Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Meeting public enemies


Meeting public enemies

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

CАКРАМЕНТО| 16 ИЮЛЯ 2016| 16.00

Michael Rinaldi, Frank Altieri
http://sf.uploads.ru/irZk9.jpg http://s6.uploads.ru/O4ohe.jpg

Уход мэра Сакраменто сулит большие перемены на политическом небосклоне калифорнийской столицы. Будучи истинными патриотами родного города и усердными налогоплательщиками, Фрэнк Альтиери и Майк Ринальди не могут не проявить здесь... самую активную гражданскую позицию.

+1

2

Июль в Калифорнии выдался жарким. Те немногие люди, которые решались выйти на улицу, обливались потом, в домах, нещадно одаривая их владельцев соплями и чиханием, работали кондиционеры, а торгующие холодными напитками жохи делали за неделю свою обычную месячную прибыль.
Именно из-за этого Майк Ринальди и его товарищи по преступному бизнесу забрались в самую прохладную часть бара "502", поближе к биллиарду. Шары они, впрочем, не гоняли – а, усевшись за маленьким столиком, перебрасывались картами и потягивали пиво из кружек. Андербосс, в рубашке поло, легких джинсах и мокасинах на босу ногу, отложил в сторону покерную комбинацию "флеш", на которую он секунду назад с непроницаемым видом взирал,и проворчал. – Чего это тут кондеи дуют неравномерно так? Доминик, ты позвонил этому, как-его-там-черта, Вито? Пусть тащит свою жирную жопу cюда и чинит. Со стороны кухни, откуда, как обычно, раздавалось аппетитное скворчание сковородок и бульканье воды в кастрюлях, донесся стариковский голос. – Завтра утром будет, Майки. Ринальди поднес к губам кружку с "гинессом" и не отрывался от нее добрых секунд двадцать. Затем, удовлетворенно крякнув, отставил сосуд с напитком богов в сторону и снова прислушался к разговору, который вели его приятели. За столом, в столь же летнем облачении, как и сам андербосс, находились Джоуи Риччи, дядя Сэл,  Пит Риц  - и  собственный племянник Майка, Ал. Последний именно сейчас и завладел общим вниманием, рассказывая о  своих злоключениях с задолжавшим ему торговцем "серыми" и "черными" мобильниками. - … И тут я ему говорю – если ты мне не заплатишь сейчас, Вилли, я тебе такое обрезание сделаю, что даже сам ребе ничего не нащупает! А он мне – "позвони мне завтра, позвони мне завтра, Ал, я тебе все отдам"! Завтра? Нахуй! БУМ! И вот он мне уже бабло тащит, крысюк еврейский, а клялся что нет ни гроша! Джоуи Риччи затем жадно втянул носом несущиеся со стороны царства папаши Доминика запахи пищи и прокомментировал. – В пизду телефоны эти, ищи дурака. Откуда ты знаешь, что он тебя не пишет? Сколько уже ребят так погорели. Мурчим в трубки херню всякую, а потом удивляемся, что федералы знают столько. Тут Сэл Айелло назидательно поднял вверх морщинистый палец. Он принадлежал еще к тем временам, когда городом заправляли Тони Фьерделиси, Тано Андреоли и Винс Ринальди – и успел забыть больше чем многие из "посвященных" нового поколения знали или когда-нибудь узнают. – Потому что надо улиц держаться – и не шуметь зря. Вот у меня есть четверо парней здесь, двое в Фолсоме и двое во Фресно –  я им всегда говорю, ничего важного по ебучему мобильнику. Именно потому они еще не в сводках. Тут председательствующий за столом Майк сказал и свое веское слово. – Потому я и говорю – не ленитесь поднять задницу и, если надо, поехать в другой конец долбаного города, позвонить с автомата! Нынче этим говнюкам за счет налогоплательщиком такие технические средства выдали, что даже ЦРУ, мать его так, от зависти рыдает… Тут, словно решив оспорить свою заменимость, затрезвонил собственный мобильный телефон Ринальди – и тот поднял его к уху. Выслушал, ответил короткой фразой. – Хорошо. Давай на том старом месте, через часок. Потом с сожалением посмотрел на карты – и откинул их в сторону. Жаль было заканчивать еще до начала игры – но дело есть дело. Затем хлопнул  младшего родича по плечу. – Есть дельце, надо прокатиться. За руль садись. Затем быстро попрощался с остальными и вышел навстречу уже несколько смиренному приближающемся вечером, но все еще палящему солнцу. Забрался в "рэйнджровер", подождал пока Ал  устроится за баранкой. Затем достал из кармана джинсов уже другой сотовый  - и набрал номер своего лучшего друга (и  по совместительству – дона). – Фрэнки, привет, как ты? Слушай, тут мне звонил Мортимер, у мистера Бига* для нас какие-то серьезные новости. Просит срочно встретиться. Там же – где прошлый раз. Мне одному – или сам поедешь? OK, тогда мы к тебе сейчас.  К Фрэнку давай. Последние слова Майкл бросил уже Ринальди-младшему. Тот тронулся с места, минуты две (держа марку) молчал – но затем явно копившее и раздиравшее его любопытство наконец прорвалось, и он выпалил.  – Дядь, мистер Биг – это "славный парень" какой-то? Из Нью-Йорка, что ли? Итальянец какое-то время поколебался, прежде чем ответить – речь шла о вещах очень деликатных. Однако затем молча ткнул пальцем в сторону плаката, приклееного к стене одного из магазинов. С него улыбался белоснежной улыбкой мэр Стоун. Ниже стоял какой-то прекраснодушый и тем более бессмысленный слоган. У Ала от изумления раскрылся рот – и он, наклонившись к Майку (хотя они были вдвоем и в  машине), прошептал. – То есть это самое… Правду, что ли, говорят, что мы им владеем? И мы сейчас с ним на встречу? Тут мафиози поморщился – горазд его племяш делать далеко идущие выводы. – Какое владеем, херню не неси. Он мультимиллионер, блять. Просто… Иногда он помогает нам, иногда мы ему, сapisce? Полезная вещь. И не болтай на эту тему, я тебе эти вещи говорю только, потому что ты мне родная кровь. Какое-то время Ринальди просто сидел на кожаном кресле и смотрел на проносящиеся мимо тачки. Затем решил – что раз уж посвятил племянника в это дело, то можно ему поведать и побольше информации. – И встречаться не с ним будем. Есть у него один кент, Мортимер Роктри, типа помощник, доверенное лицо. Женат на его сестре двоюродной, вот он его и сделал посредником. А мы парнишку прикормили хорошенько – не повредит, знаешь… Внедорожник, тем временем, подъехал к дому Альтиери. Ринальди вышел наружу и, приблизившись к двери, нажал на кнопку звонка. Все время, которое он шел от джипа до ступенек, в его голове вертелись мысли  - зачем они внезапно понадобились Стоуну? После последних событий – войны с Крусанти и процесса Гвидо – тому, и так имевшему в городе неважную репутацию, следовало бы держаться подальше от криминальных заправил.

* Mr. Big (жаргон) - крупная шишка

+1

3

Как обычно по субботам Фрэнк проводил время с женой и детьми, эту старую традицию, привезенную сто лет назад его предками из Италии, он старался не нарушать, даже несмотря на то, что выходной себе мог устроить в абсолютно любой день недели, не только в субботу или воскресенье, как его отец и дед, работавшие строго по графику.
К ужину сегодня у них были гости, и глава семьи взял его приготовление на себя, параллельно обучая молодое поколение собственным кулинарным секретам.
- Ты чего делаешь? Я тебе вино налил не для того чтобы пить, выливай его в рис, - Фрэнк дал указание парню стоявшему возле плиты. Дик Уилсон, молодой человек с которым встречалась его дочь, послушно вылил содержимое бокала в сковородку и продолжил намешивать шипящую массу из риса и овощей, как ему было велено чуть ранее. То ли из искреннего интереса, то ли из желания понравиться отцу своей возлюбленной он попросил научить его готовить аранчини, известное сицилийское блюдо, которыми на прошлой неделе угощали в этом доме. Просьба надо признать была неожиданной, но стараясь быть вежливым – об этом просила Джулс – Фрэнк согласился. Закатав рукава праздничной белой рубашки, Альтиери повязал фирменный поварской фартук с вышивкой “Bruschetta”, подаренный ему хозяином одноименного ресторана, и взял главенство на кухне на себя. - Алкоголь выпарится, а ризотто насытится ароматом…. Для аперитива у нас вот, - открыв верхний шкаф, достал бутылку хорошего красного вина, стоившего на порядок дороже того, которое использовалось для приготовления блюд, и поставил его на стол. Ловко откупорив штопором, Фрэнк наполнил три бокала, один из которых взял сам, а два других передал Алессии и ее другу.
- Теперь бери бульон, подливай понемногу и продолжай помешивать, пока рис не впитает его в себя, - заглянув в сковородку, Альтиери дал следующую порцию указаний. Взяв деревянную ложку, он показал, как нужно правильно делать, впрочем, урок получился несколько скомканным, потому как в этот момент зазвонил лежавший рядом на столе мобильник. На экране высветилось имя его лучшего друга и, понимая, что к чему, Алессия тут же помрачнела в лице и надула губы.
- Здорово, Майк, - поздоровался, прижимая подбородком трубку пока вытирал руки кухонным полотенцем. – Заезжай ко мне, я Мартина уже отпустил, - а ездить одному мало того что не по статусу было, так еще и не безопасно. – Давай, жду, - сбросил вызов и глянул на Алессию. Также она смотрела на него в детстве каждый раз, когда Фрэнк не мог уделить ей время, пропуская какие-то важные для нее события. Однажды ему даже пришлось уйти с ее дня рождения, из-за чего она дулась на него неделю. Сейчас Альтиери надеялся, его дочь повзрослела достаточно, чтобы терпимее относиться к работе отца, но даже в двадцать лет как оказалось, ей было нужно родительское внимание.
- Как обычно. Ты уходишь? – С обидой в голосе произнесла и сложила руки на груди. - Они не могут подождать до завтра? Пап, мы же все вместе собирались поужинать, бабушка приедет, ты сам ее позвал.
- Скажешь бабушке, что я ненадолго. - Джулс вместе с Марком уехали за ней полчаса назад и к ужину должны были вернуться. – Ты же знаешь, у меня работа. Дик, а ты продолжай пока бульон не закончится. – Напомнил Уилсону о его обязанности помешивать ризотто. Изображая из себя шеф-повара, Фрэнк оставшееся время продолжал руководить процессом приготовления основы для аранчини. В общем-то, если не обращать внимание на имя, парнем этот Дик казался не плохим, с его слов он любил готовить, и у его семьи также было несколько фирменных рецептов, которыми он обещал поделиться в следующий раз.
Пока Фрэнк заканчивал с мастер-классом, он попросил Джуниора отвлечься от айфона и встретить Майкла.
- Привет, дядя Майк! - пожал ему руку и широко заулыбался, их приход стал для младшего Фрэнки приятной неожиданностью. Ему всегда нравились папины друзья, нравился и Ал, показавшийся следом. До тех пор пока не угодил в тюрьму, последний и вовсе был примером для подражания, впрочем, Альберто и сейчас продолжал оставаться на взгляд подростка очень крутым. Джуниор пожал руку и ему тоже, а затем хвостиком пошел за ними к отцу. - Папа на кухне, сказал, что сейчас освободиться.
- Делаем вот такие шарики и аккуратно опускаем в кипящее масло. Все, дальше сам. – Заметив обоих Ринальди, Фрэнк уступил место у плиты избраннику своей дочери, а сам, сняв фартук, переместился к раковине, чтобы помыть руки и уже чистыми обнять своего лучшего друга и его племянника.
- Обучаю вот молодое поколение нашим премудростям, - усмехнувшись, кивнул на Алессию и ее приятеля. – Может кулинарное шоу свое открыть? Угощайтесь, кстати, - жестом предложил свежеприготовленные рисовые шарики, пока их на тарелке было всего три и четвертый полуразвалившийся Дик достал только что из масла.
- Вот черт, - выругался он, вылавливая из кастрюли комки риса.
- Панировки не жалей и тогда не развалится, - заметив это Фрэнк дал ему совет, а затем представил парня, когда тот повернулся к ним. – Это Дик, друг Алессии.
О том, что у его дочери появился парень, Альтиери своему другу уже рассказывал, но вот видеться им до сих пор не приходилось. Тот спешно вытер о фартук руки и заметно нервничая (кем был отец ее подруги он по слухам знал и догадывался, кем могли быть его друзья), протянул свою пятерню для рукопожатия, сначала старшему мужчине, а затем тому, что помладше.
- Дик Уилсон, очень приятно. Много о вас слышал. Только хорошего разумеется, - уточнил зачем-то и тут же об этом пожалел. – Простите, нервничаю немного.
- Как дела дядя Майк? – Сменила тему Алессия, которая у них в семье всегда была умницей и переключила внимание на себя. Улыбнувшись, она обняла сперва одного Ринальди, потом второго. Когда-то Альберто ей нравился, это можно было назвать детской влюбленностью, но как часто бывает, их пути разминулись. Разница в возрасте у них была существенной, и Ал в те времена интересовался девушками постарше нее. Вспоминать все это Алессии впрочем не хотелось, сейчас это казалось детскими глупостями. Ей было двадцать, она выросла и с тех пор отлично научилась управлять собственными эмоциями, этим она походила на свою бабушку. – Опять забираете у нас папу? – В отличие от разговора с отцом, где она открыто демонстрировала обиду, сейчас ее тон был шутливым.
- Может, и меня заберете? - включился Джуниор, услышав, что его отец сматывается. - Я ненавижу эти ужины, каждую субботу одно и то же.
- Ага, заберите его, пожалуйста, достал уже, - усмехнувшись, поддержала младшего брата, и мгновением спустя, получила в лицо брошенным грязным полотенцем.
- Эй, прекратили оба, - глава семьи отобрал у них полотенце, начавшее летать по кухне, - вам по пять лет?
Хорошо хоть Марка жена забрала с собой, управляться одному с детьми Фрэнку всегда было не просто. Сев в машину на заднее сиденье, мужчина дождался, когда они отъедут от дома и спросил:
- Что блять за срочность такая, он не уточнил? – Альтиери морально готовился к очередному пиздецу, ведь хорошие новости срочными и безотлагательными обычно не бывают. Из отца в гангстера Фрэнк переключился почти мгновенно.

