Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В глуши..?


В глуши..?

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://entertainmentrundown.com/wp-content/uploads/2011/06/Beyonce-Essence-Outtakes-5-500x353.jpg
Тони & Дитрих
Конец июня 2016 года.
Ферма, расположенная неподалеку от города Ла-Кросс (штат Висконсин).
Работа дело без сомнения нужное и важное - особенно для человека семейного, но порой бывает так что она занимает все его время, забирая даже часы законного отдыха после возвращения домой. Вот и Дитрих, давным-давно уже вошел "в штопор" вертясь словно белка в колесе и стараясь успевать разорваться на несколько дел сразу. Могло ли это понравится его жене? Собственно говоря, ссора была неминуема, а средство примирения единственно верным - устроить себе небольшой отпуск. Вот только условие: никаких гаджетов, деловых переговоров и тому подобного. Мобильник на всякий случай, но не более того.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-07-08 00:48:25)

+1

2

Лето – всеобще принятое время отпуска и отдыха, от которого никакая работа не может оградить. Неделя, две или даже целый месяц – без разницы – должны принадлежать семье и отдыху вместе с ней, если только вы решились завести семью и детей, поскольку время проведенное с ней не может сравниться ни с чем. Это будучи свободной птицей в небе, вы можете отдавать работе хоть всего себя. Такого же отношения к себе жена и дети не потерпят. Не выдержала и Пейтон, попросту потребовав у мужа выделить несколько дней только для семьи – для нее, Ноа и Энджи, считая, что это будет справедливым требованием, какой бы там важной и срочной ни была работа. Семья все-таки ведь должна быть превыше работы? И, к счастью, Дитрих таки согласился с доводами своей темнокожей супруги, приняв ее доводы, скажем так. Поскольку женщина была настроена более чем категорично, настаивая на своей внезапной затее, оставить пыльный  жаркий город позади, отправившись куда-то совсем далеко… к примеру, в Висконсин.
Да, обстановка другого штата, знаменитого своими фермами, множеством озер и красивой природой, не могла не привлечь Тони, когда она буравила интернет в поиске какого-то тихого и спокойного отдыха с семьей. Сначала она, по правде говоря, присматривалась к Гавайям, но из-за огромного потока туристов и желающих отдохнуть в Гонолулу, женщина осознала, что такой отдых вряд ли получится именно тихим и спокойным. Это вдвоем они еще когда-то махнут туда на этот раз, чтобы отдохнуть от любимых чад. А сейчас нужно было что-то совершенно иное. И такое местечко нашлось: никакой вычурности, все скромно, тихо и просто. Именно то, чего хотела женщина для отдыха всей семьей. Хотя, когда в твоей семье двое не самых взрослых детей, тогда уже отдых можно назвать сомнительным. Ведь дети требуют максимум внимания от своих родителей. Особенно те, которым даже нет и года. Скажете, рискованно брать столь маленького ангела с собой в поездку даже не в соседний штат? Да, пожалуй, скептики будут правы. Это действительно является испытанием, как для малыша, так и для его родителей. Ведь от того, как он перенесет длительный путь, зависит и успех всего предприятия, скажем так. К тому же, как повлияет смена климата на малышку тоже сказать не просто. Нужно было просто рискнуть и съездить.
К счастью для Пейтон  Дитриха, Энджи переносила дорогу весьма благоприятно, не смотря на все предостережения Лидии, которая покрутила у виска сразу, как только ее младшая сестра рассказала ей о своих масштабных планах.
- С ума сошла? Зачем так далеко ехать?! Мало тебе Западного побережья? У тебя маленькая дочь, да это же не отдых! Зуб даю, ты пожалеешь, – парировала тогда Лидия, обвиняя сестру в несерьезности. Или как лучше было бы это назвать? В прочем, у младшей из сестер Брик было свое, возможно, не самое удачное оправдание. Ноа ведь было чуть больше года, когда они с Дитрихом решились махнуть на Рождество в Берлин. Мальчик этой поездки и не запомнил, а вот Тони была счастлива свозить сына туда. Они провели в тот год незабываемое Рождество, которое ничто не смогло омрачить. Даже последующий приезд в Берлин из-за не самых приятных событий в Сакраменто. Однако, это уже тоже было в прошлом, ворошить которое Пейтон уж точно не собиралась.
Но, раз уж решила, Тони не стала отказываться от своей затеи – она была достаточно упрямой, чтобы добиваться своего. Тем более, Дитрих тоже не был против поездки, ведь сдался в их споре, грозящем перейти во что-то более масштабное, пусть даже оба этого не хотели. В прочем, у мужчины не осталось так уж и много вариантов. Так что, одним прекрасным июньским днем, они собрали чемоданы и, сев на танк Дитриха, отправились в путь с самого утра, дабы дорогу легче было переносить. Естественно, миссис Данцигер была счастлива. Да и как еще должен был выглядеть человек, добившийся желаемого? Но, пожалуй, больше всех светился от счастья именно Ноа. Ребенок, как и многие мальчишки его возраста, просто обожал путешествовать, познавать что-то интересное и забавное. Конечно, почти две тысячи миль было оставлено неспроста и, наконец-то увиденное очертание города, привело в восторг не только Ноа.
Длительный путь того стоил. Он стоил счастливой улыбки Ноа и облегченного вздоха Дитриха, которому пришлось просидеть за рулем их авто не один час. Зато, благодаря его стараниям, они могли позволить себе делать остановки так часто, как могли только пожелать. В прочем, именно по этой причине, их путь и растянулся и наполнился еще различными интересными пейзажами и городами. К примеру, Солт-Лейк-Сити в штате Юта или же знаменитый город Каспер в Вайоминге, не говоря уже о других городах, через которые проходил их путь.
Ла-Кросс был тихим и небольшим городком, что так отличался от любого города Калифорнии. Он сохранил в себе что-то от тех французских торговцев мехом, которые первыми поселились в этих местах. В прочем, так это казалось или было на самом деле, Тони было не просто судить. Таким было ее первое впечатление, а вот насколько оно будет правдивым – покажет более тесное общение с городом, на окраине которого они и нашли для себя съемный домик. К месту встречи с риэлтором, который и должен был взять плату за аренду домика и, собственно, показать его, их сопроводил навигатор, честно отработавший без сбоев весь путь в Висконсин.
- Здравствуйте, мистер и миссис Данцигер, - поприветствовал риэлтор чету, прибывшую из Калифорнии. – Надеюсь, вы не устали в пути?
- Да, дорога сюда была не близкой, но все в порядке. Спасибо, - ответила темнокожая женщина, поправив на своих руках, сладко спавшую Энджи.
- Тогда не стану вас задерживать и посмотрим дом? – предложил риэлтор, проводив чету во внутрь небольшого домика со всеми удобствами, но без множества тех, которые считаются крайне необходимыми. Никого Интернета, компьютеров и так далее.

+1

3

Наверное мало кто может поспорить с тем, что работа является делом чертовски важным и нужным? Особенно, если нужно заботится о своей семье, обеспечивая любимым домочадцам только самое лучшее в этой жизни. Вот и Дитрих привык уже вертется словно белка в колесе, мотаясь от одних переговоров к другим и стараясь успеть абсолютно все из запланированного ранее. В стремлении побыть Юлием Цезарем, мужчина даже дошел до того что фактически поселился в самолетах и аэропортах за последний месяц, стараясь обеспечить согласие очередного выгодного инвестора к сотрудничеству. Плюс - из Берлина неожиданно примчалась Каролина, заявив что разводится с мужем и какое-то время пробудет в Сакраменто. Естественно, инцидент с Паулем не мог не сказаться на здоровье младшей сестры Дитриха - она выглядела такой усталой что он перепугался не на шутку, едва сдерживаясь от жгучего желания махнуть в Берлин и набить как следует морду "гениальному" режиссеру, по вине которого Линн сейчас было очень плохо.
Но самым плохим было то что в суете всех этих хлопотных дней Данцигеру еще и пришлось работать допоздна, в следствии чего он появлялся дома лишь поздним вечером, когда дети уже спали. Естественно, Пейтон подобный расклад не понравился и она незамедлительно поставила мужу ультиматум - пора остановится, послать на какое-то время все дела к черту и побыть только с ней и ребятами. В конце-концов, кое-кто давно уже заслужил отпуск, разве нет?
Разговор с женой мог бы вылится в самую настоящую ссору... если бы Дитрих не осознал со всей ясностью, что Тони совершенно права. Он загнал себя и давно уже прыгнул выше собственной головы, работая на переговорах и успешно проведя девять из десяти запланированных встреч. Причем десятая сорвалась по вине оппонента, застрявшего в своем городе по вине нелетной погоды. Как раз сейчас был самый подходящий момент, на неделю-две сбежать из Сакраменто, послав все к чертовой бабушке - а что до Линн, то ей сейчас нужно было побыть одной и как следует обдумать как быть дальше. Дитрих не сколько не сомневался что сестра придет в норму - она ведь была упрямой ослицей (в хорошем смысле этого слова) как и все Данцигеры и значит не привыкла опускать руки перед внезапными ударами судьбы.
Так что... в результате ссора сошла на "нет", едва только начавшись и Дитрих принял все условия жены. Они уедут на ферму в Висконсин и проведут там неделю или около того, позабыв о таких благах цивилизации как интернет, компьютеры и прочие гаджеты. Исключением из правил будет разве что мобильник, но лишь на всякий случай, а не для деловой болтовни и тому подобного. Правда перед самой поездкой, Данцигеру все же было позволено прихватить свой ноут - правда для того чтобы у Ноа была возможность сбрасывать на него свои снимки, потому как карта памяти в его знаменитом фотике всегда была забитой под завязку.
Итак - сказано-сделано? Найти съемный дом среди великого множество ферм близ старинного города Ла-Кросса оказалось совершенно не трудно, так что собравшись, семейство Данцигер двинулось в дальний путь до Висконсина. Ноа был просто в полнейшем восторге от поездки и как заправский репортер старался зафиксировать каждый момент этого занимательного путешествия. Ну а Дитрих, в очередной раз мог порадоваться тому что послушал жену и согласился устроить себе отпуск на природе, потому как действительно порядком устал от всего за последнее время.
Съемный домик неподалеку от Ла-Кросса и вправду оказался пределом мечтаний - небольшой, но очень уютный, с несколькими хозяйственными пристройками. Судя по всему, прежние хозяева держали лошадей, потому как конюшня и сейчас находилась в образцовом порядке, даже с запасом сена в денниках. Также имелась отличная возможность для прогулок возле реки Миссисипи, красоту и мощь которой воспевали во многих произведениях самые известные авторы современности. Конечно же, Ноа тут же напомнил своему отцу о том как они ловили сома в заповеднике и попросил устроить еще рыбалку, благо что для этого нужно было лишь заглянуть в магазинчик на пристани.
-Сынок, давай сначала устроимся? У нас будет полно времени для рыбалки и прогулок - а пока что надо разобрать вещи и устроить тебе отличную и удобную комнату, -улыбнулся Данцигер едва только риэлтор попрощался и уехал пожелав семейству прекрасно провести время. Мальчишка радостно кивнул и сбегав на второй этаж домика, где как раз было две комнаты, а так же ванная и прочие удобства, выбрал себе ту в которой был небольшой балкончик. Именно на него можно было установить новенький телескоп, который Ноа буквально заставил отца погрузить в багажник. Вечером можно будет понаблюдать за звездами, а затем рассказать об этом ребятам в кружке астрономии - это же просто здорово, разве нет? -Давай я тогда тебе помогу отнести всю технику наверх? Сумка с телескопом достаточно тяжелая.
Оставив сынишку заниматься своими сокровищами и предоставив ему возможность разложить все вещи по собственному вкусу, Дитрих зашел в небольшую спальню, что досталась ему и супруге. Здесь также было очень уютно и хватало места для того чтобы поставить разборную кроватку для дочери и обеспечить ей все удобства.
-Как насчет того чтобы устроить небольшое барбекю в честь нашего приезда? -поинтересовался Данцигер у Тони, взяв на руки спящую дочурку, пока жена устраивала ей удобную постельку. -У нас как раз есть все необходимые продукты - а завтра мы с Ноа сходим на разведку и посмотрим что продают в местном маркете.

