Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What Happens Tomorrow


What Happens Tomorrow

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/ec/6d/9b/ec6d9bc123ad1511ed90c8ef5fccefe6.jpg

Margarita Bechtel & Beth Carter
____________________
10.05.2016
время ланча
подругам есть о чем поговорить
____________________

If you let me, I'll protect you
However I can
You've got to believe
It'll be alright in the end
You've got to believe
It'll be alright again
© Duran Duran

+1

2

вв

http://storage6.static.itmages.ru/i/16/0712/h_1468332706_2799586_ca32abbeda.jpg

- Пока что стакан воды со льдом и оставьте два меню, - улыбнулась молодой рыжеволосой девушке, которая подошла к ее столику не успела Марго сесть.
- Да, мисс, - Валери оставила два меню и пошла в сторону бара, чтобы выполнить просьбу посетительницы.
Маргарита удобно устроилась у окна на просторном и очень мягком диване, отложила свою небольшую сумку и папку с документами подле себя, после чего позволила себе осмотреться.
Ресторан был наполовину пуст, даже не смотря на то, что подошло время ленча, и что вокруг слишком много офисов. Но, зато, это позволит ей и Бет нормально поговорить. Атмосфера в заведении располагала. Тихая, едва заметная и не надоедливая музыка приятно ласкала слух рыжеволосой леди. Она прикрыла глаза, пытаясь прикинуть, кто поет. Кажется, это было что-то из Синатры. Точно. Его спутать нельзя ни с кем.
Удобно облокотившись о мягкую спинку дивана, Марго неосознанно коснулась своего живота, который пока еще не был грандиозно заметен, да и в этом белом костюме даже если бы немного выпирал - все равно бы никто не сказал, что она беременна. А сама Марго уже хотела, чтобы живот стал чуть больше, чтобы она могла почувствовать своего ребенка, чтобы им сказали пол малыша...ей так сильно хотелось девочку!
Со времени праздника, где Марго и Лео объявили всей семье чудесную новость прошло несколько дней. Но этого точно не хватило Марго, чтобы прийти в себя после выходки Максимы. Она все еще была чертовски зла на сестру. Вчера вечером звонила мама. Кажется, Макси наплела ей с три короба про праздник, и Марина отчитала дочь за то, что та так некрасиво и не подобающе обошлась с ее младшим ребенком.
Удивлению Маргариты не было предела. Она хотела было объяснить матери, кто на самом деле устроил вещь не подобающую...но что-то заставило ее смолчать и молча проглотить обиду. Маме нельзя нервничать. В крайний раз на проверке у врача у нее обнаружились проблемы с сердцем и Маргоша очень сильно переживала, что любое потрясение матери может привести к сердечному приступу или инсульту. А уж этого она точно не хотела. Так что пусть лучше мама будет считать, что это она плохой ребенок, чем знать то, каким образом повернулось их с Костей воспитание.
- Ваша вода, - перед Марго поставили высокий прозрачный стакан с шипучей водой.
- Спасибо, - кивает, ждет пока официантка отвлечется на других посетителей, подносит стакан к губам, делает несколько глотков.
Марго глянула на тонкие часики из белого золота, закрепленные на правом запястье. Их ей подарил Лео на первую годовщину свадьбы, не смотря на то, как сильно Марго была в ужасе и как отговаривала мужа дарить ей часы. Это же к расставанию! Но, слава богу, уже пятый год вместе, и все хорошо...надо постучать по дереву.
Она вообще рада, что им с мужем удалось сохранить те самые чувства, которые были в день свадьбы. Может быть в их отношениях стало на толику меньше страсти...хотя и тут можно поспорить. Стоит только вспомнить моменты, когда Лео возвращается домой после долгих отлучек в неделю, или несколько недель. Маргарита улыбается, прячет улыбку в стакане воды, и тут же замечает Бети, которая вошла в зал и озирается по сторонам - ищет глазами Марго.
Молодая женщина поднимает левую руку, салютуя подруге.
- Бети, - Марго поднимается навстречу сестре мужа, при обнимает ее, кажется, немного более "жарко" чем того требовала ситуация (ведь по сути они виделись четыре дня назад).
- Я так рада, что нам все таки удалось встретиться, - улыбается, возвращаясь на место, - Я пока еще ничего не заказывала, - Марго кивает на меню, которое лежало на тарелке перед Бети.

+2

3

Кто бы мог подумать, что самый обычный семейный ужин в честь дня рождения одного из членов семьи, мог бы привести к целой чреде событий? В прочем, и сам ужин не был беден на события, ведь каждое блюдо, можно сказать, было приправлено своей особенной вестью, приносить которые начал великий и ужасный Уоррен Бектэль. Ему, конечно, никто бы не осмелился сделать замечание, чтобы он не сделал. Но, благо, отец троих детей и уважаемый человек не только в штатах, но и за их рубежом, остановился лишь на том, что привел на ужин свою пассию, что не просто годилась в ровесницы его дочери и невестке, но и родилась в один с Бет день. Правда, долю критики Уоррену все же пришлось выслушать. Вот только уже после ужина, когда тот приехал к Элизабет для разговора, что обрел, в какой-то степени, новый смысл для них обоих. И хорошим, пожалуй, было то, что к десерту они все получили по-настоящему чудесную вещь – Марго снова была беременна. И, если подсчеты были верны, то должна была подарить ее старшему брату второго ребенка к концу лета.
Дети … от одной только мысли о том, что в семье Бектэлей появится еще один малыш, Бет сразу же довольно улыбалась. Не так давно, но ранним субботним утром мир увидел первенец Джона. Младший брат с нетерпением ждал того дня и, пожалуй, даже не мог предположить, что его возлюбленная супруга, подарить ребенка чуть раньше. Видя это прекрасное маленькое создание, женщина не могла не подчеркнуть сходства его с Джоном, которого она смутно могла припомнить в таком юном возрасте. Хотя, как знать? Может детская память все-таки обладает куда большим свойством запоминать детали и подробности, чем взрослая? Ведь мы порой часто забываем о многих важных вещах.
О встрече женщины договорились еще в начале ужина, что состоялся этой пятницей. Давно они уже не встречались и не делились мыслями относительно своих планов и стремлений, что следовало, несомненно, исправить, пусть бы что не случилось в жизни.
Сегодня день начался из непростого подъема для всех Картеров, что несколько засиделись после ужина, на который пришел Уоррен со своей подругой. Их Элизабет пригласила еще в пятницу после разговора с отцом, которому и обещала присмотреться лучше к его юной избраннице. В прочем, как и обещала она не быть к ней строгой. Но, это и не потребовалась. Анна была весьма мягкой и деликатной женщиной, что не навязывала своего общества. Эта женщина поступала тактично и обладала воистину уникальной способностью подбирать правильные слова. Однако самым главным критерием для Бет было то, насколько француженка все-таки отличалась от ее матери. Джанин Гарнье была все-таки не просто истинной леди, которой была также и молодая пассия Уоррена. Джанин была женщиной с характером и по-настоящему сильной выдержкой и высокими требованиям к окружающим ее людям. Она не осторожничала, когда хотела донести до кого-то истину своих суждений. Она говорила правдиво, пусть даже эта правда могла резко ударить по самомнению ее собеседника, тогда как Анна все-таки была очень мягкой. И была настолько мягкой, что придраться к ней Бет, даже при всем своем желании, не могла. Не смогла – уж если быть точной.
Но, отец с Анной улетели нынче в Париж, тогда как детей следовало отвести в школу, что и сделал глава семейства. Правда, при этом Оливия выглядела совершенно расстроенной. Она питала все-таки надежду на то, что дедушка решит взять ее с собой, пусть бы что. Правда, девушка не знала, что мать успела дать добро любящему деду на бесценный сюрприз к выпускному балу, что состоится в начале июня после выпускных экзаменов. И это послужит не только наградой для Ливи, но и наказанием в некоторой степени. Все-таки юной мисс придется довериться вкусу своего деда, а также его памяти о размерах любой внучки, что не сможет примерить самостоятельно платье. Разве проинструктировать деда по телефону, если тот проговорится о подарке для своей любимицы.
Прежде чем подъехать к ресторанчику, в котором женщины договорились о встрече сегодня, Бет съездила в офис своей кондитерской, расположившийся неподалеку. Там на нее ожидало несколько приятных сюрпризов в виду перспективы развития роста сети, что уже начала выходить за пределы штата Калифорния. Однако прежде чем принимать какие-либо решения, миссис Картер предпочла хорошенько обдумать риск. Ведь не главное увеличить сеть, главное сохранить свое имя. Этой же философией всегда руководилась строительная компания. От нее же не стала отказываться Бет. И, как оказалось, не прогадала.
Войдя в хорошо осветленное и просторное помещение ресторана с большими окнами и высокими потолками, Бетти немного потерялась. Она прошлась по занятым столикам взглядом, не сразу заприметив рыжеволосую подругу, сидевшую возле окна. После того, как Бектэль ей отсалютовала, Бет улыбнулась, решительно направившись в ее сторону.
- Привет, Марго, - поприветствовала женщина жену брата, подарив ей тесные объятия. – Я тоже очень рада нашей встрече, - добавила она, не забыв своего желания видеться с родней чаще.
- Как ты себя чувствуешь? – спросила она задолго до того, как официантка снова подойдет к их столику. – Мне кажется, или ты немного бледновата сегодня? – нахмурившись, внимательней присмотрелась к женщине она. – Если так, нужно было сказать, я бы заехала к тебе. Все равно у меня на сегодня больше нет дел в городе, - добавила она, все тем же мягким и дружелюбным тоном голоса.

