Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » what's inside you


what's inside you

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

damian wolski & dr. peterson
http://s9.uploads.ru/oJhly.png

[AVA]http://s4.uploads.ru/qwEz0.gif[/AVA][STA]добрый доктор[/STA][NIC]Eve Peterson[/NIC][SGN]https://66.media.tumblr.com/73baa13645aa79f6646af3b91f56ba1b/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo8_250.gif https://67.media.tumblr.com/d85df5c52d67f71f39113f78224bef15/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo4_250.gif[/SGN]

+2

2

С самого детства отец воспитывал меня таким образом, чтобы я учился самостоятельно справляться со своими проблемами, тем самым не прибегая к сторонней помощи в лице родителей. Тогда мне казалось, что это было несправедливо и папа просто не любил меня. Я думал, что ему было наплевать на мои чувства, ведь по-моему мнению родители должны были всегда оберегать своих детей и заботиться о том, чтобы они чувствовали себя защищено. Конечно, со временем я понял, что пан Вольски совершенно не хотел навредить мне, так как его помыслы были чисты и питались исключительно уверенностью в том, что из меня вырастет настоящий мужчина, который в будущем не будет бояться жизненных испытаний на своем пути. И, конечно же, он был прав, ведь будучи уже взрослым и самодостаточным молодым человеком, я мог с легкостью отметить, что я никогда никому не жаловался, так как считал это уделом только слабых и не способных к самостоятельности людей. Но даже несмотря на свою твердую жизненную позицию, где-то в глубине души я всегда нуждался в том, чтобы в моей жизни появился кто-то, кто бы мог выслушать меня. И именно из-за неимения такового, я начинал погружаться с головой в алкоголь, который, казалось, принимал меня лучше, чем кто-либо. И все могло бы закончиться где-то в сточной канаве, где бы я лежал в лужице собственной рвоты состоящей исключительно из дешевой русской водки. Ведь именно так все происходит у алкоголиков, которые вовремя не смогли сказать себе "стоп"?
Но я встретил Имса. Человека, который стал для меня опорой и поддержкой в самых сложных жизненных ситуациях. Он заменил мне алкоголь, превратил в заложника собственных чувств к нему, которые накрывали меня с головой, не давая сделать даже малейшего глотка свежего воздуха. Но я был не против. Нет. Мне даже нравилось это, ведь я наконец-то любил и чувствовал себя любимым.
Спустя некоторое время я вновь очутился один на один с собственными демонами, которые все это время сидели в заточении моего разума. Я остался брошенным и разбитым. Вернулась безудержная тяга к алкоголю, появилась наркотическая зависимость от никотина. Я начинал морально разлагаться, но, как и положено по всем правилам, я отказывался себе в этом признаваться. Именно этот период моей жизни можно считать фундаментом проблем с моим психическим здоровьем.
Несмотря на то, что Имс все-таки вернулся в мою жизнь, я все так же продолжал жить с демонами, которые выходили в темное время суток, чтобы поплясать в моих снах. Да, почти каждую ночь с момента ухода Имса мне снятся кошмары. Я никогда никому об этом не рассказывал. Даже Имсу. Особенно Имсу. Понимая, что он будет чувствовать себя виноватым, этим я нисколько не облегчил бы себе жизнь.

Моим лечащим врачом оказалась замечательный светловолосый мужчина, который вот уже пятнадцать лет работает невропатологом в местной больнице Сакраменто. Мы нашли общий язык еще с момента нашей первой встречи, когда тот переступил порог небольшой комнаты, где я ожидал результатов МРТ. Его добрый нрав располагал к душевным беседам, отчего однажды во время очередного осмотра, я случайно обмолвился о своей небольшой проблеме со сновидениями. Док не раздумывая ни секунды посоветовал мне записаться на прием к психологу, так как проблемы со сном никоим образом не смогут помочь мне в процессе выздоровления, восстановления моей нервной системы и памяти. К своему удивлению, я был полностью с ним согласен, так как давно уже думал о подобном визите к специалисту. Он посоветовал мне доктора Питерсона.

03.05.2016г.

Я приоткрыл занавески, чтобы впустить в комнату утренний солнечный свет, но обнаружил лишь пасмурное дождливое небо за окном. Поежившись, я потер затылок, после чего принялся неспешно заправлять кровать. Внутри меня зародилось чувство страха, отчего я начал мысленно прикидывать причины, которые смогли бы послужить идеальным оправданием моего отсутствия на первом сеансе у доктора Питерсона.
Прошло пять минут, но в голову пришла лишь банальная идея, которая заключалась в моем нездоровом самочувствии, вызванное опухолью.
Мысленно приказав себе перестать ребячиться, я привел себя в порядок, остановил свой выбор на темно-синем кашемировом свитере и черных брюках. Признаться, я совершенно не знал в чем принято ходить на приемы к психологу.
Сеанс был назначен на десять часов утра, но я был на месте уже в сорок минут. Волнение захлестнуло меня с головой. Я почувствовал, что мои ладони стали мокрыми, поэтому я провел ими об брюки. Осмотрелся по сторонам, но никого не заметил. В приемной сидел только я.
Остается ждать десяти.
внешний вид

Отредактировано Damian Wolski (2016-08-16 20:07:50)

+1

3

[AVA]http://s4.uploads.ru/qwEz0.gif[/AVA][STA]добрый доктор[/STA][NIC]Eve Peterson[/NIC][SGN]https://66.media.tumblr.com/73baa13645aa79f6646af3b91f56ba1b/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo8_250.gif https://67.media.tumblr.com/d85df5c52d67f71f39113f78224bef15/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo4_250.gif[/SGN]

