Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » clash of fates


clash of fates

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Код:
<!--HTML--><center><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="250" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#696969">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/bloody_mary/folders/Default/media/da2e64b8-bd3f-4208-a7e7-bf73f35f11bf/adele_skyfall_(NaitiMP3.ru).mp3"> </object></center>
Код:
<!--HTML--><div class="htmldemo"> 
<center><link href="http://fonts.googleapis.com/css?family=Fjalla+One" rel="stylesheet" type="text/css"><div style="width: 400px; text-align: center; font-family: 'Fjalla One', sans-serif; font-size: 45px; text-transform: uppercase; line-height: 100%; color:#696969; letter-spacing: -3px;">MARIAN&HENRY</div> 

<div style="width: 600px; height: 450px; position:relative; top: 13px; background-image: url(http://s4.uploads.ru/7CliK.png); margin-top: -18px; margin-left: 6px; border-bottom: 6px solid #696969; border-top: 6px solid #696969;"></div> 

</center> 

<center><div style="width: 350px; height: 13px; background-color:#696969; position: relative; top: 10px; left: 4px; line-height: 13px; color: #FFF; font-family: arial; text-transform: uppercase; font-size: 6px; letter-spacing: 4px; text-align: center; ">you can't leave me now</div></center> 

<center><div style="width:400px; height:auto; position:relative; top: 10px; color: #000000; letter-spacing:0px; text-align:justify; line-height:95%; font-size:11px; border:0px solid #000000; font-family:arial; opacity:.8;"><div style="padding:5px; padding-bottom:5px;"></div></div></center></div>

[AVA]http://s2.uploads.ru/oJzqd.png[/AVA][SGN]please, don't leave me now[/SGN]

+1

2

[float=left]http://funkyimg.com/i/2eGuo.gif
»»»»»»
Woodkid – Iron[/float]Наверное, мне никто не поверит, но я научился слышать тишину. Она наполняет меня, делает таким лёгким, серым, как будто безжизненным. Я не мёртвый, это уж точно, но я стал совсем другим. После того налёта на банк, где меня подстрелили, всё как-то резко перевернулось. Я не лежал в коме, меня не откачивали часами, нет. Всё было не так уж и страшно, но впервые. Наверное, да, меня впервые подстрелили. Раньше я этим занимался, но точно знал, что целюсь в плохих ребят, и у меня нигде не ёкало. Теперь же подстрелили меня. Попали в ногу, прямо в бедро, что самое противное. Лучше бы там... нет, уж хорошо, что в ногу. Я хромаю до сих пор, хотя уже рана и поджила. Конечно, там останется уродливый шрам на всю оставшуюся жизнь, но я герой. Представляю, если бы попали в грудь, или в плечо, то рука могла бы вообще отняться. А тут нормально, в бедро. Мне всё равно в бикини не ходить.
Да, чувство юмора из меня даже после смерти не вытравить, я так предполагаю. Но всё равно мир стал совсем каким-то другим. Первую неделю после случившегося я вообще страдал паническими атаками, что мне не свойственно. И терялся в пространстве, не понимал, что происходит. Почему моя нога так сильно болит, а люди делают вид, что ничего не произошло. Мои сослуживцы мне сопереживают, а я им улыбаюсь. Я хочу, чтобы они прочитали мои мысли, но не жалели меня. Жалость унижает человека. Я всё-таки хочу признания, больше признания. Во мне как будто родился из пепла эгоист, ещё больший, чем прежний.
Мне дали отпуск, но я отказался, тогда капитан отправил меня отдыхать на три дня. Он забыл мои значок и оружие, и я как будто потерял силу. Защиту. Да, во мне проснулся трусишка Генри, которому крайне сложно быть крутым без всех этих полицейских штучек. Но я справлюсь, я же молодец. Просто нужно сжиться с мыслью, что я не идеален, и что меня в любой момент могут убить. Я шёл в полицию, чтобы управлять, выставлять правила и границы, вершить закон, а реальность оказалась другой. Я поставил себя под мушку, теперь каждый может сыграть в меня, как в мишень. Просто я фантазировал, что никогда со мной ничего такого не случиться. Что-то сломалось, и я дальше не знаю, как мне жить.
Я сел за руль своего автомобиля, чтобы поехать за покупками. За те дни, пока я отлёживался дома, я понял, что значит жить жизнью обычного человека. Нужно, типа, о себе заботиться: еду покупать, одежду в химчистку отправлять, убираться в квартире. До этого момента я жил как-то совсем по-другому, наверное, потому что меня зачастую дома не было. Я то на службе, то с друзьями в баре. Дом меня совсем не держал. Я живу один, у меня никого нет, я могу выдохнуть и расслабиться. За длинных три дня я познал, что значит реально жить. Или нереально. В общем, я понял, что что-то нужно менять, и начать нужно с быта, а потом я уже задумаюсь о том, что можно найти себе женщину. Доверие к людям совсем потерялось, и как тебе его возобновлять - не знаю.
Ехал я весь в своих мыслях, как всегда, с предельной осторожностью. Я вожу достаточно дерзко, но всегда слежу за всеми знаками, камерами и патрульными. В Сакраменто меня хорошо знают, но я всё равно стараюсь не нарушать. Зачем мне ссориться с друзьями, которые потом мне в любой момент могут помочь. Но, кажется, нужно не только за собой не дороге смотреть, так ещё и за другими. Я остановился на перекрёстке, смотрел на светофор, который висел у меня практически над головой, и набивал пальцами по рулю какую-то песню. Как только загорелся для меня зелёный свет, я медленно выжал педаль газа, двинулся с места. И как только выехал на самую середину, в бок, со стороны водителя, врезалась машина.
Это было крайне неожиданно, наверное, потому что я был в своих мыслях. После перестрелки я теперь немного тормознутый, и этим капитан крайне не доволен. Но сейчас прямо в меня въехала машина, причем, на приличной скорости. Меня вовремя зафиксировал ремень безопасности, сжал так, что я не смог толком вздохнуть. В рёбра врезалась дверь, которая теперь не будет подлежать восстановлению. Ногами я упёрся в пол, из-за чего у меня снова заболело бедро. От такой шоковой ситуации в кровь поступил адреналин, и я даже не успел отключиться. Ремень заело, меня начало крутить по дороге со страшным скрипом. Я замер, смотрел только на плывущую картинку перед глазами. Было ли мне страшно? Я видел снова ту бойню в банке, как будто она произошла всего пару минут назад. Мне не было страшно, я просто сильно был шокирован. Моя машина, дополнительно, влетела в столп, из-за чего остановилась. Головой я не стукнулся, зато назад откинуло с такой силой, что я подголовник точно растянул себе шею, потому что голову резко откинуло назад. Всё замерло. Я выдохнул.
Через шум приглушённый в ушах, я слышал какие-то странные звуки, которые потом превратились в голоса. Я никак не мог сообразить, что нужно сделать, а, главное, тело меня совсем не слушалось. Я поморщился, когда со скрежетом открылась дверь, но не смог поднять руку, чтобы загородить глаза от солнца. Кажется, у меня что-то спрашивали, но я не мог разобрать слова. Я смотрел на тёмный силуэт, но не понимал, кто это или что это вообще.
- Что происходит? - кажется, спросил я, но не могу быть в этом уверен до конца, потому что я себя вообще не чувствовал. Но точно знаю, что сейчас меня вынут из машины, как только приедет скорая, меня положат на каталку и отвезут в больницу. Только не в больницу, я не перенесу этого запаха снова.

