Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » мужской монастырь татуировок


мужской монастырь татуировок

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

квартира отца Луве | 7-18.07.2016 | круглые сутки

Arne Jacobsen + Love Johansson
http://s1.uploads.ru/t/gE4DV.jpg http://sg.uploads.ru/t/n0edX.jpg

Когда один хочет сделать что-то запрещённое, но значимое для себя, ему приходится рискнуть и прибегнуть к помощи того, кто возможно всё-таки поможет.
Когда другой хочет подружиться с братом своей девушки, ему приходится идти на многое.
Бесконечные обоюдные сомнения. Неожиданная подноготная. Первое притяжение.

Отредактировано Love Johansson (2016-07-10 19:16:18)

0

2

Бывает же, что у человека неожиданно для него самого появляется некая идея-фикс? Такая назойливая идея, которая крутится в голове безостановочно, не давая покоя, и это не остановится, пока она не найдёт воплощения? Так вот. На сей раз жертвой собственного сознания пал Арне Якобсен.
Он, бывало, и раньше задумывался о татуировке, но серьёзного развития эта мысль не получала. Тогда пацан был ещё слишком юн, чтобы творить такое со своим телом. Зато сейчас… пусть по закону он всё ещё недотягивает до совершеннолетия, более-менее окрепший разум позволил Арне принять осознанное решение.
Решение, которое сразу породило целый ряд проблем! Рисовать парень не умел совершенно, поэтому не стоило и думать о том, чтобы разработать эскиз самостоятельно. Но эта проблема в принципа решаема – в хорошей студии грамотный мастер и с рисунком поможет, были бы деньги. А деньги у сирот водились в достатке, спасибо щедрому дядюшке, который, пусть и не баловал детишек вниманием, в материальном плане их никогда не обделял. Оставалось одна проблема, последняя и единственная, но весомая: проклятый возраст! И если купить сигареты несовершеннолетнему подростку было относительно просто – если, разумеется, знать, где – то сделать татуировку без согласия кого-то постарше уже не так легко. Нет, ну, как и в случае с сигаретами, наверняка в Стокгольме полно подпольных точек… Только вот чернила под кожей – это не табак в бумаге. Ежу понятно, насколько это небезопасно и безрассудно.
Именно поэтому Арне обратился с просьбой к старшей сестре. И очень зря! Потому что вместо предполагаемой поддержки он выслушал весьма категоричный – в духе Эвелины – отказ. Решив, что первый блин комом, братец начал периодически поднимать заветный вопрос на протяжении недели, пока совсем не достал несчастную девушку до такой степени, что она эмоционально и чётко дала понять: никаких татуировок до совершеннолетия. Но ждать целый год невозможно! Абсолютно исключено! Арне настроился решительно как никогда. Эва тоже.
Кажется, после последней словесной баталии, из которой сестрица вышла победительницей, она решила, что таким образом выиграла сразу всё противостояние. Арне, обычно послушный, присмирел, и Эвелина расслабилась. Но она заблуждалась насчёт своей абсолютной победы… парень не оставил намерение. Он просто начал искать другие пути его осуществления. Придётся нарушить сестринский запрет, а заодно и частично закон страны… Ну, что поделать. Цель же оправдывает средства, да?

- Луве! Стой! – воскликнул парень, выскакивая на ничего не подозревающего, мирно направившегося домой неформала. Ему пришлось действовать украдкой, чтобы Эва ничего не заподозрила, и он прокрался вслед за её бойфрендом, как агент разведки, парочку улиц, прежде чем осмелился выйти – слишком резко, наверное – из своего укрытия.
- Вопрос жизни и смерти, - сразу предупредил он дредастого товарища, надеясь, что тот проникнется серьёзностью положения, - я хочу сделать татуировку, но Эва мне не разрешает. А закон не разрешает без Эвы. Я подумал… - он задумчиво почесал в затылке, - может быть, ты… мог бы мне помочь, пожалуйста?

Отредактировано Arne Jacobsen (2016-07-10 19:18:31)

+2

3

вв

Килт и ботинки бордового цвета, свитер коричневый с черным крестом, на голове массивные черные студийные наушники
http://s9.uploads.ru/t/yLxvF.jpg

Сегодня было по-привычному прохладно, однако вечернее солнце всё ещё висело над головой и радовало своими лучами, поднимая и без того приподнятое настроение шведа. Луве возвращался от своей девушки после насыщенного дня, который они провели в парке аттракционов. Из-за длинного килта пришлось шагать пешком - на велосипеде особо не поразъезжаешь в таком виде, по-крайней мере, парень расценил, что не стоит сверкать своими побитыми коленями на людях.
Зато можно было спокойно пройтись до дому - а дорога предстояла неблизкой - и насладиться миром музыки, что сейчас вовсю проникала в его сознание через массивные старенькие студийные наушники, всё ещё служившие верой и правдой. Сколько раз парень случайно рвал провод и по пальцам не пересчитать! Благо руки у Луве росли не из одного пикантного места, и дома имелся паяльник, поэтому он неоднократно спасал столь необходимый "аксессуар" после различных казусов ввиду собственной безумной рассеянности и неуклюжести. Иначе давно бы разорился на одной покупке наушников, а совсем уж откровенное дешёвое дерьмецо позволить себе он никак не мог - музыка в жизни Юханссона играла далеко не последнюю роль.
И вот, чтобы не нарушать покой сограждан своим маленьким хулиганством и не пугать никого своим мощным голосом, парень пошёл не привычной дорогой, а свернул на узкую малолюдную улицу, что увеличивало само по себе маршрут до его дома. Но оно того стоило, ведь дома его всё равно никто не ждал, он даже подумывал вызвонить друзей и затащить их в бар или завалиться к ним на партию другую компьютерных игр.
- ЛУВ МИ ИН ДЫ АААААЙС! ЛУВ МИ! ИН ДЭ ЕЕЕЕЕЕЕ... - Голосил Луве, нарочно коверкая слова вслед за вокалистом, хотя на самом деле пел тот совсем иное - Look Me in the eyes - но слышалось именно так, и Юханссон, конечно же, не преминул поприкалываться. Ведь так куда интереснее и веселее.
- ТАЧ МИ... ТВОЮМАТЬ! - Он аж отпрыгнул назад, когда кто-то выскочил прямо перед ним. Схватившись "за сердце", парень шумно выдохнул, тараща и без того огромные глаза на виновника своего испуга, и стащил наушники с головы, продолжая по привычке слишком громко говорить. - Ты *банулся что ли?! Дьявол, да я чуть не обгадился! Пиздец просто... - Снижая свой голосовой диапазон до нормального уровня, ибо заметил, что слишком много шума производит, тем более что в матерной манере. А когда Луве был на эмоциях, он спокойно и без зазрения совести употреблял те ещё крепкие словечки.
- Что? - Подняв правую бровь, он уставился на брата своей девушки, машинально выключая звук на телефоне.
- Татуху? Хо-хо, ты уверен? - Странно было слышать такое от Арне. Хотя почему странно? Он ведь совершенно нормальный чувак, даже музон нормальный слушает. Правда, всё ж слишком депрессивный для его-то возраста. Но с тем через что прошел пацан и его сестра, это вполне ожидаемо.
- Нуу... - Луве задумался, стоит ли помогать Арне. Было видно, что он настроен решительно, но не повлияет ли это на отношения с Эвой? Однако же она сама хотела, чтобы они подружились, да и сам Луве пытался, но всё как-то не так чтобы очень уж получалось - беспощадный резкий тролль-пошляк был сильнее приличного джентльмена, которого явно такая сложная личность, как Арне, предпочитала в кругу своего общения.
- Твоя сестра нас прибьёт. - Усмехнулся он через какое-то время размышлений и полез в карман килта за мобильником. - Здарова, чувак! Дело есть. Срочное. Да-да, тоже, ага, взаимно. Да подожди ты, кретин! - Луве внезапно рассмеялся и прикрыл телефон второй рукой, чтобы громкий басовитый голос, доносящийся оттуда, не был слышен Арне. - Прекрати, слышь, идиот. Заткнись, говорю. Мне нужны твои услуги. ДА НЕ ТЕ, ПРИДУРОК! АХАХАХ. Мечтай дальше. Да-да, ага... так, ладно. Кароч да. Татуху набить надо. Когда сможешь? Ага, ок, ага... подожди. - И он обратился к Арне, - на следующей неделе пойдёт? О, стоп, подожди... что? Ага, ок. В эту субботу даже. Э, у тебя эскиз есть? Нет? Хм, ок. Какое место? Рукав? Хо-хо, чувак, ок. - Разговаривая на два фронта, он подмигнул Арне и полностью вернулся к своему собеседнику на другом конце связи. - Хорошо. Ага. Ладно. Бывай. - Вырубив звонок, швед спрятал телефон и похлопал Арне по плечу. - Ну что. В субботу встретимся - обсудим эскиз и в течение следующей недели несколько сеансов в зависимости от сложности работы. Но раз рукав, то терпеть придётся много и долго. С деньгами, так понимаю, проблем нет? А вот с сестрой есть... хм... давай-ка подумаем, как бы нам всё это провернуть за её спиной... хм... О! А что если нам устроить поход в мужской компании? Нам же всё равно надо с тобой подружиться, правда? Отличный повод - взять тебя с собой вместе с моими друзьями в лес. Мальчишник, все дела. Думаю, Эви согласится и даже обрадуется. Вот только потом... обоих кастрирует, ага, что обманули её доверие. Ты готов к этому? Ахах, прекрасно. Я тоже. - Похлопав снова, Луве схватил парня и притянул к себе в братском объятии за одно плечо, продолжая объяснять на пальцах. - Знач так, собираешь походные шмотки, я тебе помогу, сам её уговорю. Потом скажу, где встретимся, и поедем на квартиру моего бати. Придётся пожить недельку, может даже больше, вдвоём, взаперти, в четырёх стенах. Ты готов к такому? Всё-таки лето, все дела. Да и я тебе не особо-то нравлюсь, хе.