looks like

https://i.imgur.com/oS9y4pD.jpg

+2

4

Наверное, с одной только Бети Марго была максимально честна. Во всяком случае, если посмотреть на окружение, с которым Маргарита контактирует достаточно долгое время, именно сестра ее мужа оказалась максимально близкой к молодой женщине. С Бети она могла обсудить то, что не могла обсудить с Лео. Могла попросить у нее совета. Поддержки. Но были, конечно же вопросы, которые они никогда и ни при каких обстоятельствах не поднимали. К примеру, Марго никогда не говорила ничего лишнего про Лео. Только то, что стоит знать семье, и ни словом больше. Она всегда старалась хватить мужа, никогда не жаловаться на него, в какой-то степени восхищаться (опустим воспоминания про их последнюю ссору). И, правду говоря, это было легко сделать - потому что такое отношение ее к мужу было правдой.
Маргарита в принципе шла по жизни с кредо, что своих надо хвалить при других, даже при других членах семьи, и только ты сам можешь сказать, что тебе не нравится родному человеку, глаза в глаза, наедине.
Бектэли были не простой среднестатистической семьей со стремлением к великой Американской мечте. Бектэли это было имя. И репутация. В первую очередь репутация. К тому же, кусок своей американской мечты они уже урвали достаточно давно.
И то, что произошло на днях в ресторане, снятом для празднования ее дня рождения, можно было назвать сюжетом из ряда вон. Марго понимала, что ее сестра не вписывается в безупречный мир ее свекра, который привык, что все идет по расписанию и строго так, как хочет он. Да она и сама, положа руку на сердце, не очень-то подходила на роль идеальной жены для его старшего сына.
Иностранка, с мутными родственными связями, не имеющая имени и веса в этой стране, она была, скажем так, не ровня Лео. И Марго думалось, что его отец думает именно так. Впрочем, Бектэль старший ни разу не сказал и слова поперек Леонарду. Или же тот просто не решился доносить такого рода заявления до жены.
Так что после прошедшего праздника остался неприятный привкус, словно тебя макнули лицом в отхожее место несколько раз кряду. Марго и не знала как реагировать, она не знала, что сказать и как попросить прощение за поведение сводной сестры, чья наглость выбила из равновесия и ее саму. Спасибо Бет. Спасибо ее милой подруге, что так вовремя вывела молоденькую девушку из-за стола под предлогом разговора и сопроводила со всеми почестями до ближайшего выхода.
Злилась ли Марго на подругу за то, что она взяла ситуацию в свою руку и резко переговорила с Максимой? Да что вы. Она была даже благодарна.
По телу разлилось приятное тепло, когда Марго почувствовала, что подруга обнимает ее в ответ. От Бети приятно пахло парфюмом и лосьоном для тела.
- Чувствую себя сносно, по сравнению с первой беременностью, эта вообще сплошное счастье, - улыбается, - почти не мутит, спина еще не болит, и ноги пока не опухают, так что можно радоваться, - Маргарита делает радостное лицо, но потом взгляд ее становится более серьезным, на мгновение в нем скользит что-то мимолетное, едва уловимое.
- Бети, я еще успею насидеться дома, а сейчас, пока еще могу, хочу двигаться и не сидеть в четырех стенах. Даже если это любимые стены, - говоря она открывает меню и пробегает взглядом по списку салатов. - И раз у тебя нет больше дел, - протянула Маргоша, переворачивая страницу и, якобы, держа паузу, интригуя, - то мы могли бы не торопиться и посидеть чуть дольше, чем положено сидеть на ленче, как думаешь? - Маргарита еще не выбрала, что будет на обед, ее серые глаза внимательно следят за Бет. - Ты чем-то озадачена? В последний раз у тебя было такое выражение лица, когда ты мне сказала, что вы с Россом из Бостона уезжаете. Давай рассказывай, что случилось. И, право же, я хочу знать, как вы съездили в Париж! - мелодичный голос Марго с уловимым акцентом, который придавал ей некий шарм, эхом окутал их столик на двоих в самой глубине зала.

+2

5

Беременная женщина требует много внимания к себе. Вообще, женщины, так или иначе, но нуждаются во внимании противоположного пола к себе, и лучше будет, если муж будет дарить достаточно внимания своей благоверной. Однако особенно много внимания, ласки и, естественно, любви требует к себе женщина, носящая под сердцем ребенка. В этот трогательный и такой деликатный период времени она слово закрывшийся на ночь бутон цветка, что должен был вот-вот расцвести с первыми лучами солнца, стоит только золотому диску озарить округу своим светом. Да, такой цветок требует к себе внимания и терпения – из-за беременности женщины часто готовы идти на поводу у своих чувств и эмоций. Это нормально. Главное только не давать эмоциям бить через верх допустимой черты, иначе это будет уже не слишком хорошо для ребенка, что чувствует то самое, что и его мамочка. Именно по этой причине женщина присмотрелась внимательней к своей невестке, у которой и без того была от природы достаточно бледного оттенка кожа, особенно в купе с ее прекрасными огненными волосами, что привлекали к себе внимание. Должно быть, Леон влюбился в свою будущую супругу, завидев только ее гладкие и блестящие, как шелк волосы? Все-таки за них, а тогда уже за глаза цеплялся взгляд. В прочем, знать наверняка Бет не могла, а ее предположение навеки останется лишь предположением, которое останется невысказанной попыткой разгадать загадку чужих отношений.
В прочем, ее предположение относительно самочувствия Маргариты осталось не подтвержденным. Женщина уверила подругу в том, что чувствует себя в порядке. Словно бы для пущей уверенности, Элизабет еще какое-то время присматривается к рыжеволосой славянке, прежде чем позволить себе более спокойную и непринужденную улыбку, демонстрирующую всю полноту своей радости и счастья, полученного от их встречи.
- Ты права, еще успеешь дома насидеться, - зеленоглазая леди соглашается с подругой. – Но, главное, только не забывай больше отдыхать и гулять на свежем воздухе – ни одна беременность не повторяется, а рекомендации всегда одни и те же. Помню, с Алексом у меня так и болели ноги... Я не могла даже ходить на каблуках, при этом с Олиивией и Диланом я смело бегала на высокой шпильке, - припомнила свои беременности Бет.
Да, если вспоминать и сравнивать каждый раз, когда она носила под сердцем их с Россом ребенка, каждый раз был совершенно не похожим на предыдущий раз. Казалось, будто бы с самых первых своих движений под ее сердцем ребенок демонстрировал свой характер. И кто знает, может она вскоре снова узнает счастливую новость? Стоит только выждать положенных несколько дней – осталось всего-то одиннадцать дней!
- Конечно, задержимся, - согласно кивнула женщина. – Можем еще пройтись по парку, если хочешь? – в свою очередь предложила Бет один из вполне подходящих и нисколько не вредных вариантов досуга, пока она взялась за меню, оставленное официанткой незадолго до ее прихода.
Бет не удалось скрыть от Маргариты своей озадаченности. Все-таки Картер не была уверенна относительно своего поступка на ее празднике, из которого она посчитала необходимым выпроводить ее младшую сестру на выход. Те взгляды, которые бросала Максима в сторону Леона, заметил даже Росс, чем и поделился с женой уже дома. В прочем, не только по этой причине решила действовать Бетти тогда…
Но, Париж! Элизабет решила уцепиться именно за их с Россом поездку в столицу романтики и моды, где Маргарите должно понравиться. Лео, быть может, не настолько любит романтику – но, чего не сделаешь, ради любимой жены, да?
- В Париже было чудесно, - улыбнувшись, ответила Бет, погружаясь в несомненно приятные воспоминания. Кажется, совсем недавно Росс сообщил ей, что они едут во Францию? – Париж был настоящим глотком свежего воздуха. Порой все-таки нужно выбираться во внезапные поездки и уделять внимание друг другу. Вы уже решили, когда поедете? Смею уверить, что в мае модная столица особенно прекрасна. Помню, как-то раз мы ездили туда в мае – все цветет, все пахнет… - Бетти заговорилась, отойдя от тех тем, которых она обязательно хотела коснуться сегодня. Помимо извинений, женщина собиралась еще рассказать подруге о том, сюрпризе, который устроила Оливия своим родителям, когда они нагрянули чуть раньше, чем юная мисс Картер ожидала их увидеть и с тех пор была наказана. Порой женщине казалось, что они с Россом поступили слишком жестко с ней, а порой … она страшно боялась, что допустила ошибку в воспитании старшей дочери, и что эту ошибку ей будет не исправить.
И как только об этом рассказать? Сказать подобное вслух – это как бы признаться в страшном грехе на исповеди, нет? В прочем, они все не на столько были набожными.

+2

6

Забота самых родных людей в нашей жизни - бесценна. Только эта забота ничего не требует взамен и только ее ты готов давать в колоссальных объемах. Как ни крути, но Бет была ей не просто подругой, они были вот уже несколько лет как родственники. Кто бы знал, что все вообще однажды повернется именно так. Что Марго все таки встретит Леонарда, да еще и где бы? На курорте, в баре того же самого отеля, где остановилась. Как это назвать, если не проведением? Она заприметила его первым и долго скользила взглядом по его запоминающемуся лицу, надеясь, что он заметит девушку с огненно-рыжими волосами через пару человек от него.
Так и произошло. И в этот вечер она не видела ничего и никого кроме него одного. И даже после, когда флер первой ночи растаял как дым, стоило бы думать о никого ни в чем не обязывающем романе средь шумного курорта, но нет, Марго знала, чувствовала, какое-то ей одной известное чувство...Они будут вместе, только дай срок.
Так и произошло. Долгих три года длился их роман на расстоянии. Лео приезжал в Бостон, она ездила к нему в Сакраменто, общения, бессонные ночи, полные страсти, и никаких обещаний. И тут как гром средь ясного неба - задержка в несколько недель и положительный результат теста на беременность. Марго честно не ожидала. Она пользовалась противозачаточными уколами, с ними сложно забыть выпить таблетку или не успеть натянуть презерватив - этого ничего просто не надо. Но...видимо, тот самый 1 процент осечек пришелся на нее и будущего супруга.
Первые сутки она не знала, что делать с этой информацией, нервничала, думала, что Лео не поймет и что откажется от нее, ведь он, казалось, давал четко понять, что брак это не для него сейчас...Но, молодой мужчина оказался счастлив такой новости и от него тут же последовало предложение руки и сердца, которого несколько лет кряду ждала Маргарита. А теперь они ждут второго ребенка и счастливы в браке. Не без эксцессов, конечно же, но все таки Марго знает наверняка, что любит. И чувствует, что и она любима.
А женщина, которую любят, светится от счастья не хуже чем начищенный до блеска новенький цент.
- Ноги пока не болят, слава богу, но я не думаю, что в этот раз удастся щеголять на Лабутенах, - улыбнулась, подмечая, что для светских выходов в свет придется искать обувь на каблуке чуть более удобном, чем это зверская колодка излюбленных дамами туфель с агрессивно-алой подошвой.
Марго закидывает ногу на ногу под столом, устраиваясь поудобней, переворачивает страницу в меню, улыбается Бет.
- Конечно, я только за, у меня вообще складывается ощущение, что мы не виделись очень долго, - поднимает глаза на девушку, разглядывает ее ярко-голубое платье, которое очень хорошо сидит на точеной, заслуженной заработанной фигуре, миссис Картер. - Кстати, платье просто чудесно сидит, я даже загляделась, - искренне подмечает.
Марго пожимает плечами:
- Мы еще не успели поговорить серьезно на эту тему, но подарок был очень кстати. Надеемся, что удастся съездить до родов, но мне что-то подсказывает, что Лео предложит отложить поездку до более удачного момента, - предположила Маргарита зная своего мужа, который всегда и во всем предпочитает перестраховываться. - Так что, думаю, что билеты будут лежать на полке до того момента, как нашему малышу исполнится достаточно, чтобы мы либо смогли взять его с собой, либо...ох, Бетс, я даже не знаю. Я не представляю, как оставлю ребенка на кого-то, - сетовала Марго, бросая короткий взгляд за плечо подруги и вновь возвращая его темноволосой девушке.
Маргарита прикрывает меню, выбрав, что будет на обед, но не торопится подзывать официантку, не хочет торопить Бет. Да и куда им, собственно, спешить? Только если домой к детям...но ведь могут мамочки себе позволить немного отвлечься от домашних и рабочих дел? К тому же Кристофер пока еще в садике, и забирать его надо не раньше, чем в четыре...да до четырех у них еще время есть.