+1

3

[AVA]http://s2.uploads.ru/oJzqd.png[/AVA][SGN]please, don't leave me now[/SGN]

Это тяжелое свинцовое небо, казалось слишком низким. Густые облака, несущие в себе электрические заряды безжалостных молний, тянулись от бездны горизонта, ненасытно поглощая бледные лучи потускневшего солнца. Упругие струи дождя хлестали по черепице крыш, стекали конденсатом прозрачных капель по стеклам и барабанили по мутным лужицам на асфальте, вздуваясь пенными пузырями. Порывистый ветер срывал с деревьев побитую, ослабевшую листву, кружа её в последнем танце пред неминуемым падением в буро-коричневую жижу грязи. Воздух, насыщенный влажным озоном, был холоден и свеж: он нес в себе неповторимый симбиоз ароматов зелёных газонов, ярких цветов из клумб, но отравлялся смольными выхлопами автомобилей и приторными запахами духов.
Игнорируя непогоду, городские улицы кишели торопящимися людьми. Прячась от моросящих потоков небесной воды за широкополыми зонтами, они напоминали собой ожившие карикатуры человекоподобных грибов. Пестрящая феерия попусту захватывала многообразием образов: вон, прикрывая изношенным портфелем голову, галопом несется продрогший студент, а там — у киоска с цветами, под перламутровым навесом, укрылась влюбленная парочка, жадно сливаясь устами в страстном поцелуе. Ливень не остановил движение жизни, лишь ускорил, немного её освежив.
Я стояла на пороге продуктовой лавки, обхватив руками тяжелые бумажные пакеты, и наблюдала за всем происходящим со стороны. Эта суматоха меня не захватила, я не привыкла куда-то бежать, сломя голову - всегда прихожу вовремя, оповещая о себе размеренным стуком каблуков. Зачем спешить? Спешить жить. Ведь время и так слишком быстротечно, так зачем же приближать конец? Одинокие капли, прорвавшиеся сквозь швы в навесе, вальяжно стекали по моему лицу, а я просто стояла и наслаждалась концом недели. Или своей жизнью в целом. Впитывала в себя каждое мгновение, стараясь заполнить пустоту внутри красочными воспоминаниями. Вдруг в кармане куртки неожиданно зазвонил мобильный телефон. Чёрт! Я как-то попыталась взять два пакета одной рукой, а другой достать свой гаджет. Мама. Улыбаюсь. В родительском доме время всегда замедляло свой спешный ход, так что это было именно то место, куда нужно стремиться заблудшим душам. - Я уже выезжаю. - мурлыкаю в трубку, не ожидая приветствия. На той стороне провода мягкий женский смешок вводит меня в эфемерный стан наслаждения. Я любила, когда мама разливалась вокруг меня своим звенящим смехом. Она только попросила быть осторожнее и затем отключилась. Без прощаний. Зачем прощаться, если мы ещё встретимся? Всегда лучше оставить этот тягучий привкус ожидания. Слишком приторный.
Я, пытаясь не рассыпать краснобокие яблоки, лежавшие на самом верху пакета, в несколько шагов перехожу тротуар и уже через несколько мгновений оказываюсь возле своей машины, успевшая промокнуть. Звук сигнализации, открываю пассажирскую дверцу, оставляю покупки на сидении и перемещаюсь на место водителя. В салоне ещё довольно прохладно, струи дождя лениво стекают по лобовому стеклу. Несколько длинных минут я просто пытаюсь всмотреться сквозь них на дорогу, но попытки тщетны. Завожу мотор, включаю дворники. Они быстро протирают стекло, словно спешат освободить меня от окутавшей пелены. Если бы было и в жизни так просто избавиться от того, что мешает видеть вещи такими, какими они есть на самом деле! Выруливаю на дорогу, вписываясь в поток машин. Все спешат по домам: к родным или к холодному чаю. Никто не хочет оставаться среди этой назойливой городской суеты дольше, чем нужно. И я спешу, выворачивая руль, чтобы обогнать нерадивых водителей, засмотревшихся на величественность стихии, так просто разбивающейся каплями на старом асфальте. Иначе их заторможенность я не могу объяснить. Ну могу, но ведь нельзя говорить о людях плохо, не так ли? Минут через двадцать я уже выезжаю за черту города. Как-то неожиданно всё вокруг успело увязнуть в сумерках. Включаю фары и увеличиваю скорость дворников. Дождь не перестаёт хлестать, поэтому я как можно быстрее уже хочу оказаться у родителей. Ещё буквально минут десять - и я буду сидеть возле горящего камина и пить апельсиновый чай. Ещё немного.
Дорога пустая. Здесь нету никаких запоздалых водителей, так что я разрешаю себе немного повысить скорость, уповая на то, что знаю этот путь, как своих пять пальцев. [float=left]http://sa.uploads.ru/1nwJS.gif[/float]И вот где-то между двумя взмахами дворников, когда лобовое стекло скорее напоминает мозаику, через которую ничего не видно, случается то, чего никто не мог бы ожидать в такой пустынной глуши. Удар! Скрежет, визг тормозов, яблоки из бумажного пакета градом сыпятся на пол. Взрыв подушек безопасности. Меня только немного откидывает назад, но я успеваю заметить, как крутит машиной передо мной. Ещё немного - и мы равняемся на одной полосе, словно вместе ехали навестить родителей. Когда через несколько секунд ко мне приходит осознание того, что случилось, то внутри всё вдруг резко холодеет. Боже мой, да я же попала в аварию! Как это произошло? Неужели автомобиль просто выехал на мою полосу? Хотя