В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » No one can save us from ourselves


No one can save us from ourselves

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

САНТИНО, АГАТА и ААРОН
29.06.2016; квартира Агаты
Сонни решил навестить Рона
------------------------
я хочу, чтобы жил,
тот, кто бросит лучик света в этот
брошенный богом мир

+1

2

Ну да - с Агатой они уже не живут насколько давно, что чувства всякие уже начали притупляться, и те, что были негативными, и те, что не очень, вроде как и выносить друг друга они должны научиться - лучше даже, чем получалось тогда в Мексике; но из всей этой мозаики остался один важный элемент, который не мог бы сгладиться столь же просто и сам собой. Аарон. Им с Сонни было непросто привыкнуть друг ко другу поначалу, а теперь - и отвыкать друг от друга было тяжело; а Пульс, при всём том, что у парня и без него всегда был отец, была мать, всё ещё чувствовал на себе часть этой ответственности за пацана, как если бы... наверное, уместно будет сказать - если бы он был его собственным. Ну, не сыном, а, наверное, чем-то вроде племянника теперь - но всё же, родным человеком, который в разъезде их не был виноват, и которого Сонни просто так оставить позади тоже не мог. И сам не мог бы сказать (потому что и всей этой ситуации не мог придумать внятного названия, со стороны самому поглядеть - так уже шведская семья какая-то) как именно, но каким-то образом он к пацану привязался - и скучал по нему. Оттого и вся эта история с аварией Пульса тоже не могла не задеть, только вот и поддержать толком Аарона он не мог в этот период, не желая пересекаться с его матерью; потом уже стало как-то легче... ненамного, правда, учитывая, что Рон своё расстройство потихоньку начал переводить в агрессию и общение с ним вообще было порой тяжёлым испытанием; нет, Сонни его не винил - наверное, на его бы месте, он и сам себя вёл бы точно так же. Перспектива остаться инвалидом... если тебе 11 лет и ты серьёзно занимаешься спортом, или... да чем угодно; самое ужасное, что может произойти с твоей жизнью - Пульсоне был сиротой, и этого не отнять, но все конечности оставались при нём, Аарон же... функционировать не мог нормально - какие-то банальные действия, на которые любой бомж подзаборный способен, для него оказались недоступным. Это ли не злит?.. Может, эта злоба глупа и бессмысленна, но, можно сказать, что в этом парень себя вёл как-то по-взрослому. Взрослые ведь тоже могут вести себя глупо и делать вещи без смысла. Иногда даже случается так, что самый логичный поступок - это и есть глупый поступок... Ни хрена всё это было не весело. Конечно, Сонни не был погружён в непроницаемый траур сейчас, он продолжал заниматься своими делами, встречался со своими приятелями, гонял наркодилеров, посиживал в барах иногда, кое-как пытался даже строить личную жизнь, - но всё это от Рона, и от всего, что было вокруг, держал не то, что в тайне - в стороне; когда Сонни навещал мальчика - никто его не провожал, нигде его не ждали, никого в это время не было рядом с ним, пока визит этот не будет окончен, своего рода дань вежливости, словно Рон был священным чем-то... хотя, в принципе - так оно и было ведь.
Припарковавшись у дома, Пульсоне заглушил мотор, но не торопился выходить из машины, взяв небольшой перерыв на сигарету; внутри ему покурить точно не дадут, а при общении с Роном и Агатой, очень возможно, сделать это захочется, поэтому лучше уж... пресытиться этим заранее. Тем более, что он всегда немного нервничал на этом моменте - когда приходилось преодолеть лестничный пролёт, или больничный лифт, или ещё какое пространство, чтобы увидеться с Аароном. Определённый такой сорт напряжения. Это всегда присутствовало.
Затушив сигарету в пепельнице и подняв стекло, Пульсоне взял с переднего сидения коробочку и вышел из автомобиля, нажал на кнопку на брелке, включая сигнализацию; появилась такая хорошая привычка - всё время ставить машину на сигнализацию, кроме своего района, где его все знали:Внешний вид в тех местах, возле которых он отирался половину своего времени, БМВ мог и приглянуться кому-то - и не то, что Сонни не верил, что ему машину так или иначе вернут потом, ещё и с процентами, но возиться со всем этим, возвращением, восстановлением того, что пропало, было совсем неохота. Бережёного Бог бережёт, как говорится... иногда - только говорится. Имущество восстановить, как оказывается, легче, чем здоровье.
- Привет. - Пульс смотрит на Агату, открывшую ему дверь. Каждый раз словно надеется на то, что дверь ему откроет не она, а её сын - надежда на чудо у большинства людей всегда остаётся жива, даже у тех, кто на дороге к собственному чуду зачерствел или сгнил. Но это, пожалуй, будет большой победой - когда Рон сам сможет встать и открыть дверь, когда в неё позвонит кто-то.
Для того, кто привык забивать голы на футбольном поле... думать тошно об этом.
- Я подарок ему принёс. - он смотрит на лицо Агаты. Словно пытается и в нём найти какие-то перемены, вернее, тоже скорее возвращение к чему-то предыдущему - потому как перемены и так были. Они заметны. Только описать их словами непросто, но - они заметны... - Не знаю... ничего лучше не смог придумать. - у него там очередная видеоигрушка, но не спортивная на этот раз - а ужастик про зомби, которых надо убивать толпами. Не лучшее, что ребёнку можно пожелать, наверное - но, может, Рон на несчастных мозгоедах сможет сорвать хоть немного своей злости?

Внешний вид

+1

3

Внешний вид

Я переживала за Рона. Как иначе? Любой родитель будет не находить себе места, если с его ребенком случится несчастье. И чем дольше испанец находился в инвалидной коляске, тем больше во мне накапливалось тревог и сомнений. Я начала думать, что вдруг сын и правда никогда не сможет встать на ноги? Не сможет бегать, кататься на велосипеде, плавать... Но как только в голову лезли подобные мысли я силком их отгоняла. Порой, требовалось маленького усилия, чтобы избавится от этих червячков, порой, все длилось больше, что приходилось пить обезбаливающе. Но что я никогда не позволяла, так чтобы мои сомнения видел Рон. Он и так готов на себе крест поставить и опустить руки. Он не хотел стараться. Не хватало, чтобы и я потеряла веру в него.
"Все наладиться" - обещала я ему. И не дай бог, что эти обещания окажутся невыполнимыми. "Когда закончится курс физиотерапии, поедем в Германию. Там мне порекомендовали хорошую клинику". Аарон же о никаком лечении слышать не хотел, куда-то поехать он так же не рвался. В нем что-то остановилось, замерло. И порой, сидя возле телеэкрана, он напоминал мне старика. Это сравнение тут же вызывало у меня слезы...
У Декстера тоже сил было не много, хотя в нем оптимизма изначально было больше всех, но и он стал сникать, чаще пропадать на работе или каких-то там делах, от этого реже приезжать. Я не виню его за это. Всем нужен отпуск. Хотя, казалось бы, прошло каких-то пару месяцев. Каких-то самых долгих два месяца в моей жизни.
Немного приподнял мой дух приезд Давида. Правда, в Сакраменто он прибыл не из-за желания увидеть меня, а по делу с наркотиками. Но когда все было закрыто, он остался на пол месяца и вот лишь как четыре дня назад уехал. И все вернулось в свою колею.
Тем не менее, свою тоску и серое выражение лица я старалась держать при себе, не выставляя напоказ. Ведь первый, кто заметит мое отчаяние и будет мой сын.
Сегодня должен заехать Сантино. Видимся мы с ним не часто и не продолжительно. Те разы, когда он приезжал к Рону, я, пользуясь случаем, отлучалась. Во-первых, чтобы не мешать, во-вторых, чтобы самой отдохнуть, в-третьих, потому что нам не о чем стало разговаривать.
Сидя на диване и держа в руках стакан сока со льдом (калифорнийскую жару никто не отменял, а кондиционер в эту квартиру поставят только на следующей неделе), я задумалась о том под каким предлогом я бы смогла, взяв Аарона, уехать в Мексику. Не на месяц или два, а, возможно, навсегда. Алонсо приглашал меня... сказал, что позаботится обо мне и Роне. Только вот не знаю как оценил бы эту идею сам мальчик или его отец.
Перед глазами уже мелькали сухие листья пальм, грязный пляж Тихуаны, картелевцы в руках с автоматами, как раздался звонок. Резкий звук выдернул меня из фантазия и я, встрепенувшись, пролила на голые ноги сок.
- Бля - фыркнула, смахивая капли с коленок. В комнате Аарона послышалось какое-то движение, мальчик явно заждался Пульсоне.
- Привет, да. - открыв дверь поздоровалась я с итальянцем - Проходи - приглашаю его в дом.
Переступив порог, Сантино показывает мне подарок, который купил для Аарона. На коробке с диском нарисован скелет, обтянутый зеленой гнилой кожей, на его роже значатся кровавые следы от укусов, а позади виднеется фигура человека, заносящего топор для решающего удара. Зомби в ужасе. Я тоже.
- Чудесно - сухо оцениваю подарок. Несмотря на то, что к подобному пристрастию Рона я привыкла, все-таки подобные игры и сериалы не одобряю. Не понимаю. Но в это играют все. Недавно, проходя мимо детской площадке, видела как шпана лет пяти-шести бегали по детской горке и кричали "зомби нас съест".
- Ладно, вместе с ним зарубитесь - я улыбнулась краешком губ, отмечая, что Пульсоне изучает мое лицо, выражение глаз.
- Что? Мне стоило накраситься? - перевела я легкую неловкость от встречи взглядов в шутку. Прохожу в зону кухни, минуя гостиную.
- Выпьешь? Чай со льдом, сок, сангрия? - с последним напитком вспомнила как мы вместе готовили эту самую сангрию. Пульсоне тогда еще в нее водку бабахнул вместо вина.
- Аарон, хочешь чего-нибудь? - кричу на всю квартиру. Но мальчишка уже появляется в дверях, крутя колеса коляски.
- Я хочу сангрию.
Ребенку я, естественно, делаю ее безалкогольной: вместо вина виноградный сок. И пока парни заняты разговором, начинаю копашиться в холодильнике, да верхних ящиках, которые с моим ростом не всегда легкодоступны.
- Смотришь футбол? Позавчера Испания вылетела из турнира. Уроды! - проигрыш родной страны огорчил мальчишку. Я даже не стану описывать насколько в тот день он был раздражительным и как много огрызался на меня. С Сонни, что удивительно, он был менее агрессивен. Может действительно прикипел к нему, а может просто видит Пульса не так часто, чтобы довести его чрезмерной дерзостью.