+1

4

За что любил Майк дом Альтиери – так это за то, что там всегда была эдакая семейная движуха, доносились веселые детские крики, пахло вкусной едой. Cам он вряд ли смог бы жить в такой обстановке – но окунуться в это было приятно. При виде Джуниора итальянец, широко улыбнувшись, пожал ему руку, потрепал по плечу. – Привет, парень! Ну чего, оттягиваешься, на каникулах-то? Пройдя вместе с Алом (остановившимся сначала, чтобы перекинуться парой приятельских шуток с Франческо-младшим) на кухню,  Ринальди застал там целую компанию, кашеварившую вокруг плиты. Тут была красавица Алессия, какой-то бородатый юнец, незнакомый Майку – и собственно сам il padrino, крестный отец Сакраменто, весьма прозаично моющий руки около раковины. На тарелке дымились свежеприготовленные аранчини - а остальное молодое поколение под руководством Фрэнка доводило до нужной кондиции.
- Только не говори им своего рецепта стейков. А то забросят учебу и свой ресторан откроют. -  громким шепотом пошутил Майк,  глядя на дочь лучшего друга и ее приятеля.  Обнял Фрэнка, затем, позволив Алу подойти и поприветствовать его, переключился на юную поросль. – Надеюсь, что смогу вернуть вам папу к десерту.  – усмехнулся андербосс, здороваясь с Алессией. Разумеется, на самом деле он знал, что этого не случится – стоило им с Фрэнком куда уехать, это как правило оказывалось надолго. Знали это и его домочадцы. – Как дела, Дик? – теперь Майкл сжал ладонь "друга   (очевидно, бойфренда) младшей Альтиери. Одновременно внимательно его осмотрел. Обычный парень студенческо-хипповатого вида, и не их племени при этом– явно выбирал не папаша. Впрочем, держался он с уважением, хоть и его явно мандражило – в чем тот честно и признался. – Э, я на этой кухне и сам иногда нервничаю – столько всего висит, не поймешь, где поварешка, а где чертова гильотина. – чтобы  снять напряжение, Майки подмигнул пацану – и тот с готовностью засмеялся. Ал, тем временем,  рассматривал Алессию и ее молодого человека с каким-то особо пристальным вниманием. О чем он думал, Ринальди не знал – но мог предположить, что тот сравнивал некогда влюбленную в него девчонку – и вот эту привлекательную и расцветшую молодую женщину, какой дочка Фрэнка стала после отсидки Альберто. Об умственном же развитии девушки можно было и не говорить – даже когда она была в подростковом возрасте, Майк видел у нее книги, к каким его племянник и близко не подошел даже когда еще был в колледже. Наконец Ал решил заговорить с Диком. – Слушай, я тебя не знаю? Твой батя ведь "Харпи"… Гарри Уилсон? Ну что, часто навещаешь старика своего, как он там? Дядюшка кинул на младшего родича строгий предупредительный взгляд – речь шла об одном матером соучастнике, ростовщике и рэкетире из восточной команды, севшем вместе с Джо Нери. Парень Алессии оторопело посмотрел на Альберто и ответил. – Где навещаю? Не, моего отца Рэндольф зовут, он врач в Фениксе.  Тут Алессия (в голосе которой зазвучали холодные нотки), сказала. - Отец у Дика спинальный хирург, очень талантливый.  Про него в газетах писали – он бесплатно спас сбитого машиной человекаа от паралича, заменив ему позвоночный диск. Ал лишь качнул головой, хмыкнул. – Очень благородно. А у этого сбитого что, медицинской страховки не было? Хотел "посвященный" еще что-то добавить – но замолкнул, заметив неудовольствие на лице Майка. Тот, тем временем, подошел  к тарелке. Кинул в рот рисовый шарик - и тщательно разжевал, смакуя. – Ого, неплохо. Вино хорошо впиталось. – со знанием дела заметил Ринальди-старший. Затем они все отправились в машину – дела не ждали.
Когда они оказались на свежем воздухе, Майкл сразу же напустился на Альберто. – Сколько раз тебе говорил, блять,  отслеживай, с кем нах базаришь. Какой тут, нафиг, Харпи Уилсон? Cейчас тут себя не контролируешь – а следующий раз при федерале в штатском? Племяш замахал руками, изображая невинность – что в его случае всегда выглядело очень неубедительно. – Да просто чтобы разговор поддержать, думал, он Харпи сын. Фамилия-то та же. Ринальди сначала хотел съязвить на тему того, почему же тогда Ал не смотрел, не внучок ли Дик президенту Вудро Вилсону. Вероятность-то подобного была, по логике его родственничка, ничуть не меньше. Но потом решил оставить тему и залез во внедорожник. – Нет, не уточнил. Что-то там бормотал– мол, новость какая-то охеренно важная. – ответил Майк Фрэнку на его вопрос, когда "рэйнджровер" медленно выкатился на дорогу. Другой гангстер бы, может, решил, тут потянуть и отложить дело в долгий ящик – но Ринальди прекрасно знал, насколько важно для них то, что происходит в политических и околополитических болотах Сакраменто. Само нормальное функционирование организации очень во многом зависело от наличия коррупционных связей в чиновных кругах. Без них они тупо не смогут  вести бизнес и отмывать доходы. Взять хотя бы все те рестораны и бары, которыми владели "славные парни" - без хороших знакомых хуй им кто даст лицензию на алкоголь (дурная репутация или, того хуже, отсидка – причин для отказа можно найти немало), да еще, пожалуй, затеют ненужные расследования, не держат ли заведение фиктивные владельцы, на чье имя такое разрешение было получено. Конечно, это зависело от органа на уровне штата – но у администрации города всегда здесь также были нужные ниточки. И это ведь лишь один аспект, среди сотен других – и именно потому, если у самой большой сановной акулы в этой заводи появилась срочная информация, пренебрегать ею нельзя. – Так этот парень, Дик… Он с Алессией учится, что ли? И как протекает… "знакомство с родителями"?   – через какое-то время, пока они ехали по улицам,  усмехнувшись, спросил Майк у Фрэнка. Направлялись они в сторону трассы Эль Дорадо Фривэй, где, в небольшом загородном кафе и мотеле, они иногда встречались с представителем мэра. – Что у вас там по плану после ризотто? Курсы тарантеллы? Или стрельбы по коленным чашечкам? Вскоре показалось невысокое здание, окруженное множеством цветочных клумб. Тут Ринальди, хохотнув, ткнул  Ала в плечо. – Притормози-ка. Вот конспиратор хуев. Это его тачка, Мортимера. Ничего так, а? Неподалеку от заведения была припаркована машина – шикарного вида кабриолет цвета металлик, с темно-синей тканевой крышей. Это была шестая модель БМВ, причем сделанная в самом дорогом и редком тюнинге "Хаманн", с особыми обвесами и колесными дисками. Роктри любил себя побаловать – наверное именно по этой причине и ввязался в разные темные делишки. – Охуенная. У меня есть один чувак знакомый во Фриско, прямо с ума по таким сходит. Мечтает заиметь. – заметил Ал, с восхищением оглядывая редкую для их улиц бибику. Долго им любоваться не пришлось – вскоре мобстеры припарковались и вышли наружу. Альберто хотел было последовать за Майком и Фрэнком в мотель-ресторанчик – но дядя его остановил. – Подожди тут, OK? У этих говнюков и так яйца от страха трясутся, когда с нами дело имеют, не нужно тут незнакомых лиц.
Войдя в выкрашенный желтой краской дом, Фрэнк с Майком миновали полупустынный зал – и оказались сзади, на небольшой террасе, глядевшей на заросший мандариновыми деревьями сад.  За грубым деревянным столиком уже восседал сам Морти Роктри – сухощавый, рано оплешивевший, с нервными глазами и длинноносым постным лицом. Он несколько смахивал школьного учителя  - и правду когда-то таковым был. Потом трудился юристом в профсоюзах, получив немалый опыт в трудовом праве –и  многие нужные связи в среде тех, кто эти профсоюзы держал. Сейчас же, проделав немалый путь, Роктри числился директором рекламного агентства и занимал какую-то руководящую должность в "Ассоциации развития местной инициативы", одной из ненужных и раздутых структур, действовавших под крылом мэра Стоуна. В реальности же он был, что называлось на жаргоне, bagman, "человек с мешком денег", посредник между своим патроном и теневым Сакраменто. – Доброго дня. Надеюсь, у вас все хорошо? И у... мммм... мистера Монтанелли?– как обычно, некоторое время поколебавшись, сказал Мортимер, здороваясь с Майком и Фрэнком. Подождал, пока итальянцы не устроятся на стульях, затем предложил им вина  - на столешнице уже стояла бутыль и несколько бокалов. Потом перешел к сути встречи – по своему обыкновению, суетливо покашливаясь и поправляя очки в тонкой оправе, чудом удерживающиеся на его колоссальном шнобеле. – В общем, тут кое-что произошло и думаю, вам это будет…эмм… небезынтересно, да. Мой… эээ…. наниматель решил уйти в отставку. Скажем так, … эээ… у него появились другие горизонты.  Завтра сделает публичное заявление и все такое.

