Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » назови хотя бы одну причину ‡почему я должен любить понедельники


назови хотя бы одну причину ‡почему я должен любить понедельники

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Amelia O'Dwyer & Shean Brennan
4 июля 2016 года

http://66.media.tumblr.com/eeb1491687dced6d76396e273d40ab35/tumblr_nvcn0ssQrZ1uqkpjlo3_500.gif
Обычный, мать его, понедельник...

Отредактировано Shean Brennan (2016-07-26 11:26:14)

0

2

То, что день не задастся, было ясно ещё в 7:15 утра по тихоокеанскому времени, когда диктор по радио передал, что на пересечении двух улиц столкнулись легковушки и произошел так называемый эффект домино. Никто не пострадал, но перекрыли все четыре полосы дороги. Движение встало во всех направлениях, и было неизвестно, когда оно восстановится. Бодрым голосом ведущий программы обещал, что в скором времени с аварией разберутся и все смогут добраться до пункта назначения, пока же на улице тридцать градусов жары, штиль, вечером возможна гроза. Амелия барабанила пальцами по рулю и поглядывала на часы, обхватывающие правое запястье. Опаздывала и опаздывала безбожно. Обычно Лея приезжала пораньше и к моменту прихода коллег успевала разобрать почту и более-менее проснуться. Сегодня просыпаться придётся по дороге, а почту отложить до свободной минутки, заменив ею кофе и сигареты.
Рассосалась пробка только через сорок минут, когда стало понятно, что на работе Амелии вкатят за опоздание. Оставалось только надеяться на то, что всё начальство тоже стояло в пробке. Но в качестве напоминания: стало ясно, что день не задастся ещё в 7:15 утра по тихоокеанскому времени. Конечно же, в участке несчастных сотрудников ждала орава разъяренного начальства, которое почему-то приехало вовремя. То ли выехало раньше и успело проскочить, то ли ехало по другой дороге и в пробку не попало, то ли приехало на пять минут раньше и теперь всю злость за сидение в машине на жаре выливало на людей, повинных только в том, что попали как раз в самую середину затора.
Из всех отделов повезло только убойному. Шона в пределах кабинета не было, а, следовательно, он не мог определить точное время приезда своих подчиненных. Первые полчаса никто не задавался вопросом, где капитан. Оно и понятно. Утром в понедельник начальники всех отделов уходили на общее большое совещание, на котором получали пряники на грядущую неделю. Весь коллектив считал, что Бреннан, не дожидаясь, когда все соберутся, ушел в конференц-зал, место, например, занять себе поудобнее. Детективы сидели тише воды, ниже травы. Никто даже головы от бумаг не поднимал. Самые хитрые догадались свалить на место преступления или в морг. А самые умные ждали Шона, чтобы, если он придет в настроении плохом, не получить ещё и за то, что слоняются где-то за пределами участка.
Только позже оказалось, что на совещании Шона нет. Дисциплинированного Шона, который приезжал одним из первых. В первые полчаса его отсутствию просто не придали значение, все знали про пробку, повергшую в хаос весь город. А вот дальше большое начальство зашевелилось и решило уточнить у детективов его отдела, которые на все вопросы отвечали односложно, в основном хором говорили «нет». После безуспешных расспросов им поставили задачу найти капитана и оставили наедине с телефонами. А как они его найдут, если он на телефон не отвечает?
Амелия, как человек «что угодно, лишь бы не работать», занялась поисками, пока ещё не числившегося пропавшим, начальника. Она дозвонилась его жене и узнала, что Шон уехал из дома ещё где-то в пять утра. Это уже было интересно. Даже если бы он поехал окружным путем, уже так и так должен был быть в участке. Но его не было. И где потерялся? Завернул в паб в пять утра и решил там остаться? Шон, да? Попал в аварию? Уже бы стало известно. Заехал в банк или на место преступления? В пять утра, да? Вот где запропастился?
Телефон по-прежнему не отвечал. Пришлось прибегнуть к достижениям техники. Отследили место пребывания. То ли кафешка, то ли ещё какая хрень у черта на куличках. Вооружившись пистолетом и волнением, Лея решила съездить до этого злосчастного места. Ну, мало ли. Велика вероятность, конечно, что у Шона там всё хорошо, даже слишком хорошо, но проверить стоит.
Здание Амелии не понравилось. На двери висела табличка «закрыто». Походив вокруг, Лея набрала участок. Все верно, огонек мигает прямо в этом здании. Огонёк её телефона и телефона Шона. Ещё интереснее. Там что, какая-то тайная сходка, да? Обычно вот в таких вот зданиях собирались клубы по типу анонимных наркоманов или алкоголиков. Удобно было то, что никто не засечет и вид создается вполне приличный. Но Шон едва ли относился к таким клубам.
Ещё немного Лея походила вокруг, а потом решила воспользоваться старым проверенным и отработанным способом: загляни в окно. Она нашла окошко поудобнее, которым спокойно могла воспользоваться. По счастливой случайности, окно оказалось в общий зал. Стоял полумрак, но разглядеть происходящее в принципе было можно.  И это происходящее девушке не понравилось. Шон сидел на стуле, а вокруг него толпились лица, уголовной наружности. Они что-то говорили, а один из них красивым движением приставил пистолет к виску своего заложника. Зашибись расклад получался. Лишний шум поднимать не стоило, а то ещё пристрелят ненароком и всё, прощай, капитан. Рассчитывать приходилось только на себя. Лея вообще-то не супергероиня, но что-нибудь сделать попытается. Вот сейчас машину поставит подальше, чтобы её не было видно из окон, и найдет даже вход в здание… Какой-нибудь вход, которые не центральный и прямо в зал. А дальше уже разберется на месте. Наверное.
Да, день действительно, не фонтан. Совсем не фонтан.

