Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » L'amour fou


L'amour fou

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://www.jeremyirons.com/gallery/albums/Batch%20Files/Damage%20Stills/normal_damage-irons-binoche1.jpg

Le baiser est la plus sure façon de se taire en disant tout...
https://img-fotki.yandex.ru/get/3500/inmira.12/0_35d9f_67df1d7a_XXXS

Warren Bechtel & Anne Ryan

субботнее утро 7 мая 2016

Всего лишь вчера кое-кто вышел из подполья, сжег за собой все мосты...
И так, война началась?

+3

2

Уоррен привык подниматься рано утром, вне зависимости от того во сколько ему удалось уснуть накануне вечером. Это была давно уже устоявшаяся привычка, еще со времен Итона, где студентам не позволялось терять время зря. Однако, на следующий день после праздничного ужина, старший Бектэль проснулся около десяти утра и притом в полном одиночестве - его прелестная пассия явно не захотела его будить и уже успела куда-то упорхнуть. Потянувшись, Уоррен уже собрался заставить себя встать, но тут раздался звонок его мобильного - и как оказалось, звонил доктор Флеминг и с весьма хорошими новостями.
-Доброе утро, мистер Бектэль, -первым делом поздоровался врач. -Я обещал вам перезвонить, но так вышло, что возможность у меня появилась только сейчас. Видите ли, мне пришлось забрать вашу невестку в свою клинику вчера ночью.
-Не извиняйтесь, Джеймс, все в порядке. Что-то случилось? -вязкая и приятная сонливость мигом слетела с бизнесмена - он прекрасно знал, насколько Джеки влюблен в свою жену и надеялся, что ничего плохого не успело произойти, пока он спал. -Как Келли??
-Миссис Гарнье-Бектэль час назад родила прекрасного и здорового мальчика. Он заставил ее порядком помучится прежде чем родился - девять фунтов веса и 19 дюймов ростом, -ответил Флеминг. -Так что, сэр, позвольте вас поздравить с еще одним прекрасным внуком! Ваша невестка чувствует себя хорошо и я выпишу ее домой через пару дней.
-Вообще-то поздравлять надо в первую очередь моего сына, -Уоррен рассмеялся. -Но новость отличная и я очень рад был ее услышать. И я весьма благодарен вам, доктор Флеминг - позже заеду в клинику.
Попрощавшись с доктором, Бектэль набрал номер младшего сына и улыбнулся, услышав на другом конце, его усталый, но счастливый голос. Надо полагать, бедняга еще даже и не думал лечь отдохнуть?
-Ну что, молодой отец, принимаешь поздравления? Я очень рад за вас обоих, что все прошло благополучно, -прижав мобильник к уху и одев рубашку, Уоррен подошел к окну своей спальни. Как оказалось, в это утро, Анна решила прогуляться по прелестному садику возле особняка - так что продолжая говорить с сыном, строительный магнат решил к ней присоединится. -Если ты не против, я приеду попозже в клинику - да и тебе не мешало бы как следует выспаться. Тогда договорились, сынок, скоро увидимся.
Спустившись по лестнице на первый этаж особняка, Бектэль вышел в сад, устроенный на французский манер: подстриженные аккуратными шариками кусты и клумбы с цветами, каждая из которых была гордостью ландшафтного дизайнера что трудился над ними. Подойдя к Анне, Уоррен обнял ее со спины и нежно коснулся губами ее щеки.
-Ты решила оставить меня одного? -он улыбнулся, когда любимая Нэн повернулась к нему и аккуратно взял ее лицо в свои ладони. -Между прочим... я не мог дождаться, наступления весьма знакового момента - когда мы сможем просыпаться утром и нам не нужно будет расставаться. Что-то случилось?
Признаться, Бектэль опасался, что муж Анны начнет ей названивать и угрожать скандалом, однако по всей видимости, пока что мсье Риан предпочел заняться какими-то своими делами? Жена как обычно, волновала этого кретина в последнюю очередь.
-Мне только что позвонил доктор Флеминг и сообщил что Джеки стал отцом. У него родился мальчишка девяти фунтов весом - неудивительно, что бедняжке Келли было нехорошо вечером, -сообщил своей пассии Уоррен. -Надо бы сегодня съездить в город и поискать им какой-нибудь хороший подарок. Сын очень счастлив... так что давай позавтракаем и поедем?
Уоррен нежно поцеловал Анну, подумав о том, что "буря", которую он в общем-то ожидал, обязательно грянет не сегодня, так завтра. Так что надо бы подготовится и договорится с подходящим юристом, специализирующемся на бракоразводных процессах, если дело все же дойдет до суда. Но вообще, Бектэль предполагал что Риан предпочтет все замять и устроить по-тихому - это, без малейшего сомнения, был бы самый лучший вариант развития событий. Во всяком случае, только так у известного политика был хоть какой-то шанс сохранить свою успешную карьеру.
-Вчера  я совершенно замотался и так и не спросил тебя кое о чем важном. Тебе нравится этот дом, Нэн? -поинтересовался у своей пассии Уоррен, приобняв ее за плечи, когда они вместе направились к главному входу в особняк. -Я привык к нему... но он стал чертовски пустым, с тех пор как дети разъехались. Еще рядом с ним есть великолепно оборудованная конюшня, построенная специально для детей Бет - они просто обожают кататься верхом. Правда дочь с зятем рассердились на меня, когда я купил Алексу пони, пока они были в отъезде.

+2

3

Пятнадцать лет и где-то чуть больше полугода прошло с тех пор, как Анна связала себя узами брака с совершенно незнакомым ей человеком. Помнит ли она сегодня тот день, когда она ответила свое «да»  в присутствии множества свидетелей этого празднества в городском муниципалитете? Нет. Все-таки время не только хороший лекарь. Оно еще и освобождает память от совершенно ненужных воспоминаний, что не приносят в твою жизнь ничего хорошего. А ведь тот день, оставшийся далеко позади, был именно таким. В тот день в жизнь молодой Анны Норман, принявшей фамилию мужа и ставшей Риан, ворвалось известие о том, что брак – это вовсе не то счастливое состояние, о котором мечтала девочкой, глядя на своих родителей, что тоже не выбирали друг друга. В прочем, между Валери и Домиником никогда не было страстной любви. Эти двое всегда были не больше чем двумя расчетливыми партнерами, хорошо знавшими, чего хотят от своей жизни. И глядя на пример собственных родителей, Анна сжимала зубы и мирилась с той жизнью, которая выпала ей на долю. Это они ведь ее для нее предопределили…
И вот, настал тот день, когда эти самые пятнадцать с хвостиком лет остались позади.
Почти.
Говорят, если птица однажды сбегает из своей клетки, во второй раз ее поймать будет уже не так просто. И ведь мадам Риан нисколько не желала возвращаться к той элегантной жизни, которой жила в Париже до знакомства с Уорреном. Именно он, как ни странно, поманив за собой, показал куда более привлекательную сторону жизни молодой, но безутешной Анне, что была поймана в силки уже давно. И не имела никаких надежд на спасения. Еще бы, она бы попросту не дерзнула настолько! Ее ведь всегда учили тому, что благополучие семьи должно быть превыше собственных желаний или даже чувств.
Как бы горько не было, как бы ни хотелось послать все к черту при всем честном народе – нельзя. Позволено лишь стиснув зубы, улыбаться. Демонстрировать свою аристократичную грацию и безупречные манеры, которыми можно было восторгаться.
Но, что же сделала Ани? Она просто сбежала за океан, не выдержав напора. И не куда-нибудь, а к тому, кому было по силе защитить ее. Бектэль ведь не станет уговаривать свою любовницу возвращаться к мужу и быть благоразумной, как это сделали наверняка ее добрые родители. Да и ведь Анна сбежала только потому, что дочь находилась в это время в самом безопасном местечке – у ее родителей. Они не отдадут свою внучку в руки зятя, прекрасно понимая, что тот не станет себя сдерживать и, возможно, сгонит свою злость на бедной дочери-подростке.
Сейчас, пока Уоррен еще спал, Анна поднялась из постели, набросив на себя тонкий шелковый халат черного цвета, что так безупречно скрашивал ее фигуру в свободной одежде. Нельзя было сказать, что она относилась к тому типу женщин, которые проводили много времени в постели: подолгу нежась и не скоро сбрасывая с себя всю сонную негу; однако в ее привычках не было стремительного желания поскорее взяться за дело. Волнение, пожалуй, заставило ее проснуться настолько рано. Так что, женщина не пожелала будить спящего любовника, прекрасно помня, что накануне вечером он вернулся не так уж и рано после того, как заезжал к своей дочери для разговора. О чем они беседовали, женщина не спрашивала, хотя и догадывалась. В прочем, это ее не касалось. Она вообще не хотела так внезапно врываться в жизнь семьи Уоррена, что предпочел просто «опрокинуть стол». Если можно так сказать, конечно.
Первой мыслью Анны было приготовить завтрак – именно этим она предпочитала заниматься тогда, когда им с Бектэлем удавалось выкроить немного времени для себя и провести вдвоем не только ночь, но и последующий день. Вот только на француженку ожидал свой сюрприз в виду целого арсенала прислуги, что была готова выполнить любой каприз. Не найдя ничего лучше, чем высказать свои пожелания по приготовлению кофе и завтрака (конечно же круасанами с различными начинками), брюнетка вышла на улицу в сад, где в итоге ее и застал Уоррен.
- Извини, мне не спалось. Боялась, что разбужу тебя и решила немного пройтись, - улыбнувшись мужчине, что уже выглядел довольно-таки бодрым, Анна подошла к нему ближе, нисколько не протестуя против той нежности, которую он проявлял к ней. – Смена поясов или беспокойство – кто знает, что не дало мне спать с самого утра? – добавила она, прежде чем потянуться к губам мужчины для короткого поцелуя. После него строительный магнат и рассказал своей любовнице о той прекрасной вести, которую ему с самого утра принесли.
И ведь, разве это не прекрасно?
Рождение новой жизни всегда заставляет нас улыбаться, желать ему счастья и всех земных благ.
- Вон, значит, кто тебя разбудил, - многозначительно кивает она, все еще улыбаясь. – Я рада за тебя и поздравляю. Дети – это прекрасно, - добавила женщина. У нее самой был лишь один ребенок и, возможно, если бы ее семейная жизнь сложилась иначе, все могло быть иначе, и она тоже окружила бы себя детьми?
- Я уже дала твоей армии прислуги указания приготовить завтрак – думаю, они скоро справятся, - ответила Анна лишь на одну часть вопроса Уоррена. На вторую у нее не было ответа. Все-таки среди детей Уоррена она чувствовала себя определенно чужой, а навязывать свое общество им она не была намерена. В прочем, мужчина не настаивал на ответе, по всей видимости, снова приняв решение за нее. Но, торопиться со спором, в котором она, как и всегда проиграет, женщина не стала. Анна только ответила на поцелуй, который ей подарил мужчина, прежде чем ответно обнять его за плечи, направившись вместе с ним вовнутрь дома.
- Да, у тебя красивый дом, - согласилась она. – Возможно, тебе стоит чаще приглашать свою родню погостить у тебя, чтобы он не казался тебе таким пустым? – предложила она, прежде чем рассмеялась на короткий пересказ мужчины о причине ссоры с дочерью и зятем. – Алекс – это тот маленький джентльмен? Замечательный ребенок, но … неужели ты ему купил пони? Он ведь совсем маленький еще для верховой езды, - припоминая маленького внука Уоррена, Анна не могла не улыбнуться. - Может нам позавтракать в саду? Погода располагает ведь, - предложила в свою очередь женщина, кивнув в сторону столика в саду.

