Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Empty gold


Empty gold

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

= ● = ● = ● = ● = ● =
main faces: M. Marshall & R. Olean
adventurous place: Egypt
year 1922
= ● = ● = ● = ● = ● =
Один известный ученый отправляется в настоящую Мекку для археологов, жаждущих открытий, но и для самых обычных соискателей приключений. Вот только доктор Орлин бесследно исчезает в Египте и его дочери не остается ничего другого, кроме отправиться на его поиски...

http://hypescience.com/wp-content/uploads/2011/09/83.jpg

0

2

Египет, 1922 год.

-Маршалл, вот вы где! У меня к вам одно важное дело! -Макс собрался было прикурить сигарету, но тут его окликнул хорошо знакомый голос - обернувшись, он увидел лорда Карнарвона в сопровождении незнакомого человека. По всей видимости такой же книжного червя как и сам милорд... но об этом говорить вслух, Маршалл конечно же не стал и изобразил самую дружелюбную улыбку на которую только был способен. -Знакомьтесь, это мой коллега и добрый друг, профессор Орлин. Он почетный член Парижского географического общества, автор нескольких ученых трудов и монограмм. Мы случайно встретились с ним в городе и как оказалось, ему тоже надо попасть в Луксор. Договоритесь с нашим капитаном, будьте так любезны?
Почетный член... как же это звучит.., -Макс с трудом сдержал смех после этих слов Его Сиятельства, пожимая руку французскому археологу. -Очень рад знакомству, профессор. Добро пожаловать в Каир! Позволите ли поинтересоваться, что вас привело в земли легенд и великих открытий?
-Видите ли, дорогой друг - Максимилиан заведует транспортом и рабочими для нашей экспедиции. Мы с Говардом уже не первый раз пользуемся его услугами, -продолжил тем временем лорд Карнарвон. -Знаете... после того как Египет стал британским протекторатом, весьма сложно отыскать в Каире подходящий пароход для путешествия в Луксор. Все хозяева посудин заламывают немыслимую цену и предпочитают катать туристов из Европы по Нилу... увы, но научные веяния им чужды...
-Благодарю вас, -улыбнулся в ответ Орлин, произнося каждое слово с характерным акцентом. -Я очень рад, что встретил вас, милорд и конечно же мистера Маршалла. Надеюсь что мне тоже удастся сделать открытие, которое прославит меня не меньше чем самого Шампольона! Так я могу рассчитывать быть принятым на борт вместе со своими спутниками?
-Конечно, профессор, -Макс согласно кивнул. -Прошу вас, поднимайтесь вместе с Его Сиятельством, а я пока предупрежу нашего капитана.
Выбросив сигарету, Маршалл направился в портовую контору, возле которой и встретил своего старого друга и компаньона Абдула Фатиха, которому и принадлежала "Хатхор" - пароход, приносивший весомую прибыль и арендованный очередной экспедицией в Долину Царей.
-Что-то случилось? -поинтересовался Фатих, едва только увидев Макса. -Только что видел как наш хозяин приехал в порт... вот только человека что был вместе с ним, я раньше не встречал. Это же был не мистер Картер?
-Нет, но это еще один из его многочисленных ученых друзей, так что ты не слишком ошибся, старина. Милорд просит подвезти его до Луксора, -ответил Маршалл. -Я сказал, что ты почтешь за честь увидеть на борту еще одного известного археолога.
-Почту, только если мне за него заплатят, -усмехнулся Фатих. -Я уже сыт по горло этими археологами, что обещают заплатить лишь только после очередной гениальной находки. Объясни им что на моем судне одно правило - деньги вперед.
-Ты же знаешь что милорд обычно не скупится на вознаграждение... к тому же, в этот раз они с Картером рассчитывают найти что-то действительно интересное, -Макс пожал плечами, сняв шляпу и начав ею обмахиваться. -Если им повезет и мы не останемся в накладе, дружище.
-Надеюсь что ты прав... мне надоело возить перекупщикам всякую ерунду. Если ты забыл - у меня семья, которую надо кормить, так что пусть твои друзья англичане постараются как следует в этот раз, -буркнул Фатих, после чего направился к пароходу. Ну а Маршалл решил немного расслабится после долгого жаркого утра проведенного в порту за погрузкой и заглянул в ближайшую питейную, скромно именовавшуюся чайной. Там хитрец Макс поддался искушению и заложил банчишко с несколькими арабами - как ему казалось, совершенными простофилями - в результате чего пришлось уносить ноги, когда один из них заметил волшебным образом появившихся у англичанина карт. Чувство юмора у этих торговцев отсутствовало напрочь, так что Маршалл решил что останется на "Хатхор" до самого отплытия, а потом, как говорится - поминай как звали?
-Итак, коллега... не томите? Что же вы хотите найти? -вернувшись на корабль, Макс прошел на верхнюю палубу, где и стал свидетелем следующей беседы между французом, Картером и Его Сиятельством. -Мы с Говардом рассчитываем начать раскопки одного очень интересного подземного хода - его обнаружили совсем недавно. Я предполагаю, что это может быть ход к еще одной, доселе неизвестной погребальной камере.
-Я не собирался вас томить, господа - но пока что не стану ничего рассказывать. Скажу только, что тоже собираюсь начать поиски неизвестной и как думалось потерянной гробницы, -ответил профессор Орлин. -Не так давно мне в руки попал один манускрипт... и в нем был указан путь к этой самой гробнице. Мне просто не терпится проверить все свои догадки.
-Но где же этот манускрипт? Было бы любопытно взглянуть на него, профессор, -тут же отозвался Картер, прикурив сигару. -Вы нас прямо-таки заинтриговали.
-К сожалению, сейчас у меня его нет. Я отправил его в Англию, моей дочери... как вы понимаете, это слишком ценный документ. Моя милая Рене сохранит его для меня, -улыбнулся Орлин. -У меня достаточно хорошая память, так что я отлично помню все метки на этой своеобразной карте.
Макс лишь покачал головой, оставаясь безмолвным слушателем этого разговора. Знал бы профессор, сколько таких карт они с Фатихом "вдули" глупым искателям приключений? Абдул неплохо рисовал, так что мог изобразить на папирусе все что угодно - начиная от карты сокровищ и заканчивая завещанием фараона Сети I.
-Простите, милорд... но вас просят срочно подойти, -раздался вдруг голос чопорного камердинера графа Карнарвона. -Там пришли полицейские и какие-то торговцы... и они утверждают, что мистер Маршалл присвоил их деньги.
-Что? -возмутился археолог и по-хорошему, на этом месте Максу лучше всего было бы прыгнуть за борт. Однако, он подумал что граф сумеет уладить "недоразумение" и даже не подозревал каким тот окажется чистоплюем. Выслушав полицейских и жалобно галдящих словно стадо баранов торговцев, Карнарвон не только позволил арестовать Маршалла, но и прочитал ему нотацию о совершенно неподобающем поведении. В результате, Максу сковали руки и торжественно потащили в местную каталажку, тогда как Фатих сделал официальным компаньоном милорда. От всего этого хотелось смачно выругаться... однако тут следовало корить только себя за сделанную глупость. Суд над Маршаллом должен был состояться только через полтора месяца и все это время он должен был просидеть в вонючей камере-одиночке, одно-единственное окошко которой выходило на улицу. Ему оставалось надеяться, что судьи не забудут о том что он британский подданный и примут это во внимание прежде чем выносить приговор.
Обещанный суд так и не состоялся - либо подсудимого попросту позабыли на него пригласить... Целых три месяца успело пройти с момента того "казуса" в чайной и Макс совершенно отчаялся когда-либо выйти из своей камеры. Жрачка была совершенно дерьмовой, обращение еще хуже, плюс его гоняли на общественно-полезные работы в местном карьере с мрамором. Британский консул судя по всему понятия не имел, что творится на этом свете, ведь каирская тюрьма была расположена на самой окраине города, куда он навряд ли когда-либо мог пойти на прогулку со своим сеттером.
Маршалл был совершенно уверен, что рано или поздно его все же потащат на виселицу, но тут, как оно и бывает в жизни, совершенно неожиданно забрезжил луч надежды. Задремав после очередного похода в каменоломню, как-то вечером Макс вдруг услышал разговор с улицы... и едва не подскочил на месте, услышав знакомую фамилию.
-Ради бога, мисс Орлин... это не самый хороший квартал в городе. Давайте вернемся в гостиницу? Я умоляю вас... мне кажется что тот человек что назначил вам встречу, замыслил недоброе и на самом деле не видел вашего отца!
Макс вскочил на ноги и схватившись за решетку, подтянулся к окошку. На улице он увидел красивую молодую леди в модном платье и с зонтиком - словно бы она только что сошла с модной картинки - и какого-то старого хрыча.
-Мисс, вы ведь дочь профессора Орлина? Того что хотел найти потерянную гробницу в Долине Царей.., -окликнул Маршалл девушку. -Помогите мне... и я расскажу все что знаю. Я был в порту в тот день, когда он должен был отплыть в Луксор.

Отредактировано Maximilian Marshall (2016-06-30 19:49:41)

+1

3

Лондон, 1922 г
- Рене, доченька! – тяжко вздохнула миссис Орлин, глядя на всю картину в комнате единственной дочери, представившуюся взгляду ее светлых очей утром вторника двадцать первого сентября. Опустевший туалетный столик, несколько платьев, брошенных поверх постели и сумка-саквояж в паре с несколькими чемоданами на выходе, в которые с самого утра были сложены вещи юной мисс Рене Орлин. Определенно, теперь миссис Орлин понимала, что зря ее дочь слов на ветер не бросает и сказанные накануне вечером слова не были забыты, как она на это рассчитывала.
– Рене, я тебя очень прошу, - не прекращала сокрушаться миссис Орлин. - Одумайся, пока не поздно! Вот увидишь, ты зря только поедешь и потеряешь уйму времени и средств! К тому же, разве твой отец не знал, какие у тебя планы? – при всем при этом женщина старалась изобразить максимум своего спокойствия и благоразумия, не впадая в крайности, заставляя себя нервироваться почем зря. Зря она просила Дениса остаться в Лондоне, отложив на позже свое гениальное открытие. Зря она просила его подумать хотя бы раз о семье, а потом уже мчаться за моря…
- Никто меня не слушается в этой семье, - зло проговорила женщина, приподняв свой тонкий подбородок к верху.
- Ну, почему вы так говорите, мама? – тяжко вздохнув, наконец-то обратила внимание на свою матушку Рене. При этом, надо ли говорить, насколько вся манера речи соответствовала материнской? Будто бы ее омоложенная копия.
А ведь действительно, они обе были без ума от Дениса Орлина с его глупыми затеями, заблудившимися где-то возле Египетских пирамид. Двадцать пять лет тому назад миссис Орлин даже подумать не могла о том, что будет сейчас вынуждена дожидаться своего благоверного дома в Лондоне, тщетно надеясь на то, что он забудет обо всем рядом с ней. Но, нет. Даже нося под сердцем Рене и Ричарда, женщине доводилось выжидать мужа в Лондоне, пока того носило по заграницам. И как же она обрадовалась, когда Рене нашла себе достойную партию. Конечно, тут не обошлось без содействия и знакомств заботливой мамочки (кто-то же должен похлопотать о детях, так кто же если не мама?). Однако, все оказалось под угрозой. В любом случае миссис Орлин прекрасно понимала, что вся эта ситуация не пойдет на пользу дочери и ее прекрасному браку с настоящим джентльменом голубых кровей.
- Ты прекрасно знаешь, почему я так говорю тебе, Рене. Я против того, чтобы ты ехала. Категорически против! – продолжила стоять на своем женщина, едва не топча ножками пол гостиной, куда слуги перенесли вещи Рене, собранные для дальнего путешествия.
- Но, мама, понимаете, я не могу поступить иначе. Мое предчувствие говорит, что отцу нужна помощь. Он не писал давно писем, да и должен был уже к этому времени вернуться. Боюсь, с ним что-то могло случится, - тревожно произнесла Рене.
- Брось, что могло случиться с твоим отцом? За двадцать пять лет брака я видела всякое и ничего с ним не случилось. К тому же, твой отец уже не ребенок и даже не подросток. Он должен был помнить о том, что ты выходишь замуж и вернуться к тому дню. Но, нет! Он опять поступил безответственно, чему я совершенно не удивлена, - матушка уже начала выходить из себя, поскольку ни один из высказанных аргументов не был принят даже к рассмотрению. Вот же упрямая дочь! Как целая тысяча чертей!
- Именно! Отец бы приехал, если бы все было в порядке, поэтому я еду в Каир, мама. И это не обсуждается. К тому же, Генри в отличие от вас, проявил хоть каплю понимания, и согласился подождать, пока я не вернусь из Египта, тогда как вы устраиваете совершенно ненужные сцены, - Рене просто чувствовала, что должна ударить матушку тем же оружием, которое она только понимала. Ее любимый будущий зять – да.
- Да, ты права, дочка. Я не настолько терпелива, как Генрих и ты будешь права, потому что мне не двадцать два. Мне уже пятьдесят, я внуков хочу! – продолжила миссис Орлин, вот только зря. Рене уже набросила на себя верхнюю одежду, в которой и собиралась ехать в порт.
- Всему свое время, - только и успела ответить Рене, когда на пороге появился тот самый Генри Риверс, молодой человек из давнего аристократичного рода. – Генри, ты пришел, чтобы проводить меня? – улыбнулась молодая леди своему жениху. – Я так рада!
- Конечно, я хотел тебя проводить. Вчерашнего прощания мне, боюсь, будет недостаточно, - скромно ответил молодой человек, позволив себе лишь мимолетную улыбку.
- Генрих, дорогой! Может, ты еще попробуй поговорить с моей упрямой дочерью! Неужели ты можешь отпустить ее сейчас? – решила прибегнуть к крайним мерам миссис Орлин и обратилась к жениху дочери, что решил потакать во всем Рене.
- Дорогая, миссис Орлин, вы ведь знаете свою дочь лучше меня и прекрасно понимаете, что отговаривать ее, когда она что-то решила – себе дороже. К тому же, разве я могу удержать ее? Даже не просите, лучше я буду дожидаться ее здесь и заслужу ее благодарность, чем потеряю, отговаривая, - тихо и достаточно мягко объяснил своей будущей свекрови Риверс, пока Рене проверяла, все ли сумки были взяты и погружены в автомобиль, на котором ее и должны были отвести в порт.
- Ты золотой человек, Генрих. Моей дочери очень повезло с тобой! – едва не роняя фальшивые слезы, произнесла матушка Рене, после чего проводила дочь к двери и крепко обняла на последок.
- Генри, у меня только одна просьба, - уже стоя на пирсе перед отплытием парохода, молодая леди обратилась к своему кавалеру. – Присмотри за моей мамой? Она с виду кажется сильной, но на самом деле ей нужна поддержка, - в ответ на это будущий зять Орлинов хотел только сказать, что миссис Орлин еще всех переживет и построит, только дать ей волю. Но, не хотел расстраивать свою невесту, поэтому просто согласился на ее просьбу, закрепив обещание невинным поцелуем – единственное, что они с Рене могли себе позволить до брака.
Каир, 1922
Путь в Каир, Мекку археологов и соискателей приключений лежал не простой. Сперва Рене предстояло добраться до порта Кале, а там через несколько дней сесть на пароход в Египед. Именно на нем она добралась до Каира, где ее встретил давний друг ее отца, который подтвердил все опасения юной дочери археолога, что сразу же начала действовать. Конечно, разве дело стоило откладывать в долгий ящик?! Рене разместила везде, где только можно было объявления о розыске доктора Дениса Орлина. Вот только даже тремя днями после оно не продвинулось дальше нескольких отзывов – кто-то говорил, что видел доктора там или там, хотя на самом деле желал получить лишь вознаграждение, которое не стоило информации, покуда та была ложной. Так было и этим жарким днем, когда какой-то незнакомец не назначил Рене встречу в отдаленном районе города. И, оказавшись на месте, юная мисс уже была готова согласиться с тем, что старый мистер Тревис был прав – зря они пришли сюда. Не приведи господь, на них еще мог кто-то напасть? Но, именно в этот момент леди и услышала обращение к своей персоне.
- Откуда ты знаешь, кто я? – удивленно спросила она, присмотревшись к человеку, выглядывавшему за ней из-за решеточного окна. – Да и откуда я могу знать, что ты не врешь? – на самом деле, она знала, что знать не узнает, пока этот человек не докажет хоть что-либо и, после недолгих переговоров с мистером Тревисом, девушка вошла в здание, из которого вышла уже в сопровождении недавнего заключенного.
- Значит, ты говоришь, что видел моего отца, когда он отплыл в Луксор? Рассказывай все, что знаешь – твоя свобода мне дорого обошлись, - потребовала мисс Орлин, чинно усевшись в одно из кресел в гостиной своего скромного номера в отеле.

