно, сколько в ней было энергии. Вспомнились времена, когда он и сам со всем резво управлялся. Теперь все было иначе. Да и бессонная ночь, окончившаяся дракой, не прибавила сообразительности.
Не мельтеши, — поморщился он, больше от очередного приступа головой боли, чем от резвой девушки, — Раздражаешь.   

+1

5

В моменты крайней необходимости, когда девушка ощущает себя каноничной damsel in distress, театрально прикладывая тыльную сторону ладони ко лбу и наигранно ахая, на горизонте всенепременно должен появиться Он. Да-да, именно с большой буквы, потому что принц на белом коне, готовый спасти прекрасную деву, достоин таких почестей; и уже как-то совершенно не важно, правда ли фырчащий потомок единорога отбивает чечётку копытами по мостовой, несясь во всю прыть, или же кабина шумного лифта с характерным скрежетом ползёт по шахте, доставляя единственный шанс на спасение прямо на необходимый этаж; завышенные требования и вовсе перестают иметь какой-либо смысл, когда герой самолично преодолевает лестничный пролёт и грозится выломать к чертям дверь, потому что по уши промокшая Джинджер рада видеть Ретта любым — хоть злым, хоть добродушным и учтивым, лишь бы кран починил. Правда, когда вместо "о, миледи, позвольте вам помочь" на неё выливается поток праведного гнева и грубостей (как-будто до этого на неё выплеснулось недостаточно), Литт не может удержать решительную мину: нижняя губа и подбородок подрагивают, и это уж точно не спишешь на то, что мокрая одежда неприятно холодит тело, грозя стать причиной простуды. И пусть Джиндж быстро приходит в себя, шумно шмыгая носом, словно вместе с водой из крана решили потечь и её сопли из носа и это не имеет никакого отношения к категоричному неумению справляться с нападками извне, сути это не меняет: её решительность, с которой она намеревалась ответить Джонсу, чтобы вогнать его в смятение и не позволить больше никогда впредь — ну или хотя бы сегодня и сейчас — повышать на неё голос, таяла, добавляя ещё пару скудных капель в разрастающийся посреди квартирки океан.
М-м-мог бы сказать спасибо, — неуверенно запинаясь, выдавливает девушка, нервно теребя кончики рыжих волос, которые уже впору выжимать было, как после душа — в один момент она вновь почувствовала себя той самой ginger Ginger, над которой насмехались все, кому не лень, которая была на два размера больше и которая не знала, куда деть руки и отвести взгляд, окончательно теряясь, смущаясь и замыкаясь в себе. Будь в ней больше уверенности и решительности, она бы горделиво вскинула подбородок, одарила Джонса высокомерным взглядом и презрительным фырканьем, а потом отправила бы в увлекательное пешее путешествие эротической направленности, но... перед ним стояла всё та же Джинджер Литт, которой никогда не хватало смелости, чтобы дерзить, и словарного запаса, чтобы походить на лайт-версию портового моряка. — Не надо мне экзорциста! — решив реабилитироваться, она-таки пытается вытолкнуть на первый план усовершенствованную версию себя же самой, но сбой в программе не заставляет себя ждать, реальность разительно расходится с действительностью, и брошенная фраза звучит не столько решительно, сколько жалобно. Её продолжение и вовсе не оставляет никаких сомнений в том, что рыжую выбило за пределы зона комфорта, заставив почувствовать себя не в своей тарелке. — Мне бы сантехника... — для полноты картины остаётся лишь потупить взгляд, снова шмыгнуть носом и продолжить беззвучно шевелить губами, оправдываясь и извиняясь, но этого Ретт всё равно не увидел бы; в отличие от своей соседки сверху, он недостатком решительности не страдал, перешагивая порог и оттесняя растерянную Литт в сторонку, чтобы не мешалась. Но с ней такое, кажется, просто невозможно.
Она семенит за ним следом, предусмотрительно перебирая ладошками по стене, лишь бы вновь не навернуться в разрастающейся луже. Правда, ей в этот момент даже в голову не приходит, что бумажные обои и влага несовместимы друг с другом, но в любом случае из двух зол лучше выбрать меньшее — сушить стены феном куда проще и дешевле, чем менять пол на кухне и оплачивать замену навесных потолков. Джинджер прилипает щекой к дверному косяку, стараясь и правда не мешать и не путаться под ногами, внимательно следит за всеми действиями Ретта и, как только вода перестаёт хлестать во все стороны («Ааа, так вот что перекрывать нужно было!»), радостно хлопает в ладоши, но под суровым взглядом мужчины тут же сбавляет свой энтузиазм и мечтает провалиться под землю, чувствуя, как краска приливает к щекам и начинают гореть уши.