+1

5

Фрэнк не стал вмешиваться в семейные разборки Майка и Ала, полагая, что старший разъяснит все младшему сам, и ограничился в отношении последнего недовольным взглядом. О том чтобы в следующий раз Ринальди оставил своего племянника снаружи его дома, Альтиери скажет другу с глазу на глаз несколько позже. Дело тут было не в Дике, разумеется, и не в его отце, а в прослушке, которую могли вести внутри его дома. Последние несколько месяцев они только и делали, что талдычили об осторожности, однако некоторые, как будто мало им было примеров с Розарио и Гвидо, откровенно на это клали. Естественно, что с такими людьми нынешний босс контактов хотел иметь минимум.
Алу повезло, что у Фрэнка и его дяди дела были сегодня поважнее Харпи Уилсона и вскоре они оставили молодого гангстера в покое. Конечно же, без поддержки политиков и госслужащих разного ранга их организация не имела бы столько денег и влияния, самые свои крупные дела, будучи плотно вовлеченными в строительный бизнес, они проворачивали сообща. Слуги народа не гнушались за определенное вознаграждение где-то приоткрыть дверь, на что-то закрыть глаза, иногда становились полноправными партнерами, как было со строительством жилых кварталов на городских окраинах и железной дороги. Мэр Стоун кристальной честностью также не отличался, связавшись однажды с гангстерами, он, даже будучи миллионером, одним из самых богатых людей города, продолжал вести с Торелли совместные дела, время от времени и сам, прибегая к их услугам. Не напрямую конечно, чтобы уж совсем репутацию не портить (сплетен о нем итак хватало), а через своих доверенных лиц, одним из которых был Мортимер Роктри. – Не нравится мне это, - проворчал Фрэнк, предчувствуя, что речь опять могла пойти о федералах и на этот раз коррупции. Они ведь немало заключали контрактов с городом, в подавляющем большинстве случаев торги и конкурсы проходили с нарушениями, а то и вовсе организовывались только для вида. Последней крупной темой были земельные участки, целый микрорайон, граничивший на юге с мидтауном, его планировали перестроить, снести часть жилых домов – подкупленный инспектор в строительном департаменте должен был признать их аварийными – и на их месте построить современный офисный центр.
Альтиери глянул на друга когда тот вернулся к обсуждению Дика. Майку то конечно все это забавным казалось, у него дочери не было, и он с трудом представлял что-то это такое, переживать за своего ребенка, когда рядом с ней теперь не ты, как это было раньше, а какое-то бородатое чмо. – Если честно, он меня подзаебал, эти двое уже хату сняли, - по тону Фрэнка было заметно, что эта стремительность в развитии их отношений ему совсем не нравилась, - и чтобы мне на ужин позвать собственную дочь, приходится этого типа терпеть, которого она за собой таскает. Он у них семинары по биологии вел, Дик на третьем курсе медицинской школы учится. – Алессии же для поступления в медицинскую школу предстояло для начала степень бакалавра получить, только после этого она могла изучать хоть что-то связанное с медициной. – Его отец хирург какой-то матерый, он все хочет нас познакомить, - усмехнулся уже сам, понимая, что людьми они были из двух совершенно разных миров. Но с другой стороны, Фрэнк ведь всегда именно о таком будущем для своей дочери и мечтал, чтобы ее избранник не был из тех ребят, которые оставляют жен вдовами с маленькими детьми на руках – ну типа Ала, короче, молча крутившего сейчас баранку – так что стоило приготовиться к застольям в обществе интеллигентов. В Доллз, пожалуй, их точно вести было лишним. – Вот без этого только давай, - сделав характерный жест рукой, притормозил Майкла, когда тот начал предлагать обучить парня стрельбе по коленным чашечкам, копанию ям в лесу и черти знает чему еще. То, что его друг шутил, Фрэнк прекрасно понимал и отреагировал соответственно. – Парень далек от нашего мира, оставьте его в покое, я не уверен, что он и драться умеет. Вы же понимаете о чем я? – Ринальди вроде бы не сильно обрадовался, когда его племянница связалась с наркодиллером, а тут речь и вовсе шла о дочери. - Пусть Алессия держится от всего этого подальше.
Вскоре их автомобиль остановился возле заведения в пригороде, где они обычно встречались с Роктри. Неприметное здание, утопающий в цветущей растительности сад – идеальное место для встреч инкогнито, разве только два премиумных оттюнингованных автомобиля привлекали к себе взгляд. Фрэнк мог сказать, что рейндж ничуть не уступал бмв, его друг также любил себя побаловать.
- У мистера Монтанелли все превосходно. Что случилось, Морти? – Уделив Гвидо, который более не являлся боссом Семьи, три секунды времени, Фрэнк пожал приветственно руку мужчине и сел напротив него. Какого хрена его вообще Монтанелли интересовал? Признаться Фрэнку не очень нравилось, что некоторые продолжали считать того боссом, от этого у него появлялись в голове не самые светлые мысли. Скольких же еще ему потребуется убить? Пять? Десять? Двадцать человек? Или все же одного того самого?
Альтиери переглянулся со своим андербоссом когда Роктри озвучил, наконец, свою срочную новость.
- Сам решил или его попросили? – Уточнил он, не исключая того что мистера Стоуна «попросили», кто знает какие там горизонты у него появились, может в Мексику бежать собрался, наворовал-то он на своем посту более чем достаточно. Удивительно, даже насколько жадным был мэр, кажется это называлось зависимостью.
- Ему предложили … ээм… пост. В Вашингтоне. И мистер Стоун отказываться не стал.
И он решил свалить пока не поздно, если выразиться точнее. Что ж не каждый игрок умеет во время остановиться и выйти из игры. Впрочем, в случае Стоуна, кажется, он просто менял «стол». Может с новым губернатором не ужился?
- Его место до выборов займет мистер Мерфи. – Мортимер вел речь о Чарльзе Мерфи, первом заместителе мэра. Логично, что именно он станет исполнять обязанности сити-менеджера в сложившейся обстановке. – Думаю нам с вами надо… эээ… постараться, чтобы мистер Мерфи и после выборов остался мэром. – Его глазки перебегали с одного гангстера на другого. Оно и понятно, Чарльз Мерфи был частью команды нынешней администрации, с ним у власти они теоретически имели больше шансов сохранить текущее влияние и текущие договоренности, нежели при ком-то другом. Не хотелось бы спустить в унитаз тот проект с землей в центре города.

+1

6

Упоминание о прежнем доне заставило Майка слегка скривить край рта. Он понимал, что Роктри явно по-прежнему считает Гвидо боссом. В сущности это было неплохо -  с точки зрения  Ринальди, им было выгодно, чтобы для внешнего мира он таковым и оставалcя. Однако он понимал, что по самолюбию Фрэнка это определенный удар -  тот получил власть и деньги, но знаки уважения многие профаны будут оказывать все тому же, кого годами привыкли считать крестным отцом города.  Впрочем, о Паталагоанатоме они говорили (если это можно было назвать разговором) недолго, перейдя к цели этой встречи – собственному, Стоуну. Известия об отставке мэра стали для Майка сюрпризом – этот паталогически жадный до денег и власти человек, казалось, никогда не выпустит из рук бразды правления. Однако место в Вашингтоне (выбил ли его Стоун или попросту купил у своих столичных покровителей) кое-что объясняло – впрочем, вряд ли оно было единственной причиной. Рейтинги нынешнего мэра стремительно падали. Криминогенность в городе повышалась, у его главы была репутации принимающегося ванны из долларовых купюр сноба – далеко не факт, что при всех своих ресурсах тот бы выиграл следующие выборы. Вот, возможно, и решил спрыгнуть с тонущего корабля.  Давать комментарии на эту тему итальянец, впрочем, не стал. Только спросил.  – И какого же рода место займет мистер Стоун? Ему была нужна конкретика – в конце концов, возможно,  сотрудничество этого человека им понадобится и в будущем. А от прошлых связей так просто не открестишься – можно его будет и пошантажировать при необходимости. Роктри мог бы сослаться на незнание – но все же ответил. – Место в сенате. Затем выяснилось, что олигарх-градоначальник уходит не просто так, а уже наметив себе преемника. Ринальди это понял, когда услышал о Мерфи, которого им "надо" поддержать. Все ясно – Стоун отправляется на уровень выше, но хочет оставить кореша "смотрящим" по Сакраменто, чтобы у него все было в ажуре и здесь.  Все как у них – когда босса сажают за решетку или он вынужден пуститься в бега, он назначит действующим боссом человека, которому доверяет, который не будет крысятничать деньги и станет четко исполнять указания. Было бы иначе –  Мортимер, сидевший в кармане у Стоуна, такие бы предложения не озвучивал. Впрочем – у мафии тут были свой интерес, и сходится ли он с интересом воротил из клики "мистера Бига"– следовало бы еще подумать. – Мерфи… Мы его не знаем, Морти. – нарочито мягко заметил Майкл, поигрывая бокалом, напиток в котором он едва пригубил. Покупать кота в мешке, поддерживая черт знает кого, им не следовало. Об упомянутом Роктри типке было известно, по большому счету, только то, что он являлся таким же "жирным котом" и принадлежал к близкому окружению Стоуна. С другой стороны, Ринальди понимал, что и отказываться от участия в предвыборных играх им было нельзя. Если в мэрское кресло сядет кандидат, с которым у них отсутствует взаимопонимание – то многие из их бизнес-проектов в городе вести будет куда сложнее. Подождав когда выскажется Альтиери, Майк добавил. – Если мистеру Мерфи от нас что-то нужно, нам было бы правильно встретиться. Знаешь, поговорить… О нем. О нас. Снова о нем…   Хотя с нынешним главой Сакраменто можно было вести дела через посредника, его наследнику следовало дать необходимые заверения самому. Чтобы потом не было шулерских приемов, вроде тех, что применял Джон Кеннеди. Когда сынулю избирали, его папаша таскался за помощью к "славным парням" - а потом оба отпрыска старшего Кеннеди стали изображать из себя белопушистых борцов с организованной преступностью. Лично Майклу хотелось услышать от самого Мерфи – что прежние расклады останутся в силе, а, возможно, его администрация посодействует им где-то еще. Правила игры явно знал и Мортимер – он кивнул головой.  – Я понимаю! Мы… эээ…  это обсудили – и мистер Мерфи готов встретиться и переговорить, при необходимости и с самим мистером Монтанелли. Разумеется, приватно… эээ… в некоем непубличном месте. Тут андербосс поглядел на Франческо.  Вообще говоря, он не питал никаких симпатий ни к Стоуну, ни к Мерфи – но, учитывая его чисто мобстерский взгляд на вещи и паталогическое  неверие и презрение к нынешнему американскому государству, Ринальди был готов поддержать почти любого кандидата, который станет для них полезен. В конце концов, одно говно не лучше другого – так пусть инвестиции в это говно хотя бы оправдываются. Если покопаться в недрах политических взглядов этого, так сказать, ультраконсервативного анархиста, то они бы наверное склонялись скорее к жестким республиканцам. Однако даже Старая Великая Партия последних лет сильно разочаровывала Майка – начали давать слабину в вопросах о пидорасах, даже допустили в свои ряды целые структуры, активно поддерживающие права заднеприводных. В общем, учитывая убожество современных политиканов и общее падение нравов и разложение Штатов, в этом болоте следовало делать то, что выгодно Коза Ностра. Так на это смотрел Майкл Ринальди.

