Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » after death p.2


after death p.2

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

квартира Филиппа Кастальди | 23 мая 2016 г. | 03:00 PM

Marian Daniels, Philipp Castaldi
http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/07/70a3b1a31f101a3e1d27e79162be43aa.jpg http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/07/b46dad24a6d803ad53b6aac31699b809.jpg

Представляющая интересы Кэролайн Кастальди, Мэриэн узнает в главном подозреваемом в деле об убийстве мужа Кэролайн своего бывшего бойфренда Филиппа и приходит к нему на откровенный разговор.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-07-24 14:35:49)

+1

2

Всегда ли цель оправдывает средства? Ведь даже если цель достаточно благородна, то стоит ли ради неё идти по трупам? Что в таком случае важнее - эта сама цель или какие-то другие ценности? Говорят, конечно, чтобы чего-то достичь, нужно от чего-то отказаться. Если немного переформулировать, то когда закрываются одни двери - обязательно открываются другие. А что, если ты так и остаешься в закрытой комнате один одинешенек? Неужели судьба не подводит? Говорят, конечно, что она справедлива, но если ты переступаешь через что-то, а кто-то потом переступает через тебя то справедливость ли это или просто всемирный баланс? А что делать людям, у которых вообще нету цели? Просто плыть по течению? Или брать всё в свои руки? А зачем, спрашивается? Почему в этом мире гораздо больше вопросов, нежели ответов. И почему каждое утро в десять часов на Пятнадцатой улице образовывается пробка длиною в мою жизнь?
Ровно два часа назад, в восемь утра, только я появилась в своём кабинете, ещё немного заспанная после бурной ночи, ко мне вошла женщина лет сорока и без приветствия присела в стул напротив. -Я Вас слушаю. - мои брови немного взлетели вверх в изумлении от такой бесцеремонности. Но клиент всегда прав, клиент платит деньги, так что я только доброжелательно улыбнулась, готовясь выслушать посетительницу. - Мне нужна Ваша помощь. - киваю, потому что то и так понятно, иначе бы она не сидела здесь. Женщина несколько минут молчит, будто внутри неё точится ужасная борьба, но затем наконец-то выдаёт. - Мой пасынок убил моего мужа. И мне нужно, чтобы он попал в тюрьму. - вот так вот просто мачеха и решила покончить с жизнью не своего дитя. Я ещё не знала всех подробностей дела, но уже понимала, что хочу его и, что я  обязательно выиграю, чего бы мне это не стоило. Мне не было жаль этого парня. Не первый и не последний убийца на моём профессиональном пути. Таким место за решеткой!  -Ну рассказывайте, что произошло. Я к вашим услугам. - а затем откидываюсь на спинку своего кожаного кресла в ожидании информации о бесчувственном сыне-маньяке, который так жестоко убил своего отца.
   -Хорошо. Мне нужно время, чтобы подать заявление и собрать кое-какие материалы, так что жду вас завтра в восемь утра. - история оказалась далеко не банальной, и по том, как я выпроводила посетительницу, я уже не была так уверенна в своей победе. Не потому, что сомневалась в своих силах, а потому, что этим самым пасынком оказался Филипп Кастальди. Моя незабвенная любовь, от которой я так позорно сбежала, испугавшись ответственности. Сколько времени уже прошло с тех событий? Пять лет? Около того. С тех пор мы не общались. Фил упорно игнорировал мои попытки попросить прощения и всё объяснить. И я его понимала, и не винила. Конечно, зачем ему бредить раны словами своей ненормальной бывшей, бросившей его после двух лет отношений. Наверное, лучше было бы, чтобы я изменила, тогда я бы искала оправдание в своей глупости. А так - у меня нету оправданий, как и больше нету шанса вернуть Фила в свою жизнь. И вот, спустя столько времени судьба опять сталкивает нас лбами, только пока Кастальди об этом даже не догадывается, а я уже упорно дую на побитые о падения колени. Что же делать? Я поднимаюсь с кресла и подхожу к окну. Под ногами - Сакраменто, в сердце - старые воспоминания, а в голове - нерешенная задача. Что же, опять идти к нему домой, словно нищая, просить внимания, переступать через все правила, рисковать своей карьерой, или подвести его второй раз и засадить в тюрьму. Нет, он не мог этого сделать! Я должна с ним поговорить!
   И вот я уже полчаса плетусь словно черепаха в этом нескончаемом потоке машин. К месту назначения ещё осталось от силы метров пятьсот, но не могу же я оставить машину посреди дороги, так что поддаюсь обстоятельствам, пока сердце ровными ударами изнутри выбывает ребра. Мне не по себе. Мне жарко. Голова гудит от того, что я поступаю неправильно. Но я не могу поступить иначе. Я не прощу себе, если опять заставлю Филиппа страдать. В голове тут же всплывает картина, когда мы пересекаемся взглядами в зале суда. По разные стороны пропасти. И она теперь ещё больше, чем была до этого. Просто не озаряемая глубина между нами. Господи, хоть бы он не поменял место жительства. Это было очень маловероятно, но я так надеялась, что судьба будет благосклонной ко мне. Я же за этих пять лет не переехала, так что, может и он живёт всё в той же квартире с окнами на Рочестер билдинг.
Проходит ещё где-то полчаса, пока я не паркую автомобиль у многоэтажки. Затем, чуть не теряя туфли вбегаю в фойе, по старой привычке нажимаю нужный этаж, а ещё через несколько мгновений, немного запыхавшаяся, стою под нужной мне дверью. А вдруг он на работе? - ну, не позвоню, не узнаю. Так что делаю вдох-выдох и таки жму кнопку звонка. Сердце тут же ухает в пятки, а я подумываю о том, что ещё не поздно сбежать и отказаться от идеи этой сомнительной благотворительности.

