В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » попадос?


попадос?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Стокгольм | 20.06.2016 | вечер

Love Johansson + Ewelina Jacobsen & Arne Jacobsen + коварная бывшая
https://pp.vk.me/c421621/v421621705/59ae/KVD7AVA1YAQ.jpg
https://scontent.xx.fbcdn.net/t31.0-8/10668773_321253828047517_3815957313616638676_o.jpg

Пока парочка, случайно встретившись в одном баре, обмывает аттестат и диплом, домой к Якобсенам заглядывает некая особа, внезапно неделю назад положившая глаз на ботаника Арне.

Отредактировано Love Johansson (2016-07-08 15:47:23)

+1

2

Арне с нетерпением ждал старшую сестру дома, поглядывая на часы. Этот вечер, стремительно приближавшийся к ночи, был особенным для всех членов крохотной семьи Якобсен – умница-красавица Эвелина отмечала свой выпускной, и её брат, пусть в силу несовершеннолетнего возраста и не мог составить ей компанию в баре (что в любом случае, пожалуй, не закончилось бы ничем хорошим – школьник на пару лет младше в компании взрослых подвыпивших ребят…), всё же собирался сердечно поздравить родную сестрицу с таким знаменательным днём. Правда, после масштабного кутежа Эва может быть не в состоянии продолжать праздник в более уютной семейной обстановке… вероятно, придётся перенести поздравления на следующий день…
Как бы то ни было, парень не спал, спать не планировал и, углубившись в очередную книгу, с трепетом дожидался любимую родственницу. К счастью, Эвелина, также наверняка помнящая о брате, не заставила ждать себя долго.
Резко спрыгнув с дивана, Арне небрежно положил книгу на столик и стремглав бросился к входной двери: требовательный звонок трелью разлился по дому. Орудуя дверным замком, парень запоздало удивился – обычно Эва пользовалась собственным ключом, если возвращалась поздно… впрочем, всякое могло случится – вдруг она потеряла этот самый ключ в процессе праздничного веселья? Или просто не может найти в сумке. Да мало ли…
Но всё встало на свои места, когда радостный братец распахнул дверь. Готовые сорваться с губ приветствия застряли в горле.
На пороге стояла не Эва.
- О, Арне, - нежданная гостья расплылась в улыбке, - рада видеть тебя. Я соскучилась.
Коря себя на все лады за то, что самонадеянно не посмотрел в «глазок», Арне с ужасом застыл на месте, окидывая взглядом хорошо знакомый силуэт слегка полноватой девушки. Эта неформальная красотка подкараулила Якобсена-младшего у школы несколько дней назад и с тех пор буквально не давала ему проходу. В первый же их неуклюжий разговор девица, которую, как оказалось, звали Маргит, с улыбкой заявила тихо паникующему школьнику, что он ей нравится. Вот уж бред сивой кобылы! Арне никому не нравится, тем более девушкам! «Ты меня даже не знаешь», - только и мог вымолвить в ответ шокированный подросток. «Но хочу узнать», - мягко парировала девица.
Маргит принялась так старательно увиваться за несчастным Арне, что ему волей-неволей пришлось поверить в искренность её слов. Не то, чтобы ему стало от этого легче, конечно. Замкнутый юноша не привык к таким настойчивым проявлениям внимания, да, чёрт возьми, ни к каким не привык, совершенно не понимал, как себя вести, что полагается говорить, делать и чувствовать. Наверное, это круто, разве нет – когда на тебя вот так вешается пышногрудая взрослая девчонка? Разве нормальному мужику не полагается обхватить её в ответ за не менее пышную ягодичную область и утащить в постель, тем более что она, кажется, не против? Видимо, Арне совсем потерян для общества, потому что один только вид приближающейся к нему, хищно улыбающейся Маргит вызывал единственное желание: БЕЖАТЬ.
А теперь она каким-то образом узнала его адрес и нагрянула к нему домой. Бежать некуда.
- П-привет, - выдавил из себя хозяин дома, очнувшись от оцепенения, - э-э… знаешь, Маргит, ты…
«…немного невовремя», - хотел было закончить Арне, но девушка без всякого смущения отодвинула парня своим мощным плечом и протиснулась в дом, не дожидаясь приглашения.
- Ты один? – деловито оглядевшись, она расплылась в своей полуискренней улыбке. – Может, нальёшь мне чаю?
Да-да, чаю! А потом она потребует чего-нибудь покрепче… а потом – показать ей комнату Арне… а потом…
- Сейчас Эвелина придёт, - выпалил пацан и, произнеся это, осознал весь ужас собственного положения. Эва вернётся домой, а дома Арне и некая фигуристая фифа, которая уже устроилась в гостиной так, будто является полноценным членом семьи. Нужно срочно выставить её!
- А это очень кстати, - губы Маргит снова искривились в некоем подобии улыбки. Странно она улыбалась – в её исполнении этот жест не нёс ни позитива, ни дружелюбия. Её улыбка больше походила на замаскированную самодовольную усмешку тщеславной девушки, которая изо всех сил пытается удержать своё тщеславие в узде ради одной ей известной цели, - я как раз хотела… поздравить её с выпускным.
Вот этого ещё не хватало!
- Не сейчас, - Арне попытался втолковать гостье абсурдность её намерений, - честно говоря, это не лучшее время… Она же будет уставшая… Я передам ей твои поздравления…
Маргит расположилась на диване гостиной с таким же уютом, с каким там обустроился в своё время Луве, и привычно наглым, но несколько нервным взглядом рассматривала меблировку. Судя по всему, торопиться неформальная барышня никуда не собиралась. Она была спокойна, уверена в себе, но, судя по лёгкой нервозности, затаила в мыслях некий грандиозный план, который хотела непременно осуществить. Что это за план, оставалось только догадываться. Арне сглотнул и подошёл ближе к дивану.
- Пожалуйста, Маргит…
- «Пожалуйста», - повторила она вслед за ним, передразнивая, но без насмешки, и улыбнулась, - ты такой вежливый. Мне это нравится. Сейчас это редкое качество, - к ужасу парня, она подалась вперёд и схватила его за руку. Несчастный едва не отпрянул, грозя разрушить ореол воспитанности, - и твой ум. Все судят по обложке, а мне нравится то, что у тебя внутри.
Несмотря на лёгкий налёт фальши и коварности, который всюду сопровождал Маргит, Арне не мог не признать, что последние её слова всё же прозвучали приятным комплиментом. Нынче у девушек модно говорить, что самое привлекательное в мужчине – его интеллект. Так вот, это неправда. Ещё ни одна женщина на свете за всю историю человечества ни разу не произнесла «Ух ты, какой сексуальный ум!». И всё же приятно слышать подобное, даже если это исходит из уст… чокнутой поклонницы, которая ввалилась без приглашения и не собирается уходить?!
- Маргит, поговорим позже, ладно? – решительно произнёс парень, потянув гостью за руку и пытаясь тем самым осторожно заставить её подняться. – Моя сестра придёт уставшая…
О, нет! Голоса у входа! Арне сообразил, что даже не успел запереть дверь! Эвелина вернулась, да ещё и не одна, судя по плохо различимому диалогу!
- Луве! – наглая гостья вдруг вскочила с дивана и так резко оттолкнула руку Арне, что тот чуть не пошатнулся. – Наконец-то я тебя дождалась! Ты даже не представляешь, как я по тебе скучала! Как мне тебя не хватало! Я даже трусы не надела. Так соскучилась… Иди же ко мне!