+1

3

С чего, по идее, должен начинаться обычный понедельник? С тяжелого, порой даже ненавистного утра, когда ты сладко спишь после "бурных" выходных, целиком и полностью прошедших в работе, досматриваешь сон, все думая о том, как же хорошо быть королем Сонляндии, где все жители получают деньги за то, что спят, как вдруг звенит оглушающий трезвон будильника или, как тоже частенько бывает, входящего вызова, вырывая тебя обратно в суровую реальность. После это ты кое-как стекаешь с постели, доползаешь до ванной комнаты, где принимаешь прохладный, если не ледяной душ, дабы прийти в себя, взбодриться и заставить мозг хотя бы от части работать, ковыляешь до кухни, обнаруживаешь пустую банку из под кофе, с надеждой заглядываешь в холодильник, понимаешь, что видно "не судьба", и унылым мешком с костями идешь собираться на работу. Между делом принято цепляться за все косяки в доме, сносить себя с ног, спотыкаясь на ровном месте, ронять все из рук, материться от души и желать, чтобы все горело синим пламенем. Затем, кое как собравшись и успокоившись после проигранного в сухую раунда с понедельником, тебе приходится найти силы, чтобы взять себя в руки и поехать на работу, по дороге заскочив в любое кафе, чтобы купить пару-тройку стаканов с кофе и несколько булочек - надо же как-то дожить до обеда. Кто вообще придумал эти чертовы понедельники? Понедельник — самый невыносимым, тягостный, ненавистный день недели. В этот день на плечи вкалывающий в поте лица работяг наваливается только-только начавшаяся неделя, с которой им придется бороться снова. И снова. Почему глупые людишки вечно причитают "начну новую жизнь", "буду правильно питаться", "обязательно запишусь в зал" и многое-многое другое в том же духе с одним и тем же окончанием: "с понедельника". Ведь и правда, если подумать, понедельник должен быть являть собой начало чего-то нового, чистого, ранее неизвестного. Однако что мы получаем в результате? Лишь продолжение старого, скучное повторение того, что ты уже проживал и не раз, и не два, и даже не десяток, и что ты уже давным давно хочешь изменить. Понедельники. Нельзя сказать, что Шон их терпеть не мог, воспринимая их как такой же день недели, как и все остальные. Его больше бесили выходные, которые приходилось проводить не в кругу семьи, а на работе, но понедельники...он еще не знал, как на самом деле их ненавидит.
Как началось четвертое июля шестнадцатого года? Как, по идее, "должен начинаться обычный понедельник". Перед тем, как выехать с парковки, Шон, не изменяя себе, как всегда убедился, что дорога в шестом часу утра девственно чиста и можно спокойно выруливать. Стоит ли говорить, что добираться до участка ему пришлось на такси? Какой-то идиот выскочил совершенно из ниоткуда, не смог справиться на заносе с управлением и врезался в машину капитана полиции. Кажется не только у Бреннана денек будет веселым, хоть какая-то радость. Вызвав ближайший патруль и попросив их со всем разобраться, мужчина прыгнул в удачно проезжающее мимо такси и намекнул, что все штрафы за превышение скорости будут списаны на убойный отдел, если они успеют к девяти в департамент. При том, что им нужно было помимо прочего заехать в шесть мест, находящихся в противоположных концах города. Успели ли? Без двадцати минут они остановились у кафе, которое находилось от конечного пункта назначения всего в двух кварталах, и Шон позволил себе все-таки заскочить хотя бы за кофе. Очередь оказалась небольшой, а потому не было привычной необходимости пугать посетителей полицейским значком и лезть за заказом без очереди. Три стакана с крепким кофе без сахара, булочка с корицей и небольшая коробка с пончиками: такими были запасы капитана, когда он поблагодарил милую девушку за расторопность и уже направился в сторону выхода. Дойти даже до середины зала ему, к сожалению, было не суждено. Как бы он не старался поставить картонный поднос со стаканами на ближайший к нему столик, кофе все равно оказалось разлитым на полу. А все они виноваты, придурки с пистолетами, устроившими самый настоящий хаос. Нет, ну решили пострелять - пожалуйста, кто ж мешает, но зачем нужно было так громко орать? Их даже молодая девушка, кажется, решившая, что ее сейчас будут резать или насиловать, не смогла перекричать. Потянувшись одной рукой за значком, другой - за пистолетом, Бреннан вовремя себе остановил, осознав некоторую плачевность сложившейся ситуации. Черт знает, кем они были: грабителями, просто умственно отсталыми или чересчур горячими парнями, которым палец в рот не клади, дай только пострелять да понаживать побольше неприятностей на пятую точку. Капитана это особо не волновало. Будь они хоть клоунами-янычарами, он бы вряд ли счел для себя важным и необходимым принять сей факт к сведению. Гораздо интересней было их количество: пять клоунов, двое из которых уверенно держали в руках автоматы М4 (откуда они вообще их взяли?), еще двое тыкали в упавших на пол бедолаг пистолетами, марки которых Шон не успел различить, так как ему пришлось также распластаться книзу брюхом, а последний стоял у дверей, заблокированных железной дугой, и игрался с гранатой. Капитан тяжко выдохнул и уткнулся лбом в прохладную плитку. Что-то ему совсем это дело не нравилось... Еще больше ему не понравилось, когда в кармане пиджака зазвонил телефон. Все в раз заткнулись. Один из преступников подошел к Шону, поднял его за шкирку, с душой ударил под ребра, от чего мужчина со стоном сложился, и посадил на стул. Еще раз ударил, на сей раз по лицу, наверное, чтобы руки перестали чесаться, а после приступил к поискам не замолкающего сотового. Бреннан очень надеялся, что идиоту не приспичит срывать с него пиджак, иначе "прости, прощай". У таких обычно с копами разговор короткий. Благо, телефон достался без приключений. Умник сбросил один вызов, как вдруг тут же поступил другой. И так снова, и снова. Отменно выругавшись, мужлан в маске не выдержал и разбил телефон об пол, не забыв еще и поплясать на нем. Мда, приехали. Что им вообще было нужно? И как бы отвечая на вопрос, четверо из них дружно столпились вокруг Шона, тыча в него своими пушками и все допытывались, где Бруклин и куда он дел их деньги. Еще веселее. Понятия не имея, о ком шла речь, мужчина на каждый вопрос отвечал молчанием, за что получал отнюдь не пирожок с полочки. Веселье продолжалось довольно таки долго, ибо к его завершению капитан уже не чувствовал нижних ребер, да и часть лица начала заметно опухать. Он бы так и продолжал молчать, причем с превеликим на то удовольствием, если бы только не заметил одну прекрасную особу, ныряющую в свою машину. В этот самый момент один из преступников решил больше не тратить впустую время и уж было повернулся, как, не найдя другого выбора, Бэн заговорил. Такую чушь нес, что сам себе удивлялся. Ему нужно было выиграть время. Хотя бы пару минут, чтобы кое-кто не только успел изобрести план по выручке своего начальника, но и привести тот в действие. И все-таки, кто такой этот Бруклин? Далековато они ушли от Нью-Йорка. Может этим кретинам как-нибудь да намекнуть, что они совсем немножко в Калифорнии?