Почему это нет? Есть! — шлепая по мокрому полу, Литт тянет на себя ручку ящика (та, конечно, остаётся у неё в руках — как ожидаемо!), из которого достаёт молоток для отбивки мяса. Ей кажется, что Ретт смотрит на неё как на дуру. Секундой спустя ей кажется, что ей не кажется. — Не то, да? — разводит девушка руками в стороны: в правой —
молоток, в левой — ручка от ящика. Под ногами море комнатного масштаба, с носа капает, мокрая футболка неприятно липнет к спине. Полный набор, что тут ещё сказать. Она смотрит на своего соседа, наверное, так же, как взирают на потенциальных хозяев брошенные на улице щеночки — жалобно и беспомощно, гуманнее пристрелить. Хотя, пожалуй, Джонс сейчас думает о том, что лучше бы это он пустил себе пулю в голову, лишь бы больше не терпеть мисс 33 несчастья, которые так или иначе становятся его проблемами изо дня в день. А может он и вовсе не думает, и в его черепной коробке обезьянка играет музыкальными тарелками, отключая от сырой реальности.
Его голос прорвался сквозь пелену раздумий, возвращая Джинджер обратно из витания в облаках на землю: она вздрагивает, часто-часто хлопая ресницами, и ждёт, что Ретт задаст свой вопрос повторно — он же спрашивал что-то, да? Но вместо светских бесед по щиколотку в воде, Джонс без лишних слов разворачивает Литт за плечи, отправляя за тряпкой на сворачивание комнатного курорта, и движется в сторону дверей. Паника овладевает девушкой в считанные секунды: она не имеет ни малейшего понятия, что делать дальше и как вообще быть, и потому рьяно качает головой — мокрая прядь очерчивает полукруг в воздухе и ощутимо шлёпает её прямо в левый глаз. — Не бросай меня! Я же не знаю, что де... — спешащая вслед за своим соседом Джиндж, параллельно трущая пострадавший глаз кулачком, впечатывается в Ретта, не заметив, что он остановился. Впечатывается ощутимо и неожиданно, подпрыгивая на месте и чуть ыбло не теряя равновесие на мокром полу уже во второй раз. — ...лать, — завершает она, правым глазом смотря в темноту, которой оказывается куртка Джонса, а потом поднимает голову, фокусируясь на его лице. — А. Ладушки, — и правда, разве может он её бросить и подвергнуть свою квартиру обвалу потолка?
Пока Ретт собирает все необходимые железки, Литт ползает по полу с тряпкой, носясь между кухней и ванной. Да, неприятности случаются (в её случае они давно уже стали закономерными и ожидаемыми), но из всего нужно извлекать положительные стороны. Например, такая экстренная уборка со всеми прилагающимися к ней физическими нагрузками должна хорошо отразиться на фигуре. Впрочем, после пережитого стресса Литт позволила себе сделать поблажку на вечер и купить пирожные, так что вся её беготня по сути бессмысленна, если говорить о сжигании калорий, которых потом наберётся в два раза больше. А вот если смотреть с точки зрения спасения квартиры, то уменьшившееся количество воды на полу было только в плюс что Джиндж, что вернувшемуся Ретту, который теперь мог не беспокоиться о попадании побелки в свой чай. Ну, если только Литт не решит устроить танцевальный вечер, тогда за сохранность отделки потолка можно начать волноваться вновь.
В очередной раз проносясь мимо Джонса, девушка затормозила, обиженно оглядываясь через плечо и показывая соседу снизу язык. Вот он, между прочим, тоже её раздражал. Всегда! Наверное, потому, что всё время ругал её, кричал или одаривал таким взглядом, что хотелось забиться в угол, обхватить коленки и раскачиваться вперёд-назад, уткнувшись взглядом в одну точку.
Ой всё! — бросила Литт, отпуская тряпку, которая с хлюпающим звуком шлепнулась на пол. — А что ты будешь делать? А это сложно? А можно я помогу? А... а, окей, — видимо, её энтузиазм всегда будет ломаться о суровый взгляд карих глаз. Небрежно допинав тряпку в угол, Литт прошлёпала обратно на кухню, выглядывая из-за плеча Ретта. — Ты долго ещё? — её взгляд переместился с дна раковины на руки мужчины со сбитыми костяшками. — Это ты так в дверь мою долбился? Давай обработаю? — прослыв катастрофической неудачницей, Джинджер давно обзавелась внушительных размеров аптечкой со всевозможными кремами, мазями, пузырьками и бинтами на все случаи жизни.

