Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Save Me


Save Me

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Участники: Фэйт и Адам
Место: больница
Погодные условия: июнь, один из самых жарких дней в месяце.
О флештайме: они уже подали документы на развод, их брак просуществовал всего каких-то полгода. Чуть больше двух недель назад Адам улетел в Нью-Йорк по работе. По прилету они должны были встретится у нотариуса, что бы получить свой долгожданный развод. Адам опаздывает, Фэйт злится и названивает теперь уже бывшему мужу, оставляя угрозы на автоответчике.
Адам так и не приехал в контору, потому, что по пути его автомобиль попал в аварию и вместо развода Шерман получил сотрясение мозга, амнезию и больничную палату.
Их так и не развели и теперь им придется жить вместе, а учитывая что Фэйт наверняка зла на мужа, его ждет месть хд

+1

2

Две недели, да что уж там. Практически три недели прошло с момента подачи заявления на развод. Шерман бесследно пропал,  он не отвечал на звонки, на e-mail. Его не было у друзей, его не было нигде.
И может поначалу это было шикарно, никто не ворчал, никто не указывал что делать ,но позже.. Всё изменилось. Фоссет успела собрать практически все вещи, перебралась в свою квартиру и… казалось бы начала жить нормальной жизнью. Вот только уже без развода. Не успели вовремя явиться в суд.
Законник Шермана развел руками, и отдал девушке письмо, в котором ясно читался отказ, в связи с не явкой в суд.  Нет, это даже смешно, он сам хотел развода, он называл свою жену бездушной истеричкой / эгоисткой  (когда как), и сам не явился в суд.
Последующие несколько дней, Фоссет безуспешно пыталась разыскать где-же запропал Шерман, пришлось даже посетить его родителей. Где ей высказали море негатива, видите ли не уследила, не удержала мужа, а теперь вот бегай и ищи сама.
Замечательно мир сошел с ума.
И плевать, появиться, вновь подадим на развод, только в следующий раз, он никуда не денется. Да, так и будет. А после пускай прохлаждается со своими девочками. Наверное как раз сейчас с какой-нибудь блондинкой в постели.  Фоссет аж передернуло от таких мыслей.
Её опасения не оправдались, ночью,  когда все интерны занимались мелкой бумажной работой, а врачи отдыхали в комнатах отдыха, раздался сигнал пейджера. И не один. Два. Три. Скорая? Каким боком Фоссет вызывают в скорую? Обычно  это не она бегает за больными, а их привозят к ней… это был особый случай. Даже слишком.
Открыть двери машины парамедиков и увидеть человека, которого ты любила в порезах, ссадинах, с перемотанной головой, это ужаснее всего. Внутри всё оборвалось. Как так вообще? Что случилось. Слишком много вопросов и слишком мало времени.
Словарь определяет горе как глубокое душевное страдание из-за несчастья или утраты. Нас, хирургов и ученых, учат полагаться на книги, на определения, на словари. Но жизнь редко идет по словарю. В жизни горе выглядит как угодно, и порой мало похоже на глубокую печаль.  Горе - это то, что есть у каждого. Но у всех оно разное. Горе приносит не только смерть, но и жизнь, утраты, перемены. И, когда спрашиваешь себя, почему тебе так плохо и больно, надо помнить, что все может измениться в один миг. Этим мы и живем. Мы чувствуем, что живы, лишь задыхаясь от боли, убеждая себя, что однажды, эта боль уйдет, что однажды, будет не так больно. Самое ужасное, что как только ты решишь, что все кончилось, все начинается снова.
Фоссет хотела развода, она ненавидела его всеми фибрами души, но сейчас, сейчас заботилась об этом человеке больше чем о себе. Самолично следила а его здоровьем, за результатами анализов вот только боялась подойти днем. Предпочитая коротать ночи возле его постели, поглаживать теплую руку,  шептать, что всё будет хорошо. Всё обязано было встать на свои места.
Он потерял память. Нелепая амнезия,  в его сознании Фоссет его любимая девушка, он помнит только то, как они были счастливы до женитьбы. Он каждый день спрашивает о ней, но.. увы, Фэйт не может пересилить себя. Она стоит по ту сторону его палаты, слыша каждый вопрос. Слыша как тяжело ему даются длинные фразы, слыша его надломленный голос. И сердце обливается кровью. В его мире… в его мире они всё ещё счастливы.
И мысли только  об одном,  с операций ты спешишь к нему, проверить всё ли в порядке. Дома практически не бываешь, ночи возле его кровати. Родители его не появлялись, слишком заняты, отправили  корзину с какими-то цветам. Придурки. Другого слова нет.
Время шло, и подходило время выписки, лежать в больнице не было более смысла, посему Шермана  решено было отправить домой, под строгий контроль  Фоссет. Видимо начальство  Фэйт не в курсе, что девушка там практически не живет. Да. И что прикажете делать? Играть роль влюбленной дамы, или выдать всё как есть. Сказать ему о ненависти к Фэйт сказать как он кричит на неё каждый вечер. Но так нельзя. Память вернется к нему, возможно скоро, а возможно и не вернется вовсе…
И прятаться более нет смысла. Приходиться постучать в дверь, приметить что Адам только открыл глаза, ещё толком не проснулся ,слегка потягиваясь на неудобной кушетке.
- Привет… как ты?, - нелепый вопрос. Неделю не появлявшаяся вроде как любимая девушка, в халате врача. Адам наверно и не помнит, что Фоссет работает врачом. Хотя, возможно и помнит. Черт его знает..
- Я волновалась за тебя, - еле слышно произносит Фэйт, касаясь его лба губами. Нежно. Невесомо, - Нам пора домой, тебя выписывают…
Нам и домой. А с какой это нежностью сказано. Странно. До одури странно.

+1

3

Я раз за разом, день за днем раскрывал глаза и видел перед собой белые стены больничной палаты. Каждый день меня навещали какие-то врачи, то и дело осматривали, брали какие-то анализы, проводили идиотские тесты. Но ни один из них не мог дать мне внятного ответа. Я спрашивал о том, что со мной случилось, почему я оказался здесь, когда все это черт возьми закончится и я наконец-таки попаду домой. Никто из врачей ничего толком не отвечал. Из обрывков фраз я понял, что несколько дней назад машина в которой я находился попала в аварию. Водитель погиб на месте, а меня выбросило из машины на мостовую, кажется я пробил головой ветровое стекло и травма была почти несовместима с жизнью. Врачи то и дело говорили мне, что я родился в рубашке и хлопали меня по плечу, раздражая меня еще больше. Меня не интересовало в чем я там родился. Больше всего прочего меня заботил другой вопрос. Пока я находился в клинике никто не навещал меня. Единственными моими посетителями были люди в белых халатах, крайне учтивые к слову сказать, из чего я сделал вывод, хоть возможно и поспешный, что я не самый последний человек. Да и клиника была не обычной городской больницей. Но это мало меня успокаивало, потому что главной проблемой было то, что я ни разу никого не видел из своих родных. Они у меня вообще есть? Не мог же я быть абсолютно одиноким, настолько, что моя судьба никого не интересовала. Это угнетало и злило меня. Похоже, я вообще раздражительный тип.
Сегодня у меня опять был мой лечащий врач. Он в сто пятидесятый раз посвятил мне в глаза своим фонариком(увольте, я не в курсе как правильно называется сей врачебный предмет). Что-то многозначительно промычал  и сделал несколько пометок в моей карте. Отлично, док, а теперь будь добр, оставь меня в покое, если не желаешь сообщить мне что-то новое.
-Если бы я еще получил ответы на свои вопросы, то чувствовал бы себя прекрасно. Я сел на больничной койке, рассматривая пришедшую. Вот еще одна загадка, над которой мне следовало подумать. Девушка, которая не являлась его лечащим врачом слишком часто появлялась в его палате, проделывая раз за разом одни и те же манипуляции. Я конечно ничего не имел против компании симпатичной докторши, но все же это странно. Особенно если учесть, что на все расспросы о Фэйт Фоссет, врачи и медсестры вдруг начинали что-то невнятно мямлить, а затем быстренько сворачивались и оставляли меня в неведении.  Эй, разве не главная задача враче при амнезии заставить пациента вспомнить то, что он забыл? Но тут кажется придерживались другой тактики. Я хотел было сообщить девушке, что она прекрасно выглядит, как та заставила его замолкнуть.
-Домой? Она касается губами моего лба, так, значит она не просто врач в этой больнице. Но кто? Может быть сестра? Да, скорее всего так. В палате букет цветов - наверное она их и принесла, значит он все - таки имеет хоть какие-то связи. Я неловко обнимаю девушку, а затем встаю с кушетки.
-Честное слово, я  рад это слышать. Меня уже давно пора было выписывать. Я чувствую себя прекрасно, ну если не считать конечно того, что ничего не помню. В памяти остались какие-то обрывки. Из глубокого детства, отрывки картинок из юности, учеба в университете, я даже помню как меня зовут.  А еще я помню, что в моей жизни есть женщина. Или была? Но воспоминания такие явные, мне кажется, что это было совсем недавно. Мы встречались, и вроде бы даже говорили о свадьбе. Я хотел ее увидеть. Я не помнил как она выглядит, в памяти почему-то лишь смутный образ : тонкие нежные пальцы, длинные волосы, хрупкая фигурка в проеме дверей полутемной квартиры. И щемяще-нежное чувство. Ничего более, ни имени, ни лица, ничего, что хоть как-то могло помочь понять кто она и кто я. Я постоянно спрашивал врачей не приходил ли кто ко мне. Единственной посетительницей была мать, когда я был бес сознания. Отличная характеристика моей семье, не так ли?
-Прости,я наверное должен тебя помнить, но увы, память возвращается медленно и только какими-то странными вспышками. Ты моя сестра? Я замираю с сожалением глядя на девушку. Мне действительно жаль, что я ее не помню. Это наверное жутко, когда кто-то кто тебе дорог про тебя не помнит. Жаль, если она окажется моей сестрой, она красива, даже слишком, для того, что бы скрываться в больничных палатах в облачении белых халатов. Ах, вот и еще отличительная черта моего характера. Я что, бабник? Хотя, нет, стоп, может я распоследний романтик и сейчас влюбляюсь с первого взгляда. Но судя по моей раздражительности, я все-таки бабник.

+1

4

- Если бы я только могла помочь тебе вспомнить ,то обязательно бы помогла ,-  с толикой отчаянья пропела Фоссет.
Я медленно втянула в себя  больничный  воздух. Воспоминания, словно непрошенные гости  ворвались в её разум, наполнив голову невыносимым шумом,  сравнимым только с грохотом слона в посудной лавке. Адам, человек-загадка, хотя нет, скорее человек-ребус, или человек- кубик-рубик, который никогда не могла разгадать Фэйт. Сегодня он мог быть в хорошем настроении, завтра строить планы по захвату мира, ещё через  день скупал сто кукол вуду и запихал в них иголки разных размеров, а на следующий день он мог бегать по дому истерично выискивая в копилках пятицентовую монетку,  для того чтобы положить её под пятку во время важной встречи.
И даже когда мы расставались, я по-прежнему продолжала чувствовать тебя. Ты где-то  там, на самом краю, на самой периферии моего сознания. Точно также как и ты чувствовал меня, хоть и не любишь в этом признаваться. 
Даже когда ты якобы отпускал меня, ты все равно продолжал искать «случайных» встреч в  кафетериях, в коридорах каких-то заведений. Любитель ввязаться в драку и прийти ко мне в комнату с  разбитым носом, тебе так хочется, чтобы над тобой порхали, чтоб о тебе заботились двадцать четыре часа в сутки. Знаете, если бы был двадцать пятый час,  ты бы зарезервировал его для себя.  Ты сам научил меня, помнишь: если ненавидеть, то неистово. Если обманывать, то искусно. Если жить, то на всю катушку (виски, девочки и  бутылочка минералки на утро должна входить в райдер).  А теперь, каждый раз злишься, когда я начинаю игру по твоим правилам. Непонятный ты человек. 
Боже, почему так пусто и одиноко? Почему все, что делается, кажется мне бесконечным хаосом и бессмысленными умозаключениями? Я скучаю даже если не вижу тебя половину дня, а порой мы не видимся неделями. Мы ругаемся. Мы на грани развода. Мы расходимся по разным гаваням.  Погружаясь в свои собственные жизни, никак не связанные друг с другом. Я скучаю так сильно, что не могу сдерживать порывы. Я чувствую, ревную, хочу увидеть, но в то же время я понимаю, что ни тебе ни мне это не нужно. Отдых, одиночество лишь поможет нам, не убить друг друга в порыве злости.
Он не помнит. Он ничего не помнит. Он даже не помнит кто она такая. Сестра. Девушка вздрагивает при его фразе, она инстинктивно скрещивает руки на груди, словно это поможет ей закрыться от внешнего мира. Отходит в сторону, потому что не может ничего вымолвить. Её бьет мелкая дрожь. Это нелепо. Сестра. Яркие лучи солнца   играют с её волосами. Они блестят, переливаются, Фэйт смотрит куда-то вдаль. Это ничерта не профессионально. Она должна быть сильной, должна помогать ему. Но это ведь так сложно.
Тихонько оборачиваешься, примечая его застывшую фигуру, ответа нет, посему удается  вымолвить лишь следующее . -  пошли, я помогу тебе…, - её уст касается легкая улыбка, но знал бы ты , скольких усилий требовалось Фэйт чтобы выдавить из себя эту улыбку.
Помогаешь Адаму собрать вещи, аккуратно укладываешь их в пакет, помогаешь спуститься, и вот, они уже на улице. Придерживаешь, усаживаешь на заднее сидение. Машина мчит нас  к дому. К нашему дому. Точнее, уже к твоему. Я не была там уже очень давно ,перевезла практически все  свои вещи.
- Ну вот, ты дома, помнишь хоть что-нибудь?, -  скидываешь сумки Шермана в шкаф, отправляясь на кухню, завариваешь его любимый зеленый чай. Всё это на автомате, лишь бы не смотреть в его глаза. Он ничего не помнит.
За последнее время девушка  настолько запуталась в себе, что перестала отделять одну эмоцию от другой.  Любовь от привязанности, дружбу от привычки. И так далее по  нескончаемому списку.  Ежедневно  приходилось испытывать на себе волны расплавленной ярости, смешанной с тягуче-невыносимой обидой. Она сильно изменилась за последние годы, и только сегодня  её стали пугать столь кардинальные перемены.   Фоссет  как будто пришлось стать совершенно другим человеком, вот только непонятно ради чего, или ради кого?
Почему позволяет издеваться над собой, терпит все уколы в свою сторону. Потому что любит? Любовь это бред.   Вокруг и внутри Фоссет царил хаос и полная разруха, вытеснившие собой любые светлые чувства. Она постоянно думал о  том как там Адам , хотя отлично знала, что в такие моменты Шерман  скорее зажимает какую-нибудь блондиночку в баре, шепча какие-то нежности ей на ушко. Ревность. Это ещё одно качество, которым обзавелась Фэйт за последние годы.
Сейчас главной задачей было найти в себе силы для дальнейшего существования, продумать более совершенную и логичную  модель поведения, попытаться обговорить все с  кем-то близким, и попросить помощи. А она не любила просить у кого-то помощи, совета, она сразу начинала ощущать себя самой слабой в этом мире. В прочем, так оно и было.
Были ли чувства которые она испытывает к Адаму любовью? Каждый раз я ждала его, была рада видеть, вот только Фэйт не могла сказать того же о Шермане. Порой он приходил злой, взвинченный, подходить к такому Адаму было опасно, поэтому девушка просто садилась  на кровать, подле молодого человека и начинала разглядывать какие-нибудь вещи, в ожидании того, что парень сам отойдёт от злости и расстройств, и сменив гнев на милость соизволит хотя бы поздороваться.  Порой,  делая мучительно неторопливые шаги навстречу, ей хотелось лишь одного: убежать. Но я собирала все силы, упорно шла вперед, расстояние между нами  стремительно сокращалось, страх постепенно исчезал, а потом мое тело оказывалось зажато в твоих крепких объятиях, и на душе становилось так тепло, что я обо всём забывала.
Каждый день менял наши жизни до неузнаваемости. В один день мы любим друг друга, любим в кровати, и на полу, в другой ненавидим всеми фибрами души. А сейчас …сейчас я не знаю что мне делать. Шерман бродит по дому, и я надеюсь лишь на одно – надеюсь он не наткнется на альбом, который я так опрометчиво оставила на диване в гостиной. Он пылился в  кладовой, и лишь недавно  достала его оттуда. Фотографии. Там было все. И его семья, и фотографии с выпускного. Дальше можно было приметить Фоссет, но не факт ,что на тех снимках Адам бы признал девушку Много воды с тех пор утекло. А вот последние две страницы. Свадьба. Да, друзья успели вклеить фото в альбом парочки…