+1

7

Наверное, только женщины способны подмечать те небольшие детали стиля и одежды, на которые не обращают особенного внимания мужчины. Например, на значение цвета одежды, которую мы так тщательно выбираем, пристально присматриваемся, прежде чем заявить, что одеть нам больше нечего из целой тонны одежды, которая развешана на вешалках в шкафу. Да, определенно, цвет платья мог сыграть свою роль. В точности, как и цвет галстука любимого мужчины, который так тщательно подбирала женщина, прежде чем они выходили в люди вместе и именно так, чтобы все прекрасно поняли, насколько они дополняют друг друга. Даже в мелочах. В прочем, как и с фасоном платья, высотой талии или глубиной выреза, которые уже успели выйти из моды или только-только вошли в эту колею. Мужчина любит глазами и ему, честно признаться, по большей мере безразлично, какой тканью ты прикроешь свое тело – главное, чтобы красиво, как ему нравится. Несомненно, они с Марго знали толк в собственном стиле, пусть у каждой из них он был свой и неповторим, от чего получить похвалу от невестки становится приятно.
Элизабет улыбается подруге в ответ, слегка смущенно поджимая губы – это ее природная реакция на похвалу. Как бы ее с детства не учили принимать ее правильно, она все равно чувствовала себя неловко. Так, словно бы и не заслужила такой похвалы, пусть она даже была высказана наверняка искренне и от души. Возможно, все же дело было не в ней, а том окружении, в котором она росла? В том окружении, где ценились перво-наперво связи и возможности, а не искренность комплиментов и слов. Искренность она попробовала на вкус рядом с Россом и Глорией, когда только-только приехала в Бостон, где они и познакомились с Маргаритой.
- Спасибо, дорогая, - только тихо отзывается Бет, прежде чем выслушать ответ на свой ненавязчивый вопрос относительно поездки, с которой нельзя затягивать. И не потому, что это подарок от всей души – не важно. Это просто то, что нужно взять для себя, пока есть время и возможность. Не всегда жизнь будет так щедра. Да и если слушать или искать себе отговорок, когда еще съездить? В старости? Ну, уж тогда вряд ли будет не до романтики прекрасного Парижа, хотя с этим утверждением явно Уоррен Бектэль готов был поспорить.
- Все-таки я посоветую вам не откладывать в длинный ящик с поездкой, - высказала свое субъективное мнение Элизабет. – Не давай Лео возможности отложить поездку на столь давний срок, мужчины ведь порой сами не понимают, что им нужен отдых, если мы им не подскажем. К тому же, смысл в романтической поездке, если брать с собой детей? – пожала плечами женщина, не так уж и много внимания уделяя меню, находившемуся в ее руках. – Когда мы оставляли Алекса на отца, я безумно волновалась. В принципе, не зря, ведь отец решил внуку купить настоящего пони. Но в целом, ничего ведь не случилось, пока мы были в Париже, а Кит чуть старше Алекса. Да и мы с Россом с радостью сами бы присмотрели за нашим крестником – они с Алексом замечательно ладят и время, которое вас не будет, он проведет уж точно не в слезах, - в итоге улыбнулась Бет, прекрасно понимая, как не просто бывает с первым ребенком. Все-таки первый ребенок в семье всегда особенно любимый и холеный. Такой же была и Оливка.
Воспоминание о не самом приятном сюрпризе последовало шлейфом следом за мыслью о дочери, что просилась на свободу от родительских запретов. Пока она просилась вместе с отцом в Париж, что, само собой, запретили ей родители. И теперь Бет сомневалась в том, правильно ли они сделали. Наверное, всю жизнь она будет сомневаться в том, что касалось старшей дочери? Она была, как сложная головоломка – так похожа на саму Бет и так разительно от нее отличалась.
К счастью, к ним подоспела официантка. Так что, Элизабет позабыла на какое-то время о своем проблемном (почти) взрослом чаде. Или же просто отстранила ее в сторону, куда-то на периферию своего сознания, к которой она еще вернется.
- Мне, пожалуйста, кофе по-ирландски, но без виски, - женщина сразу же попросила у девушки, что принимала у двух леди заказ. К алкоголю в их семье (Картеров) всегда относились субъективно в виду понятных причин, однако оно не стояло под знаком табу. Однако не по этой причине Бетти отказалась от дополнения к традиционному напитку, столь популярному в жаркую пору, благодаря добавкам мороженного и взбитых сливок. Она не была уверена, в своем положении…
- К кофе я предпочла бы чизкейк и на этом пока все, - добавила Картер, улыбнувшись официантке, которой и вернула меню. Все-таки женщина любила пробовать сладости в других заведениях, что не входили в сеть ее кондитерских и не закупали у нее сладости, как делало сразу несколько кафешек из Сакраменто, Лос-Анджелеса и Сан-Диего. Надо ведь знать, чем кормят «конкуренты»?

+2

8

Марго любила и доверяла подруге, но как той объяснить, что с ее братом спорить, собственно, бесполезно? И что именно Лео в их семье и голова и шея, а Марго должна спрашивать и слушать, если чего-то хочет и если Леонард что-то говорит. Потому что его жена должна быть в первую очередь послушной. А то, что бывает за непослушание Марго успела испытать на себе не один раз. Когда ее супруг выходит из себя рядом лучше просто не находиться, потому что он может забыться...достаточно.
Она вспомнила свой недавний порыв с вылазкой на Тахо. Она тогда не спросила у Лео, не сказала ему, не предупредила, да и просто выключила телефон. А когда супруг явился разгневанный и задетый этим ее поведением случилось то, что должно было случиться.
Злилась ли Марго на него? Будет странно сказать, что нет? Она понимала, что не права. Пусть и не сразу, но все таки. Лео делал для их семьи все, что мог. И у него хорошо получалось. Ей же приходилось быть только послужной женщиной, хорошей матерью для их ребенка, держать дом в порядке и справляться со своими не такими уж и большими обязанностями по работе, в которые входило поддержание фонда и его развитие.
Правда это самое детище ее свекрови не приносило полноценного дохода. Если вообще все это можно назвать доходом. Марго лишь доставала часть средств, чтобы платить заработную плату сотрудникам и покрывать некоторые издержки, такие как пополнения офиса необходимым, коммунальные платежи и оплата командировок. Сама она мало что получала от организации. Но самым главным для нее было самоудовлетворение от того, что она помогает кому-то пускай и не своими собственными руками, но явно и не без приложения оных.
Да и фонд это то, чем она может заниматься помимо семьи, чтобы не закиснуть в четырех стенах. Сидеть все время дома и выбираться только на вечеринки друзей и знакомых, на которые Лео и то ходит со скрипом...она бы очень скоро просто сошла с ума.
- Бетти... - Марго отвела взгляд, чтобы потом вновь взглянуть на темноволосую молодую женщину, сидящую перед ней. - Ты ведь понимаешь, что я мало что могу решить? Если Лео скажет, что после родов, значит так и будет. Но...я конечно же, постараюсь уговорить его отправиться и пораньше. Он воодушевился... - мягко улыбается - ...кажется.
Девушка сделала заказ и Марго еще раз "нырнула" в свой образец меню.
- А я, пожалуй, буду салат с тунцом, помидорами и спаржей. И чай улун, - отдает меню за ненадобностью.
Ей бы это съесть, так как с утра вообще ничего не успела кинуть в желудок, что очень плохо в положении, в котором находилась Марго. Девушка быстро записала все в свой небольшой блокнотик и "растворилась". Подруги остались предоставлены сами себе. Сама же рыжая замялась и все таки выдала:
- Я хотела бы извиниться за выходку своей сестры. Честно, не думала, что ей хватит наглости явиться туда, куда ее не приглашали, да еще и вести себя столь не подобающе, - Маргоша пожимает плечами, не зная, что еще сказать.
К сожалению, родственников не выбирают. И ей просто немного не повезло со сводной сестрой. Со всеми бывает. Но  не у всех же родственники имеют столь громкую фамилию? Да и она сама теперь носила ее. И принадлежала к клану Бектэлей. Всего через пол года готовая подарить семье еще одного наследника. Маргарита невзначай касается своего живота, не столь явного, каким он будет через месяц-два, но все таки...
- Я постараюсь сделать так, что она больше не будет без спроса являться куда-либо и ставить всех в достаточно неудобное положение, - и в первую очередь саму Марго.
Ей было чертовски стыдно за Максиму. Интересно, а было ли самой Максиме хоть на йоту так же стыдно, как и сестре?