скорее всего так оно и было. Быстро отстегиваю ремни и вылетаю из машины. - О Боже... - тихо шепчу я, когда передо мной открывается панорама происшествия. Я отделалась почти что легко, если можно так сказать. Немного помялся перёд, а вот с другой тачкой всё было не так радужно, как очевидно и с её водителем. Дрожащей рукой достаю из кармана мобильник. - 911? На Линкольнской магистрали в сторону аэропорта примерно в трёх милях от города авария. Есть пострадавшие. - голос хрипит, сбивается, и мне нужно после каждого предложения делать вздох, чтобы продолжить. Когда наконец-то диспетчер отвечает, что на место происшествия выехала бригада, я резко сбиваю звонок и бегу к другому автомобилю. С глаз хлынут слезы, с неба хлынет дождь. А я бегу, спотыкаясь, боясь, что опоздала, что опоздают врачи, что только что случилось непоправимое. Но, видит же Господь, что это не моя вина. Как только настигаю машину, сразу бросаюсь к дверце водителя, но та упорно не поддаётся. Сквозь треснутое стекло просматриваю силуэт мужчины, но, кажется он потерял сознание. На трясущихся нога делаю несколько шагов назад и тут вдали слышу вой сирен. Ну Слава Богу! Они успеют его спасти!
Всё, что происходило дальше, помню, как в тумане. Вот врачи оказывают мне первую помощь: светят фонариком в глаз, вытирают кровь, обрабатывают раны, накладывают повязку на руку. Я не чувствую боли физической. Я словно в состоянии агонии. Болит только душа. Я не знаю, что случилось с другим водителем. Вдруг его не спасут? - Вы ещё хорошо отделались, мисс. - улыбается мне молодой врач, а затем, оставив одну сидеть на краю кузова скорой помощи, бежит туда, где разворачивались гораздо более драматичные события. Я видела, как сыпались искры, когда отрезали дверь, видела, как из салона вытягивали обмякшее тело, как дождь хлестал по лицу мужчины, смывая кровь. Да, это был мужчина, и отчего-то мне стало ещё более тревожно. Его уже катили на каталке в моём направлении. Я немного отошла в сторону, стараясь не мешать. - А можно мне тоже поехать? - перехватываю всё того же молоденького врача, бегущего с реанимационным кейсом сзади. - А вы кто? - вопросительный взгляд. А и правда, кто я ему? Так, обычная незнакомка, к несчастью оказавшаяся на пути. -Жена. - выпаливаю я, не подумав. Потому что знаю, женам всегда разрешают ехать вместе с мужьями. Жен пускают в палату, им первыми рассказывают о состоянии пострадавшего, им первым сообщают плохие ли хорошие новости. И пусть я не знаю даже имени того, за чью жизнь сейчас борются медики, я не могу вот так вот просто взять и поставить точку на этом происшествии, навсегда разъехавшись, и даже не узнав, выжил ли этот парень. -Жена? Миссис Олсен? - вот и ответ и ключ к многим дверям. Миссис Олсен. Звучало бы не плохо за других обстоятельств. Так что я только сильнее киваю головой, понимая, что врач недоумевает на счёт двух автомобилей, но у него нету времени выяснять, так что меня тоже грузят в машину и, включив сирены, на всей скорости несут в госпиталь имени святого Патрика.
Я сидела в приёмной и нервно поглядывала на часы. Успела позвонить родителям, соврав, что не приехала из-за погоды. Зачем им волноваться. Успела переброситься несколькими словами с женщиной в регистратуре, узнав, что незнакомца зовут Генри и ему тридцать два. Она не знала, что я якобы жена, поэтому бросила на меня недоумевающий взгляд, когда в двери появился врач и, назвав меня миссис Олсен, разрешил пройти в палату к мужу. Я только пожала плечами и бросила на женщину благодарный взгляд, а затем быстро поспешила за мужчиной в белом халате, который и провел меня к койке с телом, обмотанным десятками проводов. Зрелище не из лучших. - Не волнуйтесь, миссис Олсен. С вашем мужем всё будет в порядке. Нам удалось его спасти. Можете идти домой или остаться здесь, если хотите. - я перевожу взгляд то на мужчину рядом, то на того, что сейчас устало лежал на больничной кровати. Казалось в обычной жизни он выглядел большим и могущественным, но сейчас в нём не было абсолютно ничего от здорового человека. И вот я знаю, что он выживет, и мне пора бы идти домой, оставив его наедине с тем, что произошло, но нет, что-то меня не пускает. То ли чувство вины, то ли невесть откуда успевшая взяться привязанность - Я останусь, спасибо. -врач только понимающе кивает головой и уходит, а я делаю несколько шагов в сторону койки. Аппараты сбоку выдают размеренный звук, оповещающий о том, что всё наладится. Скорее всего, да. Я беру в дрожащую ладонь руку мужчины и провожу по ней своими длинными похолодевшими пальцами. - Прости, Генри Олсен, что оказалась у тебя на пути... - это не моя вина, что ты здесь лежишь. Это просто дождь и плохое стечение обстоятельств. Ещё несколько минут всматриваюсь в его перевязанное лицо и даже улыбаюсь. Мы с ним, как Бонни и Клайд после потасовки. Правда, у нашей потасовки какой-то грустный финал, ну да ничего. Справимся. Я присаживаюсь на стульчик возле кровати. Мэри, лучше уйди! С утра всё сообщат его родственникам, и твоё присутствие вызовет много вопросов. Но я не уходила. Так и сидела на стуле, пока не уснула с надеждой, что всё обойдется.