+1

4

[float=left]http://thumbs.ebaystatic.com/images/g/Ls0AAOSwOVpXVO5A/s-l225.jpg[/float]Когда-то давно эти земли населяли племена индейцев, которые переняли у белых людей одну из их любимых забав – лакросс. История гласит, что именно по этой причине первые европейцы, прибывшие в эти места, что были французами, торговавшими мехом, и назвали здешнее поселение именно так. Но, на самом деле, время изменило не только цвет населения, но и его главные занятия и пристрастия. Сейчас Ла-Кросс – город, расположившийся на берегу Миссисипи, с не малым количеством учебных заведений, двумя больницами, заводом по производству холодильных камер и пивоварней. Забавная информация, правда? А ведь через этот город проходит значительный объём грузов, который на первый взгляд и не заметишь, ведь их путь лежит через реку, на баржах. Однако в пригороде, где и остановились Дитрих с Пейтон, была самая настоящая глушь, тишина и покой. Пожалуй, именно благодаря тихой обстановке мужчина и женщина, проживавшие всю сознательную жизнь в больших городах, сочли этот отдаленный город с его не доскональной инфраструктурой и близостью к природе идеальным вариантом. Да, пусть вдали от моря и не так жарко, как в Калифорнии припекало головы своим жителям солнце Винсконсина, но это вовсе не делало отдых не привлекательным. Кто-то сбегает ближе к морю и солнцу, а кто-то попросту ищет прохлады и покоя – именно ко второй категории относила себя и свое семейство Тони.
Дом, который им показал риэлтор, как только они хоть немного перевели дух, приглянулся ей. Это был скромный и далеко не вычурный двухэтажный домик, скрывавшийся в тени нескольких фруктовых деревьев. Увы, но, по словам риэлтора, они уже пропустили момент их цветения, ведь тот период был очень красивым, пусть и коротким. Внутри также нельзя было обнаружить какой-то лишней вычурности. В гостиной находилась самая обычная, не дорогая, но ухоженная мебель. В прочем, при идеальном раскладе, женщина надеялась, что гостиная им и не понадобится. Как-никак – это был отпуск и, следовательно, время необходимо было проводить преимущественно на свежем воздухе. Это было полезно не только детям, но и их родителям, которые в пыльном городе не могут себе позволить львиную долю своего драгоценного времени посвятить самым банальным прогулкам. Их максимум – это час, максимум два в парке. И то, по большей мере, дело очень редко касалось Дитриха, которому приходилось мотаться из одной встречи на другую. Его графику мог позавидовать любой занятой человек, ведь было удивительно, как вообще мужчина успевал найти время для того, чтобы банально поспать. Не говоря уже о том, чтобы выспаться. Конечно, дело было не в банальном эгоизме женщины, жаждущей внимания мужчины к себе. Тони довольно-таки много времени тому назад уже пришлось свыкнуться с положением терпеливой жены, которой отводится роль ожидающей мужа супруги. И, кто знает, сколько бы еще она могла бы ждать, если бы дело касалось только ее. Вот только … никто из нас не вечен. Нужно не только отдыхать от дел и заботиться о своем здоровье, но и посвящать внимание детям, которым необходима полная семья.
Пейтон провела взглядом риэлтора, дверь за которым закрыл Дитрих, и еще раз оглянулась в доме, который станет их на эту неделю. Она улыбнулась, слушая обращения Ноа к своему отцу, но не позволила себе говорить сейчас или вмешиваться в их мужской разговор – все-таки на ее руках удобно устроилась их маленькая Энджи, которую она пока еще не желала будить. В первую очередь, сама хотела немного опустить руки и отдохнуть от своей бесценной ноши.
- Ноа, солнышко мое, выбери себе комнату? – предложила Пейтон ребенку, прежде чем он метнулся на второй этаж и уже менее минуты после, огласил о том, что дело сделано. А ведь так: дети определенно знают чаще взрослых, чего хотят. Им не нужно долго думать, они просто видят и говорят – да, это мне нравится; да, это я хочу. Почему-то взрослея, люди забивают голову совершенно не нужными вещами, которые мешают только им делать единственно верный выбор.
Тони следует за мужем и за сыном в комнату с большой двуспальной кроватью, на которую пока еще не торопится укладывать спящую дочь. Она передает ее в руки мужу, когда он вошел в комнату, чтобы разложить небольшое покрывало поверх постели, на которую уложить Энджи, пока они будут разбираться с ее колыбелькой.
- Мм, - протянула женщина, прикрыв глаза так, словно бы уже могла уловить аромат от дыма и зажаренного на нем мяса. – Твое предложение звучит очень аппетитно, милый, - произнесла она, облизав губы, прежде чем направилась к постели, чтобы осуществить задуманное и устроить местечко для дочери на постели. – Мы можем и все вместе пойти. Почему бы нет? Прогуляемся по городу, узнаем о каких-то возможных поездках за его пределы, … что скажешь? – высказала свое предположение миссис Данцигер, прежде чем взять у мужа дочь, чтобы аккуратно ее устроить на приготовленном месте. У Тони было еще около часа до того, как маленькая кареглазая красавица проснется и потребует внимания своей матери. – Давай, пока Энджи спит, я помогу тебе с барбекю? Я могу приготовить салат и подготовить мясо к прожарке, пока ты разведешь на улице огонь? Ноа пока присмотрит за сестренкой, - завалила предложениями мужчину она, и ведь именно в этот момент подоспел Ноа-любопытный-нос.
- Я тоже хочу готовить барбекю! – потребовал мальчик, желая, само собой, выделиться при помощи более серьезной, как ему казалось, работы.

внешний вид

Отредактировано Tony Danziger (2016-06-24 00:09:45)

+1

5

-Сынок, ты пока пригляди за сестрой как сказала мама, -попросил сынишку Дитрих, как только его идея насчет барбекю была одобрена Тони. -На улице жарко, так что ей лучше поспать в теньке - а ты пока посидишь с ней, приведешь в порядок все свои дорожные снимки. Ты же хотел потом показать ребятам в школе куда мы ездили всей семьей?
Вообще фотография для Ноа - самое лучшее занятие на свете и его не надо просить дважды чтобы взяться за свой знаменитый фотик. Конечно же, он рад стараться и согласно кивнув, мигом перетаскивает в родительскую спальню всю свою технику, вместе с отцовским ноутом. И можно не сомневаться, что занявшись любимым хобби, мальчик не забудет о крошке Энджи - он всегда более чем серьезно относится к просьбам приглядеть за ней.
-Если она вдруг проснется, сразу позови нас, хорошо? -на всякий случай добавил старший Данцигер, прежде чем направится во двор вместе с любимой супругой. Что может быть лучше чем приятный обед на свежем воздухе? К тому моменту как мясо и прочие вкусности будут готовы, дневная жара уже пойдет на убыль, так что можно будет накрыть на стол прямо во дворе. -Так... теперь бы найти в какую сумку я сложил наш мангал...
Мангал, удочки, палатка и спальные мешки остались у Данцигеров еще с момента поездки в заповедник - и все это добро хранилось в гараже до тех пор пока Тони не дала команду ехать в Висконсин. Так что теперь, Дитриху оставалось лишь найти все что необходимо для готовки мяса и установить во дворе. Ну а пока глава семейства занимался сборкой мангала, Тони взялась за подготовку ароматного маринада для мяса и вкусный салат, который будет достойным дополнением к жаркому.
-Простите за беспокойство, можно войти? -услышав чей-то голос, Дитрих поднял голову от мангала и увидел пожилого афро-американца возле калитки. В руках мужчина держал тарелку прикрытую чистым полотенцем, под которым было явно что-то очень вкусное. -Жена сказала мне, что дом соседей теперь не пустует и послала отнести вам черничного пирога и заодно познакомится. Я Льюис МакРейн и живу в доме через дорогу от вашего.
-Конечно заходите, мистер МакРейн, -улыбнулся Данцигер. -Но право, не стоило беспокоится - мы здесь временные жильцы, приехали в отпуск. Решили что пора дать себе и детям возможность отдохнуть от Калифорнии.
-Стоило-стоило, -улыбнулся гость, пожав руку немцу и приветственно кивнув Тони. -Моя женушка, что всегда и за всеми все замечает, видела что у вас маленький ребенок - так что пусть полакомится вволю. Черничный пирог очень полезен, вдобавок Нора делает его так что пальчики оближешь. И вы правильно сделали что приехали сюда - у нас тут красиво, особенно на реке, так что вам будет что вспомнить. Мой сын тоже живет и работает в Калифорнии... давно уже, вот только ума так и не набрался до сих пор. Но что-то я слишком заболтался, а ведь моя старуха ждет новости о соседях.
-Быть может останетесь на обед? -как и полагалось по правилам приличия, пригласил старика Дитрих. -Вы были так добры, что угостили нас пирогом - мы можем предложить жаркое и салат.
-Нет, благодарю вас, -Льюис улыбнулся. -Пойду домой, обещал старухе помочь по дому, плюс еще собирался красить свою моторку. Кстати, если вдруг захотите порыбачить, то я с радостью присоединюсь. У меня есть все что нужно для наживки и снастей, так что тратится не придется.
-Мы с сыном обязательно зайдем к вам. Спасибо большое за пирог и за приглашение, -ответил Данцигер и после того как старик ушел, наконец-то доделал и установил мангал. Спустя еще минут десять-пятнадцать все было готово для жарки и оставалось лишь дождаться пока мясо как следует промаринуется. Конечно в идеале (насколько знал Дитрих) его надо было оставлять в маринаде на всю ночь, но и получаса тоже будет вполне достаточно чтобы жаркое было вкусным и сытным. -Я все сделал, любимая. Чем-нибудь надо тебе помочь?
Подойдя к жене, Дитрих обнял ее со спины и дразняще-легко коснулся губами ее щеки, отвлекая от перемешивания салата. Ее идея, бросить на время все дела, заботы и работу в Сакраменто была просто отличной с самого начала, ведь этот чудесный маленький домик был просто создан для того чтобы отлично провести время вдвоем, после того как уснут маленькие озорники.
-Я сейчас вспомнил... как мы с тобой гуляли в заповеднике ночью, -хитро улыбнулся Данцигер, проведя губами по шее Тони. -Не хочешь повторить? Правда надолго нам из дома не уйти, но я что-нибудь придумаю для настоящего свидания... как тебе такая идея?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-24 16:57:55)

+1

6

Пейтон прекрасно понимала стремление сына находиться всегда вблизи своих родителей, в самом эпицентре всех событий, поэтому не торопилась журить его или настаивать на своей просьбе. К тому же, просьба, что стала для маленького озорника за последние месяцы привычной – присмотреть за маленькой сестричкой – наверняка уже ему приелась. Однако Дитрих очень быстро придумал куда лучший способ для того, чтобы сын не только исполнил просьбу матери, но и сделал это с куда большим интересом и охотой, чем только оправдал звание лучшего переговорщика штата, которое дошло и до ушей Тони. Женщина улыбнулась, прежде чем Ноа согласно кивнул и отправился в свою комнату затем, чтобы доставить в родительскую спальню все необходимые гаджеты. В прочем, еще недолго оставалось ожидать того момента, когда малышка Энджи подрастет и начнет жаждать более близкого знакомства с окружающим ее миром. Уж тогда Пейтон будет попросту не оставить дочь на сына даже на полчаса – мало ли может произойти за это время? Дети есть дети. За ними нужен глаз да глаз.
Они с Дитрихом вместе спустились на первый этаж дома по лестнице, что лишь едва слышно поскрипывала под весом двух взрослых тел. Оглянувшись по сторонам, Пейтон только тихо вздохнула, увидев гору не разобранных сумок, среди которых и был тот самый мангал, который искал Дитрих. Мясо и все, что могло понадобиться для барбекю, которое они приобрели по дороге в Ла-Кросс, находилось в специальной сумке-холодильнике. Она была ярко синего цвета, так что спутать ее нельзя было ни с чем, поэтому поиски стратегически важного продукта не длились долгое время. Практически сразу Тони ухватилась за длинную ручку сумки, при помощи которой и перенесла ее на кухню, где и начала все необходимые приготовления.
Кухня в доме было не самой просторной, зато чистой и светлой. Светлой кухня была, пожалуй, именно за счет больших и просторных окон и светлых занавесок, сквозь которые и проникало много свежего воздуха. К счастью, ее окна не выходили на солнечную сторону, иначе находиться на кухне было бы в жаркую пору не так просто. Тем более, если учитывать еще и то, что на кухне наверняка собирались готовить и разогревать продукты постоянно.
Естественно, темнокожая женщина сразу же решила приступить к делу, чтобы не оттягивать надолго приготовление вкусных блюд. Да и, тем более, совсем скоро Дитрих соберет мангал, разведет огонь, а у нее еще ничего не готово! Конечно, в скором времени маринад был готов, в которое Тони и погрузила сочное мясо, после чего открыла окно на кухне, чтобы пропустить немного свежего воздуха. Совсем скоро дым начнет пленить округу, так что следовало опередить его, дабы она не зашел вовнутрь дома, цепляясь за занавески. Именно в этот момент, она заметила, как какой-то темнокожий мужчина пришел к ним во двор, держа в руках что-то очень близко похожее на пирог. Нахмурившись, Пейтон присмотрелась к неожиданному гостю, но так и не обратилась к нему. Тот, во-первых, не заметил ее, а во-вторых, женщине попросту не хотелось вмешиваться в разговор мужчин. Незнакомец почему-то выглядел не таким уж и незнакомым ей. Вот только, откуда она могла его знать и видеть – Тони не бралась предугадывать. Да и родни в Висконсине у нее не было! В прочем, о родне отца она не бралась судить, ведь ее она практически не знала. Разве только за исключением самой Карен. Вот только в последнее время, сводная сестра решила отправиться в какое-то путешествие, так что они мало общались сейчас.
Не дослушав до конца разговор мужчин, Пейтон принялась за приготовление салата. И именно за этим занятием ее застал Дитрих, когда обнял ее со спины, поставив на стол, принесенный соседями пирог.
- Нам нужно разложить и накрыть стол во дворе, а то на кухне будет жарковато для этого, - озвучила фронт оставшихся работ, о которых Дитрих и без того наверняка догадывался. Все-таки запланировать они запланировали, а выполнить все так и не успели. – Я сейчас еще только доделаю салат и сделаю легкие сэндвичи, - добавила она, когда муж прикоснулся ее щеки своими губами. В ответ на эту проделку мужчины она не могла ответить молчанием, поэтому повернулась к нему, внимательно слушая последующее предложение. – Думаешь, стоит выходить поздним вечером из дома? – игриво поинтересовалась она, высказывая свой естественный страх, оставлять детей одних. – Ты знаешь, что я не смогу устоять перед таким заманчивым предложением, милый, - на этот раз уже прошептала Тони, когда Дитрих приблизился к ней еще ближе. Так что, она могла, дразня его, легонько прикоснуться к его губам своими в едва ощутимом поцелуе, что уже в следующее мгновение стал более существенным и ощутимым. В доме было так тихо, что складывалось впечатление того, что они были совсем одни… и никто не помешает им побыть наедине. Оставалось только решиться и рискнуть, или же ждать более позднего часа, когда дети уже точно будут спать в своих кроватках. – Я безумно тебя хочу, но наша Энджи тоже скоро захочет кушать, - усмехнувшись, тихо и с долей сожелаения произнесла Тони.

