Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » after death


after death

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

квартира Декстера Кортес | 22 мая 2016 г. | 10:00 AM

Dexter Cortes, Philipp Castaldi
http://1.bp.blogspot.com/-e3ZcSwljH0U/VZ3zZiUg67I/AAAAAAAAAcg/qYD_K-iDQM0/s1600/44.gif https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/97/f7/4b/97f74b1ffd332e1bd15a4d1806d6956a.jpg

Филипп приходит к хорошему другу Декстеру с делом, не терпящим отлагательств - он стал главным подозреваемым по делу об убийстве отца.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-07-24 09:28:23)

+1

2

Кастальди никогда не был человеком, который рисковал по-настоящему попасть в тюрьму за конкретные дела. Когда-то он был связан с мафией, продавал краденое, но он всегда был в этом деле так умен и аккуратен, что не сомневался, что ничего ему за это не будет. Но сейчас перед Филиппом стояла прямая угроза - вчера его отец был убит после их яростной ссоры, которую мужчина помнил очень плохо ввиду того, что у него случился какой-то яростный припадок. Это могло сослужить плохую службу ему самому в его показаниях - например, если они что-то разбили, и гувернантка Роза это слышала, а Филипп этого не упомянет - все, пиши пропало. Да и вообще ему нужно было описать ссору в деталях в своих показаниях. А какие детали, если у него в голове ничего нет? А при этом нужно еще и быть убедительным, ведь ни в коем случае нельзя сознаться в том, что обстоятельства ссоры он забыл по причине своей периодической неадекватности. Филипп был уверен - он не убивал, это все, что ему было известно. Но для оправданий у него не было доказательств даже для себя...
Кастальди мг похвастаться тем, что у него достаточно хороших, надежных друзей, которым мужчина мог по-настоящему довериться. Филипп и сам был из тех, кто придет на помощь, если это действительно нужно, в любое время суток и как бы он ни был занят сам. Одним из его друзей, к счастью, был Декстер Кортес. Декстер был не только хорошим товарищем Кастальди, но и профессиональным юристом, поэтому Филипп пришел к нему больше за профессиональной помощью, нежели за поддержкой и соболезнованием.
Он позвонил в 9 утра в воскресенье - не вчера ночью только потому, что со всеми этими ужасными делами освободился только к часу ночи, поэтому разговор мог подождать до утра, но не слишком позднего. И, видимо, Декстер сразу понял по его голосу, что что-то случилось и пригласил его домой без лишних разговоров.
Все утро Филипп делал все на автомате - сам не понял, как за своими мыслями умылся, оделся, закинул в рот пару печенюшек, забыв заварить чай и запив все клюквенным морсом, чувствуя сухость во рту. Так же на автомате он доехал на автомобиле до дома Кортеса, хотя спокойно мог быть дойти пешком - Декстер тоже жил в центре, и он бы не потратил много времени.
Зайдя в квартиру и пожав руку немного недоумевающему Декстеру, Кастальди сразу начал с неприятной новости:
- Доброе утро, Декстер. Прости, что сегодня заявился так рано, но не срочно нужна твоя помощь. Вчера у меня был убит отец.
Словно бы пресекая все ненужные сейчас слова соболезнования, Кастальди поднял вверх правую руку, развернув ладонь к Декстеру, и продолжил говорить, так и стоя практически на пороге квартиры, как будто бы еще куда-то торопясь:
- Мне нужна твоя помощь, как юриста. Ты знаешь, я закончил экономическое, но вся эта правовая хрень, которую нам иногда вбивали в головы, из моей уже благополучно вышла, потому что моими делами в этом плане всегда кто-то занимался. Но сейчас мне нужна помощь человека, на которого я могу положиться не на сто - на двести процентов. Ты сам знаешь, я обращаюсь к тебе по такому поводу в первый раз. Если тебе нужно денежное вознаграждение, я готов отдать очень много денег. Если я тебя этим вдруг обижу - извини...
Он перевел дыхание.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-07-22 18:56:17)