+1

4

[float=left]http://funkyimg.com/i/2eM83.gif
Our Last Night – Voices[/float]Почему до этого самого момента со мной ничего серьёзного не происходило? Да, я мог подстрелить кого-то, частенько на моём пути попадались разложившиеся трупы, но... когда подстрелили меня - всё как-то изменилось. Как будто перевернулось на сто восемьдесят градусов, и я не успел вовремя сгруппироваться. Если бы я шагнул чуть дальше или наоборот, не шагнул бы вообще, то, возможно, не был бы ранен в ногу. Да, безусловно, у меня не отняли конечность: пуля прошла сквозь мышцу, краешком задела кость, но это вообще не повреждение считается. И, скорее всего, если говорить прямо, то я не ожидал, что настолько слабым окажусь морально. Я был о себе совсем другого мнения, а тут оказалось, что я как был тряпкой, так таким и остался. И это не взирая на то, что большая часть моего детства прошла в детском приюте, а потом меня забрали в семью. Я не знаю своих настоящих родителей, и это должно было создать какой-то каменный панцирь, чтобы мелкие проблемы не просачивались вовнутрь. Чтобы я не тратил силы на все эти переживания. Но я не такой. Я слабый. Очень слабый.
Я чувствовал, как меня погрузили в машину скорой помощи, но не знал, столько времени уже нахожусь в таком сознательном состоянии. Я слышал вокруг себя какие-то странные звуки, голоса, но не считал нужным напрягаться. Меня почему-то ни что не волновало в данный момент. Было плевать даже на машину, которую, кажется, придется сдать на металлолом. Или я опять всё переоценил? Слишком много лишних красок добавил? Я просто какая-то баба в штанах, и то она бы меньше моего волновалась в такой ситуации. А я полицейский, и повёл себя, как какая-то машина со сбоями в системе. В общем, я разочаровался в себе. Сильно.
В машине скорой помощи я отключился, хотя чувствовал, как меня пытались привести в чувства. Я устал. Меня так перенапрягла вся эта ситуация с перестрелкой, что мне было даже плевать на то, что проснусь я вообще или нет. Я только чувствовал, как у меня дико болит нога. Боль пульсировала из той раны, которая уже практически поджила. Да, там останется шрам, и до полного заживления там ещё далеко. Боль распространялась по ноге какими-то рваными вспышками, я пытался погладить ногу, рефлекторно, но тело не слушалось. Потом я отключился, давая себе волю просто передохнуть от всей житейской суеты.
В таком коматозном сне я снова вернулся в банк, в перестрелку. Только теперь я был там один, в меня целились целых десять человек. Я не мог пошевелиться, я кричал, но меня никто не слышал. Точнее, у меня не получалось издавать звуков. Вокруг меня было также тихо, все стояли и не дышали, просто целились в меня. Я смотрел на них, что-то пытался сказать, то ничего не выходило. У меня даже не получалось рукой дёрнуть, чтобы на пальцах объяснить ситуацию. Мне бы хотелось оглянуться вокруг себя, но все попытки были тщетны. Тишина давила, внутри меня образовался вакуум. В какой-то момент все десять человек разом спустили курок, и пули устремились в меня.
Я очнулся от резко боли в ноге, дёрнулся, но меня что-то удержало. В глазах сначала было совсем темно, но потом стал проявляться свет, силуэты, даже образы. В ушах пульсировала тишина, я отдавал себе отчёт в том, что не всё в порядке. Я забыл о том, что попал в аварию, помнил только перестрелку в банке. Потерял связь с реальностью, и подумал о том, что это мог быть и не сон. Но если бы в меня пустили сразу десять пуль, то я бы сейчас тут не моргал глазами. Не могу сказать, что я не верю в рай, но он точно не пахнет больнице. Постепенно, вернулся слух, это был больничный гул. За тот период, пока я отлёживался после перестрелки, я его хорошо выучил.
Наконец-то, всё ко мне вернулось: зрение, обоняние, слух. Я пошевелился и понял, что утыкан иголками с трубками, и нужно аккуратно себя вести. Разочаровался. Честно, мне хотелось бы поскорее избавиться от этого гадкого чувства... разочарования в себе. Я больше не чувствовал себя мужчиной, и мне не хотелось служить в полиции. Я считал себя недостойным, и пока даже не мог представить, что будет дальше. Кем я стану, если потеряю свою роль в департаменте. От всех этих мыслей стало совсем туго, поэтому я зажмурился, глубоко и шумно вздыхая. Меня отвлекло шевеление рядом, поэтому я резко открыл глаза и осмотрелся.
Рядом находилась красивая, но незнакомая мне женщина, я даже нахмурился, глядя на неё. Почему-то своё пребывание сейчас в больнице я не ассоциировал с аварией, вообще про неё забыл. Поэтому я думал, что это какая-нибудь медсестра, которая пришла меня проведать. Резко вернулось желание всё контролировать: я задумался о том, сколько сейчас времени, где я нахожусь (адрес больницы). Меня не волновало, что произошло, и что теперь мне придётся заново лечить. Нога ныла, но надеюсь, что это всё-таки когда-нибудь пройдёт. Я не хочу быть отставным полицейским, который хлещет обезболивающие и вспоминает о том, как было хорошо в строю.
- Кто Вы? - получилось у меня это спросить не сразу, язык не послушался. Потом помешали связки, мне пришлось прокашляться для того, чтобы снова повторить заветную фразу, но так, чтобы женщина меня поняла и услышала. Она явно не была напугана, скорее расстроена. Я не потерял память, просто вытеснял то, что со мной случилось. Хотелось узнать рекомендации по выздоровлению и поскорее отсюда уже уйти. Не хочу лежать в больнице. Мне надо на работу. Я не хочу быть отставным полицейским.
- Извините, Вы обслуживающий персонал? Можете доктора позвать? И в какой больнице я лежу? - тут я понял, что, кстати, лежу совсем неудобно. Пошевелился, приподнялся, но всё равно трубочки все эти гадкие жутко тянули. Хотелось из вырвать, я чувствовал, как клокочет раздражение в груди, но не было сил на то, чтобы полноценно разозлиться.
- Который сейчас час? - я протёр лицо рукой, в которой не было иголок, зевнул, сильно зажмурился, потому что голова слегка кружилась. - Наверное, я тут уже целую вечность пролежал, - высказал я своё предположение, заменяя тем самым вопрос. Я не хотел показаться беспомощным, это состояние мне уже надоело, поэтому я старался делать крайне независимый вид.

