Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » no mercy


no mercy

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2deHz.gif
http://funkyimg.com/i/2deHB.gif

Алиса.
Маркус.
#вполнойжопе
или
приятного аппетита.

Отредактировано Marcus Braille (2016-06-21 19:07:02)

+1

2

16.10.2019.
Привет, дорогой.. Блин, прошел уже год с того самого момента, а я, до сих пор, так и не придумал, как тебя называть. Не то, что бы это сильно смущало, просто непривычно обращаться.. к бумаге. Ты уж прости, что я постоянно забываю дать тебе имя. Сам понимаешь, вокруг твориться черти что, и времени на бесполезные размышления выкроить не получается. Джо.. давай я буду называть тебя Джо, ты не против?! Конечно не против, ты всегда со мной соглашаешься. Ну что, Джо, вот мы наконец-то и познакомились.. мое имя тебе известно, потому представляться не буду..
Так вот, о чем я хотел тебе рассказать.. Джо. Блин, теперь я чувствую себя идиотом.. даже нет, психом, который дал имя своему блокноту. Я даже рассмеялся.. извини, отвлекся. Последняя неделя была очень поганой. Вот на сколько неделя может быть отвратительной, на столько и было.. даже немного хуже. Позавчера мы потеряли Саманту и Эда. Сходили, называется, за едой. Сколько раз обсуждалось, что парами мы выходим только на разведку, а эти двое решили устроить семе.. свидание. Блять, ты себе можешь представить вообще – свидание?! На улице апокалипсис, а они строят личные отношения.. ебнутые. Нет, я конечно все понимаю, что они влюбились и им хочется побыть наедине, но почему этого нельзя сделать в лагере?! Мы все люди… ну.. кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Мне лично было бы похер на их посиделки, я бы с удовольствием ушел на дежурство и провел бы ночь с винтовкой на башне. А что мне?! Там уютно, все видно, никто не лезет с пустыми разговорами.. Может Алису бы взял с собой, с ней всегда приятно скоротать вечер. Нет, ты не подумай, она хорошая девушка. Постоять за себя может, разговор поддержать.. не глупая совсем, порой даже чувство, что умнее меня, а ты знаешь, что.. ну да, эгоцентризма я никогда не отрицал, ведь я тут самый крутой и вообще единственный у кого есть яйца. А сам сижу и царапаю то, что наболело, выкладывая переживания дневнику.. осталось только куклу себе раздобыть и платье розовое, ну для полноты картины.
Мне жалко их… Они хорошо смотрелись, а более того, они были хорошими ребятами и по отдельности. С ними было не страшно идти в куда угодно, они единственные, кому я доверю здесь, ну не считая, Алисы, естественно. А теперь мы остались вдвоем. Вообще здесь много народу, но мне кажется, что скоро будет раскол… У Алана совсем шары за ролики поехали. Было все нормально, а на прошлой недели этот урод объявил себя главой лагеря и мол теперь все должны слушаться его. А тот факт, что он мудак его, случаем, не смущает?! Вот он и получил в голову, сразу же, я даже задумываться не стал. Правда, до сих пор кулак болит, у этого урода зубы торчат во все стороны, конь, и я рассек кожу на кости. Но на этом не закончилась, даже походу тот удар стал отправной точкой событий, которые мне совсем не нравятся. Большая часть лагеря.. ну.. таких же долбанутых.. решила поддержать его и, ты только представь, они объявили его лидером. Это что за демократия, черт их подери?! И как итог – всех несогласных стали гнобить… А сделать это, знаешь ли, не так уж и просто. Завладели всеми складами и жрачки выдают нам вдвое меньше. Вот и остались мы с Эдом, Самантой и Алисой вчетвером, перед выбором – засунуть язык в жопу или собирать вещи и искать новый.. дом. Только первых двух теперь нет, и я в ответе за Алису. Один. Мысль свалить от сюда куда подальше не отпускает, а подвергать ее опасности мне очень неудобно. Даже не хочу предлагать. Но и здесь оставаться в том же виде совершенно не вариант. Я не знаю, что..