+1

3

Прошло два дня.
Собранность и желание сделать что-то, чтобы защитить самого себя и свою сестру от ужасных вестей, уступили место совершенно разбитому состоянию. Как будто он резко затормозил, остановился и вдруг осознал: все это он делает, потому что отца больше нет. Все эти спасения собственной шкуры, попытки найти помощь у Декстера, достучаться до Кэролайн, которая по-прежнему не выходит на связь и Бог весть что замышляет - все это происходило только потому, что его отца, Бенвенуто Кастальди, больше нет в живых. И осознал он это в полной мере только когда прекратил на секунду находиться в движении, отдышался... и вдруг остался наедине с собой и резко нахлынувшим горем. Самым близким друзьям он коротко отписал в социальных сетях, что произошло. Конечно, они предлагали прийти, поддержать, но он не хотел этого. На кой черт ему эти соболезнования? Поэтому он на ночь открыл бутылку виски и выпил полностью один. Обычно алкоголь он вкусно закусывал, но в этот раз он просто пил, не задумываясь. Что закономерно, с утра у него ужасно болела голова, он был небрит, встал кое-как, просто убитый лежал в кресле перед телевизором, стараясь отвлечься от своих мыслей с помощью глупого телешоу.
Кастальди так и знал, что друзья не оставят его в покое просто так - в десять часов утра в дверь кто-то начал названивать. Филипп игнорировал их сообщения в социальных сетях и они, видимо, боялись, что он сдохнет. Или еще такой вариант - за ним пришла полиция, чтобы арестовать. Этого мужчине сильно не хотелось даже больше потому, что придется сидеть на пустой койке в жуткой камере с холодным полом, а у него так раскалывается голова, Господи... Но уж кого Кастальди не ожидал увидеть, так это...
Мэриен Дэниелс.
Кастальди был не в самом лучшем состоянии для встречи бывшей подружки, сбежавшей от него непонятно почему после отличных двухлетних отношений шесть лет назад. Тогда они были молоды, Дэниелс-то было всего двадцать три года. Столько лет прошло, Филипп уже практически забыл про девушку, хотя когда-то, наверное, он даже любил ее. Эти чувства прошли для Кастальди незаметно после ее ухода только потому, что он тоже рванул с места и стал ездить по разным странам, как будто его резко отпустило. Там ему было не до мыслей о бывшей девушке, так он и выкинул ее из головы. Хотя он сам не знал, сделал бы он так, будь при нем Мэриен, ведь его поездка не была связана с их расставанием, и могло получиться так, что он бы сам от нее уехал на год.
И вот она стояла перед ним, немного повзрослевшая, но по-прежнему очаровательная, наверное, пережившая очень многое с тех пор -  того, что они могли бы пережить вместе. Думал ли он о ней хотя бы иногда? Конечно, думал, и хоть он не понимал мотива ее поступка тогда, он никогда не желал ей плохого. Но что он не понимал, так это что она делает перед ним сейчас, в трагичный для него миг. Откуда-то узнала и прибыла утешить? Но откуда, он потерял с ней всякую связь... Это было наистраннейшее совпадение.
Кастальди вдруг подумал, что бывшая девушка может не узнать в мужчине с волосами практически до плеч, с трагичным отпечатком в глазах, с помятым лицом, ее прежнего веселого Филиппа, почти мальчишку - все-таки оКастальди никогда не выглядел на свои реальные года, и, несмотря на их разницу больше чем в пять лет, во время их отношений Мэриен и Филипп смотрелись ровесниками. И нельзя отрицать, что они были красивой парой - высокая стройная блондинка и худощавый моложавый брюнет. Флэшбеками у него перед глазами пронеслись их счастливые моменты: походы в ресторан, в парк, да просто поедания пиццы перед телевизором.
Но что Филипп Кастальди мог сказать девушке, которая однажды кинула его и которую он не ожидал увидеть больше никогда в жизни?
- Привет. Ты что здесь делаешь?

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-08-04 18:07:43)

+1

4

[indent]Вся наша жизнь - сплошная череда встреч и расставаний. Мы встречаем этот мир, наших родителей, друзей, школьных учителей, первую любовь. Каждый день наполнен миллионами незначительных встреч в магазине, на улице, в очереди на такси. Мы также расстаемся- со старым псом, которого в однажды мама отправляет на ферму - ему ведь там вольготнее; с начальной школой и врачом, который после нашей болезни выписывает справку и советует в следующий раз не злоупотреблять мороженным. Куда-то исчезают детсадовские друзья, переезжают соседи и каждый раз твой привычный мир немного меняется. Но как часто мы расстаемся с кем-то навсегда? Говоря "Прощай" мы обычно имеем ввиду au revoir, "До свидания", потому что слишком сложно представить, что мы больше не встретимся. Разумеется, речь не о собаке- всегда наступает тот момент, когда мы понимаем, что нет никакой фермы. Но с людьми все иначе: технический прогресс зашел достаточно далеко, чтобы всегда быть на связи, вне зависимости от географического положения на карте. Тем не менее иногда мы говорим "прощай" и именно это и имеем ввиду, потому что телефон, интернет или видеосвязь не способны ни на йоту сократить расстояние между вами. "Прощай" - самое страшное слово, оно сжигает мосты, даже если мы живем в соседних городах, на соседних улицах. "Прощай" мы говорим только самым близким.
[indent]Я услышала шаги за дверью. Сердце мигом ухнуло куда-то в пятки и я даже на несколько мгновений затаила дыхание в ожидании. Сейчас я его увижу. Или не его. Мне ведь вполне может открыть дверь какая-то барышня, уже прочно обосновавшаяся в этой квартире на правах хозяйки. Это если Фил ещё не съехал. А если хуже? Блин, и с чего начать? С того, что я думала о нём, или сразу перейти к делу? Ведь дело-то важное, и вообще не жаждет замедления. Но будет ли красиво, если я вот так вот с порога, да о работе, после всего-то, что у нас было? И хорошо ведь было! Это просто я дура такая...- Привет. Ты что здесь делаешь? - я даже не сразу поняла, что произошло. Филипп показался на пороге так неожиданно, что у меня даже на несколько минут отняло речь. Я просто стояла, как столб, скользя взглядом от его лица вниз и наоборот. Он почти что не изменился, только стал значительно солиднее. Наконец-то, когда отхожу от первого шока, то немного прокашливаюсь. - Я по делу, Фил. Очень важному делу. - вздыхаю. Сейчас я нарушаю все возможные и невозможные правила для юристов. Если кто узнает - меня могут лишить лицензии. Но если бы я этого не сделала, и Кастальди сел в тюрьму, то чувствовать себя виноватой до конца жизни всё же выглядело намного хуже. -А вообще, наверное, пришло время извиниться... - я опускаю глаза, делая вид, что увлеченно рассматриваю носки своих туфель, чтобы хоть немного оттянуть момент этой исповеди. - За то, что сбежала. - прокашливаюсь опять. Добывать из себя слова прощения оказывается намного труднее, чем я надеялась. - Просто, всё так закрутилось... -  тихо шепчу я, потому что мне стыдно. Уф, была бы моя воля, я бы сейчас с радостью провалилась сквозь землю. Но, кажется, дома нынче строят крепкие, а полы подо мной выдержали бы и нашествие монголов, так что остается только заканчивать начатое, раз уж сюда явилась. Некуда уже отступать! - Блин...Прости, короче. Я чувствовала себя виноватой все эти годы. - опять вздыхаю, ожидая, то ли бывший жених сейчас захлопнет дверь перед моим носом, то ли просто накричит, то ли так и будет смотреть на меня своим обвиняющим взглядом. Чувствовала себя, как маленькая нашкодившая девочка.
[indent]-Но я пришла не ради того, чтобы сбросить груз с плеч. Сейчас у тебя намечаются проблемы похуже. Пустишь? - я пожимаю плечами, мол, если не пустишь, я всё пойму. Не каждый ведь день на твоём пороге появляются сбежавшие прдружки, толкующие какую-то ахинею о возможных проблемах. Наверное, я бы не стала даже выслушивать. Но, Фил, если ты попытаешься закрыть дверь, то я не уйду, и буду тарабанить в неё, пока тебе не надоест. или пока кто-то из соседей не вызовет полицию. Но тебе ведь от этого не станет легче. Так ты себе уж точно не сможешь помочь. Поэтому, надеюсь, что все мы научились отпускать прошлое во имя светлого будущего, не очерченного решеткой.

