Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ладонь на ладони.


Ладонь на ладони.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

♫ Наив – Мое Сердце
Могло бы и не быть ничего, никак и ни о чем,
Но я к тебе иду рассказать о сердце о своем.
Я ничего не жду, и ты тоже ничего не ждешь.
Но я к тебе приду и ты ко мне, наверное, придешь

http://storage4.static.itmages.ru/i/16/0624/h_1466779740_6930003_d8a31da0b0.jpg


Леонард и Маргарита Бектэли
домик на о.Тахо (имущество семьи)
июль 2014
Поздний вечер. Леона опять не было дома неделю. Как он оставил Марго с Кристофером в загородном доме, так они и остались его там ждать. Дождались.


+1

2


Ты - та, что всегда была рядом со мной, но я расставался с тобой.
Я хотел быть один, причина во мне, я всегда хотел быть сам по себе.

http://www.playcast.ru/uploads/2013/11/03/6474570.gif


22:40 | дождь

Дождь бьет крупными каплями по стеклу, словно отстукивает только ему одному известную, неощутимую детально человеческим слухом мелодию. Он то замолкает, то разыгрывается вновь. То звонко, то доносится более глухой звук. Как раз та погодка, под которую принято грустить у окна и мечтать о чем-то более возвышенном. Ссылаясь на стереотипные реали можно посмеяться над этим, вспомнив смазливые цитаты о "кофе, окно и он". Но это всего лишь юношеские предрассудки, которые остаются в том, менее сознательном возрасте. В такую погоду и впрямь хочется чего-то другого. Кто-то старается укрыться от дождя, прячась в своих домах, квартирах, машинах, клубах, барах. Кто-то отправляется на прогулку или пробежку, чтобы почувствовать эту аки живительную влагу всеми своими фибрами, а кто-то... Кто-то просто стоит напротив окна своего. Нет. Семейного загородного домика с букетом цветов в руках и бутылкой вина за пазухой. У этого кого-то на втором этаже этого домика уже давным давно видит десятый сон маленький сын, который появился на свет совсем недавно, чтобы окончательно привыкнуть к тому, что он есть. Но этот кто-то любит его больше всего на свете. После сына он всем сердцем и душой предан той, что, наверняка, сидит в этом маленьком доме и смотрит за мигающим светом экрана, али читает какую книжку, а, может, и вовсе уже посапывает, постепенно отбывая в царство Морфея. Нет, она не из тех, кто ложится слишком рано или даже с закатом. Молодые мамы очень часто выбиваются из сил слишком быстро, но не она. Она не из тех, кто сдается в два счета. Она - смысл его жизни. Она - его жизнь.
Машину я припарковал в пролеске неподалеку от самого участка, от территории, огражденной подобием забора. Достаточно ненадежно, чтобы быть в постоянном спокойствии за жизнь своей семьи, но здесь - на Тахо - с криминалом было последние годы достаточно тихо, посему я все таки прибывал в спокойном состоянии. Тем более всегда был категорически против, если Марго едет сюда одна, без моего ведома и остается на долго. Да, такое происходит крайне редко - можно пересчитать по пальцам. Обычно летнее время мы проводим здесь вместе. Столько, сколько я могу себе позволить. Как и сейчас. Меня не было практически неделю, но жена послушно оставалась в доме, никуда не уезжая. И как же я чертовски люблю ее за это. За то, что она слушается и как можно меньше перечит. Этой женщине нет цены, она бесценна.