Отредактировано Shean Brennan (2016-07-26 13:34:05)

+1

4

При детальном рассмотрении зала, были обнаружены ещё люди, лежащие по большей части вповалку. Лея торчала у окна, всматриваясь в глубину. Пересчитала людей. Потом пересчитала ещё раз. У неё не очень хорошо было с математикой, но не нужно было быть гением, чтобы досчитать до десяти. Десять человек, из которых пять – вооруженные до зубов преступники. Пять – это здесь, в общей зале, а сколько их за залой? Ещё пять? Или двадцать пять?
Лея выругалась и спрыгнула с завалинки, на которой стояла. Как ни крути, нужно вызывать подкрепление. Они не в Бостоне, они не в Чарльзатуне, на дворе не девяностые, и они не в районе,  в котором чувствуют себя хозяевами. И ссора у них явно не между шайками из-за денег, не уплаченных за травку. А жаль.
Ребята, похоже, были людьми серьезными, судя по их поведению. Да и дело у них было только к Шону, раз никаких требований они к несуществующей толпе людей, пришедших спасать заложников, не выдвигали. Интересно, куда ещё влип Бреннан? Его талант находить неприятности давно перекрыл талант О’Двайер, а она была просто королевой по этому делу, в общем, трудно было её переплюнуть.
Машину Амелия отогнала за угол улицы и там бросила. К зданию вернулась пешком. Ещё раз обошла его кругом, нашла черный вход. Но он, черт побери, был закрыт. И ладно, если на ключ. А если на задвижку? Пока удача была на стороне Леи, её никто не видел, а, следовательно, никто не мог ей препятствовать. Видел бы её сейчас Шон. Вот бы он, наверное, покричал! Чтобы не лезла в одиночку, чтобы не геройствовала. Но он что? Правильно, в заложниках, и его никто не спрашивает.
Вызывать подкрепление Лея не стала. Не потому что надеялась справиться сама, а потому что знала, что полиция сейчас здесь все только испортит. И да, надеялась справиться сама. Самонадеянная. Хорошо, что она не в форме, а так, в чем пришлось: толстовка, джинсы, кеды. Оглядевшись по сторонам, Амелия старательно осмотрела дверь черного входа. Закрыта она была на замок. Сегодня её точно не открывали, работники, скорее всего, зашли через главную дверь. Замок был простенький, но как на зло ни шпильки с собой, ни… а нет, есть же ключи на общем кольце в кармане толстовки. Приложив чуточку усилий, Лее удалось выпрямить кольцо. А теперь нужно вспомнить бурную юность и уроки по  взлому. Их она слушала, в отличие от уроков математики.
Дверь открылась после минутной возни. Замок легкий, и учеником Лея действительно была хорошим. Для того, которого, в общем-то, держали подальше от криминала. Вот она и внутри. Ушлепки в общей зале допустили одну маленькую промашку: они никого не поставили у входа. Их проблема. Идиоты.
Нужно как-то отвлечь внимание преступников. На себя. Или вот на кухню, например.  У Амелии возникла гениальная идея. Чиркает по колесику зажигалки. Огонь облизывает край одной из коробок, сваленных в углу. По кухни начинает распространяться дым. Ещё немного и завопит пожарная сигнализация. Прихватив с собой кусочек горящего картона, Лея двинулась к общему залу. Понятия не имела, где он, ориентировалась интуицией.
И правильно делала. Подошла к двери. Выглянула в щель. Правильно пришла. Пошла искать ещё один вход. Вдруг есть. Нашла. С кухни их было два: один непосредственного с кухни, а один с маленькой комнатки, в которой, судя по всему, стояли готовые блюда. Благослови господь того, кто планировал это здание. Вернулась к первому входу и вплотную к двери положила горящий картон.
Вот теперь всё горело, а Амелия понятие не имела, что делать дальше. Завопила сигнализация. Лея стояла у двери. Ждала. Интересно, эти ушлепки сколько человек отправят на кухню? Ну, пожалуйста, хотя бы два. Пожалуйста. Ей плевать через какой вход. С одного – огонь, а с другого – она с пистолетом. Двух человек она точно успеет положить без проблем. Два, это вам не пять.
Огонь распространяется, в горле першит от дыма. Мозги работают, сигнализация орет. Ещё минута. Ещё немного, и, во всяком случае, Лея будет в общем зале. А дальше – как сложится.

