Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » большой-большой секрет.


большой-большой секрет.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ДОМ ЭЛЬ | ЯНВАРЬ 2016 | ДЕНЬ

Rene & Elle
Большой секрет для маленькой, для маленькой такой компании, для маленькой такой компании большой большой секрет [история о том, как старшая сестра узнает, что Эль уже третий год скрывает от семьи свою приемную дочь].

0

2

Ренни давно уже следовало сменить обстановку. Это она, собственно, и планировала сделать, принимая предложение сестры, погостить у нее пару дней, прежде чем найдет себе жилье в столице солнечного штата. Ведь в том, что этот город не придется ей по нраву, Орлин сомневалась. Тихий и спокойный городок, откуда рукой подать к западному побережью, если вид на реку осточертеет – разве это не то, что доктор прописал? К тому же, обилие солнечных лучей должно, несомненно, благоприятно влиять на ее настроение. Все-таки в последнее время у молодой женщины оно было не самым лучшим. И не последнюю роль в этом сыграла, конечно же, отставка с прежнего места работы, ведь работу свою Рене любила. Именно она была этаким спасательным кругом, за который цеплялась целеустремленная женщина каждый раз, когда в личной жизни ее ожидали неприятности, разрешившиеся, пожалуй, именно так, как и должно было – разводом.
Бумаги были подписаны еще летом, но семья узнала обо всем только на Рождество, в качестве этакой неприятности, приключившейся с одной из дочерей успешного и благоприятного семейства. С тех пор женщина и не виделась со своим теперь уже бывшим мужем, как и не жалела о своем выборе. Скорее, она жалела, что не подала бумаги на развод раньше. Кто знает, как сложилась бы тогда ее жизнь? Быть может, она так сильно не побивалась по нагретому местечку в министерстве финансов? В прочем, как и не торопилась бы наверстать упущенное время, которого у каждой женщины в обрез. Женские часики тикают, не останавливаясь. Однако задумываются об этом обычно только тогда, когда времени, собственно, почти и не осталось.
И это был случай Рене.
Самолет компании Дельта Эирлайнс приземлился в аэропорту Сакраменто на удивление вовремя и без задержек. Ровно тринадцать сорок три показывали часы на борту самолета, в котором и прибыла мисс Орлин. Женщина не брала с собой в поездку много вещей, решив, что новую жизнь следует начинать полностью с нуля – новая машина, новый дом и, конечно же, новая одежда, о которой мечтает каждая женщина. И Рене не была исключением из этого глупого правила о том, что все женщины – жуткие модницы и тряпочницы. Превосходная Нина Симон как раз заканчивала допевать в наушниках женщины свою знаменитую песню о любви*, когда Рене вытянула наушники из ушей, спешно выключив плеер, который и сунула себе в карман, куртки. Вместо него в руках Орлин появился мобильный телефон, который она выключила на время перелета согласно всем положенным инструкциям. Включив свой умный девайс, Рене обождала несколько минут, пока он придет в себя и просканирует все файлы, прежде чем зашла в адресную книгу. Листая ее в поисках номера Эль, Рене наткнулась на номер телефона своего нового … знакомого? В прочем, их с Максом  отношения трудно было свести до простых знакомых. За то время, которое они провели вместе в Лондоне, Бостоне и Вашингтоне они успели не только слишком сильно сблизиться, но и узнать друг друга, ведь помимо всего юрист из «Гриндекса» оказался на диво болтливым.
Максимилиан Маршалл – именно так записал свой номер в ее телефонную книгу Макс, пока он гостил у нее в Вашингтоне. Или же, мужчина сделал это многим ранее? Еще в Лондоне? Наверняка сказать было нельзя – Рене была слишком рассеянной, позволив себе погрузиться во внезапный роман с головой, позабыв обо всем на свете.
Воспоминания о Максимилиане были все еще свежими и настолько яркими, что Рене едва не поддалась соблазну позвонить мужчине, как и обещала ему, прежде чем они простились в аэропорту Вашингтона. Путь Макса тогда лежал в Сан-Франциско, тогда как самой Орлин предстояло еще уладить кое-какие дела в столице, прежде чем отправиться в Калифорнию. Но, вместо этого, она решительно листает список контактов, прежде чем не найдет в нем нужное имя – Эль Орлин. С сестрой они виделись на Рождество, прекрасно проведя время, поэтому что-то подсказывало женщине, что именно таким и будет время в Сакраменто, где она обязательно запишется на прием к хорошему доктору и экстракорпоральное оплодотворение, о котором уже успела много перечитать литературы – еще до того, как познакомилась с мужчиной в аэропорту Хитроу. Все-таки после ее знакомства с Максом, у Рене было не так уж и много времени на чтение полезной вспомогательной литературы.
Тихо вздохнув и поправив сумочку на плече, женщина поднесла к уху телефон. Она прослушала несколько гудков, прежде чем по ту сторону трубки услышала ответ сестры.
- Привет, сестренка, - обратилась Рене к Эль. – Я в аэропорту Сакраменто. Не напомнишь мне адрес? Поймаю сейчас такси и приеду к тебе, - не желая тратить времени зря, женщина сразу же решила приступить к главной цели звонка. О том, как она соскучилась по сестре, она обязательно скажет, когда обнимет ее.

