Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » how to be bad


how to be bad

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Jacob Evans & Lydia Porter
26 мая 2015 | места по ходу
- - - - - - - - - - - - -
Being bad is all attitude. Even if you're secretly a sweetheart–shh, don't tell anyone!–you can learn to cultivate a bad personality with some tricks of the trade. Learn to project a bad attitude, talk like a bad kid who's got trouble following behind, and learn to look bad to keep 'em all fooled. Being bad can be fun, if you do it right. [q] wikihow
http://funkyimg.com/i/2dWxv.png

+1

2

[indent] Исполнять обещания далеко не всегда легко, потому Джейк старается их не раздавать. В его коротком списке моральных принципов данное слово было не пустым звуком и не разменной монетой, оттого приобретало куда большую ценность, чем можно было ожидать от такого парня. Он пообещал Лидии вытащить ее, их обоих, из этой дерьмовой ситуации и терпел неудачу с каждым новым днем, что девушке приходилось проводить рядом с мужем, притворяясь и старательно делая вид, что ее перестали волновать все те вещи, что стали не так давно ей известны. И Эвансу становилось тошно от одной мысли, что его бравая уверенность в собственных силах  и возможностях трещала по швам, а чувство беспомощности приводило к приступам неконтролируемой ярости, обрушивающейся на любого, кто оказывался рядом в тот момент. Шли дни и недели, а обещанный план так и не появлялся в его голове, как и четкий выход, что избавил бы их от постоянного желания оглянуться через плечо, от преследующей паранойи, лишь ежедневно нарастающей внутри. Молодому человеку совсем скоро станет стыдно смотреть Лидии в глаза, ведь она ждет от него хоть каких-то действий, помощи и избавления от мучений, что он и обещал ей, глядя в глаза. И Джейкоб старается изо всех сил исполнить обещанное, заглядывая под каждый камень, под который удается заглянуть, собирая любые даже самые ничтожные факты, что в целой картине смогут им помочь. Он действует прямо под носом у начальства, под которое роет, ставя себя в очень рискованное положение, но собственная безопасность - последнее, что его волнует. Уплывающее время заботит его куда больше; его положения и связей не хватает для дела с таким масштабом, оттого все затянулось слишком надолго, и каждая секунда, отмеренная часами, как капля падающая на темечко, медленно и мучительно кроит дыру в его уставшем сознании.
Паранойя Лидии еще больше подрывает веру Джейка. Как бы ему хотелось одним легким движением руки избавить ее от страхов, но и это ему не под силу, потому парень старается потакать капризам девушки и не раздражать ее и без того находящуюся постоянно на взводе, отчасти по его вине, ведь это Эванс заставил ее остаться с Портером, хотя она могла бы просто сбежать подальше и затаиться, пока чертов Дик не найдет себе новую игрушку. Так что теперь его жизнь как никогда похожа на шпионский сериал: Лидия запретила звонить и даже слать смс на ее мобильный, боясь, что муж может отслеживать ее мобильный (что не так уж бредово звучит, зная Портера), другой конспиративный телефон брать отказалась, на случай если благоверный еще и сумку ее обыскивает, пока она в душе, так что Джейку приходится прибегать ко всей своей изобретательности в попытке отправить девушке весточку. Сегодня это был сырный пирог, отправленный ей на работу, с заблаговременно подложенной в коробку запиской с местом и временем встречи. Эта игра в прятки порядком изматывала, ни о каких нормальных отношениях и речи идти не могло, когда над ними повисла угроза разоблачения и еще черт знает чего из извращенной фантазии Дика Портера. А Эвансу просто хотелось бы свободно обнимать любимую девушку, целовать ее безудержно и страстно, не проверяя перед этим периметр, черт, да даже сводить ее на нормальное свидание в ресторан или в кино. Но все, о чем могла думать Лидия, - выбраться из этой ловушки и стать наконец свободной. По крайней мере так казалось Джейкобу, потому что с того вечера, как между ними все казалось бы стало прозрачно и ясно, девушка больше не спешила проявлять свои чувства, даже когда они точно оставались наедине, и он не винил ее. Сейчас она ждала от него только решения проблемы, а парень отчаянно подводил ее.
Затея была определенно рискованной, но без риска им ничего не добиться. Брюнет ждал в машине уже почти четверть часа, нервно постукивала пальцами по обшивке руля, в надежде, что Лидии удастся сбежать с работы без подозрений, и что она не приняла его записку за попытку Дика подловить ее. На мгновение все напряжение, скопившееся в груди, покинуло его, помогая плечам расправиться, как только дверца автомобиля открылась и девушка ловко юркнула в салон, поспешно захлопывая за собой дверь. Джейк невольно улыбнулся, глядя на нее; она каждый раз выглядела так, словно перед тем как приблизиться к нему, обходила вокруг квартала по минимуму раза три, чтобы спутать со следа возможных преследователей и заодно убедиться в отсутствии таковых. И парень не удивился бы, если бы Лидия действительно проделывала такое.
- Привет, - по-прежнему с улыбкой произносит Эванс, не считая, что их незавидное положение означает постоянно напряженное и хмурое существование. Он тянется через разделяющее их расстояние, чтобы запечатлеть поцелуй на губах девушки, но замечает ее ерзающие движения и нетерпеливое выражение лица, потому в очередной раз отпускает свои желания и чмокает ее в щеку. Ему хочется пошутить по поводу записки и способа ее доставки, но остроумные замечания тают у него в голове, заодно стирая беззаботную улыбку с лица. - У меня есть одна идея, как достать нужные нам документы, но нужна твоя помощь, - переходит он сразу к делу и излагает план, по которому Лидия должна войти в главный штаб департамента, прикинуться секретарем из прокуратуры и запросить некоторые не особо важные на первый взгляд бумаги по поддельному ордеру. - Я бы и сам пошел, но боюсь меня там может кто-то узнать. - Парочка его сокурсников из академии хорошо пригрелись в штабе, не размениваясь на работу на улицах, дабы не марать руки. - Ты просто целенаправленно войдешь, возьмешь, что надо, и уйдешь раньше, чем кто-то успеет запомнить тебя в лицо. -
Продолжает Джейк так, словно в этом нет совершенно ничего сложного, хотя на деле у него начинает подергиваться глаз от волнения. Он рассказывает Лидии все, что ей может понадобиться знать и говорить, пока они подъезжают к нужному зданию, и оба понимают, что если все выгорит это будет чудо. - И еще... - мнется парень, не зная, как еще подбодрить брюнетку и унять ее обоснованное волнение, - надень это, на всякий случай. - Он берет пакет с заднего сидения и достает оттуда белокурый парик. - Мне всегда нравились блондинки, - добавляет он с саркастичной ухмылкой и протягивает пакет Лидии.

