Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Next Door Destination


Next Door Destination

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ЦЕЛЬ НАЗНАЧЕНИЯ: СОСЕДСКАЯ ДВЕРЬ

angelina aldrin&tom sowa
http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_o6m7sk9Fe41v03yllo7_400.1467920593.gif  http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_o2evc50hr51r3f0i7o1_250.1467920614.gif
http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_n4zdjqL7441tz73b6o3_250.1467920629.gif  http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_lisut5UxrZ1qcnhhzo1_500.1467920640.gif

Любопытный сосед — лучший друг полицейского. (ц)

Если в задачке присутствует чрезмерно альтруистичный шестнадцатилетний подросток (одна штука), тяжелые коробки (четыре штуки), двадцатисемилетний новый сосед, выглядящий очень дружелюбным (одна штука, не считая кудрей) и плачущий годовалый ребёнок (одна, слава богу, штука) — то решение этой задачки не заставит себя ждать.
Добро пожаловать!

СЕВЕРНЫЙ САКРАМЕНТО | 26 ИЮНЯ | С ДВУХ ЧАСОВ ДНЯ

Отредактировано Tom Sowa (2016-07-07 22:57:47)

+3

2

Лето. Что может быть прекраснее этого времени года? Даже само слово звучит так мягко, так тепло, что хочется протянуть руку и потрогать, ощутив приятную плюшевость, как будто трогаешь игрушечного медвежонка или щенка самоеда. В Сакраменто лето прекрасно, особенно в сравнении с другими сезонами. Я не люблю холод, не люблю дожди, которые так часто идут здесь зимой. Именно по этой причине, как только наступает лето, или даже май, я безумно радуюсь и хочу продлить теплые дни, наполненные радостью, прогулками и свежим ветром в лицо. Подогретые солнцем появляются на лице веснушки хаотичной россыпью, кожа приобретает цвет подрумянившегося в духовке пирога, а волосы, подгорая на солнце, становятся еще более светлыми. Мне не разрешено загорать до цвета шоколада в виду не так давно пережитой болезни, но принимать солнечные ванные тридцать минут в день можно. Да и как тут устоишь, когда солнышко так и манит выйти на улицу почти в неглиже, чтобы искупать тебя в своих лучах? В общем, какие аргументы еще нужны, чтобы доказать, что лето – это прекрасно?
Но подождите, у меня в запасе еще один аргумент. Летом не нужно ходить в школу. Не то, чтобы я не любила школу, вовсе нет. Просто когда нет занятий, можно больше времени потратить на свои увлечения, можно бесцельно слоняться по улицам, не забивая голову постоянно мыслями о том, что завтра рано вставать, а нужно еще успеть подготовиться к контрольной работе. Очередной учебный год закончен на отлично. Нет, я не ботаник и не заучка, но если есть возможность учиться хорошо, то, как говорится, почему бы и да? Мама шутит, что в моих оценочных табелях никакого разнообразия и «ну хоть бы раз троечку принесла». Я знаю, что будь я хоть заядлой троешницей, родители бы закрыли глаза на это. Они бы даже смирились, если бы я внезапно решила бросить школу и стать отшельницей. Стать отшельницей, кстати, совсем не плохая идея, просто в моей жизни есть куда более важные цели, которых еще предстоит достигнуть. А вот потом уже можно и в отшельницы. (шутеечка) В общем, суть в том, что родители готовы прощать своей дочери любые выходки. Наверное, начни я злоупотреблять алкоголем, водить в дом мужиков или даже, прости Господи, женщин, они бы все равно старались не придавать этому значения. Вот они – преимущества, которые получает больной после победы над раком. Вот только смысл травить свой организм какими-то веществами, если совсем недавно ты боролся с тем, что итак отравляло твой организм изнутри? Но не будем разглагольствовать, просто моим родителям повезло (да-да, я всегда была такой скромной) и им досталась дочь с мозгами. Дочь, которая после выздоровления не пустилась во все тяжкие, а решила с умом использовать новый шанс на жизнь. Мне точно шестнадцать, а не тридцать пять?
Нет, все-таки мне шестнадцать и у меня, как у всех подростков, летние каникулы. Мне шестнадцать и сегодня я, как обычно, пошла принимать свою порцию солнечных лучей. Собрала базовый набор «школьник на летней прогулке», включающий солнцезащитные очки, крем от загара, пару долларов, плеер и телефон. Написала друзьям сообщение о том, что в ближайшие полчаса я появлюсь в том-то месте и может быть давайте встретимся. Получила положительный ответ и отправилась навстречу солнцу.
Мне шестнадцать, и впереди еще куча времени для новых открытий и новых знакомств. К слову, о новых знакомствах: возвращаясь домой, я невольно становлюсь свидетелем очень забавной и милой картины – молодой (относительно)  человек с малышом в одной руке и сумкой в другой пытается открыть дверь в подъезд. На моем лице появляется широкая улыбка, ну очень меня умиляют молодые неопытные отцы. Направляюсь к нему и отмечаю, что вижу этого человека здесь впервые. Значит, либо у кого-то из соседей новые знакомые, либо у нас новые соседи. И судя по огромной сумке на плече этого мужчины, едва ли он пришел к кому-то в гости. Но не будем гадать, у меня есть прекрасная возможность узнать все из первых рук. – Привет. – Маячу руками перед молодым человеком, чтоб он меня заметил. – Привет, я Анджелина, я живу в этом доме. А вы новый житель? – Вопросительно смотрю на нового (наверное) соседа, ожидая его реакции. – Смотрю, вам нужна помощь, давайте я открою дверь. – Достаю из сумочки ключи и открываю подъезд. Придерживая дверь и все еще с улыбкой на лице, обращаюсь к мужчине. – Проходите, пожалуйста. Добро пожаловать в нашу обитель. Когда мужчина заходит в подъезд, моя ладонь соприкасается со лбом и я тихо вздыхаю. - Боже, Анджелина, что ты несешь? Держи себя в руках, Олдрин. Закрываю подъездную дверь и бегу к лифту.

