Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » guilty pleasures


guilty pleasures

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

PARIS, FRANCE|SUMMER 2013| ALL DAY&NIGHT


Warren Bechtel & Anne Ryan

http://i1.2photo.ru/2/8/276338.jpg

У каждого есть свои слабости и желания...

+1

2

11:00 АМ (Лондон)

Тем утром Уоррен проснулся с ощущением, что забыл что-то очень важное... и усевшись на постели, спросонья, несколько минут не мог понять где находится в данный момент времени. Это был вовсе не привычный и роскошный номер в отеле, к каким строительный магнат (чего уж греха таить), привык с ранней юности - или, если говорить вернее, с того самого момента как распрощался с Итоном и вдохнул желанной свободы.
Никаких правил, кроме своих собственных. Никаких ограничений и жизнь лишь в свое удовольствие - и кто сказал, что бизнес должен быть этакой тягостной обязанностью? Семейная компания позволила Бектэлю иметь практически финансовые неограниченные возможности и стать гражданином мира, благодаря успешным контрактам во всех уголках света. Разве не об этом может мечтать обычный человек?
Но... вернемся к адекватной реальности? Поднявшись с постели, Уоррен подошел к окну и взглянув на улицу перед домом, вспомнил все что произошло накануне вечером. Два дня назад он прилетел в Лондон, чтобы поддержать свою бывшую возлюбленную - ей предстояла долгая и довольно-таки тяжелая операция в Королевском онкологическом госпитале. Естественно, Бектэль не мог оставить Мелиссу без помощи в такой сложный момент и потому приехал сразу же как получил звонок от своего младшего сына. И вот, вчера вечером, когда операция наконец-то успешно завершилась, Уоррен, вместе с Томми и его отчимом направились в самый обычный паб в Сохо и что называется, по полной программе успокоили себе нервы. По правде говоря, Бектэль смутно помнил как сын привел его к себе домой, однако сразу догадался где находится, едва только увидел хорошо знакомый ему элитный район Вестминстера.
-Папа, ты уже проснулся? Все в порядке? -оглянувшись, Уоррен увидел Тома и согласно кивнул, улыбнувшись мальчишке - хотя пожалуй... то только для него и Мел сын мог считаться мальчишкой, этаким милым и обожаемым ребенком? Для своего окружения, Томми давно уже был взрослым и успешным мужчиной и отменным профессионалом своего дела. -Я решил заказать нам завтрак из ресторана... как смотришь на такое предложение? А потом заедем в маме.
-Все прекрасно, даже несмотря на небольшое похмелье, -улыбнулся старший Бектэль и лишь вздохнул, посмотрев на свой порядком помятый вид - уснул он естественно, прямо в одежде. -Видок просто на миллион баксов наличными... да, давай позавтракаем, но прежде чем ехать к Мели, я все же загляну в "Георг Пятый" и приведу себя в порядок.
Завтрак прошел вполне позитивно, особенно после того как Уоррен принял таблетку аспирина и в его голове перестал гудеть набат. Но судя по тому что сказал Томми, его отчиму было еще хуже нынче утром... бедняга еле поднялся с постели и пообещал ожить где-то во второй половине дня. Это не могло не насмешить Бектэля, учитывая тот факт, что новый муж Мелиссы был моложе его лет на десять точно - и тут, как говорится, сыграла "старая школа", с которой совершенно точно никто не мог сравнится?
После завтрака, заказанного сыном, Бектэль как и собирался, заехал в отель, где и основательно привел себя в порядок. Естественно - безумно дорогой летний итальянский костюм, идеально сидевший по нескладной фигуре Уоррена (да, он мог быть критичным к самому себе), рубашка светлого тона, темные очки и к чертовой бабушке какие-либо галстуки. Несмотря на то что еще только был полдень в Лондоне уже было достаточно жарко, так что излишний официоз в собственном внешнем виде мог лишь доставить немало дискомфорта. Но и позволить себе выглядеть кое-как перед бывшей возлюбленной Бектэль естественно тоже не мог.
-Такое ощущение, что ты собрался на какую-то важную встречу, -улыбнулся Томми, встретив своего отца в фойе отеля. -Или ты собираешься сразу уехать, как только повидаешься с мамой?
-Ты знаешь что я должен быть в Париже сегодня вечером. Завтра открывается конференция, где будут нужные мне люди, -Уоррен улыбнулся, усевшись в автомобиль сына. -Так что я должен буду уехать - но ты ведь знаешь как меня найти, если я буду нужен тебе или Мели.
Молодой человек согласно кивнул, заведя мотор своего авто и выехав с парковки отеля, взял курс на Королевский госпиталь. Уже подъезжая, Уоррен вспомнил, что провел здесь вчера целый день, несмотря на то что терпеть не мог больниц и врачей - но Мел попросила его остаться и он исполнил ее просьбу.
-Прекрасно выглядишь... дай угадаю, куда ты собрался? Неужели у тебя нарисовалось новое увлечение? -Мели выглядела бледной и усталой, но тем не менее нашла в себе силы пошутить, едва только увидела Уоррена на пороге своей палаты. Томми тактично и деликатно оставил родителей наедине, так что строительному магнату никто не мог помешать поговорить с бывшей возлюбленной. -Я очень рада тебя видеть... Брайан уже звонил мне и рассказал что ты был в больнице до поздней ночи.
-Я ведь обещал тебе, что останусь - разве я когда-либо нарушал свое слово? -улыбнулся Уоррен, присев на стул рядом с кроватью Мелиссы и взяв ее за руку. -К тому же, провести пару дней в компании нашего сына - поистине бесценно. Я наслаждался каждой минутой...
-Ты мастерски ушел от ответа на мой вопрос насчет увлечения, -хитро улыбнулась Мел. -Ладно-ладно, я больше не буду тебя расспрашивать - но знай, что я теперь нисколько не сомневаюсь, зачем ты летишь в Париж. Тебя там явно кто-то ждет?
-Мели, как можно? Ты же знаешь, что годы идут, а я уже давно не плейбой, -рассмеялся Бектэль. -Я счастлив что тебе лучше... и что ты снова улыбаешься. Обещай что будешь держать меня в курсе своего лечения? И если я понадоблюсь тебе, то сразу же приеду.
Несколько часов спустя, он вспоминал этот разговор... в тот самый момент когда его личный самолет уже шел на посадку в аэропорту имени Шарля де Голля в Париже. Был уже поздний вечер и по сути дела, оставалось лишь заселится в заранее забронированный номер - на этот раз в "Плазе" и позволить себе вырубится, оставив все дела и заботы дню завтрашнему. Но... разве можно было именно так закончить бурный и насыщенный день, когда каждую свободную минуту Уоррен действительно думал об одной-единственной прекрасной женщине.
-Прекратите снимать. Достаточно на сегодня, леди и дженльмены, -произнес верный Джеральд, после того как открыл перед своим боссом двери парадного входа "Плазы". Там остановилось немало интересных личностей, приехавших на очередной экономический форум, так что папарацци не дремали, устраивая каждому из гостей овацию из фото-вспышек. Уже в фойе отеля, Бектэль обернулся и тут заметил что одному из фотографов удалось каким-то чудом миновать бдительную охрану на входе ради нескольких удачных кадров - ведь если повезет один щелчок затвора может принести немалые деньги. -Мадемуазель, у вас кажется проблемы со слухом?
Джерри явно собирался вывести наглую девчонку, взяв ее за шкирку точно нашкодившего котенка, но строительный магнат остановил своего телохранителя.
-Скажите, мадемуазель... а техника получше этой у вас имеется? -поинтересовался бизнесмен на французском, кивнув на обычную цифровую мыльницу в руках у девицы-фотографа.
-Да... но я не беру профессиональную технику с тех пор как мне едва не разбили ее, мсье Бектэль. Сами понимаете, это было бы весьма накладно, -ответила девушка и к своему удивлению, увидела как Уоррен хитро улыбнулся. -Могу я спросить, с какой целью вы спрашиваете?
-Я хочу предложить вам поработать на меня... но предупреждаю сразу, что мне будут нужны только качественные снимки. Хочу устроить небольшой скандал - и вы не останетесь в накладе, если все выйдет как нужно. Согласны?
После недолгих переговоров с девчонкой-фотографом, Уоррен поднялся к себе в апартаменты, где наконец и получил возможность спокойно набрать хорошо знакомый номер. Услышать ЕЕ голос, наконец-то ощутить что ОНА где-то рядом и затем с замиранием сердца считать минуты до желанной встречи...
-Нэн, я приехал как и обещал, -тихо сказал Бектэль, после того как Анна приняла его звонок. -Я соскучился по тебе... и хочу увидеться как можно скорее.

+1

3

Париж, 17.00
В доме было тихо. Сказала бы Анна «как в склепе», вот только она была слишком суеверна и не любила подобных сравнений, как, в общем-то, и черного юмора, присущего столь многим знакомым и друзьям ее семьи. Однако это, пожалуй, могло бы оказаться самым точным определением той обстановки, что царила дома у Рианов, одной из самых образцовых семей Парижа. Конечно, судите сами: успешный мужчина, а рядом с ним тихая и покорная жена, хранительница семейного очага, что в свободное время занимается благотворительностью и единственным ребенком, который к слову, весьма образцово учится и подает надежды на благоприятное будущее, готовое открыться вот-вот перед ней. Правда, впереди Жюли еще ждет своя полоса испытаний, вроде подросткового периода, во время которых часто бьют копья родители и дети, пытаясь найти общий язык, который теряется на пути между тем, чего желают для своих детей родителей и тем, чего же хотят сами дети, считающие себя уже совершенно взрослыми, пусть зря. Нет, Анна не боялась того будущего, ведь знала, что ее девочка будет покладистой и послушной, как и была она сама в ее возрасте. Они были слишком похожи с ней. Да, слишком … все-таки сама мадам Риан предпочла, чтобы дочь хоть чуточку больше отличалась от нее самой и сумела в нужный момент противостоять желаниям и требованиям своего отца относительно ее будущего. Все-таки, пусть сейчас Андре не обращал особенного внимания на Жюли и относился к дочери по большему счету так, как стоит относиться к предмету интерьера дома – есть, ну и пусть – Анна знала, что совсем скоро придет тот период, когда она ему понадобится. А понадобится она затем, чтобы наладить более тесные отношения с какой-нибудь влиятельной семьей.
Так было с ней.
Так было с ее сестрой.
Будет ли такое же будущее ждать и на ее дочь тоже?
Увы, но порой кармы будущего не так просто избежать, как бы этого не хотелось. В прочем, они с сестрой всегда были слишком добры и мягки, именно такими, какими их воспитали родители, перечить которым не осмелились. Им не хватило дерзости и силы духа.
Анна тихо вздохнула, сидя на кухне за столом в полном одиночестве. Она отвела взгляд своих карих глаз от строк в книге, суть которой сегодня явно не желала открываться перед ней, и посмотрела на часы, которые неустанно измеряли время и очень не торопились сегодня приблизиться хотя бы к шести. В шесть она хотя бы займется уборкой. А сейчас, … сейчас она просто не могла сосредоточиться на том, что старался донести ее любимый автор до своего благодарного чтеца. Внутреннее состояние Анны не давало ей возможности сосредоточиться, ведь сама она находилась где-то далеко за пределами собственной квартиры. Сама женщина охарактеризовала это состояние, как состояние ожидания. Такое нетерпеливое ожидание чего-то хорошего. Возможно, именно так себя чувствует птица, когда смотрит на своего хозяина, открывающего ее клетку, чтобы дать возможность немного полетать по комнате, расправив крылья.
Конечно, на столе перед ней находилась не только книга, но и телефон, ответить на который она была готова сразу же, как только он завибрирует на столе. Ставить громкий режим Риан никогда не любила. Это всегда обращало совершенно лишнее внимание на нее и отвлекало других от их дел. А сегодня в доме все были заняты каждый своим делом. Жюльетт была занята дополнительными уроками, от которых нельзя было отказаться даже во время долгожданных каникул, тогда как Андре был занят своими неотложными делами, из-за которых он уже второй час к ряду сидел на своем мобильном телефоне и требовал не беспокоить его. Дело было в экономическом форуме, который проходил этим летом в столице Франции. Конечно же, без участия в нем политиков мирового масштаба, как и без крупных и не безызвестных бизнесменов, не могло обойтись сие действие, к которому так тщательно готовился Андре Риан. Он собирался удивить всех своей речью, помимо того, что еще надеялся завести какие-то знакомства, благодаря которым он смог бы попасть в Европарламент или просто продвинуться по лестнице куда-нибудь, не важно, но главное повыше. Но, если у мсье Риана были столь приземленные мечты и стремления, то у его супруги стремления были прочно связаны с ожиданиями, тесно связанные с долгожданной встречей, от которой лучше было бы и отказаться вовсе. Если кто-то бы только узнал о том, что супруга видного политика завела за его спиной тайный роман… можно смело рисовать в своем богатом воображении картину крушения его политической карьеры. Ведь так и представлялись заголовки газет и желтых изданий, один за другим настраивая избирателей против Риана.
Конечно, она не желала навредить карьере мужа. Она не могла этого позволить, ведь была воспитана соблюдать определенные нормы. В первую очередь, она должна была заботиться о репутации семьи и хрустальной чистоте своего имени, которое не должно было бросить и тени на мужа или дочь, у которой тоже должно было быть отличное будущее. Однако Анна уже успела увлечься той игрой, которую затеял с ней американец. Вкусив однажды запретный плод, ей было не просто отказаться изведать его снова, пусть даже здравый смысл велел поступить именно так.
И может быть, она откажется от собственных желаний и сделает еще одну бессмысленную жертву?
Поднявшись из-за стола, Анна взяла свою чашку с недопитым и уже давно остывшим кофе, чтобы вымыть в раковине, после чего направилась в комнату дочери. Правда, она на половине пути все-таки остановилась и вернулась обратно на кухню. Забыла телефон, который и прихватила собой, прежде чем постучалась к Жюли.
- Ну, как? Нужна моя помощь? – спросила Ани у дочки, что корпела сейчас над своими домашними заданиями.
- Ага, - согласно кивнула темноволосая девочка, сразу же начав поиски того, о чем хотела спросить свою мать. – Поможешь мне с английским? Мне кажется, что я никогда не научусь ставить правильные артикли и отличать времена, - тяжко вздохнула Жюльет, подав Анне свой черновик.
- Вам сегодня задали сделать перевод? – мягко улыбнувшись, спросила она у дочери. – Смотри…
Взявшись за карандаш, женщина быстро указала на ошибки, которые допустила дочь и постаралась объяснить ей еще раз те моменты, которые были ей непонятны. Естественно, сейчас уже все становилось более-менее благозвучно. Вот главное только не забыть обо всем на контрольной, да?
- Не волнуйся, главное и хорошенько думай. Старайся прислушиваться к языку – его нужно чувствовать, - постаралась объяснить дочери Риан, которая только тяжко вздохнула.
- Ты всегда так говоришь мне, но я по-прежнему ничего не знаю… просто в голове не укладывается. Это так сложно!
- Это не навсегда. Как-нибудь нужно будет с тобой съездить в Лондон или Штаты, чтобы ты там попрактиковалась, - вновь улыбнулась Анна, возможно, поторопившись с таким обещанием. Но, право дело, она давно уже никуда не ездила, так что все можно было сделать с большей пользой для дочери, чем для себя самой. – А теперь, давай, ты поможешь мне с ужином? От занятий тоже нужно отдыхать, - добавила женщина, прежде чем увести дочь из комнаты, чтобы та составила ей компанию на кухне. Хотя бы ее присутствие облегчало то чувство ожидания, которое переполняло ее с самого утра, едва только открыла свои глаза.
Время ужина подошло очень быстро и незаметно. Благо, время после шести начало нестись стремительно вперед. Так что, она лишь с опаской посмотрела на часы, когда те начали указывать за одиннадцать. И сердце сжалось с опасением: неужели он даже не позвонит? В прочем, это должно было быть даже к лучшему. Им не быть вместе, а украденные мгновения рано или поздно приведут их к пагубному концу. Увы, но в собственное счастье Анна давно уже не верила.
Однако ее телефон внезапно ожил. И даже не глядя на дисплей, француженка знала, чье имя она там прочтет. Вернувшись на кухню, Анна лишь осторожно вздохнула, ощутив, как мурашки побежали по телу…
- Oui? – ответила она, сняв трубку, прежде чем услышала самое непривычное обращение, которое только по отношению к ней использовали.
Нэн – так ее называл только Он.
- Я думала, у тебя будут более важные дела сегодня, - прошептала она, давая понять, что не ждала его звонка сегодня. Врала. Ему или себе? Не важно. – Уже поздний час, - добавила она вскоре, посмотрев на настенные часы в кухне, что неторопливо продолжали отсчитывать каждое прожитое нынче мгновение. Посмотрела, словно на спасательный круг – может быть, не так уж и поздно было?
- Я не знаю, смогу ли я выйти сегодня, - растеряно произнесла она, ощущая, как опасная близость любовника заставляет ее хаотично соображать, разыскивая возможности для долгожданной встречи с ним. Все-таки Он настаивал и не давал ей возможности отвертеться, или отказаться от неизбежной встречи.
- Хорошо, Уоррен, - согласилась она наконец-то, выдохнув. – Сейчас что-нибудь придумаю для Андре… Может быть получится? – не особенно веря в свой успех, добавила Анна. - У тебя ведь есть с собой ключ к моей квартире на Бульваре дю Пале? Жди меня там.