+1

5

Когда бывшая подружка сказала про какое-то дело, первой мыслью Кастальди было, что у Мэриен что-то случилось, и ей нужна его помощь. Вот была бы ирония! И что бы он сделал на эту наглость, интересно? Да помог, наверное. Филипп ведь на нее совсем уже не сердился и никогда не желал мстить. К их расставанию он отнесся философски, хотя вполне в его стиле было бы устроить Мэриен какую-нибудь гадость, раз она так поступила с ним. Но сейчас между ними не было ничего, кроме нескольких невыясненных вопросов, после которых можно будет точно поставить точку, пусть их многоточие и длилось несколько лет.
- Надо же, ты еще даже помнишь, где я живу, - сказал Филипп без ехидства, просто констатируя факт. Вдруг вспомнилось, как он сам недавно точно так же приходил к своей хорошей подруге Мими, после того как тоже бросил ее, предав из-за новой подружки. Забавно - говорят, снаряд не попадает в одну воронку дважды, а молния два раза не ударит в одно и то же место, но у него все жизненные ситуации повторялись по два раза, причем активно и пассивно - он делал что-то, и то же самое делали с ним. Может быть, просто, он уже старый?
Мэриен начала извиняться, и это было даже немного весело - вот так, спустя пять лет, девушка одумалась. Ну, лучше поздно, чем никогда. К тому же, Дэниелс, наверное, даже не подозревала, какие проблемы сейчас у него и насколько ему не до ее извинений. Так что Филипп готов был их принять, лишь бы Мэриен очистила душу и упорхнула, чтобы они снова никогда не увиделись. Ну и, наверное, заняла у него денег. Или что там ей еще от него нужно. Произойди такое еще неделю назад, ситуация не оставила бы его равнодушным - он задумался бы, а остались ли у него чувства к Мэриен и может ли он ее снова отпустить. Но не сейчас.
Он пожал плечами - мол, окей, извинилась, так извинилась, спасибо и на этом. Еще чего-нибудь?
Но слова Мэри про его проблемы его задели, и он впился взглядом в лицо девушки - при чем тут его проблемы? Так, зачем она в действительно появилась у него на пороге? Таки верно то, что она узнала о его беде? И пришла сопереживать? Вот за это он уже готов был ее прогнать, это ему не нравилось. Моральная поддержка по выезду спустя пять лет - на кой черт ему это надо, он ведь даже близких друзей к себе не подпускает.
Мэриен попросила пустить ее, и он на мгновение заколебался. Не хотелось выслушивать ее соболезнования, но она почему-то не выглядела так, как будто сейчас начнет жалеть его - была какой-то чересчур решительной и уверенной в своих действиях, пусть извинения она и мямлила с трудом.
- Ну, наверное, пущу, -  он развернулся на сто восемьдесят градусов, и, не глядя на девушку, пошел вперед. Дверь сама закроет - если уж нашла квартиру, помнит, как это делается. Проходя  в гостиную, он вспоминал, что изменил за пять лет в своей обители холостяка, что сейчас не узнает Мэриен. Да ничего особенного - исчезли милые случайные безделушки от самой Мэриен, сменил  телевизор на огромную плазму, компьютер поменял, что там еще, кажется, ковер... ли он был еще до Мэриен? Черт его знает.
Филипп, не предлагая чего-нибудь выпить, сел в кресло, отвернувшись. Мужчина не хотел, чтобы Мэриен лишний раз видела его понурое лицо.
- Ну? - бросил в сторону Кастальди, будто решая, заинтересуют его слова бывшей подружки или же он выпроводит ее обратно за дверь.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-08-13 08:05:20)