Крупные капли уже прилизали абсолютно все волосы, доступные к намоканию на моем теле. Могу поспорить, сейчас я выглядел хуже, чем побитый, драный, бездомный пес. Нет, с одеждой как раз было все, как и всегда, прекрасно - за этим я слежу. Но то, что происходило с ней - описать сложно. Словно какие-то лоскуты, мокрые тряпки облепили все тело. Нет, я не замерз. Меня грех свет из окна, ну и дотлевающая сигарета.
Когда я возвращался оттуда, то готов был носить ее на руках. Носить на руках и не на шутку боготворить. Маргарита прекрасно знала, с чем все это связано. Она так же знала и то, куда я отправляюсь, прикрываясь командировками. Она знала, но молчала. Между нами произошел уговор. Достаточно давно, но каждый из нас отчетливо помнит этот разговор. Мы решили заменить бои. Заменить немного иным наркотиком, но он давал абсолютно тот же стимул. Дело в том, что любой наркотик - вещь достаточно въедающаяся, и так просто ее заменить чем-то другим слишком сложно. Это как перейти с обычной сигареты на электронную. Нет. Плохой пример. А, если взять героин и экстази? Нет, я не могу судить о них на столько здраво, ибо никогда не пробовал. Видимо, повезло и вовремя хватило мозгов, так как возможности были. Красные, с мой кулак размером бутоны еще не успели закрыться, только начали засыпать. Капли дождя словно запрещали им это делать, падая на лепестки и раскрывая их под своим давлением. Как только я сделал затяжку и почувствовал, что слишком близок к фильтру, сигарета отправилась в ближайшую лужу, а я направился ко входу.
Открыв дверь своим ключом, я зашел внутрь. В доме было слишком тихо, да и это не удивительно, ведь детский сон - святое. Дверь я прикрыл тоже как можно тише, а после сразу скинул ботинки и промокшую насквозь куртку. Не смотря на то, что я вел себя достаточно тихо, Маргарита должна была услышать, что в дом кто-то вошел. Да и не кто-то, а ее муж, которого она, не смотря ни на что привыкла встречать. Но ее не оказалось рядом даже спустя пару минут, пока я стягивал с себя эту кожаную куртку, перемещая букет из руки в руку, ведь он настойчиво мешался.
Пройдя в гостиную комнату, я увидел то, чего и следовало ожидать - Маргарита, свернувшись калачиком на диване и укрывшись пледом, тихо посапывала. Я, полюбовавшись этой трогательной и невероятно привлекательной картиной, все таки решил аккуратно разбудить ее. Слишком соскучился, чтобы оттягивать этот момент. Мы не виделись всего ничего, но я уже хотел почувствовать вкус ее губ, тепло ее рук и вдохнуть ванильно-молочный аромат кожи. Она поймет, что я был не в командировке, но как же она счастлива, когда я возвращаюсь вот такой - без капли какой-либо агрессии и взвинченности. Ну как, без капли. Червоточину никуда не денешь, но меня не отключало от здравого ума от каждой мелочи, как это происходит обычно, оттягивай я поездки.
- Любимая, - шепотом, чуть дыша, своими губами рядом с ее. Букет из двадцать одной крупной розы я так и не выпустил из руки, легкий чарующий запах распространился по комнате, смешиваясь с прохладой от еще не выветрившихся капель, - я дома.

Отредактировано Leon Bechtel (2016-07-15 23:51:33)

+1

3

всё не важно, как-куда, сюжет простой
одиночества наелся досыта
маски сброшены. я верю, что ты - та
ты - та самая моя и я - твой