+1

7

Взгляд гангстера потяжелел, стоило в разговоре вновь возникнуть фигуре бывшего дона. Это не просто било по самолюбию, это его бесило. За ним стояла самая большая и сильная команда, во главе другой он поставил своего родственника, в чьей лояльности был абсолютно уверен, его поддерживал Нью-Йорк и боссы других калифорнийских Семей считались с его авторитетом, но, несмотря на это, оставались люди типа Роктри, которые по-прежнему видели в нем не босса, а рабочую лошадку в упряжке Монтанелли, одного из тех тупоголовых увальней, которые были у него на побегушках, подобранные с расчетом на то, чтобы своими умственными способностями не оттенять патрона. Впрочем, набрав побольше воздуха в грудь, Фрэнк постарался держать себя в руках, он даст их с Майком визави еще один шанс, в конечном счете, тот ведь не был в курсе кадровых перестановок внутри их организации. Возможно, кто-нибудь потом ему пояснит, либо же он все поймет и сам, если достаточно умен и сообразителен.
- В этом нет необходимости, - Фрэнк произнес достаточно твердо, так что советник если бы и мог усомниться, то возразить точно бы не посмел, - мистер Мерфи может говорить с нами. - Проблема, очевидно, крылась в том, что он сам не был до конца уверен в непоколебимости своей власти, оттого его периодически и посещали мысли о необходимости убрать Монтанелли. В сущности, каждый раз, когда Фрэнку напоминали о его существовании. – Как видишь, Морти, у нас тут тоже кое-какие изменения. – Изменения, заявления, о которых публично не делались. Быть может, кто-то другой окажись, на месте Фрэнка и воспользовался таким положением дел, извлекая из него плюсы, стараясь оставаться в тени, но не он. Альтиери продолжал активно заниматься делами. В свои сорок пять, будучи еще молодым по мафиозным меркам (некоторых в этом возрасте только посвящали), он не был такого типа боссом, который невидимой рукой не выходя из дома, управляет организацией, и в этом возможно не сильно отличался от своего предшественника, как и от Донато, хотя и старался учитывать их ошибки, не доходя до крайностей, как бывало с теми.
- Как скажете. Может так и проще для всех нас будет. – Роктри и в самом деле возражать не стал. Он на мгновение растерялся, конечно, но очень быстро сориентировавшись, вернул себе очки обратно. Кто будет на первых ролях у итальянцев, его точно также волновало мало. – Мистер Мерфи такой же бизнесмен, как и мы. – Ответил на сомнения Майка и как бы намекнул, что во главе для этого человека стоит личная выгода, а не общественные интересы, что было на руку им всем. – Он не станет мешать бизнесу, который здесь был до него. – Уточнение «до него» было не совсем корректным, ведь будучи вице-мэром последние несколько лет, непричастным он оставаться не мог, однако для порядка стоило, конечно же, лично встретиться со всеми представителями, так называемых элит города, чтобы заручиться их поддержкой. Торелли контролировавшие профсоюзы и улицы города были одними из них, и если демократ, чья партия традиционно представляла интересы рабочих и профсоюзов, хотел победы на выборах, он шел за поддержкой к ним. Гангстеры могли не только предвыборную кампанию профинансировать, но и с электоратом поработать.
-  Ты так в нем уверен? Ну, хорошо, можем встретиться у меня дома, Майкл за ним заедет и отвезет, - глянул на своего андербосса. - Обсудим все предметно. - Это не было приглашением на ужин, его Фрэнк удостаивал только близких людей, остальных если приглашал к себе, встреча проходила на заднем дворе возле бассейна, обстановка там напоминала ту что была здесь, также много деревьев скрывавших от посторонних глаз. Если не выходить из машины возле ворот, а проехать к гаражам расположенным возле дома, то можно было остаться незамеченным и для внешнего наблюдения со стороны дороги. Как это сделать, Ринальди прекрасно знал, поэтому Фрэнк его и попросил.
- Вы же знаете, я тоже заинтересован, - Роктри улыбнулся. - Кстати, слышал у вас в Сан-Диего идут неплохо дела... У меня там есть некоторые знакомства в администрации - руководитель департамента городского имущества, я знаю его с колледжа - так что мы могли бы... эээ... посотрудничать.
Фрэнк поднял взгляд на Роктри, который был тем еще пройдохой, упустить возможность заработать он не мог, кроме того знал, чем можно взять на крючок сидевших напротив него людей, они никогда не отказывались поучаствовать в каком-нибудь конкурсе на строительство, особенно если результаты ясны заранее.
- Правда? Так познакомь нас с ним обязательно. - Не стал отказываться от такой возможности. - Может, на открытие твоего ресторана пригласить? Когда оно, кстати? - Спросил уже у Майкла. Альтиери был в курсе того, что это их с Ливией совместный проект, но упоминать ее не стал, лишних имен у них называть было не принято.
- Конечно, - Мортимер кивнул головой и когда понял, что разговор подходил к концу, поднялся из-за стола. - А по поводу мистера Мерфи, я с ним согласую и свяжусь с вами. Спасибо, что приехали, - пожал руки гангстерам.
- Ну и что думаешь? - Фрэнк обратился к Майклу после того как они распрощались с Мортимером. Очевидно, вскоре им предстояло отвалить немало бабла на предвыборную кампанию и в знак доброй дружбы. - Нет, ты слышал? С Монтанелли он собрался встречаться, блять, - не мог не вылить накипевшее на друга. - А я для него кто? Что там у его команды кстати? - Спрашивал о северной, к которой прибился их бывший дон, занимаясь там своими делами и стараясь никому из нынешней администрации не показываться на глаза. Может даже и правильно делал, чем реже тот давал о себе знать, тем реже вставал костью поперек горла и увеличивал продолжительность своей жизни. - Квентин был у тебя?

+1

8

При последующем обмене комментариями между Роктри и Фрэнком андербосс по большой части молчал. С его точки зрения, быть курсе, что у них в клане произошли какие-то перемены, этому "гражданскому" даже и не следовало. Они ведь тайное общество – и многих вещей не нужно знать даже соучастникам и солдатам, не говоря уж о таких вот чинушах-попутчиках. Так что зря его лучший друг стал чем-то с ним делиться. Но и чувства Альтиери итальянец тоже понимал – тот не был таким как "Подбородок" Джиганте, готовый управлять Семьей в облике сумасшедшего деда и за спиной подставных лиц. Человек гордый и самолюбивый, Фрэнк хотел видеть проявления уважения, достойные его нового положения – а не уступать лавры Монтанелли. Самому Майку такое также было бы тяжело.  – Не вопрос. – кивнул головой Ринальди, когда Франческо попросил его доставить нового вице-мэра в его дом. Хотелось верить, что федералы их при этом не засекут – иначе многообещающей политической карьере мистера Мерфи наступит конец.  Замечание же Мортимера о Сан-Диего заставила гангстера окинуть его острым взглядом – много знает этот тип, с чего он взял, что у них дела как-то там идут? Впрочем, у его покровителя много источников информации. Предложение же познакомить их с человеком, курирующим в СД строительный департамент, показалось Майку разумным и здравым. – Конечно, я рад буду видеть там и вас, и его. Думаем через месяц где-то открываться. Последнее мобстер ответил уже на вопрос нового дона. Потом он попрощался с Роктри и вышел вместе с Фрэнком на улицу. Там, не спеша, раскурил сигару, посмотрел на Франческо. – Я думаю – если при этом Мерфи наши интересы будут соблюдаться, хер с ним, можно ему и помочь… Выдохнув несколько клубов терпкого дыма, "человек чести" продолжил. – C другой стороны – нам нужно быть уверенными, что выберут именно его, нет?  Поглядеть по сторонам. Поговорить со знающими людьми. В популярности богача, бывшего ближайшим соратником Стоуна, Майк сильно сомневался. За долгое правление нынешнего мэра почти всем уже стало ясно, что он присосался к городу как жадный ребенок к материнской сиське. А судят тебя зачастую по твоим друзьям – да и по врагам тоже. - Фрэнки, он же фраер, знает то, что журналюги орут. Надеюсь, что федералы тоже газетам верят.. – ответил Ринальди, когда новоиспеченный крестный отец стал кипятиться по поводу желания Мортимера свести вице-мэра именно с Гвидо. Тем самым подручный напомнил, что в незнании представителей внешнего мира есть и позитивные стороны. Однако вот странное положение Паталогоанатома внутри собственно их боргаты его, наоборот, настораживало. – Видел я его, но это же не капо, а пустое место, ебаный букмекер. Ежу понятно, что там Гвидо всем заправляет. -  понизив голос, сказал Майкл, когда была поднята тема Барбьери. Придерживая сигару двумя пальцами, он многозначительно посмотрел на Фрэнка, прищурился. – Знаешь, я долго думал об этом. Почему он отказался от должности шкипера? Скромность, блять, проснулась? Или чтобы не светиться? Хуй там, бо, это гребаные отговорки. Хотел бы – поставил Квентина действующим капо, а сам бы управлял… как и сейчас делает. Он от нас хочет отгородиться, понимаешь? Квентин– это как гандон. А он будет его дергать за веревочки, а сам мутить свои темы. Ринальди никогда бы не поверил, что Гвидо искренне  себе подчинил или подчинит Барбьери. Слишком разные у них были весовые категории. Один – личность, в течении трех лет являвшаяся лидером их группировки, второй – зауряднейший "славный парень", известный лишь тем, что был дружком покойного Витторио Донато. Последнее в глазах Майка не было плюсом – но зато являлось гарантией, что Квентин будет в рот смотреть чтящему память прежних боссов Гвидо. – Не нравится мне все это. Не хотелось бы нам заиметь Семью в Семье… или чертову команду Галло. Пожевав край "монтекристо",  заместитель дона завершил свою мысль. – Когда человек мертв – это одно. Когда у него есть четкая ответственность – тоже. А когда он действует за спинами – в этом мало хорошего. Когда они дошли до "рэйнджровера", то Ала там не было. Оказалось, что он прильнул к находящемуся неподалеку телефону-автомату и говорил в трубу. – Ага, Шуруп. Сегодня же езжай туда, тебе говорю, блять. Товар – золото просто, ну.  Потом Гиппо отзвонимся, потрясем его… Увидев вернувшихся больших шишек, cпохватился и вернулся за руль, Майк с Фрэнком устроились позади. Довольно быстро они доехали до дома Альтиери, где Ринальди попрощался с шефом и закадычным другом. – Мне еще в "Доллз" заехать надо, дел по горло. Остаток вечера у Майка прошел в обычных хлопотах – он отдавал распоряжения по клубу, поговорил с Беппо по поводу их ростовщических операций, а с Мэнни – насчет очередных откатов в рамках железнодорожного проекта. Вернувшись домой уже к ночи, он провел некоторое время за стаканчиком-другим виски и фильмом "Убить ирландца", после чего улегся спать – и спал сном младенца.