______
* песня Moonspell – Herr Spiegelmann

Отредактировано Love Johansson (2016-07-11 00:43:10)

+2

4

Бедняга Луве здорово перепугался при виде парня, которого явно меньше всего ожидал сейчас встретить. Арне его прекрасно понимал и от души посочувствовал жертве испуга, но жизнесмертность вопроса не оставила времени для раскаяния.
Когда тот задумчиво выдал фразу про предсказуемую гибель от рук разъярённой Эвелины, её братец уже совсем было отчаялся, приняв реплику за отказ, но, к его изумлению и радости, Луве принялся куда-то звонить. Какое-то инстинктивное чувство подсказало Арне, что этот звонок станет новой страницей в его жизни. Да, вероятно, в жизнях их обоих. Обоим же потом по голове тумаки получать…
Покорно стоя рядом со своим спасителем, пацан мимолётно ловил обрывки разговора – странного, надо признать, разговора – и отвечал на вопросы, периодически срывавшиеся в его сторону, несколько растерянно, но шустро:
- Э, да, вполне подойдёт. Любой день, - ещё бы, ради такого-то события! День, неделю, месяц! Хоть целый год!
- Нет… эскиза нет, - наверное, надо было не музыке, а рисованию учиться в детстве! А что касается места…
- Рукав, - с лёгким смущением признался Арне, для полноты выражения неловко показывая на свою руку. Да, он решил не мелочиться. Раз уж забиваться, так по полной программе! Что в этом такого, в конце концов? В жизни надо всё попробовать, верно же? Ну, в разумных пределах, конечно. Но нельзя же всю жизнь следовать тому, что говорить разум… иногда Арне и сам понимал, какую скучную жизнь ему приходится вести, причём по собственной воле. Ведь если бы его по-настоящему что-то тяготило, он бы это уже давно изменил. Наверное.
Поймав адресованное ему подмигивание Луве, он улыбнулся в ответ. Если честно, младший Якобсен вовсе не был уверен, что знакомый неформал ему поможет. Во-первых, тот мог не захотеть идти против желания любимой девушки, и Арне бы его понял – его тоже не радовала необходимость идти против желания любимой сестры, но в некоторых случаях приходится проявлять упрямство. Нельзя же всю жизнь прятаться за книжками и позволять другим принимать решения за тебя. Во-вторых, отношения между двумя мужчинами в жизни одной женщины оставались слегка натянутыми, и Луве из банальной вредности мог отказать парню. Чего ему, в самом деле, тратить своё время ради какого-то лохматого заучки? Но нет, швед превзошёл все ожидания и прогнал прочь все опасения, когда вынес положительный вердикт, которого Арне ждал с замиранием сердца.
- Никаких проблем, - серьёзно закивал осчастливленный малолетний любитель татуировок. Он был готов несколько дней подряд терпеть своеобразное иглоукалывание, сколько бы времени это ни заняло. Основной проблемой, как сообразительный Луве тут же подметил, являлась категоричная Эва. Порционно набивать рукав и не спалиться перед сестрой – та ещё задачка! В самом деле, не может же Арне прятаться от неё по всему дому? А если девушка увидит уже законченную готовую работу, когда внезапно непокорный братец поставит её перед фактом, ей волей-неволей придётся смириться, а там уж она, может быть, изменит своё мнение, признает, что рукав вышел живописный…
Дредастая голова и здесь проявила чудеса находчивости. Выход из казавшегося на первый взгляд безвыходным положения был найден. Безрассудный, отчаянный выход! И когда Арне, рассыпавшись в искренних сердечных благодарностях перед своим сообщником, возвращался домой, он предвкушал этот грандиозный план намного сильнее, чем оценки по школьной контрольной работе. На целую неделю (а то и больше!) разрушить привычный уклад своей жизни, окунуться в полнейшее безумие ради заветного рукава – да, это чертовски страшно, но так волнующе!
Может быть, Арне стоит чаще совершать небольшие безумства? 

В указанный день и в оговоренный час заговорщики встретились, и через несколько мгновений норвежец оказался в шведской квартире, жильцом – или узником – которой ему предстояло стать на ближайшие дни, да ещё наедине с Луве. Оглядываясь вокруг, он мог лишь отдалённо прикидывать, чем всё-таки эта квартира для него в итоге станет – домом или тюрьмой?
- Тут… здорово, - как всегда, он начал диалог к неловкой запинки, и обернулся на местного хозяина, - где я могу оставить вещи?
Краткая экскурсия по комнатам не помешает.

+2

5

- Располагайся, как дома. - Луве закрыл дверь за своим гостем и сожителем на ближайшую неделю. - Даа, здесь и впрямь круто. Светло, много места и куча разных ништяков, в том числе и потаённых. - И швед загадочно подмигнул Арне, подошёл ближе с левой стороны и, обняв через спину за правое плечо, повёл его из мнимого коридора в гостиную, заведомо подхватив чужие вещи. Даже не подумал, что может как-то смутить парня, ведь такое отношение обычно применимо именно к девушкам. Но в компании Юханссона оно было абсолютно обычным в отношении представителей обоих полов.
Квартира представляла собой обманную студию - таковой была лишь вытянутая просторная гостиная, превращающаяся в отцовскую спальню за лжестеной. Зона отдыха с диванами и телевизором включала в себя и двери на небольшую кухонку, в просторную ванную комнату и куда меньшую, словно шкаф, комнату самого Луве.
Швед опустил сумку у ближайшего дивана и провел по всем помещениям, показывая убранство их совместной тюрьмы. Самое главное, что в карцер квартира не превратится, как никак еду им будет заносить Улаф - будущий мучитель Арне - да и пацаны с девчонками обещались заскочить вечеринку устроить. С последним, правда, было ещё неизвестно, но Луве не отказался бы от подобного отдыха за время просиживания своих штанов в четырёх стенах посреди лета. Ему ведь пришлось взять неделю отпуска на работе, но на что не пойдёшь ради помощи и налаживании отношений с братом своей девушки, правда.
- Кароч, выбирай кровать сам. Можешь устроиться на батиной, а можешь и в моей комнате. Бельё чистое я выдам, не переживай. - Луве предложил парню самому выбрать. Ему казалось, что Арне предпочтёт маленькую комнатушку, там было уютнее и спокойнее, можно было остаться наедине с самим собой, своими увлечениями и мыслями, а зажатому Арне такое уединение явно было нужнее в чужой-то квартире да ещё и с подбешивающим хозяином.
- Пойду чайник поставлю. Я поесть не успел, жрать хочу, как десять слонов. - Взглянув на настенные часы, Юханссон прищурился. - Так, до прихода Улафа я успею изголодать так, что съем его, поэтому предлагаю заказать пиццу. - Взглянув на Арне, он улыбнулся и хлопнул парня по спине, мол, всё окей, расслабься. - Какую предпочитаешь?
По пути на кухню швед вытащил свой смартфон и начал звонить в пиццерию, а заодно отодвинул ногой в сторону и свою сумку, ему ведь тоже пришлось собраться вещички для такого долгого заключения.

Через какое-то время парни уже пили кофе и ели ароматную сытную пиццу. В основном молча, Луве пару раз пошутил не очень уместно, судя по всему, да забил, углубившись в свои размышления касательно одной идеи из своего главного увлечения, занимающего очень много времени и усилий, что варилась в его сознании уже несколько последних дней. Он намеревался заняться приведением её в реальность за эту неделю.
В дверь вдруг позвонили, а он даже не сразу услышал. Очнулся только тогда, когда его растолкал Арне.
- О, черт... Улаф походу пришёл. - Вытирая руки салфеткой, швед соскочил с табурета и направился к входной двери.
А через мгновение оттуда послышался его бурный басовитый смех и посыл в дальнее пешее путешествие эротического назначения. Через ещё несколько мгновений на пороге кухни стоял уже русоволосый бородатый мужчина.
Незнакомец хмуро помолчал, вперив свой внимательный взгляд в свою будущую жертву, и басовито гаркнул:
- Привет.
Из-за его спины показался Луве, одного роста с ним, но куда более худой да и молодой.
- Ну чего ты встал, как вкопанный... - Еле-еле протиснувшись в узкий проход между другом и косяком, Юханссон по привычке своей отодвинул татуировщика несколько более фривольным образом, чем того требовали отношения между двумя друзьями, даже лучшими. - Так, это наш суровый Улаф, а это наша будущая жертва. - Оказавшись между бородачем и столом, за которым сидел Арне, Юханссон похлопал друга по плечу, глядя на брата своей девушки и весело произнёс. - Будь с ним нежен. - А после обернулся к усмехнувшемуся Улафу. - Так, жратва! - Схватив у того пакет с едой и различными алюминиевыми банками, Луве принялся забивать холодильник припасами. Сам-то большую часть продуктов завёз ещё вчера с помощью того же Улафа, а вот самое главное привёз последний именно сейчас.
- Ну что, пацан. Будем знакомы. - Улаф подошёл к Арне и протянул ему руку, усаживаясь на место Юханссона и бесцеремонно хватаясь за его недоеденную пиццу и недопитый кофе. Даже руки не помыл... - Я тебя внимательно слушаю. Какую тематику хочешь?