+2

3

вв

http://sf.uploads.ru/t/o7D6M.png

Встретиться в одном баре оказалось приятным сюрпризом. Луве и знать не знал, как именно класс его девушки будет отмечать свой выпуск из гимназии - не предоставилось случая спросить, да и думал, что как обычно - традиционный лимузин, а потом безумное бухалово до утра где-нить в арендованном ресторане, клубе, баре и прочих незамысловатых местах. О планах Луве по обмыванию диплома его девушка тоже ничего не знала. Собственно Юханссон и сам был лишь в курсе того, что они пойдут бухать в один из местных рок-баров. Поэтому он очень удивился и одновременно обрадовался, увидев среди внезапно заплывшей толпы пьяных развеселых девятнадцатилетних подростков Эвелину. Охренительно красивую и сексуальную. Неприступную и холодную. Но он-то знает, как она может быть горяча и коварна, осаждая их обоюдные желания, стоит им оказаться наедине и чуть сильнее разыграться.
В итоге закончив бурный спор со своей однокурсницей насчёт дальнейшего совместного проекта в магистратуре, он перестал кидать восхищённые взгляды на свою девушку и ненадолго забрал Эву из компании её уже бывших одноклассников. Со скромной гордостью представил её своим товарищам и коллегам и ненадолго увёл за другой столик. Хотелось побыть немного наедине посреди всей этой шумихи и ажиотажа. Но и забывать о своих компаниях тоже нельзя, поэтому полноценно вместе они оказались лишь, когда Эва собралась домой. Естественно Луве выбрал компанию своей девушки и отправился её провожать. Его однокурсники и её одноклассники продолжили балагурить, а вот они выбрали вместо кутежа романтическую прогулку. Луве сам предложил - на такси ехать совсем не хотелось, ведь в эту тёплую июньскую ночь город был особенно мистично притягательным, отражаясь своими разноцветными огнями в водах Балтийского моря.
В какой-то момент притянув в свои объятия Эвелину, Луве чуть было не признался ей в любви. Коварный алкоголь так и норовил подставить парня, чтобы он разболтал о своих чувствах в открытую. Но слава всем мифическим богам и похоти, он утопил эти слова в поцелуе. И сколько времени они стояли вот так, целуясь на одной из бесконечных набережных прекраснейшего скандинавского города под наблюдением луны и мерно плывущих облаков, отражающих городскую иллюминацию, неизвестно. Факт в том, что после этого сладко-горького головокружительного безумия с привкусом помады, алкоголя и сигарет, Луве подхватил свою девушку на руки и, не взирая на её протесты, начал придуриваться. Конечно же, следя за тем, чтобы не споткнуться и не уронить Эви. Таким образом они всё-таки через какое-то время добрались до улицы, на которой жили Якобсены, а после и до самого дома. Уставшие, разморенные и опьянённые не только лишь одним алкоголем.
И вот у порога Луве уже хотел было поцеловать на прощание свою девушку, как Эви предложила зайти. Ну как он может упустить подобное приглашение?!
Вот только знали бы они, что их ждёт внутри...
- О, да мелкий ещё не спит... - Посмеиваясь, тролль пропустил вперёд Эвелину и закрыл за собой дверь. Как тут же резко дёрнулся, заслышав знакомый голос и столь бурное приветствие, которому здесь и сейчас было не место.
- Маргит? - Выдав нервный смешок, он обернулся и буквально поймал не по своей воле прилетевшую в его объятия наглую красноволосую красотку. Знаете, как бывает, когда ты чем-то ошеломлён? Вот сейчас с Луве произошло тоже самое, он даже с запозданием сообразил, что Маргит несколько брезгливо отодвинула Эвелину от него.
- Что? Трусы? - Медленно соображая от словесной и тактильной, да вообще по всем параметрам контузией, переспросил он, держа прильнувшую за плечи чуть выше локтей. И нелепо пьяно усмехнулся, закусив губу, а после оценивающе медленно кивнул, что со стороны вполне могло сойти за его явное расположение к отсутствию нижнего белья.
- Стоп, какие трусы, Маргит... - Тряхнув головой, он всё-таки вырвался из плена её выразительных глаз. - Ты что здесь делаешь? - Пытаясь отодвинуть от себя девушку, но та как будто сильнее к нему приклеивалась.

Отредактировано Love Johansson (2016-07-08 18:14:48)