+1

4

Сюда приходить было нелегко. Из-за Агаты больше - её территория, её квартира; в унылой больнице с этим было как-то полегче, здесь же, необходимости каждый раз начинать всё с этих серых взглядов, открытой двери, сухих "Привет" - угнетало едва ли не сильнее, чем вид больного ребёнка. Собственно, мало ли жестокости Пульс вообще видел в своей жизни?.. Он сам причинял немало боли другим людям, калечил, убивал не раз; постепенно об этом начинаешь думать как-то по-другому - не когда это касается кого-то близкого, конечно, но... психологическое давление ему всегда было вынести труднее. Рон хотя бы этого не делал - не давил. Огрызался порой, словно хлестал, но это были короткие моменты, не давление. Напряжение же между ними с Агатой являлось практически перманентным, и поэтому Сонни, когда преодолевал её преграду, входя в комнату Аарона, ощущал некое облегчение. Физические повреждения - они, во многих случаях, всё-таки заживают; медленно, болезненно, но затянуться способна любая рана, если орган цел, а организм - жив. Вот когда что-то умирает - этого, как правило, совсем не вернёшь; и если с психологией та же ерунда - у него с Агатой особенно нету шансов на "выздоровление". Аарон же... Пульс искренне верил, что тот поправится - одновременно понимая, что для этого нужен не день и не два. И не один месяц, а может быть даже - не один год. Но в конце концов, пока есть шансы, и пока есть ноги, сдаваться глупо - и Рон это тоже поймёт, обратив своё упрямство в противоположную сторону. Правда, это уже момент воспитательный, к которым Сонни не ощущал себя вправе быть допущенным, воспитывать его должны родители... он старался влиять на парня, конечно - но не пытался превратить это в основу. Может, поэтому Аарон на его нервах не пытался так играть, потому что Пульс на его не играл в свою очередь, кто знает.
- Ага. - неопределённо кивает. Зарубятся, если только парень будет в настроении это делать, вообще сейчас его отношение к видеоиграм тоже стало каким-то другим; Сонни заметил, что, как будто бы, гонки отложились в дальний угол, и футбол он тоже предпочитал смотреть на экране. Вкусы меняются с возрастом, конечно, хотя виноват тут, наверное, не только возраст - впрочем, становится старше в таком состоянии тоже очень дерьмово. Дети не должны быть прикованными к креслу... - Да нет... ты и так красивая. - как-то грустно и нелепо усмехнулся. Хреновая какая-то получилась шутка. Впрочем, по-своему, Агата в этой печали действительно была красива - но это была такая гадкая, безобразная красота, которую предпочитаешь увидеть в кино, или на грустных картинах, может быть... не на лицах живых людей. Не в реальной жизни. Такое - попробуй, замажь. Да и вообще, какое ему дело?.. У неё без него есть теперь, для кого краситься. - Чай... - кофе Агата не пьёт, он это всё ещё помнил; раз не предложила - значит, в доме его нет совсем, и этот мексиканский хахаль её не появлялся относительно давно... Да, впрочем, и ладно, от кофе в такую жару вред один. - Здорово, Аарон! - скинув кроссовки, Сонни прошёл вперёд и протянул ладонь, когда тот появился в дверях, к Агате моментально, казалось, потеряв интерес. И на лицо выползает вполне себе искренняя улыбка - потому что, опять же, Рон сейчас в своём кресле выглядит более честным, да и в какой-то степени более живым тоже, чем его мама; а жить... нет, если уж, не дай Бог - то жить можно и в кресле. Многие живут ведь, и ничего, находят свой путь к счастью - пусть оно, может, и отличается от общечеловеческого так или иначе. - Да не говори. Мой знакомый на них поставил, прикинь - кучу денег продул... с досады чуть телевизор не разбил. - усмехнулся Пульс. Он начал делиться с Аароном какими-то такими вещами, из жизни, полагая, что ему это пойдёт на пользу - вызовет тягу к тому, чтобы побыстрее оторваться от коляски, вернувшись к своим шалопайствам, может... если говорить про его жизнь - ни к чему иному она, наверное, и не может призвать; хотя о настоящем криминале он, естественно, мальчику не рассказывал. - Как думаешь, кто дальше выиграет? Тоже хочу ставку сделать. - а учитывая, что ему в азартных играх патологически не везло, он предпочитал советоваться с Аароном прежде, чем поставить на футболистов деньги - вполне серьёзно причём, без всяких сюсюканий; доверяя его опыту и ориентированности. И вообще, надо бы добиться того, чтобы они хоть один матч вместе посмотрели - потому что английский футбол никому из его окружения особо не интересен, а смотреть что-то в одиночку Сонни и самому становится довольно скучно. В такую погоду - вообще сидеть у телевизора как-то уныло. Сложно представить, какого сейчас Рону - проводить такое дерьмовое лето, самое дерьмовое, наверное, в его жизни... Может, о чём-нибудь и следовало бы ему рассказать, что касается того, что мама делает; о том, что кое-кому виноватому тоже не поздоровилось... потом, может быть. Лет через несколько, когда станет ещё постарше. - И вот, кстати, это тебе, держи... вроде я у тебя такой не видел? - протянул ему коробку с диском, а сам присел на диван, сняв с головы шляпу и переложив её на тумбочку, очки отправив туда же затем, устроив на полях, что получилось, будто шляпа эта смотрит на них, как живая.