Улаф

http://sa.uploads.ru/t/oBmNA.jpg

Отредактировано Love Johansson (2016-07-11 15:59:32)

+2

6

Стоит отдать Луве должное, он постарался сделать так, чтобы замкнутый гость освоился как можно скорее. Арне был ему благодарен – за это и вообще за всё, что им предстояло провернуть. Ведь Луве не просто дал ему нужный номер – нет, его помощь заключалась в более глобальных вещах, ему тоже пришлось ограничить себя в передвижении по городу. Он многим пожертвовал, пусть и на относительно недолгое время, ради какого-то там пацана, на которого ему в принципе было бы пофиг, не будь этот пацан братом его девушки. Ох и любит же судьба стебаться над людьми, когда дело доходит до взаимоотношений между ними…
Более того, хозяин оказался настолько любезен, что позволил своему гостю самостоятельно выбрать уголок в доме потемнее и потеснее, и благодарный Арне тут же забился в крохотную комнату, как таракан в половую щель. Клаустрофобией он не страдал, а очутиться в комнате Луве – интересный поворот событий. Вроде бы и убранство здесь очень даже ничего… правда, времени осматриваться пока не было – не один швед умирал с голоду!
Обед прошёл тихо и спокойно. Соучастник Арне, судя по всему, погрузился в свои неформальные думы, в то время как сама будущая жертва тату-мастера нервно жевала пиццу, тоже размышляя, но не на очень весёлые темы.
На самом деле Арне злился на себя. Злился на свою социальную неуклюжесть, злился на то, что не может нормально поддержать разговор, как все люди. Наверняка Луве думает, что странный пацан его недолюбливает или что-то в этом духе – такой вывод сам напрашивается, но он абсолютно ошибочный. Прошло то время, когда Якобсен-младший испытывал неприязнь к парню своей сестры – может быть, лишь толику ревности изредка. Всё-таки Арне привык быть единственным главным мужчиной в жизни Эвелины, а теперь ему приходилось делить это место с другим. Но тот самый «другой» оказался не таким уж противным нахальным типом, за какого норвежец его изначально принял. На самом деле Луве был далеко не идиотом, хотя порой именно им и выглядел. А ещё, каким бы троллем-извращенцем он себя не выставлял, моральные установки у него были на месте: Арне нравилось, что тот с уважением относился к Эве и не пытался банально уложить её в кровать. Наверняка он, конечно, как всякий мужчина, с нетерпением ждал этого события, но уважал желание девушки повременить с интимной связью. Это дорогого стоит. В современном-то мире, когда массовая культура пропагандирует сексуальность на каждом углу. Кроме того, у Луве были свои хобби и интересы, он не относился к числу молодёжи, бездарно прожигающей жизнь. А сейчас, потратив столько усилий на лихой заговор с юношей, который вряд ли хоть когда-нибудь смог бы заинтересовать его как личность, он проявил свою отзывчивую сторону. В общем и целом, Арне пришёл к выводу, что Луве – очень даже неплохой человек. Просто Арне не знал, как продемонстрировать своё отношение на практике. Да и стоит ли… ещё покажется смешным или нелепым. Всегда так.
Но не успели оголодавшие авантюристы уничтожить и половину пиццы, как их единение нарушил здоровенный мужик, в чьих руках теперь и находилась судьба Арне. Пацан аж поёжился, окидывая того взглядом. Да если у него чувство юмора не отстаёт от Луве, он же до смерти застебёт свою жертву! И останутся от козлика рожки да ножки, ну или, в их случае, одна забитая рукавом рука!
- Здравствуйте, - выдавил Арне, морально готовясь к предстоящей процедуре. Он не сводил глаз с мастера, но, видимо, из-за нервного состояния не обратил внимания на некоторые странности, задорными искорками проскакивающие в суровой мужской дружбе. Сейчас его мысли занимал только эскиз и формулировка реплик, с помощью которых предстояло донести желанный образ до того, кто способен его грамотно оформить.

Первый этап прошёл на удивление гладко – после продолжительной и продуктивной дискуссии эскиз был готов. Арне остался полностью доволен этой частью работы и даже сумел найти кое-какой общий язык с Улафом, который тоже оказался недурным человеком. И уже вскоре – а что тянуть кота за хвост? – мастер принялся увековечивать изображение на коже подростка. В такой весёлой обстановочке прошло довольно много времени, пока Улаф не отпустил наконец свою жертву, решив, что на сегодня хватит. Да, острых ощущений Арне и правда хватило! Вонзающаяся под кожу игла – не самое приятное ощущение, хотя он скорее описал бы его как сильный дискомфорт, нежели действительно боль. Ради результата можно и потерпеть.
- Начало положено, - радостно улыбнулся Арне Луве, не переставая время от времени рассматривать измученную руку. Кто бы мог подумать, что неприятные ощущения могут доставлять столько удовлетворения?

Наконец, Арне выпал шанс разобрать вещи и немного обустроиться в комнате, где ему предстояло жить неделю. Он любил превращать свой угол в именно его, Арне, место, правда, в этот раз он не мог себе позволить разойтись на полную катушку – всё-таки сей угол был как бы не совсем его. Но и это можно потерпеть, в конце концов, неделя – не так уж и много.
Эх… а ведь Луве искренне хочет подружиться. Да и нельзя же в чужом доме всё время прятаться за дверью… Хозяин радушен и гостеприимен, и ответить ему стоит тем же. Жестом воспитания, вежливости и благодарности. Немножко общения тет-а-тет ещё никого не сгубило…
Собравшись с духом, Арне, традиционно подкравшись и выпрыгнув на несчастного хозяина из-за угла, правда, в этот раз непредумышленно, выдал:
- Привет! – немного глупое начало беседы, учитывая, что они целый день провели в одном доме. – Я тут подумал… - парень, уже сомневаясь в успехе своей затеи, привычно растрепал свои же волосы, - ты, эм…. может, хочешь поиграть в шахматы? – и, конечно, ляпнув предложение вслух, пацан сразу сообразил, насколько оно идиотское. Но не сдался и поспешно заговорил, пытаясь исправить ситуацию. – То есть, не обязательно в шахматы… можно в карты, - вот это уже наверняка ближе, - в покер. Хочешь?