+1

4

Ее голос немного дрожал... и в какой-то момент Бектэлю показалось, что Анна в очередной раз старается собрать свое благоразумие, разбитое ими обоими вдребезги во время их последних встреч. Он прекрасно знал, что если пойдет сейчас на уступки и позволит ей вновь закрыться в своей привычной и хорошо знакомой раковине домашнего быта и прочих обязанностей, то легко потеряет ее. Некоторые привычки со временем имеют обыкновение "въедаться" в нашу плоть и кровь, становясь частью натуры... но не зря же говорится, что меняться никогда не поздно? Уоррен знал КАКОЙ может быть его Нэн и не желал терять того что у них уже было, позволяя ей вновь стать послушной супругой известного политика. Конечно же ему хотелось бы сделать Анну только своей, увезти ее далеко-далеко и показать как много она потеряла, задыхаясь в узах навязанного ей брака... однако Бектэль знал, что нечто подобное, если и произойдет, то совершенно точно не сейчас... Нэн слишком боится Риана и она привыкла ощущать себя его собственностью, как бы жестоко это не звучало - однако, строительный магнат не был бы самим собой, если бы не постарался ускорить ход событий себе во благо.
Но... обо всем по порядку, как говорится?
-Я только что прилетел - прости что так поздно, но в Хитроу была нелетная погода, -он улыбнулся, хотя сейчас Анна и не могла его видеть. -Не было не одной минуты, когда я не думал о тебе... прошу, давай увидимся хотя бы ненадолго? Я чертовски вымотан всеми делами и заботами и мне жизненно необходимо обнять тебя как можно скорее.
Бектэль знал, что ей не устоять перед соблазном... да и какая женщина не будет стремится к тому единственному мужчине с которым ей по-настоящему хорошо и спокойно? Когда Анна сдалась, Уоррен уже успел найти в своем кейсе тот самый заветный ключ от ее квартиры - места их тайных и приятных встреч.
-Я уже выезжаю, любимая. Надеюсь ты не заставишь меня слишком долго мучится ожиданием? -ответил Уоррен, прежде чем его возлюбленная сбросила звонок. Он дал себе слово, что очень скоро ему и Анне не придется больше прятаться от всех... а свои обещания Бектэль привык выполнять, так что мсье Риану нужно было готовится к самой настоящей буре, из разряда тех что возникают внезапно, но при этом способны снести все на своем пути.
После недолгого разговора по мобильнику, Бектэль прихватил свой пиджак и спустившись на первый этаж "Плазы", без особого труда, при помощи одного из коридорных и нескольких купюр, вышел на улицу через служебный вход. Папарацци все еще дежурили возле отеля, надеясь подкараулить кого-нибудь из знаменитостей, так что Уоррену не стоило попадаться им на глаза - так сказать, до поры, до времени. Так что пройдя переулком за отелем, он без труда поймал такси и приказал везти себя на бульвар дю Пале. А дорогой вспоминал тот самый свой визит в Париж, что стал поистине судьбоносным...
Уоррен открыл для себя притягательную и прекрасную Францию, еще когда совершенно зеленым юнцом совершал свое первое европейское "турне", после завершения учебы в Итоне. Тогда молодому американцу показалось, что он попал совершенно в иной мир, живущий по собственным правилам и законам - и после чопорного Лондона, одетого в вечный туман, прекрасный город Канны можно было сравнить со сказочным оазисом наслаждений и удовольствий из "Тысяча и одной ночи". То был город изысканных вилл, знаменитостей из мира кино и конечно же денежных мешков, приезжавших сюда на отдых. Надо сказать, что и по прошествии сорока с лишним лет, Канны остались для Бектэля в приоритете: именно здесь был его второй дом, где он чувствовал себя удобно, комфортно и уютно.
Год назад, он тоже начал свою поездку во Францию с посещения Канн, хотя и не планировал там задерживаться - дела звали в Париж, где заканчивалась очередная контрактная стройка. Приехав в столицу, Уоррен не был удивлен, когда получил приглашение на прием по случаю победы Франсуа Олланда на президентских выборах: он был одним из немногих иностранцев, кого отмечала своей благосклонностью высшая политическая элита французской республики. Да и разве могло бы быть как-то иначе?
Решив-таки посетить тот прием, строительный магнат не рассчитывал что ему будет интересно... или он услышит для себя что-то новое от хорошо знакомых ему людей. Пожалуй, это рандеву можно было назвать в некотором роде формальностью и возможно удачной перспективой на будущее для дальнейшего сотрудничества с новым президентом. Если говорить начистоту, то мсье Олланд как политик не особенно нравился Уоррену - слишком любил болтать попусту и вел прогерманскую политику. На тему его фото с канцлером Германии в обнимку во французских СМИ не шутили разве что самые ленивые... хотя, да и бог с ним? Бизнесу Бектэля новый президент не мешал, а что будет в ближайшем будущем - покажет лишь время. Уоррен не привык загадывать наперед, как и отказываться от подарков судьбы, которыми был достаточно избалован за всю свою сознательную жизнь.
И один из них, самый дорогой, бизнесмен как раз и получил на том самом знаковом приеме, когда решил пройтись по президентскому дворцу и совершенно случайно встретил прелестную женщину с глазами полными слез. Уоррен всего лишь раз заглянул в них... и понял что пропал, причем окончательно и бесповоротно. Они разговорились и он узнал что его собеседница искала уединения для того чтобы успокоится после очередной ссоры с мужем. В тот самый момент, Бектэль и решил, что Анна будет принадлежать ему одному... потому как встретившись с ней один раз, он не смог заставить себя забыть ее. А то что она была несвободна - что же, наш баловень судьбы уже успел привыкнуть к подобному раскладу? Но если в случае прежних своих возлюбленных, он предпочитал ненавязчивую интрижку без обязательств, то теперь все было совершенно иначе...
Расплатившись с таксистом, Уоррен подошел к хорошо знакомому дому и поднялся на пятый этаж, где и располагались тайные апартаменты Анны. Именно здесь она призналась что любит его и окончательно попрощалась с собственным благоразумием.
Бросив пиджак на постель в спальне, Бектэль открыл балконную дверь и прикурил сигарету, поглядывая на бульвар дю Пале и представляя себе что вот-вот откроется дверь и появится ОНА. Единственная, любимая и прекрасная...

+2

5

Было настоящим безумием обещать встречу мужчине в это время суток. Настенные часы на кухне не давали этого забыть женщине, когда она безвольно посмотрела на них, ненадолго прикрыв свои глаза – видимо, она действительно безумна? Безумна, либо подневольна своим таким естественным, но по-прежнему не постижимым желаниям, не поддаться которым она не могла. Не знала, как? Как могла оттолкнуть от себя единственного мужчину, что думал в первую очередь о ней? Его объятия были не просто согревающими и нежными, а слова сладкими и желанными, как и каждое прикосновение. Такого она не испытывала прежде никогда. Даже в те дни своего замужества, которые можно было отнести к категории «не так плохо», ведь Андре не торопился распускать руки и даже проявлял, как мог, терпение и заботу. Это, конечно, у Риана плохо получалось, но все-таки это не было похоже на то, где оказалась она в момент встречи с Уорреном, который стал для нее спасителем, открывшим клетку, в которой она могла томиться всю жизнь, и позволившим расправить крылья хоть ненадолго.
Хоть на час? На два?
Анна не отводит взгляда от часов какое-то время. Закусив губу, женщина думает о том, что скажет мужу и понимает, как опасно близко она оказалась к краю пропасти. А ведь никто ее не тянул за язык и не заставлял так быстро соглашаться на встречу на острове Сите, где у нее во владении уже не один год находилась небольшая квартира, где француженка могла спрятаться от всего мира. Да, именно там она занималась творчеством, садясь за свою «писанину», к которой очень критично относился супруг. Правда, под влиянием моды на то, что женщине необходим простор для самовыражения, он не возражал против такого хобби своей супруги. Он же и знал о существовании квартиры, порог которой переступал за все время лишь дважды: в день покупки и еще раз, как-то совершенно случайно заглядывал. В любом случае, давно это уже было.
Однако Риан любила свой тихий уголок, из которого можно было наблюдать за туристами, пришедшими на остров полюбоваться Собором Парижской Богоматери, площадью дофина или дворцом правосудия. Именно там она могла укрыться в своем маленьком мирке, что так своевременно дал простор для безнаказанных встреч с любовником, что был довольно-таки частым гостем во Франции, вопреки ожиданиям Ани на то, что мужчина также быстро уйдет из ее жизни, как и вошел.
Она и сама не могла позволить ему так просто уйти…
Поднявшись с места, француженка тихо вздохнула, приняв решение все же действовать. В любом случае, она уже дала обещание, которое хотела хотя бы попытаться сдержать. Ведь не этого она ли ждала весь день? Долгожданной встречи со своим американцем, вместе с которым выкурит на двоих сигарету и не просто проведет ночь, а проживет ее.
Выключив свет в кухне, женщина направилась быстрым шагом в кабинет к мужу. Тихо постучав к нему, она заглянула вовнутрь, где и увидела Андре, сидевшего за столом со своими бумагами. Он выглядел уставшим, но как только его покой и уединение было нарушено Анной, сразу же насупился, посмотрев на нее.
- Ты уже закончил? Еще не ложишься? – спросила мягко, намереваясь прощупать почву для дальнейшего разговора.
- Анна, сколько раз мне повторять, что не надо отрывать меня от дел? Я еще работаю! Мне нужно подготовиться к завтрашней встрече, - сердито произнес мсье Риан, которому скорее был необходим сон, иначе он явно мог уснуть за столом. Но, кто она такая, чтобы ему указывать?
- Хорошо, как скажешь, - безмятежно согласилась она.
- Ты что-то хотела еще? – добавил мужчина, и Анна решила это использовать себе в пользу.
- Да, вообще-то хотела, - кивнула она. – Мне звонила соседка из квартиры. Говорит, что, кажется, у кого-то трубу прорвало или что-то еще случилось – нужно приехать и разобраться… - даже как-то неловко почувствовала себя женщина, говоря откровенную лож и, при этом, не краснея.
- Я не могу бросить все и ехать в твою квартиру, разбираться с этим чертовым краном, - отмахнулся Андре, всем видом давая понять, что его это не касается.
И хвала небесам?
- Я съезжу сама, не нужно тебе никуда ехать, - Ани по-прежнему не верила в то, как удачно сумела подобрать ситуацию и правильные слова.
- Езжай, - отпустил ее Андре, вновь опустив глаза на лист бумаги, который он и читал в момент ее прихода.
- Присмотри только за Жюли? – попросила она, чтобы не чувствовать себя виновной хотя бы перед ней, ведь это «хорошо», прозвучавшее из уст мужа было все равно, что пустой звук. Ему не было просто дела.
Быстро одевшись, Анна лишь бросила мимолетный взгляд на свое отражение в зеркале, прежде чем покинула пределы места своего заточения и отправилась навстречу своей желанной свободе. Для этого ей понадобилось не больше пятнадцати минут. Пробок уже не было и, не смотря на то, что некоторые улицы по-прежнему были закрыты для проезда из-за визита важных особ на экономический форум, добралась до острова быстро. Намного быстрее, нежели днем.
Припарковав свое авто возле дома, Анна направилась вовнутрь, бегло оглянувшись по сторонам. Сейчас она не могла отделаться от ощущения, что за ней кто-то следил. Паранойя. Кому ведь она нужна была? В любом случае, женщина поторопилась скрыться в доме, где и поднялась на второй этаж старинного здания, в котором у нее и была квартира, стоившая целое состояние. Отворив дверь, она, тем не менее, не увидела зажженного света. Сняв по привычке из себя обувь, она присмотрелась к темноте внимательней, прежде чем ощутила небольшое дуновение ветра. Открытого балкона она явно не оставляла, поэтому и последовала к двери, через которую и заметила курящего бизнесмена.
Улыбнувшись увиденному, Анна бесшумно направилась к мужчине, курившему на ее балконе. Она, естественно, намеревалась сделать то, о чем весь день мечтала. А может и дольше длилось это нетерпеливое ожидание, смешанное с естественным желанием? Ани положила руку на спину мужчины, прежде чем опередила его реакцию и прижилась к его спине.
- Надеюсь, я не заставила тебя долго ждать? – тихо спросила она, прежде чем немного отстранилась, позволяя мужчине повернуться к ней лицом, чтобы подарить ей желанный поцелуй, после которого она и отнимет у него сигарету, чтобы сделать небольшую затяжку.