+1

6

Люди приходят и уходят из нашей жизни, как  по взмаху волшебной палочки. Некоторые оставляют глубокие следы в сердце, некоторые исчезают незаметно, будто их и не было. Хотим мы того или нет - мы должны мириться с утратами и радоваться новым обретениям, как ни в чем не бывало. Иногда очень трудно отпускать человека, даже если он сам хочет, ведь нас связывают общие воспоминания, какие-то планы, что-то личное, что было лишь между нами. А иногда мы сами не хотим уходить, если нас выгоняют. Это больно, согласитесь. Больно даже осознать, что мы перестали быть нужными человеку, как старый износившийся диван. Хотя диван нужно вынести на себе, чтобы выбросить, или можно вызвать грузчиков, или скинуть в окно, а нас просто бросают, будто переезжают в новый дом, оставляя всю мебель в старом. Но иногда люди имеют свойство неожиданно возвращаться в нашу жизнь. Конечно, всё никогда уже не будет, как прежде, ведь время течет и оно меняет нас, часто до неузнаваемости. Но, бывает, эти встречи с прошлым приносят радость и теплые воспоминания, будто приезжаем взрослыми в бабушкин дом, где провели всё своё детство, а она напекла пирогов. И становиться так тепло и уютно, что чувствуется, будто и нету тех двадцати лет разницы, и мы снова маленькие дети. Но чаще всего встречи с прошлым не сулят ничего хорошего. Не зря ведь говорят, что нельзя ворошить то, что прошло. Прошлое на то и прошлое, чтобы жить лишь в воспоминаниях, и никогда не всплывать из самых глубоких закромов души.
Если быть до конца откровенной, то этот парень, кажется, в моей жизни попался совсем не случайно. Я не знаю, как, вот честно, но я сразу же идентифицировала, что он послан мне не только лишь для опыта. Но согласно всем писаным и неписаным канонам, кодексам девушек и небезызвестной женской логике, я повела себя странно, словно последняя дура, чтобы ничего не завязалось и чтобы больше никогда не встретится с этим парнем. Да, привет, я - идиотка, и каждый вторник после работы я посещаю кружок анонимных идиоток. Мы там обсуждаем, какие мы идиотки, обещаем исправиться, но, кажется, что это наше женское призвание - куда-то постоянно девать хороших парней, а потом ныть, куда же подевались все хорошие парни.
Филипп несколько мгновений размышляет о том, что же всё таки принесло меня в его дом после всего, что случилось. Я же тем временем шаркаю ногой, пытаясь скрыть волнение. - Ну, наверное, пущу, - выносит словно приговор, а затем разворачивается и просто скрывается от меня в глубине квартиры. Я ещё несколько минут колеблюсь у входа, но типа раз уже заварила эту кашу, то и посолить нужно. Потому немного растеряно вхожу внутрь, закрываю за собой дверь, а потом следую в том же направлении, что и Кастальди.
Он сидит в кресле, спиной ко мне, будто бы и не хочет меня видеть, делая мне огромное одолжение таким поведением. Хмыкаю, пока быстро осматриваю комнату, поменялось ли здесь что-то за пять лет, но отличий почему-то не могу найти. -Филипп, перестань себя вести, как маленький. Ко мне в офис сегодня заявилась твоя мачеха. - имею наглость обойти комнату и столбом вырасти прямо перед мужчиной, чтобы уж точно ничего не смог от меня скрыть. Ловлю его взгляд и недовольно поджимаю губы. Это кто ещё кому здесь одолжение делает. -Ты знаешь почему или тебе сказать, что она считает, что именно ты убил своего отца, и просит меня отправить тебя в тюрьму? - скрещиваю руки на груди. Мне не нравится поведение парня, но я понимаю, почему оно такое. И, надеюсь, что он поймет чего мне может стоить то, что я сейчас стою перед ним и вообще этот разговор. - Посмотри на меня! Это правда? - рычу, толкая парня в плечо. Пусть заканчивает эти детские игры, потому что начинаются взрослые, и ему же лучше, чтобы мы играли на одной стороне!

+1

7

Слова Мэриен потрясли Филиппа, насколько можно потрясти человека, у которого на днях умер близкий родственник. Это было странное совпадение, впрочем, в его жизни такие случались часто. Так что можно перестать удивляться. И что, почему Мэриен беспокоится за него? Видать, хватило совести не пойти против бывшего парня, которого так позорно бросила. Да, Дэниелс сейчас поступала правильно, предупреждая его - Филипп действительно был бы окончательно раздавлен, если бы против него ополчились сразу две женщины, которые когда-то были так дороги ему. Это был бы настоящий удар в спину. Хотя в этом была бы своя ирония.
Филипп припомнил, знали ли Мэриен с Кэролайн друг друга раньше. Нет, кажется, он их не знакомил, пусть они с Мэри и встречались два года. Наверняка Мэри знала его брата и сестру, но вот отца и мачеху максимум видела мельком. Он не любил все вот эти семейные ритуалы знакомства с родителями, тем более, все его девушки, нельзя сказать, чтобы задерживались ненадолго, но не были кандидатками на замужество.  Да, за все его тридцать пять лет он ни разу по-настоящему не хотел жениться. И сомневался, что еще когда-нибудь захочет. Еще черт с ним, жениться, но только не детей. Он нормально относился к чужим спиногрызам и даже мог понянчиться с ними немножко, но с ужасом воспринимал идею завести собственных. Может быть, поэтому Мэриен ушла? Не видела перспектив? И что, теперь она замужем? Может быть, у нее уже и дети есть? Он оглядел фигуру Мэриен - не похоже, что она рожала, хотя это ведь Мэри, прекрасная во всех отношениях. Ему вдруг стало интересно.
- Без лишних обид с моей стороны, тем более, сейчас не до того - все-таки, почему ты ушла? Меня долго мучил этот вопрос, и теперь мне тупо интересно, - усмехнулся Кастальди. - Тогда все было так хорошо, а ты вдруг взяла и свалила. Только говори честно - новый любовник, я тебе надоел, что-то еще? Расстроен я сейчас другим, так что это твой шанс.
И что, как она думает, насколько хорошо она его знает? До сих пор верит в него? Ведь она не думает, что он убил отца, поэтому и пришла, нарушая все законы служебной этики. Он плохо знает законы, полный профан в юриспруденции, особенно в том, что касается криминала, но за это ее наверняка можно саму отдать под суд. И карьера пострадает. Так зачем ей спасать его задницу?
- Меня в очередной раз предала женщина - ничего удивительного, - он не мог не ерничать, он ведь был Филиппом. - Кэролайн оказалось ужасной милашкой, мы друг в друге души не чаяли почти двадцать лет, а когда встали денежный вопрос и вопрос спасения своей шкуры от тюрьмы, она готова утопить меня. Стерва, - констатировал Кастальди, пожав плечами.
Мэриен помнила Филиппа немного другим - менее циничным, более любезным, и при ней Филипп, наверное, ни разу не обозвал женщину. Да, Кастальди никогда не был паинькой, всегда был достаточно эгоистичен, но с Мэриен он всегда был мил и не показывал другого лица даже в ссорах, не то что не бил, даже не обзывал и не материл девушку ни разу. Но жизнь с чередой предательств - собственных и его - научила Филиппа быть таким, и, наверное, от этого Филиппа Мэриен могло стать немного противно. Но Кастальди не нуждался в армии спасения в лице бывших подружек, как бы они ни расстались - в хороших отношениях или плохих.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-08-17 16:35:48)