[indent]Каждый день ко мне приходят десятки людей, чтобы хоть как-то излечить свою душу. По началу все они этого даже стыдятся, ну потому что раны на теле привычно латать, а вот на сердце...В сердце лучше никого больше не пускать, чтобы не стало ещё хуже. Но в конце-концов хуже таки становится, поэтому ко мне приходят уже тогда, когда внутри, кажется, уже образовалась дыра на месте взрыва. И потом начинаются долгие часы разговоров, чтобы разобраться в себе, чтобы узнать себя лучше, чтобы избавиться от того, что гложет душу. На своём веку я столько историй уже услышала, что в обычной жизни некоторые из них даже показались бы мне нереальными, но нет, я имела дело с настоящими людьми, и боль их тоже была настоящая.
[float=right]http://s1.uploads.ru/ebszK.gif[/float][indent]- О, здравствуйте, Дамиан. Вы так рано. Плохо спалось? - когда я захожу в приёмную, то мой новый пациент уже смирно сидит себе на стульчике и то и дело посматривает на часы. Я ещё ничего не знала об этом парне, кроме его имени, но его глаза отражали такую вселенную тоску, что мне хотелось прямо сейчас начать, чтобы хоть немного излечить их боль. - Проходите в кабинет. Не могу же я вас оставить здесь сидеть ещё пятнадцать минут. - доброжелательно улыбаюсь, а затем переключаю внимание на поиски карточки-ключа в сумочке. Ещё несколько мгновений и мои попытки венчаются успехом, а потому мы оказываемся в хорошо освещенным утренним солнечным светом небольшом, но уютно обставленном кабинете. -Присаживайтесь или ложитесь, как вам будет удобнее. - я киваю на тёмно-синюю кушетку с бежевыми подушками, а сама отправляюсь к столу, чтобы взять блокнот и некоторые бумаги. [indent] -Ещё раз здравствуйте. Меня зовут Ив. Начнём с того, что расскажите мне, что изначально привело вас сюда? - я устраиваюсь в кресле напротив пациента, разложив на коленях свои записи. Немного наклоняюсь вперёд, чтобы быть ближе к мужчине и расположит его к себе. В моём деле ведь главное доверие, так что я стараюсь говорить ровным спокойным голосом, иногда разбавляя эту комнату лёгкой улыбкой.
[indent] Если честно, то я не знаю, чего ожидала услышать от блондина. Любила перед началом первого сеанса сыграть в игру "угадай, где болит". Я-то знала, что болит в сердце, но вот что. Почему-то я никак не могла прочитать на лице парня не то, чтобы ответ, даже подсказку к своему вопросу. Он был в себе, возможно, даже ещё не до конца осознавая, где он и зачем пришёл. Люди обычно теряются, когда впервые садятся на эту кушетку. Забавно наблюдать, как они несколько минут то ложатся на неё, то опять встают, то снова принимаю позу лёжа лишь бы как можно дальше оттянуть момент начала откровения. Люди приходят сюда в большинстве по своему желанию, но когда становятся лицом к лицу с проблемами, успевают опять замкнуться и тысячу раз засомневаться в верности своего решения. Они боятся, что если скажут, где болит, то я ударю именно туда. И я ударю, если нужно будет, если это поможет им понять, что боль не такая уж и сильная, как они думают. Но если от этого станет только хуже, то зачем приносить ещё страданий. Ко мне ведь приходят избавиться от них. - Может хотите чай, кофе, сок? - пытаюсь немного отвлечь Дамиана, чтобы ему было проще настроиться, не закрываясь в себе. Кажется, уже настало время прогонять внутренних демонов. Так что лучше, если мы будем играть на одной стороне.