+1

6

Наверное все большие города похожи между собой тем что даже ночью в них не затихает жизнь? Нежно любимый Уорреном Париж не был исключением из общих правил - и глядя на оживленный несмотря на позднее время бульвар, бизнесмен вспоминал рассказы своей матери. Она приезжала во французскую столицу сразу после войны, вместе со своими родителями - ее отец был бывшим военным и в тот момент начал свою более чем успешную карьеру - и навсегда влюбилась в очарование улиц, домов и набережных этого необыкновенного города. Правда жизнь парижан тогда была трудной... после войны и оккупации, люди пытались прийти в себя и смотреть с надеждой в светлое будущее. Будущая миссис Бектэль еще не раз приезжала в Париж за всю свою жизнь, однако самый первый приезд навсегда врезался в ее память, о чем она не раз рассказывала своему единственному и любимому сыну. Пожалуй, в какой-то мере и ему было предопределено полюбить этот город и замечательную страну, символом которой он в полной мере является? Уоррен никогда не был фаталистом, однако все же не мог не признать, что самые дорогие его сердцу встречи произошли именно во Франции...
Он не успел докурить свою сигарету, когда наконец-то услышал легкий хлопок входной двери - и улыбнулся, решив не портить своей возлюбленной ее внезапного появления. Даже не поворачивая головы, Уоррен знал, что сейчас Нэн хитро улыбаясь и стараясь не шуметь, подойдет к нему и обнимет... так как умеет обнимать только она одна.
-Надеюсь, я не заставила тебя долго ждать? -тихо произнесла Анна, после того как прижалась к спине Бектэля. Он повернулся к ней и прежде чем ответить, ласково и нежно коснулся желанных губ своими - а затем рассмеялся, когда обожаемая женщина ловко увела у него сигарету.
-Ты знаешь, что я готов ждать тебя столько сколько нужно... но я чертовски скучал, Нэн, -ответил Уоррен, прикоснувшись ладонью к щеке Анны. -Мне не хватает тебя... и только когда ты рядом, я чувствую себя совершенно счастливым.
Бектэль конечно же не забыл, как долго ему пришлось уговаривать свою милую Нэн отбросить собственное привычное благоразумие и бросится в любовный омут с головой. Но тем дороже и желаннее была награда, за которую Уоррену пришлось побороться - пусть и не с мужем Анны (он не был конкурентом американцу), но с ее вечным страхом сделать что-то не так и вопреки тому как ее воспитывали. Феноменальное упрямство и обаяние опытного дамского угодника в конце-концов победили... и он жалел лишь о том, что не мог в тот момент остаться с Анной в Париже - очередные важные дела требовали его внимания в Сан-Франциско.
Уоррен улыбнулся, наблюдая за тем как Анна курит - тоже некий знак протеста по отношению к привычной и устоявшейся жизни? - и притянув ее к себе, прижался щекой к ее темным волосам. Наконец-то долгая дорога из Штатов в Париж, полная привычных дел и забот привела его к единственному дорогому и любимому берегу... Ему конечно же любопытно, как ей удалось сбежать от своего тирана-мужа, но все расспросы можно ведь оставить на потом? И когда Нэн, выбросив окурок, потянулась за новым, уже более жарким и нетерпеливым поцелуем, Уоррену оставалось лишь найти застежку ее простого и элегантного платья и потянуть замок "змейки" вниз. С этого момента, абсолютно весь мир мог лететь ко всем чертям... только ОНА была важна сейчас и конечно же нужна своему возлюбленному, подобно воздуху, которым невозможно было надышаться.
-Я не устану повторять, что ты прекрасна, любимая моя, -тихо признес Уоррен, уже после того как обоюдная волна страсти схлынула и Нэн уютно устроилась рядом с ним. -Знаю что забегаю вперед... но мы сможем увидется завтра? Утром я должен заехать на форум и поговорить с нужными людьми, но потом буду совершенно свободен - быть может мы могли бы встретится в городе? С тех пор как мы знакомы, у меня есть безумное желание увезти тебя в какое-нибудь красивое место... что скажешь на такой коварный план?
Смотря в глаза Анне, он улыбнулся, в очередной раз основательно взъерошив ее волосы - наверное такой изысканную светскую леди еще никто не видел? Конечно же Уоррен понимал, что ей будет сложно находить какие-либо предлоги чтобы сбежать от Андре... но с другой стороны, господин политик всегда занимался лишь собственной драгоценной персоной, думая о жене и дочери лишь в последнюю очередь. Бектэлю нужно было попасться вместе с Анной в объектив той самой девчонки-фотографа, чтобы нанести первый серьезный удар по мсье Риану. И если бизнесмен все рассчитал правильно, то совсем скоро его возлюбленная должна будет решится порвать с ненавистным браком.
-Если ты откажешься, то мне придется тебя уговаривать... а ты знаешь каким я могу быть настырным и упрямым.., -тихо шепнул Уоррен, прежде чем вновь прикоснутся к губам своей любимой. -...и как я умею уговаривать. Так что соглашайся сразу?

+1

7

Вряд ли кто-то смог бы понять причину, по которой Анна тянулась к мужчине, что был намного старше нее и смело мог годиться ей в отцы. Несомненно, Уоррена поймут, при этом безоговорочно, а вот ее – вряд ли. Все-таки общество, в котором они обитают не способно на понимание того, к чему они не привыкли. И, давайте будем честными, чтобы откровенно сказать о том, что не каждая женщина в ее возрасте и ее положения искала развлечений в объятиях зрелого мужчины. Ведь она не тянулась к богатствам строительного магната, которого сейчас так нежно обнимала со спины, и который подарил ей столь нежный поцелуй, немного лишь подразнив ее. Сама по себе к своим тридцати годам Ани была вполне обеспеченной женщиной и не должна была бы опасаться даже развода, если говорить о материальной стороне вопроса. Хотя возможность разбежаться с Андре, француженка не рассматривала, также осознавая, последствия, которые будут ждать именно ее, а не мужа. Так уж устроен мир, что на женщину падают все шишки и камни: «она» не смогла удержать мужа, «она» потеряла его расположение или не сумела завоевать его. При всей своей эмансипации общество, увы, все еще мыслило старыми патриархальными образцами. Правда, Анна не смела винить его. С некоторыми вещами невозможно бороться, ведь это подобно сражениям с ветряками: глупо, бессмысленно и смешно.
Она же и давно не была девчонкой, что ищет в обществе зрелого мужчины опыта. Кажется, даже и позабыла, какого это было, мечтать и витать в облаках, мечтая о своем принце? Да и разве она мечтала? Не успела оглянуться, как попала в ловко расставленную родителями ловушку. Брак был внезапным и многообещающим, а Андре был действительно похож на принца из картинки – молод, красив и перспективен. Только ничего этот брак в итоге ей не принес. Ничего, кроме разочарований и тихих страданий наедине.
Их с Уорреном отношения вряд ли поймут и скорей всего осудят – да, Риан была одной из тех женщин, что предпочитали взвешивать все, и она успела в своих предположениях заглянуть так далеко вперед, построив свою цепочку, состоящую из баснословных «если бы».
Если бы Уоррен был моложе…
Если бы она была решительнее…
Хотя, разве это было так важно? Сейчас, когда она ловко увела у него сигарету из плена его пальцев, пока играли полутени, и все еще оставалась какая-то недосказанность, было так не до условностей, которые они уже давно нарушили. Было важно только то ощущение мира и счастья, теплого и всепоглощающего, которое они испытывали. Или оно было постижимо лишь ей?
Анна никогда не курила. Никогда она не нарушала правил, а вот с Бектэлем она начала шаг за шагом нарушать даже собственные запреты. Она ведь говорила себе однажды, что никогда не пойдет на адюльтер?
Сделав затяжку, женщина выдохнула поток дыма в сторону, прежде чем теплая ладонь американского бизнесмена коснулась ее щеки. Тень не давала возможности Анне заглянуть в глаза Уоррена, в его душу, вот только это ее нисколько не смущало. Казалось, она может закрыть глаза и представить, как его карие глаза смотрят сейчас на нее - с теплом, нежностью, страстью и любовью. Риан улыбнулась в ответ на слова своего любовника, ощутив его лукавство. Он-то, конечно, скучал, но вряд ли стал бы терпеливо дожидаться ее прихода. Кто знает, если бы она не решилась сбежать сегодня, что придумал бы он завтра? Когда Уоррен чего-то хотел, он всегда добивался своего, и она успела убедиться в этом, сдавшись его упорству однажды, а потом еще раз и еще.
И вот сегодня снова.
Они маневрировали по очень опасному пути, и на кону стояло то, чем больше всего дорожила она – благополучие семьи, ее имя и репутация. Получить все это стоило не малого труда, а вот потерять – проще простого.
Сигарета закончилась очень быстро, и француженка потушила ее, а после потянулась к мужчине за желанным поцелуем. Только это был уже не такой нежный и невинный поцелуй, как мгновением назад. Этот поцелуй был совершенно другим, полным желания и требований, на которые охотно отозвался Бектэль. Его ладони обвили ее талию, пройдясь плавными движениями по ее спине вверх и вниз, прежде чем избавить ее от плена тесного платья.
Она не успела еще отдышаться от обоюдной волны страсти, как Уоррен завел разговор о новой встрече. Естественно, у них в запасе было не так уж и много времени – все-таки оно никогда и не принадлежало им. Они были подневольны своим обязанностям, в первую очередь. У Бектэля была его компания, а у нее – семья, муж. В прочем, было правильнее сказать, что только у нее был свой якорь, крепко привязавший к одному месту и положению, ведь американец делал, безусловно, то, чего могла лишь пожелать его свободолюбивая душа.
- Возможно, завтра вечером состоится прием у одного из наших друзей, поэтому я не уверена, Уоррен, - тихо прошептала Анна в ответ, прежде чем мужчина заговорил о возможности уговоров.
Он не был из тех, кто привык получать отказы.
- Мы можем встретиться завтра в обед, но … я сомневаюсь, что стоит рисковать настолько, чтобы выходить куда-то за пределы квартиры. Из-за этого форума в городе шумиха и репортеры гоняются за всеми, - приподнявшись на локте, ответила она, прежде чем бросила взгляд на часы, что указывали уже час ночи. Нет, она еще не торопилась. Ее отговорки вполне могло хватить и до рассвета, главное, чтобы «Золушка» не опоздала к тому часу, когда супруг проснется. – Но, знаешь, мы могли бы встретиться потом … в Лондоне ил еще где-нибудь. Я обещала дочери свозить ее в Англию или Америку, чтобы она попрактиковалась в языке, - внезапно для себя выдала идею женщина. И все ведь произошло так молниеносно быстро, что она даже испугалась. Как посмела? Дочь не заслуживала возможности провести каникулы с матерью и ее любовником. Однако, это было то, чего она действительно хотела.

+1

8

Уоррен прекрасно знал все возражения, которые его милая Нэн могла ему озвучить, после просьбы вновь встретится - все это она уже говорила раньше, когда он еще только начал ухаживать за ней. Тогда Анна была испугана и растеряна... и не желала позволять собственным чувствам и желаниям взять верх. Однако соблазн был слишком велик - ведь любой женщине хочется быть единственной, неповторимой и любимой для своего мужчины. Если бы у Анны все это было, она никогда бы не пошла за Уорреном, так что в какой-то мере во всем что произошло был виноват ее кретин-муженек.
Около года назад, в этой же самой квартире, Нэн практически умоляла Бектэля отпустить ее... и пыталась доказать самой себе, что не может пойти на измену. Но влюбившись по уши, Уоррен не желал идти на попятную, так что в конце-концов Анна сдалась, позабыв обо всем на свете - о муже, собственных сомнениях и размышлениях, а так же возможных последствиях своего бурного романа.
Да и как можно было оттолкнуть человека, готового ради нее буквально на все и даже более того?
Вот и сейчас, Бектэль видел, насколько неуверенными были контр-аргументы Нэн, когда она пыталась одновременно призвать его к благоразумию и найти способ увидется вновь. И еще до того как возлюбленная закончила говорить, Уоррен уже знал как ему следует поступить - сама того не желая, Анна подсказала ему верный путь, когда упомянула о приеме у друзей ее супруга. Теперь строительному магнату оставалось лишь узнать где будет этот раут и тоже получить на него приглашение - причем он был заранее уверен, что эта часть его коварного плана не доставит каких-либо сложностей. Правда запасной вариант с папарацци пока что придется отложить на неопределенный срок... но и для него вскоре наступит нужный момент.
-Тогда быть может... мы сможем в обед встретится здесь же? -хитро улыбнулся Уоррен, игриво скользнув ладонью по обнаженной спине своей возлюбленной. -И мне нравится твой вариант с поездкой в Англию, милая. Ты с дочкой могла бы остановится в моем доме в Лондоне, а я бы постарался максимально интересно организовать ваш досуг. Уверен, что Жюли очень понравится туманный Альбион...
Продолжая говорить, Бектэль мягко уложил Анну на спину, начав дразнить ее очередной чередой приятных поцелуев. У них впереди была еще целая ночь, так стоило ли терять драгоценные минуты наедине? Естественно, они вновь дали себе волю и в очередной раз позабыли обо всем на свете - а на рассвете Золушке все же пришлось сбежать домой во избежание неприятностей и оставить своего принца в одиночестве. Так что проснувшись уже где-то ближе к полудню, строительный магнат быстро собрался и поехал в "Плазу", решив обязательно заглянуть на форум и заодно попытаться разузнать подробности о вечернем приеме.
Определенно, судьба нынче благоволила к Уоррену? Прорвавшись через заслон журналистов, что оккупировали бизнес-центр, в котором проходил форум, он сразу же увидел мсье Риана. Тот явно был в отличном настроении, болтая со своими коллегами из кабинета министров нового президента, так что Бектэль решил ловить удобный момент.
-Здравствуйте, Андре, признаюсь, что не ожидал вас здесь увидеть. Кажется ваша стезя - большая мировая политика? -дружелюбно улыбнулся Уоррен подойдя к мужу Анны и пожав ему руку. Любой политик любит лесть в свой адрес и Риан не был исключением из этого правила. -Знаете, я не забыл наш с вами разговор годичной давности - относительно возможных выгодных инвестиций для моего концерна. Не желаете ли как-нибудь продолжить беседу?
-Взаимно рад вас видеть, Уоррен, -кивнул Риан, ответив на рукопожатие. -Вы наверняка знаете, что мой шеф, мсье Эро отводит большое значение участию иностранного капитала в экономике Пятой республики. Я уверен, что он тоже бы с удовольствием встретился с вами... кстати, он ведь сегодня будет на приеме у моего хорошего друга Лорана Фабиуса. Вы знакомы с ним?
-С министром иностранных дел? -Бектэль усмехнулся, ощутив что находится уже где-то на половине пути к своей цели. -Я виделся с ним мельком на президентском приеме, но не более того.
-Одну минутку, -улыбнулся Риан и отойдя в сторону, пригласил присоединится к беседе мсье Фабиуса. -Дорогой Лоран, у вас прекрасная возможность помочь нашему шефу встретится с мсье Бектэлем в неофициальной обстановке. Вы ведь еще незнакомы?
-Не имел такой чести, но наслышан о вашей компании, мсье Бектэль, -министр так же пожал руку американцу. -Весьма рад нашему знакомству... и поддерживаю идею Андре. Если у вас сегодня свободный вечер, то я и моя супруга будем очень рады вам. Видите ли, у нас небольшое семейное торжество сегодня...
-Неужели? -Уоррен постарался изобразить самое искреннее удивление. -Как раз сегодня, у меня нет никаких дел и я буду рад посетить ваш гостеприимный дом - отказаться от столь радушного приглашения было бы просто бестактностью с моей стороны. Надеюсь, что один внезапный гость не испортит ваших планов?
-Ну что вы, как можно, -Фабиус улыбнулся. -А теперь, господа, прошу меня извинить, но мне пора на очередную пресс-конференцию по случаю открытия форума. Вы идете, Андре? Есть еще несколько дел, которые я хотел бы обсудить с вами.
Уоррен с трудом сохранял серьезность, когда оба политика ушли, продолжая оживленную беседу - итак, своей цели он успешно достиг и нынче вечером сделает Анне неожиданный и приятный (хотелось бы верить) сюрприз, появившись в резиденции Фабиуса. Это конечно шло в разрез с первоначальными планами строительного магната... но было не менее интересно, с какой стороны не взглянуть. Так что прогулявшись по бизнес-центру, Бектэль вернулся в "Плазу" к обеду, на случай если Нэн все же сумеет сбежать из дома и позвонит ему.