+1

3

Лидия в ужасе: хрустящая корочка на поставленной в духовку курице и правда хрустит, вот только это не тот случай, когда незнакомый и впервые опробованный рецепт вдруг и впрямь оказывается удачным и просто замечательным, мгновенно попадая в категорию тех секретных мелочей, которыми не поделишься с подругами именно оттого, что их полные зависти взгляды поднимут самооценку. Запечённая тушка провела в заточении жаровни слишком долго, и вместо золотистой корочки покрылась неровным чёрным слоем, неприятно отдающим гарью; яркие дверцы шкафчиков, повешенных в недавно отремонтированной кухне, кажутся куда тусклее из-за стоящей перед глазами дымчатой пелены, и ей приходится распахнуть окно и включить вытяжку, чтобы к приходу Дика не оставалось и намёка на неудавшийся ужин. Полчаса в бешеном режиме, без перерывов на рекламную паузу — и вот уже всё вновь блестит и сверкает, в четырёх стенах витает лёгкий апельсиновый аромат, а в центре стола, аккурат между тарелками с ровно, словно по линейке, выложенными по бокам приборами, стоит главное блюдо. Выкручиваться из любой ситуации Лидия, может, и не умеет, но зато прекрасно знает, как соорудить из ассортимента ничем друг с другом несвязанных продуктов настоящий кулинарный шедевр. Она и вовсе уверена, что ради любимого мужчины можно совершить невозможное.
Лидия снова в ужасе, но вовсе не из-за неудачи на кухне; некогда любимый мужчина в одночасье перестал быть таким, зато их отношения, столь упорно требовавшие новизны, приобрели её сполна, укрепив в ней чувство перманентного страха. Каждый раз, когда дверь глухо хлопает, когда ключ неторопливо проворачивается в замке с характерными щелчками, когда в тишине погрузившейся в сон квартиры раздаётся тихий шорох со стороны второй половины постели, всё ещё миссис Портер нервно вздрагивает, переживая раз за разом один и тот же вечер, когда испуганно вжималась в стену, выслушивая угрозы, приправленные невиданной ранее за супругом ненавистью. Все подозрения, которые Лидия в себе взращивала, опровергала и возрождала вновь, подтверждались; те, которых постигла участь опровержения, впрочем, тут же заменялись новыми, не требовавшими доказательств в своей правдивости. Розовые очки, за яркими стёклами которых она пряталась от проблем, треснули и разбились на сотни осколков, как и хлипкая вера в то, что этот брак ещё может быть спасён. Надежда на лучшее будущее с Диком умерла вместе с её чувствами к нему, однако на место последних тут же пришли другие.
Отныне каждый день женщины напоминал игру в прятки, подражание фильмам про шпионов и неудачную пародию на Нэнси Дрю. Её захватила паранойя, не только породившая множество ночных кошмаров и ставшая причиной нервно дёргающегося время от времени глаза, но и вынудившая пойти на крайние меры предосторожности. Если каждый её звонок прослушивается? Если за каждым её передвижением следит Дик или же кто-то, кому он за это платит? Если он читает все её сообщения, когда она скрывается за дверью ванной и включает воду? Если, если, если... — во всём, что некогда казалось примитивным действом, совершённым на автомате, Портер теперь видела угрозу, и потому её попытки обезопасить себя, Джейка и их с Джейком как единое целое (будь то партнёрство по разоблачению мудачьей натуры её мужа или же роман на стороне) доходили до абсурда. Эванс посмеивался, но принимал правила игры, но это не было пикантно-возбуждающим или дразняще-эротичным. Напротив, осознание реалистичности происходящего переключало режимы, выводя на первый план нервозность и понижая приоритет романтичности и страсти. Даже самые невинные поцелуи в щёку при встрече теперь казались преступлением против осторожности, когда ранее были им же, но против супружества. Вот и сейчас она, тщательно