+1

5

Как бы это странно не звучало, но обстановка медленно, но верно разряжалась. Может быть преступники поняли, что конкретно так промахнулись, а может они решили несколько утихомирить свой пыл, но в главном зале стало тихо. В качестве игрушки для битья Бэн, судя по всему, им наскучил и разонравился, в результате чего они заняли себя другим, более интересным занятием: поеданием пончиков. Тоже не успели позавтракать? Расслабившись, Шон выдохнул, мысленно чертыхнулся пару раз для приличия и обвел взглядом других заложником, по-другому их и не назовешь, лежащих на полу с руками у затылка и со страхом смотрящих на него. Он им лишь подмигнул, как бы намекая, что нет причин для волнения, он еще чуть-чуть не умирает. После этого мужчина закрыл глаза и откинулся на спинку стула. Наконец-то можно было спокойно посидеть и подумать, не трясясь в ожидании продолжения побоев или еще чего хуже. Итак, что мы имеем? Пятеро инвалидов искали кого-то по имени Бруклин, при этом будучи уверенными, что тот должен им крупную сумму денег. Спрашивается, что они забыли здесь, в обычном и ничем не примечательном кафе, где ладно только касса из того, что действительно есть смысл ограбить, так еще и частенько среди посетителей обнаруживаются полицейские? Участок всего в нескольких кварталах, а эти инвалиды решили, что детство не зря в жопе заиграло, время стрелялок и войнушек. Собственно говоря, почему бы и нет? Шон и не возражал бы, не затронь они своей игрой гражданских. Ну и его самого, конечно. Так почему нельзя было пойти да заявить в банк? Даже если бы не нашли свою Брушу - наверняка получили бы в разы больше обещанного им долга. Бруша.. Бруша, мать его за ногу! Бруклин Дейс, также известен был как Бруша Долговяз, вор-щипач экстра-класса, который держал в должниках половину Арден-Аркады; давал деньги под процент, а когда понимал, что клиент не только не хочет, но уже даже чисто теоретически не может отдать ему долг, вышибал из того до последнего цента. За всю свою воровскую карьеру не убил ни единой живой души, доведение до полусмерти - не в счет. Интересно, подумал капитан, может им сказать, что субъект их страстного вожделения уже как третий год мотает на зоне? И как это Бруша мог кому-то задолжать? Бреннан не вел это дело и даже никак не участвовал в его расследовании, однако слухами участок полнится, и все про всех знают, а этот воришка на пике своей славы был очень даже на слуху. В самом деле, идиотизм какой-то. Преступники доели чертовы пончики, принялись за кексы с булочками. Хоть бы запивали чем-нибудь, а то ж несварение себе схватят. Меж делом переглядываясь между собой и что-то бормоча друг другу с набитыми ртами, они все никак не могли перестать тыкать на Шона, от чего ему было как то не по себе. Честное слово, куда он опять умудрился вляпаться, да еще так основательно? Из их "мычания" ему удалось разобрать лишь жалкие отрывки, по типу "белый мужчина", "нас предупреждали", "его сообщник" и тому подобная ерунда. Сложив три плюс двадцать восемь, Бэн понял, чего от него хотели эти клоуны. Наплевать, конечно, что в главном зале белых мужчин было...всего один, мать его, и именно его приняли за сообщника Бруши, о котором их якобы кто-то предупреждал. Это если капитан не ошибся и не навыдумывал сам себе всякой всячины. Другого объяснения просто не было. Тем более, что ее могло значит это страшное и нисколько не обнадеживающее: - ...а давайте пришьем его, а? Из него выйдет отличный подарок! - Знаете, что в этот момент подумал Бреннан? Он подумал о том, что еще чуть-чуть и он к чертям тут всех перестреляет, отправив этих молокососов к праотцам, если не дальше и глубже! Один из преступников облизал измазанные в шоколаде пальцы, взял пистолет и направился к намеченной жертве. Мужчина смотрел на подступающего клоуна спокойно, скорее даже с сочувствием. Мальцу совсем немного осталось, можно и пожалеть. Однако жалость пришлось на время отложить, так как относительную тишину внезапно разорвал визг пожарной сигнализации. Оглядевшись, Шон заметил дым, валящий с кухни. Черт бы тебя побрал, Лея! Неужели она не могла дождаться опер.группу и сделать все по-человечески? "Хотя, о чем это я..." Кто-то крикнул в поднявшейся суматохе, чтобы сходили и проверили. Двое послушались приказа, остальные же трое принялись орать на испугавшихся еще больше заложников, дабы те успокоились, если не хотели получить пулю в затылок. Те, что пошли проверять, скрылись за дверьми, а Шон, воспользовавшись удачным моментом, кое-как поднялся со стула, выхватил пистолет, держа на прицеле отвернувшихся от него преступников до того самого момента, как сам не скрылся уже за другой дверью. Он остановился, выдохнул, опустил пистолет, а когда почувствовал чье-то прикосновение, резко обернулся и чуть не выстрелил. - Твою мать! - Хотел было заорать, но лишь прошипел. - Какого хрена ты творишь, О,Драйвер? - Надо же было отчитать для проформы. - На кой ляд полезла одна на пять стволов?! - Вдох-выдох. Ребра, мать вашу, не болеть. Глаз, не заплывать. Всем стоять по стойке смирно. - Ну и какой у тебя план, госпожа броненосец?