+1

7

Дитрих не мог не улыбнутся, слушая любимую жену - и было очень заманчиво, позабыть обо всем на свете, поддавшись очередному страстному порыву... но для начала надо было дождаться пока дети улягутся спать. С Энджел проблем не будем, она ведь еще совсем кроха, а вот Ноа нужно будет уделить побольше внимания - на этом месте стоило попенять на себя, ведь в последнее время старший Данцигер не так уж часто имел возможность побыть с любимым сыном. Конечно же Ноа не обижался на своего отца, хотя и имел для этого все основания... но все равно Дитрих ощущал себя виноватым перед мальчишкой, которому отец был нужен не меньше любящей матери.
-Я бы тоже хотел сейчас все бросить и украсть тебя, -Данцигер хитро улыбнулся, обняв Тони. -Но не только Эндж скоро захочет кушать, так что надо бы заняться готовкой. Где там наша курица, промариновалась?
Поцеловав жену, немец взял миску с куриными ножками, которые и собирался хорошенько пожарить на мангале. Благодаря тому что огонь был уже разведен, это не заняло много времени, при этом Дитрих не стал слишком перчить мясо, помня что его будет в первую очередь есть ребенок. Совсем скоро жаркое было готово и все кусочки аппетитно разложены на блюде покрытом листьями салата и помидорками черри, так что оставалось лишь позвать сынишку.
Данцигер был совершенно уверен, что Ноа не отойдет от сестренки и не слишком увлечется своими фотографиями - несмотря на достаточно маленький возраст, мальчик был послушным и ответственным. Поднявшись в спальню, глава семейства застал сынишку сидящим возле кроватки Энджи: заметив что девочка проснулась, Ноа решил принести ей своего любимого плюшевого мишку, чтобы она ненароком не расплакалась.
-Смотри какой медведь? Если он тебе понравится, то заберешь его себе, -улыбнулся Ноа, коснувшись маленькой ручки Энджи. Он конечно же знал, что его сестричка еще не скоро научится ему отвечать - но мама говорила, что она уже сейчас все внимательно слушает и понимает. -У меня есть еще один дома, но он просто огромный - когда ты подрастешь, то сможешь на нем спать вместо кровати. Он мягкий-мягкий, как большая подушка.
-Сынок, ты еще не проголодался? -поинтересовался Данцигер, присев рядом с сыном. -У нас с мамой уже все готово.
-Энджи проснулась, но не заплакала как обычно, -сообщил Ноа своему отцу, смотря как тот осторожно взял ребенка на руки. -Может она не голодная еще?
-Я думаю что она еще просто сонная, -Дитрих улыбнулся, легонько коснувшись губами лобика любимой дочки. Просто чудесный и золотой ребенок, о котором могут мечтать любые родители - покушав, спокойно и долго спит. -Ну что, моя маленькая, пойдем к маме?
Спустившись на первый этаж дома и выйдя во двор, Данцигер передал малышку супруге и занялся сервировкой разборного "походного" стола, который тоже был куплен во время вылазки в заповедник. Ноа уселся за него первым, предвкушая вкуснейший обед и удивился увидев среди всего угощения горячий черничный пирог.
-Нас угостил наш сосед, мистер МакРейн, -объяснил сыну Дитрих. -Он живет на ферме через дорогу и звал нас порыбачить вместе с ним. Кажется у него есть моторная лодка, так что если захочешь прогуляться на реку, можем напросится в компанию с этим джентльменом.
-Конечно хочу! -тут же согласно кивнул Ноа. -Пап, а давай во дворе разложим нашу палатку? Я тебе помогу...
-Хорошо, почему бы и нет? -не стал возражать Дитрих. -Но сначала давай-ка поешь как следует - мы с мамой старались чтобы тебе все понравилось.
Итак, время после обеда было занято веселой установкой палатки, в которой поучаствовала и Тони, после того как снова уложила довольную и сытую Энджи спать. Ноа был просто на вершине восторга, притащив спальный мешок, свои игрушки и знаменитый фотоаппарат - теперь у него был самый настоящий домик для игр, которым он немедленно и занялся. И пока один ребенок отвлекся на палатку, а второй вновь сладко уснул, Дитрих получил возможность немного подразнить любимую жену, поддавшись ее нежным и ласковым объятиям на кухне.
-Я подумал, что мы можем устроить свидание на открытом воздухе... но не выходя за пределы фермы, -шепнул немец в губы Тони, перед очередным нетерпеливым поцелуем. -Так мы точно услышим если дети вдруг проснутся. Что скажешь на такой коварный план?
-Мама! Посмотри какую я нашел смешную фотку! -в этот самый момент в кухню пулей влетел Ноа, так что его родителям пришлось оторваться от очередного особенно нежного поцелуя и уделить внимание маленькому озорнику. В результате, порядком наигравшись и изрядно повеселившись, Ноа вырубился в спальне Тони и Дитриха, да так крепко, что не почувствовал как любимая мама осторожно переодела его в пижаму. Энджи тоже сладко посапывала в своей постельке, так что Данцигер не тратя даром времени, притянул к себе жену.
-Пойдем?
Они очень осторожно спустились по скрипучей лестнице и направились к старой конюшне, где Дитрих еще утром заметил охапки душистого прошлогоднего сена в денниках. Устроить из них импровизированную лежанку было проще простого, после чего Данцигер не скрывая жгучего и неуемного желания, обнял Тони и после нового жаркого поцелуя, принялся освобождать ее от ненужной одежды.
-Я кажется еще не успел еще сказать сегодня как сильно люблю тебя? -шепнул мужчина, прежде чем позволить любимой устроится сверху. -Ты мой самый дорогой подарок в этой жизни, милая... и я не устану повторять это. Иди ко мне?

+1

8

Семейную жизнь, поэтому и многие не выносят, что приходится в первую очередь заботиться и думать о своем ребенке (или детях, если их у четы больше одного), а тогда уже о себе и собственных желаниях, которых со временем прожитых лет становится ничуть не меньше прежнего. Естественно, каждый с долей ностальгии оглядывается на прежнее время, что принадлежало только тебе, и никто более не мог повлиять на твои решения или предположения – только ты и собственные желания и стремления стояли на вершине пирамиды собственного эго, которого далеко не каждый мог побороть в себе. Этого особенного взгляда на собственное прошлое не были лишены и Тони с Дитрихом, ведь оба они прекрасно помнили то счастливое мгновение в их юности, которое они могли посвятить лишь друг другу. Не было тогда между ними преград, помимо окна, ведущего в спальню темнокожей красавицы и слишком религиозной матери, которая явно не подозревала о том, что вытворяла у нее за спиной младшая дочь. Однако, так уж в жизни случается, что время идет, не останавливаясь, а люди взрослеют, не заметно даже для себя. Это неизбежный процесс, с которым каждый сталкивается по-своему. И именно во время оного приходит (должно приходить) осознание того, что ставить собственные эгоистичные желания превыше всего не совсем верное решение для счастливого будущего. Так уж случилось, что счастливый случай свел Тони и Дитриха снова вместе, предоставив им возможность не только исправить собственные ошибки, но и позаботиться о будущем, которое представляется только в детях. Ноа не был для них обоих запланированным ребенком, однако это не значило, что он не был желаемым. В прочем, кто сказал, что в жизни все должно происходить согласно плану? Тем-то жизнь и прекрасна, что непредсказуема.
Было тем еще испытанием заставить себя отпустить любимого и желанного мужа, чтобы продолжить заниматься приготовлением для их семейства позднего обеда, который в такую жару наверняка им всем заменит также и ужин. Крамольная мысль – а что же, если мы успеем? – не давала Тони покоя, пока она дарила Дитриху особенно нетерпеливый поцелуй, который пришлось заставить себя прервать, иначе это грозило определенными последствиями. Все-таки они могли увлечься, а этого нельзя было допустить, пока их двое прекрасных и горячо любимых детей находились в доме. К тому же, Ноа мог увидеть своих родителей в несколько неподобающем виде, чего, естественно, хорошие родители (а такими себя и считали мистер и миссис Данцигер) не могли допустить.
- Все здесь, - указала на контейнер, в котором находился маринад с мясом, заготовленным для их обеда. Они избрали нынче куриное мясо, поскольку его любил Ноа. К тому же, для его приготовления не нужно было тратить много бесценных минут. Как говорится – все легко и просто, а главное вкусно!
Подарив напоследок мужу более короткий, но не менее нежный и требовательный поцелуй, женщина передала ему в руки контейнер, после чего принялась за уборку на кухне. Тем более, Тони следовало перебрать все закупленные продукты и разложить по полочкам, чтобы не испортились. И пока женщина занималась этим несомненно важным делом, Дитрих успел разложить мясо на гриле, которое уже спустя несколько минут дало о себе знать ароматным запахом, что начал щекотать ноздри, разжигая аппетит.
Конечно, пока Бет занималась небольшой уборкой, что как обычно растянулась на чуть более длительное время, чем ожидалось изначально, муж успел довести все на гриле к состоянию практической готовности, поэтому и отправился за детьми на второй этаж. К счастью, к тому моменту, когда немец принес Энджи на кухню и передал ее матери на руки, Пейтон уже завершила свою уборку. Ей оставалось только поставить специальное переносное кресло-качалку на один из стульев раскладного стола, рядом с собой, чтобы перекусить вместе со всеми, а после и покормить маленькую кроху, уже поднявшись на второй этаж дома. Время до вечера пролетело незаметно быстро для каждого члена семьи, тем более его они провели, как того и хотели, вместе, что не могло не радовать женщину, когда она наблюдала за счастливыми выражениями лиц мужа и сына. Но, когда усталость, накопившаяся из-за жары и длительного путешествия, сморила сына, у четы Данцигер получилась отличная возможность наконец-то посвятить время лишь друг другу. Поэтому темнокожая женщина нисколько не была против возможности последовать за супругом. Тем более, у мужчины уже был какой-то план на уме.
- Мне не терпится уже узнать, что ты придумал для нас, - тихо прошептала в ответ Тони, прежде чем последовать за мужчиной, сгорая от нетерпения. Ей, естественно, хотелось уже узнать, о чем именно говорил Дитрих, когда несколько часов назад говорил об их романтичном свидании, если можно так сказать.
- Почему-то мне сейчас припомнилось, как мне приходилось сбегать к тебе через окно, - тихонько, сдерживаясь от смеха, проговорила Пейтон, пока они с Дитрихом ступали по лестнице. А когда они оказались на конюшне, где все еще хранился стог сена, в котором кое-кто заблаговременно устроил лежанку, замысел любимого мужчины показался еще более привлекательным: - Честно признаться, я такого даже не ожидала, - призналась женщина, даря один из нетерпеливых поцелуев, во время которых они оба поторопились избавить друг друга от одежды, чтобы не терять времени зря, как и когда-то … вот только тогда двум безумным влюбленным преградой была строгая матушка Пейтон.
- И я тебя люблю, больше жизни, больше всего на свете, - плавно опускаясь на мужчину, произнесла Тони, прикрыв глаза, получая удовольствие от последующих неторопливых движений, которыми до поры до времени растягивали удовольствие.