+2

4

-Не "у тебя", а "у нас", любовь моя, -поправил Анну бизнесмен, улыбнувшись ей. -Я хочу чтобы он стал настоящим домом для тебя и для Жюльет. Уверен, что ей понравится в Сакраменто и она подружится с нашей Оливкой - она ведь ненамного старше твоей дочери. Во всяком случае, я постараюсь чтобы ей не было скучно.
Вспомнив о недавних разборках (вежливых со стороны Росса и более категоричных со стороны Бет), Бектэль едва сдержал желание как-то совершенно по-мальчишески пожать плечами, когда Нэн поинтересовалась насчет того пони, что и стал неким камнем преткновения. Но как ни крути, в любом случае последнее слово все же осталось за Уорреном?
-Видишь ли, милая... я попросил Росса съездить на парижскую конференцию в марте этого года - и он поехал вместе с Бетти, -начал свой рассказ бизнесмен, после того как приказал одной из горничных сервировать завтрак в саду. -Мальчишки - Алекс и его брат Дилан - гостили у меня и малыш уже на следующий день после отъезда очень заскучал по маме. Бет ведь еще не приходилось его оставлять даже на день. Что мне оставалось еще делать, если ребенок плакал? Благодаря тому что у меня уже была конюшня - я тебе не рассказывал ведь еще, что мне подарили как двух породистых коней, когда я ездил в Саудовскую Аравию? - устроить одного пони не составило никакого труда. Плюс еще мне порекомендовали человека, который замечательно обучает детей верховой езде. Не опаснее хоккея, в который играет Дилан.
Бектэль кивнул, когда ему доложили о том что завтрак подан, но прежде чем пойти к столу, взглянул на экран своего мобильника, где высветилось имя его зятя. Как оказалось, Росс не терял зря времени и накануне вечером, занялся своим проектом и надо полагать довел его до ума, раз уж прислал всю необходимую документацию на личную почту.
-Любимая, ты извинишь меня на несколько минут? -Уоррен виновато улыбнулся, приобняв Анну. -Мне нужно очень срочно отправить одно важное письмо и я сразу присоединюсь к тебе. И обещаю - больше никаких дел.
Фактически сбежав в свой рабочий кабинет, Бектэль включил ноутбук и уже пару минут спустя, бегло просмотрел новый проект Росса для гонконгских партнеров. Как и всегда, он был креативным и отвечающим всем требованиям безопасности, что без сомнения должно было впечатлить заокеанских друзей.
-Доброе утро, -поздоровался Уоррен, набрав номер одного из директоров своего концерна. -Майкл, я срочно высылаю вам все данные по последнему заказу - буду весьма благодарен, если прямо сейчас соберете видеоконференцию с остальными джентльменами из совета и просмотрите всю необходимую документацию. "Свайр Груп" ожидают нашего ответа в начале следующей неделе, но благодаря Россу и его отделу, мы можем их обрадовать уже сейчас. Держите меня в курсе дела как пройдет совещание и если проект будет одобрен и вы не обнаружите каких-либо "подводных камней", то немедленно высылайте его нашим заказчикам.
Определенно, сегодняшний день обещал быть более чем успешным для старшего Бектэля? Но еще прекраснее была замечательная возможность разделить свою радость с единственной и любимой женщиной, так что бизнесмен, не тратя даром времени, направился в сад.
-Вот и я, милая, -Уоррен уселся рядом с Анной. -Мой зять Росс, которого ты вчера видела на празднике, довел до ума проект отеля для наших гонконгских заказчиков, чему я просто несказанно рад. Это значит, что они получат свой заказ раньше чем было обещано и мы сможем вскоре начать строительство. Мне всегда нравилось сотрудничать с этими ребятами из "Свайр Груп" - один из самых надежных и старейших, я бы сказал, деловых партнеров. Кажется, после Парижа, нас с тобой ожидает отличное путешествие в Гонконг... и я надеюсь что ты поедешь со мной.
Обычно старший Бектэль имел обыкновение контролировать начало каждой важной стройки - но вовсе не потому что не доверял своим людям. Это была своеобразная дань уважения деловым партнерам, тем более таким что сотрудничали с "Бектэль Корп." на протяжении не одного уже десятка лет. И это не говоря уже о том, что Уоррен никогда не отказывался от возможности поездить по миру, так сказать совмещая приятное с полезным.
-Как тебе такая идея? Мне кажется, что тебе понравится в Гонконге и возможно даже захочется написать что-нибудь интересное, -бизнесмен улыбнулся своей возлюбленной. Он прекрасно знал, что господин Риан не особенно одобрял литературных талантов своей супруги - для него она должна была быть послушным и приятным дополнением к его политической карьере. Которую, впрочем Уоррен собирался вскоре прекратить раз и навсегда. -Помнишь мы с тобой мечтали о том как поедем куда-нибудь вместе? По-моему, пора уже начать претворять все наши мечты в объективную реальность.