Когда ты любишь кого-то, ты действительно готов ждать человека днями, неделями, месяцами, годами...да хоть всю свою никчемную жизнь. Никчемную, потому что без него она теряет всякий смысл на существование. Только если не весь смысл в ожидании встречи, которой, быть может, никогда не произойдет.
Лео всегда возвращался. В каком-то смысле он был похож на большого такого дворового кота, которого пытаются одомашнить. Коту нравится забота и то, что его кормят в отведенное время, не лишают ласки и помогают вычесывать шерстку. Но кот все еще смотрит любвеобильными глазами на двор и считает минуты до того момента, когда можно будет в очередной раз свинтить на волю, погулять, чтобы потом вернуться в отличном настроении.
Маргарита всегда была слишком сильно уверена в собственном муже, чтобы хоть предполагать мысль, что тот встречается на стороне с другой. Или с другими. К тому же пункт назначения в поездках мужа с некоторых пор больше не был для Марго новостью или секретом. Она знала. Но каждый раз молча проглатывала обиду, когда Бектэль старший собирал небольшую сумку и хмурый садился в свой внедорожник, чтобы отправиться в одном только ему известном направлении.
Это не значило, что он больше ее не любил. Она понимала. Это значило, что ему нужна встряска и выбросить адреналин. Замена боев походами в "клуб" давала краткосрочный эффект. Это был суррогат того адреналина, который Леонард получал на ринге. Все равно, что положить в чай цикорий вместо сахара. Вроде бы ничего, но лучше натуральный сахар.
Маргарита, все же, не знала, что может быть лучше. Позволить ему причинять боль ей самой, или же понимать, что там, где она ни чем не сможет помочь супругу, боль причинять будут ему. Она более чем уверена, что не смогла бы смотреть спокойно на поединок, случись, если б Лео захотел взять ее с собой. Но она была девочкой умной и понимала, что муж никогда не возьмет ее туда с собой. И оба понимали почему.
Еще свежи были воспоминания о белых больничных палатах, стерильных коридорах - взлетных полосах и видах из окон - что и взглянуть страшно. Она помнит, как шла-летела по этому самому коридору, чтобы добраться до нужной палаты, рвануть на себя дверь и увидеть его...на больничной койке, совсем плохого. Она держит его за руку, не зная, слышит ли он, но если и слышит, то сквозь пелену сна. А потом шепот врача на ухо о том, что ему стоит отдохнуть, а Марго прийти в себя, и поговорить.
Страшные несколько суток незнания, месяц выхаживания его дома. Тогда она впервые подумала о том, что будет с ней, если Лео не станет. Марго помнит, как сидела в неудобном больничном кресле у его кровати, смотрела на бледное, исказившееся и совсем подурневшее лицо мужа, и понимала, что если не станет его...больше не станет и ее.
Многие бы сказали, что это дурость - бросаться с моста или с крыши высотки всего лишь после потери мужчины, что он того не стоит и что своя жизнь всегда ближе.  Но было ли так у Марго? Она смотрела в тот вечер на профиль Лео, кусала губу (всегда так делает, когда нервничает) и понимала, как сильно любит. Так сильно, что кажется, невозможно. Не по настоящему. Не бывает. Но любила, порой забывая о том, чего и сама хочет на самом деле.
Лео звонил два дня назад, справлялся о том, как у них тут дела и все ли в порядке, узнавал о том, ездила ли Марго в "Воллмарт" чтобы закупить продукты, всего ли хватает и как Крис. Кристофер. Их сын всегда был на первом месте. Лео обожал ребенка, он проводил с ним любую свободную минуту, умилялся тому, как скоро мальчик начал ходить и как быстро сказал первое слово. Их Крис был неожиданным, но самым любимым и желанным. Мальчик же чувствовал заботу родителей и отдавал им сполна.
- Ма, а когда па вернется? - картавя "р" на манер французского "гр", что заставляло Марго не то улыбаться, не то думать про то, что мальчика надо отвести к логопеду.
Маргарита накрыла малыша одеялом, подоткнула его со всех сторон и склонилась, чтобы поцеловать в лоб. По окну настойчиво тараторил дождь. Ливень начался еще утром, и весь день не прекращался, то набирая обороты, то немного спадая. Если так и пойдет дальше, то все подъездные дороги к дому совсем развезет, что проехать можно будет только на тракторе.