+1

5

Даже если потерял память, твое «я» выведет тебя куда нужно. Оно с тобою всегда, потому что телу для любого поступка нужен вопрос «зачем»


Я зашел в квартиру(надо сказать шикарную) и прошел в комнату, которая, как сказала мне Фэйт являлась моей спальней. Здесь, по сути, я должен был проводить больше всего времени, следовательно здесь должно быть больше всего предметов, которые как-то связанны с моим прошлым, что-то что дорого мне, что-то что напомнит мне о прошлой жизни. Врач в больнице говорил, что меня нужно окружить привычными вещами, якобы это должно помочь. Пока я не чувствовал ничего, будто пришел в гости к кому-то. Ну чего я ожидал? Что войду в квартиру и моя память сразу же вернется? Это смешно, я понимал это, но все же где-то в глубине души я действительно надеялся на то, что когда я вернусь в свой дом, то моя память ко мне вернется, хотя бы что-то. Но вместо ожидаемых воспоминаний был все такой же чистый лист. Я сжал кулаки в негодовании и глубоко вдохнул. Что там говорил врач? Что это долгий и непредсказуемый процесс. Воспоминания будут возвращаться постепенно, от самых старых к самым новым. Возможно, я никогда не вспомню события, которые послужили причиной потери памяти. А еще есть вероятность, что мне придется начать жизнь с чистого листа, потому, что воспоминания не вернуться. Это выбивало из колеи, я не знал кто я, я чувствовал себя потерянным. Внутри меня была сплошная пустота.
Я оглядывал комнату, стараясь хоть за что-то зацепиться взглядом. Но ничего не привлекало внимания. Все было идеально, но бездушно - как на фотографий каталогов с интерьерами. Огромная кровать, письменный стол, на котором стоял ноутбук, шкаф, мягкий ковер на полу. Я поднялся с постели и распахнул дверцы шкафа - вешалки были заполнены сплошь деловыми костюмами и рубашками. И что из этого следует? Я большая шишка или просто офисный планктон. Я оглянулся в поисках хоть чего-нибудь, что дало мне больше бы представления о своей собственной личности. Но ничего, даже ни единого фото. Книги на полках. Куча разных. От Дюма до Чака Паланика. Легче мне не стало.
Я выхожу в гостиную где оставалась Фэйт. Она кстати так и не ответила мне на мой вопрос. Это показалось мне странным, но сейчас я не могу расспрашивать ее. Вполне возможно, она и есть та девушка, которая преследовала меня в единичных воспоминаниях, но я не уверен и не хочу совершать ошибки.  Прохожу по комнате, натыкаюсь на домашний телефон. Мигает красная лампочка - автоответчик переполнен. Я нажимаю на кнопку и комната заполняется женскими голосами. Они говорят что скучают, просят о встрече, шепчут какие-то пошлости с придыханием. Кто все эти люди, черт возьми? Стереть. Стереть. Стереть. Отлично, у меня есть женщина. Женщины. Очень много женщин. Я их не помню, но все-таки. Я поворачиваюсь к девушке, которая устроилась на краю дивана. Выражение не лица мне не нравится, она словно чем - то расстроена. Я хочу спросить в чем дело, но вместо этого продолжаю исследовать квартиру. В ванной комнате обнаруживаются женские вещи - халатик, нижнее белье и лишняя зубная щетка. Я живу не один? Черт подери, у меня одни вопросы и ни хрена ни одного ответа. Я возвращаюсь в гостиную к Фэйт и усаживаюсь на диван с чашкой чая, который мне так заботливо приготовила девушка.
-Фэйт, возможно я тебя отвлекаю. Наверное у тебя есть другие дела, куда более интересные, чем сидение с  парнем, который помнит из своей биографии только свое имя. И то, благодаря тому, что врач повторял его двадцать пять раз на день. Но судя потому, что ты была со мной все это время  в больнице и забрала оттуда, когда меня выписали, ты должна знать о том, кто я. Я замолчал на минуту, раздумывая над тем, что должен сказать дальше. -Я не помню ничего, кроме каких-то обрывочных воспоминаний, который мне ничего не проясняют. Кто мои родители? У меня вообще есть семья? Вопросы срывались один за одним, те, что его уже давно волновали. Он не хотел услышать от девушки что он не общается со своей семьей. Может быть он настолько ужасен, что никто из его близких и не желает поддерживать с ним связь? Я оглядываю комнату, стараясь зацепиться хоть за что - нибудь. Что  - нибудь, что тонкой ниточкой проведет меня в мое прошлое. Взгляд скользит по каким - то картинам на стенах, на полке валяется недочитанная книга раскрытая примерно на середине, а рядом со мной лежит альбом. Я тянусь к нему, пальцы касаются кожи, я кладу увесистый альбом на колени и переворачиваю первую страницу. Фотографии. С самого детства. Видимо это мои родители. День Рождение. Дальше и дальше. На каждом фото я все старше и старше. Фотографии со светловолосой девушкой, в углу приписка Адам и Эллисон Шерман. Замечательно, значит мою сестру зовут Эллисон, а не Фэйт. Окончание школы, университетские фотографии. Я на каком-то мероприятии. Следом фотографии в окружении друзей, а я прижимаю к себе хрупкую шатенку. Лицо ее кажется знакомым, я украдкой бросаю взгляд на Фэйт, но не могу понять, она это или нет. Фотографии давние и даже если это она, то она сильно изменилась. Я останавливаю взгляд на каждой фотографии, стараясь вызвать в своей памяти картины из своего прошлого, но ничего не получается, моя память не желает давать о себе знать. В раздражении я откладываю альбом в сторону не просмотрев даже половины фотографий.
-Это ничего не дает. Может быть ты сможешь рассказать мне что-то, что поможет мне вспомнить хоть что - то? Я смотрю на девушку, стараясь скрыть свое расстройство и разочарование. Я не люблю чувствовать себя беспомощным, это я уже понял.  - Кем я работал, и работал ли вообще? И еще... в ванной комнате я обнаружил женские вещи. Со мной живет женщина? Или жила?

+1

6

Фотографии, когда Адам начал рассматривать фото, сердце Фоссет казалось бы остановилось. Детство, юношество, а вот и они вместе. Интересно. Адам перелистывает дальше. Значит не вспомнил, не вспомнил ту, что любил всем сердцем… или может не любил, раз  не  вспомнил. Фото сменяются. А Адам  изменился, возмужал.
Но и Фэйт не осталась прежней, она повзрослела. Её окружала аура уверенности, через которую просвечивала внутренняя сила и выдержка, которые Адам редко видел в девушках её  (Фэйт) возраста. Она остригла свои длинные волнистые темно-каштановые волосы (они к слову были ниже талии в момент их первого знакомства), и сейчас у неё были волосы длинной чуть ниже плеч  но всё такого-же шоколадного  оттенка. В ушах поблёскивали изумрудные серьги, когда она заправляла волосы за уши, и он не мог не отметить про себя, что они были довольно дорогими.
Фэйт Кэйтлин Фоссет, его привычная «пацанка» стала настоящей леди. Помнится Адам всё же отпустил какой-то не очень лестный комментарий. Даже будучи мальчишкой, ему ужасно нравилось поддразнивать Фэй, потому что та мгновенно заводилась. Разница была лишь в том, что раньше ему нравилось досаждать ей, сейчас же он испытывал ностальгию по тем временам.
Господи, сколько же вот таких воспоминаний хранит её голова.
Девушка поёжилась, засовывая руки между коленок, и нахохлилась как воробышек. Слабый порыв ветра пробежал между  тонкой шторой и , обдал нас  прохладой.  Окно, то самое. Да. Именно из него Адам успел вытащить Фэйт, именно там она чуть было не полетела вниз, и не стала достоянием общественности. На Фэйт было одето в лёгкое платье. Оно было на бретельках и чуть выше колена. К нему прилагалось лёгкое балеро, но оно была благополучно забыто где-то в больнице. Неподалеку лежал  растянутый кардиган Адама, в котором часто куталась Фоссет, когда ей было плохо. Да, она была готова одевать его снова и снова, вдыхая запах, исходивший от одежды.
Пахло одеколоном, сигаретным дымом и чем-то терпким. Имбирь, что ли? А ещё древесный мох. Именно этот запах она чаще всего чувствовала, когда Адам проводил много времени на улице. Этот, весьма своеобразный, букет запахов не был неприятен, а даже наоборот — хотелось вдыхать его снова и снова. Чем Фоссет украдкой и занималась, уткнувшись носом в поднятый воротник.
На вопросах о себе девушка вновь как-то вздрогнула, это было столь непривычно. А вот про семью.
- Да, у тебя есть семья, потрясающие родители. Они прислали тебе букет, помнишь? Он стоял напротив твоей кровати в больнице.  Они очень серьезные и занятые  люди, поэтому не могли тебя навестить ,но они справлялись о твоем здоровье каждый день по два раза, - ну ладно уж привирать ,позвонили всего два раза за всё время. И то один раз радо того, чтобы узнать дошли ли цветы. Но не хотелось портить парню настроение.
- А ещё, смотри, - шатенка  забрала закрытый альбом у Шермана, он уже откинул его в сторону, ведь фотографии не давали ему необходимых воспоминаний.
- Эта твоя сестра, ей восемнадцать, она редкостная заноза в заднице.. по крайней мере, ты  часто так говорил.  Но ты всех их любишь. По своему, но любишь.
У них с Адамом  был целый общий мир за плечами, пускай он был очень хрупким, и порой разрушался, но он был их собственным, и никто не был в праве ломать их идиллию. Ирония судьбы и ее злые козни создали условия для рождения нового мира, более крепкого, более естественного, закаленного утратами и муками. Говорят, что в  огне закаляется сталь.  Будем надеяться, что всё это именно так.
Уставшая, изболевшаяся душа уже давно требовала лишь одного – покоя. Так мало и так много, на самом деле. Наверное, это единственная вещь, которую  они не могут дать друг другу.  Аккуратно касаясь его руки ледяной ручкой, взмах длинных пушистых ресничек, и Фэйт смотрит на тебя, словно маленький ребёнок в ожидании ответа.  Способен ли ты сказать его Адам. Способен ли ты  вспомнить её.
У всех есть свои тайны, свои страхи... никто не хочет остаться с разбитый сердцем.. ещё раз.
Его вопросы сыплются скопищем, и я не в силах сдерживать своих эмоций. Он ничего не помнит.. У него шикарная жизнь, у него всё радужно, а вот Фэйт… она помнила.. помнит.. и будет помнить.. и это ужасно. Слезы подступают к глазам, девушка откладывает альбом в сторону, не замечая как из него выпадает всего одна фотография. С последней страницы. Свадебная. А толку, ведь Шерман всё равно ничего не помнит. Девушка отходит к окну и тяжело вздыхает.
- Жив...жила, и возможно живет  и сейчас… но я об этом уже ничего не знаю.,- с какой болью даются ей эти слова. Это нелепо.   
- Тебе нужно отдохнуть, я разберу постель, а  ты приходи как допьешь чай.., - девушка быстро покинула комнату и вскоре оказалась в спальне. Зажав рот рукой она сдерживалась чтобы не всхлипнуть. Сдерживалась чтобы не расплакаться..  Тише. Всё будет хорошо. Разбираешь постель, на которой когда-то происходили не детские страсти и действия.  Взбиваешь его подушку, откидываешь край одеяла, и начинаешь задергивать шторы. Сейчас он ляжет спать ,  а Фэйт, уничтожит последние доказательства своего существования в его жизни. Заберет совместные фотографии, видео со свадьбы, какие-то вещи, и уедет. Куда-ибудь далеко. Туда, где она сможет вздохнуть спокойно. А Адам.. а Адам найдет себе потрясающую девушку, которую полюбит    всем сердцем. Благо на автоответчике было море желающих. Ох, как это ужасно было слышать их голоса. Голоса всех, с кем он ей изменил.  По телу пробежала какая-то легкая дрожь.