+1

6

Не сказать, что Джонс был мастером на все руки. Не сказать, что Джонс был мастером в принципе. Джонс был и это уже много значило, а потому, тот важный вид, с которым он притащил ящик с инструментами и то, что нужно было делать, никак друг с другом связаны не были. Нет, он, как и любой мужик, умел кое-что, поскольку постольку, так сказать, это входило в обязательную комплектацию, но все он не умел, а значит теперь нужно было рассчитывать на удачу. В конце концов, он не сантехник! Это только они даже в порно умудряются в каждой дыре поковыряться. Стоять руки-в боки можно бесконечно, но когда на тебя с надеждой смотрит рыжее отродье… Отродье? Я сказал отродье? Создание, конечно создание. Так вот, когда на тебя смотрит рыжее создание, хлопая своими голубыми глазами и верит, что ты сможешь исправить хоть что-то, приходится, превозмогая нежелание работать и желание ворчать, опускаться на колени и лезть под раковину. Последний раз он делал что-то подобное лет шесть назад и не мог ручаться за хороший результат. Проще вызвать специалиста, не? Но пока его квартире угрожал вселенский потом, а Джинджер собирала каждой твари по паре, Ретт все же пытался подшаманить с трубами, удерживая в руках небольшой фонарик, а потом и с самим смесителем, кое-как выскребя себя с пола. То ли это старость подкралась незаметно, но то ли ночь прошла не самым удачным образом — еще чуть-чуть и он никуда не уйдет, дай Боже не на полу останется, потому, что собирать его в одну здравомыслящую кучу придется очень долго.
Нужно вызывать мастера, — он устало потер глаза, пропуская мимо ушей добрую половину девчачей болтовни, а потом, дернувшись по пробравшего в один счет сквозняка, стянул через голову мокрую футболку, свешивая её с края раковины. Заботиться о тонкой ранимой душе — явно не его прерогатива, как и переживать о чудом комфорте. Ему было неприятно и холодно, а еще меньше хетелось заболеть. Проблемы, Литт?  — Телефон ремонтных служб-то у тебя есть? — хмыкнул мужчина, опуская взгляд на девчонку, умудряющуюся собрать себе в коллекцию всевозможные передряги. Поломка крана — не самая страшная из них. Этой страстью к проблемам она напоминала ему покойную жену. Ох, не повезет тому, кто рискнет связать свою жизнь с такой особой. Быстро скопытится: либо от чужой кармы, либо от испорченных нервов.
Не смотри на меня так, — качнул головой Джонс и поджал губы. Оправдываться — не его стиль, но другого пути не было, оттого он тщательно подбирал слова, не желая выглядеть в наихудшем свете. И все же оправдывался. Было бы перед кем! — Тут нужно и трубы менять — резьбу сорвало, и прокладку в смесителе.  У меня, просто на просто нет такого арсенала, — щелкнув пальцами по одному из краников, он откинул в ящик на полу большой разводной ключ. Тот с громким «бух» улегся средь своих «собратьев» и «коллег», — У тебя деньги есть? — казалось бы вопрос из другой оперы и к делу совсем не относится, но что-то подсказывало мужчине, что Джин мало приспособлена к самостоятельной жизни, раз даже простой кухонный кран умудрилась превратить в орудие массового поражения.[float=right]http://67.media.tumblr.com/68143fc43641f16094f41b5bcc9da98f/tumblr_inline_n6o7jwhgtH1rsud01.gif[/float] Цокнув языком и едва сдержавшись, чтобы не закатить глаза, он вновь глянул на нее, на сей раз с неким сочувствием и даже тем, что отдаленно напоминало сожаление, — Сантехнику нужно чем-то платить. Он не я, натурой не возьмет, — кривая попытка пошутить, обрывается своим же очередным вопросом, — Ты меня слушаешь вообще?
То ли она пыталась осознать масштаб трагедии, то ли предстоящие перспективы, но весь её вид выражал буйную мыслительную деятельность, которая межевалась с короткими переглядками с крана на мужчину и обратно.           
Хей, прием, как меня слышно? — щелкнув перед курносым носом пальцами, Ретт вновь покачал головой и слабо улыбнулся. Неземное создание, — Откуда ты такая? — вопрос риторический. На такие это утро весьма богато, — Неси аптечку, — сама предложила, разве нет? Он без особой радости коснулся пальцами сначала разбитой губы, потом ссадины на скуле, а затем ноющих ребер и поморщился, — Я пока могу сварить кофе. Хочешь? — главное, он хочет. Её желание здесь вопрос весьма вторичный, но вежливость никто не отменял, как и нахождение на чужой кухне.