- Он обещал, что очень скоро, мой маленький, а теперь закрывай глазки, - положила ладонь на лоб сыну. - Чем быстрее ты уснешь, тем скорее вернется папа. - Мальчик было закрыл глаза, а потом снова открыл их и посмотрел своими ясными голубыми глазками на маму.
- Сказка!? - даже удивился от того, что совсем забыл, о том, что мама всегда читает ему перед сном.
- Сегодня уже поздно, - и вправду, уже было почти десять, а обычно Крис ложился не позже девяти.
- Ну мам... - Крис знает, что слезами ничего не добьешься, так что мальчик улыбается и смотрит маме прямо в глаза, будто говорит взглядом: "ну вот я, такой послушный, ну сказку, ну пожалуйста, ну небольшую".
И Марго сдается.
Она выпрямляет спину, садясь на кровати ровно, чтобы было видно лицо ребенка от света, падающего из-за приоткрытой двери, ведущей в коридор.
- Ну хорошо.
Маргарита рассказывает Крису сказку про отважного пирата, который сражался с большим морским чудовищем. Крис то и дело задавал вопросы, на которые приходилось отвечать, отступая от повествования. Через пятнадцать минут малыша стало клонить в сон, он стал закрывать глазки, маленькой ручкой вцепившись в мизинец своей мамы.
Молодая женщина нежно разняла детские пальчики и накрыла сына одеялом, подтянув его до подбородка. Не смотря на то, что на дворе была середина лета, из-за дождя было промозгло и сыро. Кутаясь в легкий шелковый халат поверх пижамы она сбежала вниз по лестнице. Спать еще не хотелось, так что Марго быстро собрала все разбросанные Крисом игрушки, складывая их в специально отведенную корзину в углу комнаты, а после - села на диван, подтянув колени к подбородку.
По телевизору показывали какую-то политическую передачу. Смотреть в очередной раз на то, как кого-то поливают грязью совсем не хотелось, так что Марго щелкает пультом, пытаясь найти что-то достаточно интересное. И находит фильм. Черно-белый. На экране тоже ливень идет стеной, а на первом плане, в комнате, мужчина и женщина. Все в лучших традициях того Голливудского времени. Марго легла поудобней, накинула на себя плед, свернувшись под ним калачиком и становясь совсем маленькой...она улыбалась, глядя на экран телевизора, и в какой-то момент на рекламе, так и не заметила как уснула.
Ей снился тревожный сон про Лео и про то, что ей вот-вот должен кто-то позвонить, чтобы сказать что-то плохое. Звонок. Звонит телефон, она пытается дотянуться до трубки, но не успевает, мобильник теряется, она не может его найти, чтобы позвонить Лео. Лео...Лео...
- Любимая, - отчетливый шепот, кто-то касается ее плеча, Марго открывает глаза и первым что видит - огромные бутоны алых роз, она еще не понимает, что не спит. Она вообще еще ничего не понимает. Сон прошел, но чувство странной прострации осталось. - я дома.
Кажется, что вся тяжесть последней недели мигом спала с ее хрупких плеч. Маргарита поднимает глаза и видит родное и любимое лицо мужа, тут же садится на диване, забывая и про пульт, который с грохотом валится на пол, батарейки выпадают, крышка которая их закрывала вообще укатывается под диван.
- Лео!
Марго обнимает Леона, чувствуя, какой он холодный и мокрый. Но зато свой. Живой. Рядом с ней. Маргоша целует мужа в щеки, чередуя поцелуи. В правую щеку, в лоб, в левую, поцеловать в губы, крепко обнять, вдохнуть его запах, почувствовать снова какой он холодный.
- Ты такой мокрый, где твой зонт, я же оставляла тебе в машине зонт, - Марго отстраняется, говоря быстро и сбивчиво, женщина уже поднимается с дивана, чтобы принести из ванной сухое полотенце и сухую одежду для мужа, бросает на последок взгляд на розы, улыбается. - Быстро снимай мокрую рубашку и брюки, а то еще не дай бог заболеешь, - она делается наигранно серьезной и суровой, двадцать секунд и Марго снова в гостиной, подает Леону мягкое, сухое и теплое полотенце, смотрит на него большими влюбленными глазами.
Она рада, что с Лео все хорошо, и что он дома.
- Почему не предупредил, что едешь? - тем временем она помогает ему просушить волосы полотенцем, ероша их, перекидывает уже влажное полотенце черед плечо и касается его щеки своей теплой ладонью. - Мы скучали по тебе.