+1

9

Время... порой кажется, что оно летит совершенно незаметно для человеческого глаза, однако стоит лишь на мгновение притормозить - и поймешь, как много его теряется практически впустую. Вспоминая сейчас яркие мгновения своей молодости, Дитрих не мог не пожалеть в очередной раз, что расстался с Тони... и неважно, что потом их дороги все же соединились воедино, давая двоим влюбленным очередной шанс на счастливую жизнь вместе. Так или иначе им довелось пережить долгую разлуку, о которой теперь хотелось только сожалеть, как и о собственной глупости...
Когда-то Тони решила что не сможет переупрямить Дитриха и заставить его отойти от криминальных дел, а он лишь послушно принял ее решение и по сути дела отпустил ее к другому мужчине. Думая обо всем этом теперь, Данцигер понимал, что должен был послать все к черту и думать лишь о своей любимой женщине, которую он мог потерять навсегда. Во всей этой истории было слишком много "если" и "может быть", которые могли бы помешать Дитриху и Пейтон воссоединится вновь.
Если бы Картер не был таким дураком, то может быть Дитриху не удалось бы тогда позвать Тони на поистине роковую встречу в гостиницу.
Если бы Данцигер в свое время не думал только о себе...
Может быть все было иначе?
Отбросив все свои размышления, Дитрих провел ладонями по бедрам жены, позволяя ей держать понравившийся ритм движений. Она была особенно прекрасна в момент наслаждения и он любовался ею, прежде чем притянуть ближе к себе для очередного жаркого поцелуя. И как же здорово было осознавать, что сегодняшняя ночь без остатка принадлежит лишь им двоим - по крайней мере до того момента пока не придется вспомнить о благоразумии и вернутся в спальню, к сладко спавшим детям.
-Такими темпами я привыкну и не захочу отсюда уезжать, -шепнул на ухо любимой жене Данцигер, прежде чем обняв ее, мягко уложить на ароматную сухую траву. -Со всей этой спешкой и работой я едва не позабыл какое это счастье - просто быть с тобой рядом.
Обняв Тони и коварно ускорив темп своих движений, Дитрих сжал ее ладонь, совершенно позабыв обо всем на свете. И словно бы не было тех впустую потраченных лет, проведенных врозь? Та самая истинная любовь, возникшая еще в юности и предсказанная эксцентричной тетушкой немца нисколько не померкла и не потеряла своего изысканно-манящего вкуса. Данцигер и Тони были очень счастливы этой ночью и в свою спальню вернулись только лишь на рассвете и будучи уже без сил, улеглись рядом со сладко спавшим Ноа. Посмотрев как сонный мальчишка прижался к любимой маме, Дитрих не мог не улыбнутся и провалился в блаженный сон, накрыв ладонь жены своей...
-Мам, пап... Энджи плачет, просыпайтесь! -раздался звонкий голос Ноа едва только Данцигер успел опустить голову на подушку. Естественно, маленькая дочурка не стала ждать пока родители выспятся после своих ночных приключений и громко напомнила о себе, требуя любимое лакомство. -Пааааап! Ты слышишь меня?
-Слышу-слышу, сейчас! -Дитриху пришлось буквально вскочить с постели и достать из кроватки Энджи, чтобы передать ее Тони. Жена была все еще очаровательно-сонной, так что немец с особенным удовольствием сейчас поцеловал ее, прежде чем отправится вместе с сынишкой умываться. -С добрым утром, любимая. Похоже что сегодня я буду весь день спать на ходу... что если нам пойти прогуляться после завтрака? Возьмем детей и заодно проверим местный маркет.
Хорошенько умывшись и затем с хрустом потянувшись, Данцигер вышел во двор, чтобы приготовить стол для завтрака - вообще, хорошо бы прикупить навес, вроде тех что бывают на пляже, чтобы дети могли гулять не опасаясь солнечного удара. Размышляя обо всем этом, Дитрих вдруг совершенно неожиданно услышал знакомый голос на улице - вот только, где же он его слышал раньше?!
-Папа, хватит! Я приехал не для того чтобы слушать нотации! Давай ты не будешь начинать уже с порога? -выглянув за забор, немец к своему удивлению увидел возле дома соседей... бывшего мужа Тони. Тот по всей видимости только что приехал и успел уже поругаться с мистером МакРейном - но стоп, тогда получается что этот радушный и добрый старик бывший свекр Пейтон? -Вот посмотри лучше - я привез тебе все нужные лекарства о которых говорила Нора. Она говорила что ты наотрез отказался ехать в город получать их по рецептам. Что за ребячество, папа?
-Интересно кто кому читает нотации, Джон? -ответил Льюис. -И я уже говорил что не собираюсь ходить по врачам! Если в моем возрасте ничего не болит, значит пора уже на кладбище... Лучше объясни мне, почему ты приехал без Эмили? Я надеялся, что у вас все хорошо...
-Долго рассказывать, отец - пойдем лучше в дом? -буркнул Картер, после чего на улице снова стало по-утреннему тихо.
-М-да.., -сам  себе сказал Дитрих, прежде чем за ним прибежал довольный и чистенько умытый Ноа и сообщил что порядком проголодался. -Сейчас, мой хороший. Мы с мамой что-нибудь быстренько сообразим.
Мальчик послушно кивнул и услышав что предстоит прогулка, тут же побежал в дом, ставить свой знаменитый фотик на зарядку. Ну а Данцигер вернулся в спальню, чтобы сообщить супруге последние интересные новости.
-Милая... ты ни за что не угадаешь, кого только что принесло к нашим соседям, -сообщил мужчина, усевшись рядом с любимой женой, пока она занималась кормлением малышки Энджи. -Твоего бывшего мужа... и похоже сосед что угостил нас пирогом, его отец. Во всяком случае, он только что назвал его папой...

+1

10

Мгновения, проведенные наедине с Дитрихом, всегда были бесценными для Пейтон. Еще тогда, в давнее время их юности, когда ей приходилось сбегать к своему немцу, врать матери и сестре о том, где она была и с кем, и сейчас, когда они вынуждены укрыться вдвоем, чтобы вновь развести пожар их страсти, которая, казалось, никогда не угасала. Глупости – да, кто их не совершал? Совершили глупости и они однажды, решив, что лучше будет им расстаться. В прочем, именно Тони и огласила об этом решении, видя, что немец и не думает выбираться из той «ямы», в которую угодил из-за своего приятеля, что оказался на редкость гадким типом. Но, не в нем было дело. В прочем, как и неважно было то, что оставалось частью их истории, без которой оба не ценили, наверное, так то, чем обладали сейчас, ведь судьба сделала им обоим, несомненно, самый неожиданный подарок, на который даже не рассчитывал никто из них.
Слегка приподняв подбородок вверх, так и не открывая глаз, темнокожая женщина располагала возможностью руководить процессом их взаимно прекрасной и приятной во всех отношениях близости, ради которой стоило проделать длительный путь из Калифорнии в Висконсин. Все-таки порой ожидание, подкрепленное особенным антуражем, творит удивительные вещи. Оно подогревает желание и делает ощущение удивительными и уникальными. Такого уж явно они не могли себе позволить в Сакраменто – в этом была практически убеждена Пейтон, издавшая тихий стон удовольствия, как только мужчина провел вверх по ее бедрам своими теплыми ладонями.
- Мы всегда можем приехать сюда еще когда-нибудь, - тихо прошептала в ответ женщина, едва сдерживая собственный стон, что готов был вырваться из ее уст, как только Дитрих ускорил движения, уложив ее при этом на спину. В обнаженную спину сразу же впилась добрая сотня сухих травинок, вот только на них Тони не обратила никакого внимания. Она лишь отвечала на поцелуи любимого супруга, обнимала его за плечи и проводила пальцами по ним, сжимая в определенные моменты возвышенной чувствительности, когда волна удовольствия была готова вот-вот уже накрыть ее полностью с головой. – Когда ты заработаешься снова … я обязательно напомню тебе эту ночь, - со сбитым голосом, произнесла миссис Данцигер, нисколько не кривя душей. В прочем, Дитрих должен был знать и помнить, что его жена готова порой идти на весьма радикальные меры, коли не видит иного возможного варианта. Так, например, она однажды заявилась в очень откровенном и экстремально коротком платье на бывшую работу своего немца в коллекторскую компанию и заставила его позабыть о возможных обидах, которые возникли у них буквально на пустом месте.
Естественно, изголодавшиеся друг по другу супруги далеко не сразу нашли в себе сил отстраниться и подняться в спальню, где на них ожидали спящие дети. Конечно, Пейтон несколько беспокоилась о сыне и дочке, что находились в данный момент, практически, без присмотра, вот только сделать усилие легко только в своем воображении или в момент принятого решения. Так что, когда солнце только-только начинало подсвечивать небосвод, а звезды одна за другой начали исчезать с безграничного неба, Тони с Дитрихом в который раз пришлось припомнить собственную юность, когда они были вынуждены тихонько на корточках возвращаться домой. Но, тогда они могли опасаться гнева взрослых, тогда как сейчас не хотели попросту беспокоить собственных чад, что видели в данный момент не один сладкий и прекрасный сон. Прежде чем устроиться в постели рядом с сыном, который остался спать в первую ночь в комнате своих родителей на их большой кровати, Пейтон подошла к колыбельке дочери, к которой и присмотрелась, чтобы все было в порядке, а затем поправила заботливо одеяло.
Сон сморил ее практически сразу, стоило только обнять сына, инстинктивно придвинувшегося во сне к ней, а муж накрыл ее ладонь своей. А вот проснуться оказалось куда сложнее… все-таки нет ничего на свете более сладкого, чем сон.
Сперва Тони открыла один глаз. Им она увидела сидящего в постели возле нее Ноа, что еще пытался растолкать во сне отца, перегнувшись через маму, которую, видимо, оказалось бесполезно будить. Ну, а мгновением после, женщина осознала, что фоновый шум – это вовсе не будильник и не передача по ТВ, а малышка Энджи, сладко проспавшая практически всю ночь, требовала внимания мамы и, само собой, была уже очень голодной. Заставив себя оторвать голову от подушки, Пейтон села в постели, когда Дитрих передал ей дочь на руки, не забыв еще напомнить супруге о тех незабываемых мгновениях, которые они провели на конюшне. Собственно, об этом могла также напомнить не одна травинка, принесенная  кем-то из пылких супругов на своем теле.
- Доброе утро, любимый, - ответила женщина мужу, взяв у него дочь. – Мы можем пройтись – да, как и планировали это вчера, - добавила она, все еще сонно щурясь. Ну, а когда их с Энджел оставили наедине, Тони сразу же сняла подгузник с ребенка и покормила, после чего переодела в свежую одежду и умыла любимую крошку. Только после этих важных процедур, Пейтон принялась кормить дочь. И именно за этим делом Дитрих застал своих дам, вернувшись в спальню.
- Что-то случилось? – не представляя себе, свидетелем чего стал муж, сонно поинтересовалась у мужа Тони. Ну, а когда услышала все, то просто не могла поверить. – Ты, наверное, ошибся? Я никогда не была знакома с отцом Джона, но … какое это уже имеет значение? – нахмурилась Пейтон, не слишком понимая, как теперь ей быть. В прочем, она давно уже не была ничего должна Картеру. Они расстались, как в море корабли – каждый пошел своей дорогой. Всего несколько раз они встречались несколько лет тому назад в Сан-Хосе, но так и не разговаривали после того, как суд принял решение расторгнуть брак. – Нет, ну я просто не верю… - выдохнула еще раз Тони. – Здесь должна быть какая-то ошибка.

+1

11

-Я совершенно точно, только что видел Картера, так что ошибки быть не может, -пожал плечами Дитрих в ответ на слова любимой супруги. -Впрочем... он все равно не сможет испортить нам отпуск, так что черт с ним. Пойду-ка я начну готовить завтрак, а то наш парень уже порядком проголодался.
Спустившись вновь на первый этаж дома, Данцигер принялся за готовку и быстро позабыл о Джоне Картере. Ему и Пейтон нужно было уделить внимание сыну, с нетерпением ожидавшему не только вкусного завтрака, но и интересной прогулки, так что немец взялся приготовить для мальчика его любимые сэндвичи. Ноа прибежал к столу во дворе, уже будучи в превосходном настроении и предвкушая как много хороших фотографий он сделает, если родители поведут его прогуляться к реке. Там ведь наверняка очень красиво? Так же как на озере в заповеднике, где мальчику очень-очень понравилось проводить время во время прошлой поездки.
После того как Тони присоединилась к завтраку, планы на прогулку уже были полностью определены - сначала заглянуть в местный маркет на пристани, потом немного пройтись пока еще не стало слишком жарко. Отправляясь в поездку, Дитрих и его супруга не стали брать с собой коляску для маленькой дочурки, решив что хватит самой обычной кроватки-переноски - но в ней маленькой принцессе наверняка будет жарковато на открытом солнце, так что следовало поторопится и успеть пройтись.
-Пап, а мы купим мороженого? -поинтересовался Ноа, когда родители наконец-то собрались и все семейство вышло из дома. -Я хочу шоколадный рожок!
-Сейчас купим, дай только дойти до магазина, -улыбнулся Дитрих, протянув сынишке руку. -Но прежде мороженого надо бы прикупить продуктов на сегодняшний и завтрашний день - того что мы взяли с собой явно не хватит.
Благополучно добравшись до магазина неподалеку от небольшой пристани, Данцигер уже собрался было зайти, но тут один из служащих предупредил что в общем зале "полетел" кондиционер и теперь там чертовски жарко. Естественно, при таком раскладе, Тони и детям лучше было подождать главу семейства на улице, благо что на пристани было полно лавочек под тентами куда можно было присесть.
-Милая, что мне купить? Я сейчас быстро вернусь, а вы пока подождите меня, хорошо? -прежде чем уйти, Дитрих легонько коснулся губ любимой жены своими. -Здесь намного прохладнее чем в магазине.
Получив все ценные указания от супруги, немец ушел в маркет, тогда как Ноа, и Тони с Эндж на руках удобно устроились на лавочке на пристани. Здесь гулял прохладный и приятный ветерок от реки, так что дневная жара не казалась такой уж невыносимой.
-Мам, я сделаю несколько фото пока мы ждем папу? -попросился Ноа и получив разрешение, уселся на теплых досках на самом краю пирса, взявшись за свой любимый фотик. Именно в этот самый момент, нелегкая и принесла к маркету Джона Картера - он решил сходить за сигаретами и был очень удивлен увидев бывшую жену с прелестной малышкой на руках.
-Пейтон...? Не ожидал тебя здесь увидеть.., -тихо произнес Картер подойдя ближе. -Какими судьбами в Висконсине? Пожалуй мне даже не стоит спрашивать как у тебя дела...
Мужчина кивнул в сторону прелестного ребенка, мирно спавшего на руках у Тони. А ведь когда-то он мечтал, что именно она подарит ему детей... но только все испортила банальная и непредсказуемая случайность. Та самая встреча в ресторане, после которой Джон окончательно и бесповоротно потерял жену..
-Чудесный малыш, -не спрашивая разрешения, Картер уселся рядом с бывшей женой. -А я приехал навестить отца... старик в последнее время часто болеет. Я не рассказывал тебе о нем, потому что мы с ним серьезно повздорили в свое время.

