Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » отрицание, депрессия, принятие


отрицание, депрессия, принятие

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ресторан на окраине Сакраменто | 21 мая 2016 г. | 10:00 PM

Riccarda Castaldi, Philipp Castaldi
http://images6.fanpop.com/image/photos/38000000/Ariana-Grande-ariana-grande-38030153-245-140.gif http://65.media.tumblr.com/6d043a23c79c852a740d960237954c74/tumblr_inline_o8tp9sAcag1scq4k2_500.gif

Филипп приезжает к Риккарде во время ее работы, чтобы сообщить печальную весть о смерти отца.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-07-08 13:27:11)

0

2

Рикки старается сделать каждый свой номер незабываемым, таким, чтобы люди не только запомнили его, но и захотели вернуться. Она вкладывает всю себя, всё своё свободное время, чтобы сделать номер не то, чтобы потрясающим, идеальным. Рикки перфекционистка, пускай и проявляется это не так уж и часто и только в том, что по душе девушке, то, что ей действительно нравится. Рикки не тот человек, кто будет смотреть на потраченное время, главное для неё — результат.
Каждый раз, перед тем как выйти на сцену, Риккарда всё ещё испытывает волнение, она, как и в первый раз, боится, что ошибётся, сфальшивит, забудет слова или движения. Но больше всего девушка боится не выложиться на все сто. Рикки даже в зале редко когда ленится, делая все движения в полную силу, пускай из-за этого становится сложнее репетировать песни. Люди, с которыми девушка работает, порой, смотрят на неё, как на сумасшедшую, а Рикки просто привыкла отдаваться любимому делу полностью. К тому же, ей совершенно не хочется, чтобы брат был недоволен её работой.
Её танцы не самые сложные, Рикки всё-таки прекрасно понимает, что петь и танцевать достаточно сложно, будь она с кем-либо в дуэте или и вовсе в группе, можно было бы устраивать полноценные танцевальные номера, но исполняя песни одна, девушка просто не успевает перевести дыхание. Именно потому Рикки перед выходом на сцену приходится бороться не только со страхом, но ещё и с собственным смущением, открытые наряды, яркий макияж, всё это смущает девушку, заставляя нервничать ещё сильнее.
Этот вечер не отличается ничем от предыдущих. Она всё так же чувствует, как руки подрагивают, а сердце колотится как ненормальное, пока стоит возле выхода на импровизированную сцену одного из ресторанов, где ей нужно было выступить. Помещение забито и у девушки от нервов ладошки потеют, а в горле сохнет так, что девушка боится, что петь просто не сможет.
“Всё будет хорошо”, — повторяет из раза в раз Рикки. Она прикрывает глаза, сжимает в ладонях микрофон сильнее и поправляет наушник, прежде чем выйти на сцену.
Она как и всегда выкладывается на полную. На сцене смущение отходит на задний план и Рикки меняется, становится уверенной в себе, сексуальной, она уже не боится взять высокие ноты, не боится, что голос её подведёт или она забудет слова. Девушка всё делает на автомате, не задумываясь, она просто наслаждается выступлением.
После нескольких песен, Рикки кланяется и под аплодисменты уходит за «сцену», точнее просто скрывается за дверью с табличкой «вход только для служащих». Только там она облегчённо выдыхает и счастливо улыбается. Ей хочется поскорее попасть домой и рассказать отцу, тот всё ещё против работы девушки у Филиппа и подобными историями Рикки пытается не только раздобрить родителя, но и уговорить его на то, чтобы он не был против дальнейших попыток девушки в попытке стать профессиональной певицей, а не просто певичкой из агентства. Пускай Рикки и нравится работать с братом.
— Мисс Кастальди, ваш брат ждёт вас в раздевалке, — произносит один из служащих ресторана и девушка хмурится, пытаясь понять, что могло потребоваться Филиппу. Тот редко когда проверял, как работает девушка, доверяя родной сестре.
— Спасибо, — улыбнувшись, произносит девушка и поспешно уходит в помещение для переодевания персонала. Кроме любопытства Рикки чувствует что-то ещё, что-то близкое с тем ощущением, когда чувствуешь, что случилось что-то плохое. И ей очень хочется надеяться, что собственное ощущение неверное, ошибочное.
— Филипп? — девушка заходит в помещение и несмело улыбается брату, подходя к нему. — Я рада тебя видеть, но, что ты здесь делаешь? — интересуется Рикки, решая, что стоит сразу же узнать причину приезда старшего брата.