+1

6

Талант – его не пропьешь. В этом Лея лично убедилась. Сколько бы она не пила качественного и дорого виски в Jolly, всё равно влазила в неприятности, собственноручно устраивала себе проблемы и геройствовала. Геройствовать – вот вообще было её. Эту дурость даже приют с неё выбить не смог, а очень старался, что уж тут говорить про виски.
В детстве Амелии говорили, что ни к чему хорошему её самостоятельность не приведет. Однажды она превратится в крупные проблемы, и прийти на помощь будет некому. Джек усиленно вдалбливал в её блондинистую головку эту мысль, вдалбливал, в прямом смысле этого слова - подзатыльниками. Но не помогло. Потом вот Шон вдалбливал ей тоже самое, только без рукоприкладства, только тоже не помогло. Заметно, да, что не помогло? Уже не поможет, успокойтесь.
Если бы Лея молилась, то уже пора было молиться. Молиться, чтобы всё сложилось удачно. Она слышала возню в общем зале, слышала переговоры пяти ушлепков под ублажающий слух звук пожарной сигнализации. Ничего святого. А где же жалость, где же грусть от того, что портит чужое имущество и подвергает опасности людей? Ничего не было. Было какое-то странное возбуждение и немножко эйфории. Опасность бурлила адреналином в крови, радостно выбрасывала дофамин с серотонином. Кто там что говорил про спокойную жизнь? Так-то гораздо веселее. Едва ли Лея согласиться когда-нибудь сидеть дома и воспитывать детишек, ей слишком нравится чувство возбуждения и ощущение собранности одновременно.
Пока девушка думала, прислушиваясь к тому, что происходит на кухне, и готовилась зайти в общий зал, в дверь кто-то ввалился, прижимая её к стене. Лея выругалась непечатным словом, отталкивая руками тяжелое тело. Ага, по голосу это Шон. Удачненько.
- Тебя спасаю, не заметно? – приподняла вопросительно одну бровь. Видимо, было не заметно, - не само же всё там загорелось, - себе под нос пробурчала девушка и уже громче:
- и не на пять, а на три, два я уже отвлекла, - на всякий случай, вытянулась в узкую досточку перед капитаном. Они едва входили вдвоем в маленький коридорчик, соединяющий комнатку с общим залом. Ещё и пистолеты у обоих. Заряженные. Опасно, - я же не совсем на голову больная, - вообще-то совсем, у неё даже справка есть, которая не для глаз полиции. Для глаз полиции ей нарисовали другую, - вообще-то плана у меня не было, - Лея развела руками. Ну, правда, плана не было!
- Надо выбираться к чертовой матери отсюда. Выход через кухню. Туда двое ушли? – ей казалось, что двое, - значит, один на мне, один на тебе. У нас будет немного времени. Сигнализация. Но эти ушлепки соображают быстро, так что быстро сообразят, что стреляли, и прибегут. Ладно, попытаемся пока отбиться от двоих, это не должно быть трудно, - для того, кто кухню глазками видел, - я пойду первая, я видела кухню, - вышла Лея, как и сказала, первая. Двое пытались справиться с огнем. Но, видимо, у них сработало шестое чувство или что ещё, потому что как только Амелия перешагнула порог, они обернулись. И уставились на неё. Тут уже чья реакция была быстрее. Один из мужиков поднял оружие, быстро среагировав, девушка выстрелила: выбила из рук пистолет. Хотелось зацокать языком. Господи, и эти ушлепки тут что-то пытались провернуть? Следить за тем, где там был Шон, было некогда. Но, судя по тому, что второй мужчина в черной футболке с забавной надписью упал на пол, то капитан был где-то рядом. Остался первый, но он был явно не опасен. Стоял, прижимая к груди ручонку, и поскуливал. Хорошо, что его скулеж за сигнализацией было не слышно.
- Дверь вон там, - Лея показала рукой куда-то в дым. И услышала стрельбу. Ещё трое ушлепков, оставшихся в зале, услышали выстрелы и теперь бежали сюда, заранее стреляя по невидимым мишеням, - ну, еб твою мать, - схватив за руку Шона, без всяких церемоний, она пошла к выходу. Двери не видно, но она точно должна быть где-то тут. Пули поют. Пока летят мимо. Но это пока. Пусть будет так дальше. Вот они выйдут сейчас и подумают, как вытащить остальных заложников. Или…
Нет, они будут думать, как отбиться от трех ушлепков, потому что не похоже, что они из тех, кто сдается. Почему-то Лее всегда на таких везет.