+1

3

На календаре в красном квадрате отмечено двадцать второе число, день недели - воскресенье. Декстер специально выделил именно его, - время, когда он может спокойно посидеть с сыном, притащить ему воздушного попкорна, политым карамельным соусом, и завалиться на кровать, чтобы поиграть в приставку. С последними событиями Кортесу приходилось уделять больше внимания сыну. В апреле случилось несчастье, ребенок перенес операцию на ногу и сейчас передвигался с помощью коляски. Что он мог чувствовать в этот самый момент, когда узнал, что сыну придется испытать все тридцать три несчастья на себе? Он даже не хочет вспоминать те дни, полные ужаса и страха за младшего Кортеса. Тогда он не знал, куда себя деть. Не находил места и от того ушел полностью в себя. Ему помогала работа, много работы, все эти бумаги, с которыми ему приходилось иметь дело, - все это заставило его отключить так называемые чувства. Переживания, боль и страх.
Сейчас дела шли намного лучше. Не идеально, конечно, но не все потеряно. Мальчишка со всем справлялся с улыбкой на устах, от него никто из родителей не услышал жалобы на свое самочувствие. В свои одиннадцать лет Аарон обладал стойкой выдержкой. Любой взрослый человек начал бы чахнуть, сидя дома и наблюдая за другими людьми. Он ведь сейчас находился полностью в четырех стенах и толком не выходил, если выбирался, то редко. Однако, он отвечал на все расспросы о самочувствии коротким и ясным ответом: "все хорошо".
Утром, ровно в девять часов, на телефон Кортеса поступил звонок. Мужчина крепко спал, обложившись подушками на огромной кровати, в такой же большого размера, спальни. Он не сразу взял мобильный. Только после второго поступающего вызова он ответил абоненту. Это был Филипп. И у Филиппа случилось нечто серьезное, настолько серьезное, что дела некогда было откладывать. Голос у друга подавленный, можно даже сказать, что пропал. Обычно мужчина находился в кругу друзей в приподнятом настроении, особенно, когда они перебирали алкоголь.
Ответив согласием на приход друга, Кортес быстро поднялся с кровати, постарался самое главное себя, а потом уже и квартиру привести в порядок. Когда мужчина приготовил ароматный кофе и утренний стол к приходу гостя, то в дверь постучали. На пороге стоял Кастальди собственной персоной. Какой-то потерянный, весь зажатый. Он даже в глаза толком не смотрел, а взгляд его бегал из одного угла в другой. Испанец хотел произнести: "проходи, что ты, как не родной стоишь в дверном проеме", но дальнейшие слова его остановили. Начало было многообещающим, Кортес нахмурился, пытаясь вникнуть в суть. Убийство? Приподнял брови и можно даже сказать, что его челюсть чуть ли отвисла. Но когда он начал разговор про денежное вознаграждение и вообще за сумму подобного вопроса, Декстер усмехнулся. На кой черт лучшие друзья, если они не могут помочь в трудные моменты?
- Стой, ты меня сейчас и впрямь обидишь, если не замолчишь. Какие еще деньги? Ты о чем говоришь? С ума сошел? Сейчас же проходи, не стой на пороге. Проходи-проходи, - заметил, как тот засуетился. - Ну еще чего скажешь! Мы друзья, Фил, причем лучшие. Ты бы кофе выпил, что ли, а то весь бледный.
Кортес присел на диван, стараясь не расплескать кофе и заодно попросил присесть напротив своего друга.
- Я сожалею, что так все произошло. Но ты здесь строго по делу. Рассказывай, что привело тебя ко мне. В любом случае, я тебе помогу и если ты еще раз заговоришь про сумму, то я тебя выгоню.