+1

4

Вы когда-нибудь задумывали о том, почему кто-то выбирает профессию психолога? Что движет людьми, когда однажды они вдруг решают полностью посвятить себе работе, которая состоит исключительно из ежедневного выслушивания бестолкового нытья. Быть может, они просто жаждут заработать деньги на чужом горе? Определенно, если рассматривать с этой стороны, то всех психологов можно было бы легко приравнять к работникам похоронного бюро. Вы рыдаете - они записывают вас еще на один дополнительный сеанс за пять сотен, вы опустошены - они заполнят все пространство болтовней заумными терминами и вновь назначат вам сеанс, вы хотите покончить жизнь самоубийством - они отговорят вас, ведь после смерти вы не сможете прийти у ним вновь. Но я не хочу показаться настолько циничным, поэтому могу попытаться предположить, что все дело лишь в искреннем желании помочь кому-то разобраться в себе и тем самым облегчить его эмоциональные страдания. Да, этот вариант определенно лучше.
Что всплывает в вашей голове, когда вам говорят о профессии психолога? Какой образ предстает перед вашими глазами? Лично у меня это был высокий, слегка седоволосой и полноватый мужчина в очках с безобразной толстой оправой. В моем воображении он был очень занудным, носил брюки из плотной ткани цвета хаки и уродливый жилет в косую клетку. Но, благо я ошибался. Еще после нашего первого телефонного разговора с доктором Питерсоном, я понял, что это в первую очередь была женщина. Окончательно мои стереотипы разрушились, когда в приемную зашла высокая темноволосая женщина в брючном костюме. На какую-то долю секунды мне показалось, что это была лишь очередная пациентка, но все мои догадки тут же были опровергнуты, когда женщина уверенно назвала мое имя.
Я почувствовал себя неловко, поэтому тут же вскочил с места и протянул свою правую руку.
- О, доктор Питерсон, - я прочистил горло, - приятно наконец-то с вами встретиться. Извините, что я пришел раньше назначенного времени. Просто я жутко волновался и не хотел опоздать, - я сделал паузу, - настолько не хотел, что пришел раньше вас, - я почувствовал, что к моим щекам начал подступать жар, поэтому легонько встряхнул головой, - да, спалось мне сегодня паршиво. Впрочем, как и всегда, - я последовал за женщиной в сторону ее кабинета.
Доктор была невероятно вежливой и обворожительной. Знаете, есть такие люди, которые с первых слов полностью завоевывают ваше доверие, тем самым создавая иллюзию старого приятельства.
- Спасибо, я бы не смог больше просидеть здесь ни минуты. Уж больно нервничаю, - из моей груди вырвался весь воздух, - мог бы даже сбежать, как какой-то мальчишка. Просто это мой первый сеанс, раньше я никогда не ходил к психологам, - я вошел в кабинет и тут же стал рассеянно все рассматривать. Помещение было довольно милым. Книжные полки, стол, кресло, огромная кушетка с подушкой - все это выглядело довольно гармонично и создавало некую иллюзию домашнего уюта. Особенно мне приглянулось полотно на стене. За время отношений с Фицджеральдом и регулярным визитам в картинную галерею, я научился отличать хорошие работы от непотребства, которое напрашивается на мусорный бак.
- Красивая картина, - отметил я, - очень умиротворяющий пейзаж, - я кивнул в сторону южной стороны кабинета, - да, спасибо. Я лучше присяду. Не хочу уснуть на нашем первом сеансе, - я нервно засмеялся, а после присел на кушетку и попытался устроиться как можно удобнее.
- Ив? Красивое имя, - я кивнул, - не подумайте, что я с Вами флиртую, - уголки моих губ немного вздернулись вверх, - привычка что ли, - я откинулся на спинку и заключил свои пальцы в замок.
Начало - всегда самая сложная часть. Будь это книга, стих, песня или же рассказ. Начать всегда сложно. Но вместе с тем оно являлось и самой важной частью, ведь без него не возможно написать что-либо, рассказать историю или шутку. Нужно просто пересилить себя, а дальше все будет намного легче.
- Думаю, что я Вас совершенно не удивлю, сказав, что меня к Вам привело отчаянье. Нет, наверное, это не совсем то слово, но сейчас я не могу придумать ничего получше, - я опустил глаза, - вот уже как год каждую ночь я вижу только кошмары. Первоначально они были вызваны стрессом после расставания с любимым человеком, - я вздохнул и тут же умолк. Даже спустя год мне было безумно больно вспоминать то время, когда Имс покинул меня, уехав в Лондон. Наверное, я был просто ранимым слюнтяем. Что печально, конечно.
- Да, я бы не отказался от чашечки черного чая, если можно, - я поднял свой взгляд, - это было бы прекрасно. За чашечкой чая разговоры получаются всегда более искренними что ли, - я улыбнулся, - так вот. Пожалуй, я начну с самого начала, с того времени, когда я только приехал в США. Это было где-то одиннадцать лет назад. Тогда я перебрался в Штаты, чтобы исследовать пещеры Пейсли. По образованию я археолог. Так вот, спустя два года я познакомился с мистером Робертсом. Он был замечательным мужчиной, который очень многому меня научил. Я с головой отдавался беспорядочным половым связям, алкоголю и богемной жизни. Потом он умер. Тогда я был вне себя от горя, так как он являлся для меня вторым отцом и просто лучшим другом. Я был в депрессии, которую опять-таки пытался залечить алкоголем и сексом. И все это однажды привело меня к главному герою моей истории - Имсу. Мы встретились с ним три года назад, тогда он еще состоял в отношениях, но это совершенно не помешало мне добиться его внимания. Я был его любовником. Паршиво, конечно, но этот мужчина заставил меня привязаться к себе. Господи, вы бы видели его! - я покачал головой, - он - голубоглазый британец с очаровательной улыбкой. Перед таким очень сложно устоять. И да, до этого у меня никогда не было серьезных отношений, но он смог стать моим "первым", - я вздохнул, - и все было идеально. Правда. Я влюблялся в него, а он в меня. Мы были счастливы. Да я даже не заставлял его расставаться с Себастьяном! - я замолчал и сделал небольшой глоток горячего чая, - и вот в один прекрасный день он решает все это бросить и укатить к себе домой. Представляете? Он просто уехал. Сухо попрощался и ускакал. Именно этот момент можно считать моей отправной точкой. С тех пор мне стали сниться кошмары, я начал употреблять алкоголь, спать со всеми, кто проявлял ко мне хотя бы малейший интерес... Я даже курить начал! - я остановился, чтобы сделать еще один небольшой глоток, - и все это продолжалось где-то три месяца. Три месяца я ничего не слышал от него, потом случайно встретился с ним в пабе. Он, конечно же извинился, а я конечно же его простил. Потому что я дурак. Да-да, я настоящий дурак.

Отредактировано Damian Wolski (2016-08-22 13:17:46)

+1

5

[AVA]http://s4.uploads.ru/qwEz0.gif[/AVA][STA]добрый доктор[/STA][NIC]Eve Peterson[/NIC][SGN]https://66.media.tumblr.com/73baa13645aa79f6646af3b91f56ba1b/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo8_250.gif https://67.media.tumblr.com/d85df5c52d67f71f39113f78224bef15/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo4_250.gif[/SGN]

Каждый пациент для меня - словно новая книга. Я никогда не берусь судить по обложке, с нетерпением ожидая, пока строки сами не придут ко мне. И даже тогда, наверное, я не берусь судить о людях. Сюда они приходят не для того, чтобы я сказала, что они плохие или хорошие, а для того, чтобы выговориться и последовательно самим найти ответы на все свои вопросы. Я умела слушать. Я должна была уметь. Обычно людям именно этого и не хватает в обычной жизни. Мы все любим поговорить о себе, а послушать о ком-то нету времени. А у меня оно было! А ещё было отчаянное желание помочь каждому. Особенно этому мужчине, сейчас мирно попивающему чай на моей кушетке. Но, кажется, я видела, как у него мелко дрожали руки, как бегал его взгляд, пытаясь сосредоточится хоть на чем-то, как тяжело вырывался воздух из его груди. Мне нельзя было его жалеть, нет. Не за сожалениями люди приходят ко мне. Но мне очень хотелось хотя бы немного облегчить этому мужчине его душевную боль.
История Дамиана началась вполне обычно. Я встречала таких десятки, если не сотни. Не он первый, не он последний находил утешение в бутылке и беспорядочных связях, когда в жизни наступала чёрная полоса. И не он единственный однажды понимал, что как-то пока не видит выхода из этой чреды убивающих событий, в которые, словно мерцающий луч солнца сквозь грязное окно, резко врывалось нечто прекрасное, но потом так же неожиданно исчезало, оставляя по себе только ещё большее сожаление. - Могу себе только представить, насколько Имс был красив. Наверное, у него ещё был этот симпатичный британский акцент? - улыбаюсь. О хорошем нужно помнить. Иногда оно способно принести хоть какое-то облегчение, даже если спустя время в прошлом уже причиняло боль. А блондин между прочим продолжал посвящать меня в подробности своей жизни, не переставая говорить, словно боясь забыть о чём-то важном. Но разве можно забыть о том, что вгоняет в сердце ржавые ножи? Отнюдь нельзя. Особенно, когда оно вновь возвращается в нашу жизнь. - О, Дамиан, бросьте так говорить. Вы не дурак. И ваше поведение вполне нормально в такой ситуации. - я тепло улыбаюсь, убирая от мужчины чашечку, когда он наконец-то одновременно заканчивает свой рассказ и чаепитие. - И что теперь? Вы общаетесь с Имсом? - я наклоняю голову набок. Кажется, у меня уже почти выстроилась цепочка событий, да только вот не хватает в ней последнего связующего звена. -Вы его до сих пор любите? - такие вопросы могут причинять боль, я знаю. Но это как вытянуть скалку. Самому себе признаться в проблеме, чтобы решать её, а не чтобы она гнила где-то в глубине сердца, не давая ему зажить.
Каждый пациент для меня - как исписанный лист бумаги. Даже помятый, наверное. Мне уже никогда не удастся разровнять его полностью, или стереть то, что там чёрным по белому. Но поднять его с земли, чтобы не валялся там комком - это я должна была сделать. Хоть немного расправить его, разгладить вмятины. Поместить в другую среду - в какую-то книжку, чтобы день за днём упорно возвращать его к нормальной жизни. Да только вот без пустых надежд, что это было в последний раз, а с готовностью, что однажды кто-то может раскрыть эту книгу. И всё повторится опять. Да только тогда к этому уже будут готовы. Хоть немного.