Отредактировано Faith Fawcett (2012-06-19 21:55:24)

+1

7

Интересно, сколько людей мечтают начать жизнь заново? С чистого листа? Так, что бы за спиной не было прошлого, плохих поступков, неправильных друзей, ошибок? Спроси любого и каждый второй согласится на это. Я не знаю, кем я был "до" и что я бы пожелал - продолжить свою жизнь или начать с чистого листа, но сейчас я точно знаю, амнезия как способ начать жизнь заново совсем не лучший выход. Я помню, что врач говорил о том, что я должен быть благодарен тому, что моя память сохранила все навыки и умения. Травил страшные байки про то, как людей в тридцать лет приходилось заново учить пользоваться элементарными вещами, будто больные вновь попадали в детство, когда каждая вещь была диковинкой. Я довольно скептично отнесся к радости врача, хотя может и следовало бы действительно радоваться тому, что мне не приходиться заново учиться пользоваться столовыми приборами и вещами первой необходимости. Хотя может быть если бы мой мозг пострадал до такой степени, то мне было бы наплевать на то, что я ничего не помню о своей прошлой жизни, своей личности, о том, что меня интересовало, чем я занимался.
-Потрясающие родители. Скептично повторил я. Я может быть и потерял память, но я не идиот. Потрясающие родители, которые ни разу не пришли в больницу и даже не соизволили появиться на моей выписке? Вместо этого меня забрала девушка,которая мне вроде как даже и не родственница. У меня были одни вопросы и ни одного ответа. Я хотел расспросить обо всем Фэйт, но та как-то странно себя вела, поэтому я подумал, что стоит повременить с расспросами. -Не хочу тебя обидеть, но ты не умеешь врать. А, неважно. Наверное я справлюсь и сам. Я взрослый человек, но сейчас я чувствую себя беспомощным. Мы часто говорим о том, что хотели бы забыть свое прошлое, может быть и я так раньше считал. Но сейчас я чувствую себя так, будто потерял опору под ногами. Я балансирую на тонких гранях. Я не знаю как себя вести и что мне делать. Наше прошлое создает нас. Мы сегодня  - это те же мы и год назад и два и десять лет. Без прошлого нет нас настоящих. Я осознаю это, потому, что мне больше не на что опереться. Кем я был? Хорошим ли, плохим человеком? У меня были друзья или я одиночка? Работал ли я или огромная квартира и дорогие вещи  это всего лишь подарки обеспеченных родителей. А может я вообще альфонс. От этих раздумий моя голова стала болеть еще сильнее.
-Я часто общался со своей семьей? Я нехотя перевожу взгляд на фото, в которое ткнула пальчиком шатенка. На фотографии я обнимал худенькую светловолосую девушку лет семнадцати - восемнадцати. Судя по всему это была совсем недавняя фотография. Ну что ж, из этого я могу сделать вывод, что хоть с кем - то я поддерживал отношения. Но, к сожалению никакого всплеска эмоций я не ощущаю, память упорно не желает ничего не сообщать о моей прошлой жизни. У меня же наверняка должна быть работа. Кем я работал? Может быть я слишком упорен? Может быть мне стоит просто пустить все на самотек и предоставить времени решить все мои проблемы? Но мне совсем не нравится эта идея, видимо я всегда все люблю контролировать. Сама мысль о том, что нужно расслабиться и ждать у моря погоды претила мне и вызывала глухое раздражение. Хотя раздражался я скорее от беспомощности и вообще от всей ситуации целиком. Ну а кто бы на моем месте не раздражался. Но я старался что бы мое раздражение оставалось только моим. Мне не хотелось, что бы Фэйт чувствовала себя рядом со мной неуютно. А кому понравиться торчать с парнем, который только и делает что возмущается и злится?
-Я сказал что - то что тебя обидело? Я подхожу к шатенке со спины и останавливаюсь в двух шагах от нее в нерешительности. О Боже. Я не люблю плачущих женщин. И мне определенно не нравится, что Фэйт расстроена. Похоже, что причина расстройства я, но я хоть убейте меня не понимаю, что произошло. Я и рад бы понять, но для этого мне нужно вспомнить хотя бы, что нас с ней связывает. Она будто не желает об этом говорить, а я не хочу спрашивать напрямую, потому что это.. Ну как - то неправильно что ли. Я сжимаю пальцами виски и крепко закрывая глаза. Настолько крепко, что в темноте начинают расплываться яркие круги. Черт бы всех побрал.  Я уже собираюсь покинуть комнату, но взгляд цепляется за альбом. Я хочу убрать его как можно дальше, потому что сей предмет вызывает у меня волну раздражения своей бесполезностью. Я подхожу к дивану и беру увесистый том, из него вылетает несколько фотографий и я наклоняюсь, что бы поднять их. Поспешно собираю прямоугольники глянцевой бумаги, одна фотография переворачивается в моих пальцах.
-Твою мать. Тихо вырывается у меня и это неудивительно. Это еще самое цивильное выражение из тех, что сейчас теснились у меня на языке. Я все - таки женат. Или был женат. Я украдкой бросил взгляд на безымянный палец. Кольца конечно же не было. Я держал в руках свадебную фотографию, а девушка, что стояла рядом со мной и улыбалась в объектив камеры только что ушла в мою спальню. Я автоматически провел пальцами по волосам, глубоко вдохнул и закрыл глаза. Несколько минут я просидел в одной позе, стараясь вызвать воспоминания из подсознания. К великому моему сожалению, я ничего не почувствовал. Девушка из воспоминаний, тот тонкий силуэт в дверном проеме вызывала во мне куда больше эмоций, нежели эта фотография. Я поднялся и прошел в спальню, сжимая в руке фотографию.
-Так значит мы женаты. глухо проговорил я, прислоняясь спиной к косяку и глядя на спину девушки, которая расправляла постель. Или уже в разводе? Ох, Господи, скажи, чем же я заслужил то, что сейчас со мной происходит? -Почему ты мне не сказала? Я подхожу ближе и беру девушку за плечи, ибо она продолжает нервно дергать подушки на постели. Я хочу видеть ее лицо. Глаза. Я разворачиваю ее к себе и продолжаю сжимать хрупкие плечи, не замечая, что мои пальцы сильно впились в ее кожу, так, что наверное уже причиняют боль. -Расскажи мне все, что ты знаешь. Всю правду. Я не хочу собирать свое прошлое по крупицам. Расскажет ли она мне правду? Или мне все равно придется доходить до всего самому?

0

8

Нет, но ведь раньше, Адам хорошо общался со своей семьей. Когда-то очень давно, когда деньги не играли столь большую роль в их жизни. Когда он был обычным подростком.  Когда он влюблялся, когда мог весь день провести с друзьями  на заднем дворе своего дома, играя в баскетбол.  Да, дело было давно, но ведь всё же было. Не стоит об этом забывать. В этом вся проблема, мы забываем. Фоссет  любила свою семью, но теперь.. когда они устроили ей столь «шикарную» семейную жизнь, это любовь охладела. Она была обижена, действительно. Но тем не менее,  Фоссет  их любила, приезжала частенько в гости . А вот Адам…
Он изменился, и возможно Фэйт отдала бы все богатства мира, чтобы вернуть того Шермана, которого она знала много лет тому назад.
- Ты действительно раньше часто общался со своими родителями. Но это было давно. Ты вице-президент огромной компании, и ты этим живешь. Тебе нравится работать, - девушка выудила из небольшого стола стопку бумаг. Красивый каллиграфический почерк, на этих листках Шерман вымещал свои  идеи. Если это поможет ему вспомнить всё,  то пожалуйста, читай. Он ведь этим жил, он всегда что-то записывал. Эти листы были огромной частью его жизни.
Сказал ли он что-то обидное? Нет, как можно обижаться на человека, у которого вместо  воспоминаний чистые луга и степной ветерок ? Ему будто отформатировали голову. И ничего.  Пустота. Холод.
Фоссет лишь слабо улыбнулась и направилась в комнате. Да, это помещение было особым. Душно, слегка приоткрываешь окно, впуская в комнату свежий воздух. Адам любил прохладу.
Странно что Адам притих в гостиной. Казалось что он ещё сутки будет ходить по дому и вытаскивать какие-нибудь вещи из шкафов, открывать какие-то книжки и рыться в холодильнике. Амнезия это очень сложно. Память не может вернуться так быстро.
- Всё будет хорошо, - тихо пропела девушка самой себе. В этот момент она и сама мало верила в то, что говорила. Фоссет  было невыносимо больно осознавать, что она ничего не может сделать для  ничего не помнящего Адама, который ко всему прочему очень злиться из-за всего этого.. Он был единственным, кто помог ей хоть на короткое время почувствовать себя любимой. Да, да я помню что это было давно.  А теперь этот  сильный и уверенный в себе  мужчина  стоял в гостиной, словно сломанная тряпичная кукла и постепенно уходил в себя, забирая с собой все светлое, что появилось, наконец, у Фоссет. И ведь на его месте мог оказаться кто-то другой. Но в машине оказался именно Адам. Это он протаранил головой лобовое стекло. Это он вылетел на дорогу, это его доставили в отделение скорой с множественными ушибами и кровоподтеками. Да, черт возьми, это должен был быть кто-то другой! Почему судьба так несправедлива? Почему за  чью-то глупость должен поплатиться совершенно другой человек и как теперь привести его жизнь в порядок? Ответ на этот вопрос никак не желал приходить, и с каждым новым тяжелым вздохом сердце сжималось  как от какой-то  агонии. Из раздумий девушку вырвал  тихий голос.  Шатенка не стала оборачиваться, отлично понимая что заставило Адама так скоро покинуть гостиную.
Фоссет теребила подушку, словно это спасало её. Она не знала что ответить? Сказать правду? Сказать что Шерман  настоящий бабник, что он изменял Фэйт каждый день, сказать как они часто ругались. Сказать о разводе? Или… или сказать что у них всё шикарно. Но в таком случае это получится обман.
Адам развернул её, коснулся плеч, больно, кажется кто-то не рассчитал сил.   Девушка слегка поморщилась.
- Мне больно., - еле слышно проговорила девушка. Ну вот, кажется, Адам потихоньку начинает вспоминать себя. Он ведь так любит причинять боль.
- Послушай, пожалуйста, тебе сейчас стоит отдохнуть. Ты всё вспомнишь, но не заставляй меня  проходить через эти воспоминания снова.. пожалуйста,-  он слишком близко. Даришь Шерману нежный поцелуй, а затем отстраняешься,   укладывая подушки максимально удобнее.
- Сейчас тебе действительно лучше поспать, сон лучшее лекарство, - но когда бы Адам слушался Фэйт , -  пожалуйста. Тебе стоит соблюдать режим.
Робкий луч солнца, слегка пробиваясь из-за плотно задернутых штор, тоненькой полосой тянулся от окна до широкой кровати. Фэйт оставила Адама одного, с миллиардом вопросов в голове. И это жестоко. Даже очень, но иначе невозможно.  Она должна исчезнуть из его жизни. Должна, должна, должна – это слово словно молоточком стучало в ее голове. Неожиданно легкое движение вырвало Фэйт из тяжелых мыслей. Открыв глаза, она посмотрела  на окно в гостевой, оно было открыто, ветер  играл с шторами, поднимая и опуская их. То самое окно, с которого Адам так вовремя успел вытащить Фэйт. Тишина в соседней комнате, видимо Адам всё же лег отдыхать. Ему нужно было отдохнуть, его силы были на исходе, как никак, но голове болела, да и слабость в теле уж точно не прошли.
Наверное, когда он проснется, ему захочется есть. Что за мысли? Ну приехали, давай. Приготовь ему ещё что-нибудь вкусное. Смотрите-ка пошла в магазин, вернулась очень скоро.  Кажется даже Фэйт помнит самые любимые блюда Шермана. Ну а чего не побаловать мужчину, который и так подавлен как помидорка из-за своей стертой памяти.  Два часа, и ужин готов. И сил уже не хватает,  посему Фэйт отправляется в гостевую. Укрывается теплым пледом и погружается в сон.  Все эти расспросы и ночи возле его кровати вымотали девушку.
И она казалось бы не слышит как с десяток раз включается автоответчик как  по дому разносятся голоса девушек. Она не слышит, или не хочет?
В последнее время  она ощущает ужасную боль в сердце.  Несколько раз в неделю, становится больно шевелиться, больно дышать,  как и сейчас. Девушка  сжимает в  руках уголок пледа морщась от боли. Сейчас всё пройдет… раз два.. на этот раз дальше.. три.. ну же.. не проходит.. четыре.

