Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Остановите планету...


Остановите планету...

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Когда за Бет Картер закрылась дверь, Келлер позволил себе выдохнуть и, наконец, удобно откинуться на спинку кресла, чтобы привести спину и мысли в нужный лад. Маргарита Бктэль. Как долго он будет вспоминать о своей ошибке? И сможет ли вообще забыть как бездарно и глупо не заметил, казалось бы, очевидного. И пускай для этого требовались дополнительные анализы, пускай с виду ничего не скажешь и не проявляется никак...Виктор все равно поставит эту ошибку в ряд даже с такими страшными, как потеря пациента, или сразу нескольких пациентов на своем операционном столе.

Марго удалось на какое-то время уснуть. Когда она открыла глаза, то не смогла бы с точностью сказать, сколько проспала - минуту или целый день. Но за эти пол часа сна, что пришли так неожиданно и внезапно она выспалась лучше, чем ночью. В голове чувствовалась необъяснимая ясность, и больше не срывало на зевоту. Маргарита потянулась к телефону, чтобы проверить сколько времени и позвонить Бет. Но что-то ее останавливает. Палец замирает над именем подруги, как у спускового крючка на пистолете. Она задумалась. Не рано ли звонить? Может быть Бет еще спит. Может быть она и вовсе занята. Марго вдруг стало грустно.
Осмотрев свою руку она поняла, что капельницу уже унесли.
Мысль о том, что Лео еще вчера позвонил сестре, осталась где-то за пределами ее понимания, она даже не подумала об этом, честно сказать. Почему? Потому что в голове намешалось слишком много всего и ей непременно надо было поделиться этим с кем-то близким. Лео все еще не было. Но этот разговор, в первую очередь, не с ним должен произойти. Вываливать на мужа информацию, с которой она сама справиться пока не может - плохо и никуда не годится.
Нет, конечно же, ее муж не кисейная барышня и не растает поди что...но у него ведь тоже есть чувства, как думаете? Марго приподнимает подушку, пытается сесть на кровати. Низ живота немного ноет - но терпимо. Больничные простыни практически не имеют запаха, так же как и палата. В ней нет такого отчетливого аромата антибиотиков, который бывает в стареньких городских поликлиниках на Украине.
Вот если сравнивать бесплатную медицину тут и там...то можно найти огромное количество различий. первое из которых - хорошая, дорогая страховка. Есть страховка - хорошо. Нет страховки - у тебя проблемы.
Телефон завибрировал, оповещая о том, что пришло голосовое сообщение. Паша звонил, Марго набрала номер своего автоответчика и приложила мобильник к уху:
- Эй, сестренка! Мои поздравления с пополнением. Ты, конечно, что-то прям рановато решила, что ребенку хватит прохлаждаться, но узнаю тебя. Вечно торопишь события, - он смеется, - в общем я в Сакраменто, по стечению обстоятельств. Забегу к тебе сегодня ближе к вечеру, надеюсь меня впустят. Не грусти там, мама сказала, что они с Лео скоро выедут к тебе. До вечера.
Улыбка застыла на бескровных губах Маргариты. Молодая женщина отложила телефон в сторону и снова сползла под одеяло, натягивая его до самого подбородка. Погода, словно издеваясь над новоиспеченной дважды мамой была на редкость великолепна. Приятное (не палящее) солнце, голубое, практически прозрачное, небо. В приоткрытое больничное окно она могла слышать как заливаются птицы по ту сторону. Разглядываю эту умиротворяющую красоту она не сразу поняла, что в палате появился кто-то новый, а когда повернула голову на шум, то приметила Бет, стоящую на пороге.
- Бети! Милая, - ее голос сорвался на хрип, но Марго попыталась улыбнуться.
Впрочем, выглядела она не так хорошо, как чувствовала себя пару минут назад. Создавшаяся атмосфера легкости, благодаря звонку брата развеялась почти сразу же, когда Маргарита снова вспомнила о том, что ей сказал Виктор.
- Я так рада тебя видеть, - зеленые глаза Марго, кажется, впали за одну ночь, темные круги под глазами она бы не скрыла даже слоем косметики, волосы немного растрепанные, но в приблизительном порядке. В общем выглядела она неважно.