+2

4

Это утро для Эвелины было особенным. Не потому что выпускной, а потому что она свободна от книг, тетрадей и постоянного, каждодневного подъема. Режим рухнет уже завтра, будильник будет пытаться силиться ее разбудить в половине седьмого, но все тщетно. Его просто забудут завести. Но и сегодня у нее много дел перед тем, как пойти с классом в бар, отмечать заслуженные аттестаты.
Платье она выбрала давно. С ее светлыми волосами черный цвет очень сочетался, даже оттеняя кожу тела, делая то слегка светлее, чем оно есть. Каждое лето Эвелина ловила любой лучик света, а тот отражался в виде легкого загара, который оставался до следующего лета. За дверью протопал брат, что-то напевая себе под нос. Все такое родное, свое, что Эви зажмурилась. Прилив счастья, безграничной радости заставили ее завизжать в подушку, подпрыгивая на кровати. Хотелось рычать, кричать и прыгать. Но Арне не поймет. Конечно заглянет, проверит все ли в порядке, упадет на кровать и будет смотреть, как его сестра на глазах превращалась в умалишенную. Но не сегодня.
Эви переделала кучу дел, носясь по дому как зайка-энерджайзер. Надо было вечером вчера все же что-то сделать, чтобы сейчас не падать с ног, тем более что с Луве из-за свалившихся на обоих экзаменов, а у него и диплом в придачу, не виделись толком. Так пересекутся где-то на минут десять и опять в разные стороны. Она безумно скучала, тараторя ему смс. Когда учила, когда готовила или просто отдыхала в приятной беседе с Арне. Но брат уже понял, что тут все серьезно и не обижался, что сестра порой отвлекалась, чтобы постучать пальчиками по экрану.
Выдав младшему кучу наставлений, что и где он может взять поесть, услышав, что он не заблудится в холодильнике и не умрет голодной смертью, уверенная в том, что все будет хорошо, Эвелина уехала на выпускной. Ульве привез старший брат, выпускник прошлого года, и доставил девушек к месту проведения увесилительной части праздника, а точнее к ожидающему их лимузину.
Когда они прибыл к бару, то  салоне бутылки из-под шампанского стояли как угодно, но только не под сидениями в холодильнике.
- Эви, - Грегори, румын, который приехал годом раньше Якобсенов в Швецию, усмехнулся, встречая входящий народ, - я знал, что ты что-то придумаешь, но чтоб так сразить наповал.
- Ой, - девушка ответила той же манерой, скривив губы чуть в бок, - ну явно не для тебя да?
- Не успел напиться, а меня уже обломали. Якобсен, ты всегда как еж. Гладь не гладь, все равно колишься.
- Извини, - Эви подвинула его плечом, нырнула в толпу, увлекая за собой Ульве.
Народу было полно. Но что для нее показалось странным, что тут не только ее школа. Кто-то был явно лишним. Пробравшись к барной стойке, девушки взяли по коктейлю, что уже были готовые. Эвелина покрутила бокал в руках.
- Определенно это не то, что мне хочется.
- Ты же не пьешь, - Ульве рассмеялась.
- Ну не пила вчера, не буду завтра. Чувствуешь разницу, - показала бармену, чтобы налил на три пальца более крепкого.
- Что за жесты? Откуда такие знания?
- Гугл мне в помощь, - присев на высокий стул, Эви стала рассматривать уже веселившихся одноклассников. – Главное, чтобы потом дойти до дома, а еще бармен не стал послушником законов. О! вот видишь, он хороший мальчик. Спасибо.
- Я тебе ничего не наливал, - парень подмигнул.
- Конечно, я сама, - стащила кусочек лимона из одного бокала коктейля, Эви чокнулась с подругой. – Ну, за свободу!
- Это точно!
Выпив водки с небольшим количеством кофе, девушка положила на язычок дольку, слегка прижав тот к зубкам, ощущая, как рот наполнился соком.
- Предлагаю сломать стереотип ежиков, согласна?
- Ты это к чему сейчас сказала? – Ульве удивленно уставилась на подругу. Такого за Якобсен не водилось, уходить в отрыв. Эвелина вообще никуда не ходила с классом, чтобы быть замеченной в тусовках. – Эй, верни мне мою подругу!
Рассмеявшись, девушки выпили еще по горячительному, и смешались с толпой, танцующей под очередной хит весьма не располагающей к танцам музыки. Но молодежи много не надо. Всегда где есть ритм, есть место движениям. Эви не смущало ее платье, что чуть, что тянулось вверх за руками, и если бы не крайняя линия ягодиц, оно превратилось бы в красивую футболку. Откуда-то прилетел хлопок по заднице, на что Эви с развороту отправила в плечо наглеца весьма ощутимый удар. Не будь они сейчас под адреналиновым всплеском, точно началась бы потасовка. Но Якобсен спустила этакий «комплимент» Марку, показав средний палец, а затем скрутив пальцы в фигу. Тот пожал печами, мол, все понял, и исчез в толпе. Появились подносы со стопками. Бармены поняли, что молодежь отнюдь не церковной братии и вовсю предлагали покрепче, сокращая время появления водки в толпе. На четвертой, достаточно захмелевшая Эвелина толкнула подругу, собираясь немного отдохнуть. Но повернувшись, столкнулась с кем-то в костюме. Она медленно подняла взор, расплываясь в улыбке. Луве! Ее Луве стоял перед ней, хищно улыбаясь, поигрывая пирсингом на губе. Это было завораживающе. За ее спиной сомкнулись ряды, отгораживая пару от беснующей толпы. А вот представление ее своим друзьям, для Эвелины было едва не испытание. Девушка старалась не совсем уж висеть на обнимающей ее талию руке, и если бы не указывающий жест Луве на друзей конкретно по именам, она бы долго пыталась состыковать, кто и как называется. Алкоголь и швед пьянили ее сильнее и сильнее. И если первый выветрится, то второй никогда.
Но все когда-то кончается. Эвелина почувствовала усталость. Но скорее дикое желание уйти отсюда с Луве. Неделя для нее далась очень трудно, и она не намерена больше с ним расставаться.
Эвелина сняла туфли, чуть простонав от облегчения, взяла те за каблуки, шведа за руку, ушла в ночь навстречу тому, что так желала. Любви, желанию и самой себе. До дома они дошли со скоростью поцелуев. Оба дурачились, сбивая градус вспыхнувшей страсти от объятий и поцелуев, потом вновь страстно целовались посреди пустынных улочек. Невероятное чувство невесомости от того, что в Эви когда-то родилось к этому парню, с каждым днем вспыхивая сильнее, и скрывать она этого не хотела. Он дал ей понять, что не предаст, и Эвелина открылась Луве, была с ним сама собой. Якобсен не говорила о чувствах, она ими светилась и жила.
- А мы быстро дошли, - увернулась от поцелуя, отступила в тень навеса, - пойдем, - протянула ему руку, сплетая пальцы, - не хочу, чтобы ты уходил. Да, дверь открыта. А вот это странно.
Как это Арне мог оставить открытой дверь? Он что куда-то ушел? Эвелину, вошедшую в дом, вперед Луве, едва не снес с ног ураган с красной шевелюрой. Девушка медленно повернулась к брату, показывая в молчаливом жесте Это кто? Но тут же вздрогнула. Луве ее назвал по имени, хотя ни Арне, ни сама барышня не представлялась. А это уже было интересно. Якобсен дернула плечом, к которому только что прикоснулась девица. На слова о забывчивости новой знакомой брата и пока еще ее парня, из рук Эви на паркет упали туфли, что прозвучало первым вестником того, что норвежка была отнюдь не пьяна уже. Даже тупая боль в зацелованных губах стала раздражать.
- Я так понимаю, вечер перестает быть томным, - маленькая сумочка, что на тонком ремешке висела у нее через плечо, отлетела куда-то в сторону. – И кому предназначается твой голый зад, не постесняюсь спросить? Ах да, не трудно догадаться. – Эвелина подошла к закрытой двери, чтобы распахнуть ту с такой силой, что сама врезалась в стену. – Юханссон, предлагаю тебе и девушке поискать забытое белье в другом месте. Прошу.
Эви кипела как сто котлов ада. Дрожащие губы с силой сжались в тонкую нить, а сама девушка смотрела на ноги шведа и обнимающую его ножку девушки.
- Пошли оба вон! – ее взгляд не обещал ничего интересного обоим. Ей было все равно, что Луве тут как бы не причем, что и он и ее брат стали жертвами вожделения этой красноголовой. Она потерла лоб пальцами, пытаясь не сорваться с катушек. – Я, - чеканя каждое слово, Эви дрожала всем телом, - сказала – пошли вон. Оба!
Неужели она вновь ошиблась?

Вв

http://funkyimg.com/i/2dU14.jpg

+3

5

Стоя в стороне, куда его так решительно оттолкнула Маргит, Арне растерянно наблюдал, как наглая гостья, ещё секунды назад сладким голосом вещавшая ему о восхищении его внутренним миром, бесстыдно вешалась на шею другому гостю, да ещё какому – парню его сестры! Более того, девица откуда-то прознала его имя. Да и она ему, похоже, показалась знакомой… Шестерёнки закликали, вставая на место, образуя единый механизм.
Вот оно что. А Маргит-то вовсе не Эвелину дожидалась.
- Я соскучилась по тебе, - повторила бесстыдница, преданно заглядывая Луве в лицо, - я вижу, ты тоже рад меня видеть… - рука девушки поползла в совершенно непозволительном направлении. Арне даже почудилось, что новообразовавшаяся сладкая парочка вот-вот кинется друг друга раздевать.
Очевидно, то же самое показалось и Эве.
- Вон? Да с радостью, - ничуть не смутилась коварная соблазнительница. Крепко обхватив Луве руками, она с готовностью потащила его на выход, - пойдём, мой дорогой. Поищем себе место потише, а то у меня от ора этой психопатки голова разболелась.
Значит, Маргит – девушка Луве. Такая девушка, с которой он встречается за спиной Эвелины. Арне сжал кулаки, чувствуя, как в груди разгорается жгучая обида. За себя, которого неформальная шлюха выставила доверчивым простофилей, заставив поверить в искренность своих чувств. Да, она была слишком назойлива, её было слишком много, и парню это не нравилось, но он поверил ей, чёрт возьми! Поверил, что первый раз в жизни понравился девчонке! А на самом-то деле…
Стоп. Если всё так, зачем Маргит разыграла такую комедию? Что мешало ей и дальше встречаться с дредастым неандертальцем за спиной его норвежской подруги, зачем устраивать весь этот фарс? Даже если предположить, что сейчас она пришла домой к Якобсенам, именно чтобы учинить открытую конфронтацию между Луве и Эвой, поссорить их и заполучить парня в полноценное личное пользование… к чему весь этот спектакль с младшим братом? Что-то тут не так.
Но хладнокровно размышлять очень трудно, когда тебя так наеб… э-э-э… провели вокруг пальца, когда в душе ревёт и клокочет ярость и досада, и ведь не только за себя. Якобсену-младшему было до хруста в костяшках обидно за родную сестру. Эвелине, он знал, дорогого стоило довериться Луве, подпустить его так близко, как она не осмеливалась подпускать никого, и на то у неё были весомые причины. Он знал, что неформальный юморист стал серьёзно близким человеком для Эвы, что это были те самые отношения, которые люди называют любовью. Но, видимо, любовь оказалась односторонней? Этот наглый урод наверняка просто хотел уложить девушку в кровать – чего уж там, Эвелина и правда выросла настоящей красавицей… Так разбивать ей сердце… Каков ублюдок! И Маргит – ублюдина ему под стать!
- Конченый мудак, - неожиданно гаркнул Арне, поднимая выше руки, сжатые в кулаки, - я предупреждал тебя, блять, чтобы ты вёл себя нормально с моей сестрой?! – что происходило вокруг, он уже сам не слышал и не понимал. – Клянусь, если ты через минуту не свалишь отсюда со своей рыжей шалавой, я тебе врежу!
- Оооой, ну надо же, да ты, оказывается, умеешь громко разговаривать, - хихикнула Маргит, изобразив умильную мордочку, - другое дело! А то тихоня, тихоня…
- Замолчи, - сцепил зубы парень, - лицемерная, лживая…
- Лжииивая, - передразнила его девица, на сей раз не скрывая самодовольной насмешки. Она была полностью уверена в своей победе, - ты, убогий, когда себя последний раз в зеркало видел? На твоём месте я бы с такими железками на зубах вообще никогда рот не открывала! Да кому ты нужен вообще!
Рвущаяся наружу из обычно тихого примерного ученика злоба, дрожащая от схожих эмоций Эвелина, шумный хор голосов… Арне казалось, что ещё немного – и что-то внутри него взорвётся, и вот тогда он действительно кому-нибудь врежет.