+1

4

-Владелец корабля, на котором уплыл ваш отец - мой старый друг. Помогите мне и я скажу вам где его можно разыскать, -уже ни на что не надеясь, ответил Макс, после чего отпустил решетку и уселся возле сырой каменной стены. Он не видел как посовещавшись со своим спутником, юная дама направилась прямиком к главному зданию тюрьмы, где и сумела выкупить свободу незадачливого авантюриста. Мистер Тревис посчитал решение дочки старого друга помогать какому-то оборванцу и преступнику меньшим из двух зол, так что сумел быстро договорится с начальником тюрьмы. Когда Маршалла вывели из камеры и передали Рене, он выглядел весьма жалко, после трех с лишним месяцев недоедания и тяжелой работы на сорокаградусной жаре - так что пока девушка пожелала поговорить с ним, пожилой адвокат озаботился тем чтобы приготовить для Макса номер со всем необходимым.
-Я говорил с вашим отцом в день отплытия, до того как меня арестовали, -ответил Маршалл, опустившись прямо на ковер перед креслом на котором сидела юная леди. -Лорд Карнарвон расспрашивал его о новой экспедиции и профессор ответил что собирается отыскать какую-то потерянную гробницу. Они уплыли в долину Царей на пароходе моего старого друга - если желаете, я могу завтра же отвезти вас к нему домой. Быть может он уже вернулся...
-Мисс Рене, вашему... "гостю" надо бы привести себя в порядок, -тихо произнес мистер Тревис зайдя в номер девушки, после чего помог Максу встать. -Думаю что будет благоразумно продолжить все разговоры завтра.
Опираясь на адвоката, Маршалл дошел до приготовленного для него номера, где была - о, чудо из чудес! - самая настоящая горячая ванна, а еще порция куриного бульона с сухариками и вкуснейший английский чай.
-Вам сейчас нельзя слишком много есть, мистер..? -произнес Тревис, указав Максу на приготовленный стол. -Отдохните, поешьте и избавьтесь от своих лохмотьев - а завтра я найду вам нормальную одежду. Надеюсь, вы понимаете, что если обманете мисс Орлин, то вернетесь в свою камеру? Документов у вас нет, денег тоже...
-Я не собирался никого обманывать.., -ответил Маршалл. -Завтра я отведу мисс Орлин к жене моего хорошего друга Абдула Фатиха... и если нам повезет, то он уже успел вернутся в Каир. Мое имя Максимилиан Маршалл.
-Очень надеюсь, что все будет именно так как вы говорите. А сейчас, я вас оставлю, мистер Маршалл.
После чертовски приятной горячей ванны, Макса разморило настолько, что он смог съесть лишь пару ложек бульона, прежде чем завалился на удобную постель. Пуховое одеяло и мягкая подушка тоже казались ему сейчас чем-то совершенно нереальным... так что он крепко уснул без каких-либо сновидений, а когда проснулся то увидел что Тревис уже привел парикмахера и принес обещанную одежду. После того как волосы Маршалла были острижены до обычной длины, а от щетины не осталось и следа, он осторожно поел, помня что ему пока что не следует налегать на еду и затем направился в номер своей спасительницы.
-Итак, первым делом стоит заглянуть домой к моему другу, -предложил Макс девушке, когда они вышли из гостиницы. -Потом сходим в порт... он вполне может готовить новый рейс, вниз по течению Нила.
Рене благосклонно согласилась пойти с Маршаллом и даже взяла его под руку, раскрыв над головой свой зонтик. Так они прошли мимо базарной площади и без каких-либо приключений добрались до дома Фатиха, где его жена как раз развешивала в маленьком дворике только что выстиранное белье, а шестеро ребятишек (мал-мала-меньше) весело играли неподалеку от нее.
-Здравствуй, Гюльшах! -окликнул женщину Макс и уже хотел поинтересоваться насчет Абдула... как вдруг она буквально бросилась к нему начав расспрашивать о муже. По правде говоря такого поворота хитрец не ожидал - и надеялся, что Рене не поняла того что сказала Гюльшах, так как разговор был на арабском.
-Макс, скажи мне - где мой муж?? Целых три месяца ни слуху ни духу... мы бы умерли с голоду, если бы не моя родня! Он ведь уплыл с тобой.., -начав причитать, женушка Фатиха успела смерить спутницу Макса заинтересованным взглядом. -Ты что решил наконец женится? Она красивая... но только слишком уж тощая.
-Послушай, меня арестовали в день отплытия... и отпустили только сегодня, точнее вчера вечером, -ответил Маршалл. -Эта дама не моя жена - она ищет своего отца, он уплыл вместе с твоим мужем на "Хатхор". Ты ходила в порт, Гюльшах?
-Мой брат туда ходил не один раз, но там никто ничего не знает о "Хатхор"... что же случилось с Абдулом?? О аллах... я говорила ему не связываться с тобой! -в сердцах вскрикнула Гюльшах и расплакалась, уткнувшись Максу в жилетку. Дети подойдя ближе, тоже начали хныкать, держась за материнскую юбку и этого Маршалл уже не выдержал.
-Я постараюсь вернуть твоего мужа - завтра же сяду на пароход и поплыву следом за ним. Уверен что его задержали какие-то дела экспедиции.., -после того как Гюльшах немного успокоилась и отпустила Макса, он обернулся к Рене. -У нас нет выбора. Придется ехать в Луксор и найти лорда Карнарвона в долине Царей. Он наверняка должен знать куда профессор собирался ехать после Луксора... Понадобятся деньги чтобы попасть на пароход, а так же оружие на случай каких-либо непредвиденных ситуаций.
Узнав о новом плане, мистер Тревис едва не схватился за голову - как можно отпустить юную девушку в сомнительное путешествие с каким-то проходимцем?? После недолгих размышлений почтенный юрист решил тоже присоединится к спасательной экспедиции и лично приобрел три билета на пароход "Королева Виктория", что отправлялся вниз по течению Нила с очередной группой состоятельных леди и джентльменов, которым захотелось экзотики.
-Итак... расскажите мне и мисс Рене, что вы намерены делать в первую очередь, -поинтересовался Тревис в день отплытия, когда все пассажиры первого класса собрались в уютном салоне, где был уже сервирован обед. Еда здесь была настолько вкусной, что Макс предпочел бы есть, а не болтать... -Насколько я понял, нам предстоит сойти в Луксоре и потом добираться до долины Царей?
-Именно так. Граф Карнарвон сможет указать нам направление для поисков профессора и заодно моего старого друга Фатиха, -ответил Маршалл. -Но прежде... чем озвучивать дальнейшие планы, я хотел бы поинтересовать у вас, мисс Орлин, насчет одной важной вещи. Я случайно услышал как ваш отец говорил о неком манускрипте, который не имел для него цены и который он отправил вам. Кажется, там было что-то вроде карты к той самой потерянной гробнице... и это могло бы помочь нам в поисках.

+1

5

Рене была нетерпелива, как и ее отец. Желая добиться до какой-то истины, девушка была готова на многое, если не на все. В прочем, будь она уступчивее, разве оказалась бы в колыбели древней цивилизации? Будь она уступчивее, наверняка не осмелилась ослушаться свою матушку и сейчас, вместо того, чтобы находиться в настоящей жаровне, а не номере, волновалась за отца, нося имя своего жениха. Но, мир так уж устроен, что в нем все зависит от нас самих. Только смелый способен изменить судьбу, а не плыть за течением подобно немой рыбе, что рано или поздно все равно окажется на обеденном столе.
Глядя на незнакомца, что уселся прямо на ковре перед ней, Рене не желала замечать его усталость и истощенность. В первую очередь она желала получить информацию, за которую заплатила наперед. И мужчина постарался выдать всю ту информацию о докторе Орлин, которой только обладал. И, надо сказать, это уже было хоть что-то: некий граф Карнарфон, знакомый владелец судна…
Все-таки, когда Рен бросилась в Каир на помощь отцу, у нее не было никаких сведений. Или же, кто-то постарался позаботиться о том, чтобы этих сведений и не оказалось у женщины. Но, как это часто и бывает, мисс Орлин не позволила заходить себе дальше в своих теориях «заговора» против своего отца, решив опираться лишь на факты. Собственно, она хотела сразу же проверить все сведения от недавнего заключенного, если бы только не мистер Тревис, что поспешил напомнить юной леди о том, что человеку, пробывшему в заключении не один день или неделю, требуется, хоть какой-нибудь отдых.
- Да, конечно, мистер Тревис. Вы правы, - согласилась Рене со словами старого друга отца, которого, несомненно, уважала. Иначе бы вряд ли слушалась бы его советов и делала, как всегда, по-своему.
Что же, она вынуждена была дождаться следующего дня. Так что, еще один день в Каире бесследно ушел для мисс Рене Орлин. И, когда к полудню нового дня в ее номер вошел мистер Маршалл, она, право дело, едва узнала его. На этот раз она видела, пусть все еще уставшего, но уже куда более ухоженного, привлекательного джентльмена. Хотя, место их знакомства, пожалуй, ставило под сомнение тот факт, является ли мистер джентльменом.
- Не будем терять ни минуты. Ведите меня к дому своего друга, - решительно проговорила мисс, поднявшись со своего места, не забыв захватить с собой солнцезащитный зонтик. Хотя, по правде говоря, он не так уж и сильно помогал. Воздух был жарким и тяжелом, словно в жаровне и, казалось, платье прилипло к телу настолько, что его будет и не снять, когда леди снова окажется в своих покоях.
Когда Максимилиан привел Рене к лачуге своего друга, девушка сразу же осмотрела обстановку, что не выдавала никаких недругов – дети носились возле своей матери, как маленькие утята возле матери-утки, которых она видела в Доунтоне. Ну, а женщина, к которой обратился мужчина, была самой обычной, ничем не приметной жительницей Египта, которую только можно было себе представить. Но, все, что происходило дальше, очень даже заинтриговало мисс Орлин, знавшую в основном только письменный арабский язык, тогда как устную речь она не была способна воспринимать досконально и улавливала только отдельные слова. И надо сказать, что англичанка ничего не поняла из набора слов: муж, три месяца, голод, родня, уплывать, женитьбы и красивая. О том, что последние для слова относятся к ней, Рене осознала только мгновением позже, когда Макс бросил взгляд на нее и отрицательно покачал головой, добавив еще что-то на арабском. Вот только разобрать что-то из его речи, бледнокожей девушке было еще сложнее, поскольку он говорил быстро и тихо.
Орлин уже успела отчаяться в душе, ведь этот самый друг так и не вернулся из экспедиции, на которую уплыл вместе с отцом Рене. Так что, когда Макс обратился к ней со своим гениальным планом, она уцепилась за нее, как утопающий за ниточку.
- Деньги – не проблема. Будет нам билет на корабль, было бы у кого купить оружие, - прежде чем они с Максом вернулись в отель, где на дочь своего друга уже дожидался мистер Тревис. Ему-то и пришлось выслушать уже готовый план действий и… просто согласиться. Иного ведь у них не было.
Уже к обеду у них на руках были билеты на пароход, возивший благородных господ по Нилу. Вот только оружия у них все еще не было. И это нужно было исправить до отплытия парохода. Но только так, чтобы об этом не узнал Тревис – ему такое вряд ли пригодится. Без спеха, девушка обедала и размышляла о предстоящей покупке, понимая, что этим самым она доверяет незнакомцу Маршаллу, возможно, свою жизнь… именно от этих, несомненно, важных размышлений и отвлек Макс юную мисс, которой было должно лишь удивляться.
- Как-то вы слишком много слышали, мистер Маршалл, чтобы знать еще о существовании некого манускрипта, - скептически заметила Рене. – Что если это ловушка, в которую вы хотите заманить меня? Быть может, наша встреча была подстроена вами? И, кто знает, может быть, вы хотите получить этот манускрипт и сбежать? – нахмурилась Орлин, явно опасаясь авантюриста, которого ей пришлось достать из заключения, вот только, кто знает, что было у него на уме.
Тем временем, кто-то из служащих парохода, в котором остановилась пестрая троица, подошел к мистеру Тревису, и отвлек его внимание, так что Рене могла высказать Маршаллу все, что было у нее на душе, не боясь порицаний со стороны друга своего отца.
- Скажу откровенно, мистер Маршалл. Я не доверяю вам, а потому вручит вам в руки оружие не смогу. Сегодня вечером, чтобы не беспокоить мистера Тревиса, вы сопроводите меня к продавцу оружием, у которого я приобрету что-то для своей защиты, - Рене постаралась дать понять без лишних слов, что вооружать того, кому она не до конца доверяет, не будет. И спорить она также не была намерена.