+1

9

-Прости. Я разжимаю пальцы, выпускаю девушку. Я не желаю причинить ей боль, это не было моей целью. Но когда я сжимал ее плечи, мне казалось, что это так привычно. Будто я всегда так делал. Не то, что бы все время сжимал ее плечи, а скорее давил. На нее ли? Или может быть на кого - то другого. Она упомянула, что в моей жизни была женщина, почему она ушла? Что я сделал такого, что в моей жизни ни осталось никого?
-О чем ты черт возьми говоришь? Что нас связывало?Я не срываюсь на крик, хотя я близок к этому. Мне почему - то кажется, что я не должен кричать. Это проявление слабости, а я и так достаточно слаб. И мне не нравится это чувство. Кем мы были друг другу. Она произнесла всего лишь одну фразу, но мой разум уцепился за нее. Мы были вместе, мы через что - то прошли вместе, нас что - то связывало. Но лишь один в этой комнате помнил, что конкретно нас связывало. И это к сожалению не я. Мой мозг лихорадочно соображал, стараясь связать расползающиеся нити воедино, составить целостную картинку из обрывком фраз, фотографий, рассказов. Ну почему я не вел дневники например? Ох, Боже, это однозначно бы мне помогло. Касание ее губ что - то задевает внутри меня. Я чувствую, будто это что - то должно значить. Но тоненькая шелковая ниточка ускользает из моих пальцев, не давая возможности ухватиться за нее и потянуть, распутывая хитросплетения моей жизни.
Я в раздражении прошелся по спальне, рассматривая бесполезные предметы интерьера. Какого черта. Я же жил здесь, что - то же должно мне о чем - то напоминать? Но нет, все это явно меня ни коим образом не волновало. В раздражении я схватил с полки стопку книг и запустил их в дальний угол комнаты. Тут же мне стало стыдно, потому что книги ни в чем не виноваты, и вообще, я похоже любил окружающие меня вещи больше чем людей.
День проходил за днем. Дома я был уже дней пять. За все это время меня один раз посетил отец, который выразил свои соболезнования по поводу того, что я не смогу вести дела, пока моя память ко мне не вернется(вот козел), три или четыре раза заходила мать, которая хоть немного старалась вернуть меня к той жизни, которую я вел. Да, похоже мать любит меня куда больше чем отец. Но к сожалению у нее ничего особенно не выходило. Да и эти все рекомендации врача, мол меня нельзя слишком волновать и  прочий бред. Куда еще больше то волноваться? Эй, люди, я забыл кто я такой! Это что, не весомая причина для беспокойства? С матерью пару раз забегала Эллисон. Миниатюрная блондиночка с фотографий. Кажется, девчушка была реально расстроена тем, что я ни черта не помню. Да малышка, я тебя понимаю. Меня это тоже абсолютно не радует.
Но самым частым посетителем моей квартиры была Фэйт. Если бы не она, я бы наверное сошел с ума. Она обычно бывала не долго, но скрашивала мою жизнь своим появлением. Мне иногда казалось, что это дается ей нелегко, будто через силу. Я хотел получить ответы, но мать избегала темы моей лично жизни и не пожелала сообщить мне о том, что нас связывало с Фэйт. Я старался вникнуть хоть во что - то, даже рассматривал деловые бумаги, которые всюду валялись в моей квартире. Я не помнил все этих сделок, но заметил, что на уровне подсознания просчитываю все ходы. Это уже что - то, не так ли? Может быть не все так плохо и я все же смогу вести нормальную жизнь? Майкла бы наверное порадовало известие о том, что я вспомнил о работе куда быстрее, чем об остальных сферах моей жизни.
Сегодня мне приснился какой - то странный сон. Мне снилась Фэйт. Не знаю уж, чем было вызвано сие ведение, может быть это мое больное подсознание сыграло со мной злую шутку. Может быть я просто слишком много думал об этой девушке, что она уже стала являться мне во сне. Но мне казалось, что это не сон, а будто воспоминание из моей прошлой жизни. Что то из того, что я ужасно хотел вспомнить, но не мог. Это было лето. Жаркое лето. В моем сне я спешил с ней на встречу. Площадь была полна народу, а мне нужно было протолкнуться к фонтану, у которого мы условились встретиться. Обходя группки молодежи, лавируя между быстроногими карапузами я приближался к месту встречи. Она шла ко мне с другой стороны площади, в ее темных волосах играло солнце, заставляя пряди отливать золотом. На этом мой сон оборвался. Я всеми силами старался воспроизвести его в памяти, вспомнить, что было дальше, но к сожалению в моих воспоминаниях, равно как и во сне, девушка никогда не доходила до меня.
С наступление вечера я спешу к месту встречи. Это ужасно напоминает мне мой сон. Мне кажется, здесь все это и происходило. По крайней мере я вижу ту же площадь и даже фонтан. У фонтана толпиться народ - жара заставляет людей тесниться у воды, ловя спасительные капли. Я держусь чуть в стороне, надеясь не пропустить тебя в толпе прохожих. И очень надеюсь, что ты не позвонишь мне внезапно с сообщением о том, что тебе срочно нужно на смену. Я позвонил тебе вчера вечером, предложил встретится, надеясь что ты мне не откажешь. Я сказал, что хочу постараться вернуться к нормальной жизни, а это значит, мне стоит хотя бы прогуляться по городу, который вроде как мне родной. Ты ответила согласием и теперь я щурюсь от солнца, стараясь высмотреть твой силуэт в толпе.  Наконец я вижу тебя, ты приближаешься ко мне почти так же, как это было в моем сне. Я обхожу прохожих, двигаясь тебе на встречу.
-Прекрасно выглядишь. Касаюсь твоей щеки губами, улавливаю приятный аромат исходящий от твоей нежной кожи и волос. -О, это тебе. Я поднимаю букет бледно - розовых гербер. Я не знаю, любишь ли ты герберы, надеюсь, что любишь. Я не хотел быть банальным, даря розы. Мы отходим чуть в сторону от фонтана, медленно двигаясь по площади. -Надеюсь, что я не отвлекаю тебя от важных дел. Просто хотел тебя увидеть. Ага, а еще замучить тебя вопросами, но пока не будем об этом. Пару дней назад Эллисон уже подверглась допросу с пристрастием и выложила брату информацию о том, что у него и Фэйт были отношения. Какого рода отношения и что с ними стало потом Эллисон говорить не стала. Может быть не знала и не хотела, но я не смог выудить у нее больше ни единого слова.

+1

10

И все дни несутся быстро. До того момента как не приходит час, когда я должна отправиться в квартиру, которая когда-то была и моим домом. Я стараюсь задержаться на работе подольше, мне хочется  найти себе ещё с полсотни нужных дел. Но ничего. Карточки в порядке, пациентов я и так обошла уже на пять раз. И даже в скоро стоит ужасающее затишье.
Я нехотя бреду в квартиру, нацепляю на лицо легкую улыбку. Готовлю ужин. Рассказываю Адаму что-то про работу и семью, но ни слова о себе. Я не хочу бередить  свои раны. Когда-нибудь он вспомнит, и всё закончится.  А пока, пока я буду его тенью, буду приводить дом в порядок, иначе ведь Адам всё заложит своими бумагами,  а ещё он частенько теряет трубку от домашнего телефона. Никогда не отвечает на звонки, или это лишь когда я звоню?
Не отвечает. Час. Два. Три. И я бегу, бегу наплевав на работу, врываюсь в квартиру, боясь столкнуться с самым ужасным, но .. Адам мирно спит, или читает какие-то бумаги по работе. Да вы издеваетесь надо мной?
Ему легче когда я рядом, по крайней мере он так говорит. Может и врет, но надеюсь что нет. Он становится похож на самого себя лет так семь назад. Или шесть. У него открытая улыбка, и я  порой украдкой улыбнусь его рассказам, или снам, которые он видит. В его голове всё как-то по-другому.   
Дважды я пересеклась с его отцом и матерью. Высокомерная женщина высказала мне гору нелестных слов, после чего ушла хлопнув дверью. Честно, я надеялась что она хоть как-то позаботится о сыне, но она была лишь только воображаемой  поддержкой. Ничего по дому она делать не собиралась. Куда уж ей. Она же Шерман, а такие люди не упадут до уровня уборки по дому. У них на то есть гувернантки. Ну и к черту их всех.
Я прихожу снова и снова. В последний раз, Адам кажется вспоминает что-то из своего далекого детства, я очень рада, на радостях он тянет меня на прогулку, но ему нужен постельный режим. Посему я заставляю его отправиться в постель ,как бы он не ругался, приходится терпеть.
Вчера  вечером раздался телефонный звонок. Я нехотя подняла трубку,  мой сон улетучился тут же как я услышала его голос. Встреча? Возле фонтана? Лично у меня дежавю , не знаю как у него, но я удивилась.
Даю утвердительный ответ ,и начинаю перебирать свой гардероб. Зачем? Мне ведь должно быть всё равно? 
А вы когда-нибудь встречали идеальною пару? Тех, что живут душа в душу. И чья любовь длится вечно? Двух любящих, чьим отношениям никогда ничто не грозит. Ни ссоры, ни козни соседей и завистников. Ни измены. И ничто иное…  Мужа и жену, жениха и невесту, или же просто хорошую пару,  которые друг другу полностью доверяют? Все секреты и тайны? Таких людей  не бывает.  Кто-нибудь обязательно соврет. Хоть маленький секрет, но утаит.
Скажет, что задержался на работе, на самом деле зависнет с друзьями в баре. Она скажет, что останется у подруги. Да… у подруги с брутальной внешностью  и именем Роберто. Забудет купить кофе, скажет что его не было. Наша жизнь соткана из маленькой и большой лжи. Мы сами разрушаем свои отношения, и тут же пытаемся залатать  потери. Плохие новости распространяются быстро, и, когда они появляются, мы должны найти способ борьбы с ними. Если наш преподаватель говорит нам что мы бездари и наша работа, это сплошная «вода», мы ведь не спешим сесть за учебники, мы  идем в торговый центр/клуб / в кровать к своему мужу, кому как удобно. Мы постоянно  ищем способы отвлечься. Если наша карта заблокирована, и подходит день оплаты за семестр в университете, мы устраиваемся на вторую работу, стараемся найти эти деньги.  Если нам кто-нибудь рассказывает самый сокровенный секрет, то  мы учимся держать его в себе, как бы трудно это не было. 
Но наверное, нам стоит быть на чеку и помнить, что  полученные нами плохие новости, могут быть для кого-то самыми лучшими вестями.. разумеется в тайне.
Фэйт проснулась ближе к  полудню. Вчера она выпила таблетки, что выписал ей врач. Дело в том, что мисс Фоссет практически не спала последнее время. Её мучала бессонница, а как вы все знаете, это плохо сказывается на здоровье.   Поэтому после волшебной чудо-таблетки Фэйт наконец-то выспалась.
В доме было ужасно тихо, ни одной живой души. Пора было собираться на встречу с Адамом, но, увы девушку вызвали на работу. Якобы на пять минут. В итоге – три часа. Три часа после которых Фэйт просто таки летела на встречу. Сломя ноги девушка пробиралась по оживленной площади, легко лавируя между  молодежью. Вскоре она увидела молодого человека, он улыбался, а это очень хороший знак.
- Привет!, - прикосновение его губ вызывает трепет. Девушка смущенно улыбается будто первоклассница которую впервые поцеловал мальчик. Глупо. Молодой человек достает из-за спины цветы.
- Мои любимые, спасибо, они прекрасны, -  шатенка вдыхает изумительный запах цветок и улыбается. Впервые за долгое время.
- Нет ,что ты, сегодня я должна была отдыхать ,но всё равно пришлось заехать на работу на пару часов. Это даже хорошо, что ты вытянул меня куда-то.
Есть такая боль, которую нельзя вылечить в больнице. Поэтому,  тот кто ее испытывает, делает все, чтобы излечить себя. Некоторые лечат боль одиночества, заводя новых друзей  всеми возможными способами. В интернете, в кафе, в баре, на улице. Но к сожалению, всегда найдутся те, кто не сможет начать лечиться. Потому что понимают, что это спровоцирует еще большую боль. Фэйт  начала исцеляться, наверное, она сможет жить в мире   с этим человеком. В конце концов, когда-то очень давно они сыграли свадьбу. Они были  красивой парой. Любили друг друга. Наслаждались каждой секундой проведенной вместе. Ну.. разве что это всё было до брака, ну да ладно. Поэтому выше нос девочка, одевай своё платье,  приводи волосы в порядок, макияж, и вперед, навстречу счастью.
Так и поступила, надев легкое платье, распустив шикарные волосы и захватив с собой хорошее настроение.
Все его шрамы практически затянулись, синяков и след простыл, и это не могло не  радовать
-  Я рада что ты идешь на поправку,  без синяков тебе намного лучше, - усмехнулась шатенка. Тем временем они добрели до небольшой беседки, именно тут они коротали вечера давным-давно
- Прости что не заходила два дня, неважно себя чувствую в последнее время…

Отредактировано Faith Fawcett (2012-06-22 17:29:46)