Отредактировано Dexter Cortes (2016-07-24 20:26:08)

+1

4

Декстер отнесся к происшествию именно так, как и надеялся Филипп - да и он был практически уверен, что так и будет. Он прошел в квартиру за хозяином.
- Я говорю про деньги не потому, что думаю, что ты сочтешь это поводом взять с меня по максимуму во время моей беды - естественно, нет. Просто любая работа должна быть вознаграждена, а я за халявой не гоняюсь. Я знаю, что ты в любом случае сделаешь все как можно лучше, заплачу я тебе или нет, но ты ведь знаешь, что я владею достаточными денежными средствами, чтобы позволить себе оплатить твой труд, - объяснял Кастальди попутно.
Кастальди присел напротив своего друга, за всеми этими мыслями забыв отказаться от предложенного ему кофе, который он пить совсем не хотел. Он вообще не ел уже практически сутки. Филипп забрал чашку с горячим напитком и отхлебнул на автомате, поставив затем чашку на столик.
- В общем, - Кастальди действительно перешел непосредственно к делу, и мужчине нравилось, что Декстер сразу понял, что именно ему нужно, - - ситуация у меня лично крайне тяжелая. Возможно, ты практически единственный человек, которому мне придется рассказать полную правду. Мои дальнейшие действия зависят от того, как ты мне подскажешь.
Филипп был необыкновенно собран и зажат, сидел на конце дивана, сжав руки в кулаки. Он очень редко принимал такую закрытую позу, только в минуты крайней сконцентрированности. Он смотрел в пол, иногда переведя взгляд темных глаз на Кортеса и следя за реакцией Кортеса на свои слова.
- Во-первых, мне нужно, чтобы ты мне верил целиком и полностью. История может звучать довольно бредово, именно поэтому мне нужны твои подсказки, чтобы я смог ошлифовать ее до идеального состояния, - он вздохнул. - Ты сам знаешь о моей... болезни.
Кастальди имел в виду некоторую форму шизофрении, которой он иногда объяснял друзьям свои странные поступки. Все об этом знали, Филипп этого не скрывал от любых знакомых, но никто не боялся его, от него не требовали посещения больниц - все понимали, что Филипп абсолютно безобиден. Кастальди может орать, резко выйти из себя, но совершенно наравне с любым другим вспыльчивым человеком, который не будет в случае ссоры хвататься за нож. Да и вообще, не все полностью верили ему, что эта болезнь есть.
- Так вот, мне кажется, она проявилась в тот самый день... день убийства. Я был в затуманенном состоянии, в ужасной ярости... мы ссорились с отцом. И самое ужасное в том, что я не помню самой ссоры. Примерно помню причину, а потом резкая вспышка - и все. Следующее - это я сажусь в машину и уезжаю. В тот момент я не осознавал, что я все забыл. Это происходило само собой. И вскоре уже мне позвонила наша гувернантка и сообщила о смерти отца.
Филипп задержал взгляд на лице Декстера, пытаясь понять, решит ли его друг, что это он убил собственного отца или так же будет думать, что Филипп не мог так поступить.
- Ты знаешь меня не один год. Мог ли я убить собственного отца из-за пустяка, пусть даже в таком состоянии? Я любил его и уважал, у нас на протяжении тридцати пяти лет были хорошие ровные отношения. Я уверен, что меня подставили. И я знаю, что это его жена, сучка Кэролайн.
Декстера могло удивить, что Филипп говорит о своей мачехе Кэролайн в таком тоне - Филипп знал женщину двадцать лет, и с ней также был в отличных отношениях. Но Филипп был уверен, что ради собственной выгоды она вероломно наплевала на пасынка и подставила его, и это заставляло Кастальди ненавидеть ее. Как она могла так предать их обоих? Филипп не видел Кэролайн поле смерти отца ни разу - она даже не вышла из своей комнаты, когда он приехал в дом, забитый полицией - сослалась на мигрень.
- Спросишь, почему я уверен, что это она? Конкуренты могли убрать отца гораздо проще. Не стрелять в него из пистолета в его кабинете, они не стали бы запариваться и подставлять меня. Я абсолютно уверен в брате и сестре - Орсино даже не было в городе на тот момент, а маленькая Рикки... ну, ты сам понимаешь, какая эта глупость. Мне не хотелось бы верить и в то, что это мачеха. Больше это сделать было просто некому. Не на пожилую гувернантку же сваливать вину?
Филипп вздохнул, переходя к главному.
- Теперь мне нужно знать все. Что меня ждет, как мне себя вести, что говорить, что не говорить. Я не хочу в тюрьму, не хочу и в психушку. Я хочу, чтобы ты подсказал мне верную стратегию для объяснения того, что случилось во время нашей ссоры. Ее наверняка слышали и Роза, и Кэролайн, поэтому мне не отвертеться. Но я боюсь, что могу что-то упустить, и тут мне конец. Например, зашла Роза за чем-то, а я этого не помню. Да меня сразу раздавят.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-07-31 19:45:38)