Отредактировано Angelina Aldrin (2016-07-08 13:10:12)

+3

3

Сакраменто ударил жарой и сухим климатом; Том глубоко втянул воздух в лёгкие, вылезая из машины. Прожаренная желтая пыль, духота Западного побережья и... детская присыпка.
Ладно, давайте начнём с того, что переезд в Сакраменто был
самым необычным переездом за всю не через чур длинную, но насыщенную томашевскую жизнь.

Том чихнул.

Потом чихнул ещё раз, прикрываясь тыльной стороной ладони, и мрачно уставился на Терри, улыбающегося ему из своего детского кресла своим беззубым ртом так, словно уже наступило Рождество. Сова никогда не замечал, как растут дети (во-первых, у него никогда не было детей, во-вторых, класть он на них хотел), но вот голова пацана за месяц прилично обросла темным легким пухом. Исключая ебнутое имечко (Антерос, нет, люди добрые, вы это слышали), пока что ничего не выдавало в нём грека — если греческое имя и то, что Оакхарт вернулась из Греции, когда привезла подарочек, значило, что отец у него действительно грек. Нет, ну а вдруг — залётный Сэм из Луизианы, греческий турист, а имя, это так, блажь сумасшедшей бабы...
Том скривился. Думать об Оакхарт он не любил — сразу чесались руки что-нибудь сломать.
— Агрвввфм, — многозначительно сказал оакхартов сын (если она его откуда-нибудь не украла, конечно). Том подбоченился, уставляясь на малого сверху вниз:
— Вот и я о ней того же мнения, приятель, давай по-братски, — он протянул ему кулак. Вместо того, что бы, как приличный человек, ударить по нему своим, Терри попытался поймать его своей крохотной ладонью: малюсенькие пальцы с мягкими ногтями царапнули по костяшкам. Том закатил глаза, стряхивая руку. — ...Ну и имей с вами, Оакхартами, дело после этого. Пошли, — он наклонился, расцепляя сначала ремень на кресле (эти механизмы придумывали для леприконов, какой человек с нормального размера пальцами сможет это вообще открыть; но Том навострился), а потом и общий ремень безопасности. Терри счастливо заугукал, слюнявя себе воротник, а заодно и томашевскую футболку, когда его подхватили под задницу и подняли на руки.
Если за месяц можно было привыкнуть — то иногда Том почти привыкал. А потом его прошибало осознание: какого чёрта он делает, какого чёрта у него делает ребёнок, и тогда его начинала бесить каждая мелочь: специально купленное детское кресло, упаковка памперсов в багажнике, различия между бутылками для холодного и для горячего, воспаленные диатезные пятна у малого на щеках: Сова не имел к этому миру никакого отношения, и иметь, блять, не хотел; но жизнь редко когда спрашивала чего он там вообще хотел, предпочитая устраивать ему сюрпризы.
Терри Оакхарт (или как его там, мать твою, зовут) в качестве сюрприза Тома не устраивал абсолютно.
— Мнннфр, — прособолезновал ему тот, обсасывая воротник совинской рубашки.
Том — ну, Том проскрипел зубами и ничего не сказал.

*

Не было какой-то причины, почему это была Калифорния. Штат океана, мёртвых иссушенных гор, апельсиновых рощ, Голливуда и технического прогресса — Сова просто гнал машину по стелющемуся шоссе, перебирая в уме свои осечки, в конечном итоге и заставившие его сорваться с места. По всему выходило так, что в основном косячил дубина Норти: этот парень был жаден больше, чем весь еврейский народ вместе взятый. Не глуп (с тупыми Том не работал), но совершенно без тормозов. Надо было это учесть. Надо было лучше его контролировать и повнимательнее следить.
В следующий раз так и будет.