+1

6

Как только официант поставил перед Максом блюдо с великолепнейшим заливным тюрбо из лангустов, хитрец подумал что умер и попал в рай... потому как после тюремной баланды подобные кулинарные изыски казались чем-то совершенно нереальным. Увы, но Маршаллу пришлось помнить об умеренности и потому он ел и пил мало, притом отказавшись от алкоголя - несколько дней такой кормежки и он точно придет в норму. И слава богу, больше ему не придется в четыре утра топать на мраморный карьер вместе с такими же бедолагами, имевшими несчастье попасть в руки местного "правосудия".
-Я подслушивал, мисс Орлин, -честно признался Макс, едва только прозвучал вопрос Рене. -Разговор вашего отца с коллегами, показался мне более чем занимательным. Мне льстит ваше предположение о моем коварстве... но три месяца назад, попав в тюрьму я понятия не имел что вы решите приехать в Каир. И если бы Его Сиятельство не был таким чистоплюем, я бы сейчас был в экспедиции и ваш отец с беднягой Фатихом не пропали бы.
Маршалл вновь принялся за свою порцию и тут, пользуясь тем что старик отвлекся, мисс Орлин выдала нечто такое, что заставило авантюриста удивленно посмотреть на нее. Она собралась сама покупать оружие на черном рынке? Он правда не ослышался??
-Рене, как вы это себе представляете? Это ведь не модный магазин на Рю дэ ла Пэ, куда можно пойти и выбрать себе очередное платье... если нас застукают, то последствия будут более чем нехорошими. Мне бы не хотелось снова вернутся в тюрьму, -возразил Макс. -А вы... не знаю как бы сказать помягче, но вас увезут и продадут какому-нибудь арабскому шейху в гарем. Вы очень красивая девушка...
Увы, но Рене оказалась чертовски упрямой и настояла на своем, соврав в результате Тревису, что хочет прогуляться перед отплытием по Каиру в компании нового знакомого. Старик лишь покачал головой, посоветовав девушке держать с Маршаллом ухо востро и держаться подальше от всяческих неприятностей. Ну а пока Макс дожидался свою спутницу на палубе, произошло нечто непредвиденное - к нему подошел один из пассажиров первого класса и завел такой разговор:
-Простите, мсье... не могу не поинтересоваться - эта прелестная дама, что сопровождает вас, ваша супруга?
-Да, а что? -соврал Маршалл и глазом не моргнув, решив что иначе Рене рискует заполучить чрезмерно назойливого поклонника, что может повредить делу. Отвечая щеголю, Макс вспомнил что последний раз говорил по-французски черт знает сколько лет назад... когда еще у него был нормальный дом - будто бы в другой жизни. -Мы недавно женаты и решили начать наше свадебное путешествие с прекрасной и таинственной страны фараонов.
-Тогда позвольте вас поздравить, мсье - вы настоящий счастливчик, -тут же ответил назойливый собеседник и восхищенно добавил. -Боже... она и в мужских брюках дивно хороша....
Обернувшись, Макс увидел что Рене появилась на палубе основательно подготовившись и сменив свое модное летнее платье на более простую и практичную одежду. Надо сказать что в 1922 году, решится одеть брюки значило прослыть этакой дамой-эмансипе, что не везде принималось на "ура" - однако французский воздыхатель Рене похоже не имел ничего против подобного?
-Прошу меня извинить, но я должен идти. Обещал супруге прогулку по вечернему Каиру, -улыбнулся Маршалл и подойдя к Рене, резко и быстро притянул ее к себе. -Подыграйте мне, иначе мы не отвяжемся от этого кретина что не сводит с вас глаз.
Рене почти испуганно посмотрела на Макса, явно не понимая что происходит и не успела отстранится, когда он поцеловал ее. Притом, поцеловал по-настоящему, понимая что иначе благодарный зритель на палубе не поверит в то что увидел. Обнимая девушку, Маршалл ощутил как она дрожит в его руках и подумал о том, что верно ранее ей еще не приходилось ни с кем целоваться. Оставалось надеяться что первый блин не вышел комом и позже Рене не влепит ему хорошую оплеуху.
-Пойдем, дорогая? -громко произнес Макс после того как заставил себя отстранится от девушки и взял ее за руку. -Я ведь еще не показал тебе центр города... что если нам начать с него?
Они действительно дошли до центра Каира, но затем затерялись в лабиринте узких улочек, пока не вышли на самую его окраину. Именно здесь в своей чайной заправлял делами местный торговец оружием, которого Маршалл хорошо знал и услугами которого неоднократно уже пользовался. Этот достойный человек нисколько не удивился увидев Макса и поблагодарив за произнесенный "салям" предложил гостям присесть и выпить холодного каркадэ прежде чем переходить к делам.
-За твою женщину я могу дать тебе винтовки, патроны и несколько пистолетов, -как и полагается хорошему бизнесмену Али Джафар не стал зря терять времени. -Могу даже добавить новинку на рынке - немецкий многозарядный пулемет. Это достойный обмен.
-Благодарю за столь щедрое предложение, -как и полагалось ответил Маршалл. -Но женщину я отдать не могу - это моя жена. Ее отец известный археолог и мы собираемся навестить его на раскопках в Долине Царей...
Собственно говоря, в долине сейчас не копал разве что ленивый - так что подобная информация ничего не могла сказать Джафару. Выслушав Макса торговец понимающе кивнул головой.
-Понимаю и прошу прощения. Жена - это святое. Сейчас прикажу моим людям принести все что ты просил... надеюсь ты не забыл прежний уговор?
-Не забыл. Если меня задержат с этим оружием, я слова не скажу о вас, -кивнул Макс. Джафар был конечно ловким и хитрым малым, однако он не успел засечь момент когда Маршалл стащил с ковра один из заряженных, так сказать, "демонстрационных" револьверов. Далее, как и было принято, он поторговался с Джафаром, после чего товар был выбран и деньги заплачены - к удивлению Макса, Рене сама взялась за ремень брезентовой армейской сумки, стоило им только покинуть чайную.
-Быть может я хотя бы донесу наши покупки до парохода? -тихо произнес Макс, наблюдая за тем как упрямица потащила довольно-таки тяжелую поклажу. Ответа на его вопрос не последовало, так что хитрецу оставалось лишь пойти за своим боссом... пока на очередном перекрестке нескольких улочек их не остановили три очень подозрительных человека - во всяком случае Маршаллу они сразу не понравились.
-Хватай девчонку, -коротко приказал один из них на немецком, после чего перешел на английский. -Бросайте сумку и ни звука... мисс Орлин пойдет с нами - а ты вернешься на пароход и принесешь нам манускрипт. Иначе получишь ее по частям, понял?
-Понял, -послушно ответил Маршалл, успев ногой задвинуть в тень от одной из лачуг сумку с винтовками, после чего рассмеялся, чем немало удивил нападающих уже успевших сделать шаг к Рене. -Зачем возвращаться? Манускрипт у меня с собой... только давайте без глупостей, ладно? Вы его забираете и мы расходимся...
Один из головорезов кивнул, так что Макс сунул руку под свой пиджак, якобы собираясь порыться в жилетном кармане... и вытащив честно украденный револьвер хладнокровно всадил три пули в нападавших, стреляя по ногам. Надо сказать что неожиданная пуля в колене оказалась самым действенным средством, чтобы стреножить этих бугаев, после чего Маршалл подхватил сумку на плечо, схватив Рене за руку и помчался в порт. Они успели как раз к тому моменту когда на "Королеве Виктории" собирались убрать трап. Пройдя в каюту девушки, Макс поставил сумку на пол и уселся в кресло чтобы перевести дух... и подумал о том, что профессор Орлин вляпался в совершенно нехорошую историю со своими поисками гробницы.
-Итак... после всего что случилось, я имею право хотя бы взглянуть на этот знаменитый манускрипт, -произнес Маршалл, посмотрев на Рене. -Ваш отец крупно влип, но похоже что эта карта на манускрипте единственная гарантия его жизни...

+1

7

То, что мистер Маршалл вряд ли согласится с решением Рене, девушка предполагала и даже ожидала. А почему бы и нет? Все-таки ни один джентльмен не позволит женщине командовать собой, будь она при деньгах или нет; не важно, помогла ли она джентльмену, или нет. Все это в конечном итоге было не так уж и важно. Хотя, по правде говоря, Максимилиан был прав – она не представляла, каковы порядки в Каире и стране, куда она рискнула отправиться на поиски своего отца. Возможно даже, Орлин стоило согласиться со своим спутником. Сказать, что он прав и пусть делает, что хочет – пусть только ее отец будет спасен. Однако девушка была не из того бесхарактерного теста, из которого обычно были сделаны аристократичные дамы высшего общества, в котором ей было, откровенно говоря, давно уже тесно.
В прочем, и у нее был план или задумка, если уж так.
- Вы правы, мистер Маршалл, - Рене согласилась с бывшим заключенным, при этом хитро ухмыльнувшись. – Я прекрасно понимаю, что не в дорогой магазин приду за платьем. Это опасно – более чем, и не вам мне говорить об этом. Но, вы сделаете так, чтобы мы не попали в беду и вовремя вернулись на корабль. Судно отбывает этим вечером после ужина. Так что, если все пройдет удачно – я смогу вам довериться, возможно, - заявила юная мисс, не желая слушать никаких возражений относительно уже принятого решения. О чем не побрезговала повторить: - Решение принято и не подлежит обсуждению. Приятного аппетита, - на этом, мисс Орлин мило улыбнулась и поднялась со своего места, пройдя в свою каюту, где смогла бы спокойно вздохнуть. Все-таки не смотря на всю свою показную уверенность, девушка была очень и очень напугана. Она боялась не только за отца или за собственную жизнь, которой так откровенно рисковала. Она боялась, что не сможет ни на что повлиять, ничего не изменит и не поможет отцу.
Но, как говорится, … не боится только глупец?
Если бы Рене хотела поплакаться, наверняка осталась бы в Англии, вышла замуж и спокойно дожидалась бы безутешных вестей из Египта. Но, вместо этого, она постаралась собраться с мыслями и припомнить все те уроки, которые в свое время получила на охоте, когда ее учили стрелять в движущуюся мишень. И, пусть она была достаточно меткой, Рене прекрасно понимала, что мишень – не человек, который, кто знает, но может быть захочет навредить ей или отцу, стало быть, будет нападать, а не ждать, пока она прицелится. Однако пока еще у нее не было на кого положиться, кроме как на себя саму. Ну, и мистера Тревиса и мистера Маршалла.
Тяжко вздохнув, Рене вышла к старому другу отцу и мастерски солгала ему о том, что сойдет в Каире еще на несколько часов перед отплытием, не упоминая об оружии, которое собиралась приобрести не совсем законно. Ну, а когда дело было сделано – велела Максу ждать на нее, пока не переоденется. Чтобы не иметь проблем с платьем и юбками, которые постоянно за что-то цеплялись, Рене решила отдать предпочтение своему костюму для верховой езды – тесно облегающие бедра бриджи, а также самый обычный жакет светло-бежевого цвета в тон бриджам. Именно в этом она и вышла на палубу, где и разыскала Маршалла. Вот только вместо того, чтобы прийти и просто заговорить, мужчина обнял ее и притянул к себе, чем немало удивил юную мисс. И, возможно, она тут же влепила бы ему пощечину, если бы ее не сбили с толку его слова.
Она приоткрыла рот, желая попросить объяснений – в чем она должна была подыграть? Но, вместо этого Максимилиан попросту не позволил ей этого сделать, подарив ей настоящий поцелуй, от которого перехватило дыхание, а ноги едва не стали ватными. Сказать, что этот поцелуй был приятным – значит, ничего не сказать. Вот только и ему пришлось подойти к концу. А когда Маршалл заговорил с ней, как с женой, Рене молча последовала за ним, боясь, что скажет сейчас что-то не то. Да и что могла сказать еще? Тем более, после такого поцелуя. К тому же, ее остроумие и решительность будут полезны ей вовсе не в словесных баталиях с Максом, что, как и обещал, привел Рене к продавцу оружием.
Араб, подпольно торговавший оружием, заговорил очень быстро и не совсем понятливо, так что Рене было не просто уследить за предметом разговора, хотя она и старалась. Но, по оставленным в ее сторону взглядам, мисс поняла, что речь шла и о ней тоже. Это насторожило ее, вот только она так и не сдвинулась с места ровно до тех самых пор, когда не была свершена сделка, а деньги уплачены. Тогда же Рене поспешила взять свое оружие и отнести на корабль, не позволив Максимилиану помочь ей в этом – хватит с него помощи пока.
Но, так просто не могло продолжаться и дальше. Ведь так? Когда ей преградил кто-то путь, Орлин даже усмехнулась, покачав головой. Считала ведь, что пришло время тому часу, когда и отнимут у нее жизнь. И, кто знает, может быть, к этому был причастен и Макс тоже? Однако здесь она очень горько ошиблась.
Бросив тяжелую сумку и оказавшись в плену рук какого-то мерзкого человека, Рене испугано посмотрела на Максимилиана, которому приказали принести манускрипт – тот самый клочок пергамента, который ее отец прислал ей в одной из своих книг два месяца тому назад или даже больше. Она хотела закричать, что Макс не знает, где спрятан манускрипт, но … тут молодой человек очень удивил ее, заявив, что у него он уже и при себе есть. На этом, Рене едва не выдохнула с разочарованием и приготовилась даже высказать что-то очень оскорбительное в адрес Маршалла, когда он достал из откуда-то револьвер, которым в два счета подстрелил нападавших, из-за которых они едва не опоздали на теплоход.
В то,  что она снова была в безопасности, Рене не верилось. Она нервно заломила руки и бросила взгляд своих светлых глаз на мужчину, когда тот заговорил с ней о манускрипте.
- Манускрипт! Всем нужен этот, чертов, манускрипт! – она повысила тон своего голоса, пусть и понимала, что это было ошибкой с ее стороны. Так что, мгновением после, она подошла ближе к своему недавнему спасителю, чтобы продолжить, но уже менее громко. – А ты не хочешь рассказать, откуда у тебя револьвер? И почему ты стрелял? А если бы ты в меня попал?! Ты убил бы меня! – позабыв о правилах приличия Рене перешла на «ты» в своей речи, даже не обратив на это внимание. – И что еще за игры ты ведешь? Говоришь всем, что я твоя жена. А я между прочим уже помолвлена. Меня в Лондоне ждет жених, - она проговаривала очень четко каждое слово, стараясь контролировать себя. Вот только контроля никакого не вышло, когда она вместо того, чтобы отойти подальше от Маршалла, потянулась к его губам, что еще этим вечером так страстно целовали ее.