+1

6

Существует статистика, которая приводит довольно сомнительные данные относительно процентного соотношения людей, которым плевать на ваши проблемы, и тех, кто даже рад, что они у вас есть. Признаться, я довольно размыто могу представить себе человека, который составлял этот график, но мне его искренне жаль. Хотя, возможно, он был прав. Ведь несмотря на то, что в моем мобильном телефоне записано более двух сотен мобильных номеров, мне все равно было одиноко. Казалось, что всем все равно на меня и мои проблемы. Помнится, однажды, когда я хотел получить хотя бы какую-то поддержку после расставания с Имсом, мне даже некому было позвонить. Я сидел один, как какой-то изгой общества, вливая в себя литры спиртного, а после вдыхая дым десятка сигарет. Правду говорят, что самое ужасное - это чувствовать себя одиноким, когда вкруг столько людей. Это паршиво. И пусть в один из вечеров я все же смог найти компанию в лице Ноэля, сейчас я даже не уверен в чистоте его намерений. Нет, он определенно не был тем, кого я бы мог назвать другом, потому что у меня их попросту нет. Сейчас в моей жизни существуют лишь бывшие любовники, любовницы, коллеги, знакомые, приятели, клиенты, но никак не друзья. Наверное, любой другой бы уже пустил себе пулю в висок, раз и навсегда покончив с этим дерьмом. Но я был сильнее этого, верно? Отец учил меня справляться с трудностями, а я не хотел его подводить. Да и находить выход в самоубийстве - удел слабых.
Доктор заговорила со мной во время того, как я делал глоток чая. Она была спокойна и доброжелательна ко мне, что окончательно завоевало мое доверие. Глупо, наверное, что мои чувства можно было вот так просто подкупить. Ведь такая доверчивость с моей стороны, однажды может сыграть со мной злую шутку.
- Да, акцент у него чистый. Он всегда говорил, что не хочет от него избавляться. Он ему нравится, - я вяло улыбнулся, пытаясь вспомнить голос галериста, но он почему-то норовил ускользнуть из моей памяти, начиная противно искажаться. Я немного наклонил голову набок, разглядывая чашку в своих руках.
- Не дурак, говорите? - я поднял свой взгляд, - а как же это тогда называется? Обычно, люди не бросаются на шею тем, кто еще совсем недавно разорвал их сердце на маленькие кусочки, - я поджал губы, - так поступают только дураки. Мой голос был пропитан вселенской печалью. Я покачал головой, и сделал еще один небольшой глоток. Чай приятно согревал мое горло.
- Да, конечно, мы, - я сделал паузу, слегка прищурив глаза, - мы до сих пор пара. За последние пару месяцев я получил очень много поддержки с его стороны, после того, как он узнал о моей болезни. Он хороший партнер. Иногда мне даже кажется, что он намного лучше того, кого я по-настоящему заслуживаю, - я вздохнул, после чего стал водить подушечкой большого пальца по тонкому краю чашки, - люблю, - резко выпалил я в ответ на поставленный вопрос, - и всегда любил. Мне иногда кажется, что я просто подсел на это чувство, как на наркотик, - я поднял свой взгляд, - за те три месяца, когда его не было рядом, я ни на секунду не переставал думать о нем. Наверное, я тогда еще не осознавал этого, но мне просто нравилось себя мучить. Нравилось чувствовать эмоциональную боль, которую он принес в мою жизнь, - я остановился, и цокнул языком, - это ведь ненормально, да? - я нахмурился, - сейчас я начинаю понимать, почему я никогда не был против того, чтобы делить его с Себастьяном. Да, это приносило в мою жизнь горечь, но в то же время мне это нравилось. Черт, это звучит очень странно, но так оно и есть на самом деле.

+1

7

[AVA]http://s4.uploads.ru/qwEz0.gif[/AVA][STA]добрый доктор[/STA][NIC]Eve Peterson[/NIC][SGN]https://66.media.tumblr.com/73baa13645aa79f6646af3b91f56ba1b/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo8_250.gif https://67.media.tumblr.com/d85df5c52d67f71f39113f78224bef15/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo4_250.gif[/SGN]