+2

5

Далеко не каждый мужчина готов принять женщину со всем её прошлым и всеми теми тягостями, которые она несет за собой на продолжении долгих лет. Еще бы! Практически каждый мужчина жаждет от отношений с женщиной вовсе не серьезных отношений или обязательств, а скорее незабвенного приключения, яркой вспышки эмоций и лёгкости, такой не свойственной большинству дам, которым слегка перевалило за тридцать. У каждого ведь со временем набирается свой воз, без которого ты уже не ты. Однако Уоррен был не таким, как все мужчины. Он не боялся трудностей и легко преодолевал их, шаг за шагом. Он был уверенным, порой даже слишком, но именно эта черта характера строительного магната из США француженке больше всех импонировала, а порой просто заставляла закипать, словно чайник со свистком.
Пожалуй, теперь можно было с уверенностью утверждать, что без Уоррена Анна не решилась бы на многие вещи. Она бы никогда не завела роман на стороне, пусть как бы ни тянулась к любви и теплым отношениям, без которых никто не может в этой жизни. Она бы и не продолжила то, что родители назвали глупостью, а так называемые друзья и подруги - развлечением. Правда, если бы только узнали об этом раньше. И, конечно же, не осмелилась перечить мужу, от которого ушла позавчера, как оказалось, не просто громко хлопнув дверью, но окончательно и бесповоротно.
Уоррен поправил ее, когда Анна назвала дом его, и на это женщина даже не могла подобрать подходящих слов. Ей было, безусловно, приятно такое отношение к ней, Жюльет и уверенность в положительном итоге затеи с разводом и возможностью ее пятнадцатилетней дочери перебраться в Штаты. Но, … она не испытывала никогда такой уверенности, как Бектэль. Она прекрасно понимала, что не может вмешиваться в устоявшуюся жизнь семьи Уоррена – его детей, внуков. Ведь вчера на празднике, сидя за столом рядом со всеми ними, не смотря на всю их вежливость и галантность, она чувствовала себя совершенно чужой за тем столом. Вроде той неприглашенной леди, пришедшей под руку с выпившим темнокожим мужчиной. И не важно, что такое поведение очень сильно рознится с реальным поведением истинной леди – суть-то прекрасно понятна.
Но, говорить об этом мужчине Анна не стала. Какой в этом был смысл сейчас? Сейчас она набиралась у Бектэля уверенности в том, что сможет и не дрогнет во Франции. А когда там все будет улажено, можно будет вернуться к этому вопросу.
Хотя, кому она врет?
Все будет именно так, как решит мужчина. Она воспитывалась по таким правилам, где миром правят именно мужчины, а женщины – приятное дополнение к ним. Она просто уже не сможет выстоять одна без поддержки, без крепкого плеча рядом, ведь этого просто не умела делать. А может и не хотела? Может быть, просто хотела закрыть глаза, представив себя в свободном падении и с твердой надеждой на то, что ее мужчина поймает ее. Не даст ей упасть.
- У тебя такая большая и веселая семья, - слушая рассказ о визите маленького внука Уоррена к нему, во время поездки дочери и зятя в Париж, Анна улыбается. На самом деле, она завидует своему любовнику. Правда, лишь от части и той белой завистью, на которую слишком часто ссылаются друзья. Так что и не хочется верить в то, что она на самом деле существует. Но в ее сердце в действительности не было зла по отношению к родне Уоррена.
Их прервали, чтобы объявить о том, что завтрак готов, предварительно извинившись за беспокойство. А еще спросили уточнить, куда подавать завтрак. Так что, уже через несколько минут в саду должна была показаться прислуга со всем тем, что успела приготовить по просьбе Анны. Однако немедленно направиться к столику в саду, чтобы поскорее уже попробовать хотя бы один круасан, им не пришлось. Дела сами напомнили о себе, поэтому женщина с пониманием кивнула в ответ Уоррену.
- Не беспокойся за меня – решай дела, а я подожду на тебя здесь, - мягко произнесла мадам Риан, положив ладони на плечи мужчине, прежде чем дотянуться до его губ своими и подкрепить этим скромным поцелуем их соглашение.
Анна никогда не отличалась нетерпеливостью, поэтому в том, чтобы подождать на Уоррена, пока он будет занят своими делами, она не видела никаких трудностей. Тем более, завтракать, как и ужинать в одиночестве она не любила. Обед – это другое дело. Обеденное время обычно требует скорости перекуски или самых необычных компаньонов. Вот только дома, в их с Андре парижском доме, она почему-то практически всегда завтракала одна. А вот с ужином складывалось по-разному: либо они ходили в гости, либо к ним они приходили. Так что, здесь женщина была намерена дождаться на своего мужчину, пусть даже дожидаться ей придется около часа.
Но, нет. Уоррен сдержал свое обещание и не задержался больше, чем на пятнадцать минут. Так навскидку. Правда, к тому моменту, когда он вернулся, француженка уже устроилась за столиком в саду, решив немного погреться под лучами теплого утреннего калифорнийского солнца.
- Значит, ты предлагаешь мне начать изучение кантонского или китайского диалекта? – улыбнулась она в итоге, естественно, шутя. Хотя, в каждой шутке всегда есть доля правды.
Стыдно кому-либо сказать, но за свою жизнь Анна успела побывать лишь в нескольких странах Европы, когда сопровождала супруга в его деловых поездках на саммит или встречу. Ну, и отдых в Италии или Испании. К слову, это она впервые рискнула перелететь через Атлантику. Именно поэтому она охотно бы согласилась полететь в Гонконг, если бы Уоррен предложил ей.
- Возможно, я поеду с тобой, - добавила вскоре женщина, все еще улыбаясь мягкой улыбкой мужчине, что казался ей сейчас … счастливым? О, Анна очень надеялась, что приносила Уоррену счастье именно она, а не дела в Гонконге. – Если ты не будешь на этот раз так настойчив, мы вполне можем воплотить нашу мечту в реальность, - по-своему рассудила Риан, взявшись разливать по чашкам кофе из кофейника. – Я надеюсь, ты не будешь против разнообразия круасанов? – спросила она. – Это я просила их приготовить – хотела сама, но твой штат прислуги больно переживает за свое место под солнцем, - выразилась она, намекнув, что предпочла бы все приготовить сама. Но и могла понять тех, кто работал на строительного магната, наверное, уже не один год – найти такую работу было настоящей удачей. Особенно, если тебе необходимо обеспечить семью с нескольких детей.
- Bon appétit, mon amour! – пожелала Анна, взяв чашку с утренним кофе за ушко, прежде чем поднесла к своим устам.

+2

6

-Как же мне нравится это твое "возможно".., -хитро улыбнулся Бектэль, посмотрев на любимую женщину. -Оно дает ясный намек на то, что мне придется тебя уговаривать поехать со мной... а мне очень нравится это делать, пусть даже я и рискую потерять голову в очередной раз, когда ты окажешься слишком близко...
Наверное, если бы Уоррен рассказал Анне, как много раз он вспоминал момент их знакомства и все события что произошли после того президентского приема, она бы улыбнулась ему своей привычной мягкой и нежной улыбкой и сказала что он порой становится даже слишком сентиментальным. Но все же, факт оставался фактом - обычное знакомство при весьма необычных обстоятельствах, вдруг стало судьбоносным, изменив жизни двоих взрослых и успешных людей. Уоррен к моменту знакомства с Ани уже был этаким эксцентричным миллиардером с превосходной деловой репутацией, но ужасным характером, тогда как его пассия была верной и преданной женой известного политика. Здесь стоило бы оговорится и добавить знаковое "увы" - ведь по мнению старшего Бектэля, мсье Риан никогда не заслуживал женщины что досталась ему в законные супруги. Он воспринимал Анну как свою собственность и некое приятное дополнение к его политической карьере... но при этом не принимал в расчет, что у нее есть собственные идеи, стремления и конечно же желания. Хорошая жена политика обязана была быть покорной своему мужу почти как при домострое - и пока это было именно так, Риана это вполне устраивало. Однако, он при этом не учел, что его жена хотела быть просто любимой, самой дорогой и значимой для своего мужчины прежде всех дел и карьерного роста...
-Круассаны никогда не бывают лишними и всегда напоминают мне, как мы с тобой тайком встречались в Париже, -ответил Уоррен, наклонив голову и коснувшись губами тыльной стороны ладони Анны, мешая ей разливать кофе. Он прекрасно знал, что она умеет и любит готовить и конечно же ценил ее желание порадовать его. -Любовь моя, ты же знаешь, что весь этот дом в твоем полном распоряжении... если тебе хочется самой готовить круассаны, почему бы и нет? Просто прикажи моему шеф-повару предоставить тебе все что нужно и потом выгони всех с кухни. Все люди, кто работают в этом доме, знают что теперь ты здесь хозяйка...
Наверное нет большего удовольствия для влюбленного мужчины, чем иметь возможность бросить к ногам любимой все что ей только захочется? Вот и Уоррен, был намерен баловать Анну, окружив ее самой искренней заботой и любовью... и это вовсе не была новая золотая клетка для очаровательной француженки. Бектэль желал подарить милой Нэн свободу, которой у нее по сути никогда не было - делать все что ей вздумается, писать свои романы, ездить в путешествия. Тот кто любит, не может не быть в некотором роде собственником, однако у подобного стремления тоже должны быть свои разумные пределы. Муж Анны их никогда не признавал и потому в итоге потерял ее, Уоррен же не только был готов сделать любимую счастливой, но и знал как это сделать.
-Нам бы надо придумать, что подарить Келли по случаю рождения сына, -Бектэль взял со стола чашку с кофе и свой любимый круассан с сырной начинкой. -Что если нам съездить в какой-нибудь ювелирный бутик? Я признаться, надеялся, что у меня будет время заказать для невестки что-нибудь эксклюзивное и не думал что она родит на неделю раньше своего срока. Мне думается что будет уместно купить какие-нибудь роскошные и дорогие серьги, которые будут напоминать Келли о счастливом и радостном событии.
Вообще, принято считать что самый лучший подарок для своей женщины может выбрать лишь ее любимый мужчина - так что первую скрипку в поисках подходящего подарка для своей жены конечно же должен был играть Джеки. Уоррену, как внимательному к невестке свекру следовало не обделить ее своим вниманием и тут он следовал верному и старому правилу своего отца - если не знаешь что подарить родственникам, смело выбирай ювелирные изделия. Подобный подарок всегда говорит не только о благосостоянии дарителя, но и том что оный подошел к выбору подарка более чем ответственно и разумно.
-Кстати... любимая моя, помнишь тот подарок, что я хотел сделать тебе. но ты отказалась его взять? -напомнил Анне Уоррен, когда они пошли прогуляться по саду после завтрака. -Ты обещала... что примешь то ожерелье, когда мы сможем быть вместе открыто и не прятаться от кого-либо. Мне кажется, что теперь этот момент настал...
Превосходный и очень красивый алмазный кулон, Бектэль заказал около двух лет назад ко дню рождения любимой Нэн, во время которого им удалось вдвоем сбежать в Канны. Она прекрасна знала что подобный подарок не только возбудит подозрение Андре... а станет подтверждением факта ее измены ему. На тот момент мсье Риан еще даже и предположить не мог, что стал рогоносцем, а Анна не могла решится уйти от него. В итоге, кулон остался у Уоррена и влюбленные заключили своеобразное соглашение - причем Нэн явно не надеялась, что когда-нибудь сможет обрести свободу?
-Перед тем как мы поедем в город... я верну тот кулон на его законное место - твою прелестную шейку, -шепнул Уоррен в губы Ани, между нежными и ласковыми поцелуями. -А еще, я хочу дать тебе новое обещание... отныне ты всегда будешь самой счастливой на свете, моя любовь.
В этот самый момент, двое влюбленных пожалуй даже слишком увлеклись, позабыв буквально обо всем на свете? Усевшись на одну из скамеек в саду, Бектэль притянул Анну к себе на колени и стянул с ее плеч шелковый скользкий халат - она не противилась его объятиям, полностью отдавшись во власть приятных и дразнящих обоюдное желание прикосновений. Целуя шею и плечи милой Нэн, Уоррен абсолютно забылся, пока рядом не раздался хорошо знакомый голос, который он точно не ожидал услышать в данный момент времени.
-Дед... я не хотела мешать... но мне нужно поговорить с тобой.
Уоррен и Анна едва не вскочили со скамейки - словно первокурсники, которых родители застукали на горячем и в самый неподходящий момент. Возлюбленная строительного магната поспешно привела себя в порядок, вернув халат на место и пригладив волосы, основательно взъерошенные пылким любовником. Что же до Бектэля, то он нахмурился, посмотрев на любимую внучку - она ведь наверняка заявилась без разрешения своих родителей?!
-Что случилось, Лив? -поинтересовался мужчина. -Я надеюсь, мама знает что ты поехала ко мне?
-Нет не знает, -буркнула вредная девчонка и подойдя к Уоррену, ткнулась к нему в грудь и обняла его. -Мы поругались и я уехала... Извини пожалуйста, что помешала вам.
-Так... действительно становится все интереснее и интереснее, -Бектэль лишь вздохнул, после слов Оливки. -Ладно, рассказывай то стряслось... чую, мне тоже влетит по первое число от твоей матери, после того как она уже рассердилась на меня.
-Тебе-то за что влетит? -удивилась Оливия. -Ты найдешь пару минут для разговора тет-а-тет? Я хочу спросить о твоем вчерашнем разговоре с мамой...
-Замечательно... ты еще и подслушивала? -у Уоррена просто не было каких-либо приличных слов, чтобы описать собственное удивление. -Вот что, моя дорогая - подожди пока я соберусь? Мы с Нэн хотели поехать в город и я не собираюсь откладывать эту поездку. У твоего дяди Джека сегодня утром родился сын, так что мы поедем сначала за подарком, а потом и в клинику.
-Хорошо. Если позволишь, я поеду вместе с вами, -тихо сказала Оливка. -Домой пойду, когда мама немного остынет...
-Боюсь, что скоро опять будет ситуация, когда не "мама остынет", а твой папа приедет за тобой и я снова окажусь виноватым, -усмехнулся Уоррен, после чего протянул руку Анне. -Мы пойдем собираться, а ты пока позавтракай - наверняка ведь сбежала из дома ничего не поев толком?