+2

6

Судьба еще та шутница. То заставляет нас парить райской птицей, то через мгновение, что не успеваем обернуться, посмотреть вниз, как камнем падаем. А она, вероятно, смеется, тихо так, в кулачок. Над Якобсенами она слишком уж часто смеется. Зачем? Зачем Луве таскался с ней, если Эвелина все равно не давала ему секса? Потрогать ее, так желающих вон, хоть отбавляй. Целоваться тоже многие согласны. Эви потухшим взглядом смотрела как рыжая или красная, тянула к шведу свои ярко накрашенные губы, а внутри разбивался пазл ее чувств, гулко падая куда-то в ноги, что можно даже почувствовать, как скребет это стекло. Больно! Эвелина смотрела на шведа, ожидая ответа, а правда ли скучал, забавляясь с неприступной гордячкой? А так, чтобы скучно не было. А глядишь, перепало бы. Ну что ты смотришь! Она кричала в душе на шведа, но ни один мускул не дернулся. Лицо словно застывшая маска из гипса. Только разбить.
- Избавьте нас от стриптиза. У меня нет желания смотреть на толстую задницу, - Эва отвела взгляд от воркующей девицы, которая шастала руками по плечам Луве, не забывая касаться его лица. – Ну, так идите с удовольствием. Что замерли? Или вам зрители нужны? Спешу огорчить – порно не возбуждает. Да и актриса так себе.
Откуда она вообще взялась? Эвелина не замечала перемен в брате, если учесть что именно с ним эта девушка оказалась у них дома. Нет, прошлое есть у каждого, на это было бы глупо обижаться. Но когда оно вот так врывается в настоящее, показывая, что рановато его списали, и этот взгляд Луве, не отрицающий? это больно и противно. Сколько ждать, смотреть и слышать этот лилейный голос? Но тут Эви передернуло от голоса Арне, а точнее от слов, которые он произносил. Ругаться как последний наркоман!?
- Арне, - она прошептала, обомлев. Ее младший брат менялся на глазах. Да, она сейчас им гордилась как никогда. Он вырос. Он защитник семьи. Пусть еще юный, но в нем чувствовалась эта самая сила, что должна была прорваться. – Не надо. Прекрати ругаться.
Ее слух буквально резало словами, что девушка сделала пару шагов в его сторону, привлекая внимание к себе. Ну конечно, зачем молчать да? Что происходит? Как я в такое могла вляпаться? Неужели никогда ничего нормального не будет? Голова начинала раскалываться.
- Чтооооо? – Якобсен-старшая развернулась, закрывая собой брата. Оскорблять Арне? У Эвы перемкнуло, как тогда, в первый раз в школе. Едва она увидела разбитый нос младшего, тут же сцапала его одноклассника на шкирку, растрясла, кто и чего сделал, тут же отправилась в класс выяснять. – Послушай сюда, «красавица», - делая акцент в обратном смысле слова, Эвелина, подошла сзади девицы так, что она оказалась зажатой между ней и Луве. Ее пальцы сжали волосы Маргит, накручивая те на кулак. – Ты слишком часто смотришь в зеркало, я правильно понимаю? Иначе твой кривой рот не был бы так идеально накрашен, - Эви дернула ее голову чуть назад, заставляя девицу вскрикнуть. – Только не кончай. Это не Юханссон тебя приласкал, а я. Тебе до такого убогого, как мой брат, далеко, да и уже поздно. В этой голове не хватает очень много запчастей. Видать все ушло на то, что раздвигается. Ведь так? Я прошу, - Эвелина смотрела на Луве, но говорила в ухо девице, - больше не появляться в моей жизни, - столько злости и гнева в ней не было со времен звонка бывшего парня. – Надеюсь, мой брат не «пахал» тебя.
Эви не повысила голоса ни на децибел. Клокочущая в ней злость начала спадать. И вот сейчас тот момент, когда надо ретироваться подальше от всех. Слабой она любила быть наедине с собой. Отпустив волосы девушки, Эвелина улыбнулась, погладив ту по голове. Это страшно. Тихий, молчаливый гнев. Вечер был испорчен. Грабли кто-то раскидал. А хуже всего, что она безумно его любила….

Отредактировано Ewelina Jacobsen (2016-07-08 22:19:56)