+1

5

Мне кажется, что появление Сонни растормошит Рона. Мальчик стал уставать от меня и Декстера, это заметно. Школьным друзьям он, впрочем, вообще не рад. Едва-едва не разваливается их дружба с Дольфо, так как маленький итальянец проявляет мудрость и терпение. Так что, при всех этих событиях, приходам Пульсоне я рада. Даже несмотря на то, что чувствую себя неловко, сковано, и будто простояла час на жутком морозе. Ощущаю ответственность за него, за то, что у нас ничего не сложилось, несмотря на все клятвы на пляже в Испании. Теперь я могу сказать с уверенностью, что попробовала на вкус горечь нарушенных обещаний. Наверное, я озабоченна произошедшим с нами сильнее, чем Сантино. Потому что сейчас - как вывернутый наизнанку ежик, который колит сам себя. И уже не понимаешь какая именно игла вызвала новый очаг боли: то ли сын, то ли муж, то ли любовник, живущий за тысячи километров от меня.
Чай. Хорошо, сделаю чай. Странно, что не виски - подумала я, но в слух не сказала. Первый раз сдержалась на счет его пагубного пристрастия. Хотя, судя по внешнему виду и взгляду, Пульсоне давно не пил. Обычно у людей, которые уходят в запой, после остаются дикие мешки под глазами и серость лица. Но нет, итальянец был в форме.

- Да не говори. Мой знакомый на них поставил, прикинь - кучу денег продул... с досады чуть телевизор не разбил.
- А я любимую кружку разбил - взял и в стену запулил! - в голосе мальчика чувствовалось легкая гордость за себя, словно он совершил нечто прикольное. Может друзья его бы и оценили эту шалость, а вот я, собирая осколки по всей комнате, была недовольна.
- Как думаешь, кто дальше выиграет? Тоже хочу ставку сделать. - Рону было приятно, что мужчина интересуется у него футболом. И, конечно, испанцу льстило, что Сонни собирается к нему прислушаться. Льстило, что в каких-то вещах он, 11-летний пацан, знает больше.
Аарон явно задумался, анализируя таблицу матча в своей голове.
- Через два дня играет Португалия с Польшей. Ставь, конечно на Португалию. Думаю, сделают в сухую - дав совет, Рон деловито почесал шею, как иногда это делаю я.
- Я бы тоже поставил, но мне нельзя - не совершеннолетний - с какой-то обидой подметил юнец, наверное, осознавая, что до восемнадцати ему еще целых семь лет ждать. - Поскорей бы вырасти! Бесит все. Еще и школа новая.
До аварии испанец очень хотел скорей попасть в среднюю школу, где будут новые лица, новые знакомства, компании. Он весь год продудел всем уши, в том числе и Пульсоне, что желает добиться успеха в спорте на новом месте. Теперь же со школой назревали явные проблемы. Я боялась, что сын наотрез откажется туда ходить. Хотя может и стоит задуматься о домашнем обучении?
С двумя высокими бокалами с толстым стеклом, я подошла к дивану и поставила напитки на журнальный столик перед ребятами. В одном стакане был холодный чай с плавающими кубиками льда и двумя дольками лимона, второй же, помимо виноградного сока, был забит порезанными фруктами.
- И вот, кстати, это тебе, держи... вроде я у тебя такой не видел?
- О. Класс. Это же новинка! Новый сезон "Ходячих". Тут надо не только с зомбаками бороться, но и с отморозками всякими там. - на новую игрушку Рон отреагировал восторженно, приняв, в итоге, напиток как само собой разумеющееся.
- Поиграешь со мной? Я чур за Дэрила! У него арбалет офигенный. - сделав несколько больших глотков безалкогольной сангрии, Аарон продолжил вертеть коробочку диска в руках.
Поняв, что в комнате я скорее всего лишняя, решила ретироваться в свою комнату.
- Если что, я у себя... - киваю на всем знакомую дверь.

+1

6

Нельзя сказать, что Сонни давно не пил, потому как совсем непьющим, каким-нибудь спортсменом или культуристом, он не стал и становиться не планировал; нельзя сказать даже, что не напивался больше пьяным - просто до состояния амёбы, которая забывает, где он и как туда попал, больше не ухлёстывался, алкогольный круговорот принял нормальные человеческие объёмы в итоге, вот и всё - хотя, после всей той истории с Розарио, Пульс и правда какое-то время не пил вообще, не ощущал удовольствия в алкоголе; то ли потрясло его всё это, что происходило, то ли ещё чего-то... но всё приходит в норму со временем. Хочется верить, что и с Роном всё тоже станет нормально постепенно. Ему хотя бы не надо денег на операции собирать - благо, на своём Агата нормально поднимает, чтобы никто ни в чём не нуждался. И инвалидом, кажется, тоже ещё не признал никого; это, правда, может измениться, если Аарон не будет стараться, наверное... Что больнее - переломанные ноги или переломанные обещания?.. Сонни вот в итоге, и впрямь, не болеет, казалось бы. Ходит, ездит, радуется жизни как умеет...
- Хе. И как? Почувствовал себя героем? - хмыкнул весело Пульсоне. Вот оно, видимо, проявляется - и испанский горячий характер, и тяга к разрушению, Пульс даже спорить тут не хочет - у его матери периодически проявляется та же черта, всё швырять куда-нибудь, да и он сам тоже - не знал, как за отца. И не они одни такие несдержанные, чего уж там, нету уважения в их мире к вещам... которое было бы и неплохо привить, наверное; но увы, у многих, в итоге, это происходит через тюрьму или что-то вроде того... где банальные вещи имеют куда большую ценность, и даже новую кружку просто не купишь.
- Замётано, на Португалию. - мотнул головой Сонни, усмехнувшись. Он давно уже взял за правило с Роном не говорить, как с ребёнком - да и вообще, с детьми, особенно с мальчишками, не сюсюкаться; они, как правило, в возрасте более-менее осознанном начинают любить, когда их воспринимают всерьёз. У человека с самого детства появляется любовь к самоуважению. - А чего школа? Ну здание другое, а одноклассники-то те же? Освоитесь ведь. - пожал плечами Пульс. Конечно, старые стены покидать никогда не хочется, и даже если это нелюбимые стены - когда знаешь, что новые любить больше тоже не станешь. Тут Пульсоне тоже, в общем-то, согласиться мог - удачно, что ему все пятнадцать лет дали провести в одной тюрьме, и, хоть и мотали по разным камерам в течение срока, не переводили в другие тюрьмы. - Так это... - Пульс оглянулся на Агату - не услышит ли, что он скажет затем. - ...хочешь, я за тебя поставлю немного? Доллар, пару, у тебя ведь есть что-то на карманные расходы? - предложил вполголоса, склонившись к Рону. Всё равно он деньгами особенно распорядиться не способен, потому как... в передвижении он ограничен, что ни говори; Пульс просто хочет дать возможность почувствовать себя немного взрослым - ничего особенно не потеряв на этом... или даже приумножив; если его советы, действительно, сработают. Ну или - научиться по-взрослому отвечать за свои поступки и переживать потери. Всё с мелкого начинается... хотя, азартная зависимость тоже начинается не с ударной дозы обычно. Ну, Сонни хотя бы может проконтролировать, чтобы Рон не продул вообще всё. - Родителям только не говори, а то мне прилетит от обоих. - и видеться им запретить, узнав о таких делах, Кортес и Тарантино тоже могут; могут даже и через суд, кстати - Рон ведь уже понимает, что такое "судебный запрет" и как он работает?.. Пульсу сложно общаться с детьми как раз по таким причинам - всю жизнь он провёл в уголовном и околоуголовном мире, и за его пределы ему по этой причине вообще трудно вылезать, он довольно ограничен - с другой стороны, может научить чему-то и хорошему, не только плохому, пусть даже и на собственном примере. У Рона, в общем-то, немного схожая ситуация... поэтому кем он вырастет - вопрос весьма неоднозначный. Надейся на лучшее, готовься к худшему, как говорят... Впрочем, лучше быть преступником с ногами, чем законопослушным, но без ног, наверное? Ну, во всяком случае - Пульс считал так.
- Спасибо. - поблагодарил Агату, кивнув, хотя наблюдал больше за Аароном, распаковывающим игру; честно говоря, в этой теме - Рон, как и в футболе, тоже разбирался больше; Пульс знал, что видеоигры стали совсем другими сейчас, нежели в его детстве и молодости были, но у него философия в их направлении осталась такой же, как тогда - играть ради самого процесса, это было прикольно, и всё равно - во что, и за кого, Дэрила или Мэрила там... он даже в сюжет никогда не вникал особо. Кто-то вникал разве в девяностых в сюжет Супер Марио, скажем? Всем ведь просто было прикольно человечка по экрану гонять. Вот примерно так и Пульс сейчас. - Поиграю, конечно. А Дэрил - это который?.. Хорошо... - кивнул засобиравшейся Агате.
То, что игры начали по сезонам делиться, как сериалы, Пульсу вообще казалось каким-то диковатым; хотя, он понимал, для чего так сделано. Для того, чтобы денег побольше стрясти, конечно - для чего ещё?.. Но были и ещё вопросы, которые Сонни хотел бы задать.
- Знаешь вот, чего я не понимаю в этой зомбо-теме... почему зомби от голода не умирают? По-моему, в любом фильме или игре - очевидно, что их во много раз больше, чем людей, и жрать им нечего, и кроме людей они не жрут ничего... то есть, в реальной жизни - любой зомбоапокалипсис закончился бы, когда они бы перемёрли, от голода. А вышившим только отсидеться где-то надо было бы... - почесал репу. Затем решил вдруг задать другой вопросу. - А может, маму тоже позовём играть? По-моему, она себя лишней чувствует... - а это уже хреновато как-то, неловко; словно он её из собственного дома выживает.