+1

5

[AVA]http://s2.uploads.ru/oJzqd.png[/AVA][SGN]please, don't leave me now[/SGN]

[indent]Самое томное в жизни любого человека – это ожидание. Какое бы оно не было, оно всегда тяготит душу. Если это счастье, то человеку невтерпеж, он быстрее хочет получить свой подарок, если это любовь, то мучительно ждать пока любимый не вернётся в дом, где ты сидишь в  одиночестве, дожидаясь его. Ну а если у виска дуло глока 17, то тебе быстрее хочется, чтобы произошел выстрел и было безболезненно. Проще говоря, страшнее этого чувства нет ничего. Можно привести еще один пример, когда молодому человеку или девушке предстоит серьезный разговор со своей половинкой и вот, они стоят друг напротив друга и…этот момент…ожидание. Перед тем, как парень скажет, что он больше не любит и у него есть другая, она больше всего боится ожидания тех гнусных слов, а не самой «нелюбви». В ожидании столько всего протекает, столько мыслей, эмоций, языков жестов и т.д. Именно в ожидании могут разрушиться все мечты в один миг. Ожидания можно и нужно бояться. Но не мне. Мне нужно бояться того, что случиться, когда я открою глаза. Ведь, пока я спала, то даже как-то не заметила, как время размеренно кануло в небытие, а за окном с первыми лучами солнца уже успел зародиться новый день, который вряд ли сулил что то самое "ожидание" увенчается чем-то хорошим. Сейчас я сидела напротив кровати и наблюдала за ещё спящим Генри. Шея ужасно затекла от спанья на стульчике, руки и ноги болели, так что под таким воздействием моя идея дождаться пробуждения пострадавшего с каждым мгновением казалась мне всё более нелепой.[float=left]http://sf.uploads.ru/K0UGD.gif[/float]- Кто Вы? - я даже не сразу поняла, что происходит, потому как засмотрелась в окно, витая где-то далеко в своих невеселых мыслях. Парню даже пришлось ещё раз повторить вопрос, чтобы я наконец-то обратила на него внимание. Перевожу на мистера Олсена немного усталый взгляд и измученно улыбаюсь. -Все в больнице считают, что твоя жена. А я просто не знала способа, как ещё можно поехать с тобой. - обреченно пожимаю плечами. Да, парень, я не обслуживающий персонал, и всё гораздо сложнее, чем ты себе можешь представить, и чем ожидала я. И вообще - чем я только думала?! -А врача позову сейчас, да. Хорошо, что ты наконец-то пришёл в себя. Это была трудная ночь. - я поднимаюсь с пластмассового стула и расправляю накинутый на себя халат. Вопроса о том, что же всё-таки произошло, пока не прозвучало, так что я решила оттянуть этот момент, когда придётся всё рассказать. Потому как мне почему-то кажется, что парень ничего не помнит с событий вчерашнего дня. -Госпиталь имени святого Патрика. Времени - полвосьмого. А лежал ты здесь со вчерашнего вечера. - разом отвечаю на все вопросы и вздыхаю. У меня нету сил, и я держусь на последнем дыхании. Уже успела тысячу раз поругать себя за то, что свершила. Возможно, сейчас самое время просто встать и уйти? И больше никогда не появляться в жизни этого парня. [indent]Выхожу из палаты и неуверенным шагом бреду в ординаторскую. Мне везёт, нахожу там лечащего врача. - Мистер Питерсон, Генри очнулся. - опираюсь о дверной косяк, наблюдая, как он подрывается с места и пулей выскакивает из комнаты, волоча меня за собой. До чего же резвый мужчина. -Миссис Олсен, выглядите неважно. Всю ночь не спали? - я не отвечаю, а врач расценивает моё молчание, как утвердительный ответ, который как-то не так уж и далек от правды. И хотя на самом деле я спала, всё равно чувствую себя так, будто не сомкнула глаз двое суток подряд. -Вы езжайте домой. Отдохните немного. Мы все равно сейчас заберём Генри на обследование. А после обеда уже сможете его навестить. Скорее всего мы его выпишем через неделю, если нету осложнений, но это нужно ещё проверить, чем мы и займемся. А вы езжайте - езжайте. - и затем он просто скрылся за дверью палаты, оставив меня одну в этом белом коридоре, пахнущим надвигающимся на меня отчаянием. Я не пошла за ним. Я пошла к выходу. С твердым намерением больше никогда не возвращаться под дверь этой палаты.
[indent]Но кто же знал, что буквально спустя сутки мучений во мне опять заиграет совесть. И опять эта странная невесть откуда взявшаяся привязанность. Нет, чтобы просто уйти с пути. Я решила, что мне нужны разборки. Я решила, что должна как-то загладить свою вину перед парнем, хотя на самом-то деле и не была виновата, что прекрасно знала. Меня тянуло к нему, словно огромным магнитом. И я находила себе оправдания в доброте, когда заимствовала машину у друга, когда покупала в лавке возле дома фрукты, когда стояла под больницей, вглядываясь в её помутневшие окна, даже когда отметилась на регистратуре и присела возле той же палаты, собираясь с мыслями. Войти или не войти. Ещё есть шанс сбежать и самой съесть эти апельсины и яблоки. Или уже нету?