+1

9

- Надо разузнать о других кандидатах, кто за ними стоит, - кивнул гангстер, доставая из кармана пачку сигарет. Несмотря на пропагандируемые демократические ценности, победа на выборах зависела не от воли народа, а от воли тех, чьи интересы в дальнейшем предстояло лоббировать политикам. Все решали деньги и крупный бизнес. За этим Мерфи и обращался к таким как они, чтобы финансировалась его избирательная кампания, а не чья-то другая. – Мадам губернатор может и переиграть, хер знает, какие у нее со Стоуном и Мерфи отношения, - фыркнув, обозначил свое отношение к этой женщине. По мнению Альтиери пускать оголтелых феминисток в политику было не правильно, женский пол он считал способностью мыслить рационально наделен не был. Где-то они проявляли свойственную им излишнюю слабость, а где-то наоборот способны были сильно перегнуть. Что ждать от Веласкес он не знал, но будучи представительницей от республиканской партии, она могла бы посодействовать продвижению кому-то из своих однопартийцев. Ее семья имела не последнее отношение к Аэроджет, крупнейшей ракетостроительной компании со штаб квартирой в Сакраменто, и их денег вполне бы хватило, чтобы профинансировать не только выборы мэра, но и выбора президента. Впрочем, обдумывая это, Фрэнк сомневался в их заинтересованности, в конце концов, Сакраменто никогда не являлся заказчиком у Аэроджет, да и не станет им, в ведение городской администрации вопросы освоения космоса не входили. Но все же копнуть лишним не было, о чем Альтиери и говорил.
- А на улицах что орут? – Спросил у своего андербосса.
С Майклом он мог быть откровенен, тот знал, как в его друге закипает желчь каждый раз, когда кто-то не воспринимает его всерьез, это было еще задолго до того, как Фрэнк стал боссом. Иногда ему напрочь сносило крышу, и желание кого-либо убить становилось навязчивым. Так он как бы доказывал обратное. Что касалось своего нового положения, мысли его голову наполняли разные, с одной стороны он был согласен с Майклом, но с другой опасался, что федералами и журналюгами дело не ограничится….
Все было не просто. Его окружали сицилийцы, сам Фрэнк был неаполитанцем, на что дядя часто обращал внимание не в самом лучшем контексте. Образу дона Корлеоне, иконе всех гангстеров, которому старался подражать Монтанелли, он не соответствовал и близко. У него не было стиля как у Майка, который даже курение превращал в ритуал, для Фрэнка это было вредной привычкой. Он вообще ничем особенным не выделялся, кроме, пожалуй, умения брать на себя ответственность. Еще раз, глянув на Майкла и на его сигару, Альтиери убрал свои сигареты обратно в карман и взял у друга «монтекристо», которых тот имел про запас. В памяти всплыло, и предложение его жены перебраться в дом побольше, сейчас ему показалось для этого было самое время.
- Поговори с Барбьери, - обратился к другу, соглашаясь со всеми опасениями, - его ведь вряд ли устраивает нынешнее положение дел. – Мало кому понравится выполнять функции гандона, какими бы заслугами Гвидо не пользовался, если у человека имеется уважение к самому себе, таких разговоров, которые ведутся о Квентине как о капитане-гандоне, стерпеть можно вряд ли. Барбьери мог осознать это не сразу, но со временем он обязательно поймет и обида скопится. Они с Майклом могли бы этим воспользоваться, подкинуть ему почву для рассуждений. – Надо чтобы Квентин сообщал нам о делах Монтанелли, если этот Чингачгук, - сослался на его индейские загоны, - действительно начнет делать что-то за нашими спинами, мы разберемся с ним. – Допустить возникновение другой Семьи внутри Торелли и на территории Сакраменто они не могли. Однажды такую попытку предпринял племянник Гвидо, и старший Монтанелли прекрасно должен был понимать, к чему это приведет. Впрочем, говорили, что и отец его был убит по той же причине.

На следующий день в доме Альтиери было несколько тише, чем обычно. Алессия вместе с Диком уехали на несколько дней к друзьям во Фресно. Что касалось Джуниора, тот сидел у себя в комнате и как обычно проводил время за компьютерными играми, лишь изредка спускаясь вниз за очередной банкой колы. Проснулся Фрэнк, как и обычно ближе к полудню, от звука работавшей под окнами газонокосилки, поворочавшись, какое-то время он все-таки поднялся и, накинув на себя халат, спустился вниз.
  - Добрый день, мистер Альтиери. – Кейси было девятнадцать лет, закончив школу, она поступила в колледж, а летом подрабатывала сиделкой. Фрэнк ее знал еще не достаточно хорошо, но Марку она кажется, нравилась. Лежа посреди гостиной на полу они рисовали увлеченно на бумаге. Молодая и симпатичная, гангстер невольно задержал взгляд на ее декольте, впрочем, через пару секунд заметив появление жены, отвлекся.
- Какого черта, я же просил, чтобы раньше двух, газоны не стригли, - дежурно поцеловав Джулс, выказал свое недовольство тем, что ему не дали поспать подольше. Подойдя к кофемашине, он засыпал молотый кофе, и сев рядом, стал ждать, пока кружка наполнится свежесваренным эспрессо.
- У Билла отца сбила машина, он своего племянника прислал вместо себя, - пояснила Джульетт причину, по которой их газонокосильщик по имени Билл сегодня прийти не смог. А присланный вместо него парень о любви главы семьи Альтиери поспать в курсе не был.
- Господи. Гоняют как ненормальные. Живой, я надеюсь? – Сына Агаты также недавно сбила машина, оттого и ранее отрицательное отношение к различного рода гонщикам у Альтиери усугубилось.
- Живой, но несколько переломов и сотрясение.
Покачав головой, Фрэнк счел нужным отправить старику цветов и мысленно сделал отметку в памяти дать соответствующее распоряжение Мартину. Пускай заедет в больницу и проведает. Лоренцо Сиприани жил когда-то в том же квартале, что и родители Фрэнка. Билл был его старшим сыном, и Фрэнк по старой памяти поспособствовал тому, чтобы у их семейного бизнеса конкурентов в этом районе не было.
- Ты кстати не присмотрела нам новый дом? – Внезапно переменил тему. О вчерашнем гангстер думал много и вопреки советам друга, решил, что пора бы ему поменять образ жизни на более соответствующий своему статусу. Кофемашина подала сигнал, моргнув красной лампочкой, и Фрэнк, взяв кружку, сделал глоток. Сегодня нужно было встретиться с Фредо, и Маленького Джона босс также вызвал к себе. Вчерашняя встреча с Мортимером была началом к новому витку истории Сакраменто.

+1

10

- На улицах знают не все, потому, думаю, судачат как могут. И говорят разное. Но ты знаешь, там тебя уважают, еще бы, блять, не уважали. – сам Ринальди понимал, что наверное самые интересные беседы ведутся не при нем, втором человеке в Семье. Безусловно, прошедшее смещение Гвидо стало чем-то сенсационным, что не могли не обсуждать – особенно в свете его громких заявлений на вечеринке на мясокомбинате. Особенно странным всем показалось, наверное, что Монтанелли теперь был не мертв и не в отставке, а оставался в деле – обычно в их мире недобровольные уходы заканчивались иначе.
Затем разговор перешел к северной команде и ее формальному шкиперу. Франческо предложил, чтобы Майк поговорил с ним, попытавшись переманить его на их сторону. - Хм. - Ринальди выслушал Фрэнка, кивнул головой… но при этом слегка нахмурился. Он не доверял Барбьери – ему казалось, что тот целиком и полностью стал человеком Гвидо, отчасти из-за того, что боялся невыгодной в глазах новых боссов репутации друга Донато. – А, может, нам кого внедрить в эту команду, из своих? Он и будет рассказывать, что там происходит. Поделившись с другом сигарой, андербосс вытащил из кармана небольшую гильотинку и передал ее тоже. Затем чиркнул своей зажигалкой от "Картье". – Вообше говоря… Мне кажется, тебе надо определиться насчет Гвидо – доверяешь ты ему или нет. Если да – нужно дать ему положение, при котором он бы, блять, имел свой участок и по нему он отвечал прямо перед нами, не за кем не прячась. Если нет – надо его отправлять на полку или… Ринальди характерным образом сложил руки, изображая пистолет. – Сейчас, когда он болтается как говно в проруби, в какой-то непонятной роли – это только ведет к ненужным толкам. Был  гребаным боссом - и теперь просто один из людей Квентина. И ведь он сам это устроил - получается, мы ведем игру по его правилам, а не он по нашим? На этом их беседа прекратилась –и Майк отправился сначала на новые мероприятия, а потом и домой.