+2

7

В обсуждении эскиза Луве принимал пусть и не непосредственное, но всё-таки участие. Он мельтешил на заднем плане, то и дело наклоняясь над столом, а то и вовсе опираясь о спины-плечи Улафа или Арне, заглядывая в наброски на бумаге. И это всё что-то да жуя либо глотая холодненькое пивко и получая тычки да отталкивания Улафа с суровым бубнежом "пошел отсюда, не мешай!" или что-то вроде этого. По сути можно было обойтись и без тактильного контакта, но обоим мужчинам будто бы этого как раз и не доставало в их общении. И все эти прикосновения, и злобные матюги да посылы казались одновременно чем-то гармоничным и противоестественным. Но Арне, похоже, ничего не замечал, будучи увлечённым своей будущей татуировкой. И правильно делал. Ещё бы, это же такое возбуждение и предвкушение. Да и Якобсен-младший оказался не из робкого десятка, так что освоился в компании придурка-парня своей сестры и его сурового более взрослого друга довольно быстро.
Когда дело дошло до самой татуировки, Луве устроился напротив них в гостиной на втором диване и, попивая уже третью банку пива, наблюдал за процессом, то и дело скользя внимательным вдумчивым взглядом по Улафу и Арне. Татуировщик периодически поднимал взгляд исподлобья и усмехался, ведь было чему - иногда Луве слишком уж долго пялился на своего юного друга и возвращался с небес на землю только после громогласной прочистки горла Улафом или какой-нибудь совсем уж жёсткой шутки, которую тот начинал рассказывать. И Луве подхватывал, ржал, добавлял что-то своё, а после вновь утыкался носом в банку, пока не подтянул к себе всё-таки свои тетради и не начал что-то в них чирикать строительным карандашом, повернувшись спиной к своим гостям. Когда у него закончилось пиво, Юханссон скрылся на кухне, предварительно чуть не навернувшись с дивана и не прорыв носом неплохую такую траншею в полу. Улаф, конечно же, не преминул подстебнуть своего младшего друга, на что получил неприличный жест среднего пальца и хищную улыбку-оскал. Вот только и при этом не чувствовалось между ними какой-то агрессии, скорее нечто особенное, сквозящее в злых правдивых шуточках и кидаемых друг на друга взглядах. Так было всегда, и Луве особо не парился, что Арне, непривычный к таким вещам, может заподозрить что-то неладное. А потом ещё чего доброго провернёт что-нибудь, что приведёт к расставанию с Эвелиной. Всякое может быть и подобного исхода нельзя исключать. Но Луве об этом позабыл.
Умываясь уже в ванной комнате, Юханссон вдруг почувствовал чужое присутствие.
- Не пристраивайся, кретин. - Фыркая водой и усмехаясь, он всё ж не вырвался из крепкой хватки. Сильные татуированные руки дёрнули его за бёдра на себя, Луве аж случайно ударился костяшкой запястья о борт раковины и зашипел. - Ащ, идиот. - Чувствуя уже тяжесть чужого тела на своей спине, а после и низкий шёпот прямо в ухо.
- Так кто он тебе такой?
- Я уже вчера говорил. - Выпрямляясь и поводя плечами, чтобы избавиться от чужой настойчивой фривольной хватки.
- А я сегодня спрашиваю.
Луве потёр ушибленное место и взглянул в зеркало, перехватив слегка усмехающийся выжидательный взгляд, стоило только обладателю оного отлепиться носом от его виска.
- Ты так на него смотрел. И давно это у тебя?
- Пфф, как "так"? Я и на тебя смо...
- Э, нееет, на меня ты иначе смотришь. А на него, как на свою будущую жертву. - Улаф усмехнулся, продолжая прижимать к себе Луве за талию и общаться с ним, глядя глаза в глаза через зеркало.
- С дубу рухнул? Он брат моей девушки.
- Да сколько у тебя этих девчонок было - одной больше, одной меньше. На парнишку же тоже глаз положил, а?
- Отстань. У меня с Эвой всё серьёзно! - Юханссон попытался вырваться, дёрнув плечами и подавшись в сторону, но Улаф зажал его между собой и раковиной и усилил хватку. - Да какого ж рожна? Чо те надо ваще?!
- Хочешь я займусь им? Подготовлю для тебя? Неплохой тройничок из нас выйдет. - Ехидно прошептал мужчина, но Луве-то знал, что он на полном серьёзе.
- Даже не думай! - Ловко выворачиваясь и хватая Улафа за горло своей не менее сильной пятернёй, Луве попёр на друга, оттесняя его к противоположной стене. Тот спокойной мог защититься, но лишь усмехался.
- Давно мы не дрались, а. - Пальцы Луве сжались на его глотке сильнее, а он лишь прижал его за зад к себе. - Чувствуешь, как возбуждает? Я уж успел соскучиться по нашим баталиям.
- Да иди ты, придурок. - Шикнул Юханссон, но без злобы, а с неким сожалением и отпустил Улафа, отталкивая от себя. - Я серьёзно. Не порть пацану психику, ок да. И вообще, черт тебя дери, руки мыть под водой надо, а не об меня вытирать! Твою ж мать! Не мог перчатки снять что ли?! И чё мне теперь с этими чернилами делать?! Твою ж мать! Я только сегодня надел эту футболку! Ну блять! Раз в жизни решил надеть белое, и нет, если не я, так кто-нибудь другой изгадит в полный фарш!
- Да лан тебе, неплохо смотрится. - Улаф начал ржать, наблюдая за тем, как разошёлся чуть пьяненький с нескольких банок пива Юханссон. А ведь на его футболке такие красноречивые отпечатки были - улики, что его кто-то полапал, на лицо.
- Мальчик заценит.
- Иди на х*й! - Вскидывая два средних пальца, не выдержал разбушевавшийся Луве, когда он психовал и гневался, то действительно мог голыми руками свернуть горы, пробить стены, сам побиться и даже не заметить этого, но при этом либо выглядел смешно, либо действительно устрашающе. Как именно сейчас он выглядел со стороны Улафа? Видимо смешно - тот не переставал ржать.
- Да я тебя сча трахну, если не заткнёшься, ублюдок, мать твою!
- Воу-воу-ову, спокуха, кроха! Это уже и впрямь пугает! - Улаф занервничал будто бы, поднимая руки в жесте "сдаюсь", но не выдержал и прыснул в новом приступе смеха. На что Лу действительно вмазал ему в пузо, заставляя согнуться в лёгком приступе кашля. Сам же стащил футболку, кинув её в грязное бельё и недовольный вышел из ванной комнаты, не замечая отпечатков рук на бёдрах своих рваных сине-красных в шотландку джинсах. Благо Арне появился на горизонте только тогда, когда Луве уже натягивал на себя новую, но уже чёрную футболку, вытащенную из сумки, всё ещё позабытой в несуществующем холле.
- Да! Начало положено. Главное начать! - Несколько возбуждённо из-за всё ещё колыхающихся внутри эмоций, Луве хлопнул пацана на спине и улыбнулся в ответ. - Поздравляю. Эскиз действительно крутой и атмосферный. Тебе пойдёт. - Хлопнув ещё раз, но уже менее воодушевлённо, Луве отправился назад. - Пойду провожу этого кретина домой. - Хотя чего там провожать, если вот она, дверь, почти под носом.
И всё же через пару минут оба вернулись из ванной комнаты, один весёлый, другой чем-то недовольный.
- Поменьше-ка ты пей пивас.
- Сам разберусь, ага. - Пытаясь выпроводить друга, Луве уже собрался выталкивать его из квартиры, как Улаф резко остановился, подавшись назад, из-за чего буквально впечатался в Луве и оказался в его случайных объятиях. - Да, черт тя дери, ты мне ногу отдавил, мудак! - Прорычав, он оттолкнул Улафа и запрыгал на одной ноге, продолжая материться.
- Босиком ходи меньше, идиот. - Вновь заржал татуировщик и взглянул на Арне, из-за которого всё эта маленькая неприятность и случилась. - Никакого алкоголя, сигарет и ванн. Помнишь, да? И плёнку не снимай. И этому придурку много пить не позволяй. Всё, бывайте. - И Луве запер за ним дверь, словив в самый последний момент наглое подмигивание, на что вновь выругался, но уже мысленно.
- Лан, ты там располагайся, я пойду ещё пиццы закажу на вечер. - Махнув Арне, Луве ушлёпал на кухню, чуть прихрамывая на отдавленную гадом ногу и тихо матерясь на неразборчивом шведском, даже на брата своей девушки не взглянул.
Когда Арне вновь продемонстрировал свои высоченные навыки по внезапным появлениям, приближающим людей к обмороку, Луве сидел с ногами на табурете и что-то усердно рисовал в своей тетради, что уже сегодня намучилась под его рьяными задумчивыми каракулями. От подобной неожиданности у недоинженера аж карандаш улетел в другой угол кухни.
- Слушай, я ж так поседею раньше времени, а... - Шумно выдыхая, швед вонзился укоризненным взглядом в пацана. - Или это твой коварный план, чтобы твоя сестра поскорее меня бросила? - Он усмехнулся и поднялся, ковыляя за карандашом. Услышав про шахматы, Обьёрн обернулся вместе с поднятым чертильным инструментом и громко прошлёпал назад, почёсывая живот через футболку. - Не умею я в шахматы играть. А вот в шашки можно было бы. Да и покер не люблю. А вот в дурака или ещё что поинтереснее - пожалуйста. Кстати, если хочешь есть, пицца ещё горячая. - Остановившись перед Арне, Луве нахмурился, окидывая его взглядом сверху вниз. - А как насчет настолок или компьютерных игр? Шутеры там, файтинги, а?

Отредактировано Love Johansson (2016-07-11 19:12:50)