+1

6

[float=left]http://funkyimg.com/i/2eXe4.gif
XXYYXX – LUV[/float] [indent] Почему люди считают, что имеют право делать всё, что им в голову придёт? Почему они не думают о том, как их действия отзовутся в другом человеке. Например, ты нагло называешься женой какой-то левого вообще мужика, а потом сообщаешь этот факт, как будто всё нормально, типа так и быть должно. Нет, я, конечно, всё понимаю. Наверное, я выглядел настолько убого, что по-другому и поступить было невозможно. Но на сильные удивления у меня просто не было сил, поэтому я молча вылупился на незнакомую мне абсолютно женщину. В какой-то момент я подумал о том, что мог потерять память, и она какая-нибудь в доску своя. Но если я об этом подумал, значит, всё-таки она всех надула. Молодец, что тут ещё скажешь, я, наверное, не смог бы так выкрутиться.
[indent] Я хотел было спросить, например, как её зовут, но женщина мне быстро отрапортовала ответ на все мои вопросы. Я даже не успел глазом моргнуть, как она подскочила со своего места и выскользнула из палаты. Всё как будто замерло, я только сейчас почувствовал, как сильно напрягся, мой позвоночник превратился в какой-то железный прут. Расслабившись, я откинулся на мягкую подушку. М-да, вот это пробуждение, я прямо даже сильно оживился. Спасибо дамочке, наверное, она моя крёстная фея, не меньше. Хотя, я рад, что всё быстро закончилось, потому что мне нужно было придти в себя, уварить информацию, которую я получил. Слишком многое сошлось в одной точке, со мной так нельзя, я начинаю теряться. Я устойчивый только тогда, когда всё идёт так, как у меня запланировано.
[indent] Правда, когда я расслабился, в палату влетел врач, наверно, мой лечащий. Он рассказал мне о том, что я попал в аварию. Ага, вот, в чём дело, а то я подумал, что этот отпуск опять связан с ранением. Тогда мне срочно нужно предупредить начальство, что я не в форме. А то не красиво получится: только меня все встретили после перестрелки, как я опять загремел в больницу. Новость об аварии меня не напугала, хотя должна была, значит, я потерять эмоциональную чувствительность, что очень даже хорошо. Далее врач что-то прощебетал про мою жену, я постарался не хмурится, но молчал, потому что понимал, что если сказанная нами информация не сойдётся в одну историю, то обман будет раскрыт. Хотя, чего я переживаю, может, она вообще не вернётся.

[indent] Мне прописали лечение, сказали, что выпустят через неделю. Я буду настаивать на том, чтобы это сделали раньше. Уже поставили все нужные капельницы, накормили, помыли и переодели. В общем, всё вернулось на свои круги. Правда, жутко скучно. Я дико непоседливый, скорее всего, это отделение об этом не знает. Не люблю лежать на одном месте, мне нужно подвигаться. Даже тогда, когда моя нога не отзывалась на постукивания невропатолога, я всё равно пытался по стеночке пролезть к выходу. В общем, со мной им не придётся скучать. Ночь я, конечно, переспал спокойно. Ничего мне не снилось. Только от головной боли я резко очнулся, потом в холодном поту уснул обратно. Но я уже привык к этому болезненному состоянию, потом к больнице ещё лет десять близко не подойду.
[indent] На следующий день мне было лучше. Всё болело, но было лучше. Так как я умею терпеть боль, то всем врачам говорил, что всё замечательно. Рану свежую на ноге я объяснил, и сказал, что с ней делать ничего не нужно. Поэтому меня оставили, и тогда я начал своё движение. Я медленно сел на кушетке, махая ногами. Сегодня мне ставили капельницы уже в определённое время, поэтому я был свободен. Встав голыми ногами на холодный пол, я понял, что на мне этот дикий халат с диким разрезом. Даже в туалет толком не сходить. Не, тела своего я не стесняюсь, но излишнюю свободу не люблю. Даже разведать обстановку данного отделения, я пошёл на выход. Но как только распахнул дверь, то передо мной предстала та самая незнакомка. Вид у неё был встревоженный.
[indent] - Здра-а-а-авствуйте, - раздражённо протянул я, потому что не хотел упустить возможности провести своё интервью. Я вышел из палаты, закрыл за собой дверь, прислонился спиной к стене, чтобы попу не продувало, скрестил руки на груди. Явно я был бледным и крайне болезненным, но сил во мне хватит на то, чтобы выдавить нужную мне информацию. - Я не буду кругами ходить, сразу спрошу: как Вас зовут? Так же мне интересно, почему Вы представились моей женой, но пока я задам другой вопрос: почему Вы поехали со мной? Врач сказал, что я попал в аварию, возможно, Вы знаете, как это произошло? И чтобы Вы не соврали мне, знайте, я офицер полиции, - сказал я это грозно, наклоняя голову вниз, смотря на женщину исподлобья. - Мы можем с Вами прогуляться, Вы всё расскажите. Я не могу сидеть уже в этой палате. Что у Вас в пакете? - спросил я, кивая на пакет, так как руки всё ещё были скрещены на груди. - Давайте, - я всё-таки расслабился и протянул руку, чтобы забрать у неё пакет с чем-то тяжелым.

+1

7

[AVA]http://s2.uploads.ru/oJzqd.png[/AVA][SGN]please, don't leave me now[/SGN]