Первую половину следующего дня мафиози провел половину в обычных делах. Выпил эспрессо с выпечкой в кафе "Наполи", встретился с хреном, который должен был поставить для его ресторана дорогую резную мебель, потом с Джоуи Терзи, получив от него плотный конверт с деньгами и выслушал ворчание на тему о вечных проблемах с туповатыми неграми, которых приходилось задействовать в их бизнесе с "левыми" тачками. Проехался к будущему многоквартирному дому, где они с Мэнни с деловым видом пошатались в касках по стройплощадке. Не успел Ринальди заметить – и уже подошло время ланча, и он покатил на своем тюнингованном рэйнджике в гриль-бар "Чинки Чоз", что в Даунтауне. В этом сделанном в ковбойском стиле заведении (деревянные бычьи головы, официантки в широкополых шляпах и "веллингтонах", атмосфера салуна из низкобюджетных фильмов), его провели в укромный уголок, где андербосса за столом уже ждал Вильям Кинг, президент байкерского клуба "Бандидос".
Если Ринальди был в джинсах, мокасинах из змеиной кожи и рубашке серого шелка, из-за открытого ворота которой блестела золотая цепочка с распятием и медальоном, то Кинг облачился в  полный прикиде своей субкультуры. В тщательно зашнурованных крагах, черной вязаной шапочке и косухе, он носил на груди президентскую нашивку, а на спине эмблему "Бандидос", потрясающего револьвером разбойника в сомбреро. и значок "однопроцентников". Сам байкер производил впечатление человека угрюмого и многое испытавшего – его лицо рассекал толстый багровый шрам, идущий от виска до носа, скулы и подбородок поросли жесткими пепельными бородой и усами. Из-под хмурых насупленных бровей смотрели серые холодные глаза. Обнявшись, оба представителя сакраментского преступного мира уселись за стол – и вскоре им принесли кружки с холодным пивом и большие порции мраморного стейка и омлета с халапеньо, местной коронки.
- Что думаешь об этих… Сынах…? – cпросил Ринальди, нарезая мясо аккуратными розовыми ломтями и окуная в острый соус ромбики жареной картошки, которую подали на отдельной тарелке. Так фигурно их нарезать умел только местный повар – он делал прямо-таки аппетитные маленькие пирамидки . - Хуй их знает. Но они должны знать, что мы здесь. А ты с ними вел дела уже? – Вильям медленно отправлял в рот кусок за куском, тщательно их прожевывая. Как-то он сказал Майку, что тюрьма научила его никогда не есть в спешке, особенно вкусные вещи – понимаешь, что потом не скоро получишь такое лакомство, есть ли смысл глотать его как удав? - Некоторые наши ребята их знают, я нет.  А вообще я к любым блядским новичкам на нашем горизонте отношусь с подозрением. У нас здесь все в ажуре, на хера новые игроки, которые будут только воду мутить? Но посмотрим. – Майк хлебнул еще пивка, потом перешел к делу. Пусть они встречались скорее для поддержания рабочего контакта – общие темы всегда находились, как правило. – Для твоих ребяток есть работенка кстати. Надо проехаться в Орегон, к Медфорду. Фуры с товаром одним сопроводить. Мафиози сакраментского разлива не только сами владели некоторыми фирмами грузоперевозчиков, но крышевали и вымогали деньги у других, Тем, кто им отстегивал, они гарантировали, что с их товаром ничего не случится – но иногда это было тяжело осуществить, учитывая что дальнобои нередко ехали в края, где сфера влияния клана заканчивалась и бродили банды беспредельной гопоты. Тогда и приставлялась охрана – обычно не в лице итальянцев, у которых были другие дела, а получавших свой процент байкеров.  – Наша доля такая же? Спрашиваешь. Слушай, а что за товар? – поинтересовался Кинг, изображая что-то смахивавшее на улыбку. Когда он пытался это сделать, у него стремно дергался краешек рта и левый глаз – говорят, последствия давней контузии, когда кто-то забросил в чапту, где он состоял, боевую гранату.  – Цветные телики и эти... Соковыжималки последней модели, BORK. Хорошо уходят. Президент "Бандидос" кивнул головой – и затем попросил. – Круто. Слушай,  эти хмыри одну мне подкинут? Больно моя старушка этот долбаный микс любит, киви-авокадо.  Майк уже знал, что "старушками" мотоциклисты называют своих телок – из тех, что являются не одноразовыми и тусят в клубе, принимая участие в его делах. Это как бы высшая категория женщин – тех из "постоянных", что обретались дома и готовили еду, называли "house mouse", домашняя мышка. Потому мафиозо развел руками – мол, о чем разговор? Вскоре попрощался с лидером байкеров и перегруженный чересчур сытным ланчом пошел в сторону своего внедорожника. Он уже заводил джип, когда затрезвонил его телефон.  Ринальди поднял трубку и выслушал длительную диатрибу, перемежаемую жалобными эканьями, меканьями и покашливаньями. Ответил несколько словами и междометиями. Сбросил звонок, было набрал номер Фрэнка – но потом, подумав, убрал сотовый в карман. Проехался еще чуть-чуть по улице, нашел телефон-автомат  - и звякнул с него. – Привет. Слушай, наш вчерашний друг хочет сегодня привезти к тебе того, другого парня. Тебе нормально будет... через часок? Получив утвердительный ответ, Майк поехал к Художественному музею Крокера, недалеко от которого он должен был подобрать и Мерфи, и Роктри. Вскоре он обнаружил их сидящих в неприметной "тойоте" - и пересадил в свою машину. Вице-мэра он пару раз видел ранее мельком – и хорошо разглядеть смог только сейчас. Ухоженный мужчина средних лет,  он сменил строгий деловой костюм на серые брюки и мешковатый клетчатый джемпер – но и так было видно, что он привык к деньгами и власти. Тот приветливо поздоровался, сказал несколько комплиментов Майклову джипу – но сам разговор решил отложить до дома Фрэнка. Сразу видно – человек дела. Зато Мортимер, едва оказался в салоне, разразился жалобами. И к политике они не имели ровно никакого отношения. – Майк, у меня тачку угнали, прикинь? Вчера поехал в бассейне поплавать – выхожу и ее нет! Совсем новая, Каролайн так ее любила! Вы не могли бы…эээ… как-нибудь помочь? Был бы по гроб жизни благодарен! Ринальди хмыкнул, подумав, что они вчера сглазили роскошный кабриолет. Пробить по угонщикам было легко –  проще, конечно, если то профессионалы, а не какие-то малолетние наркоманы. Но все же он спросил. – К копам не обращался еще? Мортимер покачал головой. – Нет, понимаешь, она… эээ…оформлена на одну фирмешку… и у меня… эээ…. аренда, не хочу лишних вопросов. В таких разговорах они и проделали путь до дома Альтиери, Там все прошли на задний двор, к бассейну, где их ждал Фрэнк. Роктри немедленно кинулся к нему, поведать о своем бедствии –а вице-мэр, не спеша и не суетясь, огляделся и улыбнулся Майклу. – Очень уютно тут. Затем протянул дону свою холеную руку, глянул на Майкла. – Доброго вам дня. Зовите меня Чарли. Блеснул улыбкой. – Рад встретиться с вами и надеюсь, что мы утрясем… все вопросы.

+1

11

Не сказать чтобы Джулс была в восторге от изменений последовавших за очередным повышением статуса ее супруга, хотя вот Фрэнк напротив не понимал ее недовольства. Раньше дело обстояло как? Она жаловалась, что муж отсутствует целыми днями дома, а теперь видите ли ее не устраивает, что делами он занимается прямо здесь. Впрочем иногда их дом и в самом деле напоминал проходной двор. За последние пару месяцев ей пришлось сварить не мало кофе для людей, кого она видела впервые, часть же из тех, с кем была знакома ранее, по ее словам, поселились здесь, это в частности касалось Мартина, его кузена Поли и еще нескольких парней, которым, как считала женщина, "заняться было нечем". Все это было не следствием обострившейся у Альтиери лени и отсутствием желания выходить за порог своего жилища, а обычными мерами предосторожности. Ходили слухи, что ебаные федералы даже итальянца себе какого-то наняли, чтобы понимать все, о чем они говорили, и единственным спасением от них было, разговаривать о бизнесе на открытом воздухе, задний двор для этого был не так уж и плох.
Вообще-то он не очень любил когда о встречах с ним договаривались менее чем за сутки, но учитывая важность предстоявшего разговора, гангстер в очередной раз решил подкорректировать свои планы. - Окей, приезжайте, - ответил Майклу, когда тот, позвонив с неизвестного номера, сообщил о своем и вице-мэра скором визите. Гостей у Альтиери в доме сегодня было много, переключив с утра энергию жены, чтобы та не бухтела, на поиски жилища повместительнее, он, разместившись на заднем дворе у бассейна, встречался со своим консильери. Здесь же был Маленькой Джон, ответственный за связи с профсоюзами, и двое гангстеров помоложе. Манцони активного участия в строительном бизнесе не принимавший, выполнял тут функции скорее дворецкого, именно он открывал двери и провожал тех, кто приезжал к его боссу. Вторым был его кузен Пол. Отлично ладя с отпрыском дона, Дамиани обожавший проводить время в спортзале, обучал Джуниора тому как нужно держать удар, ну и ждал своей очереди на встречу с Альтиери старшим.
- И сколько мы сможем вывести денег через банк? - Взяв из холодильник три банки пива, Фрэнк передал одну Клементе, вторую Джону и третью открыл сам. Одет мафиозный босс был неформально - легкие брюки светлого цвета и черная рубашка поло с коротким рукавом. Фредерик же как обычно был в строгой рубашке с лейблом от армани, рукава которой завернул, то ли от жары спасаясь, то ли новыми золотыми часами хвастаясь. Что касалось Ди Марко на нем были джинсы и свободного кроя рубашка гуябера, в нагрудном кармане которой лежала кубинская сигара. Джон достал ее и закинув ногу на ногу раскурил, напомнив Альтиери Фиделя Кастро с разве что отсутствующей бородой.
- Много, Фрэнк. Очень Много. - Клементе, чей отец владел мафиозным банком давно мечтал возродить Кей-банк и сейчас был к своей мечте ближе, чем когда бы то ни было. Совместно с Альтиери, имевшим связи в строительном бизнесе, они придумали интересную схему, при которой бы финансовое учреждение Клементе пришлось весьма к месту, и оттого новый дон вовсе не возражал его профинансировать. - Ваши оффшорные компании будут его вкладчиками и мы будем ссужать деньги "A&R Constraction" и остальным на строительство.
- А ипотека? Что если давать деньги людям под процент на приобретение нашей недвижимости?
- Почему нет? - Фредо пожал плечами и открыв банку с пивом сделал глоток. На жаре оно было не лишним. - Но первое время годовой коэффициент оборачиваемости тут будет не самым высоким, ты это учитывай. - Заметив у своих собеседников проблемы с пониманием, консильери будучи более образованным пояснил. - Ну это отношение годовой выручки к величине оборотных активов.
- Я что, похож на идиота, чтобы ты пояснил мне это? Понятно все, ладно, я подумаю, мы с Майком обсудим еще. - Вообще идея Фрэнку нравилась, с наркотиков последние месяцы им шло дохрена бабла и легализовать их становилось настоящей проблемой. Учитывая объемы налички, для Альтиери все эти коэффициенты значительной роли не играли, для него было важным пустить деньги в оборот, чтобы они работали, а не лежали мертвым грузом. Зарабатывать он умел и не имея высшего образования. - У нас тут другая проблема нарисовалась, я же говорил вам про Стоуна? Этот хуесос решил съебнуть, когда мы обо всем уже договорились. - А ведь строительство, о котором они говорили, имело прямое отношение к администрации мэра, без их содействия Кей-банку вряд ли удастся развернуться.
- Нахуй этого Мерфи, Фрэнк, я бы ему не доверял, - покачав головой, Джон высказал свое мнение. - Терри Нунан, вы наверняка не знаете его, а я с ним имел дела в начале двухтысячных, так вот Мерфи его поимел по полной, вместо того чтобы построить торговый центр, как они договаривались, Терри сел на пятнадцать лет, ну а земля перешла в собственность кого-то из родственников Чарльза.
- Нунан был лохом, удивительно что он не сел раньше, - поспорил с Ди Марко консильери, и Фрэнк согласился с ним.
- Это тот который кабель воровал со стройки Эсквайер Плаза? - Также скептически отозвался о нем. - Мерфи реально способен победить на выборах, думаю будет правильно поддержать его.
- Я тоже так думаю, в отличие от остальных он команду менять не станет, с ним проще будет договориться.
Под натиском двух представителей администрации Маленькому Джону не оставалось ничего другого, кроме как согласиться. В конце концов не им определялась политика организации и не ему в случае провала нести ответственность.
Когда Майкл спустя некоторое время подъехал наконец к дому. Его как и остальных встретил у ворот Манцони и проводил на задний двор. Там урвав момент Дамиани перешептывался с боссом уже о другой теме, тот не был занят в строительстве или каком бы то ни было еще интеллектуальном предприятии, на Поли держалась связь нового дона с улицами.
- Бакстер. Его в Сан-Франциско видели на днях. Послать туда наших или через местных утрясти? - Речь шла о владельце одного стриптиз клуба, с которым у Альтиери вышло некоторое недопонимание. Несмотря на то что итальянцы были католиками, у сицилийцев и неаполитаецев с прощением дела обстояли плохо, и Фрэнк не собирался забывать нанесенное ему и его друзьям оскорбление.
- Встреться с Сэлом или его андербоссом, это их территория. Скажи что оказав нам услугу, они смогу рассчитывать на ответную. - Похлопал Дамиани по плечу. Он полагал, что никчемный сутенер проблемой для Семьи Кортезе не станет.
- Да, и по поводу Линн, - заставил Фрэнка еще задержать на себе внимание. - Я вчера в Сан-Диего был, видел ее с каким-то мужиком.
Услышав это дон тут же поменялся в лице, хотя он и старался оставаться малоэмоцональным, получалось это у него далеко не всегда. Что касалось женщин, это было личным.
- Кто он?
- Не знаю.
- Узнай, и сделай так чтобы больше она с ним не встречалась. - Затем после некоторой паузы раздраженно произнес в пустоту, - блять. - Похоже ему самому следовало смотаться в Сан-Диего в ближайшее время, но дел и в Сакраменто было невпроворот.
Отпустив Поли, гангстер обменялся рукопожатиями с Мерфи и Роктри. Аналогичным образом поприветствовал и Майкла.
- Фрэнк, - представился в свою очередь и жестом пригласил всех разместиться за барной стойкой, расположенной там же, где и гриль. Его друзья не раз выпивали здесь во время праздников устраиваемых в доме Альтиери. - Это Джон Ди Марко, Фредерик Клементе, - представил далее их с Майклом друзей. Присутствие оных как Фрэнк считал лишним не было. - С Майком вы полагаю знакомы? - Усмехнувшись глянул на Ринальди, который и привез их. - Спасибо, у меня тут жена за уютом следит, - кивнул в ответ на комплимент от Мерфи. С Джулс они если и могли увидеться, то мельком. Не будучи в восторге от всех этих встреч своего мужа, она старалась держаться в стороне от них. 
Пока мужчины обустраивались, Мортимер успел поведать Фрэнку о своем несчастье. Не то чтобы Альтиери испытал сочувствие или жалость, но попытаться выяснить все-таки пообещал, в этом у него был и собственный интерес. Какие-то ебаные нигеры угоняют тачки у их друзей на их территории, и никаких последствий не несут? Не порядок.  Оставив впрочем эту тему на потом, они продолжили разговор о том, ради чего здесь собрались.
- Морти нам вчера рассказал о ваших планах... - Далее Фрэнк вставил паузу позволяя высказаться уже самому Мерфи.
- Мой шеф. Бывший уже шеф, - речь очевидно шла о Стоуне, - тоже мне о ваших планах рассказал, и очевидно мы способны помочь друг другу...
Продолжая слушать, Альтиери жестом показал их визави продолжать.
- Мне нужна от вас одна весьма деликатная услуга. Видите ли, есть человек, который представляет для меня проблему, и я бы хотел избавиться от этой проблемы. - Весьма обтекаемо говорил вице-мэр, но суть его слов безусловно была понятна всем присутствовавшим.
И тем не менее в ответ на такие просьбы от людей, которых видел впервые, Альтиери никогда не спешил тут же соглашаться. Несмотря на свой род деятельности, к нему с такими вопросами не так уж и часто приходили, он ведь строительством занимался, и не был известным на весь район наемным убийцей, к которому можно было прийти и запросто поднять такую тему.
- Я думал речь пойдет о деньгах и голосах. - Задумчиво почесав затылок ответил на это мафиози. - Так каким образом вы хотите избавиться от "проблемы", Чарли? И что мы получим взамен?