*Nina Simone – To Love Somebody
внешний вид

+2

3

Ей, веселой и подвижной, обычно ждущей поездку в Лондон с унылой тоской, в этот раз понравилось, серьезно понравилось. Эль не заставили выворачивать свою душу и разрезать личную жизнь на маленькие порции, чтобы на десертной тарелке поднести под нос родителям; они бы морщили носы, рассматривая «блюдо» и занимались своим любимым делом — критикой и советами, сетуя на то, что не хватает того и этого, а вот с тем, наоборот, перебор. В предыдущие годы Офелия покидала Лондон расстроенной собственными неудачами, но в этот раз в знатной семье нашлась другая неудачница, и нет, конечно, Эль не радовалась падениям Рене, но с облегчением вздохнула, когда старшая сестра перетянула на себя внимание. Несмотря на все те беды, которые приключились с ней в минувшем году, они позабавились в клубе, распивая вино и глядя на мужские шоколадные задницы. В ту ночь Орлин было по-настоящему хорошо и удобно в кругу членов своей семьи, пусть и не всех.
Когда два билета (туда и обратно, соответственно) только-только очутились в зажатых пальцах, она предвкушала пару недель, наполненных враньем и отговорками, но все вышло совсем иначе, и теперь, как итог этой поездки, она пригласила Рене пожить в своем калифорнийском доме, осмотреть столицу золотого штата, и, быть может, старшая Орлин решить остаться, начать все с чистого листа, а главное, всегда будет под боком в качестве надежного друга и советчика.
Проблема была всего одна, и звали ее Анной, приемной дочерью Офелии, которую девушка предпочитала скрывать до… она не знала, до каких пор. Сначала было страшно признаться родителям в том, что она дерзнула, не советуясь с ними, взять ребенка, затем наступило клятвенное «в следующий раз» и каждый следующий превращался в другой, следующий за предыдущим. Эль уже и сама не помнит точное число подходящих ситуаций, в которых она могла бы все рассказать если не матери и отцу, то хотя бы братьям и сестре, но снова и снова в горле застревал тугой комок, стоило ей только подумать о признании в лжи, затянувшейся на три года.