+2

8

Как выяснилось, покер тоже был не слишком удачной идеей. Если Луве не умел играть в шахматы, то Арне не любил шашки. Если Луве не любил покер, то Арне не умел играть в дурака – вообще странное немного название для карточной игры… Это ж надо было так неудачно выбрать способы совместного времяпровождения! Так, быстрее соображай, Арне, что ещё в голову приходит? Можно устроить просмотр какого-нибудь интересного фильма, вот во всём обширном разнообразии кинематографа уж точно найдётся что-нибудь способное удовлетворить интересы обоих…
Но Луве проявил чудеса сообразительности чуть быстрее и в ином русле.
Настольные игры – это здорово, вот только какие? Знаменитая “Cluedo” уже сидела у Арне в печёнках, да и убийцу он обычно вычислял очень быстро, чем портил всем игру – не потому, что отличался дедукцией Шерлока Холмса, а потому что другие игроки ленились как следует запутать преступление. Может быть, у Луве найдутся ещё какие-нибудь увлекательные квесты или стратегии? Хотя если цель – общение, то главное как раз не игра, а компания…
Компьютерные игры – тоже затягивающее занятие. Арне не причислял себя к ярым фанатам-геймерам, но Эвелина иногда любила поиграть в приставку, а братец составлял ей компанию. Стыдно признаться, но вот здесь девушка его частенько ловко обыгрывала – стрелять в реальном тире и то проще, чем с джойстика в «Battlefield»! Согласиться на такое – это же в очередной раз выставить себя дураком-неумёхой… хотя если Луве продолжит поглощать пиво в таких же количествах…
- Отличная идея, - парень кивнул, легко улыбнувшись, - можно и в то, и в другое. А что у тебя есть?
Выбор оказался небогатым, но и его с лихвой хватило для очень даже живого и весёлого вечера в уютной тет-а-тет обстановке. Сперва игроки устроились за Монополией, азартно принявшись выстраивать конкурентный бизнес на клетках поля, а затем, решив, что пришла пора для того самого экшна, взяли в руки игровые пульты. «Injustice», в которую Арне до этого ни разу не играл, даже у пацана вызвала бурю эмоций – в основном негодующих, правда. Все они были направлены на несчастного виртуального Супермена, который сильно портил жизнь обоим мужчинам, будучи последним и практически непобедимым босом.
- Да как так?! – возмущался Якобсен, тыча рукой в монитор, на котором красовалась довольная ухмылка обладателя знаменитых трусов, только что поставившего на колени Орлицу. – Он мне даже суперудар не дал сделать! Ты видел?! Чёрт знает что такое! И это не смешно, - добавил он, покосившись на Луве, который очень заразительно веселился, не то над выражением лица Арне, не то над их очередным совместным поражением, и невольно сам зашёлся в серии коротких смешков.
Когда пицца была съедена, а проклятый Супермен наконец повержен, хозяин и гость разошлись по комнатам, собираясь как следует выспаться. Плотно затворив за собой дверь, парень признал, что, пусть и в незнакомом месте и в непривычном обществе, он провёл великолепный день. Сейчас же предстояло застелить кровать свежим бельём и постараться поскорее заснуть – после таких насыщенных событий нужен здоровый отдых.
Осторожно работая руками, Арне сосредоточился на смене, как вдруг его пытливый взгляд упал на краешек некой бумажки, высовывавшейся из-под подушки. Что это может быть? Приподняв подушку, он удовлетворил своё любопытство одним броским осмотром – фотография! Ох, да ведь мог её помять, а фото, учитывая, что каким-то образом оказалось в кровати у владельца, наверняка памятное и дорогое. Нет ли тут ещё таких?
Оставив бельё в покое, гость присел возле кровати и принялся тщательно вытаскивать из самых невероятных мест новые и новые фотографии, особо их не рассматривая, но мельком всё же замечая, что те запечатлевали весёлые годы Луве – видимо, в компании верных друзей. Некоторые карточки, тем не менее, выбивались из этой категории…
Онемев от шока, Арне уставился на зажатое в руке фото, изображающее страстный поцелуй между парнем его сестры и тем самым тату-мастером, который этим же днём трудился над его рукавом! Как такое может быть?! И другие фото, к счастью, уже без поцелуев, но не менее явно отражающие отношения между мужчинами, явно переходящие грани простой дружбы. Нервно сглотнув, пацан быстро промотал в голове разговоры между Улафом и Луве, да и прочие отдельные моменты их взаимодействия. Неужели они… Ну нет, это чересчур! Ладно, Маргит – Арне, в общем-то, понимал, почему Луве клюнул на неё в своё время – но Улаф!.. Может ли быть такое, что между ними действительно когда-то что-то было? Или это просто фотоприколы? Или… да мало ли…
Собственно, почему нет? Скандинавские страны уже давно не страдают гомофобией, а начитанный Арне прекрасно знал и про бисексуальность, и про всяческие нон-конформные влечения и сексуальности… Просто ему и в голову не приходило, что Луве может оказаться один из таких представителей. Ну, просто не задумывался никогда, наверное… Но, опять же, почему бы и нет? Что ж в этом такого? Если кругом полно таких людей, почему Луве не может быть одним из них? Неожиданное открытие, что ни говори.
Парень поймал себя на мысли, что это самое открытие вызывает в нём странный трепет, но ему не хватало опыта в человеческом общении, чтобы правильно его классифицировать. Наверное, просто лёгкий впрыск адреналина от внезапности обнаруженного факта. Что же ещё это может быть… Да и не важно, всё. Фотографии собраны и бережно уложены на стол, пора привести постель в надлежащий вид и всё-таки поспать. Бисексуал, ещё какой-нибудь сексуал… подумаешь. Главное, что сейчас он с Эвелиной, он искренне её любит. Ну тянет его и к своему полу заодно… это же нормально… подумаешь… обычное дело. Забить, забыть и спать.
И тем не менее эта мысль продержала Арне в странно беспокойном состоянии до самого утра.

- Доброе утро, - гость поздоровался с хозяином, на сей раз честно постаравшись заранее обозначить своё присутствие, но, вероятно, опять не получилось – нерешительные шаги звучали слишком тихо, чтобы их услышать, да ещё и спросонья, - я… эм…
Вот теперь Арне было очень-очень неловко. Что же сказать? Прямо взять и вывалить правду, как есть? А если это нетактично? Вот при всей его воспитанности, чувства такта ему порой недоставало.
Окей. Пан или пропал.
- Я, хм… нашёл у тебя в комнате кое-какие фото, - очередной нервный жест с прядью, - случайно, пока кровать застилал… Решил отдать тебе, чтобы не потерялись. Вот, - жестом фокусника Арне протянул Луве тонкую стопочку компрометирующих снимков, параллельно внимательно изучая лицо предполагаемого бисексуала. Оставалось надеяться, что тот сообразит, как здорово спалился, и хоть как-нибудь прокомментирует фотографии. Гость, разумеется, не ждал подробного рассказа - он, пожалуй, и не хотел знать никаких подробностей - но самые простые объяснения лишними не бывают. Если же швед проигнорирует их, как ни в чём не бывало... Мда, спрашивать в лоб не очень-то хочется. Это уж точно будет бестактно, особенно по отношению к парню сестры. И почему человека нельзя открывать и прочесть так же легко, как книгу...

+2

9

фотки

Из радиоприёмника доносилась бодренько-ленивая песня для укурков в исполнении Снуп Дога, Доктора Дрэ и Ко, коим Луве и был.
Парень покачивал головой в такт и даже подпевал, доставая из холодильника традиционно ритуальное холодное молоко. Душ он уже принял и был готов к поглощению завтрака, который ещё предстояло приготовить. Но это было не проблемой для холостяка, привыкшего с ранних лет жить с отцом и будучи предоставленным во многом сам себе, как собственно и было принято в шведском обществе, которое приучало детей к ранней самостоятельности и развитию, осознанию себя полноценными личностями.
И вот Луве стоял у холодильника, присосавшись к пакету с молоком под снуп договские переливы "Da da dadada", и ничего плохого не предвещало. Даже чужой голос не услышал. А просто зачем-то повернулся и обнаружил прямо перед собой не выспавшееся угрюмое бледное лицо Арне. Чуть не подавился, облился и закашлялся.
- Твою ж мать! Чувак! - Выдыхая (так и до привычки не долго), Луве отставил на готовочный стол пакет и оглядел себя, а заодно и пол. И если с пола можно было всё вытереть, с обнаженного торса смыть, хорошо хоть футболку ещё не надел, то вот чёрные домашние рваные бриджи придётся отправлять в грязное бельё к вчерашней заляпанной по чьей-то бессовестной наглости футболке. Если так и дальше пойдёт, то к концу недели Луве превратится в полуголого неандертальца или бомжа, это если всё-таки придётся носить грязную одежду, ведь до химчистки не то, чтобы что-то надеть надо, до неё даже не выйти будет. А просить ещё и с этим напрягаться Улафа... да он скорее вообще его без шмоток оставит, чтобы лишний раз постебаться и полюбоваться на прикид древнегреческих мужей или действительно неандертальцев. Вот только этого не хватало, в присутствии-то Арне.
- Пожалуйста, шуми там как-нибудь что ли. А то я отвык, что помимо меня в доме ещё кто-то есть. Извини. - Нервно усмехнувшись, швед снова выдохнул и уже куда громче, взял с полки бумажные полотенца и начал утирать грудь, а после и штаны.
- Чо? Фотки? - Под,0няв взгляд и не прекращая манипуляций с бумагой, Луве прищурился. Что-то странное было в нерешительном виде его гостя. Приняв протянутые фотокарточки, швед заржал. - О! А я их искал! Аха-ха! - Глядя на фотографии трёхлетней давности, где он красовался в женском обличье наравне со своими подругами из компании, которые выглядели наоборот, как парни. - Неплохая из меня красотка, да? Аха-ха. Взяли ж на слабо, коварные! Бороду тогда ещё пришлось платком закрывать, но прикольно было, аха-ха. - Листая фотки, он наткнулся на фото с поцелуем и замолчал. Застывший смех и веселье превратились в замешательство. Луве кинул испорченные куски бумажного полотенца на обеденный стол из грубо сколоченных побелённых досок и нахмурился, отворачиваясь, чтобы якобы убрать молоко в холодильник. Но, если Арне всё-таки внимательно наблюдал за ним, то явно заметил, как на лице вечно самодовольного весельчака-придурка всё-таки промелькнула тоскливая улыбка.
Наверняка орёл ждёт каких-то объяснений. И ведь придётся их дать. И только потому что Арне брат его девушки.
Положив фотографии на чистое место и подальше от края, чтобы случайно не смахнуть в лужу или не испачкать чем-нибудь, Юханссон безмятежно усмехнулся и обернулся к Арне, оставив наверху как раз ту самую якобы компрометирующую фотокарточку. А чего ему скрывать? Он собственно никогда ничего не скрывал. Спрашивали - говорил, если считал нужным. Не спрашивали - так и ладно, че такого-то. Главное, что перед собой был честным.
- У тебя скорее всего появились вопросы, да? - Спокойным, чуть смешливым тоном, каким общался с Арне, Луве отправился за шваброй, словно ничего только что не произошло. - Нас познакомил отец, когда мне было восемнадцать. Как раз на мою днюху. - Крича из ванной комнаты, он всё-таки вернулся и начал вытирать пол. - Не испачкайся. - Прям участливым жестом он отодвинул Арне в сторону. А может это был лишний предлог прикоснуться, как выразился Улаф, к своей будущей жертве? Хм, Луве даже на мгновение задумался, может, он и в самом деле неосознанно стремится к контакту, оставляет свои следы, как кот. Но одно дело так вот обоюдно друг друга метить с Улафом, а тут. Нда, этот кретин всегда умел подмечать то, что Луве ещё сам в себе не замечал.
- Мой батя - светотехник и работает со многими культовыми и начинающими группами. Мешугга, Бургеры, Сатириконы, Амоны, Тюр и прочие. Ну и разъезжает с ними часто, собственно поэтому квартира сейчас и пустует. - Странно, кстати, что Арне даже не поинтересовался почему так. Юханссону он казался парнем обстоятельным, который всегда всё разузнает с кем и где ему предстоит, например, жить. Но, может, Луве просто слишком часто оценивал людей по себе.
- Вот и группу Улафа он знал. Мы чот как-то сразу нашли общий язык и начали периодически общаться, тем более, что я частенько после восемнадцати бухал с батей в компании его друзей. - Он быстро утёр шваброй лужу и упёрся в неё, глядя на Арне и продолжая вещать с равнодушно нагловатой усмешкой. - Ну, а через два года общения мы начали встречаться. Поначалу тайно, а потом уже и в открытую. Все мои и наши общие друзья, даже мой отец знает об этом. Мы даже жили друг у друга периодически. Я в его лофте, он на моей яхте. Это было охренительно. - Он усмехнулся. - Но без будущего. Потому что нелепость такая, мы оба активы, так что кроме как погонять лысого другу другу или отсосать, - Луве скрутил фигу, оскаливаясь. - На эксперименты по подставлению своего зада никто из нас не решился, ахах. - Сколько раз они дрались... черт возьми, это были действительно охренительные и какие-то стрёмные отношения - надо же было Судьбе так посмеяться над ними.
Снова усмехнувшись, Луве отвернулся и понёс швабру на место и задержался в ванной комнате, чтобы остудить виски ледяной водой, норовя обратить всё в то, словно просто смывал с груди и живота остатки молока. Как-то не по себе стало. Чувства-то всё ещё живут, как ни крути. И ведь именно он ушёл по своей дурости, будучи молодым и более взрывным нежели Улаф, что был мудрее на десять лет. А ведь можно было бы что-то попытаться выстроить даже на таких неполноценных отношениях, ведь есть внутренняя гармония и единение, чо ещё надо-то. А вот секс ему нужен был, которого в таких промежуточных ласках было мало. Ведь именно после разрыва у Луве и начались такие беспорядочные связи с девушками, редко с парнями, на одну-две ночи. Полтора года это продолжалось, пока он не остановился на Эве, решив всё-таки попробовать что-то серьёзное. Если бы она ему сразу отдалась, то может он и дальше бы пошёл в своих поисках чего-то важного, а так она не подпускала его к себе, распаляя и одновременно укрощая. Это и цепляло. А теперь, какого чёрта, он вдруг ещё и на Арне начал засматриваться?! Да ещё и Улаф своего не упустил при пацане. Черт, не стоило ему помогать. Или нужно было попытаться найти другого татуировщика, так ведь других знакомых нет, ему и самому Улаф тату набивал, а другого какого попробуй найди да заставь ещё в шпионов играть.
- Так что да, я не только по девочкам. - Возвращаясь через минуту обратно, усмехнулся Луве, как ни в чём не бывало. - И даже не только по мальчикам. - Растянув лыбу до ушей, он поиграл бровями. - Прошлой осенью я снял девчонку в клубе, а оказалось, что это транс. Хотя мне ваще пофиг у кого там что между ног. Нравится и даёт - беру. Ну, брал то есть. Это всё было до Эви. С ней у меня всё серьёзно. Правда. Если хочешь, можешь рассказать ей. Но, лучше сделай это при мне, чтобы я мог сам всё объяснить. Если прошлое имеет какое-то значение. Окей?