[indent]Не знаю, сколько бы ещё просидела под палатой, ожидая ответа на свой вопрос, если бы судьба сама не решила внести ясность в ситуацию. - Здра-а-а-авствуйте, - раздается протяжно где-то над моей головой. Отрываюсь от изучения носков туфлей и поднимаю глаза. По правде, я уже и так знала, кто там стоит, но, встретившись с Генри взглядами, мне показалось, что каждую клеточку прошибло током. От его голоса сквозило раздражением, так что я уже даже успела пожалеть за свою легкомысленность: и вчерашнюю, и тем более сегодняшнюю. -Привет, Генри Олсен. - тихо шепчу я, а его имя говорю нарочито полностью, словно пытаюсь укрыться им от возможной последующей словесной атаки, которая всё же не заставляет себя ждать. Парень оповещает, что не намерен ходить вокруг да около, и в одно мгновение на меня обваливается град вопросов, от которых бесполезно прятать глаза. Я ждала этого момента, оно и немыслимо, что встретившись мы ещё раз, история должна была всплыть наружу. Вот и, наверное, тот самый момент.
[float=right]http://s5.uploads.ru/CNYGb.gif[/float]-В пакете фрукты. Это тебе. - я улыбаюсь и протягиваю парню пакет. На какое-то мгновение чувствую облегчение, но потом приходиться вставать, а значит необходимость посвятить парня в своим сумбурные мысли вчерашней ночью теперь ещё ближе. Подаю ему локоть, чтобы ухватился и было легче идти, и затем сама пристраиваюсь рядом неспешным шагом. [indent]- Меня зовут Мэри. Мэриэн Дэниэлс. - после каждой фразы вздыхаю. Добывать из себя слова почему-то выходит с трудом. -Как ты попал в аварию знаю. - опять резко замолкаю, потому как в голове всплывают картинки той ночи. Внутри что-то больно дергается, и я, кажется, на мгновение поджимаю губы. -Ты потерял управление и врезался в меня. - грустно улыбаюсь, мол мы братья по несчастью, а затем немного спускаю кофту с плеча и показываю перевязку. Сожаления не ожидаю, быстро запахиваю халат, чтобы ещё не обвинили в публичном неглиже, и опускаю глаза в пол. -Только мне повезло немного больше. - кажется, чувствую себя немного виноватой, что мне удалось отделаться легче. Мои пальцы от волнения вдруг впиваются парню в руку, но опять же уняв секундный порыв, вспоминаю, что ему может быть больно и ослабеваю хватку. - А почему поехала не знаю. И почему соврала врачам тоже не знаю. Просто в тот момент я знала, что не могу тебя бросить, а другого выхода не нашла. - пожимаю плечами, вот и конец. Хотя это оказалось даже труднее, чем я думала. Несколько минут мы идём молча, каждый думая о своём. Генри, наверное, пытается всё переварить, а я в который раз жалею о том, что сделала. Кажется мой порыв доставил парню куда больше забот, нежели радости, как мне хотелось бы.
[indent] - Как себя чувствуешь? Выглядишь в прочем не так уж и плохо. - решаюсь наконец-то нарушить эту затянувшуюся тишину, выдавив из себя измученную улыбку. Наверное, стоило бы выглядеть более радостно, а то Олсену моя кислая мина уж точно никак не поможет. -У тебя есть родные, которым стоит позвонить? Потому что врачи вряд ли напрягались, думая, что жена рядом. - я почему-то боялась услышать о наличии настоящей жены, которая вот уже второй день не знает, что с её мужем, и пытается дозвонится на разряженный мобильный телефон, оставленный в груде металлолома на Линкольнской магистрали.  Мне даже показалось, что где-то внутри заныло от ревности, так что я решила развеять всё ненавязчивой шуткой. -Ну а вообще я здесь, потому что ты красавчик, даже в этом больничном халате. - губы сжимаются в подобии улыбки, но я изо всех сил действительно пытаюсь выглядеть жизнерадостной. -И, наверное, стоит уже возвращаться в палату, а то доктор Питерсон ещё обвинит меня, что не берегу мужа. - хмыкаю, стараясь со всех сил не смотреть на парня. Так легче, так больше путей к отступлению, в необходимости которого я теперь не сомневаюсь. Генри уже знает обо всём, что случилось, я свою миссию выполнила, так что не смею задерживаться, как бы не хотела. Наверное, с этого парня уже хватит раздражения по поводу нерадивой блондинки, построившей в своей голове тонны никому ненужных иллюзий.

+1

8

[float=left]http://funkyimg.com/i/2eYNe.gif
WhoMadeWho – Heads Above[/float] [indent] Когда я вижу фрукты в пакете, то на меня накатывает волна изумления. Давно так оьо мне никто не заботился, я уже даже отвык. Один раз мне перепало объятие, но крайне дружеское, поддерживающее. А тут прямо... Как в кино, если так можно сказать. Типа в палату к больницу приносят настоящие, живые витамины, а не эти очередные тюбики и баночки. Такая забота очень приятна, но я к ней не привык. Раздражения больше нет, просто я отлетел в своих мечтаниях, отошел от назначенного курса. Девушка описывать мне ситуацию, но я всё-таки не понимаю, как так мог потерять управление. Вдруг, я больше не смогу работать а полиции? Если я даже не могу с управлением справиться в автомобиле, что уж там говорить про огнестрельное оружие. По спине бегут мурашки, но я делаю вид, что всё нормально. Я хочу обратно на работу, никому не расскажу, что со мной произошло.
[indent] Ранее незнакомая девушка хватает меня за руку, я хмурюсь, смотрю то на её руку, то на её лицо. С чего это вдруг она решила так позаботиться обо мне, даже странно. Может, она аферистка какая-нибудь? Или хочет через меня пробраться в департамент полиции? Ну уж нет, это точно моя личная паранойя, нужно остыть. Хотя... Доверяй, но проверяй. Нужно задавать такие вопросы, чтобы она ничего не заподозрила, но и я смог получить нужную мне информацию. Я не спец в этом деле, конечно, мне больше подходит роль плохого полицейского.
[indent] - Спасибо за то, что не бросила меня там, - с более или менее дружелюбной улыбкой сказал я, открывая дверь в свою палату, чтобы к стенке приставить пакет. Я всё-таки намеревался немного прогуляться, потому что на боках от такого лежания скоро появится пролежни. - И если я виноват в аварии, то прости. Наверное, я заснул. Я очень много работаю, сильно устаю в последнее время. Со мной такого не происходило раньше, но... Всё бывапет в первый раз.
Про перестрелку я не собирался рассказывать, да и из-под халата не должен был быть виден шрам. Я ненавижу жалость, не люблю рассказывать о своих победах. Они есть - и это самое главное. Мне не нужно народное признание. Мне кажется, что лучше стать героем посмертно, или вообще пусть никто не знает ни о чём, чем светится на всех плакатах и рекламах города. Да, я люблю внимание,  но только если оно от чистого сердца. А если просто так... То нет.
[indent] - Чувствую я себя реально лучше, спасибо. А родных... - я замялся, потому что не хотел быть похожим на сироту. У меня есть родные, но как бы нет смысла им звонить. Родители уже в возрасте, а братья заняты. Не думаю, что стоит звонить в участок, я сделаю это, когда вернусь домой. Или сегодня вечером. Но точно не сейчас. - Не думаю, что их будет сильно волновать то, что я разбил машину. На работу я позвоню вечером, предупрежу, что выйду на службу чуть позже, - я вздохнул, стало как-то немного грустно. Правда, оьо мне так никто не заботился. Даже моя бывшая жена... Так вообще, особенная была, не в пример никому. А тут так... Я не хотел к этому привыкать, я даже не хотел чувствовать тепла и радости от того, что сделала Мэри. Нет. Лучше уж оставаться в жесткости и холоде, чем потерять эту мягкость и тепло. Любитель я себя ограничивать.
[indent] - Может, мы прогуляемся? Или ты торопишься? Не думаю, что док будет против. Мне всё равно потом восстанавливаться, - да, я не реагирую на комплименты, наверное, потому что мне они надоели. Смотрят на меня девушки, как невкусный кусок мяса, меня это уже не удивляет. Да, я мужчина в самом расцвете сил, но это я должен провожать дам глазами, а не они меня. Что-то с этим миром точно не так, поэтому я только улыбаюсь теперь уже знакомой Мэри. - Хотя, думаю, если бы ты была сильно занята, то не приехала бы сюда. И не назвалась моей женой, - вот это было сказано уже с укором, но всё-таки в шутку. Не должен я девушку уму разуму учить, лучше познакомиться поближе, если уж судьба так свела. - Кем работаешь? Кстати, как твоя машина? Она застрахована? - чтобы женщина совсем обо мне хорошо не подумала, я нагло взял её под руку и повёл прочь от палаты гулять.