Отредактировано Warren Bechtel (2016-07-11 15:26:11)

+2

7

Порой Анна спрашивала сама себя о том, что же было в ней такого особенного, что привлекло к ней внимание Уоррена Бектэля тем вечером, когда они познакомились? Было ли дело только в том грустном и скучающем взгляде, о котором говорит даже сейчас он? Да и, вообще, было ли дело в ее внешности? На первый взгляд, вполне обычной и ничем не отличающейся от большинства других женщин. У нее были обычные карие глаза, темные, почти черные волосы, которые лишь недавно стала освежать при помощи красок. Она-то и не укладывала волосы в какую-то дивную прическу, позволяя им самую малость пьянящей свободы. Свободы, которой она, по сути, никогда не обладала. Сначала родители, затем муж обозначили тесные рамки позволенного, нарушать которых она не имела права. Ну, а еще, помимо всего, у нее был высокий лоб, что так не нравился, когда она была подростком и скрывала его при помощи челки; пухлые губы и бледная кожа тоже не обещали ничего необыкновенного.
Наверное, все-таки, как и любая другая женщина, Анна предпочла бы считать, что дело все-таки было не во внешности. В прочем, так и было, ведь строительный магнат интересовался тем, что нравилось его любовнице, и всячески старался поощрить ее стремление к литературе. Он предлагал ей даже решиться опубликовать одно из тех произведений, что ушло «в стол» и было прочитано им по большей степени случайно. Но, каждый мужчина встречает женщину в первую очередь по «обложке», а потому она осознавала, что дело было не только в том, что скрывала ее оболочка. И старалась всячески ее поддерживать, ведь ей хотелось нравиться и быть попросту любимой и желанной.
- Я всего лишь хотела сказать, что все зависит от обстоятельств, - мягко решила поправить мужчину Анна, начав заигрывать с ним тонкими нотками своей интонации. – Но, ты уже видимо построил целый коварный план? – спросила она, изогнув тонкую бровь вверх. – Наверное, мне не стоит мешать тебе его воплощать в реальность. Хотя я всего лишь не хочу Жюли оставлять одну, - добавила француженка, бросив мужчине не менее красноречивый взгляд, чем тот, что был ей подарен недавно.
И он играл свою особенную роль сейчас, в виду недавнего поцелуя, оставленного Уорреном на тыльной стороне ее ладони.
- Возможно, я еще не привыкла к этому, - говорить об этом сейчас Анне было несколько неловко, но умолчать об этом она все-таки не могла. Это было бы не честно по отношению к мужчине, к которому она испытывала несколько больше, чем обычную симпатию или привязанность. Это же и не была благодарностью. – Завтра я что-нибудь обязательно придумаю, - тем не менее, пообещала она Бектэлю и подкрепила свое обещание улыбкой.
Сделав несколько глотков горького кофе, пожалуй, даже слишком горького кофе, из-за которого Ани даже скривилась, прежде чем поставить чашку обратно на блюдце. Из-за их с Уорреном разговора, в который она пошла с головой, женщина снова забыла добавить ложечку сахара в чашку, без которой пить обычный кофе попросту не представляла для себя возможным. Правда, мадам Риан предпочла бы еще добавить щепотку корицы – но нынче она все-таки останется на месте и не станет беспокоиться об этой мелочи, пусть даже эти самые мелочи и подчеркивают наши привязанности, вкусовые предпочтения и стремления.
Сдув пар с еще горячего кофе в своей чашке, Анна отпила совсем немного и, прикрыв глаза от удовольствия, могла констатировать факт того, что так было значительно лучше. После этого, можно было потянуться за круассаном с ягодной начинкой и попытаться отгадать даже, какие из ягод попали вовнутрь. Наверняка повар предпочел сделать начинку вручную? Круасан был еще теплым, но на свежем воздухе быстро остывал. Так что, можно было есть, не опасаясь за свой желудок, следить за которым с годами приходилось куда более внимательно, чем прежде. Вот только изменять своим предпочтениям к завтраку француженка все еще не торопилась, пусть бы что.
- Нужно сделать не только подарок для Келли, но и для малыша – какую-то полезную мелочь, о которой все забывают в такие счастливые моменты, - заметила женщина, припомнив недавний рассказ Уоррена о том, как ему доводилось баловать одного из своих внуков пони. Правда, новорожденного малыша сейчас наверняка не интересовало ничто, кроме его любимой и заботливой матери, расставаться с которой тому будет очень не просто. Но, помочь в таком тонком деле, как выбор первого подарка для внука, Анна вполне могла. – Если хочешь, мы можем съездить в ювелирный салон, а потом заодно заглянуть в один из детских магазинов, в котором можно будет выбрать что-нибудь милое для твоего внука, - высказала свое мнение Риан, прежде чем отставила чашку на блюдце.
Кажется, она уже насытилась?
Поднявшись вместе с Уорреном из-за стола, Ани позволила мужчине обнять себя за плечи, сделав, практически, то же самое. У них было еще время для того, чтобы обдумать варианты подарков, как и попросту наслаждаться этим прекрасным и теплым утром, пока на той стороне мира весна была менее приветливой.
- А? – посмотрев на Бектэля, женщина не сразу поняла, к чему он ведет. В прочем, вспомнить было не так уж и сложно, поскольку столь дорогого и красивого ожерелья ей не дарил никто. Правда, когда она давала обещание принять подарок позже, когда она сможет его носить, француженка не предполагала, действительно ли наступит тот день. И улыбнулась сейчас же.
- Хорошо. Я приму его на этот раз – ты прав, момент наступил, - согласилась она, когда Уоррен уселся на одной из скамеек, куда и потянул за собой свою пассию. - Но для него, мне кажется, еще понадобится какой-то особенный случай? – после нескольких нежных поцелуев, подаренных ей мужчиной, осторожно спросила она. Хотя в первую очередь ей следовало бы не просто болтать, но отплатить на поступившее обещание, поцелуем.
Именно за поцелуями, что несколько перешли границу разумного, когда Уоррен позволил себе спустить с плеч своей любовницы ее шелковый халат, а следом за ним и бретельки ее пеньюара, который и скрывался под халатом. Правда, Анна тоже потеряла бдительной, растворяясь в нежности своего любовника, что всегда заботился в их отношениях не только о себе, но и о том, чтобы ей было с ним хорошо. Ее пальцы скользнули под рубашку строительного магната, когда послышался голос некой молодой особы. Этот голос был не так уж и хорошо знаком женщине, поэтому в первую очередь она подумала о том, что к Уоррену пришла его дочь. Но, дочь обращается к отцу ведь совершенно иначе – и прежде чем повернуться к возмутительнице покоя двух любовников, Анна лишь спешно набросила на плечи свой халат вкупе со шлейками пеньюара.
Внучка Уоррена не стремилась быть вежливой или приветливой, всем своим видом показывая, что пришла она к деду по делу. И здесь, Ани не могла не отметить, насколько она была похожа на свою мать и отца одновременно. У юной девушки были весьма красивые черты лица, слегка смуглая кожа и прекрасные длинные волосы, что обрамляли прекрасное личико американки, которой можно было любоваться. И, судя по тому, что смущенной чувствовала больше именно Риан, а не она – находились те, кто умел любоваться ней.
Судя по всему, сейчас у Оливии был не самый простой период в жизни – она рассказала о ссоре с матерью, даже не взглянув на молодую спутницу своего деда. Так что, Анна не решилась ни уходить, ни вмешиваться в их разговор, что и не затянулся надолго.
- Может, мне не стоит ехать с вами, милый? – спросила женщина, когда они поднимались уже по лестнице на второй этаж особняка. – Мне бы не хотелось мешать тебе с внучкой. Наверняка у нее к тебе серьезный разговор и она не захочет, чтобы я была где-то рядом, - добавила она, вернувшись в спальню, где кровать уже была аккуратно заправлена и на полу даже ничего не валялось. В прочем, эти детали «сервиса», царившего в доме Уоррена, ее пока не сильно обеспокоили. К ним, как и ко всему другому, она еще успеет привыкнуть. А вот, не слишком ли стремительно она ворвалась в жизнь его детей и внуков?