+1

5

Декстер всегда оставался на стороне своих друзей и не важно, что они вытворяли и в какое дерьмо порой вляпывались. Пару раз ему приходилось забирать своего лучшего друга из полицейского участка, да, тогда было стыдно за проявленную смелость со стороны Пола, но он не стал отчитывать его, потому что Кортес был уверен - никто не имеет права выступать в роли учителя и уж тем более делиться советами. Никто не идеален, а ошибку, даже роковую, способен совершить каждый.
Мужчина внимательно слушал пришедшего гостя, не перебивал и дал время на то, чтобы рассказать всю ситуацию целиком. Он верил Филиппу, тому действительно не нужно было марать кровью отца свои руки. Психически-больной только может опуститься до убийства близкого родственника, но не Кастальди. Зачем? При нем были деньги, свое дело, благодаря чему он неплохо зарабатывал. Или это все случайность и как он сказал, убийство могло произойти непредвиденно?
- Не переживай, Фил, можешь мне довериться. Да, я знаю, у тебя проявляется недуг. Но, стой, будь убийцей, ты не смог бы так просто забыть о совершённом действии.
Это воспоминание являлось во снах, оно осталось ярким пятном и не забылось бы так просто. Декстер как-то читал в книгах по психологии несколько терминов на тему шизофрении, которая развивалась как раз благодаря вот таким случаям, когда какой-то момент носил в себе яркий оттенок произошедшего. Расстройство психики проявляется благодаря чувству вину, которое грызет человека изнутри и не дает возможности жить нормальной, полноценной жизнью.
Кортес поднялся с дивана, поставил блюдце с полной чашкой кофе на стол и начал ходить по комнате, переодически решая возникающие в своей голове вопросы. Он ходил из стороны в сторону, маяча перед глазами Филиппа. Так продолжалось несколько минут, пока Декс не остановился и не бросил выжидающий взгляд темно-карих глаз на итальянца. Да, его удивило то, как Кастальди относился к своей мачехе. Он ведь налаживал связь с женщиной, пытался обходить стороной конфликты. Все карты складывались именно в её сторону. Во многих фильмах с непредсказуемой развязкой преступницами являлись любовницы. Они подсыпали яд и проделывали все так ловко, что только опытному детективу удавалось разгадать сложную задачу.
- Тебе бы к Шерлоку Холмсу пойти, спросить, кто виновен в смерти твоего отца. Он дымил трубкой и расскладывал бы эту историю, как пасьянс. Ладно, я постараюсь уладить, но я поинтересуюсь, прежде чем браться за такое отвественное дело. Скажи, в том доме есть камера видеонаблюдения? Если есть, то мне нужна запись. А та гувернантка на чьей стороне? Ты разговаривал с ней? У твоей мачехи есть доказательства? Ты ведь знаешь, просто так она не сможет предъявлять обвинения. И посадить только из-за возникшей ссоры тебя не могут.     