Громкий крик снаружи заставил Маркуса отложить дневник и покинуть палатку. Это был Алан, подпитый и с пистолетом.. самое дурное сочетание, за такое, по-хорошему, надо сажать в клетку. Конечно, Маркус вышел, ведь весь этот ор был адресован именно ему. Множество оскорблений и издевок, каждый раз этот урод нарывается на драку, только лезть в нее нет никакого смысла, ведь за его спиной человек 30, не меньше, и все они с удовольствием помогут этому пьяному козлу пересчитать ребра Брайля. Мерзкое состояние, когда ты ничего не можешь сделать. Взять бы ружье и запихать ему в глотку, показать, что такое глотать большой ствол, что б он взвизгнул – вот была бы потеха. Но, как говорится, не стоит овчинка выделки. - Отъебись от меня, Алан. Ты уже в печенках сидишь, что тебе опять надо?! Подраться?! Так отзови собак своих и давай еще раз кулаками помашем или забыл, как сопли на кулак в прошлый раз наматывал?! Брайль за словом в карман не лезет и это главная его проблема. Но тут уже не из чего выбирать, прогнуться ему не позволяет эго, тем более под такого ублюдка. - Слышишь, щенок, ты забыл кто я?! Это мой лагерь.. и ты мой.. и шкура твоя принадлежит мне.. Размахивая стволом он с пафосом произносит, путаясь в собственном языке. И ладно бы то было про шкуру Маркуса, в смысле про кожу.. ну вы поняли. Тут речь шла совершенно о другой шкуре.. слэнговое именование девушек. Дуло указало на палатку Алисы и Марк сразу смекнул о чем идет речь. - Только рискни к ней подойти ближе, чем на десять метров, я так тебя изуродую, что от зомбятины отличить будет очень сложно. Маркус начал нервничать и злиться. Его пальцы сами собой сжались в кулаки, вены надулись, а глаза стали медленно наполняться кровью. Толпа за спиной Алана встрепенулась. Тихий шепот недовольства стал по малу перерастать в гул, а после и вовсе в открытые выказывания непонимания слова «собаки», что Марк без зазрения совести выплюнул в их сторону.
Атмосфера накалялась, а размышления Маркуса обретали вид единственного вопроса «Что делать?». Избежать столкновения теперь вряд ли удастся, а в одного на 30 человек идти.. как минимум, несколько глупая затея, даже для бородоча. - Алиса! Он окликнул ее, что бы она вышла из палатки. Оставлять ее в неведении пред приближающейся заварушкой нельзя, она должна быть рядом. - Ты меня не понял, усатый, я сказал – эта шкура теперь моя и только я вправе ее подзывать! Был бы здесь Эдди, ох они бы устроили знатную бойню, вдвоем им удавалось сдерживать любые поползновения в стороны четверки. Но теперь они остались вдвоем, и сопротивляться более нет возможности. - Алиса, черт подери, иди сюда! Не комментируя слов Алана, Марк уже рычит на девушку, что явно не торопиться покинуть палатку. Его ладонь ложиться на рукоять пистолета и расстегивает кобуру. Он совершенно не торопиться, да и не хочет применять оружие, как не крути здесь были люди.. люди, а не ходячие трупы.
- Маркус, братишка, ну что ты, в самом деле?! Забей и, возможно, я разрешу тебе потрахивать ее время от времени.. когда я буду не в настроении. Нет, он не просто нарывался, он прямо таки вымаливал, что бы Марк свернул ему шею особо жестоким образом. Поверьте, в жестокости ему здесь не было равных. В мире множество способов умертвить человека, и на его счету испробованных около половины. Но, при всем этом, Брайль оставался здравомыслящим и адекватным. Он защищал своих, был готов расстаться с жизнью, о чем, право, не раз уже пожалел. Сейчас его семьей была девушка по имени Алиса. А значит, за нее он готов кадык зубами вырвать, а Алана еще и заставить его проглотить.
Не менее пьяная толпа начала откровенно расходиться в поддерживающих Алана возгласах. Не понятно, что они такого нашли в этом козле, но, подобно стаду, стали следовать за слепым вожаком. Да и звание таковое ему совершенно не подходит. Но дело не в этом. На дворе ночь, а шум лишь нарастал. Ночью они всегда несколько активнее.. лучше слышать, быстрее ходят чаще сбиваются в группы. В общем лагерь их, по сути, был окружен небольшим самодельным забором. Единственное, что защищало, так их месторасположение. Они находились в глубине леса, на опушке, на хорошопросматриваемой территории. Собственно, вся защита заключалась в зорком часовом. Но, с недавних пор, зомби стали сбиваться в, как их назвали, стаи. Огромные толпы безмозглых голодных тварей, что движутся в непонятном направлении.
Шум возрастал. Ночью действует лишь два закона – сиди молча и не высовывайся. И оба они были нарушены. Пусть в лесу их количество небольшое, но ночь. Все гораздо лучше слышно. И такой шум, что заполонил лагер, можно было бы слышать на несколько километров. Ведь сейчас осень, листьев-то нет, деревья голые, деревья не поглотят звуковые волны. - Алиса!! Во весь голос закричал Маркус, как услышал еще глухое, отдаленное, но приближающееся рычание их.. ходячих мертвецов.