+1

11

Я смотрю на нее, отмечая легкое смущение, кажется, у нее даже слегка заалели щеки. Это забавно, но в то же время мило. Фэйт, через что мы прошли? О чем я не помню. Расскажи мне, помоги. Спаси меня. Верни мне мою личность, я знаю, ты это можешь. Если кто и может, так это ты. Каждый вечер мой телефон разрывается от звонков. В основном это какие- то женщины, которые просят о встрече. Я перестал подходить к телефону, не желая даже отвечать на эти звонки. Судя по содержанию сообщений, что ворохом сыпались на автоответчик, я со всеми спал. С каждой. Чувствую себя шлюхой. Я делал выводы из каждой мелочи, стараясь сложить мелочи в единое целое, но общая картина все равно ускользала от меня. Итак, коротко итоги: я не общаюсь со своей семьей, потому что они меня раздражают, я был женат на Фэйт и я ей изменял. А еще я вице - президент крупнейшей корпорации. Ни одна из этих вещей не внушает мне оптимизм. Может быть процесс восстановления памяти идет так медленно потому, что я просто желаю избавиться от своей прошлой жизни? Просто сам этого не понимаю. Из того, что я узнал о себе. я могу сделать только один вывод - я, как бы так помягче выразиться, не самый хороший человек. Фэйт так много сделала для меня, а я даже не могу выудить из омута памяти хотя бы какое - нибудь воспоминание о том, кем мы были. Может быть это знак? Что нам просто нужно начать все с чистого листа? Как бы там ни было, я воспринимаю это именно так.
-Они меркнут в сравнении с тобой. Незамысловатый комплимент, губ касается легкая улыбка. Я доволен тем, что девушке понравился букет. хотя может быть она сказала это из вежливости. Мне интересно, есть ли кто - нибудь у нее? Я гнал от себя эту мысль, потому, что мне она не нравилась. Но, я понимал, что Фэйт вряд ли будет одинока. Она умна, красива, заботлива. Такие девушки редко остаются в одиночестве. Даже если раньше нас и связывали узы брака, о котором я ничего не помню, сейчас она наверняка свободна. Видимо, мы развелись. Но, с другой стороны, разве она проводила бы столько времени со мной, разве пришла бы сегодня на эту встречу, которую я пока не хочу называть свиданием. Не люблю эти иллюзии. Я успокаиваю себя таким образом, но вопрос все равно еще остается открыт.
-Похоже у тебя нет ни единой свободной минуты. А тут еще я со своей амнезией. Видимо я все - таки для нее что - то знаю, иначе бы она не бросала все свои дела для того, что бы помочь мне. По сути, она стала незаменимой. Пока я сидел в своем кабинете, стараясь вновь вникнуть в дела компании, которая в будущем должна была стать моей, девушка готовила мне ужин, приносила горячий чай, приводила мою квартиру в порядок. А я , по сути, даже толком и не отблагодарил ее, принимая все как данность. Сейчас, когда я думал об этом, это меня несколько смутило.
-Спасибо. Я и чувствую себя гораздо лучше. Я автоматически коснулся лица, которое хотя бы стало похоже на человеческое. Синяки и ссадины на самом деле сходили на нет и теперь я уже не выглядел как бродяжка из неблагополучного района.
-Наверное тебе нужен отдых. Ты слишком много работаешь, да еще и я теперь добавляю тебе хлопот. Ты не должна столько времени проводить со мной, если это в тягость. Я кидаю на нее обеспокоенный взгляд. Я не люблю быть обузой и не хочу, что бы девушка тратила все силы на меня. Внутренний голос кричит о том, что ему хотелось бы быть с ней каждый день. По возможности запереться вместе в доме и никуда не отпускать, но я затыкаю его, пересиливаю проснувшийся во мне эгоизм. -Наверное отец прав и мне нужно как можно скорее вернуться к работе. Тогда тебе не придется сломя голов бежать ко мне каждый день. И да, прости что не беру трубку. Меня замучили эти неизвестные. Я понимаю, что мне пора возвращаться к привычной жизни, хоть и не совсем понимаю, что означает для меня "привычная жизнь". Память возможно никогда не вернется, поэтому мне нужно всему учиться заново. Благо, изучая рабочие бумаги, я осознал, что в этом нет ничего очень сложного. Если  я делал это раньше, то смогу и сейчас. Мы устраиваемся в беседке и я провожу пальцами по прогретому дереву, ощущая как оно отдает мне то тепло, что набрало за весь день. Несмотря на то, что на улице уже вечер, жара и не думает спадать. Мы укрылись от прямых солнечных лучей, поэтому могла некоторое время не изнывать от жары.
-Расскажи мне что - нибудь Я прошу ее рассказать мне что - то, что важно для нее. Я не хочу слышать о своей прошлой жизни или о себе. Это не доставляет удовольствия, а только раздражает, поскольку я все равно ничего не помню. Поэтому я хочу услышать от нее что угодно. Как прошел ее день. О чем она сегодня думала. Что делала. Как проснулась. -Что угодно, о себе. Первое, что сейчас придет тебе в голову. Что - то, что не рассказывала никому. Что - то что сейчас в твоей голове. Что - то сокровенное. Я хочу знать. Я откидываюсь на спинку скамейки, слушаю звук ее голоса. Она о чем - то рассказывает мне. Сначала слегка неуверенно. будто раньше никто никогда не спрашивал ее о чем - то подобном. А ведь правда, разве мы часто спрашиваем о других? Нет, мы предпочитаем говорить о себе. Ну а я желаю узнать тебя. Чем ты дышишь, что делает твой день.. Невдалеке от них останавливается группа уличных танцоров. Ну знаете, из тех, которые сначала показывают вам движения, а потом вы танцуете с ними. Молодые парень и девушка танцевали вальс. Мелодичные звуки пронизывали тяжелый от жары воздух. Вокруг музыкантов собралась толпа, но никто не спешил присоединиться к танцующим. Я прикрыл глаза и улыбнулся. Поднялся со своего места и взял девушку за руку, увлекая к танцующим. Она пролепетала что - то о том, что не считает сие решение разумным, но все же пошла за мной, оставив букет на попечение пожилой парочки, которая как раз подошла к беседке.
Сначала мы прошли обучающий круг с "учителями", а затем я получил возможность закружить в танце Фэйт. Движения давались легко, будто раньше я уже танцевал вальс. Может быть так оно и было. Я получил возможность коснуться ее, прижать к себе в танце, хоть вальс и не подразумевает сильных объятий, но это даже было лучше. Этакий легкий намек на флирт. Мне это нравилось. Я кружил ее в танце, с удовольствием видя, как ее губ касается улыбка, а щеки заливает румянец. Наверное я слишком пристально рассматривал ее. Все это было так знакомо. Где - то на задворках моего подсознания всплывали смутные картины. Мы уже танцевали так раньше. Только вместо городской площади был огромный зал. Вместо свадебного платья на девушке было белое коктейльное платье, но она все равно была прекрасна. Опять обрывочные воспоминания. Ничего ясного.

+1

12

- Я  живу этим Адам… на работе я спасаюсь от реальной жизни. Иногда, двенадцатичасовая операция изматывает настолько, что у меня не остается времени, чтобы жалеть себя, или злиться на себя. И я просто ложусь спать ,чтобы очнуться, и вновь ринуться в бой, - девушка слегка улыбается, и присаживается  на краешек скамьи в беседке.
Сегодня так тепло, я люблю лето. Я люблю оставаться на пляже, люблю подставлять своё тело солнечным лучам, люблю гулять по краюшку океана, или моря, не важно, просто люблю когда прохладная вода омывает мои ноги.
- Я волнуюсь за тебя, пожалуйста, хотя бы сбрасывай смс о том, что ты жив и всё в порядке, иначе мне приходится бросать всё и бежать к тебе через весь город, - а это сущая правда. Скоро Фоссет уже влепят выговор за самовольные отлучки. Хотя, ей ведь поручили сидеть с Шерманом, поэтому, ничего страшного.
Рассказать что-нибудь ? Как прошел её день? Как она живет? Что именно? Рассказать что  два часа ушло на  разговоры с собой, уговаривая себя же подняться с кровати. Аргументируя всё тем, что если она так и пролежит день на кровати, то тело её окутает целлюлит, а она этого ой как не хотела.  Поэтому было решено провести в спорт зале часик другой. Девушка переоделась в спортивную одежду. Короткие шорты и  спортивный топ, удобные кроссовки  и айпод. Что ещё нужно для занятий спортом?
Полная зарядка в плеере, и больше тысячи треков. Сейчас не самое лучшее время думать о жизни. Воспоминания  слишком болезненны, поэтому девушка старалась как можно реже думать о прошлом, но в памяти постоянно всплывали какие-то воспоминания о бывшем. Счастливые дни. А затем самые ужасные. Как тот, когда он громко кричал, обвинял её во всех смертных грехах, а затем ушел хлопнув дверью. Оставив Фоссет  одну наедине со своими страхами и болью, в пустой комнате. Его слова ударялись о голые стены, и отдавались эхом  в её сознании.  Тогда ей нужна была поддержка.  Любить его было подобно пытке. Сладкой пытке.
Растяжка перед бегом. Стройная фигурка,  худенькие ножки, и какое-то отрешенное выражение лица.  Где он сейчас? Спит или уже уплетает  джем с булочками за обе щёки? Оказалось, что мысль о том, что он где-то есть, возможно чувствует к ней что-то большее чем  ненависть или безразличие, поддерживала в Фоссет  этот энтузиазм и чувство спокойной радости. Хотя с другой стороны,  она прекрасно понимала, что счастье им не видать как собственных ушей. Громкость на полную, чтобы заглушить свои собственные мысли. Чтобы забыть всё. Впереди её ждали сто двадцать минут  изнуряющих упражнений и бега.
Когда просят спонтанно рассказать что-то, ты тут е теряешься. Вот так и Фэйт, она слегка прикусила нижнюю губу, а затем добавила.
- Я… я мечтаю улететь куда-нибудь далеко-далеко и отдохнуть. Забыть обо все на свете, оставить дома телефоны,  рабочий  пейджер, и погрузиться в пучины океана. Я уже забыла что значит отдых лето.
И впрямь .ей в основном выдавали отпуск зимой. Или осенью. Это самое поганое. Сидеть дома когда дождь идет не переставая.  Везде лужи, все злые, все опечалены.
Позже Фоссет ещё минут пять рассказывала о своей жизни. Рассказала  как  месяца три назад прыгнула с парашютом, и это был худший кошмар, а ещё о том как её чуть не сшибла машина два дня назад ,когда она бежала к Адаму.  Так легко на душе, когда тебе дают высказаться. Фоссет никогда не делилась с Адамом  историями о своей дне или о своей жизни, после замужества.
Раньше у них всё было иначе. Подошли музыканты, танцы, толпа народу, Шерман тянет девушку за руку, она упирается, ну а когда кто-то спрашивал её мнения.  Вальс, раньше девушка занималась танцами и на удивление помнила как двигаться, а вот Адам, как  он так быстро научился двигаться и попадать в ритм. Притягивая девушку к себе, вальс не предполагал особо страстных движений. Ну доколе музыка не сменилась.  Танго? Вы издеваетесь? Мини тренинг, и вновь Шермана отпускают к Фэйт, они двигаются под музыку,  и между ними вспыхивает искра, хотя что там. Это миллиарды иск. Девушка смеется, улыбается, это и впрямь хорошо, она никогда не чувствовала себя так хорошо.
Жара окутала нас, вокруг мелькало слишком много лиц,  и после очередного танцевального па, я утянула Шермана за собой, не забыв  забрать у пожилой парочки свой букет. Они шепнули что что-то о счастье, и я слегка улыбнулась. Они ничего не знают.  Сердце предательски закололо. Последнее время у нее начались с ним проблемы. Врач прописал таблетки, но они не помогали. И вот опять. Девушка  остановилась, её повело куда-то в сторону, но Фоссет всё же осталась на ногах, облокотившись о  стенку беседки. Заметив взгляд Шермана она тихо добавила
-Всё хорошо, танцор диско. И где ты научился так плясать, - тяжело вздыхаешь, чувствуя как постепенно боль отступает. Теперь вы можете продолжить свой путь. А вообще , Адаму не стоит так долго находиться на ногах.
- Как ты, тебе нужно больше отдыхать ,а не плясать в такую жару…с быв… , - девушка осеклась,  - со мной… Тебе наверное вообще не хотелось бы сейчас находиться со мной

+1

13

Мы танцевали, я слышал фоном аплодисменты зрителей, но мое внимание было сосредоточенно на хрупкой девушке, которую я сжимал в своих руках. Это было похоже на сцену из какой - то романтической комедии, что сейчас выпускают целыми пачками. Я чувствовал себя на удивление хорошо, я не про физическое состояние, а моральное. Я забыл обо всем, что меня мучило последние недели. Забыл про свою злость и мнимую беспомощность. Я начал осознавать, что свою жизнь я делаю сам. Только от меня зависит, вернусь ли я в колею, смогу ли вести нормальный образ жизни, буду ли я счастлив. Никто не сделает меня счастливым, если я сам этого не пожелаю. Я хотел быть счастливым. Я осознал, что жизнь коротка. Я попал в аварию, я вылетел на мостовую, получил сильные повреждения, но я не погиб. Я получил второй шанс, поэтому я не должен предаваться унынию и жалеть себя. Не для этого даются вторые шансы. Я должен использовать его с умом. Порой, что бы осознать, насколько нам важно что - то, нам нужно осознать потерю. Я потерял память и сейчас понимал, насколько все это важно. Важны те мелочи, о которых ты даже не задумываешься. Я едва не потерял жизнь, но получил счастливый билет. Возможно, я потерял куда больше, чем осознаю, но увы, я никогда не узнаю об этом точно, пока конечно память ко мне не вернется.
-Хороший вопрос, на который у меня к сожалению нет хорошего ответа Мы наконец покинули круг и вернулись к беседке.Я чувствовал, что моя голова начинает кружиться. Да, видимо я не совсем пришел в форму и мне действительно не стоит игнорировать советы доктора. Я замечаю, что Фэйт выглядит так, будто ей слегка нездоровится. Впрочем, она вряд ли сообщит мне подробности, поэтому я списываю все на жару. Ибо действительно, парилка на улице неимоверная. Наверное ночью будет гроза, как обычно бывает. Мое сознание цепляется за оброненную девушкой фразу, но я делаю вид,что она прошла мимо моих ушей. Если я начну расспрашивать ее сейчас, то она займет оборонительную позицию и я, как всегда, ничего внятного не добьюсь. И вообще, мы вроде бы собирались приятно провести время, а не ворошить прошлых демонов. Я предлагаю девушке посидеть в кафе неподалеку, выпить чего - нибудь освежающего и немного отдохнуть. Она соглашается и мы медленно двигаемся в сторону ближайшей кафешки. Мы садимся на улице, выбрав столик  в тени деревьев и делаем улыбчивой официантке заказ. Непринужденный разговор о всякой ерунде, ничего, особенного, просто болтовня. Я делаю глоток холодного сока и понимаю, что чувствую себя гораздо лучше, чем десять минут назад. Она говорит что - то, а потом замолкает, видимо я слишком пристально изучал ее лицо.
-Почему ты сказала, что я не хотел бы сейчас находиться с тобой? Я спрашиваю в лоб. Резко перевожу тему. Я не забыл о том, что услышал. И мне нужна правда. Я хочу докопаться до истины, выяснить причины. Мы были вместе. Мы разошлись. Я смотрю в ее карие глаза и буквально вижу, как ее мозг перебирает возможные варианты ответа. Я не позволю тебе соврать. Меня раздражает то, что все вокруг меня лгут и недоговаривают. Все что - то скрывают, хотя в данной ситуации это просто глупо. Я жду ответа, но ты молчишь, пристально изучая узор на салфетках. Черт возьми, Фэйт, посмотри на меня. Я хочу видеть твои глаза. Я хочу знать правду. Это слово "правда" и "прошлое" последние дни как заезженная пластинка в моем мозгу. -Послушай меня. Мне хорошо с тобой. Мне хочется проводить время с тобой. Я хочу видеть твою улыбку и знать, что она адресована мне. Но я не могу закрывать глаза на то, что между нами что - то произошло. Что - то, что заставляет тебя отгораживаться от меня. Я сделал тебе больно? Я говорил тихо, но довольно эмоционально, поэтому люди за соседними столиками пару раз на нас оглянулись. Я делаю глубокий вдох, желая успокоиться. Может быть я слишком давлю на нее? Но она нужна мне.
-Слушай.Внезапно меня посещает безумная идея. -Может быть уедем куда - нибудь? Куда ты хочешь? Назови любую точку мира. Она говорила о том, что слишком много работает. О желании отдохнуть летом. Так почему бы не сделать это сейчас? Она открывает рот что бы возразить, но Адам перебивает ее. - Слушай, врачи в больнице сказали, что я на твоем попечении. Не очень понимаю зачем это надо, но сейчас это нам на руку. Мне нужно восстановить силы после аварии, а ты должна следить что бы я не умер где - нибудь. Я закатываю глаза, показывая, что умирать - то я как раз - таки не собираюсь. Она не может мне отказать. На моем лице появляется улыбка. Я действительно хочу этого. Я хочу уехать из этого города куда - нибудь. Я хочу что бы она была со мной. Я готов хоть сейчас забронировать билеты и вылететь первым же рейсом. Куда угодно.
Она готова отказать мне, но я накрываю ладонью ее руку и заставляю замолчать. Просто подумай об этом, ладно? Я не хочу слышать отказ. Мне нравится идея махнуть куда - нибудь из этого города. Куда - нибудь к морю. Подальше от людей и обязательств. Всего пару недель. Этого будет достаточно.
Я заговорил о чем - то другом. Продолжил расспросы о ее жизни. Спрашивал о детстве, юности, интересах и увлечениях. Может быть что - то из ее рассказа вдруг поможет мне вспомнить что - то о себе. Я слушал ее и прислушивался к звоночкам в моей голове, которые предательски молчали. За разговором мы не заметили, как на улице стало смеркаться. Жар спал и теперь можно было не опасаться за солнечный удар.
Мы покинули уютное кафе, выбрав какую - то узкую тропинку из тех, по которым редко ходят люди. Ее рука покоилась в моей руке и я иногда бережно сжимал ее пальцы.
-Скажи мне, о чем ты мечтала? Твоя мечта сбылась? Я говорил не о тех желаниях, которые возникают у нас каждый день.А о той глобальной мечте, которая сопровождает нас большую часть нашей жизни. Расскажи мне о чем ты мечтаешь, Фэйт Фоссет.