+1

9

Потом, потом, потом…
Сколько вообще вещей в жизни мы откладываем на это громкое и такое далекое «потом»? Пожалуй, даже слишком много, чем можем себе предположить. А ведь так и уходит жизнь. Так летит день за днем, уходят недели, и минуют нас месяцы, пока мы и дальше ждем этого «потом», в котором и дальше будут оставаться наши мечты и несбыточные надежды. И пусть Анна все это прекрасно понимала и знала, как не просто ей будет дождаться очередной встречи, снова и снова трусливо пожимала свой хвост, надеясь на новую встречу, когда ей не будет так страшно рискнуть всем тем, что стояло у нее в приоритете из-за благополучного воспитания, данного ей родителями.
Но Уоррен не отступал сам и не давал своей возлюбленной сделать шаг назад – только вперед и ни шагу назад.
Его хитрая улыбка была прекрасно заметна Анне, глаза которой привыкли на данный момент к темноте; да и свет уличного фонаря упрощал ей задачу. Вот только женщина готова была сравнить сейчас своего пылкого любовника не просто с хитрецом, а хитрецом, у которого был план. В прочем, может, так оно и было на самом деле? Может, американец шаг за шагом заманивал свою послушную жертву в чащу леса … или пытался вывести ее из оной? Она прищурилась, прежде чем ладонь строительного магната скользнула по ее спине сверху от плеч, убегая все ниже. Казалось, сотня тысяч мурашек пробежалась по ее коже, заставив прикрыть глаза в нетерпеливом ожидании, прежде чем Риан прикусила губу, словно бы стараясь воздержаться от совершенно лишних слов.
- Мм… ты хочешь получить, как всегда все. А мне тоже понравится? Обещаешь? - проворковала француженка, дав понять Уоррену, что она поймала не только его не прозрачный намек, но и настроение. Она потом еще повоюет со своей беспечностью и благоразумием за то, что решилась практически на глазах у дочери встречаться с любовником, но это будет в том будущем, где и была ее смелость.
Все потом.
Коснувшись спиной подушки и позволив мужчине устроиться сверху, Ани более чем благосклонно отвечала на ласки американца, как только тот начал дразнить ее своими поцелуями. Она, конечно же, не могла оставить все провокации мужчины без ответа, и после одного бурного финала, устроилась сверху, позабыв о своей скромности или сдержанности. Перед глазами было страстное желание и ничего более.
- Мне пора возвращаться, - с долей сожаления констатировала факт Анна, когда рассвет начал понемногу приближаться к ним. Небо над Парижем стало более светлым, пусть пока и не озаренное солнечным светом, что заставит еще горожан искать этим днем прохладной тени. – Знаешь, что я сказала мужу? – усмехнулась она, одеваясь в платье. – Помоги застегнуть? – прервала она свой рассказ для того, чтобы попросить помощи у своего любовника. И он, конечно же, исполнил ее просьбу. Правда, постарался еще заставить ее помедлить, прикоснувшись к ее шее губами. – Ммм… я сказала, что у меня кран здесь прорвало, и соседка потребовала вмешательства. Мне просто повезло, что все так удачно сложилось, - добавила она, прежде чем через плечо потянулась к Уорренеу за новым поцелуем, на этот раз последним. – Я позвоню тебе в обед, - пообещала она, прежде чем направиться на выход.
Женщина вернулась в квартиру, предварительно проверив окна – везде было темно. И это было хорошей вестью. Риан с облегчением выдохнула, когда тихонько открыла дверь квартиры и вошла, будто вор. Везде было тихо, и эта совершенная тишина резала уши, заставляя Анну чувствовать себя виновной в своем преступлении.
Тем не менее, она избавилась от обуви на входе, после чего поспешила на цыпочках в спальню, но прежде проверила, как спится ее Жюли. Девочка спала в обнимку со своим плюшевым мишкой, не смотря на то, что ей было уже двенадцать лет – наверное, дети порой не так уж и быстро взрослеют? Улыбнувшись, увиденной картине, женщина поправила одеяло, которым была укрыта дочь, после чего направилась в спальню, где в постели уже и спал муж. Какое-то мгновение Ани боялась, что он проснется и спросит, где же она была все это время. Однако она сумела справиться со своей фобией и, переодевшись, устроилась на краешке постели, постаравшись хоть до звонка будильника проснуться. Вот только так и не смогла сомкнуть глаз…
Она поднялась задолго до будильника и начала хлопотать на кухне, позволяя привычному уже графику руководить ней. После завтрака муж уйдет, а она еще немного позволит себе подремать, а в обед … в обед она съездит на квартиру, в свой маленький мир, где на нее будет дожидаться Уоррен.
Вот и весь не хитрый план.
Андре почти не притронулся к завтраку, решив, что позавтракает со своими коллегами. Он только велел быть готовой к шести часам, что несколько мешало первоначальному плану. Она надеялась, что прием начнется хотя бы в восемь. Так что, максимум, который она могла себе позволить наедине с Уорреном – два часа. Успеет? Ох, она и не знала. Но все равно набрала номер американца.
- У меня есть только два часа сегодня в обед – к шести мне нужно быть совершенно готовой и скорей всего где-то на полпути к месту встречи… может не стоит нам сегодня встречаться? Давай, придумаем что-нибудь другое? Мне страшно, что кто-то узнает о нас, - последние слова она прошептала так тихо, как только могла. Но, наверное, это Анна впервые созналась вслух о том, чего боялась больше всего на свете. Она просто знала, какой ее ждет скандал.

+1

10

Вернувшись в "Плазу" и заказав себе обед в роскошном и дорогом ресторане отеля, Бектэль решил немного передохнуть и расслабится. Он никогда не ощущал себя этаким стариком, но все же ночь проведенная почти без сна давала о себе знать, так что Уоррен решил понежится в горячей ванне, зная что этот способ быстро позволит ему прийти в норму к вечернему приему. Удобно устроившись в джакузи своего президентского номера, бизнесмен пристроил на бортике огромной ванны свой планшет, чтобы посмотреть последние новости и в очередной раз прикурил. Собственно говоря, на главном парижском канале "перемывался" все тот же экономический форум и несомненная выгода от его проведения для Пятой Республики. Слушая ведущего на новостном канале, Уоррен лишь усмехнулся про себя, пуская колечки из невесомого сигаретного дыма в потолок - в первую очередь проведение форума было выгодно местным денежным мешкам, для поиска потенциальных деловых партнеров и налаживания полезных знакомств. Что же до экономики государства - тут Бектэль бы поспорил, прекрасно зная что политики везде одинаковы и в первую очередь используют свои высокие посты лишь для собственной выгоды. Электорат всегда может подождать, разве нет?
Уоррен затушил свой окурок, когда на бортике джакузи ожил его мобильник - и улыбнулся, увидев на экране имя своей ненаглядной и любимой женщины. Он знал что она всегда выполняет свои обещания и обязательно позвонит ему... и слушая милую Нэн, едва удержался от соблазна сразу выложить ей свои последние новости.
Но - нет. Сюрприз тем и хорош, что должен удивлять и заставать любимого человека врасплох? Пусть даже затея Уоррена пойти на прием к министру иностранных дел больше походила на игру с огнем для его возлюбленной.
-Хорошо, любимая моя... я не хочу чтобы ты боялась и переживала.., -ответил Бектэль, в очередной раз щелкнув зажигалкой. -Но я все же не могу отказаться от удовольствия увидеть тебя и потому кое-что придумал. Не буду сейчас раскрывать своих планов, но обещаю что ты будешь очень удивлена... Отдыхай и помни, что я очень сильно тебя люблю.
После того как Нэн сбросила звонок, Уоррен докурил сигарету и затем выбрался из ванны. Собираться на прием было еще рано, так что строительный магнат отдал должное заказанному обеду и затем позвонил детям - Томасу, чтобы узнать о самочувствии его матери и затем Элизабет - после того как сделал звонок ее супругу и узнал что любимая дочь еще не спит. Через день-другой, ей предстояло стать матерью в третий раз, так что в данный момент Бет находилась в одной из дорогих клиник Сакраменто. Конечно ей было там скучно, несмотря на то что ее любимый муж старался быть рядом едва ли не все свое свободное от работы время - быть может именно поэтому Уоррену показалось что дочка была рада услышать его голос?
-Здравствуй, моя дорогая - надеюсь я тебя не разбудил? Только что звонил Россу и он сказал что ты еще не спишь... поэтому и решился набрать твой номер. Знаю что тебе уже порядком надоели подобные вопросы, но все же - как ты чувствуешь себя?
После давней ссоры, отношения Уоррена с единственной дочерью совершенно испортились и пожалуй их можно было назвать этакой холодной войной. Да она была вежлива со своим отцом и всегда радушно встречала его, если он приезжал навестить своих внуков... но будучи человеком проницательным и умным, Бектэль хорошо знал что Элизабет не смогла ему простить всего того что было сказано много лет назад. Сейчас же между ними было что-то вроде перемирия, которое установилось с тех пор как стало известно, что Бет ждет ребенка. Естественно в этот важный для себя период, она попросту не могла позволить себе переживать или злится попусту...
-Я просил Росса перезвонить мне сразу как ваш малыш появится на свет - хочу одним из первых поздравить тебя, милая. Отвлечет ли это меня от дел? Да к черту их, ведь у меня должен появится еще один внук - что может быть важнее этого? -Уоррен улыбнулся, отвечая любимой дочери. -Вы все еще не определились с именем? Когда я приеду, мы обязательно устроим праздник в честь твоего сына... я слишком забегаю вперед? Просто я уверен, что все будет хорошо и очень этого хочу.
Голос Бет показался ему усталым, что было совсем неудивительно, так что затягивать разговор строительный магнат не стал, прекрасно зная что дочери надо отдохнуть. Попрощавшись с ней, он позвонил Томми и был рад услышать, что состояние Мелиссы совершенно стабилизировалось и теперь ей предстояло набраться терпения, чтобы завершить долгий и сложный курс лечения.
После разговора с детьми, можно было уже потихоньку начинать собираться на светский раут, для которого Уоррен выбрал из своего гардероба простой темный костюм - опять же без галстука, ибо вечер был достаточно теплым. К тому же, ему как американцу должны были простить некоторые отхождения от привычного дресс-кода? Да и на праздник он был приглашен по сути дела в последний момент, в отличии от других гостей, знавших о нем загодя. Быстро собравшись, Бектэль приехал в особняк министра иностранных дел одним из первых - чтобы осмотреться и так сказать, быстрее влится в местный бомонд. Супруга мсье Фабиуса была весьма заинтригована визитом строительного магната и не тратя даром времени, предложила ему сотрудничать с ее благотворительным фондом.
-На меня всегда производили особенное впечатление инициативные женщины. Лоран, по-моему вашей супруге самое место в политике - она прекрасно знает как нужно использовать светские рауты, -улыбнулся Уоррен. -Дорогая мадам... честно говоря, вы меня совершенно огорошили, так что попрошу времени на раздумье и на знакомство с программами вашего фонда. Мой концерн уже участвует в нескольких начинаниях подобного рода в Америке и Великобритании... но если вы предоставите мне всю информацию, возможно мои спецы по связям с общественностью что-нибудь придумают.
-Это было бы просто замечательно! -лучезарно улыбнулась мадам Фабиус, после чего Уоррену удалось сбежать от нее, попутно прихватив себе бокал игристого с подноса официанта. По счастью, хозяйка дома быстро позабыла про него, занимаясь приемом гостей... и по неожиданному стечению обстоятельств, напомнил ей об американце Андре Риан. Так что когда Бектэля окликнули, он увидел любимую Нэн и хитро улыбнулся, когда Франсуаза Фабиус поспешила представить свою давнюю подругу. -Дорогая Анна, позволь представить тебе Уоррена Бектэля - очень известного предпринимателя из США. Лоран имел честь познакомится с ним на форуме и пригласил посетить наш дом. Уоррен - познакомьтесь с моей подругой. Анна Риан.
-Это я имел честь познакомится с вашим супругом, -как и полагалось, ответил Уоррен не сводя своего взгляда с любимой. -И мы знакомы с госпожой Риан... виделись на президентском приеме в прошлом году. Я очень рад снова увидеть вас...
Хозяйка дома быстро переключилась на других гостей, в то время как Бектэль поцеловал руку милой Нэн. Она была явно растеряна, когда он внезапно появился перед ней?
-Это и есть мой сюрприз, любовь моя, -тихо шепнул Уоррен, посмотрев в глаза возлюбленной. -Я не мог устоять против искушения провести целый вечер рядом с тобой... ты простишь меня за самоуправство?