+1

3

Издавна было принято отрубать голову гонцу с плохой вестью. Оно и правильно - кто захочет услышать ужасную новость, ожидая неделями известий? Чтобы доскакать на коне, например, с одного королевства в другое, требуется время. Может быть, сейчас эта традиция канула в прошлое, потому что появились телефонная связь и Интернет, так что мы стали слышать плохие новости очень часто? Никаких журналистов не хватит на все то дерьмо, что происходит в мире.
Сегодня гонцом с плохой вестью был сам Филипп, и он так не хотел сообщать о случившемся родной сестренке, что был бы рад, если бы ему сразу после этого отрубили голову. Да и на душе у него самого было грустно и пусто - мертв отец, которого он знал тридцать пять лет, и жизнь без которого станет такой странной. Филипп любил отца и уважал, пусть ему и не хотелось бесконечно плакать, когда ему самому позвонила гувернантка - не мачеха Кэролайн, а гувернантка! - и сообщила это. Роза работала у них не один год, но кто она такая, чтобы Филипп именно от нее узнал о смерти отца? Ведь мертвым его обнаружила жена Кэролайн.
Но приехав домой, Филипп мачеху так и не увидел - она заперлась у себя в комнате, сказавшись больной. По всему дому были полицейские, что было так непривычно в их старом родном большом доме. Как будто в нем сделали ремонт, и все разом изменилось. Кастальди не верил приступу Кэролайн - он знал, какой сильной всегда была мачеха. И в то же время Филипп боялся того, что мачеха может сказать полиции. И она, и наверняка гувернантка Роза знали об их сегодняшней ссоре с отцом. И Филипп знал, только он ее плохо помнил. Только что им снова завладели эти самые голоса, иногда не дававшие ему покоя. Но он не мог из-за них убить отца - как страшно вообще об этом думать. Полиция снимала отпечатки с пистолета, из которого был застрелен отец. и Филипп втайне боялся, что они могут найти, хотя с другой стороны был уверен себе. Его отпечатки уже были у полиции, отпечатки мачехи, брата и гувернантки тоже. Маленькую Рикки полиция пощадила - все отлично знали, что в это время ее видел каждый в этом самом ресторане, куда приехал Кастальди. Для проформы ее отпечатки также нужно было снять, но Филипп сумел дать полиции достаточно денег, чтобы отсрочить этот момент до завтра. Филипп не хотел, чтобы Рикки узнал о смерти отца из звонка бесстрастного полицейского, поэтому приехал сам, чтобы подготовить ее.
Филиппу, слава Богу - позволительно же так сказать в этой ситуации? - не приходилось до этого сталкиваться с подобным, и такой опыт был для него в новинку. Кастальди, теперь уже старший, ждал сестру в раздевалке, и секунды до ее прихода тянулись мучительно долго. Конечно, по требованию владельца агентства ее сразу должны были вызвать в раздевалку, и все знали, что она его сестра. так что понимали, что такая срочность может быть не только по рабочему вопросу. Филиппа сейчас, конечно же, не заботили рискующие подняться пересуды о причине прибытия Кастальди прямо на место проведения мероприятия. Он очень редко сам внезапно проверял качество мероприятий, и сейчас, очевидно, был не такой день, раз он, даже не зайдя в зал, вызвал Риккарду. Оказалось, что она как раз закончила выступление и сама уже шла в раздевалку.
Филипп был напряжен, и лицо у него было соответствующее, а на лице сестры он и сам заметил сразу какое-то дурное предчувствие. Он вздохнул, готовясь утешать ее. Он представлял, как Рикки сразу ударится в слезы. Они с отцом были ближе друг к другу, все-таки Рикки была "маленькой принцессой", а Филипп - старшим наследником, так что отношение было соответствующее. Филипп всегда был предоставлен сам себе, а Рикки отец наставлял на каждый шаг. Теперь единственным ангелом-хранителем Риккарды будет Филипп.
- Сестренка, сядь, - не обращая внимания на слова Рикки, произнес Филипп. - Я принес тебе плохую весть. Только что скончался наш отец.
Филипп внимательно следил за сестрой, сам не садясь, чтобы подхватить Риккарду, если она упадет в обморок. Отстраненно Кастальди заметил, что на лице Рикки было много макияжа и подумал, что сейчас это все потечет по ее лицу.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-07-12 15:54:19)