+1

8

-Конечно же стоит, любимая, -ответил Анне Уоррен, когда они вместе поднимались в спальню по большой лестнице, что вела на второй этаж особняка. -Я так долго и безнадежно ждал момента пока мы сможем по-настоящему быть вместе, так что теперь не отпущу тебя от себя ни на шаг. Да и мои близкие так быстрее привыкнут к тебе...
Зайдя в спальню, Бектэль быстро нашел во что можно было переодеться для поездки в город, благо что у него не было недостатка в хорошей и естественно дорогой одежде. Он уже давно пользовался услугами именитых дизайнеров, но вовсе не из-за собственного снобизма, как можно было подумать - просто с фигурой и комплекцией Уоррена, ему приходилось более тщательно подбирать свой гардероб. Увы, но человек публичный обязан выглядеть безупречно всегда и во всем, да и не воспользоваться многими преимуществами собственного, более чем весомого состояния было бы откровенной глупостью.
-Я сейчас вспомнил о вчерашнем разговоре с Бетти... и в очередной раз подумал о том, что она была права, когда говорила о том, что я плохо влияю на Лив, -тихо произнес бизнесмен, застегивая пуговицы своей безупречно пошитой итальянской рубашки. -Боюсь, что внучка выросла моей копией - уже сейчас она делает то что ей вздумается, а что же будет дальше? А я настолько привык быть ее любимым дедом, что даже не представляю как можно исправить сложившуюся ситуацию. Если ее вообще еще можно исправить...
Прежде чем ненадолго оставить Анну для разговора с Оливкой, Уоррен достал из ящика одной из тумбочек футляр с тем самым заветным кулоном, что давно уже дожидался своего звездного часа. Подойдя к возлюбленной, он собственноручно одел его ей на шею и затем обнял милую Нэн, полюбовавшись ее отражением в старинном антикварном зеркале. Наверное некрасиво хвалить собственные подарки, однако этот кулон великолепно подходил прелестной француженке, достойно дополнив ее природную красоту, подобно тому как искусно сделанная оправа играет в унисон с бриллиантом редкой огранки.
-Кажется настало время проверить, умею ли я быть строгим.., -Уоррен улыбнулся, нежно прикоснувшись губами к щеке Анны. -Я жду тебя внизу, любимая... и боюсь, что нам придется взять с собой эту вредную девчонку и потом "сдать" ее родителям из рук в руки. Иначе я точно рискую попасть в опалу у своей дочери.
Спустившись на первый этаж, старший Бектэль обнаружил Оливку на просторной кухне своего особняка - девушка не отказалась от возможности позавтракать свежими и горячими круассанами с ароматным кофе. Увидев своего деда, Лив поспешно закончила свой завтрак, не забыв поблагодарить шеф-повара за проявленную о ней заботу, после чего перешла следом за хозяином дома в просторную гостиную.
-Итак, моя дорогая... о чем ты хотела поговорить? -поинтересовался Уоррен, усевшись на диване напротив Оливки. -И наверное, я должен бы извинится за ту сцену, свидетельницей которой ты стала недавно... но могу сказать в свое оправдание, что не ожидал твоего визита.
-Да брось, дед - я все понимаю и между прочим давно уже знаю, что происходит между мужчиной и женщиной, -насмешливо фыркнула Оливка. -Не обращайся со мной как с глупым ребенком... и если ты хочешь узнать мое мнение насчет твоей женщины, то она очень классная. Вчера одна из моих подруг написала мне, что ее дедушка никогда бы не посмел прийти на семейный ужин со своей... ммм... пассией.
-Ты хотела сказать любовницей? Договаривай уже, Ливи, раз уж у нас пошел настолько взрослый разговор, -Бектэль усмехнулся. -И я полагаю, что все подписчики твоего фейсбука вчера вечером обсуждали мое появление вместе с женщиной на тридцать лет меня моложе? Но раз уж мы исчерпали эту тему, то давай перейдем к делу.
-...сказал матерый волк строительного бизнеса, -рассмеялась Оливия и уселась рядом с Уорреном, взяв его за руку. -Послушай, дед... я не хочу чтобы обижался на меня после того что я спрошу сейчас. Ты ведь всегда поддерживал меня и я тебя очень люблю. Поэтому меня очень удивили твои слова... когда ты сказал, что не заслуживаешь моей любви и вообще виноват передо мной. Мама отказалась объяснять мне, что это значит...
-Лив... это не самый простой разговор.., -ответил Бектэль после недолгого раздумья. -И по правде говоря, мне бы надо обдумать его последствия, прежде чем что-либо сказать тебе. Пока что тебе достаточно будет знать о том, что у меня вышла серьезная размолвка с твоей мамой, когда она была в твоем возрасте. Увы, но в результате этого я потерял прежние доверительные отношения с ней и не хочу чтобы нечто подобное произошло и у нас с тобой. Давай вернемся к этому разговору, когда я буду к нему готов?
Помолчав пару минут, Оливка согласно кивнула головой. О давней размолвке, что случилась у ее матери с родителями она прекрасно знала - поначалу дед с бабушкой были против отношений Бет и Росса. Однако, юная мисс Картер в силу своего возраста, никогда особенно не придавала этому факту особого значения, ведь ее родители все же поженились и до сих пор были вместе.
-Хорошо, я подожду, пока ты будешь готов поговорить со мной как со взрослой, -улыбнулась девушка. -Давай тогда поговорим о приятном? Я хочу поехать с тобой и Анной на шоппинг и потом в клинику, поздравить дядю Джека. А еще посмотреть на моего младшего братишку.
-Я рискую получить новую нахлобучку от твоей матери - но ладно, пусть будет по-твоему, -лишь покачал головой Бектэль. -И насчет шоппинга, очень сильно сказано, моя дорогая - мы просто выберем что-нибудь в подарок и не станем скупать добрую половину какого-нибудь магазина.
Как только Анна спустилась на первый этаж, Уоррен приказал своему шоферу подать машину и затем можно было ехать за покупками. В хорошо знакомом строительному магнату ювелирном бутике очень быстро нашлись подходящие и очень красивые серьги для Келли, а так же очень милое кольцо для любимой внучки. Заметив что вредной девчонке оно очень понравилось, любящий дедушка не мог не побаловать ее в очередной раз, хотя и знал что может заработать очередной разговор от ее родителей на тему внезапных и очень дорогих подарков. После посещения бутика, Бектэль и сопровождающие его дамы направились в магазин товаров для новорожденных, где и приобрели все что могло пригодится сынишке Джека на первое время.
-Позволь поинтересоваться, как ты подпишешь эту фотографию? -улыбнулся Уоррен, после того как Лив, не утерпев сделала селфи на свой смартфон в его лимузине - ей явно не терпелось похвастать полученной обновкой?
-"Сегодня просто замечательный день! Еду поздравлять своего любимого дядюшку с прибавлением в семействе - да-да, у меня нынче родился еще один братишка! А еще хочу сказать, что обожаю моего дедулю, он всегда умеет поднять мне настроение", -хитро улыбнувшись, ответила Оливия. -И потом поставила несколько веселых смайликов.