+1

3

Тишина. Такая мертвая тишина, что остается молить о том, чтобы жизнь резко прекратилась; чтобы все прекратилось. Все эти звуки. Они сводят с ума заставляя трястись от страха. Эти мертвые звуки заставляют человека принимать самые не свойственные для него решения. Мы – пища для тех, кто голоден. Для тех, кто при жизни не успел полакомиться нормальной едой. Они те, кого стоит бояться; кого стоит остерегаться и если придется упасть намертво, не дышать, лишь бы только остаться в живых.
Сначала я хотела умереть. Думала так будет легче, но произошло то, что перевернуло мою судьбу и жизнь наизнанку. У меня была семья, как и большинства тех, кто остался в живых. Я потеряла все, но при этом я еще хожу, выживаю, существую, как могу. Какая-то неведанная катастрофа. Даже не знаю, как назвать то во что никогда не верила. Весь мир охватила эпидемия, которая не давала ни единого шанса никому кто так и не смог вырваться из рук смерти.
Дети. Родители. Очень многие на моих глазах превращались в нечто. Я не понимала, кто это и как вообще такое может, но как, оказалось, бывает и хуже. Не просто мертвый человек, открывший глаза передвигается в твою сторону, но еще и пытается разорвать плоть на куски,  выпотрошить внутренности. Это все так страшно. Первое время я старалась не засыпать, даже если очень сильно хотелось. Я думала, что если усну, то они вот-вот появятся и разорвут в клочья. Я боялась дышать и шарахалась собственной тени, но со временем все встало на свои места. Я только поняла для себя то, что если еще жива, то значит так должно быть и я не имею право на скоропостижную смерть. Умереть для того, чтобы получить «вторую» жизнь, будучи мертвым трупом пытающимся разорвать другого человека я просто не могу такого допустить. Во всяком случае, я живу для того, чтобы мстить за своих родных и близких.
Утрата и потеря слишком для меня болезненная. Я не знала, как жить первое время, но видимо такова судьба, что я обрела вторую семью. Поначалу нас было много. А на них я напоролась случайно и благодаря только Маркусу оказалась в лагере выживших. Как я выживала до этого довольно длинная история; пряталась там, где только можно было. Многое осталось, словно в тумане. Каждое воспоминание лишь кололо, делало больно с каждым вздохом, но я жива. Возможно, не просто так. Может быть, есть то, чего я еще не видела, через что еще не проходила и мне придется пройти. Придется выжить среди погибшего мира, а может быть и всей планеты. Что будет дальше и как никто не знает.
Наша группа была весьма сплоченной. Были определенные люди, с которыми я сроднилась, а теперь остался лишь один человек, которому я могу открыться, да и всегда могла. Те, кто не выжил давно мертвы. Те люди были семьей для меня и мне их жаль, очень жаль. Нас становится все меньше и меньше, но есть такие виды или даже особи мужского пола, кто так и не в силах оценить происходящее. Мало того эти люди даже не в состоянии уважать друг друга. Наверное, так теперь везде. Люди стали другими. Большинство людей видоизменились; суровые, озлобленные и недоверчивые, хотя насчет последнего я соглашусь. На самом деле нет доверия даже к самому себе.
С каждым биением сердца, с каждым ударом, кажется, что твое время потихонечку уходит. Каждый день, осматривая территорию, боишься, лишний раз оступиться, кого-то позвать; они рядом всегда, окружают нас и готовы напасть в любой момент. А больше всего опасаешься ночи; в это время «они» собираются вместе; особенно в это время. Нельзя нарушать тишину, тем более создавать какие-то малейшие звуки, которые могут плачевно повлиять на всю ситуацию в целом.
Наш лагерь состоял из нескольких людей. У всех своя история. Все индивидуальные. Однако те, кто был наиболее важен, ушли с миром оставив лишь мертвые тела на земле обетованной. У нас в группе есть лидер, который совершенно не располагал к себе, в особенности Маркуса и меня. Другие же позволяли себе вести себя некорректно по отношению к другим. Да они собственно ничем не отличались от ходячих, разве что не жрали людей, а в остальном такое же гнилье.
Этой ночью, прежде чем уснуть я слушала музыку в наушниках и даже не подозревала о том, что снаружи палатки происходит что-то странное; одна из причин, когда не стоит расслабляться даже на секунду, но опять же если хоть как-то себя не успокаивать, то можно сойти с ума. Постоянное напряжение присутствует 24 часа в сутки и это может медленно убивать.