+1

12

Прошлое … никто не лишен этого груза за своими плечами, что только увеличивается с каждым следующим прожитым годом. Оно способно оставаться незаметной тенью, следующей за тобой на протяжении всей жизни, но может порой и настигать в самые не приятные для этого моменты жизни, во время которых совершенно забываешь о нем. Однако ошибочно полагать, что ты сможешь скрыться от своего прошлого. А будешь пытаться, кто знает, к чему это в итоге приведет?  В прочем, Пейтон не была одной из тех женщин, что стремились сбегать от себя или собственных ошибок. Она-то и старалась не сожалеть о содеянном, разве только исправлять те ошибки, которые поддавались исправлениям. Ведь прошлое было ей не под силу исправить. Не говоря уже о том, что прошлое не являлось тайной для них с Дитрихом. Они оба старались жить дальше, искали свое счастье в другом месте, но … так и не нашли его.
- Да, ты прав, милый, - согласилась женщина с Данцигером. – Это не повлияет на наш отдых. Тем более, ради него мы проехали столько миль, - убрав с лица мешающую прядь кудрявых волос, Тони улыбнулась мужу, прежде чем подарила ему еще один короткий поцелуй. – Сейчас мы с Энджи доедим и присоединимся к вам с Ноа, - добавила она, после чего поправила на руках дочь, что продолжала неторопливо завтракать.
Естественно, оставшись наедине, Пейтон не могла не припомнить дни своего первого замужества, что были так не похожи на их с Дитрихом брак. Те пять лет, экс миссис Картер могла лишь сравнить с погружением в воду на длинных пять лет, в течении которых она и не жила вовсе – попросту задержала дыхание и ждала, когда придет ее спасение. И оно пришло, в лице того мужчины, чувства к которому не смогло даже время погасить.
Была ли в этом вина Джона?
Был ли виновен Дитрих в случившемся?
Нет, пожалуй, все-таки виновных в этой истории не было, кроме самой Пейтон, что требовала от Дитриха слишком много в их время, как и было ее виной то, что позволила увести себя под венец совершенно не любимому, но такому хорошему человеку по имени Джон. Вина, если только и могла быть доказана, то лежала полностью на плечах Тони, что хотя бы сейчас знает, чего хочет от жизни.
Закончив с кормлением дочери, которую сразу же переодела в тонкое платьице, в котором Энджи не должно было быть жарко, Пейтон вместе с ней спустилась на первый этаж. Вот только парни уже успели не только приготовить завтрак, но и накрыть стол во дворе. Именно за этот столик и присела Тони, держа на руках дочь, что смотрела на отца и братца своими большими карими глазами, чем только лишний раз напоминала своей матери Ноа в таком же возрасте.
- Помнишь, Дитрих, Ноа тоже так смотрел, когда был сыт? – обратилась темнокожая женщина к мужу, после чего малышка ухватилась за платье матери в области декольте. – Да, и аппетит точно такой же был… - несколько тише добавила она, протянув руку к одному из сэндвичей, которые приготовил глава их семейства.
Так, за завтраком был создан план на ближайшее время - до полудня, тогда как после оного Тони лелеяла надежду на то, что им с Дитрихом удастся вместе с детьми передохнуть и поспать еще хоть полчасика, ведь ночь для них прошла без сна. Собственно, не тратя времени зря, семейство Данцигер собралось на прогулку, которой суждено было пройти через маркет. Ноа сразу же потребовал у отца свое любимое лакомство, тогда как малютка на руках у своей матери продолжала курлыкать на непонятном языке и только возле маркета, к которому они подошли, уснула.
- Думаю, нам стоило бы приобрести еще овощей к салату, стейки из говядины и каких-нибудь вкусностей. Нашей Энджи можно купить самое обычное печенье – без шоколада и добавок, и твердое, чтобы она могла его хоть немного погрызть, - Пейтон сразу же начала называть все, что вспоминала из нужных им продуктов, после чего вместе с Ноа подошла ближе к пристани. Там была приятная тень, а свежий ветер из реки не давал возможности ощутить жару – просто идеальное место для ожидания. Тем более, мать семейства все еще явно хотела спать, стоило только прикрыть ей ненадолго глаза.
- Хорошо, но только будь осторожен, Ноа, - Тони позволила сыну сделать пару снимков, пристально следя за ним, пока дочь продолжала спать и только морщила свой носик во сне. И ведь, именно в этот момент чей-то голос назвал ее имя.
Вообще, за столько лет она уже и забыла, как звучит голос Джона, хотя выражение его лица она по-прежнему помнила. Они виделись всего пару раз в Сан-Хосе, но никогда ранее не разговаривали, поэтому Тони даже не знала, чего ей стоило ожидать от бывшего мужа. Знала ведь – он обижен на нее. Но, что могла еще сделать?
- То же могу сказать и о тебе, - коротко усмехнулась в ответ Пейтон, смерив взглядом Джона. – Мы приехали всей семьей на отдых, - добавила она, отведя взгляд в сторону, чтобы не выпустить из внимания Ноа. Когда мальчишка сел на пристани, свесив ноги, она до жути испугалась. Но, не окликнула сына, ведь пока еще все было под контролем.
На самом деле, женщина не рассчитывала на то, что Джон решит присесть рядом с ней. Но, не стала прогонять его. В конечном итоге, они находились в общественном месте. Да и как оказалось, Висконсин и непосредственно сам Ла-Кросс был в какой-то степени родиной ее бывшего.
- Это девочка, - поправила она Джона, когда он назвал Энджи просто и непринужденно малышом. – Ничего страшного, что не рассказывал. Но, надеюсь, твой отец поправится, - она ничего не сказала относительно ссоры, на которую сослался Картер, но едва не проронила ироничное – я без этой информации обошлась бы. – Ноа, осторожней там! Иди сюда? – окликнула она сына, боясь, что тот все-таки свалится в речку, а она с этим ничего не сможет поделать из-за того, что кое-кто нагло отвлекает ее какими-то совсем лишними разговорами.

внешний вид

Отредактировано Tony Danziger (2016-06-27 17:53:38)

+1

13

Ну а пока Джон Картер раздумывал о чем бы завязать беседу с бывшей женой, Дитрих реально едва не сварился в маркете, пока нашел все что ему нужно было купить. Поездка на ферму немного напомнила ему давнее путешествие с родителями... когда он был еще совсем мальчишкой немного постарше Ноа, а Лин только-только училась делать свои первые шаги. Это была незабываемая поездка на границу Саксонии и Бранденбурга, где было несколько красивых озер - несколько дней что семейство Данцигер там провело, навсегда врезались Дитриху в память и стали поистине незабываемыми. Помнится, отец тогда говорил, что тоже в детстве частенько бывал на озере Гайерсвальдер и шутил, что когда-нибудь обязательно привезет сюда своих внуков, когда Дитрих станет взрослым и солидным человеком и обзаведется семьей.
Увы, но судьба сыграла так, что родителям немца не суждено было увидеть своих внуков - хотя Аннелиза мечтала о том, что когда-нибудь смешная темнокожая девчонка станет женой для ее любимого сына и подарит ему много детей. В общем-то, все именно так и вышло, но лишь по прошествии времени - и теперь Дитрих не собирался более терять его впустую. Когда Энджи подрастет, он обязательно отвезет ее и Ноа в Дрезден и покажет им любимый город своего детства и начала буйной юности - и конечно же отвезет в самые живописные места родной Саксонии. Ребятам и Тони обязательно придется по вкусу это небольшое и интересное путешествие, особенно если учитывать, что кое-кто обычно вспоминает об отдыхе только "из-под палки". Даже просто подумать о такой поездке уже было весьма приятно и сложив все свои покупки в тележку, Дитрих поспешил к кассе, чтобы как можно быстрее расплатится и рассказать жене о своей гениальной идее. Он был уверен, что и Лин обязательно захочет съездить домой, как только немного развеется и придет в себя после всех событий, сопряженных с разводом.
Расплатившись и не забыв про обещанное сыну мороженое, Данцигер с большой радостью покинул душное помещение магазина... и едва ли не замер на месте, увидев рядом с Тони на лавочке ее бывшего. С расстояния на котором находился Дитрих было сложно расслышать что-либо, однако вид у Джона был явно какой-то растерянный? И немцу не понравились те взгляды, которые Картер то и дело бросал в сторону Тони.
За несколько минут до появления главы семейства, Ноа послушно подбежал к своей матери, едва только ей стоило его позвать и удивленно посмотрел на незнакомого дядьку. Ему было очень интересно, почему он обращается к Тони на "ты", но мальчик промолчал, усевшись на скамейку и лишь изредка поглядывая на темнокожего мужчину. В этот самый момент, поддавшись зависти или глупости, Джон и совершил свою самую первую ошибку в разговоре с бывшей женой.
-Он давно бы поправился, если бы не был таким упрямым старым ослом, -буркнул Картер, но осекся увидев смешного кудрявого мальчишку с фотоаппаратом в руках. -Твой сынок уже совсем большой... не верится, что уже прошло так много времени с нашего развода. Знаешь... а ведь когда ты сказала что уходишь я был готов принять его как своего...
После этих слов Ноа-любопытный-нос тут же поднял голову, услышав нечто очень интересное. Он хорошо знал что такое развод и удивленно захлопал глазами, посмотрев на Картера. Этот дядька наверное шутит? Мама не могла быть за ним замужем...
-Мам... кто это? -решился тихонько поинтересоваться мальчишка. -Он мне не нравится...
-Когда-то мы с твоей мамой были женаты, -тут же ляпнул Джон. -Я просто подошел поздороваться.
-Если вы уже поздоровались, то уходите.., -не полном серьезе заявил Ноа. -Я сейчас позову моего папу...
Именно этот самый момент и застал Дитрих, когда подошел к скамейке вместе со своими покупками. Теперь настал черед Джона изумленно вытаращится на немца, пока тот поставив свои пакеты, обнял любимого сынишку и подхватил его на руки.
-Хватит, Джон. Ты ведь приехал к отцу? Вот и топай к нему, -коротко но ясно произнес Данцигер. -Уверен, что он уже заждался твоего возвращения. Всего тебе хорошего.
-Так это он!? Тот самый клиент, которого я сам привел тогда в ресторан? -зло процедил сквозь зубы Картер. -Черт возьми, Пейтон... и ты бросила меня ради первого встречного кретина??
Ноа после всего этого, испуганно прижался к Дитриху и закрыл себе уши ладонями. Данцигер понял, что придется применить экстренные меры и усадив сынишку рядом с Тони, решительно поднялся со скамейки.
-Давай отойдем, Джон? На пару слов.
По счастью, Картер не стал бухтеть и послушно направился следом за Дитрихом, в сторону маркета. Остановившись, Данцигер прежде прикурил сигарету, а потом резко и сильно врезал риэлтору в поддых.
-Я хотел дать тебе возможность по-тихому свалить, но ты не послушался. Лицо так уж и быть тебе портить не буду, чтобы не огорчать твоего старика - доброго и хорошего человека... но поучить - поучу, дабы не зарывался в следующий раз.
Еще один короткий, но болезненный удар почти заставил Джона взвыть от боли и осесть на землю. Дитрих едва сдержался, чтобы еще раз не врезать болтуну - для профилактики.
-Если тебе так не терпится выяснять отношения - выясняй их со мной, понял? Еще раз посмеешь подойти к моей жене, пожалеешь.
Выбросив сигарету, Данцигер вернулся к пристани, где и уселся рядом с Тони и Ноа. Мальчик был явно растерян и напуган тем что только увидел и теперь надо было придумать какое-то правдоподобное объяснение?
-Почему он так сказал про маму?? -тут же поинтересовался Ноа, стоило ему только забраться к отцу на руки. -Пап? А еще он говорил что хотел меня забрать...
-Потому что он дурак, сынок, -ответил Дитрих, не найдя более разумной отмазки. -Мы с мамой были с ним знакомы, когда жили в Сан-Хосе. Видимо ему нечем заняться, кроме как болтать всякую ерунду - так что забудь все что он тут наговорил.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-28 00:55:02)