Отредактировано Warren Bechtel (2016-07-23 01:51:04)

+1

11

Для Анны было неожиданностью то, как легко Уоррен согласился отсрочить их свидание на другое время, после приема у их с Андре друзей. Она прекрасно знала, что ее американский любовник любит получать желаемое и очень нехотя отступает. Правда, она еще не знала, что строительный магнат, отступая, планирует уже несколько новых тактичных шага вперед – даже якобы сдаваясь на милость судьбы, он не отказывается от первоначальной цели. И этот вечер еще поможет ей лучше узнать мужчину с громким именем в определенных кругах. В прочем, о чем-то подобном мадам Риан и подумала, как только Уоррен после новой затяжки приоткрыл совсем немного занавес тайны, пообещав ей какой-то сюрприз.
И Анна занервничала, сама того не ожидая от себя.
Ее пульс участился, когда она лихорадочно пыталась предположить, что же задумал Бектэль. В ее мыслях пронеслось что-то очень похожее на сожаление за отказ от встречи с Уорреном этим обедом, однако отступать она на этот раз себе запретила. Метаться из стороны в сторону следовало прекращать, иначе Андре мог точно что-то заметить. В прочем, как и ее метания, в конечном счете, могли отпугнуть ее любовника, рядом с которым она могла свободно вздохнуть и быть самой собой. Ведь, не смотря на свое благоразумие, которое порой заставляло ее думать о том, что правильнее было бы прекратить опасную любовную связь с американцем, она не желала терять его расположение и то ощущение хрупкого счастья, которое испытывала рядом с ним.
- Хорошо, - произнесла Анна, прежде чем дочь окликнула ее из своей комнаты. Скоро Жюльетт ожидало занятие с репетитором по английскому, и девочке требовался, по всей видимости, какой-то совет ее матери, поэтому более растягивать разговор Риан не могла. – Мне пора, Уоррен. Жюли зовет, - объяснилась она, сглотнув. – Я тоже люблю тебя, дорогой, - мягко добавила она после недолго размышления, во время которого она боролась с тем, чтобы без длительных предисловий и прощаний сбросить звонок, направившись в комнату дочери, думая уже только о нем одном.
Об Уоррене и его предстоящем сюрпризе.
Этот разговор не уходил из головы женщины, даже когда она проводила дочь к двери, отправляя Жюли к репетитору, после которого девочка должна была пойти на занятия танцами и к шести вернуться. Тогда двенадцатилетнюю дочь четы Риан должна была остаться с няней, хотя она и была вполне самостоятельной для того, чтобы оставаться в доме одной. Но, таковым было желание мсье Риана. И Анна не спорила с ним, решив, что лучше сохранит себе нервы в порядке. В точности, как и настроение, которое всегда любили подпортить их друзья, даже не подозревая об этом, высказав свое субъективное мнение так или этак относительно той или иной вещи, с которой Анна была или не была согласна по самым разным причинам.
Оставшись одной после ухода дочери, женщина приготовила одежду для себя и мужа, чтобы Андре не беспокоился о том, в чем ему предстоит пойти на прием лишний раз – ему хватало и без этого волнений с этим форумом и амбициями, которые, честно говоря, были ему не по зубам. Ну, а сама Ани надеялась, что хотя бы немного времени сможет провести в тишине и покое в ванной, после которой и начнет свои сборы. И, благо, ее действительно никто не отвлекал и не пытался вырвать из умиротворенного мгновения, проведенного в медленно остывавшей ванной, когда она снова и снова обдумывала свой внезапный роман с Уорреном, его обещание приятного сюрприза и Андре, от которого ей было попросту не избавиться.
К шести часам Анна была уже готова.
Этим вечером на ней было блестящее платье от именитого дизайнера, которое оставляло небольшой простор на кокетство, обнажая лишь немного одно плечо, тогда как юбка длинной прикрывала чашечки колен, которые так не нравились женщине в себе. Да, каждая женщина критично относится к своей внешности и находит к чему придраться. Не была исключением и Риан, которая находила массу недостатков у себя, которые пыталась скрасить при помощи одежды. Именно по этой причине она была поначалу так неуверенна в себе, оказываясь обнаженной перед своим любовником или даже мужем. Словно юная девочка,… правда, если рядом с мужем она по-прежнему чувствовала себя зажатой, то с Уоренном она сумела преобразиться и почувствовать не только желанной женщиной, но и уверенной в себе.
Они прибыли к дому мсье и мадам Фабиус в назначенное время. Ну, быть может, все-таки немного задержались в дороге. И уже находясь на пороге дома гостеприимных друзей женщина узнала о том, что Андре поспособствовал знакомству министра со строительным магнатом из далеких Штатов. Ирония судьбы? Тогда же Анна и смогла разгадать ребус, оставленный для нее Уорреном по телефону. Она-то и глазом не успела моргнуть, как оказалась в плену у одной из тех своих подруг, что были вынуждены поддерживать дружеские отношения из-за тесного сотрудничества мужей. В другой жизни, пожалуй, Ани ни за что не общалась бы мило с Франсуазой. Да и сейчас чувствовала дискомфорт от ее фальшивой дружелюбности, что наверняка закончится вместе с сотрудничеством их мужей.
- Здравствуйте, Уоррен, - поприветствовала Анна американца на английском, выслушав тираду мадам Фабиус, а также достойный ответ мужчины, что не стал скрывать факта их знакомства. Возможно, именно по этой причине хозяйка вечера быстро отдала предпочтения кому-то другому? В любом случае, у них с Уорреном появилась возможность перемолвиться несколькими словами, пока Андре не пожелает увидеть жену подле себя.
- Мне стоило догадаться, - тихо произнесла она ему в ответ, тяжко при этом вздохнув. – Я не ожидала этого, но … я прошу тебя, только не выдай нас, - покачала головой Риан, явно боясь поддаться искушению в лице своего любовника, что явно обожал играть с огнем.

платье, только без очков и волосы собраны в более аккуратную прическу

+1

12

Уоррен был хитер и с малых лет воспитывался в семье политиков - по сути дела его отца можно было назвать политиком в прямом смысле этого слова. В свое время он спонсировал администрацию Белого дома, но вовсе не на благо своей страны как легко можно было подумать... о нет, все было далеко не так просто. Все делалось с упором на ближайшее будущее, чтобы любимому сыну ничего не мешало заниматься семейным бизнесом и жить так как ему нравится - а имея поддержку в самых вышестоящих кругах, Уоррен мог себе это позволить. Вот только деловые партнеры и политическая элита в других странах подчас делали глупейшую ошибку, считая Бектэля только лишь успешным бизнесменом, меценатом, но не более того. В какой-то мере Уоррену это было на руку и помогало просчитать действия оппонентов - к примеру, сейчас он прекрасно знал, что никаких деловых переговоров с ним не будет. Французы никогда не затевают подобного на роскошных вечеринках, разве что премьер-министр подойдет к нему перекинутся парой слов? Потом кто-то из его ближайшего окружения (возможно тот же Риан) напомнит мсье Эро о выгодном западном инвесторе, которого якобы можно неплохо подоить во славу Франции и так далее.
Но пока всего этого не произошло, Бектэль как и всегда был свободен делать все что ему вздумается - а в данный момент ему чертовски хотелось подразнить самого себя и пригласить Нэн на танец. Ее кретин-муж умотал к своим коллегам, даже и не подумав уделить внимание жене... и как водится, самые ценные трофеи всегда достаются лишь дерзким и храбрым?
-Ты так вздыхаешь, любовь моя, словно не рада меня видеть, -улыбнулся Уоррен, когда Анна взяла его под руку. -Не волнуйся ни о чем... Андре слишком глуп чтобы заподозрить что-либо. Надо полагать, в данный момент времени он принимает дифирамбы в свой адрес за то что ловко сумел подстроить мне приглашение на этот вечер. Мсье Эро придется еще многому его научить... хотя, черт с ними обоими? Пойдем потанцуем? Наконец-то я слышу нормальную музыку.
Как водится на подобном официальном приеме были "разрешены" лишь классические танцы, вечные на все времена - сейчас как раз играл медленный вальс. Министр иностранных дел не поскупился для своих гостей и нанял живой оркестр, чем несомненно заслужил плюс в карму даже от такого завзятого придиры как Бектэль. Он знал что его дама превосходно танцует и радовался возможности побыть с ней рядом в этот чудесный вечер. С самого момента случайного знакомства вышло так, что им было хорошо вместе не только в постели, но и просто будучи вблизи друг от друга.
-Улыбнись, милая, прошу тебя.., -попросил бизнесмен, ведя Анну по залу под прелестный вальс. -На нас никто не глазеет, все знают что мы знакомы - по меркам остальных гостей, мы не делаем ничего такого. На пару мгновений, закрой глаза и подумай о том как хорошо нам было этой чудесной ночью...
Когда музыка закончилась, Уоррен как и полагалось, поцеловал руку милой Нэн и затем вместе с ней вернулся в фуршетный зал, захватив с подноса пробегавшего мимо официанта два бокала игристого. Оно естественно было самого лучшего качества и превосходного вкуса, так что и здесь придраться было не к чему.
-Я тут подумал о том что ты говорила... насчет поездки в Англию - и мне кажется что это замечательная идея и нам надо бы ее осуществить. Но для этого понадобится подкинуть ее твоему недалекому мужу.., -увидев удивленный и почти испуганный взгляд своей пассии, Бектэль вновь улыбнулся. -Да, моя радость, не все так просто. И чтобы получить что-то стоящее всегда приходится идти на хитрость.
Пройдясь по нескольким залам первого этажа особняка (министр иностранных дел явно был докой в укрывательстве имущества от налогов), Уоррен и Анна оказались в уютной домашней оранжерее. Остальным гостям это помещение почему-то не приглянулось, так что бизнесмен и его возлюбленная получили прекрасную возможность хотя бы несколько минут побыть наедине. Воспользовавшись царившим в оранжерее приятным полумраком, Бектэль не теряя времени даром, притянул к себе любимую Нэн и поцеловал ее - конечно же она пыталась воззвать к его благоразумию, но под напором своего пылкого кавалера сдалась, смотря на опасность быть обнаруженными кем-либо. Они успели отстранится друг от друга и сделать вид, что любуются прелестными бутонами чайных роз, когда в оранжерее появились-таки нежелательные свидетели - и в том числе муженек Анны вместе с хозяйкой дома.
-А я везде вас ищу, мистер Бектэль, -изобразил Риан самую радушную улыбку на которую только был способен. -Моя жена вас еще не утомила разговорами?
-Ну что вы - ваша супруга замечательная собеседница, к тому же мы нашли общую тему для беседы - говорили об Англии, -не менее лучезарно улыбнулся Уоррен. -Эти садовые розы такие же как и в саду моего колледжа... я увидел их и не мог не вспомнить счастливые годы беззаботной юности и учебы в Итоне. А когда госпожа Риан рассказала что вашей дочери сложно дается английский, я подумал что и тут мог бы быть полезным. Старый дом моих родителей сейчас пустует в Вестминстере - я мог бы предоставить его в распоряжение вашей жены, чтобы показать как высоко я ценю ваше дружеское расположение ко моей скромной персоне.
-Не лукавьте, Уоррен, -ответил Риан, взяв Анну за руку и едва не лопаясь от гордости и позволив себе немного напускного благородства. -Если ваша персона скромная, то о своей мне стоит точно помалкивать... И знаете, эта идея с поездкой в Англию просто замечательная - давайте все обсудим за ужином? А сейчас прошу нас извинить, но мы отойдем на пару минут.
Вниманием Бектэля завладела болтливая мадам Фабиус, но все же он успел поймать взгляд Нэн, когда Риан уводил ее - ее глаза были так же грустны как и в день их знакомства...
-Послушай, Ани... моему шефу нужен этот американец. Уж не знаю чем ты сумела его заинтересовать, но продолжай в том же духе, -выдал Андре, после того как вышел вместе с женой в коридор. -Эро говорит, что он чертовски хитрый и скользкий тип, но у него нюх на выгодные вложения и следом за ним обязательно потянутся и другие. Я думаю что тебе стоит принять это приглашение и слетать в Англию на две-три недели вместе с Жюли. Уверен что за это время, мы с шефом придумаем какую приманку следует использовать для этой рыбы...
Если бы Уоррен слышал этот разговор, то наверняка долго бы смеялся, получив лишнее подтверждение предсказуемости как мсье Эро, так и его верного помощника. Ну а пока что он вернулся в богато обставленную столовую, где хозяйка дома усадила его за стол рядом с четой Риан - позже он догадается, по чьей просьбе словоохотливая мадам решила поменять гостевые карточки за столом.