Слушать мужчину было отчасти больно. В его словах скользило столько презрения к самому себе, что в какой-то момент мне захотелось прекратить эту пытку. Но как я могла! Я должна была дать ему выговориться до конца, и должна была выслушать, каких бы мне усилий это не стоило. Почему-то у меня впервые такое отношение к пациенту. Он ведь всего лишь пациент. Я не должна за него переживать или сочувствовать ему, все должно ограничиться рамками работы. Нужно быть беспристрастной, чтобы ум оставался чистым и ещё способным давать какие-то советы. Но видит Бог, сегодня мне это почему-то давалось с трудом. - Если не ошибаюсь, то это называется любовью, а не дуростью. Хотя все влюбленные отчасти безумцы. - добродушно улыбаюсь и делаю в блокноте кое-какие заметки об этой истории, чтобы потом вдруг случайно не выпустить из виду какие-то важные детали. - Вообще, Дамиан, стремление причинять себе боль, будь то физическая или моральная, иначе ещё называют самоповреждением. Я бы не сводила всё это к психическому мазохизму, потому что, как я поняла, причиной такому поведению стала яркая эмоциональная встряска в связи с уходом Имса. И это очень хорошо, что вы обратились ко мне, а не пустили всё на самотек. - мне нельзя было вслух сказать, что это не совсем нормально, но, видимо, блондин парень не глупый и сам всё понимает. Только вот теперь он больше не один на один со своими проблемами. А я уж как-то уже попытаюсь ему помочь. -Так, давайте пока разберём всё по полочкам. - я хотела со всей этой немного сумбурной истории выбрать основные связывающие, чтобы в будущем делать на них акценты. -Впервые к саморазрушению вы прибегли одиннадцать лет назад в связи со смертью мистера Робертса. Справиться со всем этим вам помог Имс, который между прочим тоже вас бросил, и вы опять решили прибечь к помощи алкоголя и беспорядочных половых связей. К тому же вам начали сниться кошмары. Хочу уточнить, вы страдаете от бессонницы, мистер Вольски? - очередные заметки в блокноте. На первом сеансе обычно всегда так. Это потом уже, когда пациент ходить ко мне, как на работу, я почти что наизусть знаю его историю и могу процитировать любой из моментов, о которых мне когда-либо ведали. А сейчас было необходимо не упустить чего-либо важного. - Но теперь, как вышло из вашего рассказа, вы опять вместе с Имсом. Но ни кошмары, ни стремление к самоуничтожению у вас не пропали, да? Вы часто ругаетесь со своим молодым человеком? - вопрос за вопросом. Чтобы ответы нитями ложились друг на друга, создавая целостную картину. -Но вообще для начала лучше расскажите мне о своём детстве, о родителях. Какие у них были отношения, какие были у вас с ними? - много ведь проблем тянется ещё с самого раннего времени, поэтому мне важно было узнать, не поддавался ли Дамиан сильным стрессовым встряскам, когда был ребенком. Возможно, желание причинять боль тянется ещё с детства, как привычка постоянно находится в таком состоянии из-за прошлых издевок ровесников или агрессивного воспитания родителей. В этой истории было ещё столько белых пятен, и я пока не всё понимала в связях между всеми событиями. Но я была намерена во всём разобраться на первом же сеансе, чтобы все последующие уже посвятить решению проблемы, а не только её исследованию.

+1

8

Наверное, мне давно следовало признаться самому себе в том, что я остро нуждаюсь в сторонней помощи. Несмотря на все мои усилия, которые вот уже долгое время были направлена на тщательный самоанализ, психолог из меня получался крайне паршивый. А единственным лекарством для меня был секс со вкусом алкоголя. Мне нужен был человек, которому бы я мог высказать абсолютно все, что вот уже на протяжении нескольких лет заставляло гноиться мое сердце и душу, тем самым причиняя невыносимую эмоциональную боль. Молчание - самый ужасный, жестокий и бесполезный способ справиться с собственными демонами. Но самое сложное в данной ситуации - найти человека, который бы смог спокойно выслушать, впитать в себя все мои слова таким образом, чтобы после этого я не чувствовал вину. Ведь взвалив свои проблемы на плечи другого человека, я не освобождал себя от ответственности за них. И вот, наконец-то я нашел ее. Женщину, чья работа заключалась именно в том, чтобы сидеть часами в своем кресле, выслушивая пациентов, при этом что-то с деловитым видом записывая в свой блокнот.
И все было бы просто замечательно, если бы не страх, который с каждым моим произнесенным вслух словом, окутывал меня все сильнее, забираясь все глубже в подсознание. Я боялся поднять свой взгляд, а после увидеть жалось в глазах доктора. Не хотел, чтобы меня жалели, так как считал это чувство унизительным по отношению к себе.
- Сейчас я понимаю, любовь превращает человека в идиота. Наверное, именно поэтому я никогда не позволял себе влюбляться в тех, с кем мне было хорошо. Я боялся ответственности и последствий, - мой голос стал тихим настолько, что его можно даже было приравнять к робкому шепоту. Говорить становилось все сложнее, отчего я то и дело прикладывался губами к краю чашки, отпивая уже слегка остывшую жидкость.
- Иногда, - я кивнул, - но мой доктор выписал мне снотворное. Ничего особенного, это просто смесь трав, которые должны успокаивать мою нервную систему. После курса лечения, у меня значительно ослаб иммунитет, отчего я не могу принимать транквилизаторы, или что-то в этом роде, - я пожал плечами, - если не помогает, то я читаю. У меня довольно большой выбор литературы. Или я могу выйти на свою террасу, а после часами наблюдая за ночной жизнью города, - я цокнул языком, - звучит как-то уныло и занудно.
Нашу беседу окутала интимная атмосфера, отчего я наконец-то смог расслабиться, и взглянуть в глаза Ив. Она так же смотрела на меня. Ее карий взгляд отражал заинтересованность. К счастью, я не смог рассмотреть никакой жалости, отчего мне стало значительно легче продолжать отвечать на поставленные доктором вопросы.
- Часто ли мы ссоримся? - я повторил вопрос, - да, бывает. Благо, Имс имеет очень мягкий и покладистый нрав. Он не любит конфликты, отчего все наши ссоры затихают так же быстро, как и возникают. Это определенно наилучшая черта его характера, - я улыбнулся и покачал головой, - если бы он был таким же вспыльчивым, как и я, то мы бы уже давно перебили всю посуду, - я слегка пожал плечами, - даже во время того, как он еще не знал о моей болезни, Имс держал на себе удары моих частых перепадов настроения, что, как мне кажется, заслуживает уважения с моей стороны. Я ведь тогда был каким-то нереальным психом, - я помрачнел, - наверное, он просто очень сильно меня любит.
Тема нашего разговора медленно подобралась к воспоминаниям из детства. Исходя из ранее увиденного мною в фильмах, для психологов это была обычная практика - начинать копаться в прошлом, чтобы обвинить во всем родителей. Я улыбнулся.
- Мои родители - замечательные люди. Они растили меня в атмосфере любви и заботы. Я не могу сказать о них ничего плохого, правда, - я пожал плечами, - мне кажется, что многие могли бы даже позавидовать такому прекрасному и беззаботному детству, как у меня. Отец всегда поддерживал меня в моих начинаниях, воспитывал из меня настоящего мужчину. Мама, - мой взгляд уполз вверх, - моя мама просто золотая женщина. Я люблю их, и никоим образом не хочу обвинять свою семью в своих проблемах, - я опустил взгляд, после чего внимательно посмотрел на доктора, - вот только они до сих пор не знают о моей ориентации, они не знают о существовании Имса. Совсем скоро мы должны отправиться в Польшу, чтобы я мог их познакомить. И одна лишь мысль об этом заставляет меня покрываться испариной. Моя мама старой закалки, знаете ли.