Отредактировано Love Johansson (2016-07-14 12:52:48)

+2

10

К счастью, Луве не разозлился на столь бесцеремонное вторжение гостя в собственную личную жизнь. Похоже, он и сам посчитал нужным объясниться.
А история… история оказалась просто фантастическая. Арне застыл на месте, слушая собеседника с вытаращенными глазами, машинально скользя взглядом вслед за его руками, так спокойно и непринуждённо ликвидирующими учинённый гостем же кавардак. Совершенно невероятно. Он даже не знал, что сказать, не мог подобрать слов, чтобы выразить все свои чувства, которые всколыхнул в его душе этот обрывок прошлого Луве. Чёртовы фото… Да норвежец уже тысячу раз пожалел, что вообще объявил о своей находке! Воспоминания явно давались мужчине нелегко, и это можно понять. Сам того не желая, Арне вклинился, как противный маленький осколок, в и без того плохо зажившую рану. Зачем же он сделал это, чёрт возьми?! Что он хотел услышать? Что парень его сестры – бисексуал? Но это же и так очевидно, если судить по фото! Обязательно ли ему нужно было знать всё досконально? Какое это вообще имеет значение? Прошлое – оно на то и прошлое, чтобы остаться позади, его настоящее – Эвелина, вот и всё, что действительно важно! Разве нет? Нет?
- Окей, - автоматически отозвался Арне, эхом повторяя последнее слово хозяина. Нет, он не считал, что вправе освещать этот факт перед сестрой. Наверняка если бы Эва захотела знать всё о прошлом своего парня, она бы спросила, а уж Луве, в этом никаких сомнений не было, не стал бы хитрить и юлить и выложил всё, как есть. Степень их доверия друг другу, степень погружения в предыдущие любовные похождения – это личное дело пары. Им и только им самим решать, насколько прошлое имеет значение.
- Я не буду ничего говорить, - заверил Луве пацан, - твоё прошлое – это твоё личное дело. Прости, я… - Арне казался выбитым из колеи этими новостями, - я не должен был спрашивать. Извини.
Больше всего на свете ему хотелось вернуться в свой уголок и забиться в кокон тишины и покоя, но бросать разговор на такой реплике тоже нельзя – это уж совсем драма-квинизм какой-то.
- Пойду умоюсь, - Арне коротко улыбнулся, пытаясь показать, что на том тема исчерпана и всё в полном порядке. После чего, не зная, что ещё он может сказать, чтобы хоть как-то исправить те дрова, что сам же только что наломал, позорно бежал в ванную, чтобы остудить холодной водой бушующую совесть.
Бедный Луве. Парень пытался представить себе, каково ему пришлось тогда, каково ему приходится сейчас… А ведь всё из-за него. Арне всему виной. Всему, чёрт возьми! Он так безжалостно и беспощадно под стечением каких-то диких совпадений разрушает жизнь этого человека, отличного, между прочим, человека, которого сам Якобсен уважал, которому пошёл наконец навстречу в попытке сблизиться, с которым сам хотел сблизиться – странное и абсолютно несвойственное ему в отношении других людей желание… А получается лишь, что он, пусть и непреднамеренно (довольно слабая отговорка), вторгается в его прошлое и ломает настоящее. Сначала за пацаном увязалась Маргит, коварный трюк которой чуть не положил конец всему, что было между Луве и Эвой. Теперь вот – Улаф, который ежедневно на протяжении нескольких часов маячит перед глазами бывшего возлюбленного, периодически отпуская совсем недружеские шуточки – как же Арне был слеп, что не замечал намёков, которыми те кидались друг в друга!.. И опять же, всё из-за Арне. Не приспичило бы ему сделать тату, не обратился бы он за помощью к Луве, ничего этого бы не было.
И что теперь делать? Как всё изменить? Внезапно отказаться от тату-сеансов – нет, это глупость и отпетая невоспитанность, столько человек пожертвовали своим временем и силами ради планов какого-то левого подростка, нельзя их так подводить. К тому же… ведь Луве знал, на что шёл. Ведь так?
Арне плеснул холодной водой на лицо, усиленно растирая веки. Ох, не зря он сторонится людей. Оказывается, так лучше для них же самих. Как бы его не тянуло в общество дредастого тролля, нужно знать своё место. Пока ещё какая-нибудь херня не случилась. В своих магических способностях творить невообразимую чертовщину из ничего Арне уже не сомневался.
Выйдя из ванной, он, взяв себя в руки, вернулся в кухню в поисках хозяина жилища.
- Хочешь, кофе сварю? – выпалил он сходу. Как будто чашка кофе могла загладить всё, что он натворил. Но почему-то мысленный образ Луве, мирно попивающего напиток, сваренный его гостем, выглядел заманчивым. А ведь за завтраком последует новый сеанс чернильного иглоукалывания… Норвежец уже представлял, что, кажется, до самого вечера не проронит ни слова.