To call for hands of above
To lean on
Wouldn't be good enough
For me, no

После очередного припева я лишь смогла расслышать голос Маркуса. Он кричал так, будто что-то происходило страшное. Я сорвалась с места ничего не соображая толком. Песня все продолжала тихо играть в наушниках (когда-то один из выживших сделал мне такой чудесный подарок, с тех пор я засыпала под музыку зная, что в безопасности, но ошибалась).
- Маркус? Маркус что происходит? Была ли это паника?! Я затрудняюсь ответить. Только было слышно мертвых, ходячих трупов, которые шли по направлению к нам. – Что произошло? Откуда они взялись? Люди, словно муравьи стали, бегать, суетиться, дабы найти укрытие, но какое может быть укрытие и где, посреди ночи в лесу. Они были слишком близко для того, чтобы успеть забаррикадировать «дверь», которую почему то оставили открытой и не заперли ублюдки, из-за которых все и началось…

+1

4

Приближающаяся паника. Атмосфера накалялась. С каждой секундой ожидания чего-то страшного, пульс ускорялся, отдаваясь глухими стуками в шах, к которым внезапно прилила кровь. Люди боялись.. все боялись. У Маркуса тряслась свободная рука, да и рукоять пистолета, что была во второй, тоже ходила ходуном. Не страшно было лишь проспиртованному Алену, рано начавшему праздновать победу, приход к власти. Пусть люди тебя приняли, пусть теперь ты главный… но способен ли ты защитить тех, кем правишь?! Голый король восседал на троне. Король, что при первой возможности свалит, бросит всех на растерзание судьбы, обречет на смерть, на вечное блуждание в темноте, голодное и бесконечное путешествие длинною в вечность. Разве таким должен быть лидер?! Но вы сами сколотили ему корону… теперь расхлебывайте, приятного аппетита.
Брайль никогда не гнался за властью, он не был заинтересован в правлении, будучи одиночкой. Ему не прельщала ответственность за незнакомых людей, за глупцов, не способных отвечать за себя. Зачем нужны нахлебники, Маркус не поводырь для слепцов, что бы направлять их на верный путь.
Долгое время после начала так называемого апокалипсиса он прожил в одиночестве. Это не ново, что было тяжко. Тяжело и больно было всем. Каждый кого-то потерял. Но Маркус так и не смог оправиться от потери… Он собственными руками придал земле свою дочь и жену, когда тех укусили. Все произошло внезапно, каких-то чертовых несколько мгновений. Их застали врасплох, в загородном доме, на пикнике. Он отлучился за мясом, когда услышал пронзительные крики своих родных, но было уже слишком поздно.. в мгновение, он успел лишь выйти из дома, как вызванный непосильной болью крик сменился на хрип и стон. И некогда любимая жена, дорогая дочка уже ковыляли в компании таких же.. подранных, окровавленных.. кого-то. Марк знал, что делать.. но в тот момент Маркуса Брайля, любящего мужа и отца, не стало. Он похоронен вместе со своей семьей, предан земле, и более, никогда не вернется. В тот день погибли не два человека, а три.