+1

8

Иногда судьба посылает нам знаки - в виде красной машины, чёрной кошки, поломавшегося будильника. Иногда она посылает нам людей - хороших, плохих, для опыта, для любви. Иногда она посылает нам шансы - найти свою половинку, сорвать куш, выиграть лотерею. Но зачастую в будничной ежедневной суете мы ничего этого не замечаем. Мы просто злимся на весь мир, на себя, на начальника, на водителя, который своим автомобилем с утра окатил из лужи, на стихию, на позднее время - на всё, лишь бы злиться. Нам так проще - жить в своём немного прогнившем коконе, вдали от всего мира, заботиться только о себе, питая свое альтер -эго, ведь люди врут, ситуации подводят, а "вечно" - короткое слово, которое длится не дольше, чем разогреть пиццу в микроволновке. А потом только и остаётся говорить "ну что же за судьба такая у меня, почему другим - проще?".
Вот мне и показалось, что Кастальди сейчас пребывал в таком настроении, будто я ему что-то должна. Люди сходятся и расходятся, но многие ли потом рискуют своей свободой ради того, чтобы замолить грехи. Если бы я так уж и переживала по этому поводу, то,возможно, не бросила бы попыток выпросить прощение, а оббивала бы этот порог все пять лет. А так, знаете ли, чувство вины имеет свойство притупляться со временем, так что к этому моменту я была уже полностью свободна от тех отношений. - Не думаю, что сейчас это именно то, что поможет решить ситуацию. - я говорю спокойно, размеренно, скрывая раздражение где-то глубоко за непробиваемой маской  профессиональной этики. Но, чтобы уже поставить точку на этом вопросе, всё же решаю ответить. - Я просто ещё не была готова к серьёзным отношениям. - грустное подобие улыбки, на мгновение потухший взгляд, но затем я опять же резко распрямляю плечи и, считая, что с этим разговором покончено раз и навсегда, возвращаю внимание к вопросу более неотложному. -Ты не ответил на мой вопрос, Филипп. Ты причастен к убийству отца? - раз уж я пошла на такой риск, то мне не нужны были разглагольствования о несправедливости жизни, но всё же напрямую спросить, убийца ли Кастальди, я не решилась. Вроде бы и хорошо его знала тогда. Тогдашний Фил точно не был способен на такое ужасное преступление. Но я, какой позор, почти совершенно ничего не знала об отношениях парня с родителями. К тому же много воды утекло с тех пор, а судьба научила не доверять подозреваемым и никак уж не поддаваться эмоциям в таком деле. -Господи, ты понимаешь, что я сейчас развернусь и уйду, а потом засужу тебя и даже глазом не моргну, если не прекратишь паясничать. Я сюда не отношения пришла налаживать, чёрт подери! - я срываюсь с места и начинаю ходить туда-сюда. То, что я появилась на пороге этого дома, уже казалось мне самой худшей из идей когда-либо. Если мужчине более важно уколоть меня прошлыми отношениями, то мне однозначно нечего здесь делать. -Филипп! - рычу, словно какая-то мегера. - Или ты мне сейчас всё расскажешь, или увидимся с тобой в суде! - ух, аж от собственной злости противно, но мне нужно было пробить его защиту. И если идея с добрым полицейским не сработала, то на помощь пришёл плохой. И хотя я перепутала их очерёдность, но мне плевать. Я тут потому что где-то в глубине души ещё переживала за этого парня. Но это уж никак  не значит, что за свою задницу я в таком случае не переживала вообще.