+1

14

Так уж получается, что неприятное прошлое не получается забыть или вытереть из своей жизни так, чтобы от него не осталось ни малейшего следа. Именно по этой причине темнокожая женщина до последнего мгновения молилась небесам, чтобы забрали от нее словоохотного бывшего, дабы тот не проговорился при ребенке (при одном любопытном и очень умном курносом носе) о том, что вспоминать она сама не хотела. Ну, а если и вспоминала, то с долей нелюбимых сожалений. Все-таки сожалеть о чем-либо Пейтон никогда не любила и с готовностью и высокоподнятой головой отвечала за свои ошибки. Ну, если на чистоту, то в юности она еще стремилась ухитриться и выкрутиться, в то время как с возрастом это казалось ей смешной попыткой уйти от ответственности, чего сама она не желала. Мы же взрослые, ответственные и все такое.
Определенно, Тони следовало напомнить Джону о том, что некоторые вещи лучше не обсуждать все-таки при детях. Это обычно ничем хорошим не заканчивается, вызывает массу несвоевременных вопросов и ответов, к которым пока не была готова сама женщина, пусть даже и не планировала делать перед детьми какую-то вселенскую тайну. Однако миссис Данцигер предполагала, что ее Картер сам поймет о том, что есть вещи, о которых не стоит вспоминать или вовсе ворошить. Все-таки есть вещи, что должны оставаться в прошлом, пока не стали вовсе испорченными. Такими были и отношения между бывшими супругами – Тони, несомненно, была хорошего мнения о Джоне, от которого попросту не ожидала того, что случилось дальше. И ничем другим, кроме как подлостью она не могла это назвать.
- Сейчас не время предаваться воспоминаниям, - осторожно напомнила Пейтон, посмотрев на сына, что начал прислушиваться к разговору своей матери с незнакомым ему человеком. Еще бы, ведь даже фото Тони не хранила после первого брака, честно проведя «обряд прощания с прошлым», когда сожгла все-все, что только могло побеспокоить ее. Тогда она носила под сердцем Ноа и была уже достаточно эмоциональной, так что решила попросту опередить возможные вспышки злости на свое недавнее прошлое, о котором она не хотела вспоминать лишний раз. Все-таки всеми мыслями и устремлениям женщина желала поскорее вступить в новую жизнь, рядом с бесконечно любимым и желанным Дитрихом. Правда, ей все-таки пришлось еще какое-то время подождать, прежде чем они официально поженились.
Увы, но Джон не послушал Тони. Он не прислушался к ее словам и более того, поспешил заговорить с ее сыном. Этим самым мужчина грозил разозлить Пейтон, что была страшна в гневе. Правда, это же и могло отрицательно сказаться на дочери, безмятежно спавшей на ее руках. Именно это, пожалуй, и заставило темнокожую леди задержаться на своем месте и не подниматься со своего места, угрожая расправой бывшему. В прочем, очень вовремя из магазина вышел Дитрих, «занявшись» Картером, который только продолжил болтать, вместо того чтобы уйти. Когда же немец увел навязчивого собеседника своей супруги и внезапного нарушителя их покоя, Пейтон виновато посмотрела на сына, в глазах которого читался откровенный испуг и непонимание происходящего.
- Не волнуйся, Ноа, - обратилась она к сыну, потянувшись к его пухленькой щечке свободной рукой, чтобы игриво коснуться ее и тем самым повеселить ребенка, как это делала обычно.
- Этот человек говорил не правду? – спросил Ноа и, пожалуй, Дитрих вернулся очень даже вовремя, поскольку у Тони сейчас не хватило объяснить сыну, какой была его мама наивной и глупой в свое время.
- Давайте пойдем еще пройдемся вдоль реки? – предложила женщина, когда муж куда более проще объяснил сыну все. Хотя, надо сказать, что немец вовсе не объяснял, решив, что лучше будет сыну ничего не знать о некоторых жизненных сложностях прошлого своих родителей.
Что же, они прогулялись этим утром вдоль реки, присмотрев несколько местечек, где можно было сесть на речной пароход и прокатиться. Это развлечение, конечно же, нельзя было пропустить. Так что, было решено ближе к вечеру, когда жара спадет, как-нибудь отправиться на такую себе речную прогулку, тогда как этот обед предстояло провести в доме, который они снимали. И, честно говоря, Тони даже опасалась возвращаться в этот дом…
Ведь, что если снова Джон Картер даст о себе знать? Никаких судебных запретов для того, чтобы приблизиться к их дому и продолжить навязывать свою беседу, у него не было. Правда, Тони не учла вовсе талант убеждения мужа. Так что, все равно осторожно оглянулась по сторонам, прежде чем вошла в дом, где немного искупала детей (все-таки на улице жарко, а ничто так не помогает избавиться от ее настойчивого влияния, как водные процедуры). Надо сказать, что купание всегда нравилось, как Ноа, так и малышке Энджи, которую старались купать всем семейством, ибо это было чем-то незабываемым. Энджел безумно радовалась водичке и очень охотно играла с братцем (в меру своих возрастных возможностей), заставляя и его позабыть о неприятной встрече. После освежающего купания, Тони покормила своих детишек, после чего … наступил долгожданный час обеденного сна, когда уснули, кажется, буквально все. Даже соседи.
- Рано или поздно нам придется Ноа все равно рассказать правду, - тихим шепотом произнесла свои слова Пейтон, не желая будить сына или дочь, когда повернулась к мужу в постели, поскольку ложились спать все. Но, вот только взрослые пока еще не успели уснуть…

+1

15

Дитрих всегда умел находить общий язык с окружавшими его людьми, но вот теперь понятия не имел как объяснить сыну все что он видел и слышал каких-нибудь несколько минут назад. Разве может маленький мальчик понять, что его родители в свое время наделали чертову уйму ошибок... а как известно, некоторые такие ошибки имеют свои последствия в будущем? Когда-нибудь, можно будет рассказать сыну всю правду о том, что произошло много лет назад, еще до его появления на свет - сейчас же, в первую очередь жизненно необходимо было успокоить Ноа и отвлечь его от недавнего неприятного инцидента с Картером.
-Давайте пойдем еще пройдемся вдоль реки? -предложила тем временем Тони и Дитрих согласно кивнул, подхватив свои пакеты и протянув руку сыну. Уже отходя от пристани, он мельком бросил взгляд на маркет - точнее на то место, где оставил Картера - и облегченно вздохнул. По крайней мере искать себе неприятностей этот дурак не стал, что уже было хорошо.
-Посмотрите, как же здесь красиво.., -обратил внимание жены и сына Данцигер на великолепный пейзаж, открывавшийся с берега. Темно-синяя вода, мерный плеск волн и дорожка солнечных зайчиков - поистине прекрасное и умиротворяющее зрелище. -Сынок, что же забыл про свой фотоаппарат? Посмотри какой классный кадр!
Ноа согласно кивнул, мигом позабыв про все на свете и вытащив свой "Никон" из чехла, принялся щелкать снимки словно заправский фотограф. Заметив прогулочный пароход, мальчик мигом обернулся и сияя от радости поинтересовался, можно ли будет на нем прокатится, на что его родители конечно же согласились.
-Интересно будет поснимать с корабля, -хихикнул Ноа, сделав очередной снимок - на этот раз с пароходом. -И Энджи тоже понравится поплавать на нем. Правда, пап?
-Конечно понравится, -старший Данцигер улыбнулся. -И мы обязательно прокатимся - например завтра? А сейчас вернемся домой, а то стало уже слишком жарко.
Они вернулись на свою уютную ферму без каких-либо приключений, хотя от Дитриха не укрылось то с какой опаской его жена посмотрела в сторону дома ближайших соседей. По счастью, Картер по всей видимости решил не нарываться на новые неприятности и немец надеялся что так и будет дальше. Пока Тони устроила детям веселые водные процедуры, Данцигер-старший позволил себе перекурить во дворе, поглядывая на дом старика МакРейна. По сути дела бедолага Джон не был плохим человеком... но ему было суждено оказаться не в том месте и не в то время, когда Дитрих и Тони вновь встретились. И в любом случае, ему не стоило срывать свою злость на бывшей жене и пугать ребенка, который не сделал ему абсолютно ничего плохого.
Выкинув окурок, Дитрих поднялся на второй этаж дома, где и застал поистине умилительную картину - его обожаемые дети сладко уснули после долгой прогулки и приятной ванны. Глава семейства так же не устоял перед искушением немного поваляться в постели, тем более что любимая супруга составила ему компанию.
-Рано или поздно нам придется Ноа все равно рассказать правду, -тихо шепнула Тони, повернувшись к Дитриху и прежде чем ответить, он как и обычно, очень нежно и ласково коснулся ее губ своими. Его любимая и единственная была конечно же права на все сто процентов... но пожалуй момент для столь серьезного разговора с сыном пока еще не настал.
-Мы расскажем ему, когда он подрастет и сумеет нас верно понять, -так же тихо ответил Данцигер. -Тебе не по себе после "выступления" Картера? Ему не стоило начинать припоминать свои обиды при Ноа... и больше он не станет тебе досаждать.
Дитрих не мог не заметить, что его обожаемая супруга расстроилась из-за выходки дурака Джона - точнее из-за того что Ноа слышал то что ему слышать не следовало - и решил что пора отвлечь Тони от всех невеселых размышлений на эту тему. Хитро улыбнувшись, немец притянул к себе жену, на этот раз поцеловав ее более жадно и настойчиво и развязав поясок ее легкого халата.
-Знаешь... а почему нам не устроить себе приятные водные процедуры? Пока наши ребята сладко спят.., -Дитрих провел ладонью по бедру Тони. -В нашем домике как раз есть замечательная летняя душевая кабина во дворе - давай обновим ее?
Определенно, прежний хозяин фермы поступил очень умно, пристроив еще одну душевую возле хозяйственных построек - летом, душ на свежем воздухе был именно тем что доктор прописал и никак иначе. Прихватив пару больших мягких полотенец, Дитрих протянул руку Тони и вместе с ней спустился во двор, даже и не предполагая, что в этот самый момент за ними внимательно наблюдали. Будучи побитым, Джон вернулся домой едва ли не скрипя зубами от злости и не удержался от искушения заглянуть в соседский двор, одолжив у отца его восьмикратный бинокль. Как нетрудно догадаться, объятия и поцелуи, которые Тони подарила своему немцу прежде чем зайти в душевую кабинку. ее бывшего мужа совершенно не порадовали... и вместо того чтобы смирится со сложившимся положением вещей и не делать глупостей, он решил попытаться вернуть Пейтон. Только увидев ее с прелестным ребенком на руках, Картер понял какого свалял дурака, когда позволил ей уйти шесть лет назад... а ведь если бы он был умнее и внимательнее к ней, то она не ушла бы к этому кретину...
Ну а пока Джон размышлял о былом, Дитрих и Тони уже и думать забыли о его внезапном появлении - сейчас главным было лишь их обоюдное и неуемное желание стать единым целым. Данцигер был уже просто не в силах сдерживать себя, так что не отрываясь от сладких губ любимой жены, начал взаимно приятную сладкую пытку, одной рукой обняв Тони, а второй приподняв ее бедро и придержав его на весу.
-Этот кретин не испортит нам хорошей поездки, -шепнул Дитрих, обнимая Тони. -Я не позволю ему подойти к тебе и Ноа... так что забудь о нем, любимая.

+1

16

Ненадолго Тони позволила себе улыбнуться, согласно кивнув в ответ на слова супруга. Он, конечно же, был прав – придет время, и они все расскажут сыну, тогда как сейчас он был еще слишком мал для этого. В прочем, Пейтон была немногим младше Ноа, когда отец ушел из их семьи, прервав череду громких ссор, что длились едва ли не каждый вечер, когда она возвращался домой с «работы» выпившим. То время она запомнила на всю жизнь. Яркое впечатление о том времени не смогло стереть из ее сознания даже время, которое, как известно, затягивает любые раны. И Тони не могла не опасаться за то, чтобы у сына сложилось правильное впечатление обо всем том, что было услышано им сегодня.
Женщина не боялась появления Джона Картера вновь в своей жизни, пусть оно и было ожидаемым ней давно. Двое людей, что когда-то были связаны тонкой нитью судьбы, рано или поздно снова встречаются велением судьбы для того, чтобы сделать в очередной раз выводы о своем прошлом. О том прошлом, в которое возвращаться Тони никогда не была намерена. В прочем, была ли ей так необходима встреча с этой частью ее прошлого? Уж она-то была категорична в этом вопросе и предпочла вовсе не оглядываться назад, не ощущать вновь ту горечь сожалений о том, что когда-то отвернулась от Дитриха и прогнала его из своей жизни. Конечно, нынче она была расстроена тем, что не смогла уберечь своего солнечного сынишку от своего прошлого, что так неожиданно «всплыло». Но, теперь нужно было как-то с этим справляться, смотреть в прошлое и надеяться на то, что судьба будет к ним благосклонна.
Пейтон без лишних слов согласно кивнула на вопрос мужа, относительно того, как она себя чувствовала после встречи и небольшого разговора с Джоном. В прочем, этот кивок можно было отнести также и к согласию с последующими словами Дитриха – о том, что не стоило Картеру говорить при Ноа и проявить терпение, не говоря при ребенке всего того, что было сказано. В прочем, кто знает, что еще мог ляпнуть, не подумав, Джон? Уж Тони-то даже боялась представить себе.
- Я не ожидала такого от него, - честно призналась женщина. – Но, пожалуй, должна была бы подумать о том, что такое могло случиться и попросить его уйти раньше, как только он подошел к нам, - добавила Тони, тихо вздохнув. Тогда как мужчина нашел куда более приятный способ для того, чтобы поднять настроение жене, притянув ее к себе ближе и подарив нетерпеливый поцелуй, в котором не скрывал собственного желания. В прочем, то был и самый верный способ, ведь ничто не могло затмить пылающее чувство в груди, из-за которого думать о чем-то другом нельзя было.
- По-моему, это прекрасная идея, - ответила Тони, хитро улыбнувшись в ответ, пока ладонь мужа мягко скользила по коже ее бедра. – К тому же, ты читаешь мои мысли – еще мгновение назад я думала о том, как было бы хорошо окунуться в прохладную воду, - добавила она, прежде чем Дитрих рассказал о душевой во дворе. И, надо сказать, это несколько удивило Пейтон, хотя она, естественно, и не думала отказываться.
Позабыв обо всем на свете, она довольно-таки быстро нашла полотенца и взяла все необходимое им с Дитрихом в их водных процедурах почти под открытым небом. Так сказать, по-деревенски. Она отвлеклась от своих недавних переживаний и подарила мужу не один поцелуй, прежде чем они оказались в душевой кабине, где могли во всю наслаждаться друг другом.
- Рядом с тобой я не могу думать ни о ком другом, Дит, - тихо прошептала в ответ женщина, пока мужчина обнимал ее, поддерживая плавный ритм их тел. – Люблю тебя, - добавила она уже на выдохе, прикрыв глаза от удовольствия, поскольку сказать большего она уже не могла. Да и что еще могла сказать? В этих двух словах вкладывался самый глубокий смысл и мужчина прекрасно об этом знал.
- Главное, чтобы теперь нам хватило воды и не пришлось намыленными бежать обратно в дом, - улыбнувшись, пошутила Пейтон, когда волна страсти схлынула, а она взялась намыливать плечи супруга. В прочем, под прохладными струями воды можно было находиться еще долго, и главным тут было не потерять счет времени, ведь дети, проснувшись в одиночестве, могли расстроиться. - Нам бы с тобой, кстати, тоже не помешало немного поспать – прошлой ночью мы почти глаз не сомкнули, - добавила она, проводя ладонью с мочалкой по груди мужа, которому оставалось наслаждаться приятными прикосновениями.