+3

7

Да не рад он был её видеть! Что за чушь она сейчас говорит? Луве растерялся, пытаясь сообразить, что происходит. Алкоголь в крови и опьянение от ещё недавнего счастья и единения со своей любимой девушкой не давали возможности мыслить здраво - сосредоточиться. Обычно он всегда сразу понимал, как действовать в нестандартных ситуациях, трезвый логический ум включался на полную и решал поставленные задачи без колебаний, особенно, если дело касалось близких, разруливая многие неприятные моменты, тогда как остальные не знали, что делать. Но сейчас он сам оказался на месте пострадавшего, загнанного в угол, не знающего, что делать. И это было странно... будто бы кто-то заставил его провалиться в это отрешённое и не соображающее состояние, словно кто-то схватил его за шкирку и окунул в огромный прозрачный сосуд с вязкой прозрачной жидкостью, лишающей возможности двигаться и дышать - сосредоточиться, быть собой. Подобное на взрослой памяти с ним было впервые и это выбивало из колеи. Слишком много шума. Чрезвычайно много.
Он отодвинул от себя Маргит, но та словно не замечала.
- Перестань. - Твёрдо, не повышая голоса, глядя в глаза красноволосой. Но та пошла ещё дальше! И вот такой наглости Юханссон вообще от неё не ожидал. Он перехватил руку Маргит, повторяя уже чуть более угрожающе, но всё так же тихо, чтобы слышала только она. - перестань.
И тут громкий яростный хлопок двери о стену буквально вытолкнул из состояния непонятного и несвойственного ему оцепенения.
Он обернулся, продолжая держать Маргит за руки, чтобы та снова не повисла на нём. Но отвлёкся на резанувшее слух и кольнувшее в душу сухое "Юханссон", наполненное тихим гневом, болью и нежеланием видеть его. Неужели Эвелина вот так просто поверила во весь этот фарс, даже не дав ему шанса объясниться?! Не желая даже выслушать? Он вперился нахмуренным взглядом в свою девушку, безусловно сейчас сломленную, но держащуюся из последних сил - это было видно по её дрожащим стиснутым губам, дрожащему от обуревающих негативных эмоций телу, словно она готова была расплакаться, и опущенному взгляду; когда человек слаб, вне зависимости от того защищается или нет, он не может смотреть в глаза своему обидчику - и ему стало больно за неё, захотелось прижать к себе, успокоить, сказать, что всё это не правда, всё это... что это? Ведь он и правда ничего не сделал.
- Эви... - Но его зов утонул в ехидных словах виновницы всего спектакля.
- Стой! Никуда я с тобой не пойду. - Пытаясь отцепить от себя девушку, но та так в него вцепилась и тащила уже на выход, что ещё чуть-чуть и придётся применить силу, чего Луве, как уважающий себя и женщин мужчина сделать не мог. Но иногда бывают ситуации, что приходится свою силу несколько увеличивать... Однако этого не потребовалось - Эви начала гнать их усиленнее, скатившись до уровня Маргит и начав обсыпать их подобными низкими и якобы остроумными оскорблениями. Луве не понравилось, что его девушка так умеет выражаться, он впервые столкнулся с её этой чертой, но списал на обиду и сдерживаемую истерику. Всё-таки девушки, тем более в столь юном возрасте иногда те ещё истерички - кое-что в поведении женщин разных лет он всё-таки смыслил, жизненный опыт наблюдения и общения был весьма богатый. А Луве к этому моменту уже собрался с мыслями и пришёл в себя и запоздало теперь анализировал происходящее, холодно и логически, глядя со стороны на всё это безобразие. А стоило бы поторопиться, но не все идеальны.
Задница, кстати, у Маргит была совершенно не толстой, скорее наоборот аппетитной и во вкусе Луве, и Эва в этом ей очень проигрывала. И только лишь в этом. Почему-то эта мысль сейчас не слишком уместно хладнокровным таким фактом промелькнула в голове Юханссона. Но со шведом это происходило постоянно - он много думал и многое подмечал, чаще неуместное, что несколько мешало ему вкупе с его рассеянностью и неуклюжестью, как будущему инженеру. Но, пожалуй, именно за этими чертами, пошлостью, беззаботностью и веселостью и скрывался от других его внутренний зануда.
Двадцатипятилетняя Маргит, слава богам, на такие сомнительные комплименты про задницу и актёрское мастерство не обратила внимания, одарив девятнадцатилетнюю тощую соперницу лишь усмешкой. За что вот именно сейчас Луве был ей безмерно благодарен, всё-таки не стоит сводить всё к тупой женской перепалке. Однако не сдержалась она в отношении Арне, вступившегося за сестру. Удерживая Маргит за плечи, швед внимательно посмотрел на брата своей девушки. Хмуря от сосредоточенности брови, Луве кивнул, твёрдо сжимая челюсти и внимая каждому его слову. Да, он обычно относился к Арне, как к мелкому пацану, прикалывался над ним, хоть и пытался подружиться - этакая тролльская забота старшего пацана, обычное дело между мужиками разных поколений. Но он его уважал и прислушивался к его словам, потому что Арне был братом Эвелины, непросто её родной человек, а её защитник. Всё-таки Луве, несмотря на своё воспитание и весь шведский менталитет, считал, что мужчина в семье - защитник и защищает он своих женщин и детей, и если ты входишь в чужую семью и претендуешь на чужую женщину, то и с мужчинами этой семьи должен считаться. Тут больше чем-то японским пахло, а с культурой этой страны, как ни странно Юханссон был знаком, всё-таки его интересы распространялись не только лишь на техническую и инженерную сферу - в более раннем возрасте он пересмотрел довольно много японских фильмов с их тяжелой и глубокой непонятной философией, да и сейчас нет-нет и смотрел что-то со своими некоторыми подругами из компании.
Но он не успел ответить. Иногда женщины бывают просто невыносимы. Они итак-то по большей части невыносимы, но когда сталкиваются друг с другом в перепалке по какой-либо причине, тут уж начинается самый настоящий дурдом. В конце-концов его подруги из компании и между собой тоже частенько ругались и даже из-за пацанов. И тут уж ты либо успеешь всё прекратить, пока не стало хуже, либо получишь сам по щам и окажешься крайним, либо просто напросто не успеешь вообще ничего понять. Как собственно сейчас, похоже и произошло. Маргит оскорбила Арне, Эва вспылила и схватила её за волосы. Луве от такого поворота охренел, в весьма неприятном смысле.
- Прекратите обе. Сейчас же. - Эва продолжала держать Маргит за волосы, та вцепилась в ответ в Эву - швед не понял вообще что там между ними произошло и кто кого за что держал, потому что Эва и вовсе прижала Маргит к нему, словно он только и ждал этого. Так и хотелось сказать резко и жёстко, чтобы они прекратили весь этот цирк, но Луве понимал, что таким образом сделает только хуже - женщины, такие женщины, сколько бы лет им не было...
Однако взгляд он поймал. И слова, предназначавшиеся ему. Нахмурившись сильнее, он, наконец отвёл в сторону чертыхающуюся на "истеричку" Маргит.
- Теперь-то можно мне хоть слово вставить? - Обращаясь ко всем троим. А то все вокруг такие жертвы, а единогласно избранному тирану отвели лишь роль крайней подушки для битья, которую поперекатывали между собой, пока грызлись друг с другом.
- Во-первых, Маргит, - он аккуратно, но жёстко встряхнул девушку, сурово глядя в её глаза. Она же при этом его развернула спиной к Якобсенам, Луве даже не заметил этого манёвра, был сосредоточен на ней. - Что за концерт ты устроила? - Спокойным безэмоциональным тоном. - Я по тебе не скучал, не думаю, что и ты по мне. Я так понимаю, это всё месть?
- Ха! - Усмехнулась возбуждённая от перепалки девушка и потянула его за пиджак к себе. - Много ты понимаешь, ублюдок. - Прошипела Маргит, победоносно улыбаясь, так чтобы оставшиеся поодаль хозяева дома ничего не слышали. - Но я добилась того, чего хотела, мальчик. - Она плюнула Луве в лицо и тут же оттолкнула, усмехаясь и уходя. - Бай-бай, детки.
Усмехнувшись, он вытер лицо тыльной стороной ладони и обернулся к Якобсенам, благо ни Эва, ни Арне за эти несколько секунд не вытолкнули его из дома. А ведь Луве только сейчас заметил, как с их стороны могло увидеться только что произошедшее прощание.
- Что ж... неужто она и впрямь добилась своего? - Мысль вслух, взглянув на Эвелину. Но Луве пошёл не к ней, а к Арне и встал перед ним.
- Давай. Бей. - Серьёзным тоном, ни капли насмешки ни в голосе, ни во взгляде. - Я тебе говорил, что мы на одной стороне, и твоё слово для меня имеет довольно важное значение, как слово главы вашего семейства и защитника той, которая мне дорога. Но я сейчас сделал ей больно, пусть и не сам. Так что бей. Но. - Он перевёл взгляд на Эву. - Если ты не хочешь меня больше видеть, готова так просто и легко избавиться от того... кому стала дорога... даже не пожелав услышать хоть каплю объяснений именно от меня, поверив в этот концерт... ты не права, Эви, не права. Но я исполню твоё желание. Как всегда их исполнял. Я никогда не принуждал тебя и не буду, потому что уважаю твои желания и тебя. - Луве снова посмотрел на Арне, впиваясь в его глаза своим решительным нахмуренным взглядом, на дне которого брат всё-таки смог бы заметить сдерживаемую боль, особенно, если бы взглянул на ходящие плотно сжатые челюсти. - Вмажь мне, и я уйду. - Твёрдым голосом.