вв

http://storage8.static.itmages.ru/i/16/0716/h_1468656544_1900131_f8f311e64e.jpg

+1

4

Голодными, мокрыми от дождя глазами я смотрел на нее, любовался ею. Вот она - моя женщина - прямо передо мной. Та, которая всегда рада мне, чего бы я не сделал и на сколько бы не оставил ее вновь одну. Та, которая всегда дождется, всегда простит и никогда не оставит. Что бы нас не связывало, что бы мы не делали, какие бы трудности не переживали, в нашей жизни не менялось одно - главное - чувства, испытываемые друг к другу. Ее теплые руки, счастливые глаза, махровое полотенце, которым она так трепетно стирает капли с моих волос. Я похож на побитого волка, а она все равно смотрит на меня, как на принца. Никогда не понимал мужчин, да и женщины такие попадаются, которые не ценят того, что им преподносят вот в таком тоне. Когда с тебя аккуратно, еле дыша, чтобы не доставить даже самый малый дискомфорт стирают остатки прохладного ветра и ливня, так отчаянно бившего по тебе, когда ты с несколько минут назад стоял на улице. Я никогда не любил чрезмерную романтику, да и не допускал ее избыток в нашей семье, но почему-то именно сейчас мне хотелось любить. Любить так, как еще никогда не любил ее - любить осторожно.
Не плохо было бы выпить горячего чаю и принять душ, но я даже об этом думать сейчас был не способен. Как можно думать вообще о чем-либо, когда твоя женщина готова окунуться в тебя с головой? Она прижимается ко мне, словно пытается согреть собой. Ее пижама покрывается крупными отметинами от сырости, остатки которой все еще не впитало полотенце, ведь я отбросил его на диван, так как хотел занять руки совершенно иным. Маргарита обнимала меня так крепко, как еще никогда не обнимала. Это было что-то неописуемое, невероятное. Казалось, что именно сейчас я ей нужен куда больше, чем в любой другой момент из нашей совместной жизни. А, может, я вовсе не знаю свою женщину так, как думал. Может она впервые просто дала волю своим чувствам на столько, на сколько всегда хотела, но сдерживалась. Да, неоднократно она встречала меня примерно подобным образом, но эмоций было куда меньше. Да и букетов тогда не было, вина подавно. Ничего тогда не было. Был я, который приезжал после очередной своей аналогичной поездки. Я, который ничего толком и не хотел, кроме как пожрать и выспаться. Вся романтика, если ее можно было так назвать, начиналась со следующего дня. Не ошибся, давно пора все это менять. Давно пора научиться благодарить Маргариту за то, что она делала, делает и будет делать для меня, ведь не каждая женщина с легкой руки согласиться на такое. Каждой хоть и заложила природа начало, не все его оправдывают. А моя... Моя - лучшая. Я потратил годы на то, чтобы обучить ее. Обучить быть ручной. И, не смотря на свой местами скверный характер, она не перестает меня удивлять, не перестает радовать, не перестает заставлять переживать какие-то ранее не знакомые мне эмоции - заставляет жить. Не бывает с ней скучно и однообразно, а это - самое главное для мужчины.
Когда я впервые уехал из дома, оставив свою жену, сослался на усталость от нее. Усталость от всего того, что меня связало, окутало, село на шею. Как оказалось, я был тогда слишком глуп, чтобы понимать многие бесценные жертвы, на которые она готова идти ради меня. Самое интересное то, что я и не хотел понимать. Этот максимализм, чувство собственной гордости. Казалось, что женился я слишком рано и хотелось свободы. Я до сих пор, как вы видите, подрываюсь в очередные командировки, но уже не с той же самой целью, а это говорит о многом.