Отредактировано Warren Bechtel (2016-07-11 18:46:21)

+1

9

Зная настойчивую и упрямую натуру Уоррена и то, что он был одним из тех мужчин, которые не отказываются от своих желаний и слов просто так, Анне предстояло услышать ничто иное, кроме напоминания о том, что теперь все будет несколько иначе. Правда, это не было сказано в такой манере, к которой привык мсье Риан. Нет, Уоррен всегда умел убеждать, не прибегая к крайностям. Он умел быть настойчивым, не перегибая палку. Соблазнял, манил за собой и терпеливо настаивал, заманивая в свою ловушку, в которую ей самой захотелось попасть, а уходить, естественно, не было никакого желания – именно так вкратце можно было описать их знакомство, если оглядываться на один из теплых вечеров на президентском приеме, когда им было суждено познакомиться. Уоррен никогда не осторожничал зря, но и не требовал с пеной у рта, как делал это часто пока еще законный супруг Анны. И как ни странно, это отличие куда больше заставляло тянуться за своим любовником, чем это самое благополучие семьи или репутация, которая пошатнулась после всплывших фотографий с главой всемирно известной строительной корпорации, что весьма неоднозначно задержал свою ладонь чуть пониже талии супруги французского политика.
Мужчина мягко и ласково напомнил ей о том, что он в первую очередь желает, давно желает и ждет. Так что у француженки не осталось более желания отказываться от возможности быть рядом с ним.
- Хорошо, если ты этого хочешь, ... - согласилась она, подойдя к шкафу, в котором со вчерашнего вечера находились те немногие вещи, которые она привезла с собой. Пока Уоррен ездил к своей дочери для разговора, что, в прочем, не задержал его надолго у нее в гостях, Риан успела опустошить свои чемоданы и развесить все на давно уже свободные места в шкафу. 
Анна не договаривала, потому что не хотела повторяться, пусть даже она и считала, что слишком быстро ворвалась в жизнь детей своего любовника. Как снег на голову среди августа? Улыбнувшись этому сравнению, женщина выбрала один из подходящих случаю нарядов, после чего продолжила свои неторопливые сборы. По доброй традиции она начала с чулок, которые надела, прежде чем успела избавиться от своего пеньюара или шелкового халата. Женщина отвлеклась от своих сборов, когда мужчина обратился к ней, решив рассказать о части разговора с дочерью, что касалась внезапно нагрянувшей с визитом внучки Уоррена.
- Может быть, дело просто в генах? – озвучила свою мысль она. – Иногда вещи происходят вне зависимости от того, что мы делаем. Parfois, il décide de la nature elle-même*, - добавила Анна, но уже на родном ей французском. Она-то предпочла бы не вмешиваться в некоторые дела чужой семьи, а именно такой для нее была семья дочери Бектэля, но не смогла промолчать о том, о чем в свое время много думала.
В прочем, разве только думала? Боялась, что дочь будет такой же, как и ее отец. Но, к счастью, она пошла в Норманов не только внешностью, но и характером.
Тем временем мужчина подошел к ней со своим давним подарком, который и собственноручно надел ей на шею, чему Анна могла только мягко улыбнуться, глядя на довольное выражение лица своего слишком щедрого любовника.
- Желаю тебе преуспеть в том, что ты себе поставил за цель, - прежде чем строительный магнат ушел, она успела подарить ему короткое прикосновение губ к его щеке. – А я пока соберусь, - согласно кивнула женщина.
Правда, довольно-таки быстро одевшись, француженка не торопилась спускаться, предполагая, что деду с внучкой понадобится больше времени. Именно поэтому она не удержалась от соблазна и сделала телефонный звонок во Францию.
- Анна? – послышался знакомый голос по ту сторону трубки.
- Здравствуй, мама, - произнесла Риан, недолго раздумывая над своим приветствием.
Во Франции сейчас был уже поздний вечер, который чета Норман наверняка коротала в компании приглашенных друзей, коих в Ницце было не мало. Но, женщина ошиблась. По ту сторону трубки царили тишина и покой.
- Что происходит, Анна? – весьма строгим тоном спросила старая французская мадам. – Ты действительно ушла от своего мужа? Я сегодня разговаривала с Андре, и мне совершенно не понравилось то, что он мне рассказал. А как же твоя семья? Ты подумала о нашей репутации? Я отказываюсь в это верить! – как всегда завелась с полуоборота Валери. Но, кажется, она забыла о том, что ее дочери давно уже не шестнадцать, а тридцать шесть.
- Извини, мама, но я звоню для того, чтобы ты учила меня сейчас жизни, - наверное, давно уже следовало решиться на эти слова. – Я звоню, чтобы предупредить тебя: Жюльетт останется у вас с отцом, пока я не приеду. Сделай, хоть раз что-то ради меня, - добавила Анна, надеясь на то, что мать догадается, к чему клонит ее старшая дочь.
- Хорошо. Надеюсь, что ты понимаешь, ради чего ты все это устроила, - произнесла мадам Норман, прежде чем с ней простилась Анна, после чего спустилась к Уоррену, что уже ожидал на нее внизу.
- S'il vous plaît pardonnez-moi**, - еще не отойдя от разговора с матерью, Анна немного забылась и продолжила говорить на своем родном языке.
Спустя несколько минут, они уже направлялись к тому самому магазинчику, в котором мужчина привык покупать украшения. В этом Бектэлю не было равных, и мужчина достаточно быстро подобрал необходимые украшения для своей невестки, которой, наверное, по счастливому случаю удалось вечером побывать на семейном празднике, прежде чем дать жизнь сыну. Но, вот уже маленькому Бектэлю Анна подобрала несколько красивых и совсем простых костюмчиков (без лишних швов и легко одевающихся) в магазине, рассчитанном для матерей и их новорожденных деток; а еще несколько средств для ухода. Сама еще не забыла о том, как для первого купания малышки Жюли позабыла о вспомогательных средствах. Так что, надеялась, что этот подарок будет весьма кстати.
Определенно Анна совершенно позабыла о своем не самом приятном разговоре с матерью, когда она в компании Уоррена и Оливии уже направлялась к больнице, в которой и находилась новоиспеченная мамочка. Возможно, не без участия озорной девушки, что своей легкостью чем-то напоминала ей ее собственную дочь, находившуюся на данный момент на юге Франции у своих деда с бабкой. Увы, но поговорить с Жюльетт и рассказать ей о своем решении Анна пока не решилась. Все-таки это было не самым подходящим разговором посредством телефона.

*Иногда это решает сама природа. (фр.)
**Прошу простить меня. (фр.)

+1

10

Дорогой до больницы, Уоррен наблюдал за любимой внучкой и думал о вчерашнем разговоре с Элизабет - ведь если бы она немногим более семнадцати лет назад послушала его, то этой милой, озорной и смешливой девчонки не было бы на свете? Бектэль попросту не мог бы себе этого представить, потому как полюбил темноволосую упрямую кроху в тот самый момент когда приехал в Бостон чтобы предложить дочери пойти на мировую. По счастью, Бет была достаточно сильной и смелой, чтобы вершить свою судьбу и строить семью без указки заботливых родителей - именно об этом бизнесмен и сказал своей любимой и единственной дочке, в финале их разговора, что начался на повышенных тонах, но завершился вполне мирно.
-Дед... а можно тебя попросить кое о чем важном и заодно напомнить о твоем обещании раздобыть мне самое дорогое и шикарное платье на выпускной, которое только существует в природе? -хитро улыбнулась Оливка, после того как вдоволь насладился восторженными комментариями от своих подруг в инстаграме. -Я слышала вчера, что ты собираешься ехать в Париж - быть может ты уговоришь папу и маму отпустить меня с тобой? Я честное слово, не буду мешать твоей деловой поездке...
Бектэль вопросительно приподнял брови, посмотрев на вредную девчонку - оказывается, она не только самое начало разговора подслушала? И что прикажете с ней делать, грозить наказаниями, "отлучением" от своей персоны и лишением подарков? Если принять во внимание, что любящий дедушка буквально только что разорился на очередной внезапный презент, то закручивать гайки и изображать строгость, действительно было несколько поздновато.
-Если мне не изменяет память, то совсем недавно тебя строго наказали родители, -ответил Уоррен. -Мне кажется, что поездка в Париж на фоне этого наказания, что еще не снято с тебя, будет несколько... неуместной?
-Ой да ладно тебе, деда... мама и папа завелись из-за сущей ерунды, -беззаботно махнула рукой Оливка, соврав и глазом не моргнув. -Да, каюсь, я устроила вечеринку без их разрешения в нашем доме... но ничего ТАКОГО там не было. Просто ребята навели небольшой беспорядок в гостиной - а я не успела как следует прибраться до возвращения родителей. И они теперь на меня сердятся уже третий месяц блин... Между прочим, я честно присматривала за мальчишками, когда мама просила и давно уже заслужила прощение.
Последняя фраза была сказана уже обращаясь к Анне - и смотря на Лив, Уоррен едва сдержал смех, настолько уморительную рожицу она состроила, изображая самое искреннее раскаяние. А еще, егоза явно хотела, чтобы дедушка ее как всегда выручил, рискуя при этом получить очередную нахлобучку от Элизабет.
-Вы не подумайте только, что моя мама вредная... просто после той вечеринки, они с папой явно решили меня перевоспитывать, -продолжила тем временем Оливка, посмотрев на Анну. -Теперь им не нравятся мои друзья и я никого домой не могу позвать за исключением Сюзи - моей подруги с первого класса. А когда я поинтересовалась, смогу ли пригласить своего молодого человека, папа сказал, что только этого им и не хватало для полного счастья.
-Постой минутку... молодого человека? -переспросил Бектэль. -А можно попродробнее с этого места?
-Я имела в виду - потенциального молодого человека, который у меня ведь когда-нибудь да появится, -пожала плечами девушка. -Вообще, если уж говорить начистоту, папа поступает нечестно и ты об этом хорошо знаешь, дед. Мама была в моем возрасте, когда они начали встречаться... и надо полагать им никто не читал нотаций, о том что надо думать об учебе, успешной карьере и уже потом о женитьбе...
-Так-так, давай-ка притормози, моя радость, -оборвал Оливку Уоррен. -Они - твои родители и ты не в праве выставлять им каких-либо претензий. Чтобы я больше не слышал чего-либо подобного, надеюсь это ясно? Отец и мать тебя очень любят и не заслужили подобного отношения.
С одной стороны, Оливка в данный момент была права, припомнив давнюю историю начала отношений своих родителей... но с другой, это прозвучало как оправдание ее поступков, как прошлых так и будущих. Естественно, при всей своей лояльности, подобного Бектэль допустить не мог и должен был хотя бы попытаться быть строгим со своей любимицей.
-Ну вот... а я-то думала, что ты будешь на моей стороне, -картинно вздохнула Оливия, перед тем как лимузин остановился. -Но ты все-таки подумай насчет Парижа, ладно? Мне ведь очень-очень нужно новое платье для выпускного... что-нибудь особенное, чтобы все ахнули, как только я появлюсь в нем.
-Посмотрим на ваше поведение, юная леди, -усмехнулся Уоррен и затем подал Анне руку, как только Джеральд открыл дверцу лимузина. -Идемте скорее, мне уже не терпится поздравить нашего молодого папашу и посмотреть на моего внука.
Всей дружной компанией, они поднялись на второй этаж частной клиники, где и встретили Джека возле палаты его жены - порядком уставшего, но счастливого. Старший Бектэль обнял любимого сына, не забыв его поздравить и конечно же поинтересоваться как себя чувствуют Келли и ребенок: Оливка буквально повисла на шее у любимого дядюшки, как следует его расцеловав и спросив насчет самой животрепещущей темы:
-Вы наконец выбрали имя? Или твой сын будет значится в клинике просто как маленький "мистер Гарнье-Бектэль"? -хихикнула Оливия, обнимая Джека. -И нам можно будет на него посмотреть?
-Пока что мы сошлись на имени Тедди, -улыбнулся Джек. -Оно больше других подходит нашему бутузу - он сейчас спит, но вы можете зайти в палату. По счастью, Келз хорошо себя чувствует и будет очень рада вашему приезду.
Келли радостно улыбнулась, увидев приехавших родственников - и конечно же сердечно поблагодарила за привезенные подарки, пообещав Уоррену обязательно одеть сынишку в обновки. Что до виновника вселенского переполоха в семействе Бектэль - он спокойно спал в своей кроватке, тихонько посапывая и пока еще не зная что сделал самый обычный день в жизни своих родителей совершенно особенным.
-Я хотела поблагодарить вас за то что вы настояли и пригласили врача, -тихо сказала молодая и счастливая мама своему свекру. -Он сказал, что благодаря тому что я вовремя попала в клинику, все прошло благополучно и без осложнений, которые могли быть... ведь наше сокровище родился таким большим. Когда я позвонила маме и сказала сколько Тедди весит, она мне не поверила.
-Не стоит благодарности, я очень рад что вовремя подвернулся вам под руку вчера, -ответил Уоррен. -И теперь после дня рождения Маргариты, у нас в семействе будет еще один майский именинник.
-Жалко что он спит, -вздохнула Оливка, присев на край кровати Келли. -Я бы хотела его подержать... и мне кажется, что мой младший братишка был намного меньше Тедди.
В этот самый момент поздравить Джека и Келлз приехали Бет и Росс, так что Бектэль-старший мог наконец "сдать" свою вредную внучку с рук на руки ее родителям. Попрощавшись с сыном и невесткой, Уоррен протянул руку Анне и направился на выход - в палате итак было слишком много народу, а между тем молодой матери и ее малышу нужно было наконец передохнуть как следует.
-Что если нам пообедать где-нибудь в городе и заодно отпраздновать счастливое событие? -предложил бизнесмен своей возлюбленной. -Я знаю один замечательный ресторан, который тебе точно очень понравится, любимая. Поедем?