+1

7

Случись подобное впервые, Джинджер бы уже вовсю поливала слезами непросохший пол, грозясь ненароком устроить второй акт потопа, размазывала бы солёные дорожки по пухлым щекам и в ужасе подсчитывала бы убытки, которые нанесут ощутимый удар по её бюджету. На счастье (впрочем, весьма сомнительное) Литт, подобные неприятности случались с ней постоянно, так что ей только и оставалось что прикидывать, сколько калорий она скинет за ближайший месяц: так или иначе, но распрощаться с частью средств всё-таки придётся, а так как дополнительных заработков в ближайшее время не предвиделось, то об ужине придётся забыть как минимум на недели две. Умение видеть во всём положительные стороны частенько выручало и не давало впасть в беспроглядную и беспросветную черноту депрессивного состояния, вот и сейчас девушка мастерски пользовалась, пожалуй, единственным своим талантом. Не считая умения попадать в подобные передряги с незавидным постоянством.
В любом случае, ей действительно повезло, что этажом ниже живёт именно Ретт, а не кто похуже и куда более ворчливый — представьте себе, но Джонс, каким бы мрачным ни был и как бы часто не проходился язвительной критикой и волнами недовольства по самому факту существования как в своей жизни, так и в целом некой рыжей особы, всё же лавры первенства в своём занудстве не удостаивался. Зато вполне мог удостоиться звания "мастер на все руки" в глазах Литт, которая сейчас смотрела на него так, словно он не свой же потолок от водопада уберёг, а спас целую популяцию морских котиков, на своих широких и сильных плечах пронеся их из местного зоопарка в открытые воды Атлантики, ну или где там эти звери обитают. Она смотрела на своего крайней вредного, но каким-то чудом не раздражающего соседа с таким слепым обожанием, что не хватало только миллиона сердечек, с характерными хлопками возникающих в воздухе: ещё бы, ведь Ретт теперь был героем года, мужчиной десятилетия и просто душкой... ну так, на ближайшие минут пятнадцать, пока за ним не захлопнется дверь, когда ситуация с краном будет полностью решена, а Джиндж останется только устранить последствия комнатной катастрофы. Однако и это мимолётное очарование, тёплым светом окружившее фигуру Джонса, быстро растворилось, сменившись полным недоумением на лице девушки.
Зачем? — не понимающе переспросила она, вытаращившись на своего соседа. Сначала от непонимания выданной им фразы, затем от неожиданно открывшегося вида на кубики пресса, больше не скрываемые тканью мокрой футболки, которая прежде живописно их обрамляла, оставляя место для воображения, а теперь, перекочевав на край раковины, стала спонсором нешуточного замешательства. Глаза Джинджер как-то сами собой остановились в районе живота мужчины, и она, как бы сильно ни пыталась отвести взгляд, попросту не могла этого сделать. Нет, Ретт, можешь себе не льстить, это всего лишь шок и сопутствующий ему ступор, не более. Нет-нет-нет. Так и запишите в протокол! — Мне кажется, я видела кино, которое начиналось точно та... — совсем тихо пролепетала себе под нос Литт, приходя в себя в одно мгновение, будто кто-то хлопнул в ладоши у неё над ухом; она тут же вскинула голову, а вытаращенные глаза, по размерам походившие на фишки из казино, уставились куда-то выше и левее головы мужчины. Так, от греха подальше. — Какой телефон? Каких служб? — казалось, что в настройках сбились все показатели, отчего теперь родной английский язык воспринимался с трудом и ей были необходимы субтитры, чтобы внимательно вчитаться в строчки и понять очевидный Ретту смысл его же слов, который до Джинджер упорно отказывался доходить. Она переводит взгляд на кран, указывая на него ладонью, затем возвращает своё внимание Ретту, вернее тому пространству над его головой, в которое так старательно вглядывалась парой секунд назад, а после снова смотрит на кран, из которого уже не текла вода, а значит проблема решена, бинго! Или нет? Или да? Или что вообще происходит? — Но я же... ты же... там же... — бессвязно лопочет она, хлопая ресницами всё чаще, будто вот-вот расплачется от той путаницы из мыслей, что возникла в её голове прямо сейчас. — Ну ты понял! — нетерпеливо выдаёт она в итоге, всплеснув руками, потому что что здесь может быть непонятного? Ну вот что?!
Правильно. Совершенно ничего. В словах Ретта тоже.
Понятно, — солгала Джинджер, потому что о резьбе имела весьма смутное представление, а слово "прокладка" для неё существовало лишь тогда, когда говорилось о тех самых женских штучках, при одном упоминании о которых мужчины поспешно идут на перекур. Единственное, что было действительно ясным — необходимость раскошелиться, и Литт не без сожаления уже во всех красках представляла, как пытается выдернуть пробку из свинки-копилки. — Деньги как бы есть и как бы нет, но я что-нибудь придумаю, — добавила она с фальшивой жизнерадостностью, в которую поверил бы только идиот. "Хэ-э-э-эй, я считаю каждый цент, поэтому с радостью потрачу его на сантехника и побелку для соседского потолка, уиии!" — нет, серьёзно, кто на это купится? Вряд ли Джонсу струёй воды выбило последние мозги, чтобы не заметить очевидного. Вернее, Джинджер надеялась, что не выбило, а то ещё и оплачивать его лечение до конца его же дней в её планы точно не входило, а суд вряд ли признает её невиновной, если в черепной коробке мужчины из-за ею же устроенного потопа жизненно-важный орган повиснет набекрень. [float=left]http://funkyimg.com/i/2fCi1.gif[/float] Как обычно и бывает, а в случае Литт так и совсем часто, одна мысль цеплялась за другую, плодя ещё с десяток новых и создавая сотни красочных образов, сменяющих друг друга, и она снова выпала из разговора, впадая в подобие транса. Весь её вид не просто говорил, а кричал, что где-то в системе произошёл сбой, программы повисли, и в любой момент через её зрачки пройдёт бегущая строка об ошибке 404, но неожиданный щелчок вернул Джиндж на орбиту.
А? Что? Не, прости, ты не в моём вкусе. Не то чтобы... В смысле, ты, конечно, симпатичный, но... Всё, я молчу, — изобразив жестом закрывающийся на молнию рот, Литт один раз кивнула, чувствуя, как краснеют от стыда щёки и начинают гореть уши. И когда она научится держать язык за зубами, а не выдавать то, что приходит в голову, без раздумий и размена на тактичность? Наверное, тогда же, когда в её жизни настанет белая полоса. — Из Колорадо. Колорадо-Спрингс, — ответила она чисто на автомате, вопросительно уставившись на Ретта, и лишь через пару секунд поняла, что он имел в виду совсем другое. Озарение промелькнуло на её лицо, и Литт поспешно унеслась в коридор, шлёпая босыми ногами по ещё влажному полу за аптечкой.
Ага, а воду для кофе из тряпки нацедишь? — крикнула она откуда-то из глубины квартиры, и это была единственная здравая мысль за сегодня. Вернувшись на кухню, она с грохотом поставила чемоданчик на стол и деловито посмотрела на своего пациента.
Это тебя где так? — стараясь сохранять серьёзную мину и не коситься туда, куда смотреть порядочным девушкам не стоит, произнесла Литт, шурша упаковкой от бинтов. — Только не говори мне, что ты типа Супермена и по ночам борешься с преступностью. Потому что это не тот герой, которого заслуживает этот город, — неловкая улыбка отразилась на её лице после повисшей паузы от неудачной шутки. — Ну это же... Ты должен знать эту фразу! Принесу тебе с работы комикс, почитаешь. А то с тобой даже поговорить не о чем, — с наигранным недовольством проворчала Джиндж, указывая на стул кивком головы. — Но я серьёзно, где умудрился?