+1

7

Нет, ну вот куда эта зараза полезла? Неужели ей спокойно в участке не сиделось?
И тут до капитана начало все медленно, но верно доходить. В случайности он никогда не верил, а сейчас и без них все вставало на свои места. Не просто же так Амелия оказалась именно здесь, в этом самом месте, в это самое время, когда ее несносный начальник, сам такого никак не ожидая, попал в настоящую заварушку, из которой (да, был вполне и такой шанс) он мог бы не выбраться живым. Шон все-таки не супергерой с целым перечнем способностей, которые не только помогают ему бороться с силами тьмы, но и искоренить любые сомнения в его бессмертности. Увы и ах, но мужчину можно было убить как и любого другого смертного. Единственное, чем он отличался, так это наличием полицейского значка, который скорее помогал находить неприятности, нежели оберегал от них. Ко всему прочему, сегодня же понедельник, а вместе с ним и совещание глав отделов. Странно, что его не отменили, как делали последние несколько недель. Хотя, в том, что оно так и так состоялось, был один огромный плюс. Вряд ли бы Бэн мог рассчитывать на помощь, не заметь кто-нибудь его отсутствия. Кто-нибудь эдакий, кому совсем не на руку, что глава убойного отдела шляется не пойми где в рабочее время. Хорошо все-таки иногда опаздывать на работу.
- Ага, конечно, не совсем больная она. - Не было ни малейшего желания препираться, но оставить замечание детектива без ответа - себя не уважать. У них всегда так было: слово за слово. И ни один даже не думал изображать из себя умного и уж тем более не затыкался. - Будь ты здоровая, не сунулась бы внутрь, перед этим хорошенько не подумав, а если бы подумала - вообще бы не сунулась! - Наплевать, что времени у них не было ни для чтения морали, ни для вправления мозгов, ни для любого другого занятия, если это не обезвреживание преступников, очень "не кстати" заимевших себе во враги двух совсем чуть-чуть отмороженных на голову полицейских. В маленьком и ужасно тесном коридорчике было невыносимо душно и жарко. Выяснять отношения с О,Драйвер Шон посчитал в данной ситуации неразумным и нелогичным, ибо, как бы не хотелось того признавать, она была в корне права - им нужно было скорее выбираться отсюда к чертовой матери. Пока Лея обрисовывала ситуацию, которую она успела разведать, пока он изображал из себя грушу для битья, Бэну ни на секунду не переставало казаться, что это она - начальник, а не он ее. И что самое интересно, он даже сначала ее внимательно слушал, впитывая ее слова как губка, пока не понял, что они немножко попахивают бредом. Однако когда капитан собрался возразить и предложить свой план действий, более адекватный и безопасный, было уже поздно, так как Амелия уже ушла геройствовать. Вот только зачем стрелять? Кухня была большая, практически вся заполненная дымом. Шон быстрым шагом обошел ее вокруг, минуя ряды бесчисленных столов, и оказался позади второго клоуна, которого на него оставила детектив. В ту же самую секунду он услышал выстрел. Нет, ну она совсем больная! Поняв, что медлить больше нельзя, он схватил "своего" в удушающем захвате и отпустил его только тогда, когда тот полностью обмяк. Ничего страшного, полежит немножко без сознания, а очухается - подкрепление уже будет тут. Вернувшись тем же путем к Лее, Шон даже толком сообразить не успел что к чему, как она резко его куда-то потащила. Куда, мать вашу за ногу? Зачем? Она вообще понимает, что творит? По ним стреляли, это замечательно, конечно, но в таком положении мужчина был для О,Драйвер щитом, который целиком прикрывал ее со спины. За несколько шагов до двери, Бреннан неожиданно остановился. - Стоять, детектив. Ты вообще понимаешь, что ты творишь? Кроме того, что пытаешься угробить наши задницы? - Она могла сколько угодно с ним спорить, но он был прав. И у него было всего несколько секунд, чтобы вдолбить сей факт в ее непробиваемую голову. - Того кретина ты лишь обезоружила. И то на время. Какова вероятность, что он со злости не пойдет и не перестреляет всех заложников? Второй вот-вот поджарится в огне, если его не вытащить из этой чертовой кухни. У нас нет времени думать! - Что правда, то правда. - Значит так, ты сейчас выходишь, садишься в свою машину, выламываешь к чертям главный вход и обкладываешь этих ушлепков с той стороны. Постарайся не убить никого из заложников. - Уж на это она, будем надеяться, способна. - Пошла! - Это был даже не толчок, а самый настоящий пинок под зад. У них, к сожалению, не было времени на уговоры и сюсюканье.