+1

13

Довольно-таки часто, беря в руки историческую книгу, Анна сталкивалась с уже, можно сказать, устоявшимся образом некой дамы, что была замужем, обладала благополучной и ни в чем не нуждающейся, благодаря своему мужу и кормилицу, семьей; у нее были прекрасные образованные дети, а также дом, который попросту служил в некотором роде ширмой от внешнего мира или даже клеткой, из которой запуганная птичка боялась выглянуть. И в один прекрасный момент что-то происходило (в зависимости от автора или эпохи), устоявшаяся жизнь менялась, и главная героиня смотрела на все вещи иначе. Пожалуй, раньше Анна даже удивлялась той смелости героини, что ставила на кон все то, что до сих пор считается в жизни существенным и незыблемым, основой любого общества – свою прекрасную семью и любимых детей. И ведь она не только удивлялась, но и часто осуждала подобную недальновидность. Все-таки в юности ей хорошо вбили в голову тот факт, что на ее хрупких плечиках будет построена семья, забота о которой будет ее миссией в жизни, пока ее мужчина будет занят собственной карьерой и обустройством благополучия семьи. В ее руках должно было находиться так много и ровно с тем – ничего.
И ведь, кто бы мог сказать раньше мадам Риан, что она согласится на подобное приключение?
Конечно, Уоррен был свободен от клятв данных своей жене, но даже они, наверняка, не мешали ему еще при ней находить с кем коротать вечера в далеком Париже или Лондоне, пока она была занята их семьей и выполняла, по сути, те же функции, что и Ани. Однако сама Анна была не свободна и ходила по тонкой грани, словно по острию ножа, о которое могла пораниться из-за любой, даже самой незначительной, неосторожности. Именно по этой причине женщина предпочла отдалиться от Бектэля и провести вечер в кругу тех людей, которых было принято считать своими друзьями. Во лжи и не честности – не важно; но лишь бы только не напороться на острый кончик кинжала, при помощи которого все концы будут обрублены.
Вот только Уоррен не желал играть по честным и скучным правилам. Он предпочитал диктовать всем свои условия, как и правила игры. И на этот раз он постарался на славу, заставив свою любовницу разволноваться. При этом, мужчина даже предположил вслух, что она ему не рада. Как и обозначил их особый вид отношений…
- Это не так, ты же знаешь. Но я все равно не могу отделаться от своего опасения, - покачала Анна головой, желая заверить мужчину в том, что его вывод был не верен. В прочем, он сам это прекрасно знал, но все равно соблазнитель предпочел услышать это из ее уст, пока она цеплялась за его руку и следовала вдоль зала, подобно старым хорошо знакомым людям.
Руки Анны едва заметно дрожали, когда она осторожно осматривала присутствующих в зале гостей. Все они были заняты собственными делами и немало важными разговорами, от которых не собирались отвлекаться, даже ради того, чтобы присмотреться более внимательно к американцу в компании супруги одного видного политика. И, прежде чем согласиться на танец, француженка осмотрела еще раз присутствующих, чтобы лишний раз убедиться в том, что она никому, кроме Бектэля не интересна.
Так, конечно, нельзя было продолжать.
Нельзя было нервничать настолько явно, иначе кто-нибудь рано или поздно заподозрит ее в адюльтере.
И Ани попыталась себя успокоить. Она глубоко вздохнула и выдохнула, позволяя строительному магнату из Штатов вести ее в танце, под который танцевала не одна пара.
- Я была не готова к такому сюрпризу, извини, - примирительно произнесла женщина в ответ на просьбу Уоррена улыбнуться ему. В любом случае, улыбка украсила ее лицо, прежде чем миловидные щеки слегка порозовели, то ли от жары, то ли от воспоминаний о ночи, проведенной вместе.
После этого танца и нескольких глотков шампанского, которое подал Анне строительный магнат, женщина почувствовала себя и уверенней, и спокойней. Без лишних слов она читала желание Бектэля остаться наедине, поэтому и припомнила об оранжерее, к которой и взяла путь Риан, ненадолго задержавшись в фуршетном зале, что гудел от переизбытка разговоров знатных гостей. И именно в этом гуле и потонули слова женщины, когда она снова ощутила, как Уоррен решительно потянул ее из зоны комфорта.
- Может быть, не стоит вмешивать Андре? – испугано произнесла она испугано, но ее испуг навеки утонул в царившем шуме из голосов и музыки. – Может, хоть на этот раз ты расскажешь больше подробностей? – обратилась она к мужчине, прежде чем они дошли до оранжереи, где продолжать этот разговор уже было не просто, в виду того, что Уоррен сразу же приступил к поцелую. И этот поцелуй мог вполне перерасти в нечто большее, чему не было места в данный момент времени в чужой оранжерее и доме.
– Нас могут увидеть, - постаралась отстраниться Анна, ощущая, как близко она находится от обрыва, упав в который, она уже не сможет спасти семью и свою собственную репутацию. – Уоррен... - тихо прошептала она, пока губы любовника ласкали ее шею, а она пыталась держать себя в рамках, пусть даже она сама получила какой-то прилив адреналина и желания, что она едва вовремя отстранилась от Бектэля.
Им ведь снова повезло: еще минутой ранее Андре мог увидеть то, что он не смог бы забыть еще скоро, и вряд ли бы так мило улыбнулся денежному мешку и супруге. Хотя, надо полагать, американца он был более рад видеть; жена все-таки никуда от него не денется.
Анна потеряла дар речи, и болтать снова пришлось Бектэлю. Благо, мужчина не был обделен этим простым умением и не только спас их, но и, по всей видимости, начал воплощать свою задумку относительно Англии в жизнь. Так что, слова о домике в Вестминстере, заставили ее удивленно приподнять брови.
- Мсье Бектэль чересчур щедр – я ему об этом говорила, - только это и сумела произнести Риан, предполагая, что скромность будет ей больше к лицу, чем страх и паника, из-за которых она еще не единожды попадется.
Но, не будем загадывать наперед?
Тем более, Андре почему-то понравилось предложение Уоррена, о чем он и сказал мгновением позже. А немногим позже обратился к жене, дав какие-то явно двусмысленные указания, ответить на которые она попросту не знала как. В прочем, разве у нее был выбор?
- Я постараюсь сделать так, как ты хочешь, - ответила она мужу, прежде чем они подошли к столу, за который и усадить. И, как ни странно, Уоррену досталось местечко рядом с ней – так близко, что стоило только протянуть руку, чтобы положить ее поверх колена мужчины. В прочем, как и ему тоже…
Изыски на столе были превосходными, как и всегда. Все лучшее для лучших, разве нет? Однако долго просидеть Анна все-таки не смогла на месте. Поддерживая разговор со своими собеседниками, ей казалось, что все оценили то, как она смотрит на Уоррена. Или наоборот. Так что, не дождавшись десерта, женщина сбежала в дамскую комнату, чтобы хотя бы освежиться.

+1

14

Порой, можно достичь многого, просто играя на человеческой жадности... или глупости.

Политики... обычно они склонны думать, что являются самыми умными в этом мире и их высокие посты обеспечивают им возможность делать все что захочется. Вообще, отчасти это утверждение правильно, ведь по большей части сильные мира сего именно это и делают, думая прежде всего лишь о собственной выгоде, нежели о благе любимого электората. Уоррен был уверен, что французская политическая элита склонна считать его всего лишь этаким удачливым дельцом (читай - денежным мешком), но не более того... так что грех было не воспользоваться этим.
Пусть Риан думает что почти подловил Бектэля и радуется собственной гениальности - если под эту лавочку, Уоррену удастся увезти Нэн в Англию, он будет только рад и естественно очень выиграет от этого. По этому случаю, можно было даже согласится приехать в Париж уже на деловые переговоры и выслушать все возможные предложения сотрудничества, на которые только были способны мсье Риан и его шеф - а пока что, надо было как-то грамотно подтолкнуть мужа Анны к тому чтобы он ускорил отъезд своей жены.
-Итак, Уоррен... я поговорил с супругой и она приняла ваше более чем щедрое приглашение, -довольно улыбнувшись, выдал Риан, сияя словно новенький пятифранковик. Анна в этот самый момент поспешно сбежала из-за стола, извинившись перед мужем и сообщив что ей нужно освежится. -Она конечно же говорила, что это не совсем удобно... ведь я мало знаком с вами - но я сказал, что ответить отказом на подобный щедрый жест было бы крайним неуважением. К тому же, я очень надеюсь что мы с вами сможем стать добрыми друзьями.
-Не стоит благодарности, Андре - ведь мне этот самый щедрый жест абсолютно ничего не стоит. К тому же избавить даму от возможных неудобств святая обязанность каждого джентльмена, -ответил Уоррен, улыбнувшись. Судя по всему, Нэн удалось сыграть роль этакой послушной жены и по счастью не выдать себя перед кретином-мужем. Увы, но иного определения человеку, решившему использовать свою спутницу жизни ради того чтобы выслужится перед начальством, Бектэль найти не смог. -Я вылетаю в Англию завтра вечером и если хотите, то ваши жена и дочь могут полететь вместе со мной - сегодня же распоряжусь чтобы мой самолет подготовили к вылету.
-Знаете, Уоррен... вы мне сейчас напомнили одного литературного героя, -ответил Риан, продолжая мило улыбаться. -Графа Монте-Кристо, но только в современном варианте - он тоже умел поражать собеседников собственными возможностями. Конечно же я с удовольствием воспользуюсь вашей щедростью и добрым расположением и скажу Анне чтобы она и Жюли завтра же собрались в дорогу. Я давно уже обещал дочери интересные каникулы...
И теперь получил возможность выглядеть этаким добрым папочкой за чужой счет, -подумалось Уоррену, но вслух он подобного естественно не сказал. -Мне лестно это сравнение и оно пожалуй отчасти верно - я тоже люблю пожить в свое удовольствие, как и герой бессмертного произведения Дюма-отца.
Согласно этикету, фуршетная часть приема была самой длинной, но гостям позволялось встать из за стола раньше чем должны были подать десерт, чем и воспользовался Бектэль, отправившись на поиски своей ненаглядной. Ее муженек радовался жизни, болтая с мсье Эро и наверняка радуясь собственной находчивости и сообразительности... чем было грех не воспользоваться. Поднявшись из-за стола, Уоррен прошелся по нескольким комнатам и словно по какому-то наитию, нашел Анну на балконе библиотеки, окна которой выходили на прелестный сад во внутреннем дворике особняка.
-А я уже было подумал, куда ты пропала.., -он улыбнулся, прежде чем подойти к своей возлюбленной и обнять ее со спины - пусть даже всего лишь на пару минут. -Мы выиграли, любовь моя.. и завтра я увезу тебя и Жюли в Англию. По счастью, твой муж способен думать лишь о собственной выгоде - когда он говорил со мной, в его глазах читалось лишь два вожделенных слова: возможное повышение. Так что, завтра как можно скорее собери вещи и свою маленькую принцессу - а я пришлю за вами машину вечером. Признаться, я был уверен в успехе моего коварного плана, но мне не верится, что мы сможем провести вместе так много времени.
После всего сказанного, Уоррен притянул к себе Анну, вновь найдя ее губы своими. Вот только сейчас она не отстранилась, несмотря на то что опасность быть увиденными кем-либо из гостей никуда не делась... и этот поцелуй был по-настоящему особенным и очень нежным и долгим.
-Я готов кормить твоего мужа любыми обещаниями, лишь бы он не передумал отпустить тебя завтра, -улыбнулся Бектэль, ласково коснувшись щеки Анны своей ладонью. -Ты знаешь как сильно я люблю тебя... так что устрою для тебя и Жюли незабываемое путешествие в Англию. А теперь, поцелуй меня еще раз и давай вернемся? Мне надо набраться терпения до завтрашнего вечера...
Они вернулись в комнату где был накрыт фуршет (естественно, не вместе) и продолжили ужин, который был приготовлен на славу. Ну а после, большинство приглашенных гостей разъехалось по домам, благо время было уже достаточно позднее - так что Уоррен направился в Плазу, где и отдал приказ своим людям срочно готовить самолет к вылету. Если все сложится благополучно, то завтрашнюю ночь бизнесмен проведет в объятиях любимой... и если учесть тот факт, что он всегда был баловнем судьбы, то никто уже не мог помешать исполнению его хитрого плана.
Прикурив сигарету и смотря на ночной Париж из окна своего номера, Бектэль достал свой мобильник и набрал сообщение своей любимой. Всего лишь одна ночь - и хотя бы на какое-то время они получат возможность побыть вместе.

Смс

Жду завтрашнего вечера и думаю о тебе. Скучаю и очень люблю тебя.

+1

15

Бесконечные приемы, казалось, могут длиться вечность. Они подобны замкнутому кругу, попадая в который, вырваться уже невозможно. Если тебе не под силу эта жизнь, где все подчиняется определенным правилам и требованиям, остается только одно – плыть за течением и бояться, как бы не задохнуться от быстротечности жизни, что пролетает подобно одному мгновению, пока ты так беспечно ходишь круг за кругом в той обстановке, к которой ты попросту привык, ибо ничего другого уже не замечаешь и попросту не ждешь. Такова уж природа человека, что он быстро подстраивается под определенные обстоятельства и даже к ним привыкает.
Вот только привычка не даст никогда гарантии того, что тебе однажды надоест это хождение по кругу.
И Анна чувствовала, что была близка к этому, как никогда раньше.
Она чувствовала, как уже срывается из пропасти, по краю которой ходила в последнее время, все чаще и чаще рискуя тем, что считала когда-то бесценным. Семейный уют, репутация и благосостояние никогда не были для Риан пустым звуком, и именно они взывали женщину к осторожности, не позволяя оступиться, потеряв все, ради чего она жила.
Все-таки отказаться от того, к чему тебя готовили всю жизнь, оказывается не так просто. И, наверное, будет очень походить на что-то вроде отказа от своей прежней жизни, которую одним размахом пера можно перечеркнуть. Вот только стоило ли оно всех жертв и терпения? Увы, но Анна не знала наверняка, каковой была на вкус та жизнь, что ее она никогда не пробовала на вкус.
В дамской комнате Анна провела не так уж и много времени, ведь она не искала компании или собеседниц, без которых не проходит практически ни один визит женщин, дабы припудрить носик. Так уж повелось, что леди куда чаще заглядывают в комнату уединения и проводят куда больше времени, чем мужчины. Так что, шансов встретиться с кем-то никто не списывал со счетов. Подойдя к умывальнику, женщина оставила возле него свою небольшую сумочку клатч, в которой находилась не только губная помада, освежить цвет которой на губах Анна и торопится, прежде чем намочить руки, но и мобильный телефон. Проверив, нет ли входящих вызовов, Риан вернула свой гаджет на место, прежде чем покинула место своего не продолжительного уединения, дабы не столкнуться кем-то из женщин своего круга. Однако возвращаться в общий зал она не торопилась.
В этом доме Анне уже доводилось бывать не один раз. Именно поэтому она только ускользнула от внимательного взора знакомых, проникнув в уединенный балкон библиотеки, где как раз были открыты двери. И именно здесь ее разыскал Уоррен, словно бы она оставила ему условный знак или послание еще за столом. Хотя кого-кого, а его она была всегда рада видеть и чувствовать его присутствие в частности.
- Мне хотелось немного побыть вдали от этой шумной и веселой толпы знакомых, - слабо улыбнувшись словам Бектэля, ответила женщина. Он, конечно, не мог видеть то выражение лица, с которым она приняла его объятия, прикрыв глаза на мгновение, но и должен был ощутить, как она трепетно к ним относилась. Вот только последующие новости ошарашили мадам Риан, от чего она вздрогнула в объятиях строительного магната, к которому и повернулась лицом, как только он высказал главные причины их победы. – Ты уверен, что он ничего не заподозрил, милый? – тихо с опаской спросила она, прежде чем американец снова решил устроить испытание для ее губной помады, на которое Анна и не обратила внимания, полностью отдавшись волне страсти, что нахлынула на них обоих.
- Одними обещаниями ты не обойдешь, Уоррен, - после поцелуя, покачала головой женщина, желая предупредить своего избранника в опасности их пути. Вот только, матерого волка строительного бизнеса ничто не остановит, если он решил уже испытать свою удачу?
- Я буду надеяться, что все пройдет гладко, - только и ответила Анна, прежде чем коротко коснуться губ мужчины своими, а уже тогда направиться обратно в зал, где на нее ждали гости. Именно там же Андре и поспешил обрадовать супругу «внезапными» планами относительно поездки в Англию, а когда Уоррен снова вернулся в зал, мадам оставалось только сохранять благоразумное спокойствие и надеяться, что это не какой-нибудь сон.
- Значит, мы в Англии проведем несколько недель? – спросила уже сонным голосом Жюли, когда услышала от своего отца новость о том, что завтра она едет вместе с матерью и каким-то важным дядькой в столицу Англии, о которой была уже наслышана. И, в действительности, юная дочь четы Риан очень порадовалась тому, что так быстро обещание матери стало явью.
- Мы посмотрим, как пойдет дело, а там уже … - женщина не договорила, когда Андре прервал свою супругу на полуслове.
- Побудешь столько, сколько нужно – главное, слушай маму и не капризничай. Хорошо? – на эти слова Анна только тяжело вздохнула, ведь Жульетт была совсем не капризным ребенком. Однако тому мужчине, для которого существовала одна лишь работа – это было не известно.
«Я уже начала собирать свои вещи», - ответила Риан на сообщение Уоррена, которое получила этим же вечером. «Мы можем встретиться утром на моей квартире, если хочешь,» - написала она несколькими минутами погодя, решив, что не выдержит весь день дома. К тому же, для пущей правдоподобности все же стоило проверить, как там трубы и краны поживают.