+1

14

Частенько, вы  даже не замечайте, сколько гнусных слов срывается с ваших уст. Вы не замечайте, как в порыве ревности, злости– произносите гнусные слова. Вы не понимайте, что за свои слова вы несёте ответственность,  в прочем, как и за свои поступки. Вы недооценивайте то, что за все это будет кара. Кара в виде одиночества. Одиночество – это бич нашего времени. Ведь не каждый человек, в наше время, может вынести это одиночество. Это самобичевание, которое может довести до сумасшествия. Многие уверены, что  смогут без проблем пережить эту стадию одиночества, и при этом не сойти с ума.  Не надо переоценивать свои силы господа. Одиночество всегда сводит с ума не подготовленного к нему человека.
Фэйт считала ранее, что готова к одиночеству, ей часто попадались «не те парни». С ними нельзя было знакомить родителей, с другими  вообще жилось как на пороховой бочке, третьи   считали, что измена это не повод для расставаний. А Адам объединял в себе последние два качества.  Шатенка  часто ныряла в свою чёрную дыру, именуемую по-другому – закоулками души, и  вылавливала  оттуда остатки чувств/эмоций. И пыталась разобраться в них.  И  если ей успешно удалось справиться с одиночеством, болью, обидой, то  осталось лишь одно чувство, которое  не хотело ни как тонуть в его темных водах. Это чувство называется «любовью».  Это чувство не поддавалось ни чему. Ты словно теряешь голову, всё вокруг принимает другие краски, люди становятся доброжелательнее. И ты больше не боишься окунаться в омут с головой. Ошибка на ошибке.  И от этого   девушка  готова была лезть  на стенку. Ведь любовь – это слабость.  «Слабость», которую надо было ликвидировать, но она хорошо устроилась на плоту и не хотела тонуть в чёрной бездне. Она словно надсмехалась над нами, заставляла почувствовать себя слабыми..
Он улыбается, накрывает её тоненькую ручку своей рукой. Те чувства, которые Фэйт испытывала к нему, с новой силой одолевают её. Снова  в  её грешной душе поднимается буря. А это так волнительно, будто ты всегда жил в состоянии постоянного штиля, а сейчас, всё меняется.
- Потому что так получилось, что…, - шатенка на секунду умолкает, знаете, она честно не знает что сказать. Правда - слишком резка. А ложь уже порядком бесит Шермана, - потому что мы с тобой не сильно ладили в последнее время. И это мягко сказано. Но, я не хочу об этом.
Девушка отложила букет в сторону и перевела взгляд на линию горизонта. Это успокаивало.  Нет, она действительно не хотела получить порцию воспоминаний из прошлого. Адам –ромашечка-улыбашечка нравился ей больше, чем тот, кем он был до аварии. Фоссет не хотела вспоминать ссор, не хотела вспоминать боли которую они причиняли друг другу каждый день. Не хотела вспоминать холодных ночей в пустой постели. Не хотела вспоминать то ,как Адам приходил пьяный домой, от очередной девки. Ведь от него так пахло женским парфюмом.
Его слова ранили в самое сердце, да. Улыбку. Он хотел видеть её улыбку. Он хотел быть рядом? Фэйт умерла и очнулась в каком-то выдуманном раю? Что это? Что за  издевательства судьбы. Почему именно она борется со своими демонами скрыто. Почему именно она должна решить, рассказать ли ему всё, или оставить в секрете. Почему именно она?
- Сделал, - абсолютно серьезно заявляет Фэйт, - Что было… то было, я не хочу ворошить прошлое, - тихо отвечает шатенка, замечая как на них смотрят ребята из-за соседних столиков.
Она всегда всё усложняла.  Всю жизнь. Проверяла правильность примеров по математике по пять раз, тратя своё время,  хотя ответ был очевиден.  Предлагала оставаться друзьями  бывшим парням, а потом случался таком момент, когда они напивались и оказывались в одной постели. В таких случаях остаться друзьями не получалось. И она вновь всё усложняла. Вот и сейчас, категорически отказывалась воспринимать то что говорил Адам. Ей не верилось, что всё это было правдой. Ей резко захотелось напиться, выкурить сигарету, и оказавшись в безлюдном месте громко закричать. До боли в горле. До  того момента, пока голос не сорвется, пока слёзы не перестанут течь из её глаз.
- Адам, -Фэйт тяжело вздыхает, и подается чуть вперед, - я была бы безмерно счастлива поехать с тобой, но я боюсь лишь одного. Я боюсь твоей реакции, когда ты всё вспомнишь .я боюсь не за себя, я боюсь за тебя.
В детстве, в особенности по ночам, мы ужасно  боялись чудовищ, страшных монстров,  которые прятались под нашей мягкой  кроваткой. Мы ложились спать при свете ночника, и просили родителей почитать сказку. Нет, не потому что она была интересно, просто  мы хотели уснуть до того, как монстры придут за нами. И пока  наши родители были  в комнате, по нашей же  логике, монстры не могли нападать. Но вот мы выросли, и теперь у нас другие чудовища. Неуверенность. Чувство одиночества.  Мы стали чуточку  старше, выше и умнее, но все так же боимся темноты. Потому что она затягивает. Она заставляет нас погрузиться в вязкое болото, а затем следует погибель.  Уснуть. Ведь это так легко, что что может быть проще? Нужно просто закрыть глаза. Ну в крайнем случае посчитать овечек,  прыгающих через препятствия.  Но чаще всего,  нам часто бывает не до сна. Мы мечтаем заснуть, не знаем, как. Переворачиваясь с боку на бок,  пытаемся выкинуть из головы ненужные мысли, включаем успокаивающую музыку,  проветриваем помещение. Но страхи всё ближе. Они подступают. В такие моменты стоит обратиться за помощью к ближнему.  Ведь вся  эта темнота будет не так страшна, когда мы осознаем то, что мы не одни.
Он накрывает  мою ладонь своей. Я непроизвольно вздрагиваю, но затем моих уст касается легкая улыбка.
- Я бы отдала всё на свете, чтобы  так было всегда, тогда, сейчас и после… - да, она бы душу отдала, за что ,чтобы Адам был таким. Таким заботливым. Таким дорогим и … любимым?
Мы удаляемся, всё дальше от людей, по узкой тропинке, он держит мою руку, слегка сжимая пальчики. Это лучшее ощущение в мире. И я хотела бы обнять его,  прижать к себе, и никогда не отпускать.. но.. я боюсь. Черт возьми - я боюсь! 
Он задает вопрос, заставляя меня задуматься. Я мечтала. Я много о чем мечтала, но всё же.
- Я хотела чтобы у меня была большая и любящая семья, - я как-то неловко хмыкнула, - глупо наверное, но, я действительно хотела этого, я хотела приходить домой, звонить не в пустую дверь, хотела чтобы меня любили и ждали. Я хотела слышать смех детей и видеть улыбку любимого человека…, - слишком много секретов ты выдала за эту минуту. Девушка   высвобождает свою руку из руки Адама и отходит чуть в сторону.
- Забудь. Ладно? Всё это бред  и…. несбыточные мечты. Я не должна была это тебе говорить

+1

15

Назови мне свое имя, я хочу узнать тебя снова
Все по кругу, но все будет иначе, я даю тебе слово


Мне дали много пищи для размышлений. Что бы не произошло в той части моей жизни, которую авария благополучно стерла из моей памяти, я знаю точно только одно - эти события были не самыми приятными. Я могу только догадываться о том, что происходило по обрывочным фразам Фэйт, матери, сестры. Я мог бы мучить себя раздумьями, выдумывать возможные варианты развития событий, тысячи вариантов и вполне возможно, что ни один из них не был бы правильным. Похоже, что врач в какой - то степени прав - велика вероятность того, что часть моих воспоминаний навсегда останется заблокированной. Что тому причина науке неизвестно - человеческая психика весьма тонкая штука и многие феномены ученые просто не в состоянии объяснить. Почему человек внезапно забывает определенные события своей жизни, или, почему память вдруг возвращается ни с того ни с сего. Мне стоит принять тот факт, что возможно мое прошлое навсегда  останется где - то за темной завесой. Поэтому сейчас я должен жить тем, что имею, смотреть в будущее. Нельзя цепляться за то, что было. Тем более, за то, чего возможно и не существовало. Строить теории о том, кем я был тогда, это почти то же самое, что верить в снежного человека не получив ни единого доказательства. Глупая затея. Я не хочу цепляться за иллюзорные остатки прошлого мира, я не хочу мучить свое сознание догадками. Цепляясь за то, что никогда возможно не верну, я могу потерять возможность создать лучшее будущее. Оглядываясь назад невозможно шагать вперед. Может быть стоит воспринимать все произошедшее как некий подарок судьбы? Возможность изменить свою жизнь не цепляясь за то, кем ты уже являешься. Ведь как много в нашей жизни штампов, которые мы не можем или боимся изменить. Мы живем по определенным законам, ходим на работу, общаемся с определенными людьми, придерживаемся определенной линии поведения просто потому, что кто - то когда - то сказал нам, что так правильно. Мы не задумываемся над тем, почему так, а не иначе. Строго следуем канонам к которым привыкли. Возможно где - то в глубине души у нас возникает желание сделать что - то иначе. По другому отнестись к какому - то человеку, сменить образ жизни, да элементарно сменить тип деятельности. Но мы тут же одергиваем себя, считая, что это неправильно. Думая, что нас поймут не так, как следует. Боясь, что станем посмешищем. Сложно уйти с престижной работы, даже если ты в душе желаешь быть бродячим художником - не поймут друзья, родители, девушка. Осудят окружающие, повертят пальцем у виска. Сложно переступить через внутренний барьер и подать руку для рукопожатия человеку "не твоего круга". Он может быть хорошим другом, просто у него другие взгляды на жизнь и он уже изгой среди тех, с кем ты привык общаться. Поэтому куда проще пройти мимо, сделав вид, что ты не заметил бывшего одноклассника, который стал вдруг поклоняться движению хиппи или вдруг осознал свою гомосексуальность. И практически невозможно изменить свою линию поведения. Если ты привык унижать и держаться холодно и отстранено, обижать и причинять боль, задача "прояви человечность" - становиться просто таки невыполнимой. Мы боимся проявлять настоящие чувства, прячемся за масками. Любить стало не модно.  Искренность не тренд этого сезона. Может быть мы просто боимся быть отвергнутыми и неправильно понятыми? Боимся сказать правду и услышать в ответ насмешку, или , хуже того, ложь? Мы закрываемся своей скорлупе, наращиваем шипи и думаем, что теперь - то уж точно никто не сможет доставить нам неприятности. Проблема в том, что этим мы губим себя сами. Давно известно, один любит, другой позволяет себя любить. Поэтому наше общество решило, что проще любить только себя.
Меня не отпускали мысли о Фэйт. Наша последняя встреча(свидание_не_свидание) никак не шло у меня из головы.Я думал о том, что она сказала. Думал о том, о чем она мечтала. Мне хотелось воплотить ее мечты в реальность. Мне пришлось постараться, но на удивление судьба мне благоволила. Конечно, пока я не планировал осуществлять ее мечту о семье, но начинать нужно с малого. Итак, сначала я получил доступ к личным данным Фэйт через ее родителей(похоже ее отец был ко мне благосклонен), следом договорился с ее начальством дать ей десятидневный отпуск, не сообщая об этом девушке. Точнее, попросил сообщить в деть отлета, когда она придет на работу и отправить ее домой. Это оказалось сложнее, но уговоры и крупная сумма денег мне в помощь. В конце концов я получил согласие. Осталось сообщать об этом девушке. Это, кстати говоря, самая сложная часть.
В назначенный день я подъехал к больнице где работала Фэйт. Кинув взгляд на часы, понял, что она вот - вот должна выйти. Минут через десять я заметил, что девушка покинула больницу.
-Фэйт. Я выбрался из машины и направился к ней. Выглядела она слегка обескураженной. Ладно, будем надеяться, что за свою инициативу я не схлопочу еще парочку сотрясений мозга от ручки милейшей мисс Фоссет. -Я хотел предложить тебе пообедать вместе сегодня. Как удачно мы встретились. Я надеюсь ты не раскроешь мой маленький обман сразу. Согласись пообедать со мной. Правда обедать мы будем не так скоро и где - нибудь под жарким курортным солнышком, но тебе об этом пока знать не обязательно. Я безумно хочу, что бы моя затея удалась. По сути, это мой второй шанс. Я могу изменить то, что есть или было между нами. Я совершал ошибки. Теперь же я хочу их исправить. Но здесь у меня не будет этой возможности, здесь слишком много всего, что отвлекает, что напоминает о прошлом, о боли, о том, о чем лучше забыть. Если я желаю начать жизнь с чистого листа, для этого мне нужно новое место. И Фиджи идеально для этого подойдет.