+1

9

[AVA]http://s2.uploads.ru/oJzqd.png[/AVA][SGN]please, don't leave me now[/SGN]

[float=right]http://s1.uploads.ru/8Xp1r.gif[/float] [indent]Наш разговор начал уже мне напоминать какую-то исповедь. Исповедь двух раненных душ, которые по воле случая оказались загнанными в не менее раненные оболочки. Приходится раз по разу вздыхать, пытаясь не выдать внутреннего отчаяния, волнами выхлестывающегося через берега сознания. - Хорошо, что лучше. - бормочу я, потому что из головы вдруг пропадают все возможные уместные здесь слова. У меня там пусто, не хватает только перекати-поля, как в лучших традициях американских вестернов. Опять вздыхаю, кажется, скоро моими вздохами можно будет запустить ветровую электростанцию, а потом измученно улыбаюсь. Я пытаюсь держатся молодцом, но почему-то, когда смотрю на Генри, хочется только скрутится калачиком у него на коленях и выть от отчаяния. События вчерашней ночи опять накрывают меня с головой, а перед глаза пролетает картина, как его окровавленное тело везут на каталках. Я думала, он не выживет...
[indent]Но вот он, держит меня под руку, почти что бодро шагает рядом, и даже в какой-то мере выглядит лучше меня. Уже начал улыбаться, расправив хмурые складки у себя на лбу, и заметно оживился при воспоминании о фруктах. К слову, мне было очень приятно, что он оценил этот небольшой жест, не истолковав его неправильно. -Какой ты проницательный. - расплываюсь в улыбке, когда передо мной ровной цепочкой выстраиваются наблюдения Олсена. -Я никуда не спешу. Абсолютно. - немного растягиваю слова, чтобы уж точно стало понятно, что времени у меня вагон и маленькая тележка. И только я замолкаю, так на меня опять сыпятся вопросы, от которых нет возможности укрыться даже под лавкой в вестибюле. Но я даже рада, наверное, что у Генри такое замечательное настроение. Или он просто притворщик и привык всю боль держать внутри. - Я юрист. - отвечаю немного уклончиво, пытаясь не вдаваться в детали, потому как сейчас они мне кажутся лишними. Мы доходим к концу коридора, и я уверенно толкаю дверь в другой коридор, уже наперед зная, что не последует никаких возражений по этому поводу. -А машина была застрахована, да. Хотя мне кажется, что купить новую будет проще, чем чинить ту. - я пожимаю плечами, потому что и так уже планировала обновить свой автопарк, тем более папа настойчиво повторял мне, что не к лицу такому адвокату, как я, такая машина, как была. У Дэниэлса старшего, кажется, уже прошёл период, когда он боялся тратить деньги, бизнес опять пошёл стремительно в гору, поэтому он вернулся к привычке демонстрировать свою состоятельность. Я его за это не осуждала, но не совсем разделяла такое мнение. Правда, новую машину хотела уже давно. - А что на счёт тебя? Там точно груда металлолома осталась. - я невольно сочувственно поджимаю губы, вспоминая оставшуюся на Линкольнской магистрали купу полностью смятого металла. Где он сейчас? Наверное, уже на свалке. Или их всё таки оттащили на штрафстоянку и потом ещё нужно будет разбираться и с этим. Мы медленно шагаем по больничному коридору, оба измученные и побитые. Вдыхаем запах лекарств и поскорее уже хотим отсюда убраться. И ладно - я, сегодня вечером буду лежать в своей мягкой постели, укутанной в белоснежные простыни, а Генри. Долго ли ему ещё оставалось бороздить просторы лечебного заведение, пытаясь найти утешение в прогулках по сероватых коридорах.
[indent]-Давай сбежим, Генри. - вдруг выпаливаю я, резко остановившись, и поворачиваюсь к парню лицом. - Ну же, ты крепкий парень, а эти стены тебя скорее погубят. - Боже, Мэри, что ты делаешь?! Мало тебе проблем? Считаешь, что уже мало натворила своими выходками? Сколько тебе лет? Скоро тридцатка или семнадцать? Неужели не успела набраться уму-разуму? Но, видимо, что не успела, потому как эта идея кажется мне лучшей за последнюю неделю.
[indent] Но только ровно до тех пор, пока мужчина не поднимает на меня глаза. Что я там вижу? Что я порядком умалишенна. Что мне остается сделать? Просто молча развернуться и позорно убежать, по дороге сбросив с себя халат на стул в приёмной. Вот и всё. На этом и конец истории. А мне в следующий раз не помешает быть более внимательной и осмотрительной. И не такой вспыльчивой. Иногда свои идеи всё же нужно держать при себе.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » clash of fates