Отредактировано Love Johansson (2016-07-09 16:00:31)

+2

8

Полившиеся из нахалки оскорбления достигли ушей их адресата. Арне стиснул зубы, но затем, как ни странно, резко разжал кулаки. Пылающая в нём ярость притихла, уступив место другому чувству – чему-то близкому к разочарованию. Самое горькое в насмешливой тираде лицемерной обманщицы было то, что, если уж быть откровенным, парень в глубине души признал её правоту. Разумеется, она права – кому он нужен, кроме родной сестры? Да он и сам это прекрасно знал, вовсе не обязательно напоминать об этом лишний раз! Не то, чтобы его мучило чувство тотального одиночества или что-то в таком духе – вовсе нет, ему бы и в голову не пришло жаловаться на отсутствие друзей или романтических отношений, тем более, что, если уж быть откровенным до конца, он сам в этом виноват. Но зачем лишний раз указывать на это место, а? И таким жестоким способом! Окей, мораль номер один: не верить так быстро тому, что говорят люди, особенно малознакомые. Или, ещё лучше, вообще не верить тому, что говорят люди.
Ситуация тут же обострилась – на защиту брата кинулась Эвелина. Это было несколько ожидаемо. С самого их детства Эва привыкла играть роль некоего ангела-хранителя, присматривая за младшим братишкой. Сколько бы ему ни было лет – пять, десять, пятнадцать – она продолжала чувствовать ответственность, которую взвалила на свои хрупкие женские плечи ещё лет этак семнадцать назад, когда Арне только-только появился в семье, и была готова в любой момент прийти на помощь, как бесстрашная орлица, даже если её орлёнок теоретически мог уже сам постоять за себя.
Скандал, который начался в двух-трёх едких фраз, превратился в настоящий балаган. Теперь в него оказались втянуты все присутствующие. Парню не понравился такой оборот событий. Он не любил конфликты и стремился их избегать, если была возможность – а возможность-то всегда есть, если держать себя в руках и не опускаться до уровня диких животных. Сейчас же происходящее явно вышло из-под контроля, и Арне понимал, что в каком-то смысле сам инициировал этот бедлам. Во-первых, Маргит оказалась в доме по его вине, хоть он и собирался деликатно отправить её восвояси, во-вторых, он же сам, кажется, впервые в жизни не сдержал своих эмоций. Это было странно. Он тоже от себя такого не ожидал и, будь у него больше времени предаваться удивлению, обалдел бы не меньше остальных.
Но этого времени не было. Взяв себя в руки, пацан понял, что пора срочно брать и всю ситуацию под контроль. Благо Луве, несмотря на нападки со стороны всех членов семейства Якобсен, остался тих и спокоен, не то не избежали бы стороны сейчас более масштабной драки.
- Эва. Эва! – теперь Арне попытался привлечь внимание сестры, осторожно, но крепко схватив её за плечи в попытке увеличить расстояние между ней и Маргит. – Тихо! Перестань!
Нет, ему вовсе не было жаль роскошные красные волосы непристойной девушки. Что там, он и сам грозился прибегнуть к рукоприкладству пару минут назад, только в отношении обладателя дредов, но сейчас, когда эмоции отошли на второй план, сознание подсказывало, что в мерзкой истории слишком много несостыковок, чтобы вот так устраивать самосуд. Стоило хотя бы разобраться, что именно произошло.
Наконец, мужчинам удалось развести в стороны взбесившихся девушек. Арне охотно предоставил слово Луве – пора бы уже прояснить непонятное. Пусть объясняется.
Тот начал с выяснения отношений с незваной гостьей. По-видимому, он не меньше прочих участников цирка терялся в догадках. Впрочем, сказать и изобразить можно всё, что угодно – о, Арне уже убедился в человеческих актёрских способностях на собственной шкуре…
Выдав напоследок странный жест в лицо Луве, зачинщица неразберихи сделала то, чего от неё так упорно добивался ещё сам парень задолго до этого беспредела – покинула дом. По её решительной походке непохоже было, что она собирается вернуться – ни сегодня, ни когда-либо. Вот это, чёрт возьми, облегчение!
Затем обвиняемый в измене мужчина обратился к кратким, но внушительным монологом уже к брату и сестре. Может, он и был мудаком, но трусом точно не был. У Арне голова шла кругом – слишком много реплик, эмоций и шума за столь короткое время.
- Значит, так, - твёрдо объявил он, боясь, что более взрывная Эва снова не сдержится, - никто никому не врежет и никто никуда не уйдёт до тех пор, пока мы спокойно – спокойно! – не разберёмся, что за пи… пикантное событие только что произошло, - он и правда чуть не выругался, но вовремя спохватился – и так уже достаточно матерных слов было сегодня произнесено. – Мы все разозлены, нам всем крепко досталось, но прежде чем принять какие-либо меры, мы полностью проясним ситуацию. Потому что всё запутаннее, чем кажется.
Он быстро перевёл дыхание – роль оратора была Арне крайне непривычна – и снова заговорил, вновь опасаясь, что его кто-нибудь перебьёт.
- Со своей стороны могу предложить следующие объяснения: эта назойливая мисс уже несколько дней преследует меня повсюду, как шпион. Она… - он прокашлялся, понимая, каким дураком ему предстоит выставить себя перед родной сестрой и её парнем, но что поделать, если это необходимо, чтобы как следует во всём разобраться. – Она говорила, что я ей…. я ей… н-нравлюсь, - Арне нервно вцепился в прядь своих волос. Сама мысль о том, что он мог понравиться Маргит, казалась таким идиотизмом… и ведь он поверил! – Я, конечно, удивился… но поверил. Не сразу. Но поверил… а вот не стоило, - он сглотнул и обвёл присутствующих взглядом, - я не знаю, как она выяснила мой адрес. Она просто пришла. Я никогда её не приглашал, я вообще её сторонился. И сегодня, когда она так неожиданно явилась, попытался её деликатно выпроводить. Но не успел. Простите меня, я… я полный кретин.
Сейчас ведь и Эва обидится за то, что её родной братишка ни словом не обмолвился с ней о навязчивой поклоннице. И будет права.

+2

9

Шум в ушах перекрывал слова Луве, что Эви его не слышала, лишь видя как шевелятся губы. Ее голова слегка склонялась то в одну сторону, то в другую, а глаза не отпускали любимого лица. Больно. Сердце слегка покалывало, как тогда, в те черные времена ее жизни, что липким страхом ползали по телу, не отпускали, грозя напрочь снести все в ее голове, оставляя лишь скорлупку, ее маленькое тело. Плечи сжали пальцы. Больно. Эвелина отпускает волосы незнакомки, давая брату оттащить себя от той, которую блондинка готова была растерзать, раздавить, ощутив сладкий привкус мести за то, что она пыталась сделать ей, Арне и Луве. Девушка обернулась на голос брата, будто приходя в себя, ощущая как в голове светлеет, проясняется, но мысли все еще были затравлены злобой. Почему ты меня останавливаешь? Зачем не даешь указать этой девице, где ее место? Он так вырос? Все перемешалось в голове, смотрящей чуть вверх Эвелины.
- Да…. Перестать.
Они сделали пару шагов назад, а между пальцами норвежки застряла прядь красных волос. Приподняв ладонь, Эви пошевелила рукой, смотря, как на пол летят волоски. Она слышала Луве. Месть? За что? Зачем так низко падать, чтобы сделать больно, когда есть более открытые способы. Бедный Арне. Если Луве в этой жизни что-то и пробовал в отношениях, то ее брат был чистым, сомневающимся едва ли не в каждом своем шаге, мальчик. Хоть и вырос, все равно, Эви его защищала. Хотя многие бы сказали Хватит. На что Эвелина ответила Сидите в своем гнезде и не каркайте. В такие моменты, она не была склонна к обычной своей культурной речи, но как брат не ругалась никогда. Умела жалить.
Внутри Эви начинался ураган, заставляющий ее делать шаги по гостиной, но взглядом не отпускала творившуюся возле двери ситуацию. Нервно потирая пальцами виски, она ждала, когда закончится театр одного актера и он уйдет со сцены. Хотелось повернуть время вспять, открыть дверь и увидеть ожидающего ее Арне с книгой в обнимку, поделиться всем, что так хотелось рассказать. Перед глазами вильнула обтянутая в узкую юбку-резинку задница Маргит, стуча каблуками по паркету, она покинула дом Якобсенов, оставляя троих разбираться в том, что она тут наделала.
Он не виноват, зря ты так Эви. Никогда не была так скора на расправу, так что же случилось сейчас? Где та вдумчивая девушка, который ты всегда была? Она влюбилась, сильно и безумно. Этого ответа тебе хватит?Тогда ты не должна ответить ему Да. Просто посмотри в его глаза. Эвелина! Мама?
- Нет.
Ее голос глухо полетел в сторону стоящих друг против друга парней. К горлу подступал комок, мешающий дышать, говорить и просто кричать. Кричать от бессилия, от боли и какой-то радости, непонятной ей самой. Просто никогда его не отпускай, пока он сам тебе не скажет Не могу больше. Но я… - Что ты? Не замыкайся. Это всего лишь прошлое Луве. У тебя оно тоже есть. Без него нет будущего.  Если он сейчас тут, а не ушел, то это что-то да значит.
Эвелина вышла на крыльцо, цепляясь за деревянные колонны, что поддерживали навес. Улицы были пустынны. Звезды сиротливо блестели на ночном небе. Сорвись! Ну, хоть одна, дай загадать желание! Было новолуние.
Вздох. Другой. Пальцы вцепились в волосы, а по улице разнесся ее дикий крик, опустошающий ее от черноты и мрака, что сгустились в ее душе. Она вернулась в дом, закрывая за собой дверь, показывая всем, что сейчас здесь те, кто и должен быть. Здесь ее жизнь, рядом с мальчишками, ее самыми родными и любимыми. И пора ей сказать то, что так долго сдерживала в себе.
- Запомни, - она посмотрела на Арне, поправляя его волосы, пропуская пряди между пальцами, - ты лучший брат на свете. И не будь я твоей сестрой, то давно бы устроила на тебя охоту. Никогда не сомневайся в себе. Как это делаю я.
А теперь предстояла самое сложное, желанное и опасное. Эвелина повернулась к Луве, прикусывая губу, подняла на него взгляд.
- Ты не виноват. Я не то, что не поверила тебе, нет. Само покатило, я не смогла сдержаться. И страх потерять был выше, а за ним накатили злость и гнев. Прости - Эви уткнулась в его грудь, пальчиками цепляясь за лацканы пиджака, - я люблю тебя!