+1

16

С удовольствием растянувшись на огромной и весьма удобной постели, Уоррен улыбнулся, получив соообщение Анны и сразу же отправил свой ответ. Естественно, он бы и не подумал отказываться от приятной встречи с возлюбленной, что несомненно должно было облегчить долгое ожидание вечернего вылета в Великобританию. Ну а там уже можно будет позабыть про мсье Риана и его высокопоставленных друзей... а еще конечно же познакомить милую Нэн с еще одним своим дорогим и близким человеком - любимым младшим сыном. Правда в этом случае, в лондонском филиале наверняка начнется очередной кавардак, ведь большинство подчиненных Уоррена считало что строгий шеф не может приехать просто так. Если уж его сподобило пересечь океан, то обязательно с какой-нибудь коварной и неожиданной инспекцией - впрочем, это было не так уж и плохо? Получив работу в "Бектэль Корп." определенно уже не расслабишься и это Уоррен знал по себе... ведь начав работать еще при своем отце, он вынужден был вертется как белка в колесе, оправдывая надежды и чаяния своего родителя. И только благодаря фамильному уже упрямству умудрялся разрываться на несколько дел сразу и доказывать что может быть способным руководителем - вначале экономического отдела, позже всей компании.
Подбив под своей головой подушку, чтобы удобнее было лежать, Уоррен прикрыл глаза, вспоминая давнее прошлое. Годы учебы, так же  больше похожие на постоянное сражение с самим собой и однокашниками. Это только в кино, частные школы-пансионаты показаны с самой лучшей стороны: в действительности же, их оборотная сторона была намного интереснее любого драматического фильма. Начать хотя бы с того, что британская образовательная система элитных колледжей всегда старалась уравнять воспитанников в правах - так что титулы родителей и их деньги в том же старом добром Итоне, не имели абсолютно никакого значения и отпрыску королевской семьи вполне могли бы настучать по голове товарищи по ученью. Уоррен видел многих людей, попросту не выдерживавших подобного... но сам, опять же, был слишком упрям чтобы позволить себе пожаловаться отцу и матери или попросится домой. В результате, Итон был побежден и молодой американец очень быстро превратился в истинно британского джентльмена с изысканными манерами. Мало кто из его английских друзей верил, что Уоррен был родом из Сан-Франциско - большинство считало его истинным лондонцем, учитывая тот факт, что родители будущего строительного магната были в прекрасных отношениях с правящим семейством. За весьма активный вклад в развитие экономики Соединенного Королевства, отец Уоррена вполне мог бы удостоится звания командора... если бы был англичанином по рождению.
Но... все это уже совершенно ненужная лирика?
Заставив себя подняться с удобной постели, Бектэль направился в ванную и после недолгого вечернего моциона, отправился на боковую. Завтра ему надо встать пораньше, для того чтобы успеть встретится с Нэн - ну а после, он увезет ее из Франции, туда где никто не помешает им хотя бы некоторое время побыть вместе.
Итак, проснувшись поутру и успев заказать себе хороший английский завтрак, Уоррен отправился на хорошо знакомый бульвар и поднялся в квартиру Анны. И почему-то, в этот самый момент ему вспомнилась самая первая встреча наедине с любимой - тогда Нэн еще боялась дать волю собственным чувствам и до самого последнего момента убеждала себя, что не может и не должна принимать ухаживаний чересчур пылкого американца. Вот только в некоторых случаях, наши желания порой оказываются намного сильнее нас самих?
Он вновь подошел к балкону и открыл его, чтобы иметь возможность прикурить очередную сигарету - пока еще самую первую за этот длинный и наверняка богатый на различные события день. Прислонившись плечом к косяку балконной двери, посмотрел на улицу, дожидаясь момента когда наконец-то появится хорошо знакомая машина... после этого, останется лишь с замиранием сердца подождать всего лишь пять минут, прежде чем Нэн окажется рядом.
И тогда уже можно будет смело позабыть обо всем на свете... особенно в свете того, что совсем скоро не придется считать каждую драгоценную минуту наедине.

+1

17

Если тебе приходится врать, то будь любезен врать правдоподобно. Да так, чтобы никто не мог докопаться до истины, которую скрываешь за этой самой правдой. Это истина жизни, одно из её негласных правил, без которых не обойтись тем, кто решил сыграть в свою собственную игру. Ведь сколько глупцов пало жертвой лжи и неправды по сущей невнимательности? Запутавшись однажды в паутине собственной лжи, все-таки было так не просто освободиться от неё или вовсе отыскать верный путь, что будет менее опасным оного, и сохранить свою шкуру целой. В прочем, далеко не всегда была необходимость придерживаться одной прямой и верной дороги правды. И то устоит перед соблазном маневрировать и сходить по извилистой тропинке лжи хоть однажды? Что же, оказавшись снова перед выбором, Анна прекрасно понимала, что ей незачем было искушать судьбу. Ещё вчера на приеме женщина могла несколько раз точно (по её личным наблюдениям) попасться на адюльтере, вызвав совершенно ненужный резонанс в обществе, что так было падко на интересные истории чужих семейных драм. Тем не менее, она знала также и тот факт, что может себе позволить маленькую слабость, прежде чем самолет Уоррена не поднимется в небо, увозя их на несколько дней или недель в чопорный Лондон, который мадам Риан уже давно надеялась показать своей любимой дочери. К тому же, за те несколько дней, которые Бектэль провел в столице Франции, они еще ни разу не завтракали вместе. А ведь в Лондоне француженка не сможет порадовать себя и своего тайного кавалера типично французским завтраком с круасанами и кофе, поэтому назначая утреннее свидание мужчине, Ани надеялась на то, что он останется доволен ее задумкой.
Естественно, уже с самого утра, дом Рианов погряз в хаос из-за сборов двух мадам. Жюли беспокоилась, все ли необходимое взяла для поездки, тогда как Анна быстро проверяла, ничего ли с вечера не забыла. Сделав несколько звонков репетиторам дочери, у которых были назначены дополнительные занятия на этой и следующей неделе, чтобы отменить их, женщина начала сбираться для встречи с Уорреном, что должен был дожидаться её прихода на квартиру.
- Ты куда-то собралась? – выйдя из своего кабинета, Андре справился о том, куда собралась идти его супруга.
- Хочу съездить на квартиру, чтобы проверить, все ли в порядке после того инцидентом с краном, - постаралась объяснить свое решение Анна, выдав благоверному именно то, что придумала еще с самого вечера, когда собралась писать сообщение любовнику перед сном.
- Подвезти? – внезапно предложил Андре и этого, признаться честно, она не ожидала от супруга.
- Нет, не нужно, - стараясь не нервничать, ответила она. – Хочу еще приобрести кое-что для поездки, - добавила она, на что Риан проговорил нечто вроде «ох уж эти женщины…». Что именно вкладывал в это высказывание Андре, она не знала, но не стала искушать судьбу и, взяв сумочку, направилась на выход из квартиры, из которой ей предстояло сбежать, словно из клетки. Будто бы и не эта квартира была для неё уютным домом.
А ведь и не была. В ней не чувствовалось н капли уюта, несмотря на то, что все для этого было предусмотрено: мебель, обстановка внутри каждой комнаты и цвета, гармонично подобранные для того, чтобы подчеркнуть, и ввести в заблуждение о том, как много хороших минут провела чета в этих стенах. Их ведь было так мало! Да и даже сказать наверняка, видели ли стены этой квартиры истинное счастье Анны, женщина не бралась говорить с уверенностью.
Дорога правды, пусть и не была так привлекательна для путников, как извилистая тропинка лжи, все-таки заставляла Анну чувствовать порой угрызения совести. Она ведь не любила врать. Да и что за жизнь у нее такая? Так было и сейчас, когда она оказалась за рулем своего автомобиля, задумалась на мгновение: а что ждет её дальше? Будет ли она дальше преследовать призрачное счастье и защищать то, что никогда не имело ценности для нее. В прочем, знать ответы на подобные вопросы наверняка никогда не приходилось, а о некоторых вещах все же предпочтительней будет не знать наперед – никогда не знаешь, где споткнется твоя нога. В противном случае, наверняка постелил бы себе перину под ноги?
Тем не менее, дорога до бульвара не затянулась дольше обычного. Анна сделала только одну остановку по дороге с елью приобрести любимых и свежих круасанов, с которыми она и вышла из своего автомобиля, легко заприметив знакомую фигуру американца на балконе, что курил свою очередную сигарету. Улыбнувшись Бектэлю, Анна подалась в дом, чтобы уже спустя менее пяти минут оказаться в пределах любимого пространства, где даже было дышать легче. Что уже говорить о настроении, которое сразу же повышалось, едва только она приближалась к своему соблазнителю, однажды взявшего её за руку, чтобы продемонстрировать, насколько приятными бывают заказанные дороги.
- Доброе утро, - мягко поприветствовала мужчину, оставив круасаны на столе. – Надеюсь, ты еще не завтракал? Мне хотелось угостить тебя завтраком, ведь мы вдвоем еще не пили утренний кофе с круасанами. В прошлый раз мне понравилось, когда мы это делали, - тихо добавила женщина, ощутив небольшое смущение. Она так редко говорила о том, что ей нравится…

Отредактировано Anne Ryan (2016-08-30 21:50:34)

+1

18

Уоррен с самого детства был воспитан так, что никогда не упускал подходящего момента и хорошего шанса добится чего-либо - неважно, был ли то бизнес или его очередное любовное приключение. Жалеть соперников и конкурентов он не привык... особенно таких как Андре Риан, считавших что жена все равно что очередная красивая безделушка, украшающая интерьер гостиной. Родившись в семье политиков, Бектэль хорошо знал, что большая игра может означать для некоторых людей... и пожалуй, мсье Риана по-своему можно было понять? Власть подобна наркотику и чем больше имеешь, тем больше хочется и так по нарастающей. Родные и близкие при этом в расчет не идут, что и доказал совсем недавно Риан, когда очень охотно отпустил Анну в поездку с совершенно незнакомым ему человеком. На счастье Уоррена, Андре давно уже забыл, что его жена красивая женщина, которой естественно хочется внимания и поддержки, а не холодного светского "общения" и этакой плохой игры при хорошей мине на людях...
Ведь именно это и позволило Бектэлю завоевать Анну год назад?
Еще только увидев Нэн, строительный магнат понял что она совершенно особенная - нежная, милая, добрая и очень ранимая. Однако, при этом, у Анны был поистине стальной характер - она крайне редко жаловалась и позволила чувствам взять над собой верх лишь в тот самый вечер праздника по случаю победы Олланда на президентских выборах. В тот самый момент совпало абсолютно все - время, пространство и место встречи, оправдывая меткое выражение, говорящее о том, что порой дары капризной судьбы могут найти человека совершенно неожиданно.
Подумав обо всем вышеизложенном, Уоррен наконец-то дождался появления хорошо знакомого автомобиля и улыбнулся, прежде чем уйти с балкона встречать свою ненаглядную.
-Я примчался сразу как только проснулся, -ответил Бектэль, когда Анна появилась в квартире. -Уже позавтракал, но не откажусь от круассанов и кофе - и в Лондоне у нас будет прекрасная возможность завтракать вместе каждый день. По правде говоря, я и мечтать об этом не мог...
Не тратя времени даром, Уоррен сделал пару шагов, оказавшись на предельно близком и опасном расстоянии от любимой Нэн. Вчера из-за приема им так и не удалось побыть наедине... только лишь украсть для себя несколько минут, пока гости вечеринки были заняты светской болтовней. Но... ради того чтобы хитростью заполучить возможность увезти Анну, можно было пожертвовать одним днем?
-...и мне до сих пор не верится, что мы наконец уедем вместе, -он произнес эти слова уже немного тише - прежде чем вновь найти губы Нэн своими. -Время что я провожу вдали от тебя, кажется мне глупо и безвозвратно потерянным... я люблю тебя с момента нашей самой первой встречи и хочу быть только с тобой.
Увы, но завтраку купленному Анной суждено было остыть на столе - потому как после первых нетерпеливых поцелуев, двое пылких влюбленных позволили себе совершенно забыться в объятиях друг друга в очередной раз. Причем настолько, что после Анне пришлось буквально мчаться домой, чтобы Андре ничего не заподозрил. Позволив своей возлюбленной сбежать, Уоррен позвонил своему шоферу и приказал ему ехать к дому Рианов, чтобы забрать Нэн и Жюли и привезти их в аэропорт Шарля де Голля. Бизнесмен предполагал, что Риан не станет провожать жену и дочку, придумав для себя очередную деловую отмазку, как делал всегда... что было весьма на руку Уоррену. Забрав свои вещи и выехав из Плазы, Бектэль быстро добрался до аэропорта и после соблюдения всех формальностей, прошел к ангару, в котором готовили к взлету его самолет. Именно туда после прохождения паспортного контроля, Джерри и должен был привезти Анну и Жюли.
-Я надеюсь, плохая погода нам сегодня не грозит? -поинтересовался строительный магнат, поднявшись на борт своего самолета и поздоровавшись с экипажем. -Мне хотелось бы прилететь в Лондон к вечеру.
-Пока что метеосводка хорошая, сэр, -ответил один из пилотов. -Только к ночи обещают дождь, но к этому времени мы уже будем в Хитроу.
-Постучите по дереву, -улыбнулся Бектэль, -Мне бы хотелось доставить моих гостей в Англию как можно быстрее.
Прихватив пачку сигарет и зажигалку, он спустился по трапу, но в последний момент вспомнил что на взлетной полосе нельзя курить и едва не чертыхнулся. Предстояло целых два, а то и больше, часа без никотина в полете - а если учесть, что Уоррен не так давно сократил собственное потребление сигарет, то это было тем еще достижением. Вообще, в идеале, личный врач бизнесмена настаивал на том чтобы пациент совершенно попрощался с плохой привычкой, но пока что это было недостижимо.
От всех мыслей по поводу курения, Уоррена отвлек взятый напрокат черный "порше", подъехавший к ангару, который Джеральду еще предстояло вернуть сотруднику фирмы, предоставлявшей подобные услуги. Бектэль направился навстречу Анне и Жюли, пока его люди быстро и оперативно занялись багажом обеих леди и занесли его в самолет.
-Позвольте поприветствовать вас на борту - очень рад, что мы совершим путешествие до туманного Альбиона вместе, -приветливо улыбнулся Уоррен и затем обратился к Жюли. -А с вами я еще кажется не знаком, мадемуазель? Обещаю, что вам очень понравится в Лондоне и совершенно не захочется уезжать.
-Я очень рада познакомится с вами, мсье Бектэль, -как и полагалось хорошо воспитанной девочке, ответила Жюли. -Большое спасибо за ваше щедрое приглашение... и мне очень давно хотелось побывать в Лондоне, но у папы постоянно не было времени отвезти нас туда. Он только обещает, а исполнить обещание у него обычно не удается.
-Зато теперь ваше желание наконец-то исполнится... и давайте обойдемся без ненужного официоза? Просто Уоррен, без каких-либо мистеров или мсье, -произнес Бектэль. -Пока мой водитель сдает машину, давайте я провожу вас на борт?
-Я еще никогда не летала одна... ну в смысле не на рейсе, где обычно собирается много людей, -хихикнула Жюли, сделав пару шагов к трапу. -Пойду займу самое лучшее место возле окна!
Едва только девочка поднялась по трапу, Уоррен притянул к себе Анну и нежно коснулся губами ее щеки.
-Твоя дочь чудесная - очень милая и так похожа на тебя, -тихо сказал мужчина, обнимая свою возлюбленную. -И что-то мне подсказывает, что Андре уже не в первый раз не сдерживает свое слово по отношению к ней? Пора бы уже сломать эту нехорошую во всех отношениях систему.