+1

9

Не зря говорят ведь о том, как назовешь свой корабль, так он и поплывет? В семейной жизни, пожалуй, действует в какой-то степени схожее правило: как отправишь, так и поплывет. Каждая семья живет по своему негласному уставу, который установляется обоюдно супругами еще в начале их семейной жизни, при помощи быта, придирок и взаимного терпения. И тут, как говорится, как было установлено у самых истоков, так оно и не изменится никогда. Возможно, Элизабет всего лишь повезло? Однако в их с Россом семье они обычно смотрели на многие вещи одинаково. Порой даже казалось, что мужчина способен читать мысли своей возлюбленной, которая была готова пойти на многое, если не все ради него. В какой-то степени, даже приезд в Сакраменто был продиктованный в первую очередь мыслями о муже: он ведь так мечтал строить дома и материализовать свои задумки, что были не востребованы в Бостоне, пожалуй, только из-за отсутствия опыта у молодого архитектора и выпускника лучшего технического вуза. Но, к чему поворачиваться назад? Стоит хотя бы припомнить недавний разговор с отцом, что со временем нашел способ не сколь вымаливать себе прощение, сколь подкупать Бет. На этот раз он обещал Россу место в совете директоров компании. И это быстро отвлекло женщину от мыслей о моральности поступков ее отца, к которому она, определенно, попросту придиралась, выискивая то, за что она могла бы уцепиться и обновить свою обиду.
И вот ведь совершенно противоположная картина, да?
Леон и Маргарита – так органично дополняющие друг друга противоположности, словно две стороны одной медали. Вспыльчивый Лео и такая тихая и спокойная Марго – казалось бы, что есть у них общего? Но, нет ничего, что не соединит любовь, как бы это не звучало.
Однако, разве не должен был бы мужчина сделать то, чего попросит его женщина, особенно сейчас, когда она находится в таком деликатном положении? Пожалуй, это несколько удивило Бет, что все еще смотрела на все со своего угла. Она знала, как бы поступил Росс, будь он на месте ее брата. Знала, что любимый мужчина не отказался бы от возможности провести хоть несколько дней вдали от привычной суеты и даже от детей, которых чета Картер очень любит и не мыслит своей жизни без них. Но, правда в том, что даже и им нужен глоток свежего воздуха. И ведь они с Россом именно так и поступили – отправились в свою поездку, отвоевав себе несколько дней в самом романтичном уголке мира, пусть даже эта поездка и была сопряжена с делами компании. Но, вот сейчас Элизабет и поймала себя на мысли, что совершенно не понимает причин, которые заставляют ее брата держаться так прочно Сакраменто и дел. К чему откладывать в длинный ящик то, что нужно сделать сейчас?
- Это твое «кажется» мне совершенно не нравится, - покачала головой Бетти, в такт своим словам, после ухода официантки, принявшей у женщин заказ.
И дело в этом «не нравится» было вовсе не в том, что именно они с Россом решили сделать такой подарок чете Бектэль. Даже если бы такой подарок преподнес кто-нибудь другой из их родни или друзей, женщина была уверенна, что была бы того же мнения.
Но, Марго решила все-таки изменить тему в строго противоположном направлении, чего Элизабет, откровенно говоря, не ожидала так быстро. В прочем, кажется, это она желала извиниться у подруги за то, что взяла ситуацию в свои руки, а ведь праздник был не ее.
- Тебе не за что извиняться, дорогая, - мягко ответила Бетс, улыбнувшись уголками губ. – Ты сделала все на высшем уровне и праздник, мне кажется, удался на славу, а что до того инцидента … кто знает, как правильнее было нужно поступить? Я все-таки тоже хотела принести свои извинения, что вмешалась. Мне не хотелось встревать не в свое дело, но я не смогла оставаться в стороне, когда тебе стало дурно… ты член нашей семьи, и фамилия, которую ты носишь – не пустой звук. Твоя сестра должна это понять и не пытаться насолить тебе перед нами, иначе ответ поступит незамедлительно. И дело здесь вовсе не в нас и нашем комфорте, - добавила Бет, накрыв ладонь невестки, легонько сжав в своей, тем самым демонстрируя ей свою поддержку. – Если понадобится, отец защитит каждого члена нашей семьи. Просто знай это, - как бы ей не хотелось миновать упоминания Уоррена в разговоре, однако Элизабет не смогла этого сделать. Все-таки  правда была такой, что именно глава семейства был способен на все ради благополучия своих детей. Да, конечно, даже подговаривал дочь в свое время сделать аборт, считая это приемлемым решением «проблемы», которую дочь решила по-своему. Однако отец был способен на много больше и все-таки в последнее время действовал иными методами. И Маргарита должна была знать, что может обратиться к Уоррену, если не сможет уладить свою проблемку, если она выйдет из-под контроля, ведь принадлежать к семье Бектэль – настоящая ноша. Ты не можешь позволить себе слабости даже к тем, кого тебе хочется пожалеть и приютить ненадолго. Семья строительного магната должна отвечать определенному эталону, и если это не так – это может очень неприятно ударить по тебе же.

+1

10

"- Я в последнее время вообще ни в чем не уверена, Бетти," - хотела сказать Маргарита, но слова застряли у нее в горле как кусок жесткого мяса. Пришлось лишь сглотнуть и забыть о том, чего хочешь, в угоду тому, что следует.
Рыжая попыталась улыбнуться. Вышло так себе, но сносно. Будем считать, что это улыбка, которую принято дарить в  светском обществе любому его члену. Но Бет не была любым. Она была ее хорошей подругой, родственницей. Бети Картер была ее семьей в конце то концов, но Марго даже с ней приходилось выбирать выражения и думать о том, что бы не сказать лишнего. За последние годы она стала либо параноиком, либо чересчур осторожной.
Марго в который раз отводит взгляд и чувствует, как ладонь подруги накрывает ее собственную. Бети говорила о том, что все они одна семья. Одно целое и что они всегда будут стоять друг за друга горой. Но ведь Максима тоже семья Маргариты. И как бы там ни было, она останется ее частью, сколько бы не прошло времени и лет. Может быть у них и нет полных кровных уз, как с Пашей, но у них одна мать, а это, иногда, куда больше, чем общий отец.
Марго снова улыбается, но скорее поджимает губы и какое-то время молчит, потом поднимает глаза, смотрит внимательно на подругу, но не торопится что-то говорить. Словно пытается найти в ее взгляде что-то за что может зацепиться, что подскажет ей, о чем думает Бетти на самом деле.
"Бет, каковы твои мысли? Откройся мне...мне кажется, что мы отдалились, что мы давно не говорили по-настоящему по-душам. Помнишь, те вечера в Бостоне? Помнишь, как мы распивали бутылку Пино Нуар после удачно сданной мною сессии? А помнишь, как мы были счастливы? Свобода, полная свобода. И нам казалось, что весь мир у наших ног. Нам все по плечу. Мы ошиблись. Не все можно вынести. Во всяком случае не на своих плечах, милая."
- Честно говоря, последнее, чего бы мне хотелось - просить о помощи Уоррена. Я отношусь к нему с большим уважением и по-своему даже люблю как отца, которого у меня не стало достаточно рано. Но...я не уверена, что у него будет время и силы на то, чтобы справляться еще и с моими проблемами, - Марго пожимает плечами, тянется рукой к столовым приборам, проводит указательным пальцем по начищенному ножу, оставляя едва заметный запотевший след на металле, смотрит все это время на Бети. - сестра, это то, с чем мне стоит справиться самостоятельно. И я сделаю все возможное, чтобы не допустить таких вот ее выходок в дальнейшем.
Маргарита щурится, словно что-то вспоминая. В ее голосе можно слышать тот самый сталь, которым она попросила удалиться незваных гостей, несколькими днями ранее. Не часто миссис Бектэль берет ситуацию в свои руки и показывает железную выдержку. С этим куда лучше у Бет, или, скажем, у мужа, который и следит за тем, чтобы таких вот ситуаций попросту не было. Но Лео не вездесущ, а сама Марго уже достаточно взрослая девочка, чтобы суметь постоять за себя самостоятельно. Так, может, есть смысл что-то поменять? Взять и стать такой, какой ее ждут увидеть? Марго не знала. Под сердцем у нее грелся будущий малыш, а в голове был полный бардак, из которого она понимала только одно - надо с этим что-то делать. И чем скорее она предпримет какие-то меры, тем будет лучше.
- И все таки мне кажется, что ты чем-то расстроена, вы с Россом не поссорились часом? Не повторяйте наших ошибок. Ссоры не приводят ни к чему хорошему, - Марго смущенно улыбнулась.
Не ей учить Бет тому, как жить с мужем. Они-то в браке куда дольше, чем она с Лео...Хотя Марго иногда казалось, что они с мужем знают друг-друга куда дольше, чем эти восемь лет, что они вместе.

+1

11

Улыбка, которую Марго подарила своей подруге, не выглядела радушной или веселой. Она была такой же дежурной, которой улыбались друг другу в том обществе, где они вертелись, и к которым приличную часть своей жизни Элизабет была привычна. Тем не менее, после переезда в Бостон, где ей пришлось подчиниться воле родителей и приняться за учебу в одном из самых престижных ВУЗов страны, единственная дочь Бектэлей познала цену искренности и честности. Можно со всей смелостью заявить, что именно тогда, почти девятнадцать лет назад она нашла в столице Новой Англии тех людей, которых могла назвать очень важной частью в своей жизни. Сперва она познакомилась с хохотушкой Лори, при содействии которой и состоялась встреча с Россом, без которого Бет и не мыслит своей жизни. Кто бы мог подумать, что из их свидания «вслепую», да еще вчетвером что-нибудь путное выйдет? Пожалуй, сама Бетти даже не строила подобных предположений и не ждала ничего, поддавшись всего лишь мгновенному порыву. Хотя, таких порывов было великое множество, и все они друг за другом уводили девушку за собой подальше от учебы и того, чего она, пожалуй, для себя никогда не желала так сильно, как родители. Ну, а потом они познакомились с Маргаритой. Бет помнит, как она удивилась тому факту, что избранницей ее брата стала именно она. Они ведь были такими разными и, глядя на них, можно было смело верить утверждению о том, как притягательны друг для друга противоположности.
Но, все-таки с тех пор что-то изменилось. Нет, не мир вокруг, а сами женщины, что считались хорошими подругами. В прочем, разве так не бывает в жизни? Обстоятельства и люди, которых мы встречаем, так или иначе, но влияют на нас по-своему.
Как же изменилась Марго за последнее время? Была ли в этом вина той размолвки, что приключилась у них с Лео этой весной или нет, но Элизабет не позволила бы себе задать подобный вопрос. Она может помочь и советом, и даже делом, если только к ней обратиться, но не станет совать нос в чужие отношения, как бы и ей не хотелось обнажать их с Россом семейную жизнь, пусть даже у них и было все хорошо. Однако неизменным остается тот факт, что семейные дела должны оставаться семейными. Это дело только двух, и вмешательство не может благоприятно повлиять. Даже если оно и сделано из лучших побуждений. И как бы любопытство не пожирало тебя изнутри, не стоит ему поддаваться.
Тем не менее, имея в виду отношения Маргариты и ее сестры, Бет не стремилась убедить невестку в необходимости срочно обращаться к отцу. Уоррен все-таки не палочка-выручалочка. Он действует только так, как считает за необходимое, однако осознание того, что при надобности этот мужчина может помочь и защитить, как и должно, должна быть. Сама Элизабет предпочитала не замечать влияния своего отца на себя и свой бизнес, который и стартовал только после одобрительной беседы с ним. Так ведь заманчиво считать себя большой девочкой и наивно полагать, что тебе под силу все. Но, правда в том, что ты ничего не можешь, если за твоими плечами нет надежной опоры, и именно этой опорой была семья для Бет. Ее собственная семья, а также семья, из которой она вышла – отец, братья. Женщина знала, что может обратиться к каждому из них за помощью, если она понадобится. И они не откажут. Точно так же, как и она. Вот только к ней не спешат за помощью, ведь она всего лишь женщина, девчонка.
- Ты просто помни, что мы все есть у тебя, - улыбнулась Бет подруге, которой уже принесли ее заказ. По всей видимости, заказ Элизабет полностью зависел от готовности ее напитка. Но она не была голодна, как и не торопилась покидать благоприятное местечко.
На самом деле самостоятельность Марго в стремлении справиться со всеми своими проблемами была похвальной. Точно также предпочла бы поступить и сама Элизабет, и именно этому выбору подруги она улыбнулась уже в который раз. И видимо, на этот раз ее улыбка вызвала недоверие у рыжеволосой женщины, когда она справилась о ее настроении.
- Нет, что ты, - покачала головой Картер. – У нас с Россом все прекрасно, - добавила она, заметив, как осторожно оставила Маргарита свой совет. Что поделать, а после их с Лео размолвки что-то изменилось. Или же так просто показалось со стороны.
Но, как и прежде, женщина не стремится расспрашивать. И, тем не менее, ей есть о чем рассказать Марго.
- Помнишь, я на дне рождении начала рассказ и обещала завершить его с глазу на глаз? – осторожно произнесла женщина, прежде чем отвлеклась на мгновение, когда официантка принесла заказанный ней чизкейк и кофе. И как только ароматный напиток вместе с десертом был перед ней, можно было продолжить. – Меня беспокоит сейчас только одна тема – моя дочь. Не знаю, иногда мне казалось, что мой отец нарочно провоцирует в ней всю ее надменность и стремление поступать по-своему, выделяться на фоне остальных, однако в последнее время я просто не понимаю, где прокололась в ее воспитании, - тяжко вздохнув, женщина откинулась на спинку стула. – Мне казалось, что моя дочь ангел и максимум на что она способна, когда мы ее оставили на четыре дня дома – позвать своих подружек в гости на маникюр. Но, нет. Наша звезда устроила вечеринку, на которой был кто, знает кто, фактически разрушили гостиную, и пили алкоголь. Ты знаешь наше с Россом к этому отношение, - добавила она, пока еще не прикасаясь к своему заказу. – Она делает, что хочет и даже не думает слушаться. Неужели я такая плохая мать, что не могу объяснить дочери, что поступать так, как она, не стоит? – выдала женщина, озвучив, пожалуй, именно тот вопрос, который мучает ее с той поры, когда они с Россом вернулись из Парижа.