+1

16

После той встречи мы виделись всего единожды. Я слегла  с гриппом, и пролежала дома, не отвечая на телефоны. Предпочитала спать и отдыхать от внешнего мира.  За стенами квартиры было слишком много ужаса, а здесь.. здесь всё было как в моем маленьком мире.
Тишина, вот что излечит мою душу, поможет спокойно вздохнуть. Я  попросила  Мэгги – соседку Адама  готовить ему ужин, и периодически убираться, так как сама была не в состоянии. Да и не хватало ещё заразить гриппом неженку Шермана. Интересно а он помнит что боится уколов ?
Неделя отдыха, я извела с полсотни  носовых платков, я выпила дюжину таблеток и проснулась в понедельник абсолютно здоровой. Понедельник, значит пора на работу, отработать мне так и не дали, но об этом чуть позже.
Нехотя поднявшись с кровати я  отправилась в душ, после успела с полчаса побегать по  парку, что находился рядом. Затем снова душ ,и … работа. Если честно то это был явно не мой день.  В мою машину нагло врезался какой-то слепой  подросток,  ничего  страшного со мной не случилось, а вот машинка была прилично помята. Чтож, до работы пришлось идти пешком, заплатив эвакуаторщику, который чудесным образом  оказался рядом.
Иду я такая в платье на каблучках семь кварталов, устала как не знаю кто,  готова убить каждого прохожего, но сдерживаюсь, и вот оно – место моей работы.  Настроение поднимается, готова выпрыгнуть из туфлей и  переодеться в сменную обувь что стоит в шкафчике,  но мне не дают сделать и этого.  Получаю  у стойки информации настоятельную просьбу зайти в шефу. Замечательно, что я сделала не так? Не люблю кабинет шефа. И посему мучаю себя различными догадками . 
Натянуто улыбаюсь, и получаю отпуск в тринадцать дней. На все вопросы меня лишь выставляют за дверь и желают  хорошо отдохнуть и восстановить силы. Глупо.  Я ведь и так отдохнула за неделю дома. И чем прикажете заниматься?
Сдаю пейджер и отношу халат  в  комнату отдыха. Пускай покоится в своем ящичке.
На выходи меня окрикивает знакомый голос. Вздрагиваю  и оборачиваюсь. Адам.  Ну что ещё сегодня? Давайте скажите  мне что ты всё вспомнил. Это будет «потрясающим» завершением дня. Хотя погодите… улыбается. Значит не вспомнил.
Вокруг нас воцарилась тишина.  С каждой минутой напряжение все возрастало и, кажется, стало осязаемым. Тягостное молчание и тяжелые взгляды. Адам словно застыл, превратился в красивую античную статую. Его дыхание было размеренным, спокойным, и глаза были сосредоточенны на одной точке. Фоссет  по-прежнему находившаяся в состоянии  какой-то прострации тяжело дышала.  Девочка-солнышко, ей так не шла грусть, боль и отчаянья. 
Сначала Фэйт попросту не расслышала вопроса, была увлечена своими проблемами и планами на нежеланный отпуск. Но чуть позже пришла с ебя и улыбнулась.
Мы живем одним моментом,  сначала в нас вспыхивает страсть, мы жить не можем без любимого человека, затем забота. Чуть после трепет, мы так трясемся над своим партнером, будто  он соткан из нескольких сотен тоненьких ленточек, дотронувшись до которых, можно потерять его на совсем. В один момент вся идиллия рушиться. Твой мир разлетается на миллиард мелких осколков. Они словно ветром перенесенные  расходятся по всему миру, утопают в пучине океана, теряются в  песках пустыми, таятся в  больших мегаполисах. Ты никогда не соберешь свой идеальный мир заново. В такой миг исчезают привязанности, волнения, тревоги, сожаления. Мы становимся тверды словно кремень, мы замыкаемся в себе, запрещая сердцу любить. Чуточку позже за умением любить и дарить любовь  убегает доброта, потом улепетывает совесть, а за ними спешат убраться куда подальше милосердие и сострадание. На кого мы становимся похожи? Бездушные тираны думающие только о себе. Возможно, от части это правильно..  Ты отталкиваешь от тебя людей,  тебе не нужны их руки помощи. И вот, ты остаешься один на один с собой. Пустой сосуд, куда можешь по своему желанию влить все, что угодно. Можешь слепить из себя кого угодно. Выставить себя  художником / оратором / да хоть балериной. Но поверят ли тебе? Возможно кто-то поведется на твой новый образ жизни, на твой облик. А кто-то распознает в тебе злобу ,обиду, жажду справедливости… Наша начинка, суть, стержень в конце-концов , не позволяющий окончательно потеряться в пустоте, никогда не изменится. И как бы мы не старались строить из себя недотрог, мы всё равно в душе жаждем любви, тепла , заботы.
- Прости,  тяжелое утро… задумалась, -  девушка приобняла Адама в знак приветствия оставив на щёчке легкий поцелуй. Это было всё так мило ,по детски непосредственно.
- Да, удачно, - пропела девушка вспоминая  убитую машину и болящие ноги, и она бы отказалась, если бы не одно но, ей надоело прятаться и играть из себя ангела. Она не была столь доброй, она не была столь спокойной с детства. Её хотелось ощущать адреналин, ей хотелось почувствовать к Адаму то ,что она чувствовала ещё до их свадьбы. - знаешь,  это замечательная идея.
И впервые за долгое время искренняя улыбка. Надоело прятаться за своей тенью ,Плевать .Что будет – то будет. Пускай даже если она вновь его полюбит, пускай даже если откроется ему, и он всё вспомнит, пускай будет больно. Вся наша жизнь пронизана болью, и я к этому привыкла.
- Куда отправимся?

+1

17

Что ж, это оказалось легче чем я думал. По правде сказать, я уж решил, что мне чуть ли не силой придется запихивать Фэйт в машину, что бы она согласилась пообедать со мной. Фортуна мне благоволила и девушка согласилась без лишних вопросов и разговоров. Мне просто повезло, потому, что я элементарно сорвал ее планы на день  - погрузиться с головой в работу, а новых она пока построить не успела. Я легко касаюсь поцелуем уголка ее губ в знак приветствия, случайно ли или намеренно, чуть больше чем дружеский поцелуй в щеку. На минуту сжимаю ее в объятиях, ощущаю вновь это странное сладкое чувство. Я открываю для Фэйт дверцу машины и помогаю девушке устроиться на переднем сиденье. Сейчас многие уже забыли что это такое - проявление элементарной воспитанности. Не принято придерживать перед девушкой дверь, не принято подавать руку. Кто в этом виноват? Мужчины, которые забыли о том, что женщины слабый пол или же сами женщины, которые нацепили брюки и принялись воспевать равноправие полов? За что боролись, на то и напоролись называется. Интересно, сейчас  те же самые феминистично настроенные барышни ругают мужчин, заявляя, что современные молодые люди совершенно забыли что такое воспитание. Позвольте, леди, так вы определитесь, чего вы желаете. Равноправия в отношениях или же возвращения в галантный век? Увы, одно обычно исключает другое. Но я сохранил все свои привычки, действовал  на автомате, мне никто не сообщал о том, что я должен сделать. Я просто делал что - то и это получалось естественно, так будто я вел себя так с рождения.
-В одно потрясающее место. Думаю, тебе там понравиться. Я отвечаю несколько уклончиво. Пусть думает, что место нашего обеда сюрприз. По сути, ее и так ждет сюрприз, но несколько другого плана. Сейчас мы должны доехать до аэропорта без приключений. Благо Сакраменто приличный по размерам город, поэтому она точно не поймет куда мы едем, пока не достигнем конечной точки. По направлению к аэропорту куча различных заведений в которых можно перекусить.
-Почему ты так рано ушла сегодня с работы? Или ты работала в ночную смену? Пока мы едем, я задаю обычные вопросы. Ведь было бы странно, если бы я не удивился тому, что она так рано сегодня освободилась. Или того хлеще, вообще не поинтересовался, планирует ли она возвращаться сегодня на работу. Впрочем, может быть она бы и не заметила, но я думаю, что Фэйт по натуре наблюдательна. Плюс ко всему она врач, а это означает, что она вдвойне внимательна нежели другие люди. Это уже скорее профессиональное. Рассеянный человек не смог бы работать в сфере хирургии. Украдкой кидаю взгляд на часы. Прекрасно, мы успеваем. У меня даже еще останется время на уговоры, если Фэйт вдруг заартачится. Что - то мне подсказывало, что именно так и будет. Ну не похожа Фэйт Фоссет на девушек, которые бросаются в омут с головой, готовых на любую, самую сумасшедшую авантюру. Хотя может быть я и ошибаюсь, ну что ж, жизнь покажет.
Мы подъехали к аэропорту и я заглушил мотор. Вот сейчас я должен сообщить Фэйт о предстоящем полете. Может быть сразу двери заблокировать, что бы не сбежала раньше, чем я смогу ее уговорить? Хотя в таком случае она скорее решит, что я  маньяк. Или помутился рассудком еще сильнее чем раньше. Ладно, сначала посмотрю на ее реакцию, а потом заблокирую двери, если что.
-Я думаю стоит предупредить, что обед ждет нас несколько позже, нежели ты могла подумать. Хотя, мы вполне можем перекусить в самолете. Как тебе идея провести десять завтраков, обедов и ужинов на Фиджи? Я надеюсь на твое согласие, ибо билеты уже забронированы, паспорта готовы, а в багажнике моей машины лежат чемоданы, среди которых есть парочка твоих - миссис Фоссет заботливо упаковала твои вещи, несмотря на то, что я сопротивлялся. По сути дела я действительно не понимал, зачем на остров нужно брать два чемодана одежды, тем более, когда все можно будет купить там. Ну это детали. Я смотрел в ее лицо и пытался понять что она чувствует. Сказать по правде, мне хотелось, что бы девушка обрадовалась. Улыбнулась, а лучше засмеялась. Мне нравился ее смех, будто переливчатый звон серебряных колокольчиков. Нравились золотые искорки в теплых глазах, когда она радовалась, или говорила о чем - то, что ее захватывало, или просто была довольна или удивленна. Может быть даже с радостным визгом бросилась мне на шею, но это я уже размечтался. Мало представляю себе радостно вопящую Фоссет посреди аэропорта. Но на самом деле мне было бы достаточно и ее согласия, мягкой улыбки и счастья, которое бы засветилось в ее глазах. Я много на себя беру? Может быть, но я хочу делать ее счастливой. Хочу, что бы морщинка, которая так часто пролегала по высокому лбу разгладилась, из красивых глаз ушла затаенная грусть, а улыбка светилась счастьем, а не печалью и тяжелыми думами. Лучшее, что может сделать мужчина для женщины - сделать ее счастливой. И счастье заключается не в количестве денег, которые муж принесет домой, не в дорогих подарках. Внимание к мелочам, комплимент, когда она этого не ожидает. Цветок просто так, без повода. Любимую женщину очень легко сделать счастливой, нужно только захотеть. Немного внимания к тому, что она любит и сделать приятный сюрприз не составит труда, даже если у вас нет денег на билеты до Фиджи.
Я обхожу машину, помогаю девушке выбраться наружу, а затем выгружаю из багажника чемоданы. Мы расправляемся с багажом, проходим контроль и наконец оказываемся в салоне первого класса. Стюардесса проводит обязательный инструктаж, мы взлетаем. Наконец я чувствую что - то вроде умиротворения. Душный город со своими проблемами потихоньку отпускает меня, скоро я смогу вздохнуть полной грудью.

+1

18

Я конечно люблю загадочных мужчин, ну так взял к примеру посуду за собой помыл, или убрался дома пока я была на работе в ночную смену, ну бывают такие вот неожиданности, которые меня радуют, вот только не эта хитрая улыбка на устах Адама. Он явно что-то затевает. Серьезно, сидит такой спокойный сейчас, ну спокойный это с виду. Я-то вижу как напряжены его плечи, как он волнуется, только вот почему? К чему мужчине волноваться  когда он ведет девушку в какой-нибудь кафе-бар? В голове не укладывается, а значит что-то здесь не так. Я начинаю вглядываться в дорогу. Обычно в этой части города я не бываю, так что навигатор из меня вышел бы фиговый. Я совершенно не понимаю ход мыслей Шермана, почему он так петляет по десять раз сворачивая, и возвращаясь на прежний маршрут. А не переклинило ли у него чего-нибудь в голове? Вдруг он ничего не помнит, но в нем проснулась  потребность убивать .или насиловать .или и то и другое только в обратном порядке? Тьфу!  Фоссет ты со своими замашками детектива скоро сама с ума сойдешь.
Поудобней устроившись, я всё же пристегнулась .чем черт не шутит. Наверное со стороны сейчас  я кажусь не адекватной.
- Нет, всю прошлую неделю я пролежала дома с температурой и насморком, и если честно ,в первые дни я думала что это смертельно, - мы хирурги знаем сотни диагнозов, мы изумительно режем человеческую плоть, и умело гоняем  интернов по отделением, но когда речь заходит  о нашем собственном здоровье – лучше обратиться к другому специалисту. Ну, мы любим находить у себя не существующие болячки, опухоли, и прочее. Посему я пошла к Джону, своему лучшему другу терапевту, который выписал мне вагон и маленькую тележку таблеток, трав для отваров, и ещё прописал больничный, замечательная новость заключалась в том, что я не умру, а всего лишь помучаюсь эдак дней пять.
- Но меня обнадежили, и сегодня, я полная сил, иду на работу, в мою машину со всей дури врезается какой-то малолетний,  затем я бреду семь кварталов, и тут бац – мисс Фоссет у вас отпуск, отдыхайте и поправляйте своё здоровье. Это всё странно ,серьезно. 
Сегодня Фэйт как никогда эмоциональна. Она зла на этот день, нет, ну посудите сами машина в ремонте, добрых тысяч пять на ремонт,  ноги болят, потому что дорога до больнице по  узким улочкам не шибко ровная, да ещё и всё это было зря, ведь её наглым образом отправили домой.
Я говорю, но краем глаза замечаю, что  зданий становится всё меньше,  табличка аэропорт вводит меня в ступор, Адам давит на газ, думая что я попросту не увижу что там написано. Милый я хирург .у меня стопроцентное зрение.
- А-а-адам, - тихо протягиваю я вжимаясь в кресло, - ты куда меня везешь? Мы же хотели покушать, покушать это не на взлетной полосе, это в кафе или баре к примеру, ты там не перегрелся. Голова не болит?, -  серьезно, а вдруг он правда умом тронулся, но всё объясняется когда Адам тормозит возле  здания аэропорта и начинает толкать речь. Серьезно?  Фиджи? Он везет её на Фиджи?
Голова казалось закружилась , но Фоссет взяла себя в руки и расплылась в улыбке. – ты всё подстроил!  Это из-за тебя мне дали отпуск, а я уж не знала что и подумать. Мистер Шерман, вы можете быть загадочным?, - девушка улыбнулась и вышла из машины,  до конца не уверенная в том, что решение полететь куда-то было правильным.  Столько чемоданов. Зачем?
-  Откуда столько чемоданов, тут и мои вещи тоже? Откуда ты их взял?
Всё выясняется позже, Фоссет устраивается возле окна, и им предстоит долгий перелет. Можно скинуть надоевшие туфли, и устроиться в огромной кресле поудобнее,  рядом сидит Шерман, что-то читает. Смотрите, кажется, кто-то помнит, что он важный деятель и даже в полете не забывает про работу. Я позволяю себе недозволенное опускаю голову на его плечо и  моя рука касается его  руки, мне так удобно ,я чувствую себя более защищенной, я люблю это чувство безопасности. Учитывая что я не люблю перелеты, то это идеальный вариант.
Здесь слишком жарко, солнечно, и  душно, но Фэйт не унывает. Изумительные пейзажи, машина несет их к новому пристанищу. Всё бы ничего, вот только кажется, нас не предупредили, что в номере всего одна кровать.   Лично меня это смутило, нет ну я понимаю мы вроде как бывшие супруги, что мы там друг у друга не видели.. хотя, Шерман ничего не помнит. Замечательно,  я краснею и поднимаюсь в номер.
Шерман тащится позади с чемоданами. Только позже до него доходит, что можно заплатить  мальчишке  в форме, который запросто занесет все вещи в номер.  Я успеваю скинуть с себя надоевшие каблуки и стянуть платье,  в этот же момент начинаю чувствовать себя  беззащитной дюймовочкой. Ну по сравнению с Адамом всё так и есть. А вот и он, выруливает из-за угла, распрощавшись и расплатившись с парнишкой, замечательно. Ну почему ты ходишь так тихо и появляешься столь неожиданно, хватаю    небольшое полотенце чтобы прикрыться. Ну плевать на что на  полупрозрачное белье, всё же присутствует какое-то стеснение.  Вся одежда в чемоданах ,чемоданы за Адамом, мне как всегда «везет»
-   Господи ты меня напугал, - серьёзно напугал, ведь только что его не было, а тут нарисовался, облокотился о дверной проем и смотрит.
- Ты может дашь мне хоть что-нибудь из одежды.. а то.. неловко как-то.. 