Отредактировано Warren Bechtel (2016-08-22 00:17:37)

+1

19

Завтрак – это не обычный прием пищи, который дает определенный запас энергии на весь день. Для таких людей, как Анна, склонных к небольшой толике сентиментализма, завтрак был сродни какому-то особенному ритуалу, устраивать который она так стремилась для своего любимого мужчины. Закройте глаза и представьте себе прекрасную картину полусонного города, жители которого неторопливо покидают свои жилища, чтобы ринуться в потоке тружеников к месту своей учебы или работы. В это же время в пределах квартиры на Бульваре дю Пале, царствует своя собственная атмосфера, которую не может нарушить ни жара, проникавшая вовнутрь квартиры через открытое окно, ни осенне-весенняя прохлада, за которой охота наблюдать только через закрытые окна, пока дождик тихо стучится в них. Практически отсутствующая одежда стирает грани отличия и социального статуса, упрощая жизнь двум влюбленным хоть на какое-то короткое время, которое они коротают в обществе друг друга и без каких-либо свидетелей. В этот час и мгновение не было ни строительного магната, ни жены переменно успешного политика, а лишь мужчина и женщина, хватавшие свою птицу счастья за хвост.
Или, по крайней мере, пытающиеся ухватить ее за длинный хвост, прежде чем она упорхнет от них в далекие дали…
Таким простым и сентиментальным было желание Анны, о котором она и рассказала своему любовнику. В прошлый раз, когда они с Уорреном встречались на ее квартире, женщина не успела позаботиться о своем особенном желании, ведь была несколько взбудоражена собственной смелостью и изобретательностью, когда решилась солгать супругу о причине своего позднего ухода. Она нервничала и боялась оступиться, попасться на горячем, а потому умчалась домой задолго до открытия любимого кафетерия, в котором и покупала обычно кофе на вынос вместе с ароматными круассанами. Но сегодня она преуспела в своей попытке устроить этим утром все именно так, как ей этого хотелось.
Она улыбается Уоррену, неуверенно закусив губу, пока мужчина говорит о тех возможностях, которые рисовало для них будущее уже сейчас. Вот только … то будет Лондон, а не любимый Париж, от чего Ани тихо вздыхает, прежде чем подойдет ближе к Бектэлю.
Хотя, бывает ли в этом мире что-нибудь перфекционного идеальным?
Вручив свои пакеты с завтраком, француженка тянется за долгожданным поцелуем своего любовника, получая удовольствием, не только от его прикосновения, но и слов, что приятно щекочут слух, от чего по телу идет приятная дрожь нетерпеливого ожидания.
- Я мечтаю проводить с тобой каждое утро, - тихо шепчет Анна, пока ладонь Уоррена скользит по ее спине вверх. Раньше она не часто говорила о своих желаниях, что касались того будущего, в котором находился целый кладезь выполненных желаний и надежд. – Я хочу пить с тобой кофе в постели и сорить там крошками от круасанов, пока за окном слышно, как просыпается город, - нежно улыбается она, наклонив голову на бок, тем самым подставляя для поцелуев свою шею. О чем-то похожем она недавно писала в новой части своего романа, который вряд ли увидит мир хоть когда-нибудь. Чуть позже, буквально за несколько мгновений, ее платье упадет к их ногам, обнажая сокрытую под ним плоть, после чего тела двух пылких любовников сольются воедино…
Перед неуемным желанием ничто не устоит. Даже такое простое и наивное желание совместного завтрака, не может устоять перед страстным единением мужчины и женщины, которым приходилось провести так много дней врозь: короткая встреча утром может и не браться в расчет, или выступить в сравнении подобной капле в море, объять которое понадобится что-то большее. Завтрак все-таки не состоялся, но Ани не была расстроена.
Ей снова приходилось бежать и наспех собираться, чтобы муж не заподозрил измену под самым его носом. Ведь уже вечером пташка должна была покинуть свою золотую клетку, пусть даже ей и грозило неизбежное возвращение туда спустя неделю или две максимум.
У Андре нашлись тем вечером свои дела, поэтому супруги простились дома. Возможно, у политика и была любовница, помимо работы, которой он единой был предан, но Анне было все равно. Ей было безразлично, встречается ее муж с политиками, друзьями или женщинами, когда она сама летела вместе с любовником в чопорный Лондон. И этот полет имел куда большее значение, нежели все остальное на свете, возможно, не менее важное.
Это прощание не отняло больше пяти минут, словно бы прощались не муж и жена, а пара хороших соседей по постели и квартире. Жюли подарила отцу сдержанный поцелуй в щеку, после чего с нетерпением вертелась под дверью, дожидаясь, когда же за ними приедет заказанная машина, на которой они и доехали до аэропорта.
- Добрый вечер, - обратилась Жюли первой к Уоррену, как и годилось воспитанной мадемуазель приветствовать старшего и уважаемого человека.
- Уоррен, как прошел день? – дежурная фраза, за которой Ани скрывает свое неподдельное любопытство и интерес. Обнажать перед дочерью вот так запросто тайную связь с посторонним мужчиной, она не стремилась, пусть даже и понимала, как опасно бывает находиться рядом с Бектэлем возле внимательной дочери, что подмечает без труда любые мелочи. – Мы тоже этому рады, - выслушав американца, Анна осторожно ответила ему, посмотрев на дочь, стоявшую поблизости. К ней как раз и обратился Уоррен. За этим француженка и наблюдала определенное время, пока они не должны были подняться на борт самолета.
- Это все говорят, - усмехнувшись, ответила Риан, попав в руки своего коварного соблазнителя, пока они поднимались по трапу. – Давай не будем говорить об Андре? – предложила она, и знала, что Бектэль не сможет отказать ей. -  Есть только ты и я, и Жюли… хочу провести беззаботное время с самыми дорогими мне людьми, - добавила Хани, скрепив слова улыбкой и нежным поцелуем, у которого могло найтись куда больше свидетелей, чем любое другое.

+1

20

-Ты права, любимая... к черту его. Я хочу чтобы эта поездка была для тебя и Жюли незабываемой, так что на ближайшее время забудем о твоем муже, -согласно кивнул Бектэль, подав Анне руку. -Идем на борт? Как только вернется мой водитель, мы сразу же вылетим в Лондон. Мне просто не верится что у нас наконец-то будет отличная возможность побыть вместе, без каких-либо преград.
Поднявшись на борт лайнера и усевшись в удобное кресло рядом с милой Нэн, Уоррен улыбнулся, наблюдая за довольной Жюльетт - девочка с любопытством осматривалась и судя по всему ей было немного непривычно? Оно и понятно, ведь раньше она никогда еще не летала на рейсах, где не было великого множества пассажиров... и в данный момент времени, Жюли очень напомнила строительному магнату его единственную дочь. Когда Элизабет была в таком же возрасте, ей тоже очень нравилось летать вместе с родителями и братьями в Париж или Канны, столь любимые ее отцом. И тогда было еще очень далеко до той размолвки в результате которой Уоррен почти потерял свою любимую дочь - во всяком случае, он прекрасно знал, что она до сих пор не простила ему тех неприятных разговоров, что имели место быть в Бостоне.
-А вы всегда летаете один? -хихикнула тем временем Жюльетт, заставив тем самым Уоррена отвлечься от его невеселых размышлений. -Папа сказал, что мы будем жить в вашем доме в Лондоне... знаете, мне почему-то кажется, что он будет похож на поместье из английских фильмов.
-Я просто давно уже к этому привык. А что касается моего дома - даже не знаю, можно ли назвать этот его поместьем.., -улыбнулся строительный магнат. -Он принадлежал моим родителям и был построен уже после войны - так что слишком старым его не назовешь. Это удобный и добротный английский дом, правда без сада, потому как находится в центре города... но если тебе вдруг захочется посмотреть на настоящую старину, мы можем поехать за город. Вместо загородного дома, мой отец приобрел особняк эпохи регентства, вместе со значительным земельным наделом - там есть и традиционный английский сад и пруд... так что я уверен, что тебе и твоей маме там очень понравится. И я надеюсь, что Томми найдет время чтобы к нас присоединится.
-Томми? -удивленно переспросила Жюли.
-Мой младший сын, -объяснил Уоррен и тут наконец-то настала пора пристегнутся, потому как Джерри наконец-то вернулся и было получено разрешение на взлет. -Ему давно уже пора отдохнуть от работы и немного развеяться... его мать совсем недавно очень тяжело болела.
Вырулив из ангара на взлетную полосу, самолет после недолгого разбега благополучно оторвался от земли и набрав нужную высоту, взял курс на туманный Альбион. Где-то десять минут спустя, Уоррену и его гостям подали превосходный полдник-ланчион, который мог бы сделать честь любому изысканному французскому ресторану и особенно понравился Жюльетт. Пожалуй, этой милой девочке до сих пор не верилось, что она наконец-то едет в интересное путешествие вместе с любимой мамой... ведь раньше, отец находил тысячу причин, чтобы не отпускать их. То у него важный ужин, на котором обязательно должна присутствовать Анна, то что-то еще... и ему было совершенно все равно, что у его жены и дочери были и свои желания и мечты.
-Итак... наше путешествие будет недолгим и приятным, если конечно погода в Лондоне не испортится, -произнес Уоррен, улыбнувшись своей милой Нэн. -Так что после перелета, мы немного передохнем и затем можем пойти прогуляться по городу. Что бы тебе хотелось посмотреть в первую очередь, Жюли?
-Я даже не знаю... быть может Вестминстерское аббатство? -Жюльетт немного задумалась, вспоминая все что читала о столице Великобритании и ее достопримечательностях. -Или тот знаменитый мост через Темзу...
-Букингемский дворец, быть может? -предложил Бектэль, хитро посмотрев на дочку своей пассии. -Я позвоню принцу Эндрю и возможно он сумеет устроить нам занимательную экскурсию, если конечно не занят и не уехал из города.
-Настоящему принцу? -Жюли снова хихикнула, переведя взгляд на Анну. -Мой папа рассказывал что был на официальном обеде в Букингемском дворце, когда ездил в Лондон вместе с французской делегацией. Он видел королеву...
-Герцог Йоркский ее средний сын и мой давний друг, -объяснил Уоррен. -Я не обещаю тебе встречу с Ее Величеством, милая Жюли - не будем забывать что она дама занятая, а я не хотел бы злоупотреблять ее хорошим отношением к моей семье. Но думаю что на небольшую экскурсию в Букингемском дворце мы можем рассчитывать.
-Это было бы здорово... но давайте начнем с аббатства? Мне тоже не хотелось бы злоупотреблять вашей добротой.., -добавила Жюльетт, подумав о том, что американский друг ее родителей итак был более чем щедр, пригласив их остановится в своем доме.
После мягкой посадки в Хитроу, Бектэль повез двоих сопровождавших его прекрасных дам в тот самый особняк о котором рассказывал во время перелета. Подумать только... а ведь в годы учебы Уоррен просто терпеть не мог этот дом и пожить в нем ему почти не удавалось - родители считали, что для их сына будет лучше больше проводить времени в частной школе. Не в последний момент из-за этого, Уоррен предоставил своим детям возможность выбирать где и как учиться в Штатах и никогда в жизни не отправил бы ни одного из них в частную школу-пансион. К примеру, Томми учился в хорошей и дорогой школе в Лондоне, не разлучаясь при этом с Мелиссой и получил такое же прекрасное классическое образование как и сам Уоррен.
-Добро пожаловать домой, сэр, -поприветствовала Бектэля и его гостей Эллен - экономка и домоправительница лондонского дома строительного магната. -Ваши комнаты готовы и обед будет подан как всегда в четыре часа.
-Благодарю вас, -кивнул Уоррен и затем обернулся к Жюли. -Ну что, юная леди, выбирайте себе самую лучшую комнату? Надеюсь, что внутреннее убранство моего дома не покажется вам слишком мрачным - у меня не поднялась рука заменить добротный английский дуб на столь модный теперь хай-тек.
После того как Жюли в сопровождении одной из горничных, направилась на второй этаж немного осмотреться, а Эллен дала команду прислуге занести вещи хозяина и его гостей, Бектэль обнял Анну, пользуясь тем что их оставили наедине в гостиной.
-Тебе здесь нравится, любимая? Мне бы очень хотелось, чтобы ты и Жюли чувствовали себя как дома... давай немного отдохнем с дороги и потом повезем твою милую непоседу прогуляться по городу, как я и обещал?

Отредактировано Warren Bechtel (2016-09-08 19:32:18)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » guilty pleasures