+1

12

Она никогда не забывала о том, что у нее есть семья. При чем теперь у нее есть достаточно большая семья, которая сплетена друг с другом, кажется, чем-то большим, чем обыкновенными кровными узами. Называйте это как хотите, но Бектели это своего рода клан, куда впускают не каждого, но если уж впустили - то не делают вид, что им не рады. Если уж ты один из них - то будь уверен, в беде тебя не оставят, как бы ты был прав или напротив, не прав вовсе.
Маргарита кивает на заверение подруги и улыбается кому-то или чему-то. Как же хорошо просто сидеть на диванчике и знать, что тебе никуда не надо торопиться, бежать, спешить. Знать, что рядом есть кто-то, кто поймет. Даже если ты не можешь быть на сто процентов откровенна. Поймут даже это.
Официантка принесла для Марго заказ, так что молодая женщина убрала руки от приборов и стола, позволяя поставить тарелку перед ней.
- Благодарю, - кивнула она и снова перевела взгляд на Бет. - Слава богу, что все хорошо. - Она пока не торопилась браться за приборы, словно в неуверенности застыв в своем положении, с ровно выпрямленной спиной и напряженными руками.
- Помнишь, я на дне рождении начала рассказ и обещала завершить его с глазу на глаз? - Маргарита утвердительно кивает. Конечно же она помнила, но тогда в зале появился младший из детей Уоррена с супругой, а тут уж не до серьезных разговоров.
Все же Маргоша берет вилку и нож, чтобы поддеть немного салата и внимательно при этом слушая Бетти. Чем дальше подруга продолжала свой рассказ, тем более неоднозначное выражение лица становилось у Маргоши. Она то хмурилась, что отводила взгляд, отвлекаясь на незначительные изменения в зале, но при этом продолжая слушать. Когда же Бетти закончила свой монолог вопросом, рыжая вопросительно приподняла бровь, будто спрашивая то же самое у себя.
"А каково бы было тебе, устрой твой ребенок подобное? И ладно, парень. Но девочка!"
Марго поводит плечами, будто сбрасывая одно только ей ведомое напряжение, после чего отправляет в рот немного салата и какое-то время пережевывает, чтобы собраться с мыслями.
- Не говори глупостей. Ты отличная мать. Получше многих, которых я видела на своем веку. Даже не смей думать о себе по-другому, - хмурится, наконец, Маргоша и тянется к стакану с водой, делая небольшой глоток и отставляя тот на место. - Но мне думается, что дети должны делать собственные ошибки. Мы ведь на них тоже учились. Нет? - Марго не пыталась оправдать Оливию.
Просто так бывает. Всем когда-то хочется вырваться. Оливия была избалованной девочкой. И этому поспособствовали как сами родители, так и дедушка. Последний в большей степени. Так что некоторая ее эксцентричность и поведение совершенно не выбиваются из концепции воспитания. В прочем, Олив была хорошим ребенком, опять таки, Марго была уверена, что колоссальных глупостей она делать не будет. Конечно, и сама бы Маргарита не была в восторге, вернись она домой, а гостинная разгромлена...но и ужасного в этом ничего нет. В жизни надо попробовать все. Бет ведь пробовала? Так почему тогда она злится на дочь? Никто не будет таким идеальным, каким ты захочешь его видеть.
- Милая, просто прими тот факт, что Оливия уже не маленькая девочка. Она закончила школу, поступила и когда-то обязательно махнет вам ручкой. Это обычное дело. А ее непослушание можно списать на гормоны и характер. Никто, надеюсь, не забывает, кто ее дедушка? - попыталась пошутить Маргарита, тихо хихикнув и вернувшись к своему салату.
- Так что не переживай. Она набьет свои шишки, а потом придет к тебе и однажды скажет, что ты была чертовски права во всем, что говорила. Это классика. У нас у всех есть такие моменты. У меня, у тебя, у Лео, даже у моей собственной мамы, у бабушки, - сделала жест рукой, стовно отбрасывает эту тему в сторону. - Просто отпусти эту тему. - она помолчала какое-то время, смотря куда-то сквозь подругу, а потом спросила: - Что, гостинной совсем конец? - и было это сказано таким тоном, что после - стоит только рассмеяться.

+1

13

Возможно, рано или поздно, но любая мать задает себе вопрос о том, была ли она достаточно хорошей матерью своему ребенку или нет. Бет не была исключением из этого правила и, конечно же, терзалась по этому поводу не один уже день, прекрасно понимая, что не желала бы своей дочери судьбы развеселой и недалекой девицы, которую заботят одни только вечеринки и парни, на которых вряд ли можно положиться и требовать от них ответственности. Оглядываясь назад, женщина, конечно же, порой сравнивала Оливию с собой и в какой-то момент даже представляла себя на месте своей матери: поступила бы она также, как тогда поступила Джанин? Снова и снова оглядываясь назад, Элизабет утверждала себе, что никогда и ни за что на свете не поступит так. Она не будет вмешиваться в то, что она выберет для своего будущего – даже на каком-то конкретном колледже не будет настаивать, предоставив возможность дочери право выбора. Хотя, надо полагать, этого было мало свободолюбивой и своенравной мисс Картер. Единственное, чего она хотела от дочери – просто привить ей понимание того, что выбор развеселого стиля жизни не самый лучший. Деньги рано или поздно закончатся, как и друзья, сбежавшиеся на шорох зеленых в кармане, тоже. И ей было безумно страшно за свою девочку, что с малых лет уже умела поступать так, как ей хотелось. Бет боялась за Лив и не хотела, чтобы кто-то разбил ей сердечко, ведь она была все еще … маленькой? Нет, пожалуй. Но по-прежнему казалась беззащитной и слегка наивной. Или Бет попросту себя убедила в этом?
В любом случае, Марго попыталась ободрить подругу, уверив ее в том, что из нее мать была не такая уж и плохая, как она думает. И на это женщина ответила натянутой улыбкой. Еще бы, ведь какие бывают матери похуже? Наркоманки, инфантильные и не далекие матери, которые заботятся только о себе, а не о своем чаде – вот, пожалуй, кого Бет видела на уровне «хуже». Она, естественно, не была такой. Но, по-прежнему чувствовала, что где-то в воспитании дочери прокололась. И кто знает, может быть, ее мать тоже терзалась этим вопросом, в итоге которого у нее и начались проблемы с сердцем. Подумать об этом уже было страшно.
- Я всегда старалась предоставить Оливии выбор и не быть такой, как моя собственная мать, - в ответ на скорее риторический вопрос Маргариты, ответила Картер. – Ты не знаешь, какой была Джанин, Марго. И тебе, знаешь, повезло, - усмехнулась женщина, покачав головой. – Я, конечно, люблю свою мать, но это не значит, что она была идеальной. И я думала, что сумею избежать тех ошибок, которые она допустила в нашем воспитании, - пожала плечами Элизабет, снова безрадостно усмехнувшись.
Говорят, что вспоминать о мертвых лучше лишь в положительном ключе, но Бет, так или иначе, не могла избежать своих собственных болезненных воспоминаний о далеком Рождестве, когда она преподнесла своим родным тот еще «подарочек». Уже тогда она обещала себе, что не будет такой же, как ее мать или отец – так, может быть, это она сама виновата в том, что ее дочь ищет другого пути в жизни? В любом случае, с ней она обязательно поговорит, как-нибудь на эту тему, подобрав удобный момент, пока они будут одни без мальчишек в доме, что действительно сложно. Но и невозможным это явно нельзя было назвать.
Марго перевела все в шутку, напомнив, какой эксцентричный дедушка был у Оливии, и Бет тоже улыбнулась более радушно, пусть на душе все еще скребли кошки.
- Да, в чем-то ты права, - не могла не согласиться с подругой женщина, преподнеся к устам чашку кофе. Сделав глоток, она поставила чашку обратно, после чего тихо вздохнула: - Но ты ошибаешься, Марго. Я никогда не просила у матери прощения за то, что ослушалась ее и отца, когда они велели мне доучиться или избавиться от нежелательного ребенка. Я никогда не говорила ей о том, что она была права, ведь она ошиблась тогда, - может быть и не стоило говорить этого, но Бет не смогла смолчать. -  В чем-то мы с Оливией похожи, наверное. Именно поэтому я очень боюсь потерять ее, как и не хочу закрывать глаза на ее проступки, которых становится все больше. В гостиной мы сделали небольшой ремонт и сменили диван даже, но … это не самое худшее, - добавила Бет, откинувшись на спинку стула. Аппетитный чизкейк находился перед ней, но она не торопилась разрушать украшения вокруг него, все еще любуясь им.