+1

9

[AVA]http://s4.uploads.ru/qwEz0.gif[/AVA][STA]добрый доктор[/STA][NIC]Eve Peterson[/NIC][SGN]https://66.media.tumblr.com/73baa13645aa79f6646af3b91f56ba1b/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo8_250.gif https://67.media.tumblr.com/d85df5c52d67f71f39113f78224bef15/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo4_250.gif[/SGN]

Не всегда все проблемы скрываются в детстве и я ни в коем случае не хотела, чтобы блондин решил, что я просто готова была спихнуть все его сложности на родителей, сделав их корнем всего образовавшегося зла. Но нам просто нельзя было продолжать дальше, не выяснив эту часть его жизни. Должна признать, я даже обрадовалась, когда он сказал, что детство было самым что ни на есть чудесным. Это значило равным счётом только то, что хотя бы не придётся избавляться от уже затвердевших шрамов; остались разве что совсем недавние, почти что ещё кровоточащие. -От того, что она старой закалки, Дамиан, она вас не станет меньше любить. И, если всё и на правду так замечательно, как вы сказали, то вам остается только позавидовать. Я уверена, что мама примет вас и таким. Вы же её сын. Вы кстати единственный ребенок в семье? - о, опять эти связывающие ниточки, из которых я стараюсь сплести паутину событий. Не сказала бы, что рассказ о детстве мне помог сильно продвинуться, но по-моему вселил уверенность, что всё не так запущено, как я могла подумать. -Не знаю, обрадует ли это вас или, возможно, ничего вам не скажет, но у вас достаточно благоприятный фон, чтобы в случае ответственного отношения к лечению, избавиться от болезни в ближайших месяца два, предполагаю. - я опять добродушно улыбаюсь. Говорят, это должно хоть немного помогать, подбадривать пациентов. Ведь, когда врач выходит с грустным или злым лицом, то вы ведь не ждёте от него хороших вестей, правда? -Давайте вернемся к вашим отношениям с Имсом. Вы часто просите у него прощения после вспышек гнева? Или благодарите его за то, что он не бросает вас в такие моменты? Очень важно, чтобы ваш партнер чувствовал, что вам нужно то, что он делает, что вы это цените. Потому что рано или поздно в закрытые двери надоедает стучать. Хоть на самом деле они даже иногда бывают не заперты на замок. Вам нужно их открыть, понимаете о чём я говорю? - склоняю голову на бок, немного отодвинув в сторону свои записи. Пока с меня хватит информации для того, чтобы поразмышлять на досуге. Теперь важно просто поговорить, расположить пациента, показать, что мне на самом деле можно довериться. - Скажите мне, вы когда-то изменяли Имсу? Не считая периода, когда он вас бросил. -немного откидываюсь на спинку кресла, закинув ногу на ногу и положив поверх колена ладони. Мой взгляд внимательно блуждал по лицу мужчины, пытаясь вглядеться в каждую морщинку, в каждую веснушку или ямочку. Я хотела прочитать на этом лице что-то, чего, наверное, вслух люди обычно не говорят, но могла увидеть там только страдание и боль. Незаметно вздыхаю. Нельзя никого жалеть! Этим делу не поможешь. Так же как и нельзя осуждать человека за то, что он рассказывает. Все мы люди, все совершаем ошибки. И кому, как не мне, это понимать. Я только помогаю тем, кто ко мне приходит, справиться с последствиями и, возможно, больше не допускать такого в будущем. А в прошлом мне разрешено только копаться, никак не разбрасывать из шкафов старые скелеты. Можно только открыть, возможно, провести рукой, посмотреть, и закрыть обратно. Говорить, что держать в гардеробе кости - нерентабельно уж точно не стану.