+1

12

Обнаружив, что Франческо не один, а в компании некоторых из их старых друзей, Ринальди обменялся с теми приветствиями. Затем, кивнув на Фредерика и ДиМарко, пояснил специально для Мерфи  причину их присутствия. – Как видите, здесь собралось немало заинтересованных людей. Мистер Клементе представитель местного бизнеса, а Джон занимает ответственную должность в профсоюзе грузоперевозчиков.  Последнее должно было вызвать особый интерес у вице-мэра – и действительно вызвало. Тот пожал обоим руки и обратился к Джону, сверкнув заученной голливудской улыбкой. – Мы с вами виделись на каком-то мероприятии в городском холле… Вы ведь вице-президент, а раньше были бизнес-агентом? Небольшая, но крепкая рука ДиМарко основательно стиснула наманикюренную длань "Чарли".  Затем итальянец ответил своим слегка хрипловатым голосом. – Кем я только не был. В зависимости от того, куда дул ветер, Джон то и дело менял свои официальные должности в профсоюзе и его различных локальных отделениях  - начав с обычного инспектора на различных стройках, состоял и казначеем, и  цеховым старостой. Однако суть была не в этом  - а в том, что ДиМарко был серым кардиналом, реальной силой, стоящей за этой структурой. Ее высшие должностные лица, вплоть до президента  включительно, ели из его рук и назначались им. Что делало его весьма важной фигурой для Семьи – как и для Чарльза Мерфи, если он действительно намеревается возглавить город.
Когда кандидат в мэры заговорил о "деликатной услуге" и каком-то мешающем ему человеке, Майкл весь превратился во внимание  - однако ничего говорить не стал, предоставив это дело Фрэнку. И тот весьма четко поставил вопрос ребром –  о ком идет речь, что они должны сделать и что получат взамен? Как-никак Чарли должен был их еще и убедить, почему они должны сотрудничать именно с ним. И тот действительно попытался это осуществить. Внимательно посмотрев на босса Семьи, он заговорил. – Фрэнк, думаю, нам обоим надо осознать – мы нужны друг другу. Говоря откровенно – я единственный человек, который (при всей сомнительности этой позиции) готов сохранить расклад в том же виде, в каком он существовал при Стоуне. Все иные кандидаты будут играть как раз на оппозиции к нему – и соответственно, свое управление начнут с гонений на тех людей, которые сейчас ассоциируются с ним, были назначены им или при нем. Новая метла, знаете ли. Какое-то время помолчав, заместитель мэра начал загибать пальцы – и продолжил, понизив голос. – И пройдется эта метла, прежде всего, по местам, которые считаются коррупциогенными… И которые, я думаю, для вас немаловажны. Департамент строительства, управление закупок, департамент планирования…
Майк вновь воздержался от комментариев – но то, что говорил политик, он тщательно обдумывал. Тот показал свою осведомленность, верно обозначив некоторые важные для них органы городского правительства. Если оттуда будут уволены их давние компаньоны – то тогда можно будет спеть прощальную песню всевозможным муниципальным контрактам.  Возможно, не навсегда – но найти новые завязки не так легко, тем более что, в случае начала кампании против злоупотреблений, все чинуши начнут дико шухериться. Есть шанс конечно, что профессиональные госслужащие, в отличии от выборных лиц, сохранят должности при любой администрации  - но нередко чистки касаются и их. –  Вы спросили про человека, который мне досаждает. Вы наверное натыкались на его имя в газетах –  Освальд Мосс, он был ассесором* графства Сакраменто. Помните, в прессе его Сахарным Папашей окрестили? На лицах присутствующих появилось одинаково гадливое выражение – Клементе скривился, Поли Дамиани красноречиво сплюнул, а сам андербосс сказал. – Этого пидораса что, на тюрьме не удавили нахер? Историю, произошедшую в начале двухтысячных, помнили все – она была, по меркам их округи,  громкой и скандальной. Крупный чиновник местных органов власти оказался педофилом и был уличен в развратных действиях по отношению к мальчикам в лагере бойскаутов, одним из попечителей которого являлся. Более того, выяснилось, что в детской организации свила гнездо целая банда сексуальных извращенцев – инструктора, психолог, даже заместитель директора. А покровительствовал им этот самый Освальд. Потом он сел и канул в Лету, к радости всех порядочных людей. – Жаль, согласен. Если бы удавили – нам всем было бы куда как удобнее. – Мерфи покачал головой.  Представительный мужчина, он имел лишь одну малоприятную особенность – смотрел не в глаза собеседников, а словно куда-то в сторону. И лыба у него была больно уж картонная, искусственная – но наверное такая она у всех общественных деятелей, привыкших актерствовать и работать на публику. – Дело в том, что мы со Стоуном общались с тем типом – разумеется, ничего не знали о его мерзких наклонностях. Имели, так сказать, финансовые контакты – и у него есть… информация о нашем прошлом бизнесе. Не совсем законном.  Так вот, он недавно на меня вышел. Требует, чтобы его назначили в городскую администрацию – иначе сольет ее прессе. Майк хмыкнул и покачал головой. Тут двух коммерсантов действительно взяли в клещи – если Чарли проимет на работу сидевшего в тюрьме педофила, то по его публичному имиджу будет нанесен удар, от которого он вряд ли оправится. Если же ему откажет – то у журналюг окажется на него компромат, способный, возможно, его самого усадить за решетку – это вместо большого кресла. Фредерик пожевал губами, затем спросил. – Вы сами пробовали на него воздействовать? Вице-мэр махнул рукой. – В смысле предложить денег? Ему бабки не нужны. Наши славные правоохранители  тогда так увлеклись расследованиями его тайных радостей, что об… экономических прегрешениях забыли. Он сумел спрятать и отмыть, что заработал с нами. Плюс ему немало оставил папаша – он был тоже был ассесором, в семидесятых, и украл немало… Чем больше  Мерфи об этом вещал – тем более нервно себя вел Мортимер Роктри. Он покашливал, почесывался, вертелся на месте как юла – видимо, несмотря на свое более чем пренебрежительное отношение к закону, юрист сейчас хотел находиться отсюда подальше. Уже это говорило о том, чего именно от них хотел сейчас Чарльз – пусть, как истый политикан, он и выражался обтекаемо.  -… Говорить с ним смысла нет. Он в тюрьме совсем рехнулся, заделался реальным маньяком. Сами знаете, как таких там принимают. Поселился на ранчо в Йоло, около Вудланда – и говорят, в настоящий Освенцим ту ферму превратил. Сторожевые собаки, камеры, датчики движения… Бог знает что. Мания преследования… После всех этих преамбул заместитель мэра вновь обратил взор на Альтиери. – Если бы вы помогли решить вопрос – любыми методами – я был бы вам вечно благодарен. 