+1

8

Макс видел что Рене напугана недавним нападением неизвестных и потому нисколько не удивился, когда она буквально взорвалась, начав разговор на повышенных тонах. К слову сказать - это было весьма похоже на настоящую семейную ссоры, если бы не обстоятельства дела и весьма пикантная и недвусмысленная обстановка что сейчас возникла. Но что больше всего удивило хитреца, так это финал тирады, выданной ему Рене - подойдя ближе, она буквально потянулась к своему спасителю, явно желая получить еще один, уже не спонтанный поцелуй.
Надо ли говорить, что только дурак отказался бы от подобного на месте Макса?
-Тише, все хорошо.., -он обнял Рене за талию и не теряя времени поцеловал, притянув ближе к себе. -Я никому не позволю причинить тебе вред, слышишь? И мне пришлось стянуть револьвер... ты не оставила мне иного выбора...
Возможно, упрямица попыталась бы что-либо возразить, однако Макс не дал ей такой возможности, отвечая в перерывах между жаркими и нетерпеливыми поцелуями. Она кажется сказала что у нее есть жених? Маршалл был уверен на все сто процентов, что этот простофиля даже не осмелился ни разу обнять ее, не то что поцеловать по-настоящему. И после того как Рене, словно будучи в каком-то сладком и исступленном тумане, обвила его шею руками, Макс уже не смог остановится и продолжив нежные ласки, начал раздевать своего упрямого и капризного босса.
Когда же Рене предстала перед мужчиной совершенно обнаженной - и такой прекрасной, что просто дух захватывало - Маршалл не стал медлить и взял желанную награду, плюнув на последствия и совершенно забывшись в объятиях прелестной француженки. И то что Рене сейчас была покорной и нежной, несмотря на то что опыта подобных близких отношений у нее не было, заводило его еще больше. После того как волна страсти схлынула, Макс нежно обнял свою пассию, позволив ей сладко уснуть у себя на груди - он очень надеялся, что она не станет жалеть о том что поддалась порыву и позволила ему слишком многое по отношению к себе.
На следующее утро, Маршалл проснулся в одиночестве, когда время уже давно перевалило за полдень. Поднявшись и умывшись, он привел себя в порядок и заодно припрятал сумку с боеприпасами и винтовками, чтобы она не попалась на глаза какой-нибудь любопытной горничной. После этого следовало найти Рене и как-то объяснится... хотя по правде говоря, Макс не знал что можно сказать по поводу прошедшей восхитительной ночи. Он желал Рене не меньше чем она его и нисколько не сожалел о том что произошло...
Мисс Орлин "нашлась" на верхней прогулочной палубе, в компании того самого надоедливого француза, что вчера так яро ей восхищался. Сейчас он распевался соловьем, описывая Рене красоты тех достопримечательностей, что ей предстояло увидеть, попутно ловко вставляя различные комплименты прекрасной даме. Впрочем - Макс прекрасно мог понять щеголя, ведь нынче утром Ренни выглядела просто божественно в одном из своих модных нарядов.
-Доброе утро, -поздоровался Маршалл подойдя ближе, так что французу пришлось заткнуть свой фонтан красноречия. -Дорогая мы можем поговорить? Надеюсь твой собеседник нас извинит.
Обняв Рене за талию, он направился к противоположному борту, гадая сердится ли она на него сейчас или нет? Судя по тому как мисс Орлин отвела свой взгляд в сторону едва только увидев Макса на палубе, он вполне мог схлопотать сейчас не одну оплеуху за вчерашние вольности... так что хитрец не стал долго тянуть время и ходить вокруг да около.
-Ты должно быть сердита на меня.., -он мягко накрыл руку Рене на периле, что ограждало палубу своей ладонью. -...но я не жалею о том что было сегодня ночью. Ты чудесная, Рен... и я счастлив что ты была моей. Мне плевать на твоего жениха... потому как он обязан был разбится в лепешку и сделать все чтобы помочь тебе найти отца. Однако, вместо этого он предпочел отпустить тебя одну...
Маршаллу очень хотелось поцеловать свою вредную пассию, но эту закономерную точку помешал поставить мистер Тревис. Подойдя ближе, адвокат как обычно радушно поздоровался и затем напомнил молодым людям что пора бы уже пройти в салон к завтраку. Максу оставалось лишь вздохнуть и последовать за Рене и стариком, так и не закончив разговор.
-Мистер Тревис, если не затруднит, просветите меня вот в чем - профессор рассказывал вам об этой потерянной гробнице? -поинтересовался Макс, после того как уселся  за стол. -Эта информация могла бы помочь нам, чтобы определить направление будущих поисков. Почему-то мне кажется, что профессор не захотел бы делится славой своего возможного открытия с коллегами...
-Скажите, мистер Маршалл... что вам известно о Хатшепсут? -ответил пожилой адвокат, отложив каирское издание "Дейли Телеграф". Маршалл лишь улыбнулся - у него сложилось впечатление что его... проверяют? Но тут он пожалуй мог дать фору любому археологу.
-Хатшепсут - великая царица Нового Царства из XVIII династии. Ее имя переводится как "Находящаяся впереди благородных дам", так же называлась Маат-Ка-Ра и носила титулы "Великая жена царя" и "супруга Амона", -словно находясь на лекции в колледже, выдал Макс. -Насколько я знаю, у нее было целых две гробницы, но ни в одной из них не была найдена ее мумия. Говард Картер нашел основную еще в 1903 году, однако там не было ценностей... он выдвинул предположение, что в Долине Царей орудовала шайка мародеров, которая грабила гробницы - а люди поставленные следить за ворами и отлавливать их, отпускали их получая значительные взятки.
-Мой старый друг нашел некий документ, который позволил ему предположить, что существует еще одна гробницы царицы, нетронутая ворами, -продолжил после полученной исторической справки Тревис. -Он не рассказывал подробностей... но сказал что знает где искать это захоронение и что это будет величайшее открытие в истории современной археологии.
-Я полагаю, что вам не нужно говорить, мистер Тревис, что на свете существуют "черные археологи"? -тихо произнес Маршалл. -И да - я знаю что вы скорее всего считаете меня одним из них. Оправдываться я не буду, но скажу вам вот что... есть те кто продает ценности по мелочи, а есть коллекционеры, готовые на все чтобы получить настоящую редкость. Это уже не воровство... они имеют средства для достижения своих целей и пойдут на все чтобы заполучить желаемое.
Макс вспомнил троих наемников, что говорили между собой на немецком... и подумал о том, что кроме расспросов о профессоре, надо бы очень осторожно разузнать кто еще на данный момент ведет официальные раскопки в Долине Царей кроме англичан. Это тоже может дать зацепку в поисках...
-Когда мы окажемся в Долине Царей, то получим ответ, участвуют ли известные коллекционеры редкостей в охоте за сокровищами. И если это так, то у нас будет несколько направлений для поисков. Я уверен, что эти люди могли узнать о существовании манускрипта...
После завтрака, Макс решил пройтись по пароходу - Рене заняли беседой какие-то пожилые дамы-англичанки, так что возможности продолжить разговор пока что не было - и к своей радости увидел что на нижней палубе заложили банчишко. Назойливый поклонник мисс Орлин тоже участвовал в этой затее и радушно предложил Маршаллу присоединится, благо что ставка за первый круг была смехотворной - всего сто франков, так сказать для разгона. Макс довольно потер руки и спустя каких-то жалких два часа был обладателем пяти тысяч франков, ловко обув соигроков, которые по счастью не были такими же внимательными как торговцы из Каира.
-Давненько мне уже так не везло, -улыбнулся Маршалл, когда ему предложили сдать карты. -Ну что, джентльмены, продолжим?

+1

9

Порой случается так, что мы не задумываемся о том, что собираемся делать или уже сделали. Просто забываем о такой немаловажной функции нашего мозга, как необходимость думать о том, что делаем и говорим, и просто поддаемся своему импульсу. Это же и был импульс желания Рене, когда она, едва не дрожа от страха, подобно побитому котенку потянулась к более сильному из них двоих. Да, как бы там ни было, и что бы не говорила Орлин, она все ещё оставалось самой обычной леди, которой нужен был кто-то сильный рядом, чтобы в определенное мгновение просто взять и обнять ее, обещав о том, что завтра все будет хорошо и никакие кошмары более не навредят его Рене.
Рядом с девушкой когда-то был отец, что всегда брал ее на руки, когда ей снился плохой сон, обещая ей то, что все страхи ночи, как и ее кошмары больше не потревожат ее. Но, сейчас не было отца рядом. Да и случившееся со сном нельзя было сравнивать со сновидением. Все было на самом деле с ней. Она могла погибнуть раз и по-настоящему, а не проснуться в самое страшное мгновение сна, как это обычно и бывает со всеми кошмарами, которые мы видим среди ночи. И Макс не оттолкнул юную леди от себя, как и должен был бы поступить. Он только крепче обнял упрямицу, подарив не один страстный поцелуй, после которого более не хотелось думать о плохом. Рене только отступила несколько шагов назад, словно бы в какой-то туманной попытке уберечь свою честь, когда мужчина пошел многим дальше, чем следовало и подкрепил свои поцелуи более откровенные ласки, в итоге которых на ней практически и не осталось одежды. А дальше… дальше было забвение и единственный круг спасения не только для профессора Орлина, но и для его любимой дочери.
Утром, когда «чары» ночи спали, Рене Орлин обнаружила себя в объятиях Маршалла и без труда могла вспомнить все то, что натворили они. Еще бы, на память леди никогда не жаловалась. А вот на просыпавшуюся время от времени совесть – да, иногда. В прочем, разве это она подтолкнула Рене в объятия Максимилиана? Да и разве она заставила девушку, потерявшую невинность этой ночью, тихонько подняться с постели, прервав объятия, в которых находилась, чтобы очень быстро одеться и сбежать из каюты. Определенно, мисс Орлин сделала все для того, чтобы избежать ранних объяснений с Маршаллом, которые все равно ничего не дадут. Она не пропустила завтрак, во время которого и могла побеседовать на отдалённые темы с мистером Тревисом. Ну, а после оного, девушка рассчитывала на то, что сможет побыть наедине и хорошенько подумает о том, что скажет Максу, когда он снова подойдет к ней. Было бы правильно сказать ему, что все было ошибкой и более не должно повториться, ведь она собиралась замуж за хорошего парня, что отпустил ее в Египет на помощь отцу, согласившись перенести дату свадьбы…
Но, мысли Рене были беспардонно перебиты каким-то джентльменом, одетым от иголочки. На нем был модный костюм, модная прическа и даже усы, которые носили в континентальной Европе. Да, тот же самый джентльмен, перед которым разыгрывал представление Макс. И пусть его лица она не помнила достаточно хорошо, сам господин этого леди напомнил, после чего завел непринужденную беседу о прекрасном мире тайн Египта, его богатой истории и не менее бедном наследии, за которым тянется каждый второй. Конечно, Рене практически и не принимала участие в разговоре, по большей мере слушая то, что говорят, тогда как словоохотный француз пользовался мгновением, пока не появился мистер Маршалл.
Понимая, что пришло время для неизбежного разговора, Орлин позволила Максимилиану увести ее. Вот только заглянуть в глаза своему собеседнику она так и не решилась … сразу.
И ведь слова мужчины определенно возымели определенный эффект и не остались незамеченными молодой девушкой. Мисс пусть и хранила молчание, все же была потрясена некоторыми выводами Маршалла, понимая, что он был, как никто прав. Генри должен был поехать с ней, не отпускать одну в далекое и опасное путешествие… Правда, если бы он только любил свою невесту по-настоящему, как и она любила бы его, не желая расставаться с ним до свадьбы, с которой они и без того затянули больше некуда.
Девушка успела только сглотнуть, прежде чем их окликнул мистер Тревис, зазывая за обеденный стол.
- А вы не теряете бдительность, мистер Тревис, - пошутила Рене, направившись первой в ресторан на борту парохода, где и стала дожидаться подачи обеда, лишь только слушая разговор старого адвоката с Максом.
Отобедав, юная мисс нашла компанию среди своих благородных соотечественниц, которые заняли ее не на пару минут, а даже на пару часов. И именно тогда, Рене осознала, что была наконец-то готова поговорить со своим ночным … искусителем. Хотя, было очень легко обвинить во всем мужчину, позабыв о том, что она даже не сопротивлялась и, более того, сделала сама первый шаг навстречу ему!
Макса девушка обнаружила в комнате, где другие мужчины организовали игру в карты. И тут, Орлин припомнила небольшой рассказ о той причине, по которой мужчина и оказался за решёткой в свое время. Именно поэтому она плавно подошла к игровому столику, благо Макс находился к ней все время спиной и не видел ее появления рядом. Так что, пользуясь эффектом неожиданности, Рене лишь мягко уложила мужчине на плечо руку, едва ощутимо сжав его своей рукой.
- Мне кажется, уже достаточно, - тихо произнесла она, наклонившись к Максу. – Мне нужно с тобой поговорить. Заканчивай партию, а я подожду на верхней палубе, - добавила она все тем же тихим тоном голоса, выполнив все в точности так, как и обещала мужчине.
- Знаешь, я подумала о твоих словах и в чем-то ты был прав, - как только Маршалл оказался рядом, заговорила Рене. – Я тоже не жалею о том, что случилось между нами. Но, я сюда приехала с определённой целью, которой и хотелось бы посвятить все свое внимание, поэтому будет лучше сохранить дистанцию между нами, - добавила юная мисс, посмотрев на Макса. Она сама не верила в то, что сказала только что. Ведь ее тело все еще помнило, кажется, каждое прикосновение мужчины.
- Расскажи мне о себе, раз уж претендуешь на мое доверие? – предложила она Максимилиану во время их небольшой прогулки по палубе. – Как ты оказался в Каире? Ты говорил, что не «черный археолог»…