+1

9

Простой ответ его бывшей девушки хоть ничего и не объяснял, казалось, удовлетворил Филиппа - он с безразличием кивнул. Не готова так не готова. Хотя на самом деле все отмазки. Если бы они были созданы друг для друга, то готовность пойти друг за другом в огонь и воду была бы у обоих в любом случае. Но и он тогда не думал, что проведет с этой женщиной всю свою жизнь. Как не думал ни про одну другую. Поэтому и остался к тридцати пяти холостяком, пусть отношения у него бывали, и продолжительные. А может быть, просто всегда влюблялся в слишком красивых девушек. Посмотреть на ту же Мэриен - настоящая модель, за несколько лет ничуть не сдала. Хотя она и внутренне была неплохой девушкой, вот даже пришла вытащить его из задницы, так что, кто знает, может быть, что-нибудь у них бы и получилось...
- Конечно, я причастен к его убийству. Я был у него перед тем, как его убили, - раздраженно ответил Филипп. - Хочешь знать, я ли это? Я скажу тебе, что нет. И скажу тебе, что его убила Кэролайн. А она сказала тебе обратное. Ну и что, кому ты поверишь? Ты что, можешь в таком деле просто полагаться на мои слова? А не на слова твоей клиентки? А как же твой профессионализм, Мэри?
Своими язвительными фразами он как будто копал себе яму все глубже, но не мог остановиться. Вот же оно, его спасение. если он сядет и спокойно поговорит с Мэри, объяснит ей ситуацию, поговорит с ней, и он не дурак. он понимает, что сейчас топит сам себя. Но Филипп часто сначала говорил, потом думал. А потом думал и снова говорил, делая только хуже. И его отношение не могло не разозлить Мэри, которая быстро взбесилась. Но и ей, и ему было приятнее такое ее состояние, чем то, в котором она появилась на пороге, мямля извинения. Филипп не хотел видеть ее такой. Пусть лучше ругается, может, даст ему по лбу, чтобы он одумался.
- Прежде чем рассказывать, я хочу все-таки прояснить степень твоего доверия, - спокойно ответил он. - Ты пришла, чтобы сбросить груз вины и сделать морально правильный поступок, а потом уйти со спокойной душой и продолжить работу и собирать против меня доказательства? Или ты пришла, так как по какой-то причине тебе реально важно, что бывший бойфренд не оказался негодяем, который способен на убийство собственного отца в порыве гнева? Ты ведь сама прекрасно понимаешь, что мне не нужны его деньги. У меня достаточно средств для того, чтобы обеспечивать меня одного - а семьи у меня нет, если тебе интересно, Мэри. Вернее, была - отец, мачеха. Орсино, Рикки - но, судя по всему, семья эта развалилась. - Он уже начинал кричать. - Черт побери, я потерял не только отца, я потерял Кэролайн, а что думают об этом всем Орсино и Рикки, я не знаю! Может быть, они тоже убеждены, что это сделал я! И тогда я остался один на всем свете, потому что, когда я сяду, от меня отвернутся многие друзья. А те, кто не отвернутся, сначала будут передавать посылки, но быстро меня забудут. Потому что у них свои жизни и свои семьи. Ты понимаешь все это, Мэри?
Кастальди резко остановился и перевел дыхание. Потом мужчина медленно встал из кресла и прислонился к косяку. Больше всего на свете Кастальди ценил общество людей, своих родных и близких, Филипп не мог быть один, хотя - вот парадокс - старательно избегал семейной жизни. Наверное, потому что Филиппу было недостаточно уйти с головой в отношения с одним человеком, а потом посвятить свою жизнь еще парочке карапузов. Кастальди хотел жить для себя, но для этого ему были необходимы люди рядом с ним, его поддержка.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-08-26 14:03:05)

+1

10

Почему Кастальди так себя ведёт со мной? Неужели в нём ещё таится прошлая обида? Если я ещё тут только потому, что Филиппу хочется облить меня грязью, то, наверное, самое время уходить. Как говорится, проваливаем оттуда, где нам не рады. Я пришла сюда не за тем, чтобы слушать эти гнусные издевки. И вообще-то мне не так уже и плохо жилось, когда мы вообще не общались, так что, возможно, к этому и стоит вернуться. - Мой профессионализм говорит, что от сюда надо сваливать. - хмыкаю я и резко останавливаю своё хождение по комнате, словно на меня снизошло озарение. Несколько мгновений смотрю на мыски своих туфлей, будто о чём-то размышляя, пока выслушиваю очередную тираду парня о том, какая я плохая. По правде, мне вдруг захотелось закрыться в ванной комнате и вырвать всё это пренебрежительное к себе отношения. -Я не понимаю, Филипп, почему ты ведёшь себя, как последний кретин. Наверное, я сильно ошиблась, когда заявилась сюда, так что по видимому мне стоит оставить тебя наедине и отправиться собирать доказательства. Единственное, чем смогу услужить в таком случае по старому знакомству - не буду настаивать на максимальном строке заключения - пожимаю плечами, ещё не хватало только, чтобы я упала перед мужчиной на колени и вымаливала разрешения помочь ему. Нет так нет. На нет и суда нет. Подбираю с пола сумочку, которую впопыхах туда кинула, выпрямляюсь и, наверное, в последний раз перед судом смотрю Кастальди в глаза. -Не скажу, что было приятно повидаться. Желаю удачи. Хотя она тебе вряд ли поможет. - это вот так вот благодарят за услуги, да? Или это только мне казалось, что я делаю доброе дело? Кастальди думал, что я навязываюсь, хочу вернуть его, влезаю не в своё дело? Да неважно, в любом случае мне больше не доведётся его беспокоить. Разве что, немного огорчу, когда его засадят за решетку на лет десять. И мне даже не будет совестно. Видит Бог, что я хотела чем-то помочь. Действительно хотела же. Но насильно мил не будешь. -Можешь не провожать. Я помню, где выход - на том разворачиваюсь и выхожу из комнаты.
По правде, даже не знаю, как себя чувствовать теперь. Меня втоптали в грязь, пренебрегли мною и моей добротой? Просто вышвырнули за порог лишь за то, что я пришла помочь. Наверное, я успела упустить момент, когда мир стал настолько суров. Или это просто Фил убитый горем? Ну, я дала ему шанс изменить своё мнение обо мне, но он его просто растоптал своими издевками, так что...Мне остается только запихнуть куда подальше свою растерянность и провалить нахрен отсюда, чтобы вдруг меня не настигли в двери и не вылили напоследок ещё одно ведро грязи на голову. Я уже и так захлебывалась от переизбытка иронии за это утро
Дергаю ручку входной двери. Дверь открывается со скрипом. Я ещё несколько мгновений стою, всё же не решаясь уйти, но чем уж тут делу поможешь теперь? Никак не ожидала, что мужчина вот сейчас сорвется с места и побежит меня догонять, умоляя простить его и помочь. Он мне всё явно показал. Я убедилась, что сделала всё, что могла. Так что ещё один шаг за порог, потом дверь всё с тем же скрипом закрывается за мной и на этом по ходу конец истории. Подхожу к лифту и жму на кнопку, чтобы его вызвать. Ноги от чего-то подкашиваются, но я уже хочу поскорее отсюда убраться.