+1

8

[float=right]http://67.media.tumblr.com/dca00de05865f5d2877dc89c5a96039d/tumblr_inline_o0dojqODQc1rifr4k_500.gif[/float]— Что, кран в ванной ты уже успела сломать до этого? — в ответ на весьма логичный (для человека у которого эта самая логика напрочь отсутствует, так вообще) вопрос крикнул Джонс и с отвращением покосился на ту самую половую тряпку, с которой еще каких-то пару минут назад таскалась Литт, дабы хоть немного исправить положение дел. Вряд ли эти рьяные потуги рыжей добавили плюсов к убитому вхлам потолку квартирой ниже, но определенно добавили плюсов в карму девчонке, чьи помыслы были куда чище, чем полы в её квартире. Небрежно откинув тряпку в сторонку носком ботинка, мужчина невольно осмотрел нехитрое убранство девичьих хором, уже скептично подсчитывая, во сколько ему выльется ремонт собственной кухни. Для Джинджер, что не двусмысленно дала понять о своем финансовом положении, при прямом вопросе, подобные траты ничем хорошим не кончаться, более того, Ретт был уверен, что подобной суммы в скромном бюджете девушки не было никогда, а посему выкручиваться придется самому. Пока изрядно вымотанный за долгую ночь мозг пытался генерировать идеи и искать выход из сложившейся ситуации, сам мужчина доковылял до ближайшего стула и с тяжелым кряхтением завалился на него, опираясь локтем в мокрую столешницу. Литт появилась на пороге ровно в тот момент, когда он пытался поудобнее устроиться, дабы не стонать, как узник военных репрессии, при каждом неловком движении, — Для тебя этот не в новинку, да? — усмехается он, кидая взгляд на внушительных размеров чемоданчик, которому позавидует не один парамедик, а уж то, что рыжая не относится никоим боком к сотрудникам медицинских служб, Джонс готов был поклясться, чем угодно, — Ломаешь краны, заманиваешь соседей… Кажется, я что-то слышал о тебе… — задумчиво протянув последнее предложение, он прищурился, наблюдая за тем, как ловко Джиндж управляется со всем содержимым огромной аптечки, — Это не ты, случаем… обесчещиваешь беззащитных мужчин? — в знак своих опасений Ретт подозрительно отстранился от девушки, которая уже было потянулась к его лицу с ваткой и все с тем же подозрением поинтересовался, — Я не упаду от этого без сознания? Ну, знаешь, мало ли. Мы друг друга так мало знаем, а ты уже тянешь ко мне свои руки… Ащ! Больно же! — видимо уставшая от чужого паясничества, Литт решила взять все на себя и без особой жалости прижгла первую ссадину то ли слабым раствором спирта, то ли перекисью — шут разберет, — Я просто пошутил, — глухо проворчал мужчина, ощущая, как девичьи пальцы сильнее сжимают подбородок. Давно забытое ощущение, какой никакой, а заботы, всколыхнула где-то внутри теплую волну доверия и он почти расслабился, пока ватный тампон не коснулся очередного кровоподтека,
Я думал по ночам боролся только Бэтмен, — крякнул он, незнамо зачем вступая в глупую дискуссию. Вот в чем он действительно не разбирался, так это в подобной ереси. Его жизнь и без того была достаточно интересной, чтобы тратить время еще и на вымышленных героев, или еще хуже преступников, — Эй! — очередное не очень аккуратно действие со стороны рыжей вызывает в нем ноту протеста и он резко перехватывает тонкое запястье, — Откуда в тебе столько садизма? — очередное бурчание и пальцы с запястья Джинджер перемещаются на собственное колено, сжимаясь в кулак. Снова, как и минутой назад, он подавляет в себе желание уложить ладони на девичьи бедра, дабы не взывать никакого отрицания в чужой душе. В конце концов — это для него банальный рефлекс, а она девушка с переживаниями, с чувствами. Получить по роже в ближайшие двенадцать часов в его планы не входило, — Это моя работа. Издержки профессии, — лишь малая толика того, что осталось давно в прошлом. Работа в полиции и не такие «подарки» приносила, эти ссадины — детский лепет. Но более приятными от этого, конечно, не стали.
Что мне с тобой делать, Литт? — шумно выдыхает он и чувствует, как стонут ребра от этого простого действия. Темные глаза останавливаются на бледном лице соседки, а сам он выжидает пару секунд, давая шанс болтливости Джиндж, но та шансом не пользуется, — Денег у тебя нет, я не в твоем вкусе, а расплачиваться надо, — сколько недвусмысленности в паре простых предложений. И Джонс явно не хочет вкладывать в них тот смысл, который вложил бы любой (любой извращенец), ему просто нужно решение проблемы, — Готова, провести в моей квартире все свое свободное время? Неделя, может две. Я не знаю, как у нас получится, но я постараюсь окончить твои мучения побыстрее, — ох, как хорошо этот алый румянец, покрывший щеки рыжей в пару мгновений. Ох, как хорош этот бегающий взгляд. Ретт непроизвольно растягивает губы в улыбке, не желая рушить момент, но что поделать? — Надеюсь, ты когда-нибудь делала ремонт?

Отредактировано Rhett Jones (2016-08-22 04:04:51)