+1

4

Филипп выглядел напряжённым, это настораживало, пускай Риккарда и пыталась успокоить саму себя мыслями о том, что старший брат всегда был таким, в конце концов, именно на него возлагались все надежды их семьи. Отец требовал от Филиппа много, очень, порой девушке даже становилось жаль брата, она пыталась как-то защитить его, но отец редко когда прислушивался к ней.
Просьба присесть, заставила девушку ещё больше начать нервничать. Дурное предчувствие всё разрасталось, из-за чего всё внутри сжималось от страха неизвестности и чего-то ещё. Это чувство невозможно было объяснить или описать, но Рикки была уверена — случилось что-то, чего ни она, ни кто-то другой уже не сможет изменить. И от этого становилось страшно, Риккарда всегда боялась необратимых изменений.
— Я принес тебе плохую весть. Только что скончался наш отец.
В первую секунду ей захотелось рассмеяться, поверить в то, что отец, их отец мог умереть, не получалось. Отец ведь был здоровым мужчиной, в отличие от многих мужчин, он действительно следил за своим питанием, порой даже обращался в больницу, если чувствовал себя действительно плохо, и поэтому поверить в то, что этот сильный человек умер, девушка просто не могла.
Конечно, Рикки не была дурочкой и прекрасно понимала, смерть наступает не только по естественным причинам, но как казалось девушке, врагов у отца не было. По крайней мере, Риккарде всегда казалось, что отец спокойно находил с людьми общий язык, пускай порой он и вёл себя не подобающе.
— Что? — хрипло произнесла Кастальди. Она не верила, не хотела верить, но серьёзный, напряжённый вид брата говорил о том, что всё это не дурацкий розыгрыш или неудачная шутка, всё это — реальность, и их отец действительно умер. — Это ведь неправда?! Филипп… Этого ведь не может быть?! — осознание постепенно начало доходить до Рикки, пускай верить в реальность происходящего девушка всё ещё не хотела.
— Как? — этот вопрос не был важным, Рикки задала его скорее машинально, чем действительно хотела услышать ответ, по крайней мере, сейчас она не была готова к нему.
Тяжело вздохнув, девушка всё-таки опустилась на рядом стоящий стул и прикрыла лицо руками. Слёз не было, пока что единственное, что ощущала Риккарда, был шок и неверие, что всё это, действительно произошло с ними.
— Филипп, это ведь… Почему? — она прикусила губу, поднимая взгляд на брата, чувствуя, как в горле начинает образовываться комок, мешающий дышать и даже говорить нормально.

+1

5

Конечно же, с самого начала, несмотря на серьезный тон Филиппа и его явную неспособность так ужасно пошутить, Риккарда пыталась все отрицать и не верить в происшедшее, наверное, мысленно придумывала варианты, как могла произойти чудовищная ошибка. Может быть, окружающие неправильно истолковали то, как их отец крепко заснул? Или Кастальди попал в автокатастрофу, сильно пострадал, но остался жив? Или объявили погибшими пассажиров разбившегося самолета, который упал где-то в джунглях, а среди них был отец, который тем не менее выжил и теперь лазает по пальмам, жует апельсины? Нет, сестренка, все совсем не так... Всё четко, ясно и понятно. Так бывает, к сожалению, практически со всеми, но точно так же все отказываются верить, что это может произойти именно с ними и в первый момент питают ложные надежды.
Рикки так же, как и многие другие люди в такой ситуации, задавала непроизвольные вопросы, которые невозможно подготовить.
Почему? А что Филипп мог сказать? Рано или поздно, это со всеми случается. Но мужчина не хотел уводить Риккарду в сторону абстрактных размышлений и философских разговоров, поэтому предпочел объяснить, что случилось.
- Прости, но это еще не все плохие новости. - Вздохнув, Кастальди произнес: - Наш отец умер не своей смертью, он был убит. Из собственного пистолета. Это произошло сегодня, несколько часов назад.
Только сейчас Кастальди понял, что в действительности не знает, сколько времени прошло с того момента, как ему позвонила Роза. Все это время как-то растянулось, и, возможно, мужчина пробыл в родном доме с полицией пятнадцать минут, а возможно, три часа. Но, скорее всего, с момента смерти Кастальди-старшего прошло часа три.
Филипп не знал, как сказать Риккарде, что полиция, вероятнее всего, подозревает его самого, а Филипп подозревает мачеху. Версия Филиппа была такова: сразу после их ссоры с отцом Кэролайн Кастальди, улучив удобный для нее момент, вошла в кабинет отца и застрелила его. Мотив? Отец с мачехой уже давно не спали вместе, Кэролайн меняла любовников, делая это все чаще и наглее, а для отца это, естественно, было большим неуважением с ее стороны. Скорее всего, он не любил Кэролайн уже, как и она его, но он не мог терять свою репутацию. И, видимо, он пригрозил Кэролайн, что разведется с ней, оставив ее без копейки - Филипп знал, что существовал у них какой-то брачный договор, но детали его ему были неизвестны. В таких убийствах обычно первое подозрение падает на супруга, но уже был замечательный подозреваемый в виде старшего сына. А у самого Филиппа были лишь догадки и никаких доказательств. Пока что.
Филипп уже предвкушал, какое огромное количество денег ему придется вбухать в эту историю... И это не самое страшное, главное - выпутаться. Кастальди не мог оставить Риккарду одну. Орсино - замечательный брат, он тоже любит сестренку, но он не так надежен и постоянно разъезжает по миру, Филипп не мог полностью на него положиться. А что будет с агентством? Даже если оно выживет без него в первое время, репутация будет подкошена, ведь компания Кастальди славилась своей чистотой, все их дела были легальны... разве что их крышевала городская мафия, но это было достаточно невинно по сравнению с тем, какие дела мог бы творить Филипп. Его связь с мафией была в прошлом, а тюрьма сделала бы его бизнесменом ненадежным, и на крупные заказы было бы уже невозможно рассчитывать. Никто не будет разбираться, за что он сидит - главное, сам факт. Поэтому все это надо было замять как можно более срочно.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-07-17 17:03:01)

0

6

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » отрицание, депрессия, принятие