+2

14

Быть матерью - все равно что сидеть на пороховой бочке и время от времени прикуривать сигарету. Страшно, что может рвануть - попади немного огня в осыпавшийся по краям порох, но и без сигаретки жизнь уже не та. Так что ты сидишь, такой себе, куришь, думаешь о жизни, время от времени тушишь искры, но продолжаешь курить.
- Может я и не знала Джанин, но судя по тому, что о ней говорят окружающие, да и сам Лео, она была женщиной достойной, - Марго пожимает плечами и искренне не понимает, как можно обижаться на человека за обиду восемнадцатилетней давности.
Матери давно уже нет, а Бет говорит о ней так, будто бы и не простила вовсе. У них на Украине говорят, что не прощеная душа никогда не найдет себе покоя. Марго надеялась, что Джанин нашла свое место и вся эта спесь у Бет напускное и что это пройдет.
- А я и не говорю о том, что она была права в тот самый момент, когда предложила тебе избавиться от Олив, - вздыхает Марго, даже откладывая приборы и грустным взглядом смотря на подругу. - Я имела ввиду ситуацию в целом. Дочь всегда признает, что мать была права в чем-то, в чем сама она потерпела фиаско. Взрослые все таки смотрят на прожитое с высоты собственного опыта. Ребенок никогда не был в той ситуации, в которую попадает, как и не был в том возрасте, в котором есть. А вот, скажем, нам с тобой уже было по семнадцать, мы были в том возрасте и мы знаем, что тогда чувствовали и какие ошибки хотели делать. Или ты считаешь, что я не права? - рыжая поднимает свои пронзительно-прозрачные глаза на сестру мужа и щурится.
Мнение не меняется со временем только у глупцов. Марго поняла это лет в восемнадцать, когда говорила с одним из знакомых Кости. Она помнит в тот вечер он устроил большой пир со своими "соратниками", жарили шашлыки, накрывали столы, гудела музыка. А под утро, когда все разбрелись кто куда, за столом осталась она и армянин лет пятидесяти. Седой презентабельный мужчина, который большую часть вечера молчал, и говорил крайне редко - только если спросят.
Они разговорились. И оказалось, что он не просто интересный собеседник, он еще и мудрый мужик. Марго и Арко говорили несколько часов кряду, пока первые "уснувшие" не вышли из своей алкогольной комы.
Некоторые его фразы молодая женщина не забудет, наверное, до самой старости. Тот разговор вселил в нее столько уверенности и надежды, что она была готова порхать как бабочка и жалить как оса. Вот честно. Даже не страшно было после такого напутствия садиться в самолет, который должен был увезти за десятки тысяч километров от родного дома и города, где ей знаком каждый переулок.
Марго вспомнила родной Днепропетровск. Интересно, город сильно изменился за эти годы? Наверное, до неузнаваемости. Ведь прошло уже достаточно, чтобы не узнать даже главные улицы, или родной дом. Она не была дома столько лет, а все еще в носу стоит этот приятный запах старого доброго жилища, в котором ты провел детство и юность.
Такого у нее еще не было с тем домом, который они делили с Лео вот уже как почти пять лет. Конечно же она привыкла к жизни в Америке, приловчилась лавировать...Но научилась ли она быть своей? Для начала, хотя бы в той семье, место в которой занимала.
- А что же тогда еще хуже? - она даже откинулась на диване, не спеша продолжать есть, Марго смотрела в глаза Бет. буквально, требуя, чтобы она продолжала. А то ведь так не далеко и с ума сойти от интереса и страха.
Что на этот раз наделала Оливия? 
Первое, о чем она подумала, что крестница ее мужа попросту принесла маме в подолах. Вот это, конечно же, сюрприз для Бет, которая и сама родила достаточно рано. Но не в семнадцать же лет. Даже есть перехотелось.
Взгляд Марго говорил: "Ну же, не томи!"

0

15

Джанин Гарнье была удивительной красоты женщиной. Ней восхищались, пожалуй, все мужчины, удостоившиеся чести быть с ней знакомыми и некогда побывавшие в гостеприимном доме Бектэлей, что был похожим на настоящий дворец, в котором и правила балом француженка. Этот дом отражал полностью вкусы женщины, что более чем удачно выскочила замуж за наследника огромного состояния и корпорации, уже тогда имея мировое имя. Нет, она, конечно, любила своего мужа, которому подарила троих прекрасных, с какой стороны не посмотреть, детей, однако и ей было не просто мириться с тем, что выпало на ее долю. Чего только стоило ей скрывать от детей ту горечь разочарования от осознания того, что было неизбежно: своенравный супруг не мог отказать себе в удовольствии покуситься на честь не одной красивой женщины, что при должном старании Джанин так и остались лишь эпизодами в жизни Уоренна. Сначала ей было очень обидно и, конечно же, она даже думала о том, чтобы огорошить мужчину разводом, поставив на кон все то хорошее, что у них было, однако такие скитания прошли еще до возвращения мужа от очередной любовницы. В конечном счете, он всегда возвращался к ней и к детям, в которых сама миссис Бектэль вкладывала свою душу. По-своему, но вкладывала.
Пожалуй, воспитание троих детей четы можно охарактеризовать вкратце, приблизительно так: одновременно у них было все и не было ничего. У них были лучшие игрушки и вещи, любые кружки на выбор матери, что воспитывала своих детей в лучших европейских традициях: танцы, языки, этикет и прочее. Однако у них не было, пожалуй, самого главного. Отец был часто в разъездах, но и мать не проводила все время «от» и «до» со своими детьми. Няни, часто меняющие друг дружку, поскольку не могли угодить высоким требованиям миссис Бектэль, были именно теми, кто оставался возле детей семьи строительных магнатов, пока родители были заняты своими делами и уделяли времени им лишь по минимуму. И в этом не было никогда ничего зазорного, ведь женщина должна оставаться женщиной – у нее должно быть время на себя, на свои увлечения; она не может быть постоянно привязана к детям, пусть даже те и требуют ее внимания и растут не по дням, а по часам. Эту простую истину Элизабет услышала однажды от своей матери, когда по приезде из Бостона обнаружила, что Джанин уже позаботилась о няне для своей внучки, не изволив удосужиться мнением Бет относительно ее мнения на этот счет. И это было, пожалуй, еще только цветочками, поскольку Джанин в своем доме привыкла делать все по своему усмотрению, не считаясь с мнениями детей, будь то старший сын или младший, или дочь, которая укусив свободы, рвалась обратно.
Порой Бет пыталась себе представить, каковой могла бы быть жизнь их всех, если бы Джанин, о которой говорили столько всего хорошего, не скосила болезнь. И знаете, женщина отчетливо представляла себе то, как миссис Бектэль отчитала бы сына снова и снова за то, что тот не позаботился о безопасности и избрал себе спутницу из девушек их круга. Все-таки она не единожды пыталась подсунуть выгодную партию не только Бет или бедняжке Джеку, что в силу своей уступчивости, был в меру послушным сыном и не доставлял матери, привыкшей всегда держать руку на пульсе жизни своих детей, хлопот, но и Леону, что обладал большим свободолюбием среди троих детей.
- Может я и не знала Джанин, но судя по тому, что о ней говорят окружающие, да и сам Лео, она была женщиной достойной, - произносит Маргарита, отзываясь о свекрови, которую она никогда не знала и не видела с другой стороны.
Конечно, Леон будет говорить о матери только хорошее, ведь ему, выполнившему свою программу «максимум» по учебе не доводилось сталкиваться с темной стороной материнского эго. Но, разве принято говорить о тех, кто занимается благотворительностью плохо? О том, кто сделал тебе добро, будут помнить только хорошее. Вот только покойная миссис Бектэль никогда не занималась благими делами от души. Все-таки это было частью имиджа не только ее, но и семьи. Так что Бет нисколько не винила в этой наивной вере в лучшее своей почившей свекрови. Возможно, даже было к лучшему, что она была так убеждена в правдивости этого убеждения. Но Джанин бы этого не оценила. Все-таки она ценила не эти качества в людях…
- Я не говорила, что она была женщиной не достойной. Я сказала, что она не была идеальной, - повторилась женщина, позволив улыбке украсить черты ее лица, что были так схожи с материнскими. – Но я не намерена сейчас спорить с тобой, Марго, - покачала она головой. – Не стоило нам заводить эту тему, - определенно, некоторые темы стоит приберечь только для тех, кто понимает, или знает о них чуточку больше. В прочем, Элизабет надеялась лишь на поддержку или каплю понимания, но не обнаружила ее. Горько? Совсем немного, но некоторые проблемы семьи было, действительно, лучше не выносить на суд посторонних – в этом Джанин была права. Все-таки с некоторыми проблемами приходится женщине научиться справляться одной и не ждать поддержки со стороны.
- Хуже? – переспросила женщина, удивленно приподняв брови вверх. Наверное, Маргарита неверно истолковала ее слова, как и сама Элизабет. Вот только Бет не стала сохранять молчание. – Худшее для меня – потерять дочь; узнать, что с ней приключилась беда и ей нанесен вред, - пожала она плечами. – Так скажет, наверное, любая мать. Так что, разгром гостиной мы переживем, пусть он был мне очень не приятен. Диван пришлось выбросить, - поджала губы Картер, демонстрируя собственное сожаление. – Думаю, если мы отправимся в Гонконг всей семьей, я все-таки еще раз переделаю гостиную. Росс говорил, что может найти через компанию отменных мастеров своего дела, - добавила Бет, потянувшись за чашкой своего кофе.