+1

7

- Хе. И как? Почувствовал себя героем?
- Скорее Халком - шутливо вставила я слово, услышав разговор парней про метание посуды. Несмотря на то, что тот поступок меня разозлил, Аарона я понимала. Понимала, почему именно так он вымещает свою агрессию. Ведь раньше всю лишнюю энергию он направлял в спорт. Его заряда было так много, что находилось место и футболу, и боксу, и плаванию, и про шалости он не забывал. Трудно после такого ритма просто сидеть. В этом и была вся трагедия, с которой Рон не мог смириться и преодолеть ее.
Ко всему прочему, может и я в какой-то мере стала примером подобного поведения. Ребенок ни раз видел как я ссорюсь с мужчинами, как летят осколки в разные стороны, а крик заполняет все жилое пространство. Мне до сих пор кажется, что во многом на него повлиял тот период, когда я жила с Данте. Тот еще чокнутый тип, которые может взять кувалду и начать разхерачивать стены к чертям, превращая уютный дом в руины. Превращая жизнь в руины.
Но мне кажется, что за грудой камней где-то стоит домик, который не затронула череда бед и негатива. Он крепок и нерушим. Я буду стараться, чтобы его не стерли, иначе что тогда останется? Переломанный человек.

- А чего школа? Ну здание другое, а одноклассники-то те же? Освоитесь ведь
- Нет же. Там все в разные классы идут. Кто-то вообще уходит в другую школу. Но и срать. Все равно видеть их не хочу - Аарону явно кажется, что друзья бесконечно жалеют его и смотрят как на инвалида. Может и так, согласна. Но чтобы они стали оценивать испанца по-другому нужно время. Нужно общение, нужно доказать им, что ты все такой же мальчик, умеющий смеяться и шутить. К сожалению, донести эту мысль до ребенка у меня не получается. И я не заставляю его проводить время с одноклассниками.
- ...хочешь, я за тебя поставлю немного? Доллар, пару, у тебя ведь есть что-то на карманные расходы? - склонившись, начали о чем-то перешептываться Сантино с Аароном.
- Давай! - молниеносно отреагировал парень. - Поставлю двадцатку. Накопил. Ты приедешь на следующей неделе? - уже без шепота спросил ребенок - Там еще матчи будут... посмотрели бы вместе...
Не думайте, что младший Тарантино смотрит футбол в одиночестве, нелепо повизгивая на напряженных момента. Нет, компанию ему с радостью составляет Декстер - тоже любитель футбола (еще бы, в Испании он прожил дольше меня с сыном). Один раз приходили и друзья Кортеса, было очень шумно. Мне показалось, что за проведенные полтора часа Аарон ни разу не вспомнил про свое кресло. Он был просто пацаном, сидящим, как и все, на диване возле телеэкрана.
Ему нужна мотивация. Нужно, чтобы окружали люди, которые не будут замечать его травмы. Люди, которые прошли через то же самое. Внезапно мне пришла мысль познакомить сына с кем-то, кто смог пройти реабилитацию и снова встал на ноги. Тот, кто вопреки прогнозам врачей, совершил чудо. Сейчас же существует множество таких фондов и клубов. Именно об этом я думала, когда оказалась в своей комнате.

- Знаешь вот, чего я не понимаю в этой зомбо-теме... почему зомби от голода не умирают?
- Потому что они жрут не ради утоления голода. А из-за того... - Рон задумался, потеряв мысль - Ну, это типа как ты куришь. Ты же можешь не курить, но если есть сигареты, то все равно куришь. - пожал плечами он, вернувшись к экрану, где горело меню игры и нужно было выбрать персонажа.
- А может, маму тоже позовём играть? По-моему, она себя лишней чувствует... - Рон обернулся на комнату с закрытой дверью.
- Разве? Ей вообще-то такие игры не очень. Но если хочешь... - не поддержал инициативы испанец, но и протестовать не стал.

+1

8

Рон жил в бешеном ритме - это Сонни имел возможность видеть тогда, будучи вполне в курсе его многочисленных тренировок, иногда и забирая его с них, или наоборот, отвозя туда; наверное, это для нормально для детей - постоянно быть в движении, лень к человеку приходит с возрастом, он сам в детстве тоже на месте никогда не сидел; только в его случае - секций никаких особо не было, Пульсоне просто носился по округе, то дрался с кем-то, то прятался где-то, то в баскетбол или бейсбол играл, или ещё что-то делал, зачастую не очень хорошее, и ему не приходило тогда в голову, что от этого всего можно утомиться - а особо делать было и нечего. Аарон же занимался всем этим серьёзно, по системам и методикам, которые, может, его тренерам были понятны лучше, чем ему самому - но всё же, здесь было много дисциплины. Именно дисциплины - несмотря и на количество ветра в его голове. Той самой, которой теперь, вероятно, не хватает для того, чтобы эту же самую энергию направить на то, чтобы попытаться встать с кресла и уйти от него как можно дальше; потому что не задумываешься, как могут тяжело даваться простые вещи, если не приходится даже напрягаться... Но если очень грубо говорить - Аарону, похоже, в этом долбаном кресле, наоборот, очень даже нравится, раз он не торопится с тем, чтобы его покинуть. Впрочем, он, возможно, просто не понимает смысла физиотерапии... и результатов не видит поэтому. А уйти из кресла он сможет только через костыли... а потом придётся уйти и от костылей. Но нельзя получить всё разом.
- Не хочешь? А почему? - Сонни сделал вид, что удивлён такому повороту вопроса; впрочем, он и действительно был слегка удивлён, пусть не так сильно, как хотел показать. Аарон, вообще-то, никого не хочет видеть - и оно понятно, почему, он подавлен, он ничего не может сделать без посторонней помощи, ему постоянно нужен кто-то рядом - тут тоже взбесишься, если бы с Пульсом кто-то был бы постоянно рядом, и дома, и в машине, и всюду, куда бы не пошёл, он бы тоже уставал от чужого присутствия и злился; можно дружить, можно спать с кем-то, можно работать - можно всё это делать одновременно, но нельзя постоянно присутствовать в жизни друг друга, во всех мелочах, нужно иногда и отдыхать... от всех. Наверное, и это Рону нужно сейчас. Но и для здорового ребёнка такое - непозволительно; не говоря про больного и беспомощного...
К тому же, он и старше своих сверстников на порядок; взрослее, в смысле - ну кто там рядом с ним в этой школе? Обычные дети. Максимум, через что они прошли, наверняка - через развод родителей. Аарон в свои 11 повидал собственными глазами больше всего подноготного, чем некоторые люди за всю свою жизнь; и это не то, что озлобляет - не без этого, но кроме злобы приходит и опыт... а с опытом, тебе уже становится не страшно то, что может напугать других.
- Ну не хочешь - познакомишься с новыми... Девчонку себе найдёшь, а? - усмехнулся. Декстер и Агата его же не собираются в спецшколу какую-нибудь отправить?.. К его голосу тут не прислушаются, но Сонни был бы против. Не потому, что он из тех, кто считает, что все дети должны учиться вместе, а потому, что не считал Рона каким-то не таким, как все дети, и значит - не считал, что к нему применимо какое-то такое слово, "особенный", "ограниченных возможностей", "инвалид" или что-то типа того. Он относился к этому креслу, как к болезни. Такой болезни, которые проходят. - Давай не двадцатку, давай пять баксов поставлю? А то вдруг... и зря копил. - не стоит отказываться сразу от всего, и пускаясь в любые авантюры, нужно быть уверенным, что не останешься ни с чем, если ничего не получится. В мире, где родители Рона и Сонни вращались - от таких вещей зачастую зависели жизни... поэтому там такому и учились быстро. И это одна из тех хороших вещей, которой Пульс мог бы научить Аарона - не играть на всё сразу и не рисковать абсолютно всем, что есть. - Постараюсь. Когда там будет следующий матч? Я договорюсь с твоей мамой, приеду в этот вечер. Посмотрим вместе. - закивал Пульсоне. Даже принесёт чего-нибудь... чипсов или ещё какой-нибудь фигни, немного; Аарон же к этому вкус ещё не потерял? Хотя - лучше чего-нибудь посерьёзнее привезёт. Пару пицц от своих знакомых из пиццерии, или, может, в чайнатаун к узкоглазым съездит за их едой, пусть и Рон познает, что пищевая дурь бывает не только вредной, но и сколько-нибудь питательной.
- Нет, а что в них жизненные силы-то поддерживает? Если я курить перестану, я от этого не умру, а если есть, и пить - то да. В пищу у них вроде люди идут, а если их нет... и на такие толпы-то.
- Сонни пожал плечами. Ну, даже и люди от них - удирают зачастую, получая только пару укусов, потом становятся такими же, как они, то есть - целиком съедают всё-таки не всех. Ну, может они от голода не умирают... тогда сгниют просто. Хотя, тоже странно, если обычные пули их могут убить - значит, организмы они такие же живые, как и все. - Не знаю, просто... Как-то это неправильно, меня того... колбасит от этого как-то. Хотя, если позову - она точно откажется. - Пульс поёрзал на диване. - Не знаю, как тебе объяснить... просто мне кажется, твоей маме важно знать, что она нужна тебе. Как-то так. - поняв, что то, что он пытается сказать, для него-то самого - сложновато, не говоря уже про ребёнка, Сонни заткнулся и пару секунд сидел молча. Затем потянул руку к геймпаду. - Ну, что, кто тут из них кто?

+1

9

[NIC]Aaron Tarantino[/NIC][STA]говорят, мы бяки-буки[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/ty1ue.png[/AVA][SGN]- Мама, мама, меня в школе дразнят: говорят, что я мафиози.
- Что за глупости! Я завтра же пойду к директору и поговорю насчет этого.
- Давай, только сделай так, чтобы это выглядело как несчастный случай.
[/SGN]

- Это же зомби, они заражены, поэтому и не умирают. - Аарон стал понемногу заводиться из-за того, что Сонни начал занудствовать там, где оно того не нужно. Если бы все было как в жизни, то и катастроф, что показывают фильмы, не состоялись. Просто потому что люди не настолько медлительны и глупы, чтобы дать вирусу вырваться из-под контроля. Была как-то по телеку передача, которая уверяет, что зомби-апокалипсиса не состоится.
- Не знаю, как тебе объяснить... просто мне кажется, твоей маме важно знать, что она нужна тебе. Как-то так. - мальчик не понял от куда у Пульсоне взялась эта неуверенность и неопределенность по отношению его матери. Да, были вместе, свадьбу играли, поссорились. Но неужели нельзя снова помириться? К тому же Давид испанцу очень не нравился. Уже один тот факт, что мужчина живет далеко и к нему приходится уезжать. А отъезды мамы Аарону никогда не нравились. Хотя, сейчас бы он был рад, если б Агата уехала. Ее забота раздражала ребенка.
Аарон не понимал, что если Агата перестанет о нем беспокоиться и ухаживать, возьмет пример с того же Сантино, то кто станет возить по врачам? Кто будет заставлять делать упражнения? Кто расскажет о планах по лечению? В конце-концов, кто поможет принять ванну? Это на расстоянии можно общаться с Роном словно и не видишь его коляски, а родителям приходится решать более сложные задачи.
На слова Сонни Рон ничего не ответил. Хотел было нахамить, что, да, нужна, иначе кто поможет ему вылезти из ванной или пожрать сделать, но смолчал. К тому же уже и сам итальянец сменил тему.
Мальчик оживился, крепче схватив джостик.
- Ну, что, кто тут из них кто?
- Это мой! - он активировал персонажа по имени Дэрил, в кожаной жилетке и с арбалетом за спиной. Для Пульса же выбор был между чернокожей женщиной с катаной и бородатым мужиком с револьвером.
В игрушку рубились они порядка часа. Испанец и не заметил как пролетело время, пока консоль не зависла и пришлось взять вынужденную паузу на ее перезапуск.
- Поехали сейчас постреляем? Ну, на твое поле. - раздухарившись во время игры Аарон хотел уже что-то посерьезнее, чем нарисованные зомби. Агата про увлечение сына знала. Тот факт, что Пульсоне как-то раз, а потом еще раз и еще, брал мальчика с собой на стрельбище, просочился. Хватило просто того, что Тарантино увидела в твиттере фотку Рона с пистолетом в руках, где на заднем фоне стояли мишени. Узнать стрельбище, на котором женщина проводила какое-то время, было не сложно. Да и к тому же тут и гадать не надо было: кто, кроме Пульса мог еще дать мальчишке ствол?
Агата, конечно, повозмущалась, поругалась, но во время была втянута в какое-то дело, от чего ее внимание переключилось на более значимые вещи. Потом вся эта ситуация забылась, да и Рон с апреля не брал в руки оружие.
- Надо только у мамы отпроситься. Скажем, что в пиццерию поедем? - Рон уже не первый раз собирался соврать. Раньше это были мелочи, вполне забавные и безобидные, наподобие тех, что окно в школьной столовой разбил не он, а тигр, сбежавший из зоопарка. Но с возрастом выдумки мальчика стали походить все больше на ложь. Ту ложь, которую сложно распознать. Ту неприятную ложь, которая вызывает недоверие и разочарование. Но ведь исказить правду всегда легче? Тарантино и сама в этом преуспела, разрушив враньем свой брак. Чего уж ждать от ребенка?

+1

10

Если бы всё было как в жизни - кино было бы смотреть не интересно, а видеоигры заканчивались бы после смерти главного героя, без возможности вновь ожить на начале уровня или контрольной точке... но некоторые элементы всё равно Сонни заинтересовали - не то с научной точки зрения, не то с ещё какой-либо; не то просто потому, что люди способны бесконечно удивлять... а зомби - вроде вполне себе предсказуемое... нечто. А вот возьмёт и удивит - помрёт само? Впрочем, умной беседы на глупую тему с Аароном явно не получалось, парень был не в настроении... а может, просто не дорос ещё до того состояния, когда о глупостях начинаешь задумываться с умом.
- Только поэтому? Ну ладно. - включил Сонни заднюю, повертев джойстик в руках, дав ладоням немного привыкнуть к нему. Современные игры давали такое ощущение, словно и держишь рукоятку пистолета в руках, геймпады, как и видеоигры, тоже очень изменились в своей форме, да и в содержании, по сравнению с тем, какими Пульс помнил разные игрушки до своего срока. Интересно, а такие, старенькие уже, приставки можно где-нибудь ещё достать? И понравились бы они Рону?.. В таких вещах у них были бы несколько более сходные вкусы... Кто там есть кто в Golden Axe или Streets of Rage Сонни ещё более-менее до сих пор помнил, не по именам-фамилиям, может, но по внешнему виду. Впрочем, там было несложно с этим. Да и тут оказалось, что всё точно так же - выбор между двумя мужичками и девушкой. И одного из мужичков Аарон уже застолбил, поэтому Сонни, не долго раздумывая, выбрал того, что с револьвером - огнестрел всегда был больше по его части, а вот катана с арбалетом... как-то слишком сложно для него - катаны это скорее по части его друга Константина, арбалет - пугал своей конструкцией и перспективой получить тетивой по рукам или по носу, если его неправильно удерживать, тут тоже некоторая привычка нужна. Если говорить о реальном мире, конечно. Хотя - бывали у него в стрелковом клубе и арбалетчики как-то раз, хоть это - и не совсем для них место. 
Игровым процессом Сонни увлёкся настолько, что даже подрасстроился, когда зависла приставка и все их с Роном последние достижения следом за тем пошли прахом; стараться, чтобы терять что-то, Пульс никогда не любил, даже если это просто очки в видеоигре... даже если которых и не так много; Аарон тут проделывал всю основную работу. Впрочем, предложение Рона быстро заставило забыть о всяких глупостях.
- Что, прямо сейчас?.. - не слишком уверенно оглянулся на дверь, за которой находилась Агата; вообще такие вещи в его планы сегодня не входили, занимает такая поездка несколько часов как правило, с выездом за город, и тем более - с Роном, а Сонни ещё кое-чем планировал сегодня заняться в городе; потому идея Аарона его обрадовала не так уж сильно. Но и не до того, чтобы это привело к открытому отказу - Сонни просто сейчас начал шевелить мозгами на тему того, как всё это правильно сделать. Пострелять в своём тире Пульс и сам любил, но приходилось это делать зачастую в одиночку - а с кем-то, кто интерес разделяет, делать это всегда интереснее. Даже если это 11-летний мальчик... даже если в инвалидном кресле и поэтому до стойки не дотянется - что-нибудь придумаем и с этим. Кстати, и надо придумать ещё, как его в машину правильнее посадить - БМВ достаточно вместительный, скорее вопрос в том, как не сломать кресло и не причинить неудобство Аарону.
- Тогда ты сам отпрашивайся. Я у твоей мамы в таком не авторитет.
- пожал плечами Сонни. О том, что Аарон в интернете всё-таки умудрился себя показать молодцом, хоть он ему и запретил, Пульс не был в курсе - не будучи активным пользователем социальных сетей, по ряду причин, он этой фотографии не видел, да и вообще - за тем, что у Рона или других стрелков находится в руках на стрельбище, старался следить.
А Рон вот уже и отмазку придумал самостоятельно... то ли и действительно - становится старше, переходный возраст и все дела, то ли - ему настолько хочется удрать отсюда, что он готов и маму обмануть. Пульс, в принципе, был способен понять, но потакать тоже надо в меру. - Только тогда в пиццерию мы тоже заедем. И может, ещё в одно место, мне надо заехать кое-куда сегодня, ладно? - ничего ведь страшного, в принципе, если Аарон пару бандитских рож увидит? Совсем отмороженных в обществе Сонни нету, при ребёнке, сыне Таты тем более, выражаться, употреблять кокс, трахаться, играться с пушками, жонглировать ножами или что-то в этом духе никто не будет, ничего такого, что Рон уже не увидел бы в окружении матери - или даже отца, что на руку тоже не особенно-то и чист, какие там друзья с ним пиво пили при просмотре футбольного матча - тоже понятно, наверняка такие же карточные каталы или другие махинаторы, как он сам. Впрочем, что хуже - карты или пушки, Сонни не мог бы сказать, вообще-то - зачастую (уж кому, как им с Агатой не знать, да?) одно тянет за собой другое, а "в деле" ты можешь либо быть, либо не быть - чем заниматься это уже другой вопрос... Кивнув мальчику на дверь, Пульс встал с дивана, чтобы отключить приставку.

+1

11

- А у тебя есть другие планы на сегодня? - спросил Рон, когда Сонни не согласился с ходу. - Ты же ком не приехал - в голосе ощущалось недовольство: как так, приехал ко мне, значит, весь день должен быть свободен.
- Тогда ты сам отпрашивайся. Я у твоей мамы в таком не авторитет.
- Без проблем - не видел проблем Аарон, а вот я могла их ему создать.
Мальчик согласился с тем, чтобы потом еще поездить по делам Пульсоне. Он пересел на кресло и покатил в сторону моей комнаты.
Рон ворвался так резко и громко, без стука и предупреждения, что я уже собиралась прикрикнуть, напомнив о чувстве такта. Но следующее заявление сына тут же заставило забыть об открытой двери.
- Я с Сонни в пиццерию поеду - поставил мальчик меня перед фактом и уже развернулся, чтобы отправится к себе на сбор.
- Это вопрос или утверждение? - я следую за испанцем.
- Я еду с Сонни - повторил он, продавливая каждую букву.
Во время таких разговоров я теряюсь что сказать. Начать допрос о том куда, когда, на сколько? Это еще больше выведет парня из себя. Запретить? Тогда стану врагом народа. Разрешить? Не давить? Могу ли я доверять Пульсу, чтобы отпускат ьс ним 11-летнего ребенка с инвалидной коляской? Со времен аварии они вместе никуда не ездили. К этому надо привыкнуть, приноровиться. Да тупо научиться складывать транспорт Рона.
Не находя слов я глупо следую за мальчишкой, пока он, оказавшись в своей комнате, не закрывает дверь так, что мне чуть по носу не заехало. Я отдергиваюсь назад и бурлю взглядом преграду. Сердце начинает биться чаще, я завожусь. Умом-то понимаю, что надо сдержаться, перетерпеть. Иначе, если ворвусь и стану кричать, будет только хуже. Но вот эмоции... Меня колбасит от такого отношения. Трудно сдерживать себя.
Я разворачиваюсь на 90 градусов в сторону гостиной, где остался Сантино. Иду к нему.
- Куда вы едете? - мой голос выдает агрессию. Я заняла нападающую позицию и готова всю злобу выплеснуть на бывшего мужа. - Ты видишь как он себя ведет? - взмахнула я рукой на комнату Аарона. - Он со мной даже не пытается вести диалог - не знаю зачем все это говорю, надо ли это выплескивать. Ведь, по сути, Пульсоне все равно что происходит в моей семье, это не его головная боль. Он приезжает, чтобы насладиться общением с мальчишкой, к которому привязался. Но с кем мне еще говорить в этой квартире, если сын не желает ничего объяснять?
- А можно потише?! - кричит Рон издалека, явно услышав мои стенания.
А я опять не знаю что сказать. Да, потише можно. Мне надо остыть.
- Пойдем покурим? - я курю. Не всегда, не часто. Только в такие вот моменты, когда понимаю, что зашла в тупик. Когда все наладиться, то снова брошу. Когда все наладиться?
Я иду к выходу и, порывшись в сумке, что валялась на тумбке вместе с парой связок ключей и духов, достаю пачку сигарет. Выхожу на площадку и не спеша тяну сигарету в рот.

+1

12

У Рона ещё был шанс обломаться, отпрашиваясь у матери - какая-то часть Пульса на этот шанс рассчитывала сейчас; другая уже настраивалась на то, чтобы получить максимум удовольствия от такой вот роли "воскресного папы", который приходит к ребёнку и увозит его на целый день развлекаться, а вечером привозит обратно домой; день мог бы пройти и так, и сяк, Сонни любой бы вариант устроил, в принципе - потому что он, слава Богу, не на госслужбе, под трибунал его за самоволку не отдадут, ну а если уж случится что-нибудь и ему позвонят - ну тогда уж... его планы в обоих случаях тогда полетят, так что расстраиваться и отказываться от чего-то заранее - глупо, а ничего сверхсерьёзного Пульс сегодня не намечал - иначе, скорее всего, и не поехал бы к Рону, действительно. Слушая краем уха общение сына и матери, Пульсоне старался особенно в это не вслушиваться - его это уже не особо касалось теперь - сосредоточенно занимаясь выключением приставки, затем - отправился обратно на диван, повесив солнечные очки на воротник футболки и шляпу вертя в руках, в ожидании того, до чего там Рон и Агата договорятся; наблюдая за тем, как сначала Аарон проезжает через квартиру на кресле, шурша колёсами, затем Тата стучит ногами следом за ним... понимая, что ему не нравится эта негативно-бытовая пьеса, которую он видит - но у него выбора нету, смотреть её или не смотреть. Аарон ведёт себя на своём кресле, словно король на троне, так, будто всё ему позволено - ничего хорошего в этом нет, конечно, но... в целом - в этом кресле ни с одной стороны, ни с другой, ни с третьей ничего хорошего нет. И чёрт его знает, что с этим делать - Пульс не психолог, и разбираться в этой области желания и не испытывает никакого.
- Да так, погуляем просто. - непринуждённо отзывается Сонни, глядя на неё снизу вверх с дивана. Для него, в общем-то, и стрельба, и пиццерия, одинаково укладываются в понятия "погулять", и особого культа ни из того, ни из другого он делать не собирается - из необычного в этих элементах его дня только Аарон. Просто потому, что он может - никто же не удивляется тому, что он пошёл чашку чая выпить или ботинки почистил...
- Вижу... - пожимает Сонни плечами, но в этом слове больше сочувствия, чем помощи; не заметить этого трудно, но и сделать что-то - Пульс не то, что не может, и не то, что не хочет, и не то, что права не имеет - он просто не знает, что сделать или, скорее даже, как именно. Потому что Рон его не послушает, точно так же, как Агату; а при попытке вести себя так, как Агата - и его начнёт кормить тем же отношением. - Со мной он тоже мало чем делится. - они общаются, да; обсуждая футбол, видеоигры, школу там, или в целом - жизнь, но Рон больше говорит об общих фактах, нежели о своих собственных переживаниях и ощущениях. И о его состоянии Пульс тоже опасается говорить - боясь излишне экспрессивных реакциий; только вот нельзя не признать - однажды или у Агаты терпение кончится, или у отца его, или у самого Пульса, а может ещё у кого - и затем этот кто-то на Аарона вывалит всё разом. Что последует затем... тяжело сказать точно, но явно - ничего хорошего.
- Ты собираешься, Рон? Чего закрылся-то там вообще? - отозвался вместо Таты Пульс, обращаясь к закрытой двери; Аарон о своих причинах спрятаться в комнате не говорил, хотя, вроде, на улице и не так жарко, и они не в оперу собрались, чтобы полчаса наряжаться... Не вопрос, конечно - он-то подождёт его. Вроде как, разрешение на всю прогулку, получено... Твёрдых возражений Пульсоне не услышал, во всяком случае - значит, они едут. - Пойдём. - утвердительно кивнул, и не думая возражать, уже поднимаясь с дивана. Значит, поговорить всё-таки придётся. О чём-то таком, о чём Аарону лучше не слышать - хоть он и догадается наверняка, что "покурить" взрослые пошли именно на его счёт.
Оказавшись на лестничной клетке, Сонни прикрывает дверь - не захлопывая, чтобы не закрылась, - и вытаскивает сигареты и зажигалку; одну сигарету закусывает, затем чиркает зажигалкой, поднося пламя к кончику сигареты, которую закусила Агата, следом закуривает и свою, не спеша выпуская в воздух струйку белого дыма, задумчиво глядя на то, как он рассеивается под потолком.
- Что ты хочешь, чтобы я сказал ему? Какую мысль донёс? - вопрошает затем. Сонни не очень комфортно себя чувствует при таких разговорах, не уверенный, что сможет сказать что-то правильно, ему проще сказать всё в лицо и прямо, как есть - и если уж это приведёт к тому, что за словами полетят и кулаки, значит, начать подкреплять свою речь и ударами тоже. Но с Роном такое не получится. Попробовать донести до него определённую мысль он может - что уже пытался сделать сегодня в очередной раз, но в очередной раз - безрезультатно; так что очередная попытка - больших усилий не будет стоить, но и... скорее всего, не принесёт и больших плодов. У них не очень с хитростью, это Декстер может юлить, хитрить, он - картёжник; а они, Агата, Сонни, Аарон - люди упрямые. И втроём жили они всегда в таком мире - мире упрямых людей...

+1

13

Согласие на, так называемую прогулку, я не давала. Но и препятствовать вылазке не могла - это накалит атмосферу еще больше. Мне не в первой занимать такую позицию, потакая желаниям Рона. Раньше его хотения были безобидны, вроде водяного бластера, футбольного мяча или велосипеда. Сейчас же все это больше походит на требования, шантаж. Мой сын стал походить на неуправляемого подростка. В обычных случаях рекомендуется этот сложный возраст переждать. В нашем же случае... Да тоже. Перемолчать, Пересидеть. Пересоглашаться. Хотелось бы верить, что подобные закидоны будут длиться не дольше, чем гормональный период у подростка - пол года-год. Главное для меня это знать, что все станет лучше. Я приложу все усилия, чтобы мой ребенок снова начал ходить. Но я не могу начать ходить за него - тут нужен не только мой порыв.
- Ты собираешься, Рон? Чего закрылся-то там вообще?
- Дай ему остыть - да и сменить домашнюю одежду. Когда ноги тебя не слушаются даже обычное надевание джинс становится испытанием из "Форд Боярд".
Мы выходим на лестничную площадку, прикрывая входную дверь. Пульсоне протягивает зажигалку, я подкуриваю, но дальше не спещу затягиваться. Держу сигарету в зажатых пальцах и ловлю бегающие мысли в голове.
Как ни странно, но сейчас мне не сложно разговаривать с мужчиной. Это потому что остро встали другие отношения. А с Пульсом... С ним все на уровне нулевого меридиана. Ни так, ни сяк. И помощи не попросить, и на хуй не послать.
- Что ты хочешь, чтобы я сказал ему? Какую мысль донёс?
Я мотаю головой. Ничего. Делаю затяжку. И выдыхаю дым вместе со словами:
- Не думаю, что он послушает тебя. Что захочет слушать. Хватит и того, что он злится на меня и Декстера. Хотя бы ты оставайся в круге его доверия. - пожалуй, это разумное решение. Может через Сонни я смогу узнавать что в голове у Рона?
С этой задачей, правда, лучше бы справились психотерапевты. Только вот испанец отказался от их помощи. После аварии лечащий врач, как и всем, кто оказался в такой ситуации, рекомендовал пройти несколько сеансов. Аарон добровольно сходил на три занятия, а потом послал все к чертям. Я поговорила с психологом, который занимался мальчиком, тот дал пару дельных указаний, сказал, что мальчику нужно время на осмысление. Чтож, давайте осмысливать...
- Я хочу познакомить его с тем, кто прошел через то же самое. В Сан-Франциско есть фонд людей, потерявших возможность ходить. - о Сан-Франциско я узнала недавно, пока сидела в своей комнате. Это ближайший город, где решают подобную проблему и вселяют верю в себя.
- Хотелось бы его туда свозить. - раз он отказывается от общения с друзьями, родными, то может захочет разговаривать с совершенно незнакомыми людьми? У кого такая же беда.
Я замолчала, беря паузу на несколько затяжек сигареты.
- Вы же не гулять едете? А куда? В твой клуб? - мысль о стрельбище пришла ко мне пока я говорила эту фразу. Можно сказать, что это просто догадка или интуиция.
- Справишься с ним один? - в плане усадить, помочь выбраться, коляску сложить в конце-концов. Она вообще в багажник влезет?

+1

14

Сонни не мог бы дать дельного совета ещё и потому, что у него самого родителей не было - и свой переходный возраст он переживал в кругу таких же, как он сам, мальчишек, больше, чем в кругу взрослых - а друг другу они если на мозги и действовали, то сами тогда не понимали, как и почему; да и вообще, эти моменты своего собственного Пульс как-то уже благополучно забыл. Беспризорникам не до переходных возрастов - они сами по себе маргиналами являются до того самого момента, пока их не усыновят или не исполнится 18 лет, и тогда - гуляй из детдому куда хочешь. Поэтому Пульсоне не знал, что тут сказать... а Аарон лёгким и послушным ребёнком и раньше никогда не был, ему кресло проще было заметить, нежели то, что вредность возросла.
- Да я просто спросил. - давить не собирался, пусть переодевается, сколько надо. С другой стороны - Рон зато не какая-нибудь беспомощная мямля, которая в таком положении опустила бы руки, и вообще что-либо отказалась бы делать без посторонней помощи; может, он и вредничал - но даже вредничал для того, чтобы добиться своего, а не чтобы добиться чужой помощи или чтобы что-нибудь сделали за него. Тут Сонни мог бы скорее гордиться пацаном. Может быть, в один прекрасный момент ему и надоест всех доводить, может, просто подождать надо немного - пока он не устанет делать из собственного состояния инструмент. В общем, чёрт его знает, что делать - если у Пульса есть где-то запас мудрости, то не по такой теме точно.
- На вас-то он чего злится? - чуть развёл Пульсоне руками. Рон не слушает никого, но как-то общаться с ним надо - а Сонни не может быть уверен, в какую сторону тот или иной разговор зайдёт, да и вообще, хоть жди, хоть действуй - а эта хренотень с мальчиком продолжаться вечно не может. Ни та, что с ним сделал не умеющий водить машину говнюк - ни та, что он делает сам с собой и окружающими. - Ладно... я попытаюсь, конечно. Но это тоже не очень просто. - Аарон сейчас как та классическая бомба из кино, с проводами, которые надо резать; вообще Сонни даже немного странно, что при всей той нетерпимости, которую он проявлял ко всему живому, ко взрослому своему другу он каким-то образом оказался предрасположен. Но ему это нравилось, хоть и... вообще вся эта дружба казалась Пульсоне довольно странной, в целом. И если бы он был кем-то, кто смотрел бы на такие вещи со стороны - пожалуй, ему самому в душу закрались бы разного рода дрянные подозрения...
- Попробуй. Не знаю... - Сонни затянулся, обдумывая, что Агата сказала только что. - По-моему, это либо поможет ему, либо сломает его окончательно. Одно из двух. - увидеть кого-то такого же, как ты, в определённой степени может быть тяжело. Правда вот, Пульс не думает, что Рон "потерял" возможность ходить... насколько ему известно, позвоночник-то у него целый? А если так, то, наверное, шансы всегда должны быть. Правда, он не может этого точно сказать - он не доктор. - Или ты хочешь, чтобы я это сделал? - Сонни, если честно, не очень хотел бы; и не потому, что в Сан-Франциско не хочет мотаться - а потому, что ему, он знает это, находиться среди детей-инвалидов будет тяжело. Аарон - другое дело. Аарон - его друг, а там... там все будут чужими. На чужие проблемы смотреть всегда по-другому больно, и чужие проблемы, вообще-то, своим побоку. Пульсоне не будет чувствовать себя своим там.
И, зная Аарона... возможно, что он тоже. Впрочем, в этом, вероятно и есть главный смысл.
- И погулять тоже съездим. Посмотрим... - уклончиво ответил Пульс, не желая Агате раскрывать, что ещё и к своим друзьям-уголовникам поедет, хватит того, что она и про стрельбище поняла. - Руки-то у него работают, так? Пусть хоть чем-то займётся. Ему это интересно. - в оружии всегда есть что-то фатальное (на то оно и оружие, впрочем), так что, может быть, Рон почувствует себя комфортней, если возьмёт в руки настоящую пушку. Расстреляет мишень, почувствует, как причиняет немного разрушения стрельбой, выплеснет хоть часть той агрессии, что в нём скопилась, и ощутит отдачу пистолета в руки - глядишь, это донесёт ту мысль, что у него агрессии отдача тоже имеется. Пульсоне помогала такая вот "терапия". Только он предпочитал автомат или пулемёт в руки брать; Рон такие вещи, естественно, не удержит. - А я пригляжу за ним. - до сих пор ведь всё в порядке было... ладно, это аргумент так себе, когда речь идёт о чём-то, что может молниеносно убить или серьёзно ранить. - Да должен... - с ним самим - или его характером? Усадить пацана, который не может ходить, в автомобиль, проблема не такая уж большая; не такая уж большая проблема вообще не брать с собой никакого кресла, Рон - не такой уж тяжёлый, и при большом желании здоровый мужик Сонни его может и на руках потаскать, только сам Аарон этого наверняка не оценит, а что по-настоящему сложно будет - это его капризы и крики выслушивать. Кресло же... не глупее других, если оно складывается - значит, как-нибудь они его сложат. Рон, может, и сам подскажет, как тут? - Раньше ведь справлялся. - но если чего вдруг, не дай бог - он позвонит, конечно...

0

15

- На вас-то он чего злится? - не знаю был ли этот вопрос тактом вежливости или Сантино действительно хотел узнать что происходит. Так или иначе, я пожала плечами, потому что ответа у меня не было.
Злиться то он, скорее на себя. Даже не на себя, а на мир. За то, что такое произошло. На меня тоже, пожалуй, от части. Из-за того, что я давлю, настаиваю, прошу его каждый день делать усилия и много говорю на эту тему. Но ведь если мальчика не шевелить, он к этой коляски прирастет! А такого допустить я не могла. Сколько можно себя жалеть? Пора набраться сил, решимости, поставить цель и идти к ней. Как мальчику дать цель в жизни? Ведь, наверное, он еще не отошел от потери - когда хотел стать звездой футбола, думал начать заниматься чем-то новым, уехать в Испанию...
- Ладно... я попытаюсь, конечно. Но это тоже не очень просто.
- Только в погоне за его доверием, не лишись окончательно моего расположения. Я не хочу запрещать тебе видеться с Роном. Но обманывать меня не следует - я говорила ровно, вдумчиво и предупредительно. Это не звучало как наезд, скорее, предостережение.
Странно, что за сегодняшним разговором с Пульсом у меня не возникло желание хотя бы раз на него наехать. Это можно объяснить тем, что стрессов и так хватает каждому. А может просто все остыло? Как сказал кто-то умный в делах любовных: если мужчина и женщина больше не ругаются, значит, делить им уже, действительно, нечего.
Моя сигарета уменьшалась не так быстро, как у итальянца. Я медлила, мяла ее между пальцев, затягивалась не часто. Дым был лишь возможностью попробовать поговорить, прощупать почву. Но почва не твердая и делать по ней шаг, даже для нападения, я не решилась.
- По-моему, это либо поможет ему, либо сломает его окончательно. Одно из двух.
- Я посоветуюсь еще с Кортесом - Декстер в последнее время лучше чувствует сына. А я потеряла нить с Аароном еще в момент разрыва с мужем. Получается, что лишилась всего и сразу.
- Или ты хочешь, чтобы я это сделал?
- Нет, конечно, нет - тут же отреагировала я. У меня и мысли не было поручать такое важное и значимое дело Сантино. Нет, вдалеке от дома с ребенком всегда должны быть его родители. Плюс ко всему странно будет, если посторонний мужчина привезет мальчика на терапию - потом остальным проводи терапию о том кто есть друг другу.
- Я просто думала ты скажешь что-то умное по этому поводу - усмехаюсь. Я рассчитывала, что у Пульсоне мог оказаться друг или знакомый, который косвенно или прямо побывал в подобной ситуации - Сонни окружало много людей, даже при том, что он потерял пятнадцать лет жизни. Я бы даже сказала не так, Сонни знал много историй, советами из которых можно было бы воспользоваться. Но нет, придется быт ьв этом деле Сусанином.
- Руки-то у него работают, так? Пусть хоть чем-то займётся. Ему это интересно. - оружие это интересно, соглашусь. И поэтому не могу винить или быть категоричной к Аарону по этой теме. Единственное, меня заботил его возраст: в 11 лет взять ствол и стрелять... это не дико? Насколько это нормально?
Впрочем, когда подростки приносят в школу дробовики и стирают по несколько душ...
- Ладно. Пусть займется. Ему сейчас вообще ничего не интересно. - согласилась я, ишь бы, как говориться, дитя не плакало - Только следи за ним. Он и тебя сможет обхитрить, если захочет - я подумала о том, а что если Аарон сопрет пушку? Но, дело в том, что в доме они и так имеются. Если поискать, испанец и в квартире сможет достать оружие.
- Раньше ведь справлялся.
- Раньше вообще все было по иному - сиплым голосом подвела я итог разговора, затушив сигарету в жестяной банке, что стояла на одной из ступенек.
Мы вернулись в квартиру, где Тарантино-младший уже ждал решения. Вернее, решение-то он принял, а ожидал того, что придется отстаивать свое желание поехать в "пиццерию". Но из дома они уехали без каких-либо запретов и ограничений с моей стороны. Я проводила взглядом автомобиль мужа, и выдохнула. Пора сделать себе сангрию, да покрепче...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » No one can save us from ourselves