+2

9

Когда она только переехала в эту квартиру, то, разумеется, следуя нелепой примете пустила рыжего кота первым, наивно веруя в то, что после столь нехитрого ритуала все злые силы, домовые и прочая сверхъестественная живность, имеющая обыкновение отравлять своим существованием и проказами обитание в этих четырёх стенах, отступит, оставляя место лишь для гармонии, уюта и покоя. Литт даже прислушалась к советам из популярного журнала с глянцевой обложкой и провела весь выходной, толкая диван к окну и пытаясь прибить над изголовьем кровати гвоздь для ловца снов, но даже основы фен-шуя были не в силах противостоять её врождённому невезению: очаровательный питомец оставлял свои ярко-рыжие шерстинки по всем поверхностям и точил когти о диванную обивку, из самостоятельно пробитой дырки для гвоздя в ванной по плитке пошла не радующая глаз трещина, а стиральная машинка, купленная по скидочным купонам в "чёрную пятницу" позапрошлого года, периодически выбивала пробки на всём этаже, за что Джиндж уже успела наслушаться соседских возмущений и упрёков. Она привыкла, что всё всегда идёт не так, как ей того бы хотелось, но упрямо верила, что вслед за чёрной полосой непременно наступит белая, и положительное всегда перекрывало отрицательное — пожалуй, только сочетание поразительного оптимизма с тотальным невезением помогало ей держаться на плаву и не утопать в пучине депрессивных помыслов и беспрестанного нытья.
В общем, Джинджер была готова ко всему. Или почти всему: где-то на периферии сознания до сих пор хаотично сменяли друг друга подсчёты ущерба и сопутствующих затрат, на которые она совсем не рассчитывала и потому теперь даже и не знала, откуда взять деньги и как потом их отдавать. А вот к травмам (пусть и не тем, что принадлежат её соседу этажом ниже, любе-е-е-езно предложившим, ага-да, свою помощь в устранении второго всемирного потопа по библейским мотивам) Литт было не привыкать, так что аптечка всегда была наготове, набитая до отвала всем, что только можно и нельзя представить. Средство от ожогов? Компрессионные бинты? Заживляющая мазь и дезинфицирующее средство? Детские пластыри с супергероями? Да сколько угодно! Гордиться, конечно же, нечем: звание "девочки-катастрофы" вряд ли можно засчитать лестным, как и факт скидочной карты постоянного покупателя аптеки (слава богу, что не постоянного клиента травматологии), однако в экстренных и не очень ситуациях вроде этой Джиндж не было равных.
Хорошего или плохого? Если плохого, то не верь, а если хорошего, то кто тебе это сказал, кто тот добрый человек? — сосредоточенно, будто ей предстоит обезвредить бомбу, Литт примерялась ножницами к растянувшейся ленте бинтов и совершенно не замечала шутливого тона, сквозящего в словах Ретта. Порой — почти всегда — у неё плохо обстояли дела с пониманием сарказма. Как и с внимательностью, которой необходимо одаривать собеседника в полной мере, чтобы распознать изменения в голосе и его тоне и сразу же понять, что произнесённое было шуткой, а не констатацией факта. — Эй! С чего ты это взя... — осознание происходящего настигло Литт посреди негодующей фразы, когда она уже готова была зачитать Джонсу долгую тираду о своей добропорядочности и честности. — ...л. Бесишь! — она по-детски обиженно надула губы, недовольно сводя брови к переносице, и лишний раз перевернула стеклянный пузырёк, чтобы зажатый меж пальцев ватный шарик лучше пропитался отдающей спиртом жидкостью и подарил языкатому соседу чуть больше непередаваемых ощущений, чем могло бы быть, помалкивай он. Но мужчина не собирался проводить столь "чудесные" минуты их времяпрепровождения в тишине, продолжая сотрясать воздух звуками своего голоса, что только мешало Литт сосредоточиться, поэтому она, недолго думая, решительно прижала ватный шарик к его лицу. И стоит признать, что его возмущённое шипение ей даже понравилось, ибо нефиг!
Не дёргайся, а то в глаз ткну ненароком, приятного мало будет,уж поверь. Литт на своей шкуре проверила, как "весело" заработать аллергию, лопая апельсины подобно Чебурашке и тем самым запасаясь витамином С по самые уши, как щиплет в глазах от неснятых линз и как больно отрывать бинты без перекиси с разбитых коленок. А Ретт теперь знает, что молчание — золото и минимум неприятных ощущений.
Не-е-ет, ты что! Есть ещё какой-то мужик, он как бы слепой, но это ему не мешает плохим парням зад надирать, и по ночам тоже. Правда, я не помню, что это за комикс, я давно его читала. Ну как читала, картинки рассматривала. Вот ты знал, что они вечно всем женским персонажам рисуют такую огромную гр... — её, как это часто бывает, снова уносит не в ту сторону, и словесный поток, начавший набирать обороты, прерывается в самом неловком моменте. Увлёкшись своим же рассказом, Литт позабыла, что Ретт не овощ и у него тоже есть чувства (вроде как, потому что порой ей казалось, что  единственная эмоция, на которую он способен — это бешенство, с которым он ещё недавно ей дверь выломать пытался), и очередная попытка прижечь его ссадину окончилась захватом её запястья. Щёки Джинджер тут же стали заливаться алой краской, и она сама не знала, на что это списать: неловкость момента в целом или смущение от того, в какую сторону перетёк её монолог с рассуждениями о сексизме в самой что ни на есть американской культуре под названием комиксы. Джонс ослабляет хватку, и она рефлекторно потирает запястье, покрутив кулаков по и против часовой стрелки. — Знаешь что?! — с вызовом и недовольством начала она, но придумать достойного продолжения так и не смогла, шумно выдохнув и отложив вату в сторону. — Вот и я не знаю.
А не знает Джинджер многого. О Ретте так и вовсе ничего, разве что живёт он этажом ниже и, судя по всему, в кранах разбирается куда лучшее неё, что, в общем-то, и неудивительно. Но на этом набор её познаний о человеке, который находится в её квартире, заканчивается, и потому Джиндж хватается за каждую возможность разузнать чуть больше. И, возможно, убедиться, что он — не серийный маньяк, убивающий своих неуклюжих соседок, имеющих дурную привычку затапливать чужие потолки.
А кем ты работаешь? — спрашивает она, будто невзначай, и с самым непринуждённым видом заклеивает ссадину у него на лбу цветным пластырем с машинками, мысленно ехидно хихикая и радуясь, что такого издевательства над собой мужчина не увидит как минимум до тех пор, пока в ванную не зайдёт и не посмотрит на своё отражение в зеркале. — Всё, теперь ты красавчик, — довольно заключает она, отступив на шаг назад и оценивая результат своих стараний. — Хоть и всё ещё не в моём вкусе, — о чём забывать не стоит, нет.
Она склоняется над аптечкой, пытаясь запихнуть всё, что было вынуто, обратно, но то и дело что-то торчит, выпирает, мешается и не даёт плотно закрыть крышку. Высунув язык, Литт со всех сил, что только в ней имелись, надавливает на конструкцию из коробочек, пузырьков и упаковок, и бинго! Упорство и старания были вознаграждены успехом, и она не сдержалась, довольно похлопав в ладошки самой себе, пока не вспомнила, что вообще-то здесь не одна, и снова смутилась, поспешно отводя взгляд.
Слова Ретта заставили её и вовсе слиться с цветом волос, сменить все оттенки красного на щеках и вспомнить план эвакуации из здания, а заодно местоположение сломанного зонта-трости, которым можно огреть по хребту маньяка-соседа, делающего недвусмысленные намёки.
Я... Мне... М-м-меня... — набор несвязных слов срывался с её губ, взгляд метался из стороны в сторону, паника охватывала всё её тело... а потом последовало продолжение фразы Джонса, заставившее её шумно выдохнуть с облегчением. — Ты... ТЫ! — она яростно (что со стороны выглядело комично) пригрозила ему пальцем, второй рукой прижимая к груди аптечку, которой уже готова была отбиваться. — Начинаю понимать, почему ты такой побитый — так и напрашиваешься ведь! А ремонт... Не боишься, что после моего участия ремонтировать придётся ещё больше? Хотя я умею красить! Вроде. Может быть. Я не пробовала, но это же не сложно, да?