0

11

Чего именно, какой реакции ожидал Луве от этого пацана? А хрен его знает. У него не было времени проанализировать возможные исходы данного разговора, потому что он никогда об этом и не задумывался. Но то, что пацан показал себя порядочным чуваком, ну или, по-крайней мере, сделал вид, маленький плюс в отношение к нему со стороны Луве. А там уж видно будет, слицемерил шкет или нет. Коварные игры и прочую шнягу за своей спиной Юханссон не терпел и без сожалений рвал отношения с такими людьми, даже, если на них у него, простите, вставало. А если они на пару с сестрой что и провернут, всё равно рано или поздно любая правда станет явью и неуклюжие "злодеи" потеряют всё, что могли бы иметь и будут сами же кусать локти, потому что Луве - совершенно свободный человек, он, как бродячий пёс, не привязанный к людям и месту. Верный себе, отцу и деду. И всё. Ну, ещё и проверенным годами друзьям из компании (не всем), включая Улафа. Так что страдать он будет не долго, если вообще будет. Неделю максимум и то при серьёзных отношениях, коих у него пока что толком и не было в таких вот ситуациях. Потому что чего истязать себя по тем, кто того недостоин, сами дураки. Жестокосердие, чёрствость, ещё какие-то там красивые термины по описанию отрицательных человеческих качеств? О нет, простая хладнокровная разумность и трезвый взгляд на мир. Мечтать Луве способен лишь по части своих инженерных изысканий и хобби, которые касаются конструирования, пайки, токарных работ по металлу и его пиратского "дома".
Арне весь растерялся и, похоже, расстроился. Луве лишь пожал плечами на его уход в ванную комнату. Ну, если семнадцатилетний асоциальный ботаник так расстраивается по пустякам и тихо истерит внутри себя, то что же. Нужно дать ему время, чтобы пришёл в себя, и уже только потом попытаться как-то убедить его в том, что он откровенный идиот. Вспоминая недавнюю истерику Эвелины без каких-либо подтверждений со стороны самого Луве и совершенно косвенных улик со стороны актрисы-Маргит, с которой он как-то по зиме дважды охуенно трахнулся без каких-либо обещаний на что-либо, то начинаешь задумываться, а не семейное ли у Якобсенов это и во что же ты, чувак, вляпался, зачем оно тебе, если ты еще молод и всегда можешь найти для серьезной связи кого-нибудь более разумного, неподвластного эмоциям и психам из пустоты. Ну да, Луве был злобненьким правдивым чуваком, слишком логичным и совершенно бестактным, если правда резала глаза. Так что, изучая людей, он мог использовать те ещё неприятные резкие словечки. Зачем приукрашивать действительность? Тем более, если ты ведешь мысленный разговор с самим собой - тут уж не с кем идти на компромиссы.
И более не думая об этом, предоставив впечатлительного мальчика самому себе, косвенный хозяин квартиры принялся за завтрак.
Когда Арне вернулся, швед уже замесил тесто.
- Давай. - Кивая в такт звучащей из колонок французской метал-группе, безмятежно отозвался он на предложение кофе, заливая на разогретую сковороду первую порцию, и добавил, не глядя на Якобсена. - Я тут блины делаю. Ты ж не против? Если не пойдёт, холодильник в твоём распоряжении, сам придумай что-нибудь. - Не маленький уже. Как с воспитанием детей обстояло в Норвегии, Луве не знал, но вот в Швеции домашними делами и воспитанием занимались оба родителя и этому же учили своих детей, так что и мужчины, и женщины были равны в своих правах и никакого сексизма не наблюдалось. Каждый мужик мог себе что-то приготовить, убрать квартиру и посидеть с ребёнком за развивающей игрой. Почти всех иностранцев удивляли картины гуляющих в разгар рабочего дня молодых отцов с колясками. Луве всегда забавляли эти реакции, когда он натыкался на них со стороны или через своих иностранных знакомых студентов. Различия в менталитете такие различия.
- Слушай, ты вот ускакал умываться, не дав мне слова вставить. Но как бы ты не хотел закрыть тему, виновником которой явно считаешь себя, я всё ж скажу. Потому что терпеть не могу, когда люди с пустого места придумывают себе какую-то шнягу, загоняются ею и ебут себе мозги, а после и окружающим, на которых это состояние так или иначе влияет. Ненавижу такое. - Глядя на Арне, он хлопнул его по плечу. Благо уже оба стояли у плиты. - Что значит, ты не должен был спрашивать? Если бы ты не спросил, я бы перестал тебя уважать - что за брат такой, которому плевать на подобные якобы компрометирующие хахаля его сестры вещи? Тем более в сложной семейной ситуации, что царит в вашей семье. То, что ты уважаешь чужое прошлое и личное пространство, это дельно, характеризуют тебя с порядочной стороны, хотя бы с понимающей. Но закрывать на это глаза, не прояснив ситуацию. У меня бы первые мысли были, что этот урод встречается за спиной моей сестры с другим уродом. Думаю, у тебя возникли такие же. Хех. - Он усмехнулся и подмигнул. - Слушай, будь увереннее в себе. Хочешь, помогу? А то у меня такое ощущение, что ты залез в скорлупу ото всех проблем на свете и прячешься за спиной своей старшей сестры, которой пришлось играть роль матери в столь юном возрасте. - Луве повернулся к сковороде и перевернул блин, больше похожий на омлет. - Хочешь обрести уверенность в себе, прислушивайся к словам близких тебе людей, которых уважаешь. Они явно плохого не скажут. А главное, всегда и во всём главное именно действия, чувак.

Отредактировано Love Johansson (2016-07-16 17:56:28)

+1

12

Против блинов Арне ничего не имел – он в принципе был неприхотлив в еде. Себя парень шеф-поваром не считал, конечно, но вполне и сам мог состряпать кое-что съестное, хотя готовка в скромном семействе Якобсенов в основном лежала на плечах Эвелины – просто потому что ей это нравилось, да и таланта в кулинарном искусстве у девушки было больше.
Несмотря на то, что Арне и правда хотелось скорее забыть о досадном инциденте, Луве снова поднял тревожную тему, и парень, хоть ему вовсе не улыбалось заново переживать моменты расспроса, прислушался к речи собеседника. Он уже сообразил, что когда речь заходила о действительно серьёзных вещах, вот как сейчас, Луве не бросал слов на ветер. И эти слова стоило послушать, что он и принялся делать, механически насыпая в джезву кофейный порошок.
Конечно, Луве был прав. Наверняка пацан слишком поспешно перескочил к выводам, вопреки логике и благоразумию, стремительно превратив себя в собственных же глазах в главного виновного. В какой-то степени он радовался, что хозяин дома решил вернуться к теме, которую Арне столь быстро опустил. Доводы Луве звучали крайне убедительно – по-другому у него и быть не могло.
Вспомнив удивление при первом взгляде на фотографию страстного поцелуя, не уступающего знаменитому поцелую на Бродвее, и замешательство, возникшее при этом в мыслительном аппарате, Арне слегка улыбнулся.
- Хах, нет, таких мыслей у меня не было, - признался парень. Ему казалось, что парень Эвелины – достаточно порядочный человек для таких вещей. Не стал бы он встречаться с кем-то за спиной у девушки, ни с женщиной, ни с мужчиной. Хотя кто знает – может, норвежец и здесь поторопился с выводами.
Быть увереннее – замечательная концепция, но, как говорится, легко сказать… Особенно когда единственное создание, испытывающее к тебе романтический интерес, оказывается подлой тварью, которая лишь безжалостно двигала тебя по шахматным клеткам, чтобы бросить на съедение ферзю – всё ради того, чтобы поставить ненавистному королю шах и мат. Когда всё, что люди видят, глядя на тебя – это лохматые волосы и скобы на зубах. С другой стороны, чему тут удивляться? Хотят люди того или нет, но даже книги они судят по обложке – приятно ли лежит в руке, каких она габаритов и цветов, чьё имя указано в авторской строке. И какая цена выбита на бумажке внизу, конечно.
И тем не менее Луве снова был прав. Не слишком ли много всего Арне переложил на хрупкие сестринские плечи после трагедии, так неожиданно обрушившейся на их семью? Что ж, тогда он был ещё мальчишкой, но ведь сейчас он взрослый парень. Самое время учиться – пусть и с большим опозданием – взаимодействовать с окружающим миром без ущерба для собственной самооценки и психики. Ведь однажды, хочет Арне этого или нет, шумный, хаотичный мир вберёт его в себя, как и всех прочих людей, безоглядно и бесповоротно, не спрашивая, готов ли он к тому. И там придётся играть по равным правилам, а для этого нужно действительно не стыдиться и не бояться быть собой.
- Спасибо, - произнёс он, взглянув на собеседника с лёгкой улыбкой, - ты верно говоришь. Я и сам понимаю, надо. Я стараюсь.
Кофе внутри джезвы аппетитно зашуршал, оповещая обоих поваров о полнейшей готовности быть испитым. Арне ловко подцепил сосуд и потянулся за кружками.
- Слушай, - вдруг проговорил он, с осторожностью разливая горячий напиток, - помнишь, ты… давно ещё говорил… надо бы нам сходить в тир как-нибудь. Так вот, может, и правда сходим, когда всё закончится? Если мне Эва руку не оторвёт, - он улыбнулся уже шире и увереннее. А почему и нет, в самом деле? Они найдут себе угол потише – насколько в тире, конечно, вообще есть тихие места – и Арне разделит с Луве своё увлечение. Всего один разочек – уж от этого никто не пострадает.