Полу-пустая комната, приглушенный свет. Мы сидим на теплом пледе у пустого камина. Мысль его зажечь меня посещала неоднократно, но делать это сейчас было бы ошибочно. В конце концов за окном не январь месяц. Да и зима в Сакраменто весьма теплая, так что камин больше у нас служил в качестве декорации и, возможно, чуть чуть для подогрева. По крайней мере сейчас он был не нужен, но вполне прекрасно служил все той же декорацией, которая создавала вполне себе романтичный образ комнаты. Помимо него уют прибавляли еще пара свечей, которые Маргарита зажгла в тот момент, пока я искал на кухне штопор. Захватит с собой пару бокалов, я довольно таки быстро вернулся с темной и холодной кухни в уютную просторную гостиную с задвижными дверьми. У нас перед камином стоит достаточно большой диван и несколько кресел, но я предпочел разместиться на полу, расстелив этот самый огромный плед, немного его скомкав, чтобы тот не занимал слишком много места. Звук от прикосновения горлышка бутылки с бокалом раздался достаточно звонко; Маргарита улыбнулась. Она была все в том же соблазнительном одеянии - невероятно приятной на ощупь пижаме, к которой я готов прикасаться бесконечно. Она словно струиться по коже, если так вообще можно сказать о ткани. Марго знает мой вкус и не стала бы вообще покупать то, что мне не понравится. Моя девочка.
- Как Крис?
Я устроился достаточно уютно - Маргарита села на колени, опираясь одной рукой, а во второй держа наполненный бокал, а я лежал рядом с ней, разместив голову у нее на коленях. В одной руке я. как можно сразу догадаться, держал бокал, а второй гладил ее по ноге, периодически переходя к бедру. Когда жена положила свою ладонь на мою грудь, немного сменив позу из-за легкого неудобства, я сразу взял ее и, аккуратно согнув, поцеловал костяшки пальцев, от чего заставил ее еще раз восхищенно улыбнуться. Мне безумно нравилось наблюдать за ней, когда та счастлива. Конечно, многие аспекты, которые я так же люблю наблюдать, описывать не стоит, хоть они и абсолютно противоположны нынешнему, но все же сейчас это было воистину неописуемо - Маргарите очень к лицу счастье, и я давно уже поклялся, что она будет счастливой рядом со мной. Пусть с оплошностями, ведь не все мы идеальны, но точно, определенно будет.
Я гладил ее по щеке, слушая рассказ о сыне и о том, чем они занимались за время моего отсутствия, несколько раз поправил непослушные пряди ее огненных волос, которые настойчиво выбивались из общей копны за ушко, не сводил взгляда с ее счастливых глаза. Несколько раз мне и вовсе показалось, что девушка засмущалась, ведь такие вечера у нас отнюдь не каждый день происходят. Вечера, когда я без задней мысли готов носить ее на руках. Только что именно действует так на меня - остается так или иначе загадкой. Маргарита - умная женщина. Я уверен, что в дальнейшем она накрутит себя, заставит себя опять понервничать, задумается о том, что же такое со мной приключилось, раз я вернулся на столько любвеобильным? Но она не делает этого сейчас, она, как и я, просто наслаждается этим прекрасным вечером и вкусным, не приторным вином, которое я приобрел у одного знакомого итальянца, который держит свой магазин по пути домой. Она запустила руку в мои до сих пор еще влажные волосы и слегка провела по волосам, в ответ на что я решил изобразить котенка и, закрыв глаза, сделал вид, что мурлыкаю, улыбнувшись. Маргарита рассмеялась, от чего я открыл глаза и вновь залюбовался ею.
- А как ты сама? Чем занималась?
Приподнявшись на локоть, сделал глоток, осушив в несколько глотков весь бокал - падкий на алкоголь. Но мне больше сейчас абсолютно не выпить хотелось, а провести время с любимой женщиной, посему я постарался побыстрее выпить то, что налил для себя и вернуться в прежнее положение, почему бокал очень скоро отправился на невысокий круглый столик, который стоял совсем рядом - одно из достаточно ценных приобретений, идеально вписывающихся в наш интерьер. Я уже много раз говорил о том, что не эстетичен на столько, на сколько мог бы. Наверное, на меня так действует Маргарита, раз мимоходом я еще и интерьер наш оценил должным образом, окинув его взглядом на какую-то секунду. Но только секунду, так как после сразу перевел взгляд на любимую жену, которая уже собралась ответить сразу после того, как сделает глоток.