В тот день он открестился от ответственности, он не смог защитить свою маленькую семью, так как же он защитить целый лагерь?! Спустя несколько месяцев он наткнулся на Саманту и Эдварда, людей, что привели его в чувства, спасли, когда Марк был уже при смерти. Морально подавленный и лишенный смысла жизни, он бродил по улицам родного города, не сильно отличающийся от мертвецов. Грязный, разочарованный, постоянно в накидке, вымазанной кишками ходячих, что бы сливаться с ними, становиться одним из них, проходить через них незамеченным. Да, выживать он научился, но жить перестал. Он бежал от самого себя, навстречу смерти, каждый день, блуждая по краю ножа, словно искал того, кто сможет дать его душе покинуть бренное измученное тело. Лишь чудом он набрел на этих людей, да и то прибился к ним с неимоверным сопротивлением. Только когда Эд набил ему лицо, Брайль пришел в себя. Было тяжело, очень тяжело, но он таки начал адаптироваться к тому, что теперь не один, что теперь он кому-то небезразличен.
Стоя в нескольких метрах от толпы, от Алана, Маркус пытался сообразить, что делать дальше. Без крови отделаться вряд ли удастся, коль он уж положил глаз на Алису.. а ее Марк не отдаст, будет защищать до последнего вздоха. Она единственное дорогое, близкое, что осталось в этом мире. При всей своей меркантильности и хладнокровии, Марк не способен оставить Лису, бросить ее на растерзание этим волкам. Он привязался к этой девушке, искренней и честной, доброй, она всегда была рядом, когда было нужно.
Случилось то, что невозможно назвать счастьем, но удачей точно. Часовой открыл огонь.. огонь по мертвякам, что оказались на территории лагеря. Паника, люди стали метаться, бежать кто куда, лишь бы остаться в живых. - Собирай вещи! Быстро! У тебя минута![b] Он рявкнул на Алису, что бы она не задавала лишних вопросов. Промедление – смерть, каждая секунда сейчас на счету. Только Алан, пьяный, стоял и смотрел на Маркуса, ему в глаза, осознавая, что бой уже проигран. Но он не из тех, кто умеет проигрывать. Ему было насрать на всех. Потому он и дернул затвор автомата и открыл огонь в сторону нескольких ходячих, приблизившихся к нему практически вплотную. Вот он шанс… Брайль рванул к палатке, где копошилась Алиса, нервно запихивая вещи в рюкзаки. [b]- Время вышло, бери пистолет и бежим! Он хватает ее за руку, сильно сжимая и вытягивая ее наружу. Больно, но это не имело никакого значения, у них в распоряжении буквально несколько мгновений, пока Алан отвлечен. - Я сказал, уходим, быстро!! Он кричит на перепуганную девушку, подталкивая вперед, а сам, вытащив пистолет из кобуры, отстреливает мертвецов, преграждающим путь.
Они не дошли пары метров до забора, как за спиной послышался голос Алана. - Стоять, мразь!! Выстрел вверх, пуля просвистела практически над головой. Пришлось замереть, благо Алиса была впереди. Брайль развернулся, подняв руки вверх. - Алан, убери ствол. Мы уходим. Лагерь сейчас падет, иди спасай своих людей.. Маркус пытался вразумить его, дать понять, что все кончено и их не остановить. Но разве объяснишь что либо пьяному в дрызг мужику, который, ко всему прочему, особо и не блещет умом?! - Ты можешь катиться, Брайль, на все четыре стороны. А вот сучка останется здесь, ее никто не отпускал, у меня планы на нее.. Дуло автомата смотрит прямиком в грудь Марка, вряд ли он успеет нажать на курок первым.