Отредактировано Shean Brennan (2016-07-26 16:46:32)

+1

8

Вот опять. Да почему у всех непреодолимое желание её учить? Ладно родители, ладно. Но Шон! Он всего лишь начальник, а возомнил себе. Между прочим, они сейчас даже не на работе. Вроде как. Или на работе, но плевать, да?
- я подумала! – огрызнулась Амелия. Она, правда, подумала, хотя для неё это не совсем свойственно. Обычно Лея не утруждает себя думами, это слишком энергозатратно. Но иногда приходится всё-таки включить мозги. Вот как сейчас, например. И она продолжала думать, представляете! Лея. Думать. Уже больше десяти минут. Какой ужас! Вот она думала, думала и надумала, что неплохо было бы заткнуться. Обоим. Сигнализация, конечно, заглушала их разговоры, но мало ли что, да?
Тактика у Леи хромала. Она потому и пошла в детективы. Оперативник из неё выходил никакой. Она хорошо дралась, прекрасно владела оружием и была очень послушна. Но совершенно не умела просчитывать ходы наперед. Видимо, когда этому обучали других учеников полицейской академии Лос-Анджелеса, Лея где-то отсутствовала. Может быть, она и присутствовала на занятиях, но лишь физически. Мысленно она в этом время летала в облаках, не иначе.
То, что Шон стал для неё прикрытием, Лея сообразила не сразу. Но, тем не менее, сообразила. И забила на этот факт. Да какая разница, кто кого будет прикрывать! Их всего двое и оба уже изрядно потрепанны жизнью. Нет, ещё одной раны не хотелось, но если и появится, Лея не расплачется. Будет лишняя причина сделать татуировку, на которую она до сих пор не решилась. В полиции не одобряли знаки отличия на теле. Но кто будет спрашивать, если Амелия действительно захочет стать обладательницей знаменитого ирландского трилистника? Никто не будет.
- Ой, всё! – это единственное, что успела вставить Лея во время тирады начальника. Чуть не ляпнула «О, Шон вернулся»,  но вовремя прикусила язык. Её сейчас отчитывали или как? Я говорила, да, что у Амелии страдает тактика и всё с нею связанное? Так вот. Страдает. Хромает на обе ноги и немножко на голову.
- А машина-то моя здесь причем? – вопрос остался без ответа. Лею выпихали. Здорово. Интересно, а у Шона хоть одна мысль возникла, что она ослушается? Ах, да, он же знает, что подчиняется девушка беспрекословно. Мисс послушание. Одна маленькая деталь: если хочет.
«Выламываешь к чертям главный вход» - сказал он. Это на машине что ли? Ага, а за ремонт кто платить будет? Зарплата у Амелии вообще-то не такая уж и большая, чтобы машины чинить. С ноги двери откроет. Раньше хорошо получалось. А раньше она была немного слабее и вообще полупрозрачная. Сейчас уже регулярные тренировки просвечивать ей не позволяли. И хорошо. Когда есть силы, это всегда хорошо.
Поскользнувшись на влажной траве, Амелия побежала к главному входу. Ну, да, бежать за машиной, собственно, тоже особо было некогда. С собой только руки, ноги и пистолет. А и голова ещё. Прибежала девушка быстро: здание маленькое. Оглядела довольно хлипкую дверь и с разбегу приложилась к ней. Плечо болело, но в двери что-то хрустнуло. Повторное приложение не требовалось, замок оказался так, на один чих. Хватило пинка. Как и обещала: двери открыла с ноги. Всегда мечтала эффектно появиться, выломав дверь к чертям одной лишь ногой. Ну, как выломав… Дверь по-прежнему висела на петлях, но открывалась же!
Чудное зрелище: два ушлепка над заложниками. Всё в дыму, орёт сигнализация, вопит какая-то дамочка и непонятный шум с кухни. Лея несколько секунд стояла в дверном проеме, оглядывая помещение. А потом выстрелила поверх голов. Первый выстрел всегда предупреждающий. И правильно. От заложников эти ушлепки отошли. Прекрасно. Просто замечательно. Можно теперь целиться и в них. И целилась. И попала. Специально не целилась ни в голову, ни какие-либо важные места. Путевку в ад им пусть оформит кто-нибудь другой.
Как только оба ушлепка оказались на полу, заливая его кровью, Амелию заинтересовало, где же капитан. А то вдруг кто-нибудь из ушлепков как раз ему сейчас путевку куда-нибудь обеспечивает…. Все-таки на него там целых три идиота.
- Шон, ты там как? Помощь нужна?  – переорать сигнализацию трудно, но у Леи, кажется, получилось. Она стояла над обоими ушлепками – ну так, на всякий случай, и думала, что делать дальше. Серьезно, что делать дальше?