+1

5

На улице творилось нечто. Ливень достиг своего апогея, но не спешил идти на спад. Крупные капли барабанили по стеклам, то и дело сверкали молнии и гремел мощный гром, подсказывая, что эпицентр бури где-то рядом. Как давно на Тахо она встречала такую погоду? Да практически никогда. Духота и засуха - вот что встречает жителей этого региона. А тут настоящий конец света. И если всего несколько часов назад ей казалось, что дождь это худшее завершение дня, то сейчас он был скорее приятным дополнением, чем занозой, которая вероятно просто размоет дороги.
Когда что-то касалось Лео, для Марго исчезали все другие люди. Она как влюбленная девочка готова была сделать все, что от нее зависит, чтобы мужу было хорошо. Она готова отдать всю себя, без остатка, до последней капли. Как глупо со стороны женщины, скажите вы? Как глупо, потому что мужчины не умеют ценить, скажет еще кто-то. А Марго только лишь улыбнется и тихо скажет, что однажды, доходит даже до самого слепого.
Когда Лео решился задокументировать их отношения официально, она знала, что он не без ума от нее. Что он не то, что бы любит ее, но что он дорожит ею, в каком-то смысле уважает. Во всяком случае ему было важно то, что было внутри нее и росло с каждым днем. А это уже имеет большее значение, чем все слова любви, которые сказаны или не сказаны миром.
Маргарита выходила замуж с уверенностью, что однажды он поймет и оценит, и именно в этот момент она будет рядом, готовая принять его в свои объятия, а потом сказать всему миру: "Я же говорила!" Она любит. Любила. И будет любить его всегда. Сколько бы не прошло лет и сколько бы километров дорог их не разделяло. И, кажется, Лео знает это. Потому что в его таком влюбленном и не похожем ни на что другое взгляде, она читала то же самое, что отражалось в ее собственном.
Пока Маргоша ушла на кухню за вазой для цветов, Лео успел стащить на пол плед с дивана, которым она укрывалась до этого. Вернувшись в комнату девушка немного удивленно приподняла бровь, и проследила за направлением Леонарда. Тот ушел на кухню, вероятней всего за штопором и бокалами. Почему-то рыжей захотелось чего-то романтичного и она вспомнила про свечи, которые тут же нашла в серванте с посудой и поставила на каминную полку у самого основания, где еще были кирпичи, взяла электрическую зажигалку и подожгла белый воск. Маленькие огоньки подрагивали, говоря о том, что где-то был сквозняк...хотя почему где-то - из дымохода. Марго уселась на плед, ожидая возвращения мужа, который не заставил себя долго ждать.
Ей давно не было так уютно и тепло рядом с ним. Маргарита гладила непослушные, вьющиеся волосы мужа, слушала стук его сердца, дыхание, наблюдала за огоньками, рыжие волосы то и падали ей на лицо, закрывая обзор и заставляя Лео поправлять прядь, время от времени заправляя ее, непослушную, за ухо. Ей хотелось просто молчать рядом с ним, не мешать этой идиллии разговором. Как давно они просто сидели на полу, пили вино и выглядели такими счастливыми? Кажется, миссис Бектэль не смогла бы ответить на этот вопрос однозначно. В их жизни присутствовали романтичные моменты, но были они достаточно редки или коротки, так, что насладиться просто не успеваешь. Да и Лео, который после возвращения не рухнул спать на сутки - большое удовольствие, особенно когда он вот в таком шикарном настроении, как сейчас.