Первоначальной целью был Сан-Хосе, но, когда он сворачивал с тридцатого шоссе, по радио внезапно заиграла эта идиотская песня — то ли гангста дре, то ли ещё кто — и Том чётко поймал себя на мысли: почему бы и нет?
Почему бы и нет — залог любого отвратительного решения, но какая, к чёрту, разница. Вон оно, твоё отвратительно решение, посапывает на заднем сидении.

Сан-Хосе или Сакраменто — никакой ебучей разницы. Ни единой.

*

Огромные многоквартирные стрелки высоток находились ближе к центру, а в центре Том жить никогда не любил, так что парковка, на которой он остановился и с которой сейчас шёл с малым на руках, находилась в аккуратном жилом районе: недостаточно тихо, чтобы выделяться, недостаточно шумно, чтобы попасться случайно. Четырёхэтажный таунхаус, зелёный газон, деревья, несколько магазинов с другой стороны улицы — то, что нужно, как по рецепту. Старушка Бэйрд выдала ему ключи прямо в гостиной дома престарелых, куда он заехал около часа назад; судя по профилю в фэйсбуке, довольно активная дамочка, но как она с такой доверчивостью дотянула до шестидесяти девяти — вопрос из рубрики "Сквозь тайны вселенной с Морганом Фрименом". Обычно всё и без того проходило гладко, но, видимо, наличие ребёнка лишало окружающих всех вопросов до единого: разве может обманывать человек с годовалым малышом на руках? Ути-пути. Тьфу ты. Но, спорить Том бы не стал: учитывая, что он и так никогда не выглядел подозрительным, наличие Терри возводило его гипотетическую подозрительность в минус абсолют.

Брать все вещи из машины он сразу не стал, только забросил спортивную сумку на другое плечо, и пошёл по асфальтированной дорожке к дому, стараясь не дать пацану выдрать себе все волосы. Голос он услышал, когда уже нашёл подъезд, и пытался разобраться в той огромной, как Титаник, связке ключей, которую ему выдала эта престарелая — всем вам благ, тётенька — старушка.
— Привет! — раздаётся из-за спины, и Том оборачивается, пытаясь удержать Терри от падения с локтя. — Привет, я Анджелина, я живу в этом доме. А вы новый житель?
Вот так общительные девочки-подростки и пускают в свои дома насильников да бандитов, чтоб вы знали. Она заранее даёт тебе ответ, которым грех не воспользоваться — и Сова не знает ни одного преступника (а он уж их повидал), который бы упустил такой шанс, при условии, что ему это, конечно, надо.
Тому надо одно — занести свои сумки, сварить себе кофе и усесться на диван (если фотография на сайте не врёт, и он там действительно имеется), вытянув ноги.
Так что у него нет особого выбора, кроме как ответить:
— Я... Ох, прости, — Терри, заметив нового друга (этот парень никогда не слышал ни о "не улыбайся незнакомым людям", ни о личном пространстве), пытается дружески выдернуть и ей волосы тоже, так что Сове приходится резво остановить этот искренний душевный порыв, перехватывая ладонью его кулачки размером даром что не с наперсток. — Да, я вот... Въехать пытаюсь. Это ведь 1311 Аш? — он рассеянно вертит головой, хотя сто раз перепроверил, что это именно тот дом. — Хозяйка выдала мне ключи, но они не подхо... О, спасибо, — улыбается, одновременно подтягивая ремень сумки и шагая внутрь, пока новообретенная соседка придерживает ему дверь.
На вскидку девчушке лет шестнадцать, и выглядит она как образцовый сосед-подросток: кеды, мимика, открытое и приветливое лицо, то ли загорелое, то ли слегка смуглое — с жителями южных штатов никогда не поймёшь. Том, белый как лист А4 от природы, до восемнадцати лет ходил темно-золотистый, с дурацкими веснушками — пока не уехал из Нью-Мексико севернее, где почти двадцатилетний загар сошёл за пару месяцев.
Том бросает на неё улыбчивый взгляд — улыбаться глазами одно из главных его правил, так что это практически машинально — и извиняющеся косится на малого, когда тот пытается привлечь к себе внимание товарища по социальной значимости, издавая требовательные звуки и тянясь к ней ручками, пока они ждут лифт.
Он не представляется, словно создавая вид, что забыл — маленький обманный манёвр, заставляющий случайного собеседника или забыть спросить твоё имя, или не решиться. Никто ведь не будет повторять "Я Анджелина, кхем-кхем", чтобы подтолкнуть рассеянного отца-одиночку к соблюдению этикета? То-то же.
А спросят — так спросят, не то что бы Том не подготовился.
— Тебе какой этаж? — дружелюбно спрашивает, перекидывая Терри в ту же руку, на которой висела сумка. Тут, конечно, всего четыре этажа, и судя по тому, что у Тома в адресе значились "апартаменты #3" — ему на третий.

Отредактировано Tom Sowa (2016-07-13 00:09:38)

+2

4

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Next Door Destination