+1

10

Макс был вполне доволен собой и окружавшими его лопухами из высшего общества, когда вдруг ощутил прикосновение чьей-то руки к своему плечу. После этого Рене позвала его на верхнюю палубу и хитрец, естественно, не стал заставлять ее ждать - попрощавщись с джентльменами и собрав свой выигрыш, Маршалл направился на назначенную встречу. Подойдя к Рене, он дал ей возможность первой начать разговор... и по правде говоря, вздохнул с облегчением, услышав что она не сердится на него за вчерашнее. Высказанное решение держать дистанцию тоже не удивило Макса, скорее оно было в некотором роде ожидаемым в данной ситуации? Смотря в глаза Ренни, он подумал о том, что попросту не сможет ее отпустить после всего что было - да и сможет ли она сама оставаться на расстоянии после того что произошло вчера?
-Это не самая интересная история, Рен... и не самая веселая, я бы сказал, -Маршалл улыбнулся, услышав вопрос о своем прошлом. Он был не самым простым для хитреца Макса, с какой стороны не взглянуть... но в ней не было никакой страшной тайны. Неудачное стечение обстоятельств разве только? -Я приехал в Каир с родителями в 1898 году - мой отец был известным врачом и считал что его знания должны служить на пользу человечеству. Отказавшись от преподавания в Лондонском королевском медицинском колледже, он решил открыть больницу в Каире, где любой человек мог бы получить помощь не платя за это бешеные деньги как это принято в культурной Европе. У отца нашлись единомышленники, а так же благотворители и он добился исполнения своей мечты... пока спустя шесть лет не началась эпидемия сыпняка. Мне было шестнадцать лет и тогда я приехал навестить родителей из частной школы в которой учился. Ну а дальше...
Маршалл остановился, подойдя к перилам прогулочной палубы и повернувшись к Рене, взял ее за руку. Аккуратно стянув тонкую кружевную перчатку, Макс поцеловал кончики пальцев девушки - это была необходимая пауза, чтобы собраться с мыслями и продолжить дальше.
-...дальше я помню как очнулся и узнал что остался один. Один из слуг, что работали в доме моего отца, забрал меня к себе, как только узнал что хозяева умерли. Он спас мне жизнь... и я остался в его семье. Мой старый друг Фатих - сын этого доброго человека. Я не назвал бы себя "черным археологом", Рен... хотя по сути недалеко от них ушел. Наверное все дело в масштабе расхищения ценностей? Увы, но честный заработок в Каире найти невозможно, особенно если ты англичанин и не имеешь влиятельных друзей. Появление именитых археологов в 1906 году стало настоящим золотым дном, если ты понимаешь о чем я...
Макс терпеть не мог вспоминать о прошлом... ведь это порой заставляло его переживать о том что было утрачено по вине рока или провидения - можно называть как угодно. Словно по волшебству, в его памяти вновь возник уютный и красивый дом его родителей в Каире... матушка, обожавшая играть на фортепьяно и отец вечно занятый в своей лаборатории. Скольких людей он спас от верной смерти в своей больнице, не взяв за это ни копейки? Сейчас в Каире никто уже не помнил об этом... а Маршалл так и не набрался смелости сходить на улицу где когда прошло шесть счастливых лет его детства и юности.
-Все это не слишком интересно, как я уже говорил, -продолжил Макс, обняв Рене за талию и притянув ее к ближе к себе. -Я хочу чтобы ты мне верила... потому что у меня есть личные причины для того чтобы помочь тебе. Фатих был мне как брат и я должен узнать что с ним произошло. А еще... ты сама видела что мы вступили на очень опасный путь и я не оставлю тебя одну.
Мисс Орлин сделала попытку отстранится и уйти от очередного поцелуя, но Маршалл был настойчив, так что ей пришлось прильнуть к нему ближе, отвечая. Обнимая свою пассию, Макс ощущал как она дрожит от предвкушения, хотя и старается еще бороться с собой, так что следовало применить небольшую хитрость, чтобы получить желаемое. Хитрец позволил девушке выскользнуть из своих объятий, дав лишь иллюзию свободы и затем как ни в чем ни бывало обратился к ней, постаравшись изобразить самое искреннее сожаление.
-Прости... я не смог сдержаться, -Маршалл улыбнулся и нагнувшись подобрал шляпку Рене, упавшую на палубу во время новых жарких объятий. -Мы хотели поговорить о деле... и я бы взглянул на тот манускрипт, если не возражаешь? Быть может там и правда указано направление в котором следует искать твоего отца...
Вообще, сейчас Максу был до лампочки как манускрипт, так и сама гробница, пусть даже она и ломилась наверняка от золота. Ему хотелось остаться наедине с Ренни в ее каюте и так чтобы никто не смог им помешать - сейчас она была на опасно-близком расстоянии, чем еще больше заводила своего пылкого кавалера. Так что едва только замок на двери каюты прелестной француженки закрылся с характерным щелчком, Маршалл снова обнял Рене, но теперь уже не собираясь ее отпускать.
-Для того чтобы я держал дистанцию, тебе придется меня пристрелить.., -шепнул Макс, начав расстегивать крючки модного платья девушки. -Потому что никто в этом мире теперь не заставит меня отказаться от тебя.

+1

11

Порой, задавая, казалось бы, самый обычный вопрос, мы даже не можем предположить, как не просто кому-то будет ответить на него. Так и Рене, даже не строила никаких предположений относительно ответа, который могла получить от Маршалла. Да и что в нем такого? Родился, воспитывался, вырос и вот…  как по волшебству, стал тем, кем был?! Примерно такое же прошлое и было у Рене. Ну, ничего особенного в прошлом ее не было, ведь по сути своей такое же детство было у многих других детей округи или друзей ее родителей, с которыми они время от времени встречались на больших (и не очень) праздниках. К тому же, задавая свой вопрос Максимилиану, она ожидала услышать что угодно, просто начав разговор на более близкой ноте, но … мужчине удалось удивить мисс Орлин, которой оставалось не так много действий: лишь молча слушать и не перебивать.
История начиналась, конечно же, не сегодня и не вчера, а многими годами ранее…
И, представив себе на мгновение Максимилиана этаким мальчишкой-задирой, юная леди позволила себе ухмыльнуться. Ей казалось, что он был уже тогда привлекательным. Правда, поймав себя на мысли о том, что взвешивает то, насколько сильно нравится ей молодой человек, Рене смутилась и постаралась отступиться от него, боясь, что нарушит собственное же слово. Но, ничего не вышло. Уж история была так интересна или просто голос Маршалла так действовал на нее, но девушка продолжила внимательно слушать его, замерев на месте. А когда он сделал паузу, отступив к перилам, возле которых и снял с ее ладони перчатку, чтобы прикоснуться губами к нежной коже ее тонких пальчиков, вовсе не стала строить каких-либо препятствий недавнему любовнику, что не побоялся рассказать то, что рассказывал, наверное, не многим леди.
- Мне жаль, что я заставила тебя вспоминать это, - тихо произнесла Рене, глядя в глаза Максимилиана, который (никак иначе) воспользовался ситуацией и обнял свою собеседницу за талию, прижав к себе. – Мы должны помочь им: ты поможешь мне спасти отца и спасешь своего Фатиха, - с уверенностью в своих словах произнесла Орлин, несколько не рассчитав возможности Макса, что просто и незатейливо поцеловал ее, заставляя воспоминания о прошлой ночи вновь воскреснуть.
Она пыталась вырваться из объятий хитреца, пусть и отвечала на его поцелуи, из-за которых даже потеряла свою модную шляпку, не говоря уже о перчатке, что явно оказалась унесенной ветром, либо в кармане одного англичанина.
- Больше так не делай, - строго пригрозила Рене, как только следом за желанной свободой от мужчины получила еще и его извинения. Она приняла от него свою шляпку, которую вернула на свое место, после чего поправила платье, которое теперь, казалось, сидело на ней не так хорошо, как прежде. Еще бы, кое-кто не так давно припомнил о том, какого это ощущать объятия обнаженной спиной и не только…
- Да, конечно, - не осознав всей опасности, исходившей от мистера Маршалла, мисс Орлин согласилась с его предложением поговорить о деле. – Пойдем, я покажу тебе манускрипт. Отец, видимо, знал, что с манускриптом будет сопряжено много неприятностей, поэтому и отправил мне его в одной из своих книг. Я его нашла буквально за несколько дней до того, как решилась отправиться в Каир, - добавила она дорогой в каюту, войдя в которую и оказалась пойманной в самую настоящую ловушку, которая захлопнулась сразу же после того, как дверь была закрыта.
Макс снова оказался рядом, начав не только целовать свою «добычу», но и начав освобождать ее от платья, в котором находиться было уже тесно, не смотря даже на проблески благоразумия, что велели Маршаллу остановиться.
- Ты сошел с ума… - прошептала она. – Так нельзя, я же не зря просила тебя...- добавила она, между поцелуями, пока мужчина делал свое и вовсе не избавил ее от верха платья, что обнажило грудь девушки, которой не оставалось ничего иного, кроме выговорить сейчас мужчину или же взять желаемое, поделившись, и потом уже сожалеть. И, конечно же, Рене не смогла устоять.
Этой ночью Рене не уснула сразу. Она устроилась на груди у Максимилиана, слушая стук его сердца, пока не решилась приподнять голову вверх, чтобы проверить, не спит ли он еще, а так же чтобы попросту заглянуть ему в глаза.
- Почему ты не попытался найти родню? Почему не вернулся в Англию? – спросила она. – И сейчас, не хочешь вернуться в родные края? – добавила она, не удержавшись от вопросов, что возникали в ее светлой голове.

+1

12

Как легко можно догадаться, хитрость Макса удалась и он получил желанную награду, в результате чего двое пылких любовников позабыли обо всем на свете и пропустили ужин. Мистер Тревис листая свою любимую "Дейли" милостиво позволил одному из джентльменов составить ему компанию за столом (это был тот самый болтливый француз, досаждавший утром Рене назойливой беседой) и был весьма удивлен, когда собеседник выразил восхищение... его дочерью?
-Прошу прощения? -пожилой адвокат удивленно посмотрел на щеголя и двумя минутами позже едва не уронил свой монокль в тарелку с супом. Француз, не обращая на замешательство Тревиса внимания, продолжил болтать и таким образом "сдал" мисс Орлин ее добровольному опекуну.
-Знаете... не сочтите за бестактность, но я не видел женщины красивее чем ваша дочь. Ее мужу определенно повезло... когда я увидел как они ушли вместе в каюту - и ведь был еще не вечер - то ощутил самую настоящую жгучую зависть. Не каждая леди может похвастаться столь счастливым браком...
-Подождите, мсье... я что-то не совсем понимаю, о ком вы сейчас? Если вы о мисс Рене, то она дочь моего доброго друга и она еще не.., -по счастью Тревис не успел ляпнуть "не замужем", потому как в этот момент на него и снизошло озарение. Но как такое вообще могло быть возможно??? Старик без труда догадался о каком именно "муже" шла речь, ведь Маршалл постоянно крутился возле мисс Орлин и у него не укладывалось в голове, что юная леди из приличной семьи могла подпустить к себе какого-то проходимца. Он решил что поговорит с девушкой позже, а пока что лишь вздохнул, поневоле подыграв Максу и Рене. -Я хотел сказать, что надеюсь на то что она не ошиблась в своем избраннике.
Ну а пока почтенный юрист пытался справится со своим удивлением, Маршалл нежно обнимал Рене после очередного раунда жаркой близости. Он улыбнулся, когда она подняла голову, проверяя не уснул ли он еще - и конечно же не отказался от искушения вновь поцеловать ее.
-Сам не знаю... родственники ведь никогда не искали меня, -Макс пожал плечами, отвечая на заданный вопрос. -И не могу сказать, вернусь ли я когда-нибудь в Англию... привычка со временем становится второй натурой - а я уже порядком привык к вечной жаре, походной жизни и прочему. А тебе никогда не хотелось сбежать из Англии? Сломать все правила...
Он даже не предполагал насколько попал в точку со своим вопросом... и ожидая ответа Ренни, мягко уложил ее на спину, начав ласкать ее шею нежными поцелуями, потихоньку опускаясь ниже. Прелестной француженке удалось уйти от ответа, поощрив в очередной раз своего чрезмерно пылкого любовника и закрыв на время тему правил, запретов и тому подобного. Надо ли говорить, что Макс с удовольствием поддался объятиям Рене?
На следующее утро он проснулся, все так же обнимая свою пассию - на этот раз она не сбежала, оставив его в гордом одиночестве. Собираясь к позднему завтраку, Ренни все же показала Маршаллу тот самый заветный манускрипт и как и стоило ожидать, при беглом рассмотрении весьма трудно было что-либо понять из него. Названия местности были зашифрованы, притом не иероглифами, а набором непонятных символов, так что над картой еще стоило поломать голову.
-Твой отец должно быть гениальный египтолог, если сумел это расшифровать.., -произнес Макс, вернув Рене манускрипт. -Нам надо бы придумать хороший тайник для этой карты... потому как она гарантия того что профессор Орлин жив. Когда мы приплывем в Луксор, надо будет сделать копию этого документа и надежно спрятать оригинал.
Как и накануне днем, Макс и Ренни встретили на прогулочной палубе мистера Тревиса и были весьма удивлены, когда пожилой юрист попросил девушку уделить ему время для приватного разговора. Маршаллу ничего не оставалось, кроме как пройти в салон, где уже заканчивали сервировать поздний завтрак, он же полдник для пасажиров первого класса. Ну а Тревис, тем временем пытался собраться с мыслями чтобы начать разговор на весьма пикантную тему...
-Моя дорогая мисс Рене... вы хорошо знаете почему я поехал вместе с вами, -решительно произнес адвокат. -Вы не знаете жизни и я боялся что с вами что-то случится во время поисков профессора. Но я никак не мог предположить... что вы можете позволить себе поддаться увлечению... или порыву - не знаю как это можно назвать. Простите, но беспокойство за вас вынуждает меня говорить об этом... вы уверены что стоит НАСТОЛЬКО доверяться мистеру Маршаллу? Я знаю что он провел ночь в вашей каюте...