0

13

Второй день совместного самовольного заточения прошёл практически, как и первый - без каких-либо эксцессов и чрезвычайных событий. Для Луве так точно. А вот для Арне вряд ли. Косвенному хозяину этой "тюрьмы" казалось, что парень вообще каждое мгновение испытывает великое множество эмоций, которые бурлят внутри него, словно химические реакции под стеклом надёжного сосуда. Да Арне - самая настоящая пылинка в Космосе собственных впечатлений. Наверняка.
Улаф пришёл аккурат после завтрака, бесцеремонно сожрал все оставшиеся блины, на которые у Луве еще были планы, и принялся за работу, не забывая отпускать гадкие и пошлые шуточки, а заодно то и дело контактировать с Юханссоном, как он думал, незаметным для своего подопечного образом. Пока уже Луве не сказал, мол, харош, сосредоточься на Арне, заметив ещё как бы между прочим, что парень всё знает. На что Улаф только рассмеялся и прямо при норвежце сказанул, что так даже лучше - не придётся шкериться по темным углам. Луве с усмешкой послал его в дальнее путешествие, а сам перебрался на просторный балкон, что выходил из кухни. На сегодня у него были грандиозные планы - начать воплощение своей задумки, эскизами которой он вчера изрисовал добрую половину своей тетради. У отца как раз было куда больше инструментов для подобных целей. И будущий инженер с помощью Улафа перетащил недостающие из мастерской ещё позавчера. Эту неделю Юханссон посвятит созданию военного гусеничного транспорта из собственных фантазий, название которому он еще не придумал да и не факт, что придумает.
Так, закрывшись на балконе, чтобы не слишком шуметь и не отвлекать татуировщика с Арне, швед выбрался на кухню лишь около пяти вечера, изголодавшись так, что кружилась голова. Оказалось, что Улаф уже давно ушел и не достучался до него - уж так Луве погрузился в своё главное хобби. Да и мужчина знал, что отвлекать его бесполезно - он всегда очень уважительно и понимающе относился к увлечениям Луве, чего не скажешь о других бывших, которым он иногда приоткрывал завесу загадочности в отношении собственной персоны. Все они поначалу восхищались, а потом ворчали, что Юханссон слишком много времени тратит на такие скучные и занудные якобы вещи вместо того, чтобы зависать с ними. Га это же жаловались иногда и некоторые друзья и подруги. Ещё и поэтому Луве до сих пор не рассказал Эвелине о своём главном увлечении, оставив её в неизвестности и догадках по поводу того, где же постоянно пропадает её парень.
Он вообще не особо-то любил рассказывать о себе. Поэтому тогда ничего не сказал и Арне, когда они пытались уже в официальной и спокойной обстановке узнать друг друга поближе. И неизвестно когда бы Луве всё-таки рассказал, если бы норвежец сам сейчас всё и не увидел.
- Ты ел хоть?
Соорудив себе перекус наспех, швед вернулся к своему занятию, оставив норвежца заниматься своими делами. Каждый при своём.
Спать Луве лег довольно поздно, впрочем, как и всегда. Даже несмотря на работу обычно в кровать швед падал далеко за полночь. Ведь когда еще заниматься своими увлечениями, как не вечером, а этих часов после рабочего тяжелого дня слишком мало. А если и по учебе делать что-то приходилось... Он же предпочитал отдыхать именно душевно и спать уходил после ужина только, когда совсем уже валился без сил. Поэтому и в выходные отсыпался по часов тринадцать, а если брать в расчет традиционные пьянки в таком состоянии, когда гуляла вся Швеция, согласно закону, то и все пятнадцать мог проспать, если не вырубался вообще посреди вечеринки.
Жуткий грохот, словно выстрел пушки прямо над домом, вырвал парня из объятий крепкого сна, сковав безжалостным страхом. Луве подскочил и огляделся, ничего не понимая. За шторами небо сверкало словно на дискотеке. Снова раздался грохот, пробирающий прямо до мозга костей и парализующий бесконтрольным страхом.
- Твою ж мать... - Едва прошептав, Юханссон судорожно вцепился в подушку стальной хваткой, а с последующим громом неизвестно как оказался между кроватью и тумбой, уронив что-то по пути. Он ничего не соображал - его трясло, его заполняла паника, и лишь одеяло, натянутое на дредастую голову, с горем-пополам помогло почувствовать себя в безопасности. Но нет! Это всего лишь обманный манёвр разбушевавшейся природы! Через мгновение еще более громкий, ужасающий и безумно долгий раскат грома сотряс Стокгольм, а вместе с ним и чуть было не решил рассудка Луве. Не помня себя, он оказался в своей же комнате. Какого черта, он вообще не в ней?! Еще один раскат. Вспышки света проникают даже сквозь щели плотно закрытых тканевых жалюзи. Секунда, и Луве уже забился в угол собственной кровати, вцепившись в одеяло, что было на нем все это время на манер плаща. Он даже не сразу сообразил, что всем своим телом переполз через кого-то. Еще раскат. И пальцы уже хватают второе одеяло, а после и проснувшегося Арне.

Отредактировано Love Johansson (2016-07-19 19:36:55)

+1

14

Теперь Арне внимательнее присматривался к тому, что происходит между Улафом и Луве, как бы замечая то, о чём даже не задумывался ранее. Мастера, похоже, ничуть не смутило, что норвежский юнец приоткрыл завесу тайны – он, казалось, вообще не был знаком с понятием неловкости или стеснения как такового. Если в этой ситуации кто-то и испытывал дискомфорт, то точно не татуировщик. Занятных партнёров, однако, выбирает для себя Луве… Коварная и бескомпромиссная Маргит; Улаф, который своим навыком троллинга мог запросто дать фору самому обладателю дредов; следом – гордая и внешне неприступная Эвелина. Наверняка этими именами список любовных приключений не заканчивается, шведский Дон Жуан успел оставить в прошлом немало пикантных авантюр.
Чем больше времени соучастники проводили под одной крышей, тем сильнейшим любопытством и интересом проникался к хозяину убежища гость. И, соответственно, тем сильнее ему хотелось узнать Луве как следует, проникнуть в саму его суть, как познать какое-нибудь удивительное явление. Но в том вся загвоздка: человек – самая сложная загадка природы, его нельзя покрутить в руках и пощупать, как какую-то вещь, нельзя раскрыть его душу и посмотреть, что внутри, как в сундуке или книге. Вот и теперь, когда Луве скрылся на балконе один на один со своими инструментами, он чувствовал, как внутри него разгорается огонёк интереса с новой силой. До сих пор он не слышал упоминания такого своеобразного занятия ни от сестры, ни от самого парня. Арне нравилось рисовать у себя в воображении, что происходит за закрытой балконной дверью.  Он прекрасно понимал то самое чувство, которое испытывает человек, настолько увлечённый своим делом, что не замечает происходящего вокруг. Неудивительно, что бедняге Улафу пришлось уйти, толком не попрощавшись. Норвежец тоже не стремился беспокоить занятого хозяина, хотя, памятуя о времени на часах, всё же рискнул один раз деликатно поскрестись в дверь, но не получил ответа, а тарабанить кулаком, как тараном, не стал – он верил, что у Луве всё под контролем, в конце концов он и правда знает, что делает. Если бы мир был шахматной доской, швед точно был бы королём, который волен ходить в любом направлении, котором ему только вздумается, но не бросается сломя голову на несколько клеток вперёд, а осторожно и неспешно продвигается, куда считает нужным. Впрочем, ещё неясно, какого он цвета…
Вдоволь начитавшись перед сном, пока буквы не стали расплываться перед глазами, Арне отложил книгу и быстро заснул. Он не чувствовал себя уставшим, поэтому провёл за ночным чтением довольно много времени, пока оно, наконец, не сморило его. Сон парня, учитывая ещё не вполне знакомую обстановку, был чуток и едва ли спокоен. Когда началась жуткая по своей силе гроза, он услышал сквозь сон звуки грома, но не среагировал на них – они стали всего лишь фоном для действий, разворачивающихся в подсознании.
Но, конечно, чья-то чужая хватка быстро лишила его полусонного состояния.
Арне открыл глаза, сперва сонно моргая, медленно возвращаясь в реальность, а затем – широко и панически. Что там громовой шум!.. Вспышки света чётко описали возвышающийся рядом с ним тёмный силуэт с кожаными крыльями и огромным пуком щупалец на голове. Ктулху! Пресвятой Лавкрафт, это он! В кровати у пацана из безграничных пучин одеял восстал Великий Ктулху! Каким чёртом он умудрился его призвать?! Тьма… звуки льющейся воды… подводный город Р’льех! Божество утащило его в своё царство!
- Нет, пощади! Пощади! – бестолково вскрикнул Арне, в отчаянном беспомощном рывке пытаясь отстраниться. Рывок привёл лишь к тому, что несчастная жертва здорово треснулась обо что-то локтём, да так, что искры из глаз посыпались. Зато боль быстро отрезвила парня и помогла прийти в себя, сбросив всякие остатки сонного дурмана. Последовавшие тут же вспышки молний помогли разобраться в ситуации.
Луве! Опять он в его кровати!
- Ух чёрт, я думал, ты Ктулху!.. – с облегчением признался Арне, переводя дыхание и всё ещё с трудом пытаясь унять быстро бьющееся сердце. Окей, это не морская ловушка, а всего лишь Швеция и квартира неформала с копной волосяных тентаклей на макушке. Тем не менее, он действительно в его кровати… и отмазка про путаницу в попытке попасть к Эве не прокатит.
- Ты что здесь делаешь? – неуверенно вопросил норвежец, ощупывая взглядом Луве. Вид у него был диковатый, и не как у пышущего страстью любовника, а как у умалишённого. Похоже, всё-таки путаница, и на сей раз, вероятно, ещё более абсурдная… Но Арне, хоть и натерпелся нехилого страха при столь оригинальном пробуждении, вовсе не испытывал никаких негативных эмоций. Вид Луве располагал к участию, а не возмущению.

+1

15

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » мужской монастырь татуировок