+1

11

В том, что дочь поймет и примет решение своей матери, Анна почти не сомневалась. Конечно, толика сомнений всегда присуща, ведь так не просто наперед предугадать последствия разговора, который только планируешь провести. Никогда нельзя знать наперед еще и то, что подумает относительно возможного переезда Жюльетт. Все-таки она всю жизнь провела во Франции. Там у девочки был не только дом, в котором она жила и проводила время всю сознательную жизнь. В первую очередь, во Франции у Жюли были друзья, к которым девочка так или иначе будет тянуться всю жизнь – все-таки француженка надеялась на то, что у ее дочери друзья были многим лучше ее собственных, что наверняка перетирают между собой возможные последствия после ее ухода. И, надо полагать, предполагают проигрыш именно со стороны супруги видного политика. Ведь, что Ани может без своего пробивного и такого решительного супруга? Конечно, они тоже имели возможность созерцать фотографии, увидевшие мир не так давно. Те самые снимки, которые, быть может, и не наделали бы много шума. Наверняка, они были бы вскоре забыты, если бы только их не увидел «mari trompé»*, которым и прозвало Андре Риана, издательство, в руки которого и попали снимки мадам Риан в компании строительного магната из Штатов.
Глядя же сейчас на Уоррена и его внучку Оливию, что была старше Жюли всего на два какие-то два года, женщина не могла не улыбаться. Они неплохо повеселились в торговом центре, куда заглянули за несколькими подарками, один из которых красовался на настоящей ценительницей прекрасного. В прочем, и сейчас весьма не дурно проводили время в компании друг друга. Уж семнадцатилетняя внучка Бектэля для этого делала все и, возможно, даже не представляла себе, насколько ей хорошо это удавалось – сама простота, непосредственность и легкость. Такой Анна сама никогда не была. Такой же и не была Жюли. Однако это нисколько не помешает девочкам подружиться – конечно, если Оливия и дальше будет такой же открытой и жизнерадостной, в чем француженка не сомневалась, глядя на нее.
Но, прежде чем думать о возможной дружбе дочери с внучкой своего мужчины, Анне предстояло хотя бы съездить домой и дать начало бракоразводному процессу. Правда, наверняка будет сопряжено не с одним еще разговором и даже спором с родителями, не говоря уже о скандале, который наверняка будет ожидать ее со стороны Андре… но, она уже достаточно натерпелась. Тогда, прежде чем уйти окончательно (по сути, сбежав), она поклялась себе сама, что муж больше ее и пальцем не коснется. И пусть она едва не дала заднюю, Уоррен смог поддержать ее в тот момент, когда она могла сломаться и нарушить собственный обет. Сейчас же, когда их автомобиль подъезжает к месту назначения, женщина мягко сжимает ладонь Бектэля в своей. Еще тогда, на званом приеме, она знала, что этот мужчина особенный, но не могла даже вообразит, что именно отыграет такую существенную роль в ее жизни. Она мягко улыбается ему, прежде чем выйти следом за ним из лимузина и направиться вовнутрь клиники, где находилась такая солнечная и веселая Келли. Ее пестрый и даже несколько эксцентричный цвет волос нельзя было не запомнить. Правда, все-таки стоило признать – он ей, безусловно, был к лицу.
- Поздравляю с долгожданным прибавлением, пусть малыш растет здоровым и радует,- женщина искренне поздравила младшего среди детей Уоррена, прежде чем также обнять его, как это сделал сам глава большого семейства. Правда, все-таки француженка не была инициатором этих объятий, ставших для нее, в некоторой степени, приятным сюрпризом.
Значило ли это то, что ее приняла семья? На самом деле, Анна не бралась судить об этом именно в этом ключе. Прекрасно понимала, какие должны были переполнять эмоции у счастливого отца, поэтому не собиралась накручивать себя на слишком положительный лад. Ну, а когда же дело дошло до Келли, что была определенно уставшей, но счастливой, Анна не могла не вспомнить, когда была на ее месте. Правда, тогда мадам Риан была многим младше невестки Уоррена…
Все-таки француженка предпочла держаться немного в стороне. И не прогадала. Вскоре в палате появились еще посетители. На этот раз проведать Келли и Джека приехали поздравить дочь Уоррена с зятем. Анна, конечно же, не была эмпатом и не могла предположить, что сейчас за мысли вертелись у Элизабет, что весьма дружелюбно поздоровалась с отцом и его молодой зазнобой. Возможно, это далось женщине очень не просто? В прочем, думать об этом Риан не стала. Тем более, им уже пора было – народу становилось слишком много в палате, а это не слишком хорошо для матери и новорожденного ребенка, которым нужен был покой и отдых.
- Да, почему бы и нет? – охотно согласилась Анна с предложением мужчины. – Покажешь мне заодно город, - добавила она следом, но вскоре остановилась на полуслове, поскольку в кармане ожил ее мобильный и после недолгих созерцаний, женщина отчетливо прочла на экране имя своего пока еще законного мужа и растеряно подвела взгляд на Уоррена.
Что ей было делать? Увы, но она не была такой храброй и сильной девочкой, как могло показаться…
Ей нужна защита. Ей нужна опора.

*рогоносец (фр.)