+1

13

Как не трудно догадаться, Рене спросила о намерениях мужчины относительно его родины не просто так. В действительности, ей было интересно, захочет ли Максимилиан вернуться в Англию с ней или, иными словами, было ли у них будущее на родных островах, когда очень внезапно прозвучала встречная теория, ответить на которую Орлин, увы, не рискнула. По крайней мере, не сейчас. Как бы там ни было, а признаваться в подобном сейчас она была пока еще… не готова. И кто знает, сколько еще времени пройдет, прежде чем сможет сказать об этом во всеуслышание: что боится она брака и ответственности, что надоели ей уже все эти правила и нормы поведения, без которых люди и сами нормально обходятся.
Тем не менее, Рене оказалась в весьма выигрышной ситуации, когда Маршалл не стал требовать у нее ответа на свой вопрос немедленно, а вместо этого уложил на спину, оказавшись сверху. Мужчина, похоже, достаточно уже передохнул, когда начал дразнить ее поцелуями, что не остались без ответа. Девушка из пристойной семьи повела себя сейчас не слишком пристойно, начав ласкать мужчину, поощряя его желания уже который раз за этот день. В прочем, она хотя бы не питала уже тщетных надежд на то, что сможет устоять перед этим мужчиной. Что сможет держать под контролем его…
И ведь дело было не только в постели же? Тот разговор на палубе в этот полдень, а затем еще одни после обеда, когда Максимилиан приоткрыл ей занавес тайны, рассказав ей хоть что-нибудь о себе. Так что, уставшая и, в какой-то мере довольная жизнью мисс, сладко уснула рядом со своим искусителем, пока многие путешественники, собравшиеся на этом корабле, проводили очередную ночь в беззаботных разговорах, танцах и игрой в бридж или покер.
Утром же, когда Орлин проснулась в объятиях Макса, мужчина уже не спал. И нужно сказать, что было это… чертовски приятно. Не было и капли того стыда, которое испытывала всего лишь прошлым утром. Но также не было и безмятежной уверенности в том, что делали они, было правильно. В прочем, пока у леди было время для того, чтобы разобраться со всем. А тем временем, пришло время собираться к завтраку и, заодно, присмотреться к манускрипту, который оказался не просто ценной находкой профессора Орлина, но и ключом к его спасению. Ведь в том, что отец попал в беду и нуждался в помощи, девушка теперь не сомневалась.
- Я очень надеюсь на то, что ты сам сможешь передать эту похвалу моему отцу, - легонько приподняв уголки губ, с нежностью воспоминания своего целеустремленного отца, произнесла Орлин.
- Думаешь, он не оставил никакого шифра для этого манускрипта? – спросила Рене, показав старинную находку отца. – Мне бы очень хотелось узнать, что скрывает этот клочок пергамента, из-за которого столько проблем, - выдохнула дочь профессора, тяжко вздохнув.
- А если из тайника украдут его? Это очень рискованно ведь, - добавила Орлин, закончив со своим утренним туалетом, после чего отправилась в компании Маршалла в ресторанчик, на пути в который им и встретился мистер Тревис. Вот только нынче у старого адвоката было весьма характерное выражение лица, что заставило девушку насторожиться, как только пожилой мужчина предложил ей поговорить с глаза на глаз.
Что хорошо у адвокатов?
Они сразу приступают к предмету разговоров и не затягивают. Так что, когда Рене услышала все то, что только хотел ей сказать мистер Тревис, очень хорошенько обдумала каждое слово, которое хотела озвучить.
- Мистер Тревис, я вас бесконечно уважаю, но смею заметить вам, что вы мне не отец, - строго заявила девушка. – Вы можете разочароваться во мне и моем постыдном поведении, но это вовсе не то, что должно нас заботить. Мы здесь пытаемся спасти моего отца и, возможно, рискуем жизнью, ввязываясь в эту историю. Однако, можете доверять мистеру Маршаллу, как и я ему. Он нас не обманет и поможет спасти отца, а в остальном… я сама разберусь, - добавила девушка, дерзко приподняв свой подбородок. – Нам, пожалуй, пора занять наш столик? – предложила Рене, прежде чем поспешить в ресторан, оставив Максу уникальную возможность переговорить с мистером Тревисом с глазу на глаз. Хотя, Рен и предполагала, что старый адвокат еще может проявить себя с иной стороны. Так что, был вопрос еще тот: чем же эта история со внезапной заботой закончится?

+1

14

Поймав на себе очередной неодобрительный взгляд пожилого адвоката, перед тем как тот увел Ренни, Макс без труда догадался что речь в приватном разговоре наверняка пойдет о нем. Старикан был вовсе не глуп и по всей видимости решил еще раз предостеречь дочь лучшего друга от общения с проходимцем и авантюристом... хотя пожалуй, теперь это было уже несколько поздновато? В любом случае, Маршалл не собирался отказываться от внезапного бурного романа с Рене - им было хорошо вместе и это было самое главное.
К столу в салоне первого класса, мистер Тревис вернулся несколько расстроенным после разговора с дочерью своего лучшего друга. Она ясно дала понять, что не желает вмешательства в свои личные дела... и он мог лишь надеяться, что девушка в полной мере осознает что творит, позволяя Маршаллу зайти слишком далеко. Однако, когда профессор Орлин будет найден, то Рене придется вернутся в Англию вместе с ним и вспомнить о своем женихе...
-Скажите, мистер Тревис, у вас имеется карта долины Царей и прилегающих к ней территорий? -от всех благих размышлений адвоката отвлек Макс, обратившись с неожиданным вопросом. -Я бы одолжил ее у вас... хочу проверить одну идею с тем манускриптом.
-Хорошо, после завтрака я отдам ее вам, -ответил Тревис. -Полагаю, мне не нужно напоминать, чтобы вы были крайне осторожны с этим документом? Возможно компетентные археологи сумеют расшифровать его... я имею в виду графа Карнарвона и мистера Картера.
Маршалл лишь улыбнулся, получив этакую завуалированную шпильку в свой адрес, но нисколько не обиделся на скудную оценку собственных способностей. Увы, но он действительно не был специалистом в археологии и никогда бы не стал сравнивать себя с настоящими учеными. Однако, там где не хватает знаний всегда поможет хитрость - и Макс надеялся, что она может сработать, зная о поистине педантичной точности с которой древние египтяне составляли свои карты. Хитрец решил что нужно поискать на подробной топографической карте местности рельеф похожий на тот что был изображен на манукрипте. Это был шанс, пусть и небольшой...
Забрав после завтрака у старика карту, Маршалл вернулся в каюту Рене, намереваясь проверить все свои догадки и усевшись рядом со своей пассией, принялся вновь изучать манускрипт профессора Орлина. Вот только... ему было трудно сосредоточится на деле, едва Ренни оказалась рядом и легонько коснулась его щеки своими губами.
-Старик ведь хотел поговорить обо мне? -положив карты на стол, Макс обнял свою пассию, притянув ее ближе к себе. -Нетрудно догадаться... после всех его неодобрительных взглядов. Мне почему-то думается, что он как-то узнал о нас... так ведь?
Рене согласно кивнула, на что Маршалл лишь усмехнулся, нисколько не удивившись подобному отношению со стороны Тревиса. В его понимании, Макс был всего лишь вором и проходимцем, имевшим наглость соблазнить леди из приличного семейства... и по правде говоря, хитрецу было абсолютно наплевать на старого поборника морали и нравственности. Куда важнее было то, чего хотелось Рен?
Спустя несколько минут, карты и шифры были забыты, а Максимилиан и Рене перешли в удобную и надо сказать весьма роскошную ванную при каюте первого класса. Устроившись вдвоем в приятной прохладной воде, они продолжили разговор... грозивший вот-вот перейти в очередной раунд соблазнительной любовной игры только для двоих.
-Рен... а что ты будешь делать, если все знаменитые сокровища египетской царицы действительно существуют? -поинтересовался Макс, нежно обняв свою пассию и начав спускаться чередой дразнящих поцелуев от ее шеи к груди. -Мне всегда казалось, что большие деньги означают свободу... поступать как хочется, жить, наплевав на все общепринятые правила. Скажи, тебе бы хотелось уехать из Англии?
Скользнув ладонью по спине Ренни, Маршалл притянул ее ближе, подарив очередной жаркий и весьма нетерпеливый поцелуй. Ему оставалось лишь тихонько выдохнуть, когда Рен плавно и неторопливо опустилась на него, заставляя позабыть о ненужной болтовне.
-Знаешь... если честно, то мне впервые в жизни плевать на все эти ценности, -шепнул Макс в губы Рене. -Я хочу чтобы то что мы начали, не заканчивалось...
Ну а пока двое пылких любовников в очередной раз позабыли обо всем на свете в объятиях друг друга, "потерявшийся" профессор Орлин проклинал самого себя, сидя со связанными руками в большой походной палатке. На него напали спустя день после отбытия из Луксора... и к сожалению, человек распорядившийся сделать это, вовсе не желал научной славы и великих открытий. Это был один из тех коллекционеров, о которых упоминал Макс в разговоре с Рене и Тревисом - некий немецкий барон, привыкший жить в свое удовольствие и имевший возможность тратить деньги на  более чем дорогие увлечения.
-Мне очень жаль, что все так вышло, дорогой профессор, -улыбнулся немец зайдя в палатку и взглянув на незадачливого ученого. -Но... я вам как-то уже говорил, что живу в ожидании того что в мои руки попадет истинная драгоценность, не имеющая цены?  Насколько я знаю, спрятанная гробница должна быть забита золотом и прочими ценностями... которые вы поможете мне получить.
-Я так и знал что за всем этим стоите именно вы, герр фон Фробург, -ответил Орлин. -И это мне жаль - вы могли бы стать величайшим ученым, но вместо этого опустились до уровня самого обычного мародера... вроде тех что когда-то грабили усыпальницы фараонов. Я не стану вам помогать, так что можете сразу пустить мне пулю в лоб.
-О поверьте, я бы сделал это не задумываясь, -Фридрих фон Фробург рассмеялся. -Однако, все достоверные источники говорят о том, что путь к погребальной камере Хатшепсут буквально напичкан различными ловушками - жрецы что хоронили ее, явно были людьми с юмором. Кроме вас, никто не сможет найти верную дорогу... вы ведь единственный кто понял шифр с того манускрипта? Так что вы будете жить, до тех пор пока не приведете меня к тем ценностям. А если заупрямитесь, то я всажу пулю вашей прелестной дочери - ах да, я же забыл сказать, что она приехала и начала ваши поиски. В Каире ей удалось ускользнуть от меня, в Луксоре подобной ошибки не будет.
-Вы с ума сошли? -воскликнул профессор, не веря тому что слышит. -Если вы только посмеете навредить моей дочери...
-...то что? -улыбнулся барон. -Вы испепелите меня взглядом? Наслаждайтесь моим гостеприимством, профессор - завтра вечером "Королева Виктория" должна прибыть в Луксор и после этого у нас с вами будет совершенно другой разговор. Извините, но развязать вас я не могу - здесь рядом работают ваши коллеги. Так что мы с вами продолжим нашу беседу, когда я вернусь вместе с вашей дочерью.
Когда немец ушел, Орлин в очередной раз тяжко вздохнул. Нелегко было признавать это, но похоже что его супруга была права и он зря затеял всю эту авантюру с поисками гробницы... ведь теперь на кону была жизнь Рене.

+1

15

Риск, о котором Рене говорила с мистером Тревисом, несомненно, имел место быть. Вот только юная леди решила воспользоваться им в качестве некоторого щита перед теми словами, которые мог еще адресовать ей старый друг ее отца. Например, он мог напомнить юной леди о том, что ей еще предстоит обратная поездка в Англию, где на нее ждет жених. В прочем, и без него Рене прекрасно помнила о Генрихе. В точности, как и помнила те слова, что ей сказал Максимилиан о нем – он не должен был отпускать ее одну в Египет. Семья сомнений в своем будущем и правильности выбора было весьма удачно посеяно, от чего девушка лишь отчужденно слушала разговор за столом: в картах она, конечно, разбиралась, но пока была далека от сути разговора и не понимала, какой у Макса был замысел. Хитрец наверняка успел что-то придумать, а она не собиралась останавливать его, ведь после того разговора на верхней палубе, мисс Орлин узнала своего спутника с несколько иной стороны. К тому же, главным было то, чтобы это помогло ей спасти отца, которого еще надеялась увидеть живым. Иначе, к чему были ее поиски?
На самом деле у Рене после разговора с мистером Тревисом пропал аппетит. Однако юная мисс сделала над собой усилие и заставила себя хоть немного поесть, зная, как важно хорошо питаться в начале дня. Так что, после завтрака она лишь подарила осторожный взгляд Маршаллу, тогда как старый друг отца, с которым Макс и договорился на счет карты, удостоился небольшого прощания к следующему приему пищи. Какие-то леди, с которыми Рен имела честь познакомиться, тем временем предложили юной леди прогуляться в их компании. Но, помня, как много времени тратят благородные дамы за пустой болтовней, Орлин только посетовала на собственное самочувствие – головная боль, в прочем, сыграла свою роль и женщины лишь подсказали пару верных способов по избавлению от нее. Так что, со спокойным сердцем Ренни направилась в свою каюту, где в первую очередь избавилась от своего головного убора, а также украшений, которые бросила на туалетный столик с большим зеркалом, состоящим из трех частей так, чтобы женщина в нем имела возможность увидеть себя из разных ракурсов.
Вскоре к ней в каюту вошел Макс. Оглянувшись на Маршалла, девушка позволила себе улыбнуться. В руках мужчины, видимо, уже находились те карты, о которых он говорил с мистером Тревисом. Их он и начал изучать вместе с манускриптом, который достал из книги, в которой тот был припрятан на случай, если бы кто-то вошел в каюту из посторонних и незваных. Не в силах устоять перед соблазном, юная леди подошла ближе к мужчине, которого и обняла за плечи, когда тот оставил на столе свои карты, а после и подразнила поцелуем в щеку. Сама не знала, зачем так сделала. В прочем, она просто этого захотела – вот и весь ответ.
- Да, как ты догадался? – ответила Рене, как только Максимилиан спросил о том разговоре с Тревисом перед самим завтраком. В прочем, его ответ нисколько не удивил девушку, которая лишь ответила утвердительным кивков головы на ответный вопрос.
- Не знаю, откуда он узнал, - добавила вскоре Рене, прежде чем Макс потянулся за поцелуем, за которым последовал еще один, и еще, пока остановиться на одних поцелуях уже не представлялось возможным. – Я хотела принять ванну. Пойдешь со мной? – предложила леди, прежде чем мужчина помог ей избавиться от платья со сложными застежками и крючками, а одежда оказалась в итоге брошенной на полу.
Ощутить свежесть при помощи воды было чем-то нереально приятным в этом жарком климате, поэтому Орлин прикрывает глаза, наслаждаясь ощущениями. Она прикрыла глаза, когда мужчина спустился чредой нежных поцелуев по ее телу, и не сразу расслышала вопрос, который он ей задал.
- Не знаю. Я об этом не думала никогда, - ответила она. – А ты, что сделал бы ты с сокровищами? – задала она встречный вопрос, но тут же должна была встретиться с еще одним вопросом ее любовника. – Самое главное сейчас – спасти отца, а остальное уже решится потом. Но, Англия для меня всегда была домом… - говорить о перспективе бросить все то, что было у нее в Англии, за Туманным Альбионом девушка не хотела. Еще бы! Ведь вся жизнь была сосредоточена там. Вот только объяснять все это человеку, для которого жизнь была сосредоточена в краях, где был рай для приключенцев, она не решилась. А может быть просто сама не хотела ее раз повторяя то, что считала правильным. Вместо того, она подалась вперед, теснее обвивая ногами мужчину, чтобы опуститься на него и тихо выдохнув при этом.
-Я хочу чтобы то что мы начали, не заканчивалось... – тем временем прошептал Макс в губы Рене, что не сбавляя ритма их любовной игры, потянулась к его уху.
- А так возможно? – осторожно спросила она, не представляя себе, что же ждет на них завтра. В прочем, не о дне завтрашнем она желала узнать. Хотела бы знать, действительно ли они могут преодолеть любые барьеры, что стояли между ними, среди которых было, в первую очередь, различие их миров.