+1

22

Каждая женщина, нося под сердцем ребенка, преображается. И эту перемену становится заметно практически сразу: она становится более умиротворенней, сосредоточенной на себе, ведь прислушивается к тому, что жаждет ей сообщить маленький озорник под сердцем. Комфортно ему там? Удобно? А как же тот едва ощутимый укол в области живота – не значит ли он что-то плохое? Не слишком ли донимают материнские волнения ребенку, пока будущая мама отвлеклась на что-то существенное, окружавшее ее только что или мгновением раньше? Да, каждая мать, заботится о целостности и сохранности своего ребенка, который подобно маленькому котенку скручивается внутри, наслаждаясь той гармонией, которая царит у него с матерью, тревожащейся о нем. Он знает, его любят и ждут.
Так, по крайней мере, обычно бывает, даже когда кому-то кажется, что ребенок станет ненужной обузой, лишним ртом или вовсе сломает карьеру. Но, на таких женщин Бет никогда особенно не оглядывалась, радуясь тому, что среди ее знакомых или подруг подобного не случалось. По крайней мере, она не знала о подобном, поэтому и тешилась радостными иллюзиями относительно того, что хотя бы рядом с ней мир будет добрее и не будет таким жестоким с близкими. Но, она ошибочно посчитала, что судьба не могла не принести свою лепту. Судьбе было угодно сделать светлое горьким; так этот день в календаре будет всегда связан с горькими воспоминаниями этого дня, прожитого в страхе и боли из-за слишком раннего рождения ребенка, которому нужна была в первую очередь его мама. Пожалуй, как и любой другой ребенок, этому тоже необходимо было снова ощутить близость той гармонии, которую он ощущал, когда находился под сердцем у матери, ведь именно она и приносит в его совершенно юную и наполненную детской неосознанности жизнь.
Правда, точнее будет сказать, не ему. А ей.
Все-таки теперь пол ребенка был точно определен, и никаких сомнений не должно было быть относительно пола ребенка. Еще одного Бектэля, которому судьба наверняка приготовит еще много светлых и радостных мгновений, просто потому что он родился под счастливой звездой, как многие считают. Быть Бектэлем значит быть уже счастливым. В прочем, порой это значит также борьбу за собственное счастье, а также длительный путь к оному, который Элизабет пожелала бы своему новорожденной племяннице пройти в детстве. Именно в тот жизненный период, когда она будет догонять своих сверстников во всем. Увидев ее инкубатор через стеклянную стену, Бет едва была способна сдержать слезы. Она, как мать, знала, как не просто будет Марго пройти период восстановления ребенка. Так не должно было случиться, не с ней, не в их семье…
Но, то, что произошло уже не изменить.
Пройдя вдоль коридора, женщина в сопровождении медсестры попала в отдельную палату, где разместили миссис Бектэль после операции. Медсестра сказала, что ей уже сняли капельницу и она может пойти. Так что, обождав лишь несколько мгновений, Картер переступила порой палаты своей невестки, плотно прикрыв за собой дверь.
Казалось, что каждый сделанный шаг в этом тихом и белоснежно безликом пространстве, будет звучать ужасающе громко, поэтому Бет старается идти как можно тише, не стуча каблуками своих туфель, как только что по коридору. Тогда она торопилась попасть сначала в кабинет наблюдавшего Марго врача, а потом стремилась как можно быстрее увидеть Маргариту.
- Здравствуй, дорогая, - произносит темноволосая женщина, прежде чем подошла в плотную к женщине, лежавшей на постели. Сейчас она была бледна и заметно уставшей, не в пример той женщине, что цвела и пахла на протяжении всего срока свой беременности. Особенно в последние месяцы, и тогда, в тот день их откровенного разговора в кафе…
Бет не торопится спрашивать о самочувствии Марго. Знает, что оно не слишком то хорошее, но присаживается рядом, чтобы взять ее ладонь в свои руки.
- Все будет хорошо, - произносит тихо, сжимая ее ладонь в своей руке. – Слышишь? Все позади и все будет хорошо, - она не хотела бы расстраивать невестку, только ободрить ее теперь, когда ей нужна была поддержка. – Мы с тобой, - добавляет она, прежде чем наклониться к ней, чтобы приобнять.