+1

11

Как последний кретин? Ну да, похоже на правду. Знакомься, Мэри, Филипп. Даже не сказать, что новый - он уже давно такой, а Мэри не то, чтобы отвыкла... просто, наверное, ее он раньше слишком ценил и уважал, чтобы язвить и ехидничать при ней, как с много другими друзьями. И она всегда видела его только с хорошей стороны. О да, при ней он был просто милашкой, даже когда они встречались уже полтора года. Удивительно, каким приятным человеком он может стать, когда влюблен в девушку. Но теперь они чужие люди с затаившимися обидами, со своими горечами и невзгодами, так что смысла проявлять вежливость друг перед другом нет.
Ушла? Вполне ожидаемо. Филипп снова опустился в кресло, думая - все-таки сломается и снова вернется, будет тормошить его? Только вот толку в этом? Если он уже закусил удила, то так и будет продолжать эту свистопляску, это же Филипп, упрямый, как баран.
Кастальди невесело усмехнулся, представив, как его бывшая девушка, брызгая слюной, в строгом костюме из пиджака и прямой юбки, с заколотыми в пучок волосами, кричит, указывая на Филиппа, который сидит за решеткой в костюме уже совсем другого покроя, менее строгом, ярко-оранжевом и непохожем на его любимый черный костюм для выхода на особенные мероприятия:
"Требую высшую меру наказания этому негодяю! Два года жизни на него убила! Но на самом деле убийца здесь не я, а он! Под стражу, немедленно!"
Кэролайн и показания давать не придется.
Он слышал ее задержку у двери - дверь открылась со скрипом и была ею закрыта не сразу. На миг в груди даже появилось радостное ощущение - вот она сейчас вернется. Стоп, к чему эта радость? Он же сам, считай, ее прогнал, своим отвратительным отношением. А что она хотела? Что он будет ползать у ее ног и умолять вытащить его из этой задницы? А она будет королевной возвышаться над ним и топтать мужчину, к которому сама же пришла просить прощения? Нет уж, все-таки у него есть гордость.
- Конечно, ты помнишь - ты им как-то очень удачно воспользовалась, - не удержался от очередного замечания Филипп, но Мэри уже хлопнула дверью и не слышала его слов. И слава Богу - он и так ее достаточно разозлил.
Воцарилась тишина, как будто ничего и не было. Кастальди вздохнул - Вавилон рухнул. Теперь давай сам. И почему он так любит оставаться в безоружном одиночестве в самые сложные времена своей жизни? Жизнь Филиппа за тридцать пять лет ничему не научила.
Кастальди снова встал на ноги. Мог ли он сделать это ради отца, чтобы противостоять этой шлюхе Кэролайн с ее нелепыми вероломными обвинениями? Мог ли пойти сам против себя, чтобы спасти всю свою жизнь? Ведь та тирада, которую он выпалил Мэриэн - о, Филипп так жалел себя, но у него был выход. Довериться этой девушке, которая, возможно, руководствовалась искренними намерениями.
Кастальди, все еще медля и втайне надеясь, что лифт с прихода Мэриэн не успел уехать на другой этаж и сразу забрал ее, вышел из квартиры. Нет - она была там, стояла спиной, отвернувшись к лифту. Плечи поникшие, как будто ей самой было ужасно больно и неприятно.
- Мэри... - проговорил он через силу, но потом вдруг наоборот говорить стало как-то легче: - Прости меня тоже. Наверное, и я когда-то не был идеальным. Сейчас - тем более. Забудем то, что было. Ты сама понимаешь, что мне сейчас нужна твоя помощь. И если я тебя отпущу - значит, у меня совершенно отсутствует инстинкт самосохранения, и удивительно, как я дожил до тридцати пяти. После этого дела разойдемся, как будто нас ничего никогда и не связывало. А сейчас, раз ты пришла, значит, уже сделала этот шаг - за меня и против Кэролайн. Так что я должен знать, что у нее на меня есть.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-09-02 14:22:31)