+1

16

- А я и не начинала спора, Бет, ты спросила, я ответила. И высказала свое сугубо индивидуальное мнение основанное на рассказах очевидцев, - Марго какое-то время смотрит на подругу, а потом поджимает губы и пододвигается ближе к столу, чтобы заставить себя съесть еще немного заказанного салата. - Ты воспринимаешь это слишком близко к сердцу. Да, она не была идеальной, может быть. Никто не идеален. Но она уже мертва. А о мертвых, как ты знаешь, либо хорошо, либо ничего вовсе, - пожала плечами и с достаточным равнодушием стала насаживать на вилку небольшие кусочки ингредиентов, чтобы почувствовать весь спектр вкуса салата.
Чем-то он напомнил ей сейчас нисуаз...если анчоусы заменить тунцом - почти одно и то же. Марго отправила в рот очередную маленькую порцию своего обеда, слушая Бет, которая продолжала говорить.
А она-то думала, что есть еще новости. Но оказывается, Бет говорила о том, что интерьер для нее просто не самое главное. Да, Марго бы тоже мало интересовала разгромленная гостинная, если б при этом что-то случилось с ее чадом.
О Гонконге упоминалось уже не единожды, и поверхностно Марго знала, что у корпорации, был заказ именно в Китае. Но она пока так и не поняла, поедут Картеры туда лишь на время, или собираются обосноваться на длительный срок. Все таки в таком огромном городе сложно ужиться. В особенности будет мешать то, что английский язык там знают только в мировых гостиницах и очень плохо - обыкновенные люди, которые живут в центре этого огромного мегаполиса. Самое интересное вообще то, что жители одной части Гонконга могут не понимать жителей другой части, не смотря на то, что говорить они будут, по сути, на одном и том же языке.
- А когда вы собираетесь туда? Ну и когда обратно? А то того гляди, понравится в Китае и не вернешься в этот маленький Сакраменто, - улыбнулась, смотря Бет какое-то время в глаза, а после - отводя взгляд на подоспевшую официантку с чайником и чашкой, которые и поставила перед Маргаритой.
Она лишь сдержанно кивнула девушке и проследила за тем, как та лавирует между столиками, чтобы добраться до противоположной стороны зала и  принять заказ у недавно вошедшей пары средних лет. Мужчина так нежно придерживал свою даму за локоть, когда та садилась за стол, галантно придвинул за ней стул, да и вообще, все его жесты были наполнены таким магнетизмом, что хотелось наблюдать. Но так как пялиться попросту неприлично, Марго улыбнулась и глянула на Бетти.
Она переживала из-за дочери. Конечно же переживала. Марго могла ее понять, но вместе с тем совершенно не понимала эту трясущееся маниакальное желание контролировать. Дети должны жить своей жизнью. По сути, если говорить на чистоту, то ни родители не должны ничего своим детям, так же как и дети ничего не должны своим родителям. Все что ты делаешь - делаешь добровольно. Оливия хотела свободы? Так дали бы ей эту самую свободу, заставив работать и самостоятельно себя обеспечивать. Кто знает, как долго она бы продержалась без капиталовложений в ее красивенькое личико? Марго почему-то думалось, что не очень долго. Зато воспитательный процесс бы вышел что ни на есть стрессовый. Ребенок бы и деньги ценить начал и родителей, которые делают все, чтобы только ей было хорошо.
Просто когда кто-то, кому уже семнадцать, говорит, что он взрослый, при этом не работав ни дня (как, допустим его сверстники) то появляется вопрос: с чего он вообще взял, что имеет право называться личностью способной о себе побеспокоиться? Без поддержки родителей она даже заправить свою машину, подаренную дедом не сможет.
- Кстати, кто та прелестная спутница, что была у меня на дне рождении с Уорреном? Ты что-то слышала про их отношения? Мне отчетливо и явно кажется, что они далеко не просто друзья, - по-доброму улыбнулась Маргарита и подняла взгляд на Бет.

+2

17

Кофе оказался более вкусным за вторую попытку пригубить его, нежели при первой. Женщина сполна насладилась его вкусом и приятным ароматом, за который этот напиток и получил столь многих почитателей по всему миру, где каждый народ готовил его по-своему.  Кофе по-турецки, по-ирландски, американо и далее по тексту – выбрать всегда было из чего, да и под любое настроение. Правда, вполне возможно, Элизабет даже придется отказаться от употребления оного, если ее подозрения окажутся верными. Но, до того дня было еще ждать и ждать, так что пока брюнетка могла себе позволить немного кофеина, чтобы смягчить отказ от оного.
Отставив снова чашку, женщина взяла-таки десертную вилку в руки и отколола кусочек чизкейка, который и макнула в шоколадный сироп, прежде чем отправила его в рот. И, надо сказать, десерт был не так уж и плох: не слишком сухой и не слишком влажный; консистенция у него была цельной, но готовивший его повар не переборщил с желатином, который порой добавляют к сырному десерту, дабы упростить себе задачу. Так что, пусть Картер и не была голодна, но вполне благосклонно оценила качество кухни заведения, по интерьеру которого и прошлась своими зелеными глазами, позволив себе улыбнуться тому, что видит. Свет и простор ей всегда нравились. Именно такой она старалась оставлять их гостиную – светлой и просторной. Собственно, по этой же причине в гостиной всегда было так сложно добиться от своих домочадцев порядка. Но, это всегда поправимо, когда в доме растет сразу трое активных и не усидчивых детей. И совершенно не важно, сколько им: три, тринадцать или семнадцать лет!
- Пока не знаю, - честно призналась Элизабет, отвечая на поступивший вопрос Маргариты. – Росс говорит, что это, возможно, случится в августе, а может быть уже в конце июля. Все зависит на самом деле от обоюдных договоренностей, - добавила она, пожав плечами. В действительности женщине самой хотелось бы узнать о предстоящей поездке на другой конец мира больше. Вот только информации не было, увы.
- Но, мы в любом случае возьмем ребят с собой – сколько бы ни продлилась эта поездка, - продолжила Картер, делясь своими планами на такое неопределенное будущее. – Отец иногда брал нас с собой в поездки во Францию и в Британию. И пусть он пропадал на своих встречах, но путешествия всегда были познавательными, - вспоминая былое, Элизабет часто удивляется тому, насколько со временем изменился мир, окружающий ее. Уже не стало матери, а с отцом она все никак не может окончательно примириться, пусть и любит его, пожалуй, всей душей. Любит его со всеми его положительными сторонами и, конечно же, отрицательными, ведь именно с ними она борется с тех самых времен, как только она вернулась домой из Бостона, где она основательно повзрослела.
Женщина проигнорировала замечание относительно возможности осесть в Гонконге. Нет, представить себе такое было, пожалуй, забавно, но Бет отказалась бы от такой затеи. Больше родной Калифорнии она все-таки любила только Бостон со своей особенной аурой, которую можно прочувствовать, только пройдясь по старым улицам «элитного» райончика на Бейкой Хиллз. Они там с Россом, конечно же, не жили. Все-таки недвижимость в столице Новой Англии стоит баснословно дорого, а молодая семья не могла себе позволить чего-то столь непомерно дорогого, зарабатывая не так уж и много. Они только гуляли там, беря с собой Оливку в коляске, делая небольшой круг по старым районам, что еще в средине двадцатого века не имела даже собственной системы канализации. Забавно, да? А ведь и в Бостоне тоже отличилась строительная компания «Бектэль»…
И, наверное, справедливыми были рассуждения миссис Картер о том, что их жизнь сложилась бы совершенно по-другому, если бы только Уоррен не приехал к ним, желая зарыть топор войны. В точности, если бы только Элизабет не знала, насколько необходимо любимому мужу работать по специальности и делать то, что он любит. А именно это и предложил старший Бектэль своему зятю, который оказался для него и корпорации по-настоящему ценным открытием.
Словно бы ощутив, что Бет вспомнила о своем отце или, может быть, после неплодотворного упоминания матери в разговоре, Марго спросила о своем свекре и его зазнобе.
- Папа говорит, что влюблен, - ответила Бет, тихо вздохнув при этом. И, быть может, Марго подумает, что ее подруге ничем и никогда не угодить, но все-таки … ей все еще было не просто смириться с тем, кого он выбрал. Хотя, право, ужин, на который приглашала Бет отца с его избранницей, француженка провела безупречно. Наверное, еще немного времени и женщина даже привыкнет к ней.  – Она пока еще замужем и, насколько могу судить из слов отца, ее муж поднимал на нее руку. А учитывая тот факт, что он – политик, то во Франции грядет скандал, если мсье Риан не передумает воевать с папой. Они как раз полетели сегодня в Париж.

+2

18

- Значит, тебя может тут не быть, когда родится ребенок, - было видно, как Марго расстроилась, она отвела взгляд и лицо ее стало печально-отстраненным.
Вот никак она не ожидала, что рядом с ней не будет близкой и родной Бети. Лео тоже близкий и родной, но он мужчина, а мужчины не умеют все таки так поддерживать, как подруги, или просто другие женщины. Надо же чтобы кто-то после родовой депрессии вставил тебе мозги на место? Хотя вот если припомнить первую беременность Марго, она не помнит за собой чего-то такого. Да, молодая женщина тогда окунулась с головой в материнство, но она не отодвинула мужа на второй план. Как же будет со второй беременностью - можно только догадываться.
Марго снова взялась за приборы и стала отстраненно набирать себе на вилку овощи, чтобы в очередной раз отправить ту в рот и прожевать, не чувствуя вкуса блюда.
- Кстати, если вы только в августе уедите, то как же школа? Переведете Дилана на домашнее обучение? - Марго взглянула на Бети, немного не представляя, как ребенок пропустит несколько месяцев обучения, это потом может сказаться на его отметках, да и вообще...в общем Маргарите было жаль, что Картеры собираются покинуть Сакраменто на какое-то время.
Сама она вот уже четыре года почти никуда не выезжала из столицы дольше, чем на пару недель (на отдых), и сейчас ей почему-то пришла мысль о том, что может быть пора съездить к маме и отчиму на родину? С одной стороны это была замечательная идея, с другой - у Лео работа и просто так его вряд ли кто отпустит, а отпуск...она не припомнит так сразу, когда у него намечаются свободные пару недель. К тому же, если и лететь за тысячи километров через океан, то надо выкроить хотя бы месяц в своем расписании. Да еще они и не использовали те самые билеты до Парижа. А что если отправиться к маме, побыть какое-то время там, а потом оставить детей на нее и отправиться на неделю в путешествие по самому романтичному городу в мире? Ох...было бы хорошо. Только вот все после родов, скорее всего.
Она хмурится, собственным мыслям, и в пол уха слушает подругу.
- Замужем? - не сильно удивлена Марго. - Ну знаешь, это не так ужасно. Хуже, когда женщине уже за тридцать, а она все еще не замужем. Сразу возникает вопрос, все ли с ней в порядке...Во всяком случае у нас, в России думают об этом в первую очередь, - пожимает плечами.
В Америке с этим дела обстояли куда проще, люди не стремились слишком быстро связывать себя какими-либо официальными отношениями. На первую полку почти все ставят карьеру, а уж после - семья и дети. Марго и сама вышла замуж только в тридцать, но правду говоря, она ждала предложения от Лео еще раньше. Интересно, а если бы она так и не забеременела? Все бы оставалось на уровне обычного сожительства до сих пор? Нет, не стоит об этом думать сейчас.
- Вот как...стоит значит следить за новостями? Представляю уже громкие заголовки. Хотя знаешь, хорошо, когда родители счастливы. Уоррен достоин того, чтобы найти кого-то, кто будет любить его и кого будет любить он сам. И хорошо, если это один и тот же человек. Я в свое время не понимала важность этого, и на начальном этапе сильно подпортила свои отношения с отчимом. Но я была молода и рубила сгоряча, все еще памятуя о родном отце, который не так давно скончался, - Марго смотрит в глаза Бет. - Родители рано или поздно покидают нас. И будет хорошо знать, что те, кто остались еще рядом - счастливы. Надеюсь, что у Уоррена так и будет, - подытожила Маргарита и, наконец, отправила очередную порцию салата в рот, замолкая.