+1

9

Знаете, как это все можно было обозвать одним словом? Идиотизм. Именно им попахивало вокруг, а не жареными продуктами да горелой древесиной. Почему-то капитан уже начал жалеть, что кое-кто явился спасать его ни в чем не нуждающуюся и находящуюся в абсолютной безопасности задницу. Да, пожалуй, сначала у него не особенно задалось общение с нападавшими, но потом же все начало вставать на свои места. Была продумана беспроигрышная стратегия, все было готово для активных действий, оставалось только дождаться подходящего момента и реализовать задуманное. Что тому помешала? Ну, например, неожиданно сработавшая пожарная сигнализация, которая отправила все прежние планы в тартараты и еще сильнее снесла всем крышу. Или нежданно негаданно появившийся на территории кафе субъект, который сразу же начал всех провоцировать на необдуманные и опасные действия. Нет, Шон был рад, что его "любимица" прибежала спасать своего начальника. По первому времени был рад, да, потому что думал, что у них все обязательно получится: они обезвредят преступников, нейтрализуют пожар, спасут заложников и "все будут жить долго и счастливо". Как говорится, не тут то было.
Детектив убежала быстрее, чем капитан успел ей объяснить, зачем ей понадобится машина. Нет, ну вот обязательно не слушать его именно тогда, когда на кону стоят человеческие жизни, да? Дело принципа или просто с головой не все в порядке? Если он сказал, чтобы взяла машину - логично, наверное, что есть должные для того обоснования, базирующихся отнюдь не на его желаниях и прихоти. Если он сказал, значит это действительно необходимо. Еще когда клоуны только начали свое цирковое представление, мужчина заметил, что первым делом они забаррикадировали с внутренней стороны дверь главного входа. Да так, что невольно возникала мысль: тут не машина нужна, а самый настоящий танк. Пусть нападавшие может не только казались, но и были самыми настоящими дилетантами, но подготовились они очень хорошо, даже отлично, ничего не скажешь.
Над головой просвистела одна пуля, за ней вторая. Рефлекторно пригнувшись, капитан обернулся к стрелку, меткости которого позавидовал бы разве что слепец, и сделал два выстрела: один в правое плечо, другой в ногу. Крики, наверное, означали, что попал. Куда - неважно. Главное, что его больше никто не пытался застрелить. По крайней мере пока что. Подойдя к раненному нападавшему, Бреннан отбросил в сторону его оружие, самого мальца поднял за шкирку (тот, правда, с трудом ноги волочил) и повел его в сторону куртки, держа его на расстоянии вытянутой руки и исключительно перед собой, не позволяя ни шага в сторону, ни косого взгляда через плечо. Они добрались до кухни, где огонь уже охватил большую часть помещения. Двое оставшихся на совести Бэна валялись прямо перед ними, рядом с выходом в главный зал. Тот, которого подстрелила Лея, наверное, сначала пытался найти в дыму пистолет, а когда понял, что затея не просто гиблая, а самая что ни на есть смертельная, принялся вытаскивать друга, да вот только силенок не хватило, и дым сделал свое дело. Прикрывая лицо рукавом пиджака, капитан толкнул подбитого ушлепка в спину, как бы намекая, что лучше бы им как можно шустрее делать отсюда ноги, и указал дулом пистолета на того, кто еще был в сознании, пусть и с окровавленной рукой. Сквозь рев сигнализации донесся женский голос. Да, конечно же он все прекрасно расслышал. С изумительной четкостью. Так они вчетвером и вышли: сначала двое инвалидов, отчаянно держащихся друг за друга и находящихся на прицеле следующих за ними капитана полиции, который тащил за собой еще одну тушку. Как же он был благодарен, что этот парнишка весил не под центнер, а всего каких-то там пятьдесят-шестьдесят килограмм от силы. Когда они оказались в зале, Шон грозно крикнул: - Все на улицу. Бегом! - Никто особенно не двигался. Страх совсем потеряли? Может стоило стрельнуть? Он и стрельнул. Не хватало еще тут сгореть с заложниками за компанию. Мужчина дождался, когда в помещении никого не останется, после чего со своей ношей вышел сам. Глоток свежего воздуха оказался как нельзя кстати. - А теперь, добры молодцы, ложимся рожей в асфальт и не отсвечиваем, - Одного он так и бросил, другому, с простреленным коленом, помог упасть, остальных просто проконтролировал. - О’Драйер, драгоценная моя, обнадежь меня, пожалуйста, и скажи, что подкрепление в сопровождении скорой вот-вот прибудет на место. - Разумеется они скоро прибудут, он уже обо всем позаботился. Можно выдохнуть. И сесть. Хотя нет, сначала сесть, а потом выдохнуть. - Ненавижу понедельники...

Отредактировано Shean Brennan (2016-07-26 22:10:16)

+1

10

Иногда Амелии казалось, что вся её жизнь – сплошное цