Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » мы же давно на ты


мы же давно на ты

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ИЮНЬ 2018

джейсон и лина
Тонка грань между "мы друзья до гроба" и "кажется, я влюбился/влюбилась в тебя".
Лине исполняется 18 и ухаживания за ней больше не преследуются законом, что радует Джея.

+1

2

вв: только без рюкзака.

Семьсот тридцать дней. Два года. Смерть и похороны сына. Проблемы с женой. Всем этим измерялось время, которое я знал Лину. Никогда она не называла своего полного имени, не рассказывала о себе и не навешивала на меня своих проблем, она просто была рядом, служила для меня тем самым персональным солнцем, которое согревало в своих лучах после долгого рабочего дня. Мы говорили о фильмах, о книгах, воображали себя критиками, и, высказавшись, громко смеялись. Рядом с ней я становился простым и свободным, рядом с Линой я отдыхал. Она никогда не звонила на мой телефон, а я никогда не звонил ей, я не желал втягивать Лину в трясину свой повседневной жизни, и все чаще думал над тем, что родись она на пару лет раньше, узнай я ее тогда, когда еще не женился на Лори, все бы у меня сложилось иначе. К своему великому стыду, я винил супругу в смерти сына, ведь это именно по ее линии бабушка болела раком груди, и именно от нее ни в чем неповинному ребенку достались бракованные гены, и только потом факт наличия онкологии у родственников всплыл. Нет, я бы не отказался от своего предложения руки и сердца, зная, что ее бабка болела, но был бы более внимателен, водил сына чаще не медицинские осмотры и слушал бы врачей, и тогда все бы могло обойтись, ребенок бы жил.

Лина и сама была больна пару лет назад, она обмолвилась об этом однажды, когда мы сидели на кушетке в больнице, я ждал врача, чтобы узнать у него прогнозы, а она ждала окончания процедур, чтобы пойти читать сказки своей группе. Мне нравилась в ней доброта и ее бескорыстие, то, чего нам всем очень не хватает, но особенно сильно этого не хватает мне. Никогда даже рядом с Линой я не стану хорошим парнем, сволота так и будет нет-нет, да и вырываться наружу, и все же рядом с ней мне хотелось меняться, хотелось хотя бы пару часов быть не садистом, вором и убийцей, а обычным человеком со своими проблемами и радостями.
Она слушала меня всегда, слушала и улыбалась, а еще всегда находила нужные слова, которые одновременно служили рецептом ободрения и эликсиром невиданных сил. И с каждым ее словом, с каждым визитом бабочкой в мою жизнь я думал над тем, что в моих силах что-то изменить, а потом отгонял свои мысли как назойливых мух, решая, что и так сойдет. Теперь у нас с Лори подрастает вторая дочь, ее зовут Уилла Беррингтон, и в ее лице я вижу лицо ее покойного брата. Я люблю свою дочь больше всего на свете, а еще, я, кажется, люблю Лину, потому что именно рядом с ней чувствуется то самое избитое, затертое и пресловутое понятие «семья». Не школьная романтика уличных бродяг, не показные подвиги мальчишек с карманами, набитыми деньгами, а спокойствие и умиротворение. Она — тот остов, к которому хочется возвращаться, где бы и с кем я ни был, и чем не занимался.
Я не знаю ее фамилии, не знаю дома, в котором она живет, даже улицы не знаю, но зато точно знаю, что она надежная, спокойная и теплая, что она не подведет, еще знаю, что она хорошо рисует, учится в университете, и у нее потрясающий смех.

Недавно ей исполнилось восемнадцать, точная дата мне была неизвестна, но познакомились мы, когда ей было примерно шестнадцать, а сегодня примерно восемнадцать. С ней одно сплошное  п р и м е р н о, но это меня не пугает. Утром я поцеловал жену в макушку, посмотрел на спящую дочь и, шепнув Лори что-то вроде «я скоро вернусь» вышел на улицу, закуривая очередную сигарету.
Сегодня мы встречались с Линой около кофейни, в которую и мне, и ей, нам вместе, доводилось ходить несколько раз.

— Привет, — она стоит под козырьком и улыбается, на щеках проступают милые ямочки, непослушные густые волосы ветер швыряет на лицо. У меня в руках белый пакет на синих лямках, в нем — красивый желтый шарф, и я вручаю подарок Лине. Она никогда не опаздывает, когда я приезжаю к месту встречи на пять минут раньше назначенного времени, она уже стоит и ждет, и всегда улыбается, улыбка ее неизменный аксессуар, ее не стирает ни проливной дождь, ни плохие оценки. Она далеко не модель, но мне кажется очень красивой, и глаза у нее потрясающие, я никогда не видел таких притягательных зеленых глаз, окаймленных густыми темными ресницами.

— Куда пойдем? Сначала в кафе, а потом? — Мой дом в пригороде, и супруга редко выбирается оттуда, и уж тем более не донимает меня шпионскими играми, и мы с Линой исходили и изъездили за два года уже почти каждый уголок Сакраменто. Бывали в театрах, музеях и на премьерах кино, однажды даже посетили футбольный матч моего старшего приемного сына Гарри, я сказал, что Лина — дочь моего коллеги, и Гарри ничего не заподозрил.
Нам было хорошо вдвоем, но теперь, когда она стала совершеннолетней, а мой брак трещал по швам, я все чаще задумывался над тем, что надо что-то менять. Менять дом, женщину, официальную работу. В то же время, Лина не знала, какое я чудовище, многие женщины знали, но она — нет, а это в какой-то мере обман. Не стоит нам сближаться, но с другой стороны, может быть, именно такая мне и нужна.

Мы сходим в светлое кофе, которое в столь ранний час пустует, и занимаем свободный столик у окна. Услужливый и доброжелательный официант подает нам меню, я сразу заказываю себе стакан воды, потому что с утра не ем, и отдаю цветную книжечку Лине. Отчего-то волнуюсь, словно это не рядовая встреча друзей, а свидание.
— Всегда хотел спросить, а на кого ты учишься? — Если ответит, значит, ей уже точно есть восемнадцать и тюрьма мне в любом случае не грозит.

Отредактировано Jason Berrington (2016-07-17 12:36:16)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » мы же давно на ты