Эль стояла у зеркала и наносила на губы тонкий слой вишневого гигиенического блеска. Минимум косметики: только несколько штрихов черной тушью и румяна, облегающие джинсы с заниженной талией и светлая рубашка — ее повседневной вид, иногда еще современные модные очки, но сегодня девушка решила надеть линзы. Выходной, тот день, когда Эль может себе позволить уклониться от расписания и найти время на личные интересы, и речь тут идет вовсе не о строгой работе и начальнике-тиране (ведь она и сама начальник), а о расписании, которое она сама установила для себя много лет назад.
06:55 — подъем, и неважно, будний это день, или субботне-воскресный.
07.00 — поход в ванную комнату, где ей предстояло провести зубной щеткой по поверхности зуб ровно тридцать раз, тридцать по верхнему ряду и тридцать по нижнему, и это было далеко не все, что можно узнать от Эль о ее ритуале чистки зубов. Затем душ, на который отводится ровно пятнадцать минут и не больше, за которые предписано совершать одни и те же действия вне зависимости от года, сезона, месяца и погоды за окном.
07.25 — надо одеться, и не стоит недооценивать систему Орлин, по которой она выбирала одежду. Все грязные вещи на кануне, а именно вечером пятницы, отправлялись в корзину для белья, в субботу их беспощадно терзала стиральная машина. Белые отдельно, черные отдельно, красные отдельно, цветные тоже отдельно, притом вещам в полосочку не позволялось стираться в одном рейсе с вещами в клетку, но не будем вдаваться в подробности. После стирки вещи сушились по группам, гладились и развешивались в строгом порядке. Семь рубашек или блузок и семь джинсовых брюк, из которых в порядке очередности формировалась одежда на день. Сегодня в шкафу висело всего две рубашки, одна на субботу, которую Эль уже надела, и вторая на воскресенье.
Дальше мы не будем вдаваться в подробности распорядка дня нашей героини, только уточним, что стоя у зеркала, она переживала о том, что старшая сестра не сможет вспомнить о том, какого это — жить вместе, ведь они разъехались, когда Офелия была еще ребенком.
Кинув последний взгляд на свое отражение, она прихватила объемную мешковатую коричневую сумку, в которую умещается все на свете, и отправилась на парковку, где ее ждал недавно купленный «Grand Cherokee», вообще-то они договорились, что по прилету Рене позвонит, но Эль захотела сделать сестре сюрприз и встретить ее сама, потому незамедлительно отправилась в аэропорт Сакраменто.

Приехала она достаточно быстро, благо, никаких пробок и аварий на дорогах, и уже в половину первого сидела в зале ожидания, попивая колу из большого пластового стакана с трубкой и поглядывая на часы. День — понятие растяжимое, и Эль уже намеревалась просидеть часов до четырех, как сотовый завибрировал, сообщая о том, что Рене уже приземлилась. Орлин не знала, из какого города прилетит ее сестра, но полагала, что скорее всего это был рейс Вашингтон-Сакраменто, да и айфон загудел как раз после того, как на табло появилась информация о его успешной посадке.
— Привет, — она улыбалась, вслушиваясь в плавный, но отнюдь не тихий голос Рене, вставая и забирая с кресла сумку. — Постой-постой, — стук каблуков сигнализировал о том, что Рене куда-то целенаправленно идет, скорее всего, на выход, и девушка бросилась туда же, выискивая в пестрой толпе знакомых силуэт. Беда была в том, что со спины старшая почти не отличалась от многих других американских женщин: каштановые волосы до лопаток, обычные вещи, купленные в бутиках всего мира, никаких экзотических шляп с перьями и ярких плащей. Вздохнув, Эль предприняла еще одну попытку остановить Рене.
— Я хотела тебя сама встретить, и я уже тут, в аэропорту, замри и не двигайся. Где ты? Я сама тебя найду.
Рене сообщает, где стоит, и Офелия, специализация которой — география в информационных технологиях, без труда находит сестру, потому что топографическим кретинизмом не страдает и на местности не теряется. В стакане еще булькает кола, но девушка его выбрасывает и появляется за спиной Рене, закрывая ей глаза ладонями.
— А вот и я, не ожидала? — Они, наверное, всегда будут смотреться забавно — высокая и строгая, и миниатюрная и улыбчивая, с каждым годом они все меньше походили на родных сестер.
— Я тут машину новую купила, хочу тебя на ней покатать. Все думала, зачем она мне, а потом решила, что никуда не хочу уезжать из Калифорнии, вот сейчас собираюсь выкупить свой дом. — Привет типичная Эль и ее сто пятьдесят слов в минуту.
Дочь осталась с няней, та ее забрала на прогулку в десять утра, и по подсчетам Офелии, вернуться они должны были часа в два, то есть уже сейчас. Детское кресло на заднем сиденье машины выдавало маленький секрет Орлин, но она решила не водить сестру за нос и не убирать его, ведь все тайное рано или поздно становится явным, вопрос лишь в том, как сестра отнесется к этой новости и к тому, что Эль так долго обманывала семью? Это вопрос доверия, и не каждый может простить такое весомое умалчивание.
Она открыла дверь перед Рене, приглашая ее в салон и закидывая свою сумку за свободное сиденье сзади, а сама обошла джип и заняла водительское место.
— Как долетела, хорошо? Вас накормили? И рейс не задержали?
Они стремительно мчались по улицам Сакраменто, и ветер, просовывая свои щупальца в открытые окна, трепал девушек по лицу.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » большой-большой секрет.