- Крис очень скучал по тебе, через день спрашивал, когда ты вернешься, - улыбается, делая небольшой глоток из своего бокала - только лишь пригубив вино.
Маргарита почти не пьет, бокал вина на празднике для нее уже огромная доза.
- Он так быстро растет. Сегодня утром бегал вокруг меня и требовал кашу. Как заведенный. Я думала, что все, приплыли, заморила ребенка голодом, - она смеется, прикрывая глаза ворохом густых ресниц, потом открывает их и видит, что Лео смотрит на нее, в упор, почти не моргая и не отводя взгляд.
И почему-то это так смущает Маргариту, что на ее щеках появляется румянец. Не часто бывает, чтобы кого-то смущал собственный муж. Но чувство это такое на грани молодости, что ли. Словно вы только-только начали встречать и узнавать друг друга. А тут, вроде бы и вместе уже сколько лет, а все равно...будто в первый раз.
Теплая ладонь Лео заставляет ее кожу покрываться мурашками от приятных ощущений, она снова прикрывает глаза, слышит как звякает ножка бокала о низкий столик. Она делает небольшой глоток вина, слушая вопрос Леонарда, улыбается.
- Ну....с чего начать? Крестиком вышивала, вязала, мотор у своей хонды перебрала. Три раза. - Она какое-то время серьезно смотрит на мужа а потом начинает заливисто смеяться, отставляя бокал на тот же столик, где стоит и его собственный - что бы не мешался. - Ладно-ладно, не смотри на меня так, шучу я, - Марго запускает пальцы в волосы мужа, мимоходом нежно массируя ему голову, снимая напряжение от выпитого спиртного и дня, проведенного за рулем автомобиля. - Если серьезно, то мы в основном отдыхали, гуляли и развлекались. Выезжали в город несколько раз, - недалеко от места, где стоит их домик расположен городок для туристов, с кафе, ресторанами, пабами, пристанью и разными развлекательными штуками, вроде лунапарка и аттракционов. - В крайний раз Крис упросил меня посадить его на пони, прокатиться. И знаешь? Наш сын имеет все шансы стать настоящим наездником. Даже не испугался, - Маргоша спускается своими руками к шее Лео, подбираясь к затылку и мягко его массируя.
Приятная нега от выпитого спиртного разлилась по телу, где-то в затылке заметно защипало, словно говоря о том, что градус действует - сосуды расширились, а кровь побежала по венам скорее. Марго облизывает пересохшие губы, смотрит на Лео, разглядывает его красивое лицо, возвращается руками, обводит пальцами скулы, нос, вокруг глаз, лоб, снова гладит волосы. Она осторожно касается мужа, словно боится, что надавит сильнее и он испарится. Еще не совсем верилось, что он тут, рядом.
Очень сильный раскат грома взорвался, кажется, прям над их домом, потому что заметно задрожали стекла и молния полыхнула с такой силой, что стало светло, как днем. Маргоша поежилась, но ей сейчас не было дела до непогоды. Дождь просто прекрасное дополнение к их импровизированному пикнику в собственном доме.
Она продолжала гладить волосы Леонарда, в какой-то момент склонившись ниже к нему и нежно, но коротко целуя в губы. Отстраняется, всего на чуть-чуть, улыбка застывает на ее губах и Марго снова целует Лео, но на этот раз немного более настойчиво. И когда отстраняется на этот раз шепчет:
- Люблю тебя.

+1

6

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ладонь на ладони.