+1

10

Несмотря на то, что моя мама правда является замечательным и безумно любящим родителем, будучи ребенком, я все же предпочитал компанию отца. И то, что он круглыми сутками пропадал на своей работе, нисколько не повлияло на возникновение крепкой связи между нами. Именно поэтому у меня никогда не было секретов от него. Я делился со своим папой абсолютно всем, что происходило в моей жизни. Он знал о моих проблемах, драках, влюбленности в девочку из соседнего класса и многом другом. Это было замечательно, но, к сожалению, как это обычно и происходит, со временем мы стали терять эту связь. Первопричиной нашего отдаления был мой переезд в Варшаву. В это время наши отношения потерпели огромных изменений, но я все так же пытался успеть рассказать ему как можно больше о событиях из моей жизни, когда у меня возникала такая возможность. А сейчас... сейчас мы даже не созваниваемся. Нет, я вру, мы говорим с друг другом, но это происходит так редко, что я даже не могу сейчас вспомнить день, когда это было в последний раз. Печально. Теперь он даже не знает о существовании Имса. Не знает о том, что я встретил любовь всей своей жизни, ради которой отказался от всех остальных. Осознавать это очень больно.
- Да, она любит меня, - я покачал головой, а мой печальный взгляд скользнул на пальцы рук, - да, единственный. Мои родители хотели завести еще одного, но я рос достаточно эгоистичным ребенком, отчего любые разговоры о втором я очень быстро сводил к истерикам. А после парочки лет они уже и сами перестали думать об этом, - я прикусил внутреннюю сторону щеки, - мне даже ужасно стыдно за это, если честно. И сейчас я бы даже не отказался от кого-то близкого рядом. У меня есть двоюродный брат в Польше, но мы с ним никогда особо не общались. Это совсем не то, - я пожал плечами, после чего облокотился об стену. У меня затекла спина.
Странно, но говорить о семье мне было значительно сложнее, чем об Имсе. Наверное, на подсознательном уровне я чувствовал себя дико виноватым перед ними. Но несмотря на это всегда пытался избавиться от подобных мыслей, утешая себя тем, что они и так знают о моей безмерной любви к ним. Это было неправильно. Чертовски неправильно.
- Знаете, - я пристально взглянул на доктора, - болезнь меня сейчас волнует меньше всего. Я особо никогда не беспокоился о своем здоровье, - я вздохнул, - больше всего меня сейчас волнует то, что сейчас происходит у меня с Имсом, - я поднял ладонь, чтобы помять между пальцами свою переносицу. Почувствовал нарастающий приступ головной боли. Несмотря на успешное лечение, меня до сих пор мучили болезненные ощущения в височной доле, где, собственно, и располагалась моя доброкачественная опухоль, - да, пожалуй, нам все же стоит вернуться к Имсу, - проговорил я, - прошу ли я прощения у него? - я усмехнулся, - знаете, иногда я бываю таким придурком, что даже забываю это сделать. Из меня получился отвратительный партнер, я знаю. Но несмотря на это, я часто говорю ему, что люблю. Люблю его больше жизни. Это ведь считается за попытку попросить прощения за все те скандалы? - я вопросительно посмотрел на Ив, - хотя я так не думаю. Если честно, то я всегда боюсь, что однажды он снова бросит меня. Эта навязчивая мысль не покидает меня с тех самых пор, как он вернулся и мы возобновили наши отношения, - пауза, - это убьет меня. Я знаю.
Говорить и открываться становилось все сложнее. Еще никогда я не был так откровенен и честен с посторонним человеком, отчего мне вдруг стало жутко некомфортно. Одна лишь мысли о том, что эта женщина знает обо мне даже больше, чем Имс... Это странно. Но разве не именно за этим я пришел в это кабинет? Разве не для того, чтобы излить свою душу тому, кто совершенно не имеет никаких предрассудков и каких-либо чувств ко мне? Да, именно за этим.
- Нет, не изменял, - уверенно ответил я, - изменял лишь тогда, когда мы расстались, но будучи в отношениях, - я громко выдохнул, - нет, - глубокий вдох, - когда он рядом, я даже мысли не допускаю о том, чтобы пойти к кому-нибудь другому. Он все, что мне нужно, - я пожал плечами, - но знаете что? Иногда мне кажется, что ему мало меня. Нет, я не берусь утверждать, что он мне изменяет, но, - я замолчал, но тишина начала моментально давить на уши, - но это вполне возможно. Ведь я встретил Имса, когда тот состоял в отношениях. Да, они у него были неидеальными, но все же, - я собрался с силами, чтобы продолжить свою мысль, - но что ему мешает изменить сейчас? Я ведь совершенно не знаю, что у него на уме. Возможно, ему уже давно надоело таскаться с таким безмозглым болваном, как я, поэтому он желает получить кого-нибудь еще, - я слегка отшатнулся, когда почувствовал новую волну боли, - простите, мне стало немного плохо. Можем ли мы обсудить это все на следующем сеансе? Просто я сейчас немного не в состоянии продолжать нашу беседу. Извините, - я встал, - нет, ничего страшного. Это обычная головная боль. Дома у меня есть таблетки, которые мне помогут. Еще нужен сон, - быстро проговори я, - да, просто нужно поспать, - я легонько кивнул, - не переживайте. Такое часто со мной происходит. Когда мы сможем встретиться еще? - я взглянул на доктора.

+1

11

Я внимательно смотрела на Дамиана. Ещё немного и, казалось, его волнения пламенем перепрыгнет на меня. Мне хотелось его успокоить, сказать, что всё хорошо, что нету никаких проблем. Но это было бы вранье, и мы оба это хорошо знали. Но по ходу я чувствовала, что этот сеанс подходит к концу, потому как и так уже слишком много узнала за сегодня. Обычно, на первом приёме мне приходится, словно клещами, вытягивать из своих пациентов хоть какую-то информацию, а здесь блондин каждый раз словно гору с плеч сбрасывал, но спустя час уже немного устал. Я его не винила, никогда не задавалась целю. подольше задержать клиентов, лишь бы обогатить свои банковские счета. Это мерзко, и я презирала таких врачей. Но Бог им судья, а я такой не хотела, да и не могла быть.
И вот в какой-то момент я вижу, как тело Вольского медленно качнулось, и он оперся на стенку, пока гримаса боли на мгновение исказила его лицо. Я тут же подорвалась с места, думая, что чем-то нужно помочь, но мужчина уверил меня, что всё в порядке, только попросил уже перенести окончание рассказа о Имсе на другой сеанс. - Да, конечно, Дамиан. В таком случае я не смею вас больше задерживать. - взволновано проговариваю я, а  затем направляюсь к столу, чтобы достать свой любимый синий ежедневник и посмотреть, когда у нас с мужчиной будет следующий сеанс. - Можем встретиться в четверг в шесть вечера. Если вам не выходит, то тогда на следующей неделе в понедельник. Ну и в прочем так сможем встречаться уже каждый раз, если не возникнет каких-то непредвиденных ситуаций. - улыбаюсь и закрываю блокнот. А затем возвращаюсь обратно к блондину, чтобы проверить всё ли с ним хорошо. - Дамиан, а что за таблетки вы принимаете? Они вам помогают? Я могу выписать другие. Иногда у моих пациентов случаются приступы мигрени на нервной почве. - стою прямо напротив мужчины, пытаясь всмотреться в его лицо. Его резкое ухудшение состояния, по правде, меня сильно обеспокоило, но вряд ли здесь нужно было моё серьёзное вмешательство. Я хоть и с красным дипломом врача и лицензией на назначение курсов лечения, а всё же чаще работала с душами, нежели пилюлями, поэтому не прибегала к использованию каких-то сильнодействующих веществ, которые хоть как-то бы могли навредить моему пациенту.
Вообще, я иногда задумывалась, что меня привело на эту работу. Ведь, если бы честной, то в самом начале это родители заставили меня поступить в  медицинский.  Я же хотела стать художником. И у меня весьма неплохо получалось, так что все картины на стенах кабинета были моего производства. Самая любимая из них - с белоснежной каретой, которую я закончила как раз накануне получения диплом психолога. Её так же особенно отмечали мои пациенты, так что я считала её самой выдающейся из всех остальных. Должна признать, иногда я даже использовала этот небольшой секрет в своей терапии, чтобы показать людям, что от мечты не стоит отказываться, даже если у вас появилась другая. Сейчас я вполне довольна тем, что когда-то родители заставили меня сделать такой выбор, потому что мне нравится помогать людям, но рисовать ведь мне нравится не меньше, так что я научилась совмещать. И пусть мировые галереи никогда не станут моими, зато я не предала себя и свои интересы. И я не разочаровалась в своём выборе только благодаря тому, что смогла сохранить верность рисованию.
- Хорошо, мистер Вольски. Мне было очень приятно с вами познакомиться. - я киваю и расплываюсь в самой широкой за этот вечер улыбке. Уже не дежурной или подбадривающей, а просто потому, что я действительно была рада узнать такого мужчину. - Жду вас на следующем сеансе. Главное - не пропускать, иначе толку тогда не будет никакого с наших встреч. К тому же просто деньги на ветер выбросите, а я, к сожалению, так и не смогу вам помочь. Так что в нашем деле главное - постоянство. -  немного наклоняю голову к левому плечу и слегка одергиваю пиджак. Открываю мужчине дверь и мы ещё на несколько мгновений задерживаемся в проходе. А потом, потом ещё раз слегка киваем друг другу, и он уходит, а я ещё какое-то время смотрю, как его фигура скрывается в лучах утреннего солнца. Не знаю почему, но настроение вдруг сильно меняется в худшую сторону. Кажется, я успела привязаться к этому парню слишком быстро.