+1

19

Наконец перелет позади, мы получаем свои ключи от нашего так называемого бунгало, хотя больше это похоже на миниатюрную версию особнячка со всеми удобствами. Я чувствую, как южное солнце нагревает кожу, все - таки одежда пригодная для Сакраменто не совсем пригодна для курорта. Я хочу одного - поскорее добраться до нашего жилья и переодеться во что - то что больше подобает здешнему климату. Я расплачиваюсь с носильщиком и вхожу в комнату, которая должна быть спальней. Взгляд выхватывает Фэйт, она... обнажена? Вот это да. Я понимаю, что глазеть на нее не очень - то прилично, то не могу отвести взгляда. Ей нужно быть моделью или актрисой, но не прятать свое чудесное тело под медицинским халатом. Темные волосы рассыпались по плечам и спине, кожа идеальная, слегка загорелая. Кажется нежной и бархатистой. Мне нестерпимо захотелось прикоснуться к этой прекрасной коже, провести рукой, ощутить бархат ее прикосновения, коснуться губами, попробовать ее вкус. Провести рукой по шелковистым волосам, оказаться к ней так близко, что ее дыхание ощущалось бы на его коже. Я борюсь с желанием коснуться ее, прижать к себе, а затем... затем опробовать насколько удобна эта кровать. Черт подери, я не должен так думать. Я привез ее сюда не для того, что бы развести ее на секс. Моей целью было покорить сердце, а не завладеть телом. Почему - то сейчас мне было не очень интересно владеть чьим - то телом. Нет, не подумайте, я не потерял интерес к сексу или женскому телу, просто сейчас я хотел другого. Я понял, что могу получить любую из тех, кто до сих пор оставляет мне сообщения на автоответчике. Одна мадам даже заявилась ко мне домой, можете поверить? Мне больших трудов стоило выгнать ее из квартиры. Многие из звонивших пытались изобразить заботу в голосе, но у них это плохо получалось. В целом, после того, как СМИ обнародовали информацию об аварии звонков стало чуть меньше, видимо барышни решили, что я стал калекой или изуродован или еще что - то в этом роде. Лучше бы журналисты вообще сказали, что я умер. Ну серьезно, избавили бы меня от одной проблемы.
-Прости, я не хотел. Я опомнился и отвел наконец - таки взгляд от шатенки, напоминая себе, что это не прилично. Взгляд Фэйт совсем не был испуганным, скорее слегка укоряющим. Так смотрят на нашкодившего ребенка, или на человека, который сделал что - то невоспитанное, но от него ничего другого в принципе и не ожидали. И что - то еще было в глубине этих глаз, но  я не мог точно сказать что. -Да, конечно. Я взял один из ее чемоданов и положил на кровать, а затем вышел, пробормотав что - то о том, что мне надо осмотреться. Черт, я бы с удовольствием бы смотрел на нее, на ее обнаженное тело. Ох, мне нужно остыть. Что бы отвлечься от мыслей об обнаженной девушке наверху я принялся исследовать бунгало. Здесь было все для того, что бы жить себе ни в чем не отказывая. Небольшая кухонька, ванная комната, джакузи, что - то вроде гостиной в которой висела плазма. Второй этаж полностью занимала огромная спальня с балконом. Небольшая неувязочка. Спать тут было негде. Точнее, только в постели для новобрачных на втором этаже. Здесь присутствовали всевозможные пуфики, плетеные кресла, кресла - качалки, стулья и даже какая - то скамья. Но ничего отдаленно похожего на диван. Я этого не планировал специально, честное слово. Когда приветливая девушка во время бронирования предложила мне "домик на пляже" я думал, что это как - то подразумевает не одно спальное место на двоих. Проведя достаточно времени внизу, я подумал, что Фэйт уже переоделась. Я поднялся наверх и стукнул по двери костяшками пальцев, спрашивая разрешения войти.
-Хорошо выглядишь.Я отметил смену одежды. - Ну что, прогуляемся по пляжу, сходим куда - нибудь перекусить или ты хочешь отдохнуть от перелета? По правде говоря, я бы с большим удовольствием посидел бы в каком - нибудь местном ресторанчике, послушал бы живую музыку, а затем прогулялся бы по пляжу, когда жара спала бы. Мне не хотелось тратить ни минуты времени впустую. Тем более, что его у нас и так мало. Через десять дней мы вернемся в душный город каждый к своей жизни. Она будет работать, встречаться с друзьями, мужчинами, любить кого - то, дарить кому - то свои поцелуи, рассказывать кому - то о том, как прошел ее день. А я по приезду окунусь в работу, вернусь к тому, чем занимался до аварии, может быть найду себе какую - нибудь женщину из тех, что атакуют мой телефон. И единственное, что у меня останется, воспоминания о десяти теплых днях и попытки вернуть свою личность. Попытки будут тщетными, а воспоминания постепенно сотрутся, исчезнет их четкость и в конце концов они будут казаться очередным сном.
Нас прервал звук звонка. Пришла прислуга, обслуживание номеров. К нам поднялась приятная женщина лет сорока, окинув нас с Фэйт хитрым взглядом, женщина положила аккуратную стопку полотенец на постель, а затем произнесла, глядя то на Фэйт, то на меня  - Вы такие молодые и красивые. Прекрасная пара. Медовый месяц? Идеально подходите друг другу. Я раскрыл рот, что бы возразить женщине, но она уже спустилась вниз. Надо сказать, ее высказывание немного смутило и позабавило меня. Могли бы мы с Фэйт быть женаты? Вряд ли когда - то до этого дойдет. Она поехала со мной сюда скорее из чувства жалости к мужчине, который в одночасье потерял всю свою прошлую жизнь. У которого не осталось ни женщины, ни друзей, даже семья и та, походила на семейку из фильма ужасов.
-Видимо это номер для новобрачных. Я думал, что здесь будет по меньшей мере хотя бы еще одна комната со спальным местом, но, увы, здесь одна постель. Я знал, что она сейчас подумает, да и любая на ее месте подумала бы точно так же, но видит Бог, у меня даже и в мыслях не было подстраивать подобное специально. -Мы что - нибудь придумаем.

+1

20

Ох, как неловко как неловко,  я прикрываюсь полотенцем, и понимаю, что начинаю краснеть. Как маленькая школьница. Хотя, стесняться мне в прочем-то особо нечего,  но ведь я с детства была натурой довольно чуткой и ранимой, а ещё, безумно стеснительной. Со временем это прошло, но вот сейчас опять.
И Адам смотрит не отрываясь, ты издеваешься?  Шерман, имей совесть, хотя ты и совесть это два разных понятия, которые никогда не соединяться.
Мне одной кажется что он старается рассмотреть что-то сквозь полотенце7 Грязный извращенец! Хотя, это отчасти даже заводит. Ну, начинается, что за мысли у вас мисс Фоссет.
Наконец-то наш сахарный мальчик оживает, ну, по крайней мере начинает нормально моргать, и отвлекается от лицезрения тела Фэйт. И на том спасибо!
- Ну да, конечно, рассказывай, - буркнула девушка прикрывая за Адамом дверь в спальню. Не хотел он смотреть. Ага, рассказывайте.  Девушка открыла чемодан, кто собирал всё это? Зачем мне эти каблуки здесь? А это платье я уже не ношу, а это ни разу не одевала.  Выуживаю из чемодана короткие шорты, которые так не любил Адам. Точнее, ну любил он их, но только не когда я одевала их и расхаживала по дому в присутствии  других мужчин. Ревнивец.  Белая свободная майка, и пожалуй этого хватит, нет, ну а как насчет образа, давайте заплетем волосы в красивую французскую косу. Как идейка? Замечательно. На всё про всё ушло минут десять, после чего в комнату ввалился Шерман, который кажется обследовал всё бунгало.
-  Спасибо. Мне приятно, - ну правда приятно, если брать в расчет то, что Фоссет не расфуфырена как его любовницы, и видок у неё такой милый и домашний.
- А как насчет легкого ужина на берегу? Я видела здесь плед, в шкафу, как идейка?  Я так устала от формальностей, не хочу идти в рестораны, я хочу… я хочу просто почувствовать  себя спокойной и счастливой.
Жить  в спокойствии невозможно,  мы никогда не найдем свою тихую гавань. Нас постоянно будет кидать по волнам, то и дело мы будем натыкаться на шторм. Жизнь постоянно принуждает нас к переменам. Это бывает мучительно, но без  этих самых перемен, мы пятимся назад, вместо того, чтобы идти вперед.  Мы должны открывать себя заново почти ежесекундно, ведь все может измениться в одно мгновение и нет времени смотреть в прошлое. Фоссет то и дело оглядывалась на прошлое,  старалась найти свой тихий райский уголок, построить счастье. Она слишком старалась. Всё должно получаться само собой. Так говорила её мать.  Вообще миссис Фоссет была и остается мудрой женщиной, и сейчас Фэйт как никогда хотелось услышать её совета. Она запуталась…
Порой, окружающие  принуждают нас  к переменам, а иногда , они происходят случайно. Но обычно мы сами все меняем. Мы постоянно должны подправлять в себе что-то. Будь-то внешность,  или ваш внутренний мир.  Мы меняемся, приспосабливаемся, преобразуемся, мы создаем улучшенные копии себя. При этом надеясь, что  наша новая вариация,  будет лучше старой. 
У всех есть  свои странности. Чаще всего это паранойя. Мы складываем сумку, довершая всё кошельком, который полон денег. Мы закрываем её и доходя до коридора понимаем, что на сердце скопилась тревога. Паршивое ощущение.   Голос у тебя в голове спрашивает, все время: а  что, если Я не взял кошелек, я пойду в магазин, куплю что-то, а на кассе пойму что денег у меня нет. Меня  отведут к охраннику. В наше время отговорка про забытый дома кошелек редко срабатывает. Вас тут же пытаются приписать в разряд воров-неудачников, или мини-террористов, которые отвлекали внимание  кассира и охранника пока ваш гипотетический сообщник готовил  что-то очень опасное.  И мы проверяем все еще раз. Паранойя - лучший друг современного человека. Мы все поддаемся, тревожимся, боимся неизвестности. Но это бессмысленно. Потому что, если тревожиться и гадать, что случится, а что - нет, будет только хуже. В конце –концов  иди сделай пробежку по кварталу, или поспи. Да что угодно. Только  перестань беспокоиться. Хватит тратить свои нервы на параноидальные мысли. Единственное средство от паранойи - жить настоящим, быть здесь и сейчас.
Да, здесь и сейчас. Значит наплевать на прошлое. Значит , возможно, нам можно построить наши отношения заново? Или может он очнется… может он поймет что такая как Фоссет ему не нужна. Ну же, Адам сделай хоть что-нибудь. Обними или оттолкни. Приласкай и наговори кучу гадостей. Только не веди себя так отрешенно, это пугает.
И только Фэйт хотела высказать всё Адаму, как в комнату вошла женщина ,которая на прощание кинула искрометную фразу, заставившую  наших экс-всё-ещё-не-экс супругов напрячься.
- Видимо…  Как-то глупо вышло, - Прим  крутит на пальчике колечко с рубином, всегда так делает когда нервничает. А ведь у них даже и не было свадебного путешествия. Да. Они сыграли свадьбу кое-где, на свою голову связали друг друга узами, а вот медовый месяц им не дали справить.
- Всё.. нормально, я буду спать на одной стороне, ты на другой,  главное.. главное не складывай на меня ноги во сне, ты это дело любишь, - девушка улыбнулась и прихватив  плед  направилась вниз, их уже должен был ждать набор для пикника, легкие закуски, вино, и фрукты. Адам немного завис. Видимо переваривал вновь полученную информацию, но вскоре они оказались на пляже. Погода была шикарной, дул  легкий ветерок, Фэйт постелила на песок  плед, и разложила закуски. Адам видимо  решивший что-то прихватить вернулся в бунгало. Может решил переодеться?
Девушка подошла к самой кромке воды, изумительное ощущение. Шатенка подняла ручки к небу и потянулась. Это был самый лучший вечер в её жизни

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Save Me