+2

10

Джонсу бы сказать, что сегодня просто не его день, но если так задуматься, то не только день, не неделя, и даже не год. Как-то медленно и плавно «не его» стала вся жизнь и он пытался барахтаться в этом бездонном море, в попытках добраться до жалкого клочка суши. Хотелось уже ступить на твердую землю, избавиться от тошнотворной качки, оглядеться в поисках возможных перспектив, но пока его кидало по волнам из стороны сторону, время медленно, но верно уходило прочь, лишая всякой надежды на скорое «хорошо». Оно вообще реально? Реально, наконец, отказаться от алкоголя, сбавить пачки сигарет хотя бы до половины в день? Реально просыпаться с чувством собственного определения, а не воскресать каждый раз, с трудом разлепляя веки из-за жутчайшего похмелья? Реально не смотреть на людей, как на врагов, как на раздражающий фактор, что лишь дразнили и тревожили и без того пошатнувшуюся нервную систему? Реально ли, в конце концов, сказать — я живу, вместо тривиального и скрипящего песком на зубах — выживаю? Стоит быть откровенным, и признаться хотя бы себе, что все свои возможности он топит в очередном стакане дешевого виски. Стоит признаться хотя бы себе, что все свои отговорки шиты белыми нитками и уже до оскомины смешны. Стоит признаться хотя бы себе, в собственной ничтожности и начать уже что-то делать, кроме бесцельного продавливания диванных подушек. Для начала те самые подушки пропылесосить, нет?
Джинджер никогда не смотрела на него, как на пропащего. И, пожалуй, это играло свою роль в его к ней отношении. Она не осуждала (только не за прошлое), не окидывала презрительным взглядом (окидывала, но совсем иным), не воротила нос от банального «доброе утро» (пусть сам Ретт огромной дружелюбностью не отличался). Ей, по сути, было плевать на любые рытвины и занозы его души, просто потому, что при всей своей любопытности она туда не лезла и не пыталась узнать больше, чем оно нужно. Они не интересовались друг другом настолько, чтобы подсматривать из-за угла и искать ответы в замочных скважинах, но мужчине, отчего-то жизненно необходима была вот такая вот Джинджер Литт, которая время от времени напоминала бы ему о том, что он ещё живой, а в, изнывающей от пустоты, грудной клетке, бьется вполне живое сердце. Тук-тук-тук.
Чем больше она болтала (а болтала она невероятно много и абсолютно не по делу), тем мягче становилось его выражение лица, теряя злобу, настороженность. Даже толика недовольства угасла в темном взгляде и он смотрел на рыжую с доброй иронией, да странноватой полуулыбкой. Она обладала удивительной особенностью говорить обо всем и ни о чем, так что Джонс где-то на пятом предложении потерялся в посыле девичьей мысли, а далее даже не предпринимал попыток разобраться. Усталость давила, теплые девичьи пальцы, несмотря на отсутствующую нежность и аккуратность, нагоняли легкую дрему и к концу экцекуции, когда аптечка показательно щелкнула, он даже вздрогнул, неловко качнув головой. Хруст шейных позвонков не заставил себя ждать.
Я … — немного помявшись, темноволосый коснулся затекшей шеи и растер ту саднящей ладонью. По виду можно было понять, что тема не та, которую хочется обсуждать с симпатичной девушкой, но и большой тайны в этом не было, потому… — Вышибала в ночном клубе. Ну, знаешь, эти угрюмые парни, готовые выкинуть любого в мусорный бачок на заднем дворе, — губы дрогнули в кривой улыбке, которая довольно быстро погасла, под стоном собственных ребер и звоном гудящей головы. Возмущения  Джин не могли не позабавить, но вида Джонс постарался не подать, отчего-то подумав, что его ухмылки и странные взгляды доводят девчонку до крайней неловкости, чего, конечно же, он совсем не преследовал. Если только чуть-чуть. Да, ему нравилось, как наливаются еще большим румянцем алые щеки, как Литт раскрывает рот в немом возмущении и хлопает голубыми глазищами. Была в этом невинном поведении, абсолютно не испорченном суровыми реалиями поведении, своя прелесть и отказать себе, пусть даже не в небольшом удовольствии — непозволительно. Он старый больной человек, а таким простительно, разве нет?
Надеюсь, в покраске ты тренировалась не на своей шевелюре, — подавленный смешок  тонет в замаскированном кашле и тихом, — Кхм, — отправленным в кулак. Сколько она может вестись на такие голимые провокации? Сколько в ней запала вести эти саркастичные бои? Он бы с радостью продолжил, но в другой раз. Бессонные сутки отражались на бледном лице, а взгляд медленно, но верно терял свою осмысленность, — Да-да-да, это твой натуральный цвет, охотно верю, — подняв вверх руки в знак примирения, он сделала пару шагов в сторону выхода, но на пороге кухни замер, навешивая на лицо относительную серьезность, — Я вызову тебе сантехника. Будь добра, не утопи его здесь, — в возможностях и способностях девчонки сомневаться не приходилось, а в умении даже банальную ситуацию превратить в цирк сегодня окончательно уверился, — А с понедельника, милости прошу, к нашему шалашу, —  он пожалеет да? — Будем наслаждаться обществом друг друга и соревноваться в саркастичности, — точно пожалеет.