+1

16

Наверное нетрудно догадаться, что все время до прибытия в Луксор, Макс и Рене провели вместе, заставляя себя буквально оторваться друг от друга чтобы выйти пройтись или почтить своим вниманием общий салон первого класса. Маршаллу казалось, что он попал в какой-то совершенно чудесный сон, когда он обнимал свою пассию, забывая обо всем на свете - думать о каком-либо будущем в этот самый момент ему конечно же не хотелось. Да и разве у него могло быть совместное будущее с прелестной мисс Орлин?
После того как они найдут ее отца, тот наверняка напомнит ей о женихе, долге и прочих вещах, принятых в высшем обществе... и Максу очень не хотелось даже представлять себе тот злосчастный день, когда Ренни скажет ему последнее "прощай" и уедет в Англию. Она ведь леди из хорошей семьи, так может ли она связать свою жизнь с каким-то там ушлым проходимцем? Пусть даже отец Маршалла в свое время был уважаемым не только в Каире человеком... но кто сейчас помнит его имя?
Но к черту... находясь рядом с Рене на одной из прогулочных палуб и наблюдая за тем как "Королева Виктория" швартуется, Макс решил не изменять собственным правилам и жить здесь и сейчас, не задумывая ничего наперед.
-Вот мы и прибыли... осталось лишь найти подходящий транспорт и отправится в долину Царей. Уверен что лорд Карнарвон и мистер Картер все еще там и возможно сумеют нам подсказать направление поисков, -тихо произнес Маршалл, приобняв Рене. -И я надеюсь что мы быстро найдем твоего отца.
Максу уже не раз приходилось бывать в Луксоре и он находил его похожим на самую настоящую вавилонскую башню - потому как именно сюда съезжались экспедиции из всех европейских стран, еще до начала войны. Толпы народу повсюду, окрики на французском, немецком и кажется итальянском и испанском... это было истинно вавилонское столпотворение, не иначе. И во всем этом хаосе, нужно было найти подходящее снаряжение, а еще верблюдов, чтобы как можно скорее добраться до мест поистине грандиозных раскопок.
И пока Макс, Рене и мистер Тревис занимались поисками всего необходимого, они даже и не подозревали что за ними очень внимательно наблюдают. Но на этот раз, фон Фробург приказал своим людям выждать, до того как будет ясно куда направляются путешественники. Далее люди барона отправились следом за Маршаллом и Ко в долину Царей, по-прежнему не предпринимая никаких действий. На дороге, что вела к раскопкам было легко затеряться, потому как каждый день сюда доставляли продовольствие для ученых и всех рабочих - этакая караванная тропа, становилась пустынной и безлюдной лишь с наступлением ночи.
-Итак, мистер Маршалл, я рад что вы на свободе, а тот ваш арест оказался недоразумением, -поприветствовал Макса граф Карнарвон, когда к вечеру маленькая поисковая экспедиция прибыла к месту назначения. -Очень рад знакомству, мисс Орлин... и признаться весьма сожалею что не уговорил вашего папеньку остаться в долине. Но он был просто одержим поисками своей затерянной гробницы, так что не задержался здесь больше двух дней.
Маршаллу очень бы хотелось высказаться относительно чистоплюйства Его Сиятельства, однако он промолчал, слушая рассказ лорда. Как оказалось, еще до прибытия в Луксор, Орлин уговорил Фатиха спустится с ним еще ниже по течению Нила, пообещав щедрое вознаграждение от которого хитрый араб не отказался... и по всей видимости, после этого оба и пропали без следа.
-Фатих... вот аллах и покарал тебя за жадность, -вздохнул Макс, после разговора с графом. Выйдя из палатки Карнарвона вместе с Рене, он прикурил, обдумывая что же делать дальше. Указание "ниже по течению" было слишком расплывчатым и подразумевало под собой весь Нил - увы, но великая река занимала слишком большую площадь чтобы позволить себе роскошь начать поиски на ее берегах. Это не Темза и не Сена... к сожалению. -Рен... а что если нам поговорить с Картером? Покажем ему тот документ, быть может он сумеет что-то придумать? Или по крайней мере предположить, где может находится эта гробница...
В отличии от многих своих коллег, Картер был истинным фанатиком археологической науки и человеком давно и безнадежно влюбленным в Египет. Если и был человек (кроме профессора Орлина), способный расшифровать ту таинственную карту, то им являлся именно Говард, имевший все необходимые для этого знания.
-Быть может рискнем все-таки?

+1

17

Времени их с Максом путешествию пришел конец, и за ним молодая леди наблюдала с долей грусти на одной из прогулочных палуб, подойдя почти к самому ее края. Чтобы не потерять равновесие, когда пароход будет швартоваться у берега, Рене положила руку на одно из перил, украшенных деревом, что было уже несколько потрепано временем, пусть даже его и пытались, как это модно было нынче говорить, отреставрировать, вернув ему прежнюю деликатность и новизну. Перед Орлин стояла задача, которую она поставила еще в Великобритании. Там сейчас наверняка была очередная гроза или улицы Лондона убаюкивал туман, в то время, как здесь, в Мекке для археологов и соискателей приключений, был куда более теплый климат, в котором все-таки нежная кожа англичанки несколько «пострадала», загорев под настойчивыми солнечными лучами местного светила. А может и не только кожа поддалась теплу? Украдкой глядя на Маршалла, что находился возле нее в этот момент, Рене не могла не отметить себе, что ей слишком сильно пришлось по душе их приключение на этом пароходе. Она не была такой уж и опытной в сердечных делах леди, однако она все-таки прекрасно понимала, что в Англии на нее ожидает человек, являющийся полной противоположностью Макса, жизнь которого была полна приключений и риска. Быть может, дело все-таки было в авантюризме, что был присущ Маршаллу? Что же, Орлин отдала бы многое, чтобы узнать наверняка, что за чувство ощущает по отношению к этому мужчине, что уже и не помнил своей дождливой родины, и никогда не строивший планов о возвращении туда, куда она должна была непременно вернуться.
Симпатия? Любовь? А может быть просто похоть?
В этот самый момент девушка хотела бы закрыть глаза и, несмотря на всех окружающих их пассажиров, ощутить поцелуй Макса на своих устах. Но, вместо этого мужчина очень по-джентльменски обнимает ее, соблюдая правила приличия, пока они вместе с остальными наблюдают за швартовкой, и говорит те слова, что и без того вертелись у нее в мыслях.
- Я тоже надеюсь, - произносит Рене, невесело улыбаясь солнечным лучам, разившим ей в глаза. Из-за них она жмурится, а это делает ее не такой привлекательной. И этот факт юной леди стал не так давно известен. В прочем, это было не так уж и важно, когда она повернула голову на бок, прежде чем исполнить свое желание и коснуться заветных уст авантюриста. В любом случае, их и так считали женатыми. И только мистеру Тревису была известна правда, на которую ему хотелось оглядываться сквозь пальцы.
В Луксоре на молодую леди ожидал, пожалуй, целый новый мир, видеть раньше который ей не доводилось. Казалось, здесь собрался весь мир – так много незнакомой речи она слышала, а уж чего стоило говорить о том, как отличалось это место от того же Каира! Нет, ну может кому-то еще Луксор не казался разительно отличающимся от Каира, но Рене про себя отметила некоторые отличия…
Девушка по большей мере глазела по сторонам, чем понимала, что происходит вокруг нее. И, пожалуй, если бы не Макс Маршалл, она совершенно растерялась среди этого множества разношерстных людей, окружавших ее. Или же она попросту привыкла к присутствию в своей жизни этого несколько наглого, но все равно по-своему очаровательного мужчины? В любом случае, она не пыталась в этом разобраться, ведь вскоре взору юной англичанки открылась Долина Царей. И это зрелище заслуживало всех тех восторгов, которые о них слагали очевидцы и многие археологи. Теперь же девушка и поняла, за что именно так полюбил ее отец этот диковинный и полный тайн край. Наверное, если бы только строгая миссис Орлин могла бы его увидеть сама на собственные глаза, тогда бы лучше смогла бы понять своего ученого мужа?
Но, вовсе не восторгаться свершениями древних египтян прибыла сюда Рене. Перед леди стояла куда более важная миссия, не исполнить которую она не могла. Макс сопроводил их к лорду Карнарвону, у которого они и надеялись получить максимальные сведения о местонахождении доктора Орлина. Но, когда информации оказалось куда меньше, Ренни явно стало не по себе. Она боялась, что опоздала… Вдруг беда приключилась с ее отцом, пока он стремился к богатствам древней цивилизации, в которых часто прятались различные ловушки.
- Ох, и почему отец отправился туда один? – это был риторический вопрос. О Фатихе, конечно же, Рене не говорила. Его она не считала, ведь тот не был англичанином. Все-таки девушка предполагала, что ее родитель должен был окружить себя большим количеством ученых мужей, ведь от этого зависела его безопасность. Неужели он об этом не подумал и жажда открытий напрочь ослепила его?!
Выйдя из палатки для небольших переговоров, юная мисс Орлин тяжко вздохнула.
Именно тогда Максимилиан предложил ей еще один из своих вариантов, над которым она и задумалась на какое-то время. В прочем, ее ведь не интересовали сокровища гробницы, а жизнь любимого отца, которого ничто не сможет ей заменить.
- Если есть надежда на то, что он нам поможет – давай, отправимся к этому Картеру, - ответила Рене, прежде чем, не смотря на присутствие поблизости мистера Тревиса, подошла к Максимилиану, в объятия которого она сразу же направилась.
Быть может, мужчина не ожидал подобного, но девушка нуждалась сейчас в его поддержке. Пусть бы соврал, что они не зря идут по этому пути. Пусть бы сказал все, что она хотела бы от него услышать, только бы дал надежду, найти ее отца. Она ведь не плакала, а просто уткнулась ему в грудь, не так уж и на многое надеясь …