+1

12

Определенно, нынче был поистине знаменательный день для всего большого семейства Бектэль - и Уоррен, направившись к выходу на парковку, уже знал куда повезет свою возлюбленную на праздничный обед. Для этого был более чем замечательный повод и бизнесмен уже собрался было озвучить свой выбор ресторана, как вдруг раздался звонок мобильного у его пассии. И судя по немного растерянному взгляду Анны, который она бросила на старшего Бектэля после того как посмотрела на дисплей своего мобильника, звонил кое-кто весьма неприятный?
Уоррен прекрасно понимал, растерянность и в какой-то мере испуг своей любимой - она привыкла опасаться Андре и со временем эта привычка стала неотъемлемой частью ее натуры. Совсем скоро она привыкнет быть свободной и независимой, чего всегда заслуживала в полной мере, а пока что Бектэль возьмет на себя все неприятные моменты и станет ее щитом от законного супруга.
-Все будет хорошо, любимая, -он улыбнулся, прежде чем мягко забрать мобильник из пальцев Анны и прежде чем принять звонок, кивнул Джеральду, что уже стоял возле авто, готовясь открыть хозяину дверцу. -Подожди меня в машине?
Едва только Анна уселась в лимузин, Уоррен принял входящий звонок и поднес ее смартфон к уху. Нетрудно было предположить что собирался сказать своей жене господин политик и надо сказать, он не был оригинален. Претензии типа "как ты посмела меня позорить?" и все в таком духе только рассмешили Бектэля - а вот Андре кажется не ожидал что трубку снимет вовсе не Анна?
-Доброго вам вечера, мсье Риан. Не буду спрашивать как вы поживаете и сразу перейду к делу, -произнес Уоррен, стараясь себе представить выражение лица рогатого муженька своей возлюбленной. -Послезавтра мы с Нэн прилетим в Париж и начнем бракоразводный процесс, так что все дальнейшие вопросы вы будете решать с нашим юристом. В ваших интересах не устраивать шумиху вокруг этого дела, если вы конечно хотите остаться на теплом месте при кабинете министров. Я надеюсь, мы поняли друг друга?
Сказать что Риан был зол, слушая любовника своей жены - значило бы ничего не сказать вовсе. Он был просто в ярости, потому как надеялся что она как обычно уехала к родителям, как часто бывало после очередной ссоры. Да и вообще, занятый своими делами, господин политик не вспоминал об Анне и даже подумать не мог, что она решится сбежать в Штаты.
-Вам лучше уговорить ее вернутся, пока еще не стало слишком поздно, -процедил сквозь зубы Риан. -Вы разрушили наш брак... но судя по всему вам на это наплевать, не так ли, мистер Бектэль? И то что все друзья и родня откажутся от Анны если она позволит скандалу разрастись, вас тоже судя по всему не волнует. Она должна вернутся и это мое последнее слово - иначе вы очень пожалеете о том что сделали.
-Это ты пожалеешь и не один раз, сукин сын, -Бектэль рассмеялся. -Я не хотел скандала... но теперь вижу что ты слишком задержался в политике. Хорошенького понемножку, Риан - я сделаю так что тебя выкинут из кабинета министров Республики пинком под зад. Так что всего хорошего и до встречи в Париже.
Сбросив звонок и убрав мобильный Анны в карман пиджака, Бектэль достал свой телефон, а так же пачку сигарет и зажигалку. Раз мсье Риан хочет войны - он ее получит и начнется его падение с необозримых высот большой политики прямо сейчас. Так сказать, не откладывая важного дела в долгий ящик. Он набрал один хорошо знакомый номер и успел с удовольствием затянутся, прикуривая прежде чем услышал ответ на другом конце.
-Добрый день, мисс Уинтерс. Вот и настал обещанный мной звездный час для вас. Надеюсь, вы сделали все как я говорил? Что же, превосходно - думаю что вам пора обновить ленту новостей "Слаглайн" провокационными снимками. Уверен, что вы получите за них весьма кругленькую сумму от своего редактора, но и с моей стороны тоже не останетесь в накладе. Действуйте.
Как и всегда, план Уоррена был прост и гениален. Для того чтобы выиграть войну нужно нанести противнику серию ошеломительно быстрых ударов, так чтобы он не смог опомнится - а что может быть лучше в наш цифровой век, чем мобильные интернет-издания? Часа не пройдет, а имя рогоносца Риана уже будет у всех на слуху у него на родине... и надо полагать, глава кабинета министров Французской Республики не станет терпеть подобного скандала в политических кругах.
Выбросив окурок, Бектэль направился к лимузину и усевшись приказал Джеральду ехать к своему любимому ресторану в центре города. Он мог быть вполне доволен собой, потому как просчитанная им комбинация сработала на все сто процентов, заставив наконец Анну уйти от мужа и сжечь за собой все мосты. Для этого пришлось найти ловкого и дотошного фотографа еще во время последнего свидания Нэн в Париже, пообещать ему весомый куш и затем, в назначенное время, слить все снимки в сеть. Закономерная реакция не заставила себя долго ждать и в результате Анна наконец-то уехала из Парижа... ну разве можно было не порадоваться собственной находчивости и сообразительности?
-Любимая, я сказал твоему мужу, что мы прилетим в Париж через день и займемся бракоразводным процессом, -сообщил Уоррен Анне, после того как вернул ей смартфон. -Этот кретин посмел угрожать мне... так что будет лучше, если мы как можно скорее заберем твою дочь и начнем оформление всех необходимых бумаг для твоего развода. Я полагаю, что мне не составит труда найти хорошего юриста в Париже, такого чтобы сумел раскатать бедолагу Андре как асфальтовый каток. Ну а после - ты и Жюли наконец-то будете свободны... а я не буду сходить с ума от беспокойства, когда тебя не будет рядом со мной.

+1

13

Порой у Анны бывали такие мгновения, когда она не знала, что могла бы сделать или сказать … и сейчас, когда в ее руках разрывался во время входного звонка мобильный телефон, был именно этот самый момент. Увы, но решительность после ее побега из столицы и родины, а также разговора с родителями об ее «опрометчивом» поступке (хотя … кажется, она давно уже думала об этом?!), быстро растаяла. Но, отнюдь не исчезла бесследно. Ей просто нужно было крепкое плечо – то самое, благодаря которому она сейчас не споткнется и не упадет. Хотя вполне могло показаться, что она уже давно упала и никак не может подняться. Стало быть, отношения с уверенным в себе мужчиной, что был одновременно с тем так внимателен к ней, были подобны протянутой руке помощи?
Глотком свободы – да, определенно.
Такой желанный и глубокий глоток, без которого Анна, казалось, задыхалась.
Уоррен постарался убедить свою даму в том, что все будет хорошо. А как иначе могло быть? Что еще американец мог ей пообещать? В прочем, ничего другого она и не ожидала. Этого ей было вполне достаточно, ведь она верила Бектэлю, наверное, больше, чем сама себе.
- Конечно, я подожду,- она постаралась улыбнуться мужчине в ответ, прежде чем безвольно позволить мобильному телефону ускользнуть из плена своих пальцев и перейти в руки любовника, совету которого она сразу же последовала. К чему было Уоррену разговаривать с Андре без ее вмешательства, Риан не подумала. Тем не менее, она была именно в том стрессовом состоянии, когда ей и не хотелось слышать голос мужа, что в скором времени должен был получить английскую приставку «экс».
Тяжко вздохнув, Анна откинулась на спинку сидения, прикрыв глаза. Она понимала, что в какой-то степени сейчас вершилась ее судьба – о чем договорятся мужчины? Нет, они, конечно же, не будут договариваться. И, тем не менее, она была несколько взволнована и думала о том, что скорей всего поторопилась, сбежав из Франции. Она подумала ведь в первую очередь о себе, а не о дочери, которая осталась на попечении ее родителей, которые были не в восторге от того, как повернулась судьба их дочери сейчас. Все-таки они считали, что не так воспитывали свою старшую дочь – и, нужно сказать, они будут правы. Не этому они учили ее, но у каждого человека есть свои желания и стремления … и Анна не была лишена своих собственных эгоистичных желаний. Все-таки она не святая. Никто не святой…
Разговор не закончился так скоро, как рассчитывала на это француженка, из-за чего она начала беспокоиться. Что же такого было еще обсуждать? А потом, появился луч надежды на то, что Уоррен с Андре сумеют договориться. Женщина была бы совершенно глуха, если бы до нее не дошли все коммуникативные способности ее любовника, благо, она сама пала жертвой его способности красиво и много говорить. И ведь это не могло не привлекать. Женщины любят и ушами тоже.
Тем не менее, вскоре Уоррен все-таки присоединился к своей молодой даме в лимузине и вкратце очертил все то, что обсуждалось по телефону. Конечно, это был очень короткий экскурс, ведь строительный магнат не поведал Анне о том, к каким средствам решил прибегнуть, наверное, еще задолго до этого разговора. Но, если бы она знала,… поняла бы? Скорей всего, нет. Или начала сопротивляться неизбежному, как это и было в последние годы ее жизни с той самой поры, когда впервые приняла приглашение Уоррена встретиться наедине.
- Надеюсь, что все пройдет так легко и просто, как ты на это рассчитываешь. Ты знаешь, что я настроена менее оптимистично, - Анна не стала скрывать своего отношения ко всему бракоразводному процессу, который только находился перед ней на горизонте. – Мне кажется, этот процесс задержит меня во Франции и, кто знает, как еще отнесется ко всему Жюли? Мне нужно было о ней подумать или хотя бы поговорить с ней сначала – она еще подросток. Поймет ли она? – ох, вопросов было даже слишком много, а ответов, как всегда недоставало. Но, она их и не ожидала получить немедленно. Вместо этого, она лишь прислоняется к плечу мужчины, позволяя ему обнять себя за плечи, и наслаждается его лаской.
Где бы она была, если бы не он?
А ведь она бы не пошла на все те поступки, последствий которых она так боялась. Вот только она знала, что он не отвернется от нее и поддержит, как и сейчас.
Как и всегда?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » L'amour fou