+1

11

Прижимая к груди аптечку, словно внутри неё не бинты, склянки с антисептиком и пластыри, а по меньшей мере клад семи морей, Джинджер невольно ловила себя на странном сочетании двух взаимоисключающих ощущений. Рядом с Реттом, героически победившим стихию и остановившим поток воды, грозившийся залить все этажи до самого подвала, было спокойно: он смиренно сидел перед нею, лишь морщась и шипя от её намеренно резких движений (всё-таки он ей дверь грозился выбить, чтобы с ним любезничать!), и был таким... обычным. Простым, лишённым свойственной ему грубости, и в чём-то даже уютным, насколько это слово вообще применимо к нервному мужику с побитым лицом, ссадинами на костяшках пальцев и залёгшей от постоянно недовольной гримасы на лице складкой меж бровей. В этот момент Литт впервые разглядела в нём усталость, ставшую причиной острой раздражительности, которую прежде ошибочно приписывала побочным эффектом дрянного характера, и это сразу возвысило бы персону Джонса на несколько пунктов в её условном рейтинге, если бы не одно "но". И этим самым "но", без которого не обходится ни одна история, было то второе, побочное, но оттого не менее яркое чувство страха, которое он в ней вызывал своими колкими фразами, сбивая не сразу успевавшую распознать сарказм в голосе мужчины рыжую с толку. И все синяки и ссадины вдруг сразу затмевали собой всё остальное, заставляя её вспомнить, что он всё же не милый, не белый и не пушистый, а грубый, неотёсанный мужлан. Одно впечатление накладывалось на другое, смешивалось полутонами, разделяло оттенки меж двумя абсолютно противоположными друг другу картинками, и пробуждало в Литт вполне естественное желание разобраться, какой же Ретт Джонс на самом деле и чего в нём больше: саркастичности или такта, вспыльчивости или спокойствия, сдержанности или порывистости. Чем он, в конце-то концов, занимается и почему у него разбита губа — ей было интересно абсолютно всё, и Джиндж списывала это на своё природное любопытство, а не заинтересованность в мужчине. Потому что... нет, серьёзно?! Он ведь не в её вкусе.
Нет, если ты киллер или маньяк-убийца, то лучше не говори, потому что я не хочу быть твоей соучастницейю Или следующей жертвой. Так что если вдруг да, то ты соври и скажи, что работаешь на кассе в МакАвто или... — поспешно вставляет Джинджер, заполняя звуками своего голоса ту короткую паузу, за которую Ретт собирался с мыслями. Порой ей было неуютно от осознания собственной болтливости (с которой она ничего не может поделать и не особо-то и пытается), от отсутствия тормозов (наличие которых избавило бы её от множества неприятностей), от манеры непринуждённо и всерьёз не видя в этом ничего плохого лезть с вопросами, отвечать на которые может быть неуютно. И пусть вежливая заинтересованность в профессии соседа этажом ниже — не преступление против границ личного комфорта, но его заминка с ответом заставила её почувствовать себя именно так, будто она переступила черту дозволенного. А правда, вдруг он и в самом деле киллер и не хотел, чтобы кто-то об этом узнал? А теперь сидит тут такой задумчивый и типа стеснительный, а сам думает, прирезать её затупившимся ножом или утопить в тазике с собранной водой?
Но нет, он всего лишь вышибала в клубе. Всего лишь. Вышибала. Мелочь-то какая. Он как бы киллер, но из тех, что убивают не тело, а самооценку, говоря "вы слишком жирная для этого клуба, поэтому я не пропущу вас внутрь, дабы вы не застряли в дверном проёме" или "вы настолько очаровательны, что одна ваша улыбка побьёт нам все зеркала, так что идите лучше в зоопарк".
Ой, что, правда? А в каком-то крутом или в обычном? Потому что если в крутом, то меня точно ведь не пропустят. А если я скажу, что я тебя знаю? Слушай, серьёзно, меня бы пропустили? Не то чтобы у меня комплексы были, и на комплимент я не напрашиваюсь, просто интересно, потому что я ещё ни разу не... — воздух в лёгких начал заканчиваться, и ей пришлось остановить словесный поток, делая глубокий вдох и медленный выдох. И если бы кое-кто держал свой язык при себе, то она успела бы продолжить свой начатый бессмысленный монолог, но нет же! Нет, вот нужно было ему взять и оскорбить её! Да и ещё как! ПОДЛЕЦ! Неудивительно, что весь побитый, как её старый бьюик — да за такое вообще носы ломать надо!
Это. Мой. Натуральный. Цвет, — медленно и злобно сквозь зубы прошипела Джинджер. Вернее, она была уверенна, что звучит это злобно, грозно и решительно, а сам вид её ярости (абсолютно оправданной, между прочим!) вызовет у мужчины дрожь в коленках и панику, но... выглядела она скорее как хомяк, который набрал в свои щёки слишком много зерна и страдает от насморка. Иначе это сопение не назовёшь. — Правда натуральный, ну чё ты! — уже обиженно и едва ли не плача от переполняющих её чувств тянет она, провожая фигуру Ретта взглядом и семеня следом. — Ну честно же! — добавляет Литт, когда он останавливается на пороге и разворачивается к ней, а она едва ли не врезается в него носом. Что было бы крайне неловко, учитывая, что он всё ещё без рубашки.
Не смешно! — она ведь не виновата, что где-то та в сложной коммуникации труб и перекрытий что-то пошло не так. Не виновата ведь? — Только это... если что: я тебя предупреждала! — и пусть потом не говорит, что её поразительная неуклюжесть стала для него сюрпризом.
Ретт выходит из квартиры, а Джинджер медленно обводит кухню, пережившую катастрофу, изучающим взглядом,и  вдруг подрывается с места, чтобы выбежать на лестничную клетку и склониться над перилами.
А шапочки из газет приносить надо или у тебя есть?

+1

12

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » help me, I'm drowning ‡like, literally, water is EVERYWHERE!