+1

18

Обняв Рене, Макс подумал о том, что их ожидает поистине дерьмовый расклад, если Картер не сумеет разгадать тайну манускрипта. Потому как в этом случае, направление поисков профессора становилось еще более расплывчатым и туманным, тогда как у Маршалла еще была слабая надежда на то что поиски эксцентричного ученого увенчаются-таки успехом. Менее всего ему хотелось бы видеть Рене расстроенной - вот как сейчас, когда она словно потерявшаяся маленькая девочка ткнулась ему в грудь, желая защиты и поддержки.
Едва ли не впервые в жизни Макс пожалел что не был настоящим ученым - таким как Карнарвон, Картер или отец Ренни. Тогда он мог бы с легкостью решить загадку древнего шифра и без особого труда найти ту потерянную гробницу, заработав еще большее расположение своей пассии.
Но увы? Маршалл обладал лишь теми знаниями, что были необходимы охотнику за редкостями, дабы не прошляпить что-либо действительно стоящее. Так что оставалось лишь вздохнуть в очередной раз и постараться утешить и ободрить Рене, нежно обняв ее  и прижав к себе, несмотря на нежелательных свидетелей этой сцены. После того как он поцеловал свою пассию, она протянула ему аккуратно сложенный манускрипт, по всей видимости посчитав что так будет лучше. Макс приобнял Рене за плечи и они направились через лагерь археологов к месту раскопок, где и должен был находится Картер. По пути, Маршаллу пришлось пропустить девушку вперед, потому как проход между насыпями из камней и грунта, которые рабочие вынимали из завалов каждый божий день, был слишком узким и двоим людям было сложно идти рядом. В этот самый момент, Макс совершил самую большую глупость в своей жизни - он позволил себе задуматься о своем и пропустил момент, когда кто-то нанес ему сильный удар по голове. Падая, он успел услышать отчаянный крик Ренни и попытался было встать, но его окончательно вырубили прикладом немецкой винтовки.
Далее, как легко догадаться, наступила темнота...
...а потом Макс увидел себя в очень странном месте. Это был невообразимой красоты сад на берегу Нила, неподалеку от роскошного дворца, украшенного традиционными египетскими росписями. Они были прекрасны и безжалостное время еще не успело стереть с них краску и позолоту, оставив лишь выбитые контуры на камне. В этом саду, в тени высоких пальм, на кушетке возлежала женщина в белых одеждах, вокруг которой суетились рабыни с опахалами и блюдами с самым разным угощением и конечно же сладкими тропическими фруктами. Пребывая в крайней растерянности, Маршалл сделал шаг вперед к этой женщине... но тут она оглянулась на него и он замер, совершенно не понимая что происходит.
У египетской царицы было лицо Ренни - и Макс еще больше растерялся, смотря на свою возлюбленную.
-Я надеялась... что ты никогда не оставишь меня одну... но жестоко ошиблась, -тихо произнесла Рене. -Как ты мог позволить им убить меня? Я же доверилась тебе и думала что ты любишь меня...
-Рен... это невозможно... я...я... Я не хотел чтобы так вышло! Прошу тебя, не уходи! -крикнул Маршалл, увидев как Рене медленно и грациозно поднялась с кушетки. -Я все исправлю...
-Слишком поздно...
Дернувшись, Макс открыл глаза и снова очутился в полной темноте, морщась от боли - незнакомцы приложили его по голове, что называется от души, так что на месте удара вспухла шишка, а волосы слиплись от засохшей крови. Он уселся и постарался осмотреться, осторожно протянув руки перед собой - и вскоре понял, что находится под землей, в узком коридоре, с низким потолком явно не рассчитанным на человека его роста.
Гробница...? -мелькнула мысль в голове хитреца, когда он поднялся на ноги и попытался сделать несколько шагов вперед. -Судя по всему, я неглубоко под землей... иначе здесь не ощущалось бы циркуляции воздуха. Следовательно, у меня есть шанс найти выход...
Максу удалось добраться до выхода, но тут его ожидал новый "сюрприз" - он был заложен свежей каменной кладкой. Именно так обычно делают археологи, после того как заканчивают работать с очередным объектом: входы в расчищенные гробницы тщательно заделываются до их следующего приезда, дабы чистый воздух не испортил каких-либо экспонатов или настенных росписей. Как-то раз Говард объяснил Маршаллу, что воздух в гробнице, по сути дела был словно законсервирован более трех тысяч лет и естественно тогдашняя атмосфера на порядок отличалась от нынешней. Некоторые из найденных ценностей вполне могли рассыпаться в прах, окажись они под действием "современного" воздуха...
Подумав обо всем этом, Маршалл принялся за расшатывание кирпичей в кладке и спустя несколько минут ему это удалось. По всей видимости, кладку заложили сегодня и она еще не успела как следует схватится, что и помогло Максу выбраться наружу, избежав участи быть заживо похороненным в одной из гробниц. Несколько рабочих, мирно сидевших возле костерка и отдыхавших от дневных работ явно пережили самые неприятные минуты своей жизни, когда из гробницы совершенно неожиданно кто-то вылез и отряхнувшись как следует, направился в сторону лагеря британцев.
-Я знал, что вам нельзя доверять! -в сердцах выдал Тревис, после того как Макс благополучно добрался до палатки своих старых знакомых. -И как я теперь посмотрю в глаза профессору? Не уберег его дочь...!
-Подождите... не стоит делать столь поспешных выводов, -вздохнул Маршалл, прижав к своей ушибленной голове намоченную холодной водой тряпку. -Тот кто похитил Рене и ее отца, до сих пор не получил желаемое - документ у меня и значит у нас есть еще возможность для торга. Остается узнать у кого была возможность и средства так или иначе добится желаемого. Говард, вы можете достать мне список всех кто работает нынче в Долине Царей? Надо полагать, что таинственный злоумышленник вполне может затесаться среди своих коллег.
-Если вы считаете, что список всех наших ближайших "соседей" сможет помочь... то пусть будет так, -кивнул Картер, взявшись за перво и бумагу.  -Надеюсь, что нам удастся вызволить мисс Орлин...

+1

19

Объятия Макса должны были принести юной леди хоть немного успокоения или надежды, которой у неё оставалось все меньше и меньше на этом не простом пути своих поисков. А ведь, с каким энтузиазмом она ехала сюда! С какой уверенностью она говорила, что поможет отцу вернуться! Вот только все это было тщетно перед лицом жестокой реальности, что накрыла юную мисс Орлин с головой. Теперь она поняла, насколько было все не просто, ведь она искала, по сути, иголку в стоге сена. Долина раскопок велика и просторна, а ее отец … жив ли он был сейчас? Увы, но обнадеживающего ответа на свой вопрос она так и не могла услышать. Никто не брался давать леди пустых обещаний. Даже Макс просто крепко обнял и не говорил ничего из того, что так желала услышать из его уст Рене. В прочем, она прекрасно понимала, почему мужчина не сделала этого: наверняка не хотел, чтобы потом она потребовала у него объяснений? Так это или нет, но юная мисс не могла знать этого наверняка. Для нее оставался только путь вперед по разгадке манускрипта и попытке отыскать отца. Попытка, что все больше походила на какую-то призрачную манию.
Ведь, разве он мог остаться в живых?
- Пусть будет у тебя пока, - тихо произнесла она, подав мужчине их маленькую реликвию и ключик по спасению доктора Орлина, а также того друга Максимилиана, о котором он рассказывал ей и к жене которого они заходили. Этим жестом Рене, конечно же, высказывала свое доверие мужчине, с которым сблизилась за последнее время особенно близко и тесно, насколько это было возможно, но и совершенно недопустимо в приличном обществе, куда рано или поздно придется возвращаться.
Поцелуй, который последовал сразу же за объятиями Макса, подарили Рене не долгосрочный покой. Ей не стало ни лучше, ни хуже на душе, что так билась в переживаниях за доктора Орлина, так что она решила согласиться с тем, чтобы они поспешили как можно скорее туда, где им еще могли помочь хоть в чем-то. Этот ученый Картер наверняка должен был что-то слышать – уж на это надеялась леди, когда подобрала подол своего платья и направилась вместе с Максимилианом в ту сторону, где он и располагался.
Долго они шли или нет, но девушка думала о своем.
Из головы не выходило то, как легко и просто она решилась на эту поездку и не забыла захватить с собой манускрипт, который ей прислал отец в одной из своих книг. Но, неужели она зря проделала весь этот путь?! Нет, уж! Она хотела докопаться до истины, пусть даже ей придется остаться в долине, помнившей былое величие фараонов Египта. В этой долине каждый пытался отыскать свой кусочек золота, при помощи которого надеялся улучшить свою жизнь. Если это так, то вполне вероятно, что кто-то выследил ее отца, пока он не добрался до того самого места, куда держал путь доктор Орлин…
Пожалуй, справедливо будет сказать, что нет в жизни ничего хуже догадок или постройки теорий, основанных на собственных догадках, что могли быть лишь заблуждением. Ненадолго оторвавшись от своих мыслей, юная мисс приняла джентльменский поступок Макса должным образом, когда он пропустил ее вперед, после чего приподняв подол своего платья, чтобы оно не зацепилось ни за что под ногами и оставалось максимально чистым, последовала вперед по длинному пути. Именно тогда недруг вышел из тени: сначала Рене услышала какой-то шум, а когда оглянулась, то увидела Макса лежащим на земле. Какой-то мужчина ударил его прикладом оружия по голове, на что Рене, конечно же, ответила громким криком, прежде чем ей не закрыли рот чьи-то наверняка грязные руки. Сопротивляясь, Рене пыталась выбраться из лап того злодея, что схватил ее сейчас и мог невесть что сделать. Однако она была бессильна в сравнении с ним. Особенно после того, как увидела краем глаза, что Макса куда-то потянули…
Слезы лились ручьем, прежде чем злодей не сказал нечто такое, что заставило молодую особу угомониться:
- Скоро ты присоединишься к своему папаше, - выдал злодей, прежде чем Рене осознала, что отец все-таки мог оказаться жив. Однако страх за Макса, которого рядом с ней уже не было, нисколько не дарил юной мисс желаемого покоя.
В прочем, совсем скоро она оказалась уже в какой-то палатке, куда ее доставили после прихода в долину вечерних сумерек. Ей тщательно связали руки, а еще закрыли рот какой-то тряпкой, от которой она чувствовала ужасное желание вернуть свой последний прием пищи обратно. Конечно же, в палатке ее тщательно проверили, не прячет ли она чего, и именно в палатке девушка услышала голос отца, что просил не трогать его дочь…

+1

20

[NIC]Friedrich von Frohburg[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2fDYU.jpg[/AVA]
[STA]коллекционер редкостей[/STA]
Усевшись на удобную кушетку в своей палатке, Фридрих с удовольствием пристроил свою больную ногу на мягком пуфике и нацепив на нос очки, принялся разглядывать копию манускрипта, которую попытался воспроизвести по памяти профессор Орлин. Барон не особенно верил в лояльность старого знакомого, прекрасно зная каким фанатиком от науки тот был - все для пользы человечества и высоких целей! Фон Фробург усмехнулся, вспомнив весьма пылкое выступление профессора на одном из семинаров в Сорбонне - тогда Орлин не пожалел своего красноречия, чтобы внушить будущим археологам этакую страсть к поиску древностей, ради того чтобы приоткрыть завесу истории.
-Как высокопарно и красиво... но чертовски глупо, -улыбнулся Фридрих, отложив в сторону копию манускрипта и открыв дорожный погребец. Увы, но за всю свою жизнь активного путешественника и охотника за редкостями, барон Церинген так и не смог заставить себя привыкнуть к этакой спартанской обстановке. Комфорт окружал его как дома, в Цюрихе, так и во всех точках земного шара, которые этот деятельный и умный человек посетил за последние годы. Вот только деятельность его была направлена в несколько иное русло чем у его достойных и уважаемых коллег из Великобритании, Франции и родной Германии... и пожалуй на этом месте стоит сделать небольшую остановку и рассказать об этом герое поподробнее?
Итак, для того чтобы представить себе личность Фридриха фон Фробурга, нужно вообразить себе самое что ни на есть патриархальное аристократическое семейство из Баварии, корни которого уходят вглубь веков - как всегда считал сам Фридих, в саму историю. Отец нашего героя был известным и удачливым банкиром, матушка - достойной леди из весьма богатой семьи. Старший фон Фробург в свое время выбрал Швейцарию для проживания и профессиональной деятельности и не прогадал - ведь именно эта страна оставалась в стороне от всех возможных военных конфликтов, что и сохранило его деньги в целости и сохранности на многие годы. И к слову говоря, еще и приумножило в несколько раз, так что ничего не мешало семейству фон Фробург жить для полного своего удовольствия. Правда их идиллию омрачало несчастье... ведь единственный сын Генриха и Шарлотты тяжело заболел детским параличом в возрасте семи лет и едва не умер. Позже, эта страшная болезнь получит название полиомиелит и ученые найдут способ как спасать детей - однако, до Первой Мировой войны, многим маленьким больным суждено было остаться калеками. Не избежал этой участи и Фридрих и впервые в жизни миллионы его отца не смогли помочь исправить дело...
Еще находясь в больнице в Лозанне, юный фон Фробург открыл для себя магию книг - для прикованного к постели ребенка, они были окном в совершенно иной и чудесный мир. Благодаря им, Фридрих больше не страдал от боли и не боялся тяжелых операций: стоило лишь приоткрыть обложку любимой книжки и он становился по-настоящему свободным. Естественно, мальчишке очень нравились истории о различных приключениях, а еще различные исторические романы, порой заставлявшие Фридриха замирать от восторга. Рядом с величием и тайнами самой Истории, проблемы со здоровьем молодого барона становились незначительными... и неважными. Фон Фробург был упрям и едва только научившись заново ходить (или вернее говоря, ковылять?), буквально ринулся в учебу, не делая себе никаких поблажек. Результаты не заставили себя долго ждать и упрямец с блеском закончил археологический факультет Сорбонны, впервые в жизни уехав из родного дома и посвятив свою жизнь поискам истины.
Вот только... на каком-то отрезке своего пути, Фридриху подумалось, что совершенно незачем выставлять бесценные артефакты древних времен на суд людишек совершенно ничего не смыслящих в этом. Куда интереснее было обладать ими самому, пусть и тайно... так что спустя н-ное количество лет, фон Фробург положил начало своей собственной драгоценной коллекции. В уважаемых научных кругах его знали как известного специалиста по Древнему Египту, с несколькими успешными трудами по этой теме... но были люди, знавшие оборотную сторону барона Церингена. По сути дела, за последние двадцать-тридцать лет, он сделался знаковой фигурой среди перекупщиков ценностей и так называемых черных археологов, пусть даже не один из них не рискнул бы связать его имя с пропажей тех или иных артефактов.
Так мог ли такой человек остаться в стороне, когда перед ним замаячили сокровища Хатшепсут, равных которым еще не было найдено в Долине Царей? И хочет того профессор Орлин или нет, ему придется показать дорогу в спрятанную гробницу... если конечно этому упрямому ослу дорога его дочурка.
-Все сделано как вы приказали, -от размышлений Фридриха отвлек его ближайший помощник Ханс - человек многих талантов, в первую очередь мастерски умевший управляться с любым оружием. После окончания войны, фон Фробургу удалось завербовать этого наемника вместе с его "подчиненными", дабы они охраняли его, избавляли от каких-либо неприятностей, а так же выполняли различные поручения выходившие за рамки закона. -Девчонку только что доставили и посадили в палатку к папаше. Какие будут дальнейшие указания?
-Прекрасно. Приведите ее ко мне немедленно, -ответил Фридрих и спустив свою больную ногу с пуфика, окликнул своего камердинера. Тот мигом подскочил к хозяину и помог ему застегнуть жесткую железную скобу на парализованной ноге - без нее барон не смог бы ходить. Взяв из рук слуги свои костыли, фон Фробург выпрямился и сделал несколько шагов ко входу в палатку, дожидаясь свою гостью. Она появилась со связанными руками и кляпом во рту, так что Церинген участливо покачал головой, оценив старания своих людей. -Развяжи юную леди, Ханс. Я полагаю, она не будет делать глупостей... если конечно не хочет потерять своего отца.
-Bist du dir sicher , dass Herr von Frohburg? -поинтересовался наемник, прежде чем исполнить приказание хозяина. Развязав руки девушке и убрав кляп, он усадил ее в удобное кресло, напротив Фридриха и на всякий случай остался возле входа в палатку.
-Вы наверное меня совсем не помните, дорогая Рене - но мы как-то виделись с вами в Париже. Тогда ваш папенька читал лекции в Сорбонне и вы были еще совсем ребенком, -приветливо улыбаясь произнес Фридрих. -Знаете, я меньше всего хотел бы причинить вам и дорогому профессору какой-то вред... но его упрямство попросту вынуждает меня идти на крайние меры.
Сделав пару шагов к столику на котором стоял изящный дорожный погребец, фон Фробург налил в бокал отменного французского коньяка и протянул его Рене.
-Я хочу чтобы вы убедили его мне помочь и тогда никто не пострадает. Все очень просто - манускрипт и спрятанная гробница за вашу бесценную жизнь. Мне кажется это подходящая цена, мадемуазель Орлин.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-08-24 18:52:47)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Empty gold