+1

17

-Уверен, что это будет более чем забавно выглядеть, -рассмеялся Дитрих, представив себе что будет, если воды в баке душевой действительно не хватит. -Главное чтобы ребята не проснулись если нечто подобное действительно приключится... иначе я просто не буду знать как объяснится.
Он притянул любимую жену, ближе к себе, вновь нежно коснувшись ее губ своими. Она необыкновенная, чудесная и самая лучшая на всем свете - Дангицер понял это с тех самых пор как прелестная девчонка, избавившаяся от своих "вечных" смешных косичек, улыбнулась ему много лет назад в супермаркете. Немец был очень счастлив тем что его судьба сделав не один лихой виток, в конце-концов вновь привела его к Тони. Ведь если подумать, то подобного вполне могло бы и не произойти? Хотя, такая редкая и неуловимая в наше время вещь как истинная любовь не может не оставить своего следа, который словно тонкая, но прочная красная нить соединяет двоих людей...
-Мы можем немного передохнуть, пока дети не проснутся, -выключив воду, Дитрих посмеиваясь, завернул Тони в большое мягкое полотенце. -Знаешь, любимая... а что если завтра, после прогулки мы сходим окунутся на речку? Я видел в сарае старый, но вполне сносный пляжный зонт, так что ребята смогут посидеть в теньке на берегу.
Конечно же этот план был одобрен, после чего Данцигер, обмотавшись полотенцем, собрал всю одежду и направился следом за любимой женой в дом. Переодевшись, они улеглись на своей постели - и едва они только это сделали, как из соседней комнаты пришлепал сонный Ноа и бухнулся между ними. Правда на этот раз, мальчишка устроился рядом с любимым папой, обнимая его словно большого плюшевого мишку.
-Поспи еще, мой хороший, -Дитрих ласково пригладил взъерошенные волосы мальчика. -Мы с мамой будем рядом - а когда ты отдохнешь как следует, займемся ужином и заодно посмотрим что ты наснимал сегодня.
-Хорошо, -кивнул Ноа и послушно прикрыв глаза, снова задремал.
Хорошенько отоспавшись, семейство почти в полном своем составе (кроме Энджи, что курлыкала в своей кроватке, стараясь дотянутся до разноцветных игрушек), принялось разбирать утренние покупки. Дитрих постарался ничего не забыть, начиная от печенья, которое будет удобно погрызть его дочурке и заканчивая холодным пивом. Этим вечером решено было приготовить на мангале вкуснейшие шашлычки, чем Данцигер и Тони и занялись, пока главный заказчик вкусностей и любимый непоседа, занялся перекидыванием снимков с фотика на ноутбук. В результате, вечер прошел очень позитивно и весело, так что немец понадеялся на то что его сын уже успел забыть об утреннем неприятном инциденте.
На следующий день, с самого утра Данцигеры направились на старую пристань, где и сели на один из прогулочных пароходиков. Ноа был просто счастлив, фотографируя как красивые пейзажи, так и родителей с сестренкой. Еще больше ему понравилось, когда после прогулки по реке, Дитрих и Тони повели его купаться - вот где можно было дать себе полную волю и порезвится всласть. Чудесно проведя время, Ноа напомнил своему отцу о его обещании сходить порыбачить - и так как пойти к соседу за наживкой и прочим уже не представлялось возможным, то старший Данцигер предложил сынишке заглянуть в рыболовный магазин неподалеку от пристани.
-Мы ненадолго, -пообещал жене Дитрих, прежде чем уйти со двора фермы вместе с Ноа. И так случилось, что именно в этот самый момент, Картер вновь взялся за свой бинокль и увидев как немец ушел, решил что подходящий момент для разговора с бывшей женой наступил.
Совершенно не думая о возможных последствиях, Джон вышел из дома своего отца и решительно направился к ферме что располагалась через дорогу. Когда он заглянул во двор, Тони как раз принялась развешивать свежевыстиранную одежду и пеленки для малышки, так что не сразу заметила неприятного гостя.
-Пейтон... давай поговорим? -окликнул женщину Картер, сделав еще одну глупость - открыв калитку на заборе и зайдя во двор. -Я пришел извинится за то что напугал твоего сына... а еще сказать тебе одну важную вещь.
Он вздохнул, но все же продолжил далее.
-После того как ты ушла, я пытался тебя забыть с другими... однако, когда увидел тебя сегодня на пирсе, то понял что все бесполезно. Шесть лет уже прошло, с тех пор как ты бросила меня, а я все так же люблю тебя. Вспоминаю как хорошо нам было, когда ты была моей и кляну себя за глупость... я не должен был тебя отпускать тогда...

+1

18

Из памяти человечества успели отойти в былое те времена, когда правила доброго тона диктовали юным леди их благороднейшим матерям проводить дневное время, когда солнце жарит больше все, в приятном сонном забвении. Что же, столетиями назад среди знати не ценился загар так, как бледная кожа, почти мертвенно бледного цвета. Но, времена идут и меняются нравы. Изменилось и со временем отношение к цветному населению, которому пришлось бороться за свои права и свободы. Однако во всем, как говорится, нужно знать меру и уметь брать лучшее. Так, дневной сон никому не навредит и, передохнув, семейство сможет снова продолжить познавать окрестности Ла-Кросса, в котором наверняка было еще много чего интересного.
На время, пока Дитрих с Тони принимали душ практически под открытым небом, что был аналогом этакому «тропическому» душу, женщина переложила дочь с большой постели в ее кроватку. Так что, вернувшись после душа, мать семейства сразу же проверяет, как спится ее малышке. Не жарко ли? Но, все, кажется, в порядке. Так что, лишь вытерев влажные волосы полотенцем, темнокожая женщина устраивается в постели, где к ней и присоединяется супруг. Усталость берет свое и уже спустя несколько минут, женщина помалу проваливается в сон, который прерывает лишь на миг маленький озорник, что наверняка услышал шаги на лестнице и проснулся. Сонно улыбнувшись то ли сыну, то ли мужу, а то, быть может, сразу обоим своим мужчинам, Пейтон поворачивается к ребенку, что устроился между своими родителями. Ее рука дотягивается до кудрей ребенка, которые она приглаживает, прежде чем их с Дитрихом ладони соприкоснуться на какое-то мгновение.
- Сладких снов, мои любимые, - тихо проворковала женщина, после чего положила под голову обе свои руки, прежде чем провалиться в сладкое забвение ровно до тех пор, пока маленькая озорница не выспится и не начнет требовать внимания к своей маленькой, но такой важной персоне.
Дневной сон, определенно, придал женщине сил. Так что, Тони весьма бодро поднялась с постели, когда в своей кроватке начала хныкать дочь, уже успев проголодаться. Ну, а когда один ребенок был сыт, необходимо было позаботиться и об остальных членах их дружного семейства. Еще с предыдущего дня на них во дворе дожидался мангал, в котором мужчина снова развел огонь, на котором они и приготовили вкуснейшее мясо. И нужно сказать, что было просто настолько вкусно, что оставалось только пальчики облизать. В прочем, не зря говорят о том, что на свежем воздухе все кажется более вкусным и аппетитным. И, тем не менее, Пейтон весьма осторожно подходила к вопросу с едой, поскольку не желала переедать или, не дай господь, вернуться в Сакраменто с лишним весом. Так что, пока мужчины наминали мясо, миссис Данцигер также и поедала овощи, в которых также много полезных веществ, так необходимых маленькой Энджи, что находилась рядом со своими родными практически все время с тех пор, как проснулась, весело заговаривая к своим родителям и братцу. Вот только бы понять еще, что же малышка курлычет?
Конечно, если отдых интересный и насыщенный – время молниеносно убегает. Так и было у наших героев, ведь они не засиживались подолгу на ферме, отдавая предпочтение прогулкам окрестностям и, естественно, прогулку на пароходе, которая понравилась всем. Даже Энджел была довольна тем, как лихо ветерок заигрывал с ее мягкими темными волосами и нежно щекотал кругленькое личико, пока мама держала ее на руках. Там же, на пароходе, располагалась и небольшая закусочная. Так что никто не остался голодным во время длительного путешествия, после которого следовало снова вернуться на ферму, чтобы запланировать еще кое-что интересное, так сказать, на будущее. Но, долго планировать им не пришлось. В жаркую погоду так и тянет к воде, так что было решено опробовать местные воды. Тем более, что в пределах города располагался благоустроенный пляж с выходом на не глубокий участок реки. В прочем, таким он был только вблизи берега, тогда как чуть далее река была полноводной и достаточно глубокой. И пока мужчины купались, Тони оставалась на берегу рядом с дочкой, которой еще было рановато прыгать в воду реки, которая была для нее скорее опасной.
Именно после этого Дитрих согласился отправиться с сыном на долгожданную рыбалку. Это было то, о чем Ноа, пожалуй, мечтал с тех самых пор, когда впервые опробовал нечто подобное. Так что, женщина нисколько не была против подождать на своих мужчин, когда они направились в магазин для рыбаков. К тому же, у нее было и без того достаточно дел – за несколько дней отдыха накопилось немного белья, а также одежды, которую нужно было перестирнуть. Именно этим женщина и занялась. Но, когда она уже развешивала чистое белье, случилось нечто такое, чего она не ожидала…
На горизонте снова оказался Джон Картер.
- Джон, что ты здесь делаешь? Тебе прошлого раза оказалось мало?! – так встретила своего бывшего мужа Тони. При этом, темнокожая женщина нахмурилась, всем видом подавая, что не рада этой встрече и этому разговору.
- Да, ты вел себя не лучшим образом. Во всяком случае, взрослые себя так не ведут, - выслушав Джона, Пейтон покачала головой, всем видом давая понять, что не слишком-то и верит бывшему мужу. – Ты должен был думать, прежде чем говорить, - начала женщина свои нравоучения, но тут ей пришлось остановиться, поскольку Картер начал такую тираду, на которую Тони просто не знала, как ответить. Она-то надеялась, что Джон все прекрасно понял тогда, шесть лет назад, когда она заявила, что уходит и ждет ребенка от другого. Тогда она не называла имен, но была достаточно прямолинейной, не оставляя каких-либо шансов для мужчины, который … лучше бы снова помолчал, прежде чем говорить.
- Джон, послушай меня очень внимательно, - потребовала Тони, положив обратно одну из пеленок, которую она хотела развесить на сушке для белья во дворе. – Ты должен понять, что ошибкой было не то, что произошло в итоге. Ошибкой был наш брак. Я никогда не любила тебя так, как Дитриха. В прочем, я не знаю, любила ли я тебя хоть когда-нибудь. Ты – хороший парень. Был им и, надеюсь, остался им до сих пор. Мне нравилось то, что ты был таким хорошим, однако этого было для нас слишком мало. Я не была счастлива, поэтому так все и вышло… - глядя прямиком в глаза бывшему мужу, добавила Пейтон.