+2

10

Арне был прав. Всё куда запутаннее, чем кажется. Да и казалось всё это дерьмо далеко не простым с самого начала. По-крайней мере, для Луве точно. Но он был благодарен пацану за проявленное благоразумие и попытку призвать к спокойствию и найти справедливость общими силами, а не рубить все концы с ходу и на эмоциях, как это попыталась сделать Эвелина.
Обьёрн взглянул на свою девушку, не будучи уверенный, что та всё ещё считает так же, но он просто так не отступится. Хотя, как он и сказал, её желания и мнение он уважает, так что, если Эва и впрямь заупрямится и не простит его, не сейчас, так когда-нибудь потом, придётся уйти и никого не мучить. Тупо только, что беспородный пёс таки привязался к этой девчонке, пытаясь хотя бы с ней построить серьёзные нормальные отношения с каким-то будущим, раз уж с прежней сильной привязанностью ни черта не вышло. Но может быть и в этом случае та же фигня?
Чёрт.
И чего он об этом подумал? Зачем вспоминает прошлое, что до сих пор иногда отзывается тоской в груди? Бред какой. Сейчас и здесь его настоящее и будущее. Никакого прошлого, мать его.
Но Эва, не взирая на разумные речи своего брата, вдруг взяла и посреди его речи вышла на улицу. Луве проводил её встревоженным нахмуренным взглядом, а когда услышал крик, изогнул брови в недоумении. Обернулся на Арне, похоже, братец тоже был удивлён. Женщины... иногда их совершенно не понять, и сегодня Эвелина доказала свою женскую странность слишком уж чересчур. Интересно, какие ещё подобные сюрпризы в будущем она выкинет, если всё-таки не попросит его после всех объяснений исчезнуть из её жизни, как сделала это несколько мгновений назад. Он понимал, что девушка была обижена и оскорблена, сама себе напридумывала что-то, гиперболизировав несуществующую катастрофу под влиянием алкоголя и чувств, он не винил её за это, но тоже почувствовал боль. Что она вот так просто готова сдаться и вычеркнуть его, словно он ничего не значит для неё. Либо слишком многое, но она готова дать слабину и не хочет сражаться, а предаться своим слёзам и боли, утопая в них всё сильнее и сильнее. Когда он учился в гимназии, у него была подруга, которая проворачивала подобное довольно часто, пока он просто сам не ушёл. С тех пор и решил, что раз женщины просят и хотят чего-то, он будет прислушиваться к их словам, и пусть сами потом кусают свои локти, если не опомнятся. Играть собой и своими чувствами он никому не позволит. Но шанс всё-таки даст.
И похоже Эва услышала его и приняла этот шанс. Ведь он и правда мог уйти, она сама этого захотела. Ползать на коленях за кем-то не в духе Луве, как бы он не был привязан к человеку. Глупо цепляться за тех, кто не хочет быть с тобой. И даже не пытается. А боль проходит, эти люди заменяются другими.
Арне принялся объяснять, как Маргит вообще появилась в доме. Луве слушал и хмурился. Черт возьми, он, конечно, был в курсе, что Маргит та ещё зараза, сексуальная и аппетитная девчонка, которая не прочь перепихнуться пару раз, но он и не думал, что, вернувшись через несколько месяцев, она устроит подобную хрень. Месть! Ха! Было бы за что! И ладно бы только ему напакостила бы, так ещё вмешала и двух невинных людей. Арне так точно, ведь он оказался простым инструментов в коварным играх Маргит. Эва - как цель мщения. Но да, действуя через близких людей, делая больно им, самый простой, действенный и болезненный способ повлиять на того, кому хочешь отомстить, кого хочешь наказать или сделать пакость.
Собственно влезать в разговор сестры и брата Обьёрн не стал, дождавшись, пока Эви обратит свой печальный нервозный взгляд на него.
Странные вещи она сказала. Честно говоря, Луве не понял и не увидел в них смысла. Страх потерять? Поэтому она сама же его и вычеркнула из своей жизни? Аааа, женская логика. Ладно, забей на неё, забей, чувак, тебе никогда не понять женщин! Уж точно не в двадцать три года!
И Луве приобнял Эву, прильнувшую к нему с раскаянием. И... что? Она только что призналась?!
Обнимающие руки дрогнули, но через мгновение замешательства и попыток осознать услышанное да и понять собственные чувства, собственную реакцию после всего произошедшего усилили объятия. Он молча поцеловал девушку в макушку, не зная, что сказать. Ведь тут как бы между прочим всё ещё был её брат, а оповещать о своих чувствах на людях Луве как-то не привык - это слишком уж ненатурально выглядело, да и зачем всех вокруг смущать? Это всё-таки не американские фильмы, где всё делается на толпу со всей показушностью, лицемерием и пафосностью. Поэтому он стиснул свои объятия ещё сильнее и тихо прошептал в её волосы.
- Ничего, я понимаю. - Что-то он всё-таки действительно понимал. Каких только дров не наломаешь поддавшись ярости и гневу. Если уж мужчины вставали на свои грабли, то женщины и подавно.
Луве взглянул исподлобья на Арне.
- Ты ни в чём не виноват. С такими девушками, как Маргит не так-то легко управиться даже мне, как видишь. Иначе бы ничего этого не произошло. А скобы тебе, кстати, идут и вообще ты парень довольно разумный и симпатичный, но точно не для таких коварных барышень, как она, так что не парься. - И Луве улыбнулся, пытаясь подбодрить пацана. Загнать самого себя в несуществующие оковы, мучиться несуществующими проблемами и позволять им грызть себя изнутри? Только этого пацану ещё и не хватало.
- И вообще... - Луве отстранил от себя Эву, но не выпускал из объятий, заглянул ей в глаза с лёгкой улыбкой. - Ты только что призналась, что готова залипнуть на собственного брата? У вас тут случаем нет никаких секретов? А то я готов поверить, уж слишком вы не похожи друг на друга.