+1

5

Происходит то, что называется панической атакой. Она может быть не видна, не так воспринята людьми; кто-то переживает внутри, кто-то просто сбивает с ног, бежит прочь, бежит, куда подальше от всего того, что видит. В такие моменты остается только молиться за спасение и бежать, спасаться. А бывает так, что ступор. Стоишь, не двигаешься, даже не возможно какое-то движение сделать. Все это страх ледяной пробирающей до костей. Страх, который заставляет замирать сердце, переставая дышать. Особенно когда внезапно приходиться действовать, причем очень быстро, так, чтобы успеть; не у всех, получается, выжить, убежать. Некоторые сами того не поняв с приступами панической атаки бегут в руки смерти. Наверное, думают, удастся пробежать сквозь толпу разъяренных и голодных ходячих мертвецов. Они восстали, будто из ада, убивают людей, поглощают плоть. Они не понимают, но вопрос остается открытым один – тогда как они умудряются передвигаться толпой, а не поодиночке. Как они додумываются до того, что им надо достигать своей цели именно толпой? Я неоднократно задавала себе этот вопрос, пыталась разобраться, но толку от этого никакого. Я не нашла ответов. Я старалась найти хоть какую-то связь, но ее нету. Почему после какой-то даже мелкой царапины можно превратиться в такого же кровожадного монстра? Откуда это взялось? Что за зараза такая, которая способна истребить человеческий род за доли секунды?
Когда смотришь смерти в глаза становится очень страшно. Я стою как вкопанная. Вместо криков, визгов и того, что пытается донести до меня Маркус я слышу лишь писки в ушах. Нервозное состояние, невосприимчивость и недопонимание всей ситуации. Именно это сейчас со мной происходило. Я просто растопырила руки так, будто встречаю гостей в своем убежище или доме; как хотите, так и понимайте. Неважно где, неважно как, но мне было трудно сделать шаг, отреагировать правильно, даже моргнуть, не говоря о том, что я дышала через раз.
Порой, думаю сейчас упаду и больше не увижу свет. Просто умру и больше не буду нормальной. Я буду монстром. Буду такой же, как и они, пожирать все человеческое, движущееся, распарывать тела разрывая, будто какую-то бумагу не применяя никаких усердий. Как же такое возможно? Как же избежать такого помутнения и наконец, двинуться с места?!
Не знаю, что такого снизошло с небес на землю. Не знаю, что так повлияло на мой стопор, но только благодаря Маркусу, своему единственному товарищу, своему другу и моей семье я опомнилась и метнулась быстро в палатку собирать вещи в рюкзак. Чувствуя как бьется собственное сердце, разрывает внутренности, будто пожар; слушаю, как кричит Маркус. Собираюсь быстрее, как только могу, из рук все валится. Я стараюсь сфокусироваться, но ничего не выходит. Стараюсь держаться, но не так все оказывается просто, особенно когда по обе стороны мертвецы жаждущие заполучить человечину, и на одно из этих сторон тот, которого ненавижу всем сердцем, который хочет заполучить меня.
- Маркус, прошу, вцепившись ему в руку так сильно, что сама не осознала того. Глаза бегают по сторонам. Паника. Многие попали в лапы ходячим. Они как стая. Так страшно. Кончики пальчиков холодеют, пульс повышается, внутренняя паника увеличивается с каждой секундой. – Ты, пьяная мразь. Чтоб тебя сожрали ублюдка. Что ты творишь Алан? Что тебе надо? Посмотри, что ты натворил? Я кричала на этого недоумка. Я говорила, не соображая даже что конкретно. Из меня слова лились рекой. Хотелось быстрее покончить со всем и убраться отсюда. – Хочешь выстрелить. Давай стреляй в меня. Я встала впереди Маркуса, хотя не надо было этого делать. Мы наверняка могли бы убежать. Возможно, спастись от шальной пуль пьяного урода.
Ходячие рядом. Они надвигаются. Их слышно все четче. Кровь застывает. – Катись к черту Алан, я отталкиваю Брайля от себя, спасая своего близкого друга и иду навстречу к нему, к этому ничтожному Алану. Я хочу спасти человека очень мне дорогого. У меня когда-то была семья, от которой ничего не осталось. А теперь моей единственной семьей является Маркус, моя поддержка и опора. Кому я могу доверить все самые сокровенные тайны, страхи и собственную жизнь. Я слишком хорошо знаю его, поэтому могу поступать опрометчиво. – Опусти пушку. Ты же видишь, я иду к тебе. Мне страшно. Мне чертовски страшно. Я слышу, как бьется мое сердце, учащенно. Будто температура подскакивает до за пределы разумного. Тело начинает постепенно ослушиваться, ноги подкашиваются. Я оступаюсь и падаю…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » no mercy