[AVA]http://s4.uploads.ru/qwEz0.gif[/AVA][STA]добрый доктор[/STA][NIC]Eve Peterson[/NIC][SGN]https://66.media.tumblr.com/73baa13645aa79f6646af3b91f56ba1b/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo8_250.gif https://67.media.tumblr.com/d85df5c52d67f71f39113f78224bef15/tumblr_o3mizdrB6h1ri23yqo4_250.gif[/SGN]

+1

12

Признаться, я совсем не ожидал такой искренней озабоченности моим самочувствием со стороны доктора. Все потому, что с момента нашей первой встречи прошло не более часа, а этого времени ничтожно мало, чтобы мы смогли хорошо прочувствовать друг друга, сформировав нечто крепче и прозрачнее, нежели первое впечатление. Ведь каждому взрослому и социально активному человеку знакома простая истина, которая заключается в том, что порой первое впечатление является невероятно ошибочным. И никогда нельзя быть на сто процентов уверенным в том, что оно не изменится в дальнейшем, ведь есть огромная вероятность того, что именно так оно и будет. Людям свойственно ошибаться, но в этом совершенно нет ничего плохого или постыдного.
Или, быть может, это были просто излишки профессии, которые не позволяли оставить болеющего и нуждающегося в помощи человека? Да, я уверен в этом, ведь попросту не могу представить, что в этом мире существует еще кто-то помимо Имса и моих родителей, кому было бы искренне не наплевать на меня и мои проблемы. Она просто доктор. Человек, профессия которого заключается именно в том, чтобы помогать людям. Мне нельзя фантазировать относительно всего этого, ведь это чревато тем, что я могу привязаться к женщине, а после порезаться об собственную наивность.
- Нет, все правда хорошо. Я не нуждаюсь в таблетках, - я нахмурился, отводя взгляд в сторону, - они могут нанести вред моей неокрепшей нервной системе, - я процитировал своего лечащего врача, после чего поспешно кивнул и направился к выходу. Мне просто нужно остаться одному. Казалось, что одиночество являлось для меня лучшим лекарством после такой откровенной беседы. Я хочу наконец-то разобраться в себе и послушать шепот своих внутренних демонов.
27.06.2016г.
Замужество. Лишь от одного этого слова у меня начитают трястись руки, а желудок сжимает болезненный спазм. Он не отпускает вплоть до того, пока я не сделаю пару глубоких размеренных вдохов. "Неужели я и правда это сделал? Я предложил Имсу выйти за меня? Господи, я и правда это сделал," - я мысленно вгонял себя все глубже и глубже в панику, которая медленно превращалась в паническую атаку. Мое дыхание стало частым и прерывистым, отчего начинала немного кружиться голова. Я сидел на полу, подпирая спиной стену в своей гостиной. Наверное, сейчас это было единственным местом, где бы я не хотел находиться. Одиночество и свободный доступ к алкоголю, как никогда лучше способствовали моему срыву, но я пытался держать себя в руках. Пересохло горло, а язык стал мерзко прилипать к небу. Нужно выпить. Нужно выпить очень много, чтобы избавиться от этой навязчивой мысли, буквы которой, казалось, были точечно выведены в моей голове красными диодами - "СКОРО СВАДЬБА! СКОРО СВАДЬБА!" . Нет. Я не пью вот уже восемьдесят пять дней. Именно столько прошло с тех пор, как меня впервые подкосила самая мощная волна приступа. Не могу так просто сдаться, ведь за срывом незамедлительно последует рецидив болезни. Или нет? Не помню, чтобы мне о таком говорил доктор. Возможно, от нескольких глотков виски опухоль и не вернется, но я не хочу идти на такой риск. Именно поэтому судорожно перелистываю книгу контактов мобильного телефона, чтобы найти такое знакомое имя Ив. Мне нужна помощь.
28.06.2016г.
Я стою в приемной. Прямо передо мной находится темная деревянная дверь с позолоченной табличкой. За ней скрывается уже такой знакомый наполненный светом и теплотой кабинет психолога. В нем пахнет зеленым чаем, бумагой и дорогим женским парфюмом, который, казалось, проник в каждый уголок помещения. Стрелки наручных часов приблизились к полудню. Пытаюсь пересилить себя, чтобы сделать шаг вперед, но это оказывается намного сложнее, чем может показаться. Я боялся этой беседы. Боялся вновь вспоминать о вчерашнем дне, Имсе и нашей помолвке. Это все заставляло меня дико паниковать. "Нет, я должен," - мысленно приказал себе я, после чего прикоснулся пальцами к дверной ручке, - "я должен сделать это." Стойко выдержав натиск подкрадывающийся паники, я костяшками пальцев свободной руки ритмично стучу по гладкой деревянной поверхности. Дело этики.
Вхожу в кабинет, после чего машинально останавливаю свой взгляд на фигуре доктора. Судорожно сглатываю и пытаюсь улыбнуться. Выглядит жалко.
- Добрый день, доктор, - киваю я, - сегодня нам будет о чем поговорить, - подхожу к кушетке, - ведь вчера я сделал предложение Имсу.
внешний вид (без очков)

+1

13

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » what's inside you