* Ассесор графства Сакраменто - чиновник, ответственный за оценку имущества графства

+1

13

Первое впечатление, которое Чарльз Мерфи произвел на гангстера, было положительным. Мерфи выглядел уверенным в себе и не лишенным интеллекта, в то же время в нем отсутствовала свойственная некоторым политикам заносчивость. Представившись по имени, вице-мэр как бы сразу дал понять, что ищет в их лице друзей. И, тем не менее, помня о словах Ди Марко, очаровываться им Фрэнк не спешил, к тому же он и сам понимал, что игра на публику была частью работы таких как Мерфи. Тот явно блефовал, называя себя единственным человеком, при котором их интересам ничто угрожать не будет, но в чем был прав, играть в лотерею итальянцы желанием не горели, Чарльз был для них наиболее удобен, как тот, с кем косвенно, но уже приходилось иметь дело.
Услышав имя Освальда Мосса, и вспомнив, чем тот был знаменит, у Фрэнка на лице также нарисовалась гримаса отвращения. Начинать дискуссию о том, какой нынче контингент преобладал в тюрьмах, он не стал, но одно знал точно, попадись ему такой сокамерник, в живых бы его не оставил. Это сколько ему дали? Меньше десяти? А если и больше, то не намного. В сравнении с тем, какие сроки давали славным парням, наказание для Мосса заслуживавшего смерть, казалось насмешкой. Ну и то, что с головой их клиент не дружит, это Фрэнк уже понял. Весьма странное желание педофила вернуться на работу в городскую администрацию также о здравости рассудка не говорило, похоже, что они имели дело с типичным психопатом, убийство которого ни у кого из них угрызений совести не вызовет. - Мы разберемся, - качнул головой гангстер, а потом глянул на стоявшего чуть в стороне Поли и кивнул уже ему, чтобы тот взял эту работу на себя. На счету у Дамиани было уже пара десятков убийств или даже больше, впрочем, Фрэнк никогда не запрещал тому прибегать к помощи кого бы то ни было еще. Кто именно нажмет на курок, Альтиери в данном случае не волновало, ему нужен был результат.
Теперь пожалуй стоило поговорить о том, в чем заинтересованы они, раз уж Мерфи пообещал им быть вечно благодарным. А чтобы разговор протекал более гладко на столе появилась домашняя граппа, собственно это Джон ее приметил в ящике под барной стойкой. Будучи другом Фрэнка еще со времен учебы в школе, он мог порой позволить себе непринужденность в его обществе и его доме, и достав бутылку обратился к боссу:
- Это то, о чем я думаю? И ты молчал? - Затем пояснил уже для Роктри и Мерфи, которые явно не понимали о чем речь. - Отменная вещь между прочим, вам стоит попробовать.
- Это граппа домашняя, - Альтиери жестом показал Фредерику достать бокалы, рядом с которыми тот сидел, - моя мать делает. - Вопреки возникавшим не раз предположениям, бутлегерами предки Фрэнка не были, все было гораздо прозаичнее, Анджела Альтиери взяла рецепт у кого-то из своих знакомых. В сравнении с классическим напитком, здесь градусов было больше, и выпить содержимое бокала не поморщившись удавалось не многим, Джон Мора был таким, упокой господь его душу.
Пропустив по одной, они продолжили.
- Участок между второй и девятой, в районе саутсайд парка, он должен достаться нам. - А уж они потом сами распределят все работы между подрядчиками. Публичные слушания по утверждению нового генплана должны были пройти в сентябре. В числе прочих районов, чье развитие планировалось, был и названный Фрэнком. Он находился в непосредственной близости к центу, и его одноэтажную застройку середины пятидесятых годов планировалось снести. Часть земли, та что располагалась вдоль западной границы, выделялась под коммерческое назначение, остальную же территорию собирались застроить жилыми домами в три-четыре этажа. - Это наше условие, Чарли, я не хочу здесь никаких сюрпризов. - Времени сил и денег они на этот проект затратили уже достаточно, и Фрэнку не хотелось бы чтобы новый мэр, кем бы он ни был, помешал конечной цели. Мортимер тоже был в доле и активно кивал головой в этот момент. В принципе Альтиери не возражал, чтобы и Мерфи заработал с этого денег, он понимал, их интересы должны быть не просто взаимными, по возможности они должны быть общими.
- Вы решаете мою проблему, я вашу, - сверкнув белозубой улыбкой еще раз, Чарльз подкрепил свои слова крепким рукопожатием. После чего мужчины пропустили по второму бокалу граппы опустошив тем самым бутылку более чем на половину. - И в самом деле хорошая вещь, - шмыгнул носом вице-мэр, его щеки зарозовели, как впрочем и большинства находившихся здесь, - может я смогу выкупить у вашей матери рецепт?
- Я поговорю с ней об этом, - Фрэнк усмехнулся, не воспринимая всерьез то, что сказал Мерфи. Обстановка вокруг стала более непринужденной, мужчины переключились на разные, как около, так и далекие от политики темы.  - А кто еще баллотироваться будет, есть информация? - Фрэнк глянул на Майкла, который то и дело бухал в обществе различных советников и чинуш разного ранга, соответственно мог знать "врага" в лицо.
Информация была у Фредо, ей он и поделился с остальными:
- Лукас Джефферсон, я слышал, - бывший спортсмен чемпион олимпийских игр по гребле, а ныне вот уже третий год член городского совета, имидж у него бесспорно был получше, чем у зажравшегося магната Стоуна, слишком далекого от проблем простых смертных,  - и у него неплохие рейтинги.
- По-моему этот человек может стать более серьезной проблемой, нежели извращенец-психопат, нет? - И черт знает, кто еще сунется поучаствовать в предвыборной гонке. Впрочем, работать над политической программой и имиджем Мерфи тоже наверняка будут профессионалы, а не абы кто. Было не мало примеров того, как пиарщикам в короткие сроки удавалось кардинально менять общественное мнение. Те, кто вчера были в центре скандалов и судебных разбирательств, сегодня учреждали образовательные гранты, жертвовали миллионы африканским детишкам и завтра становились героями в глазах рядовых американцев.
- Еще эта, как ее, - подключился Джон, - Саманта Лавли, она давно в кресло мэра метит.
- Эта ебанутая стерва и двух процентов не наберет, - махнул рукой дон. Саманта была чернокожей лесбой лет сорока и очень часто выступала с критикой Стоуна. Будучи к тому же женщиной она словно объединила в себе всех тех, кто последние сто лет боролся за свои права, и этим часто бесила белых.

+1

14

Когда Фрэнк  согласился помочь покончить с Моссом,  Майкл просто молчаливо с ним согласился. Он бы поганого педофила собственными руками задушил, предварительно кастрировав. Жаль, что в тюрьме они до него не добрались – впрочем, тот ведь сидел преимущественно во времена Донато и раннего Гвидо, а тогда у них в самих Семье присутствовали некоторые люди, которые были немногим лучше маньяков. Вдобавок к тому, что решение было морально приятным – оно было хорошим и в смысле бизнеса, как краткосрочного, так и долгосрочного. Цена, запрошенная Альтиери, пресловутый участок в Саутсайд Парке, была весьма достойной – и к тому же они повязывали Мерфи с ними кровью. Хуй он потом им в чем откажет, после того как сам попросил их убить человека. Роктри недаром такой бледный – понимает, в какое дело впутался
Выпив граппы и крякнув от удовольствия, Майкл несколько снисходительно взглянул на Маленького Джона и Фредо, уже начавших высказываться на тему того,  кто еще будет баллотироваться в мэры. Повернулся к Франческо. – Cам знаешь, гусей по осени считают. Cтоун же только сегодня об отставке объявил, этого не ожидал никто. Хуй поймешь, какие альянсы сейчас сложатся. Понятно, что в ближайшие дни будет развернута бурная деятельность -  городские политики начнут прощупывать почву, консультироваться со своими помощниками, секретарями, финансистами, газетчиками и лоббистами. И лишь потом последуют заявления о намерении занять большое кресло. Но,  в принципе, высказанные двумя другими мафиози предположения были здравыми – Лукас Джефферсон раньше не особо скрывал своих намерений поучаствовать в следующих выборах, а Саманта Лавли чуть ли не на каждом углу орала о том, что скоро она покончит со "The Old Corruption"*, как она пышно окрестила нынешний режим Стоуна. От Ринальди не укрылось одно важное обстоятельство. – Лавли и Джефферсон ведь оба демократы, так ведь? – слегка нахмурившись, итальянец взглянул на Чарли. Получается, у него будут противники из собственного лагеря. Тот согласно кивнул головой, его лицо приняло серьезное выражение. – Это да. Та сучка меня не особо волнует – но я опасаюсь, что она может объединить силы с Джефферсоном. Просто чтобы.... очистить город от наследия Стоуна, как она это называет. Хотя чего у них общего? Он умеренный, а она прогрессистка,  краснее чем жопа обезьяны…  Такое в самом деле стало бы малоприятным – пусть припизднутая чернокожая и наберет не больше двух-трех процентов голосов,  но, если она "качнет" харизматичного и напористого экс-чемпиона, то может тому добавить шансов на победу.  Впрочем то, что борьба будет идти преимущественно между демократически настроенными кандидатами  - неудивительно. Сакраменто всегда был левацким городом. Да и на грядущих выборах играть основную роль  станет скорее не принадлежность к какой-то конкретной политической группировке, а  популистские шаги претендентов, поддержка прессы, бизнеса и влиятельных организаций. Насчет последних и решил высказаться Майк. – Мне недавно кстати говорили, что Ассоциация Полицейских Офицеров Сакраменто на новых выборах поддержит любого кандидата, который пообещает закрутить гайки. Скорее всего республиканца.   Слова же сотрудников правоохранительных органов не могли не повлиять на ряд избирателей – если те скажут, что именно при таком-то кандидате они смогут обеспечить в городе безопасность, как им не поверить? Фредерик Клементе поморщился и деликатно глотнул граппы – он, насколько знал Майк, предпочитал более благородные напитки, да и вообще пил не часто. Но как можно отказаться от угощения босса? Тем более после того, как их отношения наконец нормализовались. – Было бы неплохо, если бы произошел какой-нибудь скандал, у наших доблестных стражей порядка… - негромко сказал он, вытирая губы. Ринальди понял, к чему тот клонит – если, условно говоря, кому-нибудь в каком-нибудь полицейском участке засунут в зад дубинку или же, допустим, украдут из комнаты вещественных доказательств ящик водки "Смирнофф" - то заявления ассоциации не будет столь убедительным для электората. Однако он сказал о другом. – Думаю, мы сможем потянуть за кое-какие ниточки в Региональных Строителях…  А может и в Трудовом Совете. при необходимости. При этом Майкл вопросительно взглянул на ДиМарко и Альтиери. В Региональных Строителях,  влиятельной ассоциации местных бизнесменов, состояли почти все ходящие под ними подрядчики -  а Центральный Совет по делам труда, вроде как общественная ассоциация,  защищающая права рабочего человека, состояла в основном из продувных профсоюзных ветеранов. "При необходимости" же означало – что они будут готовы помочь, если увидят со стороны Мерфи дальнейшие шаги к взаимовыгодному сотрудничеству.  – Я был бы благодарен. – повторил свои прежние слова вице-мэр – а Фредо Клементе задумчиво почесал подбородок.  – Кого же  все-таки выдвинут республиканцы? Майк закинул ногу за ногу. – Думаю, они сейчас на эту Долорес оглядываются. Как в песне группы Korn – "Follow the leader"**. Потом он добавил. – Но я слышал об одном парне.  "Буффало Боб" Сандерс, слышали?  Член палаты представителей, все о духе дикого запада говорит. В ковбойских сапогах на заседания ходит. Он… знакомому знакомого сказал, что не прочь мэром cтать. О чем вот Майк жалел – так это о том, что нельзя было сейчас пообщаться с Биллом Коулом. Тот был в городской политике так давно, что успел забыть больше, чем некоторые новоявленные ее светила знали. Но  cтарый советник как раз сейчас взял ежегодный отпуск и, вместе с женой, жарил кости на солнечных багамских пляжах.

* "Старая Коррупция?

** "Следуй за лидером*

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Meeting public enemies