убедившись в отсутствии "хвоста" и юркнув на переднее сидение автомобиля Эванса, тут же отстранилась от него, словно в любой момент крышка капота поднимется, и оттуда выпрыгнет Портер с направленным на них пистолетом и победным выкриком "gotcha!" — звучит абсурдно и глупо, но в воображении Лидии выглядит вполне возможным. Она оглядывается по сторонам, кидает взгляд в боковое зеркало со своей стороны, вжимается в мягкую спинку сидения ещё плотнее, словно хочет в ней раствориться, и лишь тогда сдавленно и шумно выдыхает. Джейкоба, конечно же, это забавляет, ещё куда больше — её упрямые попытки сопротивляться, поэтому он всё же касается своими губами её щеки, а Лидия едва ли не подпрыгивает на месте от возмущения, сползая вниз и надеясь, что никто этого не видел. Теперь во всех и каждом, будь то старушка, прогуливающаяся по тротуару, или же мальчишка, продающий газеты на углу, она видела шпионов, тайных агентов своего мужа, поставившего себе цель — разрушить её жизнь. И, кажется, ему это удавалось, потому что назвать постоянное оглядывание по сторонам и ожидание чёрта из табакерки сложно назвать жизнью.
А вдруг нас заметят? — шипит Лидия возмущённо, но в глазах Джейка поблёскивают озорные огоньки, улыбка играет на его губах, и при виде всего этого паника постепенно сходит на нет, пусть и не исчезает совсем. — Знаешь, мне кажется, что нам нужно продумать... — закончить свою мысль Портер так и не успевает, осекаясь, так что Джейкоб даже не подозревает, какого занимательного монолога лишился своим насмешливым видом. Вместо того, чтобы говорить, Лидия слушает. Внимательно и настороженно, пытаясь одновременно впитать и усвоить информацию, а заодно не спускать вида с растянувшейся впереди улицы — на всякий случай. Она согласно кивает, давая понять Эвансу, что план, может, и не идеальный, но за неимением других вариантов — вполне себе неплохой. Почти. За исключением одного момента.
Ты шутишь, — недоворчиво заявляет она, смотря на Джейка так, словно он поехал крышей, заявив, что Земля плоская и стоит на трёх китах. Однако весь его вид говорит о том, что это не розыгрыш, да и признаков помутнения рассудком за парнем не наблюдается. — Скажи мне, что ты шутишь? — теперь реплика приобретает истерично-вопросительный окрас, когда Лидия представляет себя в парике. В шпионских фильмах это всегда смотрелось нелепо и казалось ей глупым. Как во всех этих лентах про супергероев, которым достаточно снять очки и надеть маску, чтобы тут же оказаться неузнанными. Да и вообще вся эта затея с париком у неё почему-то ассоциировалась с плохим порно и сомнительными ролевыми играми, и она, как девушка приличная, никогда бы в жизни не могла представить себя, убирающей волосы под копну искусственных выбеленных прядей. Скривившись в недовольной гримасе, Лидия взяла парик кончиками пальцев, держа его так, словно это дохлая крыса, от которой нужно избавиться. — Я даже не хочу знать, откуда ты это достал, — брезгливо тянет она, разглядывая парик со всех сторон, но тут же выпрямляется, переводя взгляд на Джейкоба. — Ты же его не у задержанной шл... дамы лёгкого поведения одолжил? — эта затея нравится ей всё меньше и меньше. — Без этого вот вообще никак? Совсем-совсем? — и ответ Лидии известен. Как и вероятность того, что вся затея может провалиться, если она будет ставить приоритеты не на те пункты, которые того требуют. — Ладно, но только в этот раз! И потом о своей любви к блондинкам можешь забыть, ясно тебе? Что делать, если они начнут задавать вопросы? Неблондинки, а там, — и она кивает в стороны здания, порог которого должна будет пересечь обновлённая версия Лидии Портер, пока не имеющая псевдонима.

+2

4

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » how to be bad