Отредактировано Dexter Cortes (2016-08-27 18:56:19)

+1

6

Декстер сразу поспешил успокоить его - видимо, он знал о шизофрении больше Филиппа. Тот намеренно не читал и не пытался узнать побольше об этой болезни, не ходил по врачам, не пытался нормально диагностировать проблему. Конечно же, зря. Наверное, он просто не хотел знать ничего ни о возможных проявлениях болезни, ни о каких-то ограничивающих его сроках. Он ведь жив и практически ни на что не жалуется - ну так значит, все нормально. Шизофрения то ли очень сложно лечится, то ли неизлечима, так что ничем ему медицинская литература не поможет.
Декстер сосредоточенно посмотрел на Филиппа, видимо, обдумывая дальнейшие вопросы.
- Да, Шерлок с Ватсоном мне бы не помешали. Или Эркюль Пуаро. Действительно, похоже на детективную историю, только вот сыщика нет. И я не уверен, что смогу разгадать загадку собственными силами. Но знаешь, как в детективных историй - раз уже все указывает на меня, можно быть уверенным, что я не виновен. - Он невесело усмехнулся. - Ну, или это история с очень запутанным сюжетом.
Он поерзал на кресле.
- Я готов ответить на абсолютно все твои вопросы. Вплоть до кода сигнализации в моем доме. Особенно, если это поможет тебе разобраться, в чем дело. Нет, камер у нас нет... по крайней мере, насколько я знаю, а также остальные домашние. У отца, конечно, теоретически могла возникнуть такая прихоть, но я очень в этом сомневаюсь. Спросил бы у мачехи, но...
Он развел руками.
- С гувернанткой я не говорил. Тут еще такая история... Роза не воспитывала меня и Орсино, только Рикки. Потом уже осталась в качестве горничной, поскольку на ней и раньше лежали обязанности обыкновенной прислуги. Да и любимчиков у нее среди нас не было, она просто выполняла свою работу. Мне вообще иногда кажется, что она каменная. Никаких чувств. Так что, опять же, если мне все известно, и они не стали за последние пару лет с Кэролайн лучшими подругами, она расскажет все, как есть, никого не выгораживая. Думаю, что Роза при этом столь же неподкупна. Хотя кто ее знает...
Действительно, с Розой Кастальди мало контактировал - пожилая гувернантка появилась в родительском доме, когда Филипп уже заканчивал школу - собственно, когда мать бросила их, и Рикки нужен был кто-то, кто замйется ее воспитанием. После прихода Кэролайн она осталась. Но Кастальди видел, что Роза никогда была ни по-матерински ласкова с Рикки, ни чрезмерно любезна с отцом и Кэролайн.
- Доказательства? Ну, то, что я приходил домой незадолго до убийства. Улики там вряд ли нашли. Ничего не знаю - ни по поводу ее алиби, ни по поводу отпечатков пальцев на пистолете. Думаю, если убийца не полнейший дубина, он стер отпечатки. Или сейчас какая-то еще возможность воспроизвести даже стертые отпечатки? Не знаю, в криминологии не силен. Послушай, у тебя есть связи в полиции, чтобы узнать, что там вообще и как? Судя по всему, результаты экспертизы будут готовы не сегодня, а возможно, даже не завтра. А я хочу, какие у них вообще подозрения? Мне сказали, чтобы я не уезжал из города. Как будто непонятно, что я не сделаю этого, пока не похороню отца... Но зачем мне это сказали? Потому что могут в любой момент меня взять под арест? Или просто потому, что я буду свидетелем по этому делу?
Филипп чувствовал себя неразумным ребенком. Ранее мужчина даже не задумывался о том, как мало он знает о работе полиции. Не доводилось , к счастью. А теперь вот попал и готов был метаться от одной догадки к другой, задавая бесконечные вопросы, в отчаянии от собственной беспомощности.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-09-07 13:54:52)

0

7

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » after death