+2

23

- Здравствуй, дорогая. - Марго кивает, склоняет голову немного в бок и следит за мягкими движениями подруги, которая уже берет ее за руку, аккуратно сжимает ладонь, чтобы показать, что она рядом.
И в этот самый момент Марго не может сдержать слез. Несколько капель скатились к подбородку, оставляя за собой мокрый след. Потом еще и еще, и вот она уже беззвучно плачет лежа на больничной койке. Если бы позволяло состояние - Марго бы поднялась и вышла куда-то...она не привыкла показывать чувства прилюдно. В особенности слезы. Ее учили с детства, что плакать это в некотором смысле стыдно, так что она старалась держать себя в руках. Но в данной ситуации это становилось практически невозможным. И ее должны понять.
Она чувствует теплые руки Бети, которые обнимают ее за шею, плечи, то как горячие пальцы касаются бледной холодной кожи, Марго находит в себе силы, чтобы положить свои ладони на ее руки и ткнуться носом в шею подруги, сдерживая рыдания. Больно. Очень больно. И в этот самый момент она понимает, насколько сильна эта боль. Резкая, вначале незаметная, но потом ноющая.
- Спасибо, родная, - Марго хочет коснуться губами щеки Бет, но достает только до скулы, она закрыла глаза и немного притихла, рыдания стихли вместе с ней.
Дыхание выровнялось, Маргарита отпустила подругу и кивнула ей на кресло напротив, смахивая с глаз слезы и пытаясь привести себя в нормальный вид. В который раз ей подумалось о том, что Лео не должен видеть ее в таком состоянии. Ему и так есть о чем подумать, и жена в истерике не помогает этому, уж точно.
- Келлер сказал, что с ребенком все хорошо, и завтра мне разрешат увидеть дочь, - она говорила тихо, но отчетливо. Марго старается не смотреть в глаза подруге, все время разглядывая собственные руки, то сплетая их пальцами, то просто поглаживая одну руку другой.
Ей необходимо было поговорить о том, что ее беспокоило. Но стоило ли вываливать такую новость на подругу, совсем не подготовленную? Марго не знала. Она не бывала в таких вот ситуациях, чтобы знать наверняка, так что печально усмехнулась и, наконец, подняла взгляд на Бети.
- Он сказал, что у меня больше не будет детей. - На лице застыла эта самая усмешка, а глаза снова налились слезами. Но Марго не дала им ходу, а просто смахнула, будто бы боясь, что если заплачет еще раз, будет не понята, или осуждена. - Во время операции Келлеру пришлось удалить матку. Лео еще не знает, - Марго снова отвела взгляд и сфокусировалась на противоположной стене, а точнее на картине, которую там зачем-то повесили.
Простор степи, и цветы...вдалеке горы, видно водопад и зеркальную гладь озера. Рыжая боялась смотреть снова в глаза подруге, поэтому сосредоточилась на крупных масляных мазках краски. На том, как художник нетерпеливо рисовал эту картину, будто спеша, не успевая. Техника была не самая лучшая, но сделано с душей. Репродукция какой-нибудь знаменитой картины, скорее всего.
Это отвлекло ее на какие-то секунды прежде чем мысли снова вернулись в привычный ритм, как и взгляд.
Марго смотрела на Бет теперь уже прямо, будто бы не искала поддержки, а ждала подтверждения, что ей не соврали. В голове не укладывалось, что она просто не сможет больше быть матерью...больше, чем есть сейчас.
И снова холодная спица воткнулась куда-то в район груди. Марго побледнела, закрывая глаза, чтобы справиться с невыносимой душевной болью, которая страшней любой открытой раны. Потому что лечить не понятно что.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Остановите планету...