+1

12

Ох уж эти мужчины. Одни проблемы с ними. Как в прочем и со всеми предметами мужского рода, должна признать! Так что я почему-то даже не удивилась, когда поняла, что лифт безнадежно сломан, и нужно будет немного утрудить свои длинные ножки, чтобы спуститься на землю праведную с этого высотного этажа. Возможно, попытки не зацепиться острой шпилькой за ступеньку и не полететь верхом вниз, всё же немного помогут отвлечься от того, как повелся со мной Филипп. Он изменился за то время, пока мы не общались. Или, возможно, он всегда был таким, а я просто была слепа в своей неосязаемой  к нему любви? Кажется, я каталась на карете с белыми лошадьми и не замечала ничего вокруг, кроме своего принца, который по вечерам вдруг превращался в темного рыцаря и куда-то постоянно исчезал. Знала ли я Кастальди так хорошо, как следовало бы девушке в отношениях, которым уже два с лишним года? Наверное, это стыдно, но нужно признать, что я почти что не знала тот мир парня, в котором не было меня. Сейчас это можно спихнуть на какой-то юношеский максимализм, неопытность, какое-то желание, чтобы человек принадлежал только мне, без понимания, что им всё же нужно делиться. Хотя, чего греха таить, проблема просто была в моём эгоизме, а всё остальное – отмазки, пусть я и никогда не признаюсь себе в этом.
И вот, только я уже собралась духом, чтобы вступить в ожесточенный бой с лестницей, как неожиданно услышала за спиной скрип двери. Прекрасно, всё же одумался! Если бы мне пришлось сейчас что-то сказать, то не уверена, что Филу удалось бы скрыться от моего ядовитого сарказма. Не один он умеет язвить, знаете ли. Но я лишь молча опустила голову, так и не повернувшись к парню лицом, чтобы вот он сейчас опять не сказал что-то омерзительное мне вдогонку и неожиданно увидел на моём лице горькие слезы разочарования.
Но нет, его речь скорее показалась исповедью, нежели ещё одним грехом. Он пришел с повинной, а разве мне ещё оставалось что-то сделать, кроме как принять его? Даже после всего, что он мне наговорил. Делаю вдох. У меня нету сил что-то ответить. Я просто разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и, минуя мужчину, молча возвращаюсь в квартиру. Опять прохожу в гостиную, где, кажется, ещё даже виднеется грязь, которую на меня лили минутами десятью ранее. Сажусь в мягкое кресло, из которого Кастальди выносил мне приговор. Почему я это делаю? Ответа не было. Мне хотелось встать и уйти, но я словно приросла к этим бежевым подушкам. Достаю из сумки синюю папку с бумагами  и бросаю её на журнальный столик перед собой. Ни слова. Пусть сам посмотрит, что у Кэролайн на него есть. У меня нету сил ещё что-то объяснять сейчас. Он умный мальчик – сам справится, пока я, откинувшись в кресле буду наблюдать, как брюнет вертит в руках «пистолет, из которого его же и собираются убить». Какая ирония, что это мне дано право спустить курок и выстрелить последнюю пулю в голову этому молодому человеку. И что самое парадоксальное – мне за это ничего не будет. Тем то мы сейчас и отличаемся. –Должна признать, у тебя немного шансов. Но вот без меня – они вообще равны нулю, если ты этого ещё не понял. Так что умерь свой пыл, Филипп. И оцени то, что ради тебя я совершаю преступление. И это вовсе не ради того, чтобы ты меня простил. После этого дела действительно надеюсь тебя больше никогда не встретить. Ты мне теперь омерзительный. – делаю вдох. Чувств как-то вообще нету. Словно я кат, который каждый день по несколько раз отрубает головы преступникам. Привычка. Даже не жалко. – Ну что, как тебе? – грустно ухмыляюсь, когда мужчина переворачивает последний лист. Кэролайн-то постаралась, и присяжным не составит труда поверить в её историю. Так что у Филиппа есть последний грёбаный шанс понять, что он уже одной ногой в пропасти. Интересно, много ли для этого ещё потребуется времени? Потому что я сейчас переменчива, как весенняя погода, и Кастальди не составит труда ещё одним словом, пусть даже после той умилительной речи у двери, самому  пустить себе пулю в лоб. То, что сейчас я спокойна и безразлична, как удав в спячке, не значит то, что в следующее мгновение удава не могут поджечь. Вот такие вот дела.

+1

13

Ох уж эта женская жертвенность с показным одолжением. Девушка молча прошла обратно в квартиру Кастальди, что оставило Филиппа в несколько смешанных чувствах - это не слишком удивило мужчину, но и не было очевидно. Точно так же, как сам Филипп недавно, Дэниелс демонстративно опустилась в то же самое кресло и бросила перед собой синюю папку. Видимо, это для него. Филипп так же молча взял папку и пролистал небольшое количество бумаг внутри. Он быстро пробежал глазами по тому, что должно было шокировать его, но в принципе не удивился. В итоге мужчина усмехнулся и опустил глаза на кресло, в котором сидела Мэриэн.
- Значит, она утверждает, что у нас отцом в последнее время ухудшились отношения. И что я постоянно занимал у него деньги, когда прогуливал свои. Под "постоянно" она, видимо, имеет в виду то, когда я пять лет назад вернулся после года путешествий и занял у него денег, чтобы открыть собственную компанию, а отдал через два года. - Кастальди прервался - мужчина говорил о том времени, когда его бросила Дэниелс. Но Филипп уже выплеснул всю накопившуюся горечь, поэтому мужчина решил, что неплохо будет с его стороны пойти на примирение. Так что Кастальди решил объяснить: - Когда... мы с тобой расстались, я уехал на год из Сакраменто. Не думай, что из-за тебя - просто мне захотелось так сделать. Потом вернулся и открыл свое агентство. Такая краткая справка обо мне. - Слова Кастальди не слишком отличались от прошлых, но Филипп уже не язвил, и интонации он использовал совсем другие, более миролюбивые. - Ну так вот, а Кэри утверждает, что я такой гуляка, что попал непонятно где на крупную сумму, потом вернулся и начал бить челом о пороги отца. А тот по доброте душевной практически купил мне агентство. И ведь хрен что я докажу. Зашибись. - Кастальди еще раз поглядел на папку. - А сейчас мы якобы начали все чаще ссориться. И нашу последнюю ссору с отцом слышала не только она, но и наша горничная, она же бывшая гувернантка маленькой Рикки. И опять же, в их словах сомневаться не приходится. Это действительно было, вот вам как по заказу два свидетеля. - Филипп вздохнул. - Я абсолютно уверен - Кэролайн планировала это давно, но вот ей представился просто идеальный момент. Мы с отцом поругались, это слышит не только она, но и Роза, так что Кэролайн тут же идет и убивает его. А потом прячется в комнату якобы с мигренью. Потрясающе. И ведь действительно, ее слово против моего гораздо более веско - она говорит, что мы с отцом в последнее время ругались, а я говорю об ее изменах. Но я не знаю ни одного человека, с которым она крутила реальный роман, это все мои догадки. Придется поднапрячься, чтобы распутать этот клубок.
Мэри, наверное, не слишком это все интересовало. То, что в папке, она и так видела, а его мысли по этому поводу - да какое ей дело. И все-таки, почему-то она переступила через себя и вернулась. Он бы не сделал так ни за что и поэтому даже немного восхищался ее поступком.
- И правда, ничего хорошего для меня здесь нет, - подвел итог Кастальди. - Все просто и понятно, как дважды два. Не только мне, но и полиции. - Филипп в который раз пролистал бумаги и остановился на собственном портрете от любимой мачехи. - Нестабильный... вспыльчивый... требуется медицинское заключение... все его друзья знают о его неадекватной переменчивости... - процитировал Кастальди отрывками и улыбнулся адвокату: - Ну, ты бы подписалась под каждым словом, дорогая.
"Так что черт знает, что ты от меня хочешь".

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-09-17 10:08:04)

+1

14

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » after death p.2