Отредактировано Love Johansson (2016-07-12 01:30:10)

+2

11

К счастью для Арне, никому из присутствующих не пришло в голову винить его за нелепый визит неудачной разлучницы. Напротив, он даже получил поддержку, на которую, честно говоря, совсем не рассчитывал.
Главные слова, разумеется, прозвучали от сестры и вызвали наконец-то улыбку на лице брата. Эвелина порой подбадривала его подобными фразами, называла парня симпатичным и миловидным, что, пусть он сам в это не очень-то верил, всё же поднимало настроение. Но сейчас это была не просто попытка прогнать печаль. Именно в этой реплике было гораздо больше чувств и наполнения, нежели в обычных, вскользь обронённых предложениях.
Девушка была права, Арне стоило перестать так уж беспокоиться о каждом своём поступке, заранее расценивая его как потенциально неверный. Он знал, что Эва действительно никогда не сомневалась в своём брате, всегда была уверена в его успехе намного больше, чем он сам, и за это Якобсен-младший был ей бесконечно благодарен. Давно минули времена, когда ему как маленькому мальчику могла понадобиться физическая защита, а вот моральная… моральная поддержка никогда не бывает лишней.
- Я постараюсь, - он улыбнулся, мысленно запоминая это обещание. По большей части он дал его даже не сестре, а самому себе. В самом деле, пора бы поработать над своей самооценкой. Современные реалии таковы, что, как в эволюции животного мира, выживает сильнейший, и к этому нужно приспосабливаться.
Не менее чувственным вышло обращение Эвы к Луве. Вот теперь Арне почувствовал себя немного лишним. В конце концов, именно отношения влюблённых подверглись во всей произошедшей здесь чертовщине наибольшему испытанию, им определённо было, о чём поговорить. Арне даже хотел было выйти, ненадолго куда-нибудь отлучиться, чтобы оставить парочку наедине – например, в ванную, что тоже бы не помешало. Плеснуть на лицо прохладной водой, успокоиться и прийти в себя после такого эмоционального урагана в собственной душе.
Но не успел он построить правдоподобную отговорку для временной отлучки, как Луве заговорил, обращаясь к нему.
Бедняга Луве… мстительные женщины – бич современного общества! А ведь и сам пацан, на мгновение передав свой разум во власть эмоциям, чуть ли не с кулаками налетел на ни в чём не повинную жертву женского коварства. Несмотря на это, мужчина искренне постарался выразить и свою поддержку. Да эти двое только что сделали больше полезного для самооценки Арне, чем сам Арне за всю свою жизнь!
- И над этим постараюсь, - отдал он второе обещание, улыбнувшись шире. И правда, переживать по поводу прошлого, тем более, что всё в итоге хорошо закончилось – последнее дело. Пусть оно и оставило весьма неприятный осадок… Нет, ну надо же так, пойти на поводу у какой-то соблазнительницы! Если теперь какая-нибудь девица внезапно заявит о своей симпатии к Арне, он тысячу раз перепроверит, не связана ли она как-нибудь с парнем его сестры…
А вот следующее замечание немного сбило с толку, кажется, обоих родственников. Что значит – не похожи? Как это понимать? Глупости, похожи, конечно, они же родные брат и сестра! Младший уставился на Эвелину в упор, растерянно разглядывая её лицо. Симпатичное, вполне себе скандинавское лицо. Жаль, зеркала близко не было, на себя не взглянуть… Может, это была очередная шуточка от юмориста-Луве? Как попытка разрядить атмосферу.

+2

12

Обжигаться, жить дальше, и вновь прикасаться к тому холодному огню, что в жизни преподносят обстоятельства, это значит становиться сильнее, не сгибаться и не ломаться под натиском всего, что порой сваливается на нас сверху. Принимать это как испытание. И вот кто в эти моменты обладает ясностью ума, тот и сможет предотвратить творящееся безумие. Сейчас такими людьми оказались Арне и Луве. Эвелина вздохнула, проведя щекой по рубашке шведа, прижавшись, попыталась успокоиться. В ладони не хватало руки брата. И тогда она испытала, что значит быть окруженной теми, кто так дорог, и что они оба сейчас спасли от неминуемого то, что она искала в жизни, и нашла. Слова признания, которые в ней давно уже рвались к Луве, наконец-то покинули ее разум, становясь осязаемыми для каждого, кто говорил, и кому они предназначались. Она не задумывалась, она просто жила этими чувствами, мыслями о нем, когда они расставались на день, часы, минуты. Сейчас Эви не осознавала всего, что могли сотворить ее слова, потом, чуть позже, когда в ней уймется ураган, что начался с момента появления дома, придя в себя, девушка лишь улыбнется, понимая, что стена рухнула. Те препятствия, что были в ней самой в отношениях с парнем, просто исчезли, растворились. Ей не хотелось разбиться о скалы не взаимности, как это было в тот единственный раз, когда она влюбилась. И вот спустя время, Эвелина поняла, что влюбилась она сейчас, по-настоящему сильно и беззаветно, что готова за шведом на велосипеде исколесить весь мир, быть рядом, ощущать его вокруг себя. Как было всегда с момента их знакомства. Эви обняла Луве за талию, вдыхая аромат его тела. Это сводило с ума сильнее всяких парфюмов, что когда он так вот был рядом, она держалась с трудом, чтобы не нырнуть в него с головой, отдаться тем инстинктам, которые он в ней будоражил.
- Прости, я наломала дров, но если бы ты ушел, я пошла бы за тобой, - шептала, понимая, что это бы надо говорить наедине, но секретов от брата у нее не было. Ну, был один, но он вот стоит перед Арне, обнимая ее. И больше нет. – Я бы умоляла вернуться.
Чуть сжав его объятиями, Эви повернулась к Арне, улыбаясь.
- А представь, когда мы их снимем, - поклацала ровными зубками, демонстрируя свои белоснежные и также выведенные «на место» брекетами, - я даже боюсь себе представить твою реакцию, когда протяну тебе зеркало. Потому что мама тогда чуть не оглохла, как я радовалась.
Она подмигнула брату. Арне и подбадривать порой не нужно было. Ему лишь надо толчок и он увлекался, забывая в ту же минуту о том, что только что сидел угрюмый, полный сомнений. Но Эви никогда не отступала. Крутилась рядом, порой мешая, интересуясь, заражаясь тем блеском в его глазах и тем чувством, с каким Якобсен-младший отдавался делу. Это у них семейное. «Заразиться и болеть», и не хотеть искать «лекарства». Оно само появлялось в виде окончательных результатов.
- А? – Эвелина посмотрела на Луве снизу вверх, оказывается, лишившись каблуков, она становилась маленькой, - призналась, - притянула к себе лицо шведа прошептала, - это было словами поддержки, но в тоже время это правда. Ты сам признал, что он симпатичный. А я умею отделять родство от женской симпатии.
Но вот следующее замечание Луве заставило ее развернуться к Арне. Что за ерунда? Не похожи? Да у Арне вон родинка на шее где у нее и у мамы была. Такого совпадения не бывает ведь?
- Да ну, - она взяла обоих за руки и увела к дивану, сев между ними, сплетая свои пальцы с их. – Я же помню, как родители его привезли из роддома. Как маму туда увезли. И имя выбирали все вместе. Ага, - кивнула брату, - Арне это я придумала. Правда, тогда это звучало как Алне. Вот смотри, - оттянула чуть майку брату и оголив свое плечо, - у меня три родинки, у Арне две. А носы, - коснулась его носа пальцем.
- Давайте тут продолжим отмечать окончание. Тем более что виновники оба здесь. Арне, принесешь шампанское. Угу, я даже разрешу тебе выпить, - на мгновение сделалась занудной старшей сестрой.
Но сказанные слова засели как гвоздь в ее голове, и Эвелина опустила взгляд на руку Арне, положив сверху своей, рассматривая пальцы.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » попадос?