+1

19

Намечающаяся поездка в далекую страну для миссис Картер не была какой-то приятной или не приятной неожиданностью. Она прекрасно понимала, каких жертв стоило кресло в совете директоров строительной корпорации «Бектэль», поэтому была готова подстроиться под те условия, которое диктовало им с Россом будущее. И не говоря уже о том, что они даже не рассматривали вариант о том, чтобы разделиться на то время, которое Россу придется возглавлять строительство в финансовом центре Азии. Все-таки семья – есть семья; она не должна делиться, только держаться вместе и именно так они поступят, ведь оба супруга верили в то, что их выбор правильный, пусть и сопряжен с определенной долей риска. Другая страна, другие традиции и жизнь течет уже совсем иначе, чем они приывыкли.
Тем не менее, для Элизабет Гонконг был не просто финансовым центром Азии, в котором кипела своя жизнь, а жители его жили по своим правилам и законам. В первую очередь, для женщины Гонконг находился на другом конце мира, вдали от привычной для нее жизненной рутины, в которой она чувствовала себя более чем удобно. Она всю жизнь провела в Соединенных Штатах Америки, лишь изредка вырываясь из них в какую-то не продолжительную поездку ради отдыха или, вновь-таки, бизнеса. Однако выходить из зоны собственного комфорта порой было не плохой встряской. И именно на это надеялась женщина, когда смотрела в их с мужем недалекое будущее, ожидавшее в финансовом центре Азии, куда и должны были отправиться несколько десятков специалистов корпорации Бектэль, чтобы сотрудничество между двумя компаниями принесло обеим сторонам значительную выгоду и пользу, как все и ожидали от этого предприятия. Она знала, что ей самой будет полезно отдалиться от своего любимого чада, которое стояло уже на пороге совершеннолетия и с нетерпением ждало того момента, когда сможет расправить собственные крылья. К тому же, она вполне могла оказаться беременной, что должно было тоже наложить свой отпечаток на дальнейшую ориентировку женщины в жизни: отпустить, наконец-то, Лив в свободный полет и заняться младшими детьми. Малышу Алексу было всего три года, а ему порой перепадало, как полагала женщина, не достаточно внимания от своих родителей, которые также были вынуждены посвящать своей работе времени. И это тоже неплохо было исправить.
Маргарита, по всей видимости, расстроилась, когда услышала об отъезде родни в Гонконг именно в то время, когда свет должен был увидеть их с Лео ребенок. Однако, что могла сделать Элизабет сейчас? Увы, но изменить некоторые вещи бывает не под силу.
- Мы будем держать связь, - Бет решила немного скрасить огорчение родственницы, однако вряд ли это могло как-то исправить сильно положение вещей. Какие бы шаги человечество не сделало вперед, все равно ничто не может заменить живого общения между людьми. – Ты, кстати, у того же доктора наблюдаешься? – спросила невзначай женщина. Она, конечно, с трудом понимала, зачем Маргарите так рисковать, наблюдаясь у врача, работающего в обычной клинике, а не у частного доктора. В точности, как и не понимала беспечности Леона. В некоторых вещах он даже перебарщивал с контролем, тогда как в столь щепетильных вопросах сосем не задумывался о последствиях. А ведь Бет еще при первой своей беременности, когда наблюдалась у обычного доктора, успела насмотреться на то, что происходило вокруг и теперь, имея шанс выбирать, делала выбор в пользу более надежного доктора и клиники.
- Мы пока не решили точно, но скорее всего так и будет. Он, конечно, может посещать и школу в Гонконге, но учеба там начинается только в сентябре, а у нас уже в августе, поэтому … не знаю, много ли он потеряет, если будет учиться самостоятельно или дистанционно. Варианты есть самые разные, - отвечает Картер, прежде чем основательно погрузиться в формулу отношений любимого отца, что никогда прежде не давал ей даже шанса для сомнений в том, что он скучал по матери, ведь любил ее.
- Не самое худшее? – удивляется Бет, слушая рассуждения Маргариты о том, что к тридцати годам женщина обязательно должна была бы выйти замуж, иначе с ней «что-то не то».
И это удивило Элизабет до глубины души.
А ведь, как же о тех женщинах, которые ставят на первое место свою работу? Да, они отказываются от любви и семейных уз, но лучше уж так, нежели бросаться в омут с головой, а потом пытаться из него выбраться. Стоит только подумать, через что проходят дети, чьи родители посчитали, что ошиблись в выборе друг друга и не сошлись характерами после стольких лет совместной жизни. Ну, или, к примеру, банально появились «непримиримые причины», что делают их совместную жизнь невозможной.
- Это странно, судить женщину за таким простым принципом. Она ведь не должна бросаться на шею первому встречному, лишь бы не оставаться одной, а потом, спустя года два или десять, подавать на развод, поскольку муж оказался "проф.непригодным" или случилось еще что-то, - пожала плечами американка. Она задумалась о том, что все-таки в России, откуда родом была избранница ее старшего брата, все еще царили какие-то странные патриархальные взгляды на жизнь, что уже давно отошли на второй план в Штатах, принявших некогда соискателей лучшей жизни из разных уголков планеты. И ведь, поскольку количество желающих стать гражданином Соединенных Штатов Америки все еще не уменьшалось, подобный расклад вполне удовлетворял всех.
- Я, наверное, слишком сильно привыкла к тому, что отец либо один, либо с матерью – трудно видеть рядом с ним кого-то еще. Тем более, внешне Анна так похожа на маму, что не трудно догадаться, почему он обратил свое внимание именно на нее, - улыбнулась Бет, имея в виду, естественно, внешние качества избранницы своего отца. Она была красива, как и была очень похожа на миссис Бектэль, что уже давно оставила своих детей в этом мире перебиваться собственным умом. - Но, тем не менее, мне кажется, он должен был представить ее иначе. Он должен был хотя бы предупредить, что будет не один, - добавила Бет, повторив практически все те слова, которые уже сказала своему отцу несколько дней тому назад, когда они разговаривали с ним.
- Кстати, вам с Лео еще не говорили, кто у вас будет? Мальчик или девочка? - спросила женщина, возвращая их разговор к более приятному руслу.

+2

20

- Да, снова у этого доктора, - утвердительно кивнула Марго.
Она честно не понимала, почему у всех вызывает такой ужас тот факт, что она решилась рожать в обычной больнице, а не выбрала частную клинику. С первым ребенком ведь все было в порядке. Келлер вызывал у нее доверие и ей было приятно общаться с этим врачом. В общем Марго не понимала всего этого "зачем тебе обычная больница".
- Моя первая беременность прошла очень легко и Келлер показался мне хорошим специалистом, так почему бы и нет? - пожимает плечами с достаточно флегматичным выражением лица. Она уже давно перестала обращать внимание на то, что Бет признает хорошим только то, за что можно дорого заплатить.
В этом плане у Марго взгляды были куда шире. Она не гнушалась того, что может дать ей общая система, она не боялась надеть платье, которое будет хорошо сшито, но не от руки самого известного дизайнера, не боялась отдавать свои волосы в руки не самому именитому "художнику" .
Ей по сути не нужны были все те блага, которые Бети считала чем-то само собой разумеющимся и необходимым, как казалось Марго. Впрочем, с Лео у них взгляд на это совпадал и единственное, что в их быту было по настоящему шикарным - загородный дом, в котором они жили большую часть года. Он был достаточно просторный и каждая деталь в нем была выбрана с помощью исключительного вкуса Лео или ее собственного. И все таки, как бы сильно она не любила их собственное жилище, куда больше тепла и уюта Марго приносил небольшой домик на Тахо у самой кромки воды. Простой интерьер, который она со временем сделала еще более уютным и удобным, старая добрая рыбацкая лодка, газон вокруг дома, клумбы с цветами - вот ее идеальное место. Ее идеальное место там, где можно быть самой собой - обыкновенной девочкой из далекого восточного города. Место, где можно самой посадить в землю цветы, где можно лежать на шезлонге и, закрыв глаза, слушать как копошатся и поют на ветках деревьев птицы. Именно в такие моменты она была максимально счастлива. Счастлива по-настоящему.
Марго кивнула, слушая как Бет говорила о вариантах учебы Дилана. Наверное, мальчику придется по вкусу идея заниматься уроками тогда, когда захочется. Хотя, тут все будет зависеть от того, наверное, когда захочет Бет, чтобы он занимался.
Все лучшее - детям.
Рыжая всегда считала, что роль школьного образования недооценена. Программы по обучению деток тут, в Америке, были куда менее сложными. Так что некоторые мамы выкручивались с помощью частных школ и репетиторов. И на это (на развитие своего ребенка) она была готова потратить все деньги, вложить в малыша максимум, потому что была уверена - в будущем это отдастся ей сторицей.
- Дело не в первом встречном, а в менталитете и некоторых, скажем так, устоях общества. В Америке принято долго и трудно работать, достигать верха в карьере и вообще обретать независимость как мужчине так и женщине прежде чем вступить в брак. В прочем вы с Россом тоже не сильно уж ждали пока наступит это "просветление", - подмигнула Марго. - А у нас, особенно в глубинках, деревнях и маленьких городах, девчушка, которая не вышла замуж после двадцати - считай уже старая дева. Ну это грубо, это ориентируясь на мое прошлое, но такое есть. О таком не говорят в слух в обществе, но старшее поколение любит подначивать внучек на эту тему. А некоторые, даже рьяно переживают, - Марго замолкает и отправляет в рот очередную порцию своего салата.
   
Тему про пассию Уоррена Марго продолжать не стала, так как видела, что Бети это не совсем приятно. Вместо этого подруга отвлекла ее на более позитивные и приятные для них обоих мысли. О будущем ребенке. Мрагарита отложила приборы и довольно облокотилась о спинку дивана, положив руки, аккурат, на еще не ставший заметным, живот.
- Нет, еще не говорили. Но я искренне надеюсь, что это девочка. Всегда хотела двоих. Мальчик уже есть, так что тут без вариантов, - тихо рассмеялась Марго Бектэль и посмотрела долгим взглядом на подругу. - У тебя когда-то бывало такое, что ты думала о том, что любишь Росса так сильно, что готова ради него на все? И под всем я не подразумеваю звезды и луну с неба. Я подразумеваю отдать ему свои мысли, тело, разрешить ему управлять тобой... - Марго стала неожиданно серьезной и даже немного мрачной, но это отошло, а на вопрос она не требовала ответа. - В общем Лео был вне себя от счастья, когда узнал, - а вот тут она дрогнула, вспоминая как сильно горела щека от его сильной и мощной пощечины тогда, на Тахо. Воспоминание было таким сильным, что к глазам даже подступили слезы, но Бет могла принять это за любовные и нежные переживания.
- Кстати, - попыталась уйти от темы, которая отбрасывала ее к моментам их личных отношений с мужем, - Представь, Лео подарил мне мотоцикл! - почти подпрыгнула на диванчике. Бет должна была помнить раннее увлечение Марго роком и всем, что связано с мотоциклами, кожей, большими байкерскими тусовками и диким поведением. Когда-то она была такой. Правда все это осталось в далеком прошлом, и в пределах Бостона. - Я жду не дождусь, когда смогу прокатиться. Правда опять таки, для этого надо ждать пока родится ребенок, - улыбнулась, глядя в глаза Бет.

Отредактировано Margarita Bechtel (2016-08-28 16:49:50)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What Happens Tomorrow