+1

19

В тот самый момент, когда Джон Картер решился на очередную глупость, открыв калитку забора фермы где остановились Данцигеры, Дитрих вместе с Ноа как раз зашли в небольшой магазинчик неподалеку от пристани, где продавалось все что угодно рыбацкой душе. Немец улыбнулся слушая беззаботную болтовню сына - тот надеялся, что они поймают огромнейшую рыбину, такую что не хватит рук чтобы показать какого она была размера. И конечно же, Ноа обязательно ее сфотографирует чтобы было что показать всем друзьям в школе и конечно же Лукасу и Мили, когда пойдет к ним в гости. Мили всегда-всегда нравятся все его снимки, даже не слишкм удачные.
-У тебя появилась прекрасная дама сердца, как я погляжу? -улыбнулся Дитрих, вспомнив о маленькой дочурке своей строгой начальницы. Это была очень милая, хотя и порядком избалованная безмерной любовью всех ее родных девочка - Ноа всегда радовался встрече с ней и даже отдал свой знаменитый самокат на неопределенный срок, что говорило о многом. -Ну не смущайся, сынок, это же замечательно. Милагрос очень славная и я рад что вы подружились.
-Она хорошая и совсем не вредная, как часто говорит Лучи, -хихикнул в ответ Ноа. -А еще ей нравится когда я ее фотографирую.
-Еще бы, -покачал головой старший Данцигер. -Какая женщина будет против такого внимания? Если хочешь, мы можем купить что-нибудь в городе, перед тем как поедем домой для твоей дамы. Подумай, что могло бы ей понравится?
-Хорошо, -кивнул Ноа и подбежав к прилавку, восторженно окликнул своего отца. -Пап, гляди, тут живые червяки!!! Нам ведь такие нужны?
Обычно в хорошем магазине всегда есть живая наживка для той или иной рыбы, так что Дитрих вместе с сынишкой быстро выбрали все что им было нужно, а еще приобрели полностью готовый спиннинг. По правде говоря, одна удочка валялась где-то в багажнике "танка" Данцигера, однако ему было лень подбирать для нее подходящую катушку и прочую снасть. К тому же, на рыбалку он шел по большей части ради Ноа, так что сразу купил все что нужно чтобы не заставлять ребенка ждать.
Забрав все свои покупки, они отправились домой, совершенно не ожидая того что их там ожидало. А дело развивалось вот как...
-...Я не была счастлива, поэтому так все и вышло.., -после этой фразы, любой разумный человек, понял бы что его затея совершенно бесполезна и глупа - и что надо извинится и просто уйти, нисколько не потеряв при этом своего лица. Однако, Картер был обижен и зол сейчас, плюс еще слова Тони относительного того что она никогда не любила его, выбесили его до последней степени.
-Неправда... ты говорила что любишь меня! И когда мы были вместе, тебе было хорошо со мной... Просто я был невнимательным дураком и не уделял тебе достаточно времени, поэтому ты и увлеклась тем кретином.., -Джон решительно сделал несколько шагов вперед и прежде чем Тони опомнилась, притянул ее к себе, не давая вырваться из своих рук. -Я ведь говорил тебе тогда, что готов все забыть, помнишь? Что приму тебя и твоего ребенка... Ничего не изменилось и сейчас, потому что я по-прежнему люблю тебя.
Задержав руки Тони за спиной и больно сжимая их, Картер принялся целовать ее... и именно в этот самый момент во двор и вбежал Ноа. Снова увидев неприятного дядьку с пристани, мальчик ужасно испугался, но страх за любимую маму был куда сильнее - он бросился к Джону и схватил его за рубашку, изо всех своих сил стараясь его оттащить.
-Отпусти ее!
Когда сын побежал вперед, чтобы как можно скорее показать Тони все свои покупки, Дитрих даже и подумать не мог что Картеру может стукнуть в голову прийти снова. Услышав крик мальчишки, немец бросился во двор и фактически отшвырнул незваного гостя от своей жены - но и это не охладило пыл Джона, хряпнувшего для храбрости перед тем как пойти "извиняться" перед Пейтон. Недолго думая, он выдернул шест из старой ограды, явно намереваясь отомстить Дитриху за все хорошее, чем еще больше перепугал Ноа. Уткнувшись в бок матери, он не стал больше сдерживаться и расплакался...
-Ты цела? -Данцигер обернулся к любимой жене и получив согласный кивок, коротко приказал. -Уведи Ноа в дом.
Это было сказано таким же металлическим тоном, как и в тот день когда перестрелка застигла Дитриха, Тони и Лору в мотеле прошлым летом. Тогда любимая женщина немца не стала спорить с ним - и так же исполнила его приказ сейчас. Только после этого старший Данцигер обернулся к Джону.
-Я предупреждал тебя по-хорошему, чтобы ты не подходил к ней...
-Это ты виноват во всем! -рявкнул Джон и сделал еще одну глупость в своей жизни, бросившись на обидчика с тем самым шестом из ограды и при этом совершенно не умея драться. В общем... итог этой короткой драки был быстрым и предсказуемым до невозможности - Дитрих ушел от удара, врезав Картеру кулаком левой руки по корпусу и заставив тем самым согнутся и опустить руки, оставив без защиты голову, куда и пришелся мощный хук правой. Шест агенту по недвижимости так и не пригодился и Данцигер еле удержался от искушения сломать его об голову Джона.
-Стойте!! Вы же так его убьете! -окликнул Дитриха, старик МакРейн, которому старуха успела доложить что сынок зачем-то направился к соседям. -Пожалуйста не надо... что он сделал??
-Этот кретин перепугал мою жену и ребенка, -процедил сквозь зубы Данцигер, рывком подняв на ноги избитого Картера и дав ему очередного пинка для ускорения. -А ну пошел... пока я тебе мозги не вышиб. Мистер МакРейн, я имел сейчас полное право прибить вашего сына на месте - и если из-за него что-то случится с моим ребенком, клянусь вам - я именно так и сделаю.
Старик нахмурился, посмотрев на своего сына - после всех побоев, тот похоже умерил свой пыл и начал осознавать что натворил. Но Льюис не мог бросить Джона сейчас, пусть даже тот и наделал глупостей.
-Мистер Данцигер... оставьте его. Я даю вам слово, что не оставлю сына без присмотра, а завтра утром отвезу его в аэропорт. Он больше не подойдет к вашей жене...
-Для вас будет лучше если он действительно уедет, -ответил Дитрих. -Потому что если я его увижу на своем дворе еще раз, то он уже не встанет. И мне наплевать на все возможные последствия. И вот еще... завтра утром я поеду вместе с вами.
Развернувшись, Данцигер вернулся на ферму и поднявшись на второй этаж, обнаружил всех своих родных и любимых в спальне. Энджи по счастью не проснулась во время всей этой психаделии во дворе, а вот Ноа продолжал всхлипывать, уткнувшись матери в шею.
-Сынок, все хорошо, иди ко мне? -позвал Дитрих, усевшись рядом с женой и затем крепко обнял любимого озорника. -Никто не обидит тебя и маму, я не позволю этого. Ты же веришь мне?
-Угу, -тихонько ответил Ноа, крепче обняв отца за шею и начав потихоньку успокаиваться. Ну а Данцигер свободной рукой притянул к себе любимую жену и нежно поцеловал ее.
-Завтра он улетит в Сан-Хосе первым же рейсом. Я сам отвезу его в аэропорт.

+1

20

Может ли человек услышать истину, неприятную ему истину, когда видит перед собой только картину той жизни, которую он всегда для себя желал? Вряд ли. Подобно красной тряпки для Джона Картера был вид счастливой семьи немца и его бывшей жены, которая никогда не дарила ему столь нежных объятий и никогда так счастливо не улыбалась рядом с ним. В прочем, она ему не желала дарить детей, всегда находя удобные отговорки, которые он охотно слушал, прежде чем ушел с головой в работу, дабы достать звезду с неба для нее. Но, разве нужна была ей эта звезда? Оказалось, что нет. И это было болезненным ударом ниже пояса. Особенно теперь, когда Джон видел, к кому сбежала его бывшая жена.
И глядя в большие темные глаза бывшего мужа, Тони понимала, что ничего не возымеет эффект: чтобы она не говорила сейчас, убедить в противном Джона будет не просто. Он просто знал, чего хотел тогда в браке с ней, и чего не получил. Да, в этом была, несомненно, ее вина и женщина в этом отдавала себе отчет. И сейчас, и тогда, когда они с Джоном подписали все документы о разводе. И ей было жаль, что так вышло. Вот только, кто бы понял ее, что путь к счастью – это путь, устеленный ошибками, а вовсе не правильными выборами, которые мы делаем по жизни. Вообще, кто-нибудь видел человека, что ни разу в жизни не ошибся? Что же, если таковы и имеются, тогда им чертовски повезло, ведь Тони бы тоже не отказалась от такой удачи. Она была готова сейчас даже высказать свое пожелание об этом: избавиться от той части прошлого, что решила помучить ее в данный момент времени. Но куда лучше было бы просто сразу решить для себя, что любовь – штука не такая уж и требовательная, может потерпеть и опасный род занятости любимого мужчины, для которого в этом состояла возможность добиться чего-то в жизни или просто поддержать лучшего друга. Да, не просто было тогда признать женщине тогда то, что она оказалась в тени какого-то кретина итальянца. Однако и сейчас нельзя было отказаться от своего прошлого, что пугало ее уже одним своим присутствием.
- Мне жаль, что так вышло. Но, это были просто слова, Джон. Слова, что никогда не были правдой, - тяжко вздохнув, покачала головой Пейтон, попытавшись отступить назад, как только Картер сделал свой шаг навстречу к ней. Но, позади нее оказалась какая-то преграда, поэтому больше ей не удалось отступить назад, в то время как темнокожий мужчина приблизился еще ближе, подобравшись к ней почти вплотную.
Тони хотела еще сказать Джону о том, чего тот не мог знать – что их с Дитрихом связывало больше, чем какая-то интрижка замужней женщины с этаким успешным заезжим мужчиной, решившем продать старый дом своих родителей. Однако Картер не дал ей этого сделать, решительно захватив в плен своих рук.
- Отпусти меня, Джон! Не глупи, - произнесла женщина, пытаясь вырваться из захвата бывшего мужа. Вот только ей было не тягаться силой с мужчиной, как бы она не пыталась. – Ты ничего не пони… - она не договорила. В этот самый момент, сплетя ее руки сзади, Картер подался вперед и не просто вторгся в ее личное пространство.
Он поцеловал ее. Совершенно не заботясь о ней, Джон жадно брал, не давая ничего взамен. В прочем, женщина хоть припомнила то ощущение, которое успела позабыть после нескольких лет развода: какого это быть с тем, к кому не испытываешь ничего.
Ощутив вкус алкоголя, Тони поняла, что именно подтолкнуло мужчину к приходу на ферму соседей. Вот только и поддаваться Картеру, это не заставило. Скорее наоборот. И именно в этот момент Пейтон услышала звонкий голос Ноа. Ребенок был где-то близко, почти рядом, но из-за Джона она не могла его увидеть сразу. Благодаря этому, если можно так сказать, мужчина хот прекратил свой поцелуй, оглянувшись на мальчишку, что вцепился в его рубашку. Маленький защитник своей матери смотрел на обидчика почти также, как и сама Тони: нахмурившись и зло пыхтя. Но, настоящее возмездие только ожидало Картера с неизбежным приближением Дитриха, для которого оставался только один возможный путь переговоров – силовой. Уж в этом миссис Данцигер не сомневалась. Слишком хорошо знала своего мужа и прекрасно понимала, в какой ярости он сейчас находился, как только увидел всю эту сцену в саду возле фермы.
В прочем, алкоголь способен толкнуть на любые неразумные действия. И это правило не миновало Джона Картера, когда тот взялся за шест из старой ограды. Для драки, как говорится, много ума не надо, однако Тони желала, чтобы этот внезапный кошмар закончился миром – зачем портить отдых подобными инцидентами? Вот только одного желания женщины мало. Для этого нужно было, чтобы благоразумие и возможность оценивать собственные силы вернулись к отчаявшемуся Джону, тогда как Дитриху следовало желать побольше спокойствия, которое мужчина потерял из-за сцены, которую он застал несколькими мгновениями раньше.
Но, пока суть да дело, Пейтон только обняла сына за плечи, когда тот уткнулся ей в бок, испугавшись происходившего. Естественно, больше всего женщину беспокоил сын, и поэтому она без лишних слов согласно кивнула в ответ на вопрос мужа, а после послушала его приказа – увела сына в дом, прекрасно понимая, что Дитрих не желал, чтобы сын видел то, как он будет разбираться с нарушителем их спокойствия. В доме же, Тони поднялась вместе с сыном спальню, где и обняла не на шутку испугавшегося ребенка
- Тихо, Ноа. Все будет хорошо, не бойся, - пыталась она успокоить сына, хотя сама была встревожена не меньше его. Боялась, что Джон не успокоится и рано или поздно еще даст о себе знать. В прочем, тогда им тоже придется принять соответствующие действия – например, получить у суда запрет для Джона приближаться к бывшей жене. Конечно, обращаться в суд темнокожей женщине не хотелось бы. Но, если это было единственным выходом в сложившейся ситуации…
Дитрих вернулся в дом спустя несколько минут. Ноа тогда сидел на руках у нее, крепко обнимая за шею, и лишь изредка всхлипывал. Ей не удавалось полностью вернуть ощущение спокойствия ребенку. Возможно потому, что сама была не спокойна. Но, рядом с мужем все должно было быть иначе. Он был их силой и уверенностью в то, что все будет хорошо за его спиной.
Пейтон согласно кивнула в ответ, когда мужчина огласил о том, что сам сопроводит Джона в аэропорт, хотя тот наверняка и не собирался так рано возвращаться в Сан Хосе. Однако, женщине было совестно за этот факт – старый отец Картера не заслуживал на это. Он наверняка желал побольше побыть с сыном, наладить с ним отношения вместо того, чтобы в спешке прощаться с ним.
- А может нам лучше уехать еще куда-нибудь? – тихо предложила Тони. – Куда-то на Восток в сторону Массачусетса или обратно в Калифорнию, где мы сможем побыть на нашем пляже? Или на Тахо? Но, с учетом нашего правила – никаких дел, никаких деловых звонков, - не слишком убедительно попыталась улыбнуться Пейтон. Ей было не просто совестно. Она сожалела о том, что решила выбрать для их отдыха именно это местечко. – У меня есть, между прочим, одна знакомая – Марго. Помнишь, я рассказывала о ней? Она как-то предлагала съездить к ним. У нее в Тахо есть домик, - добавила женщина, надеясь, что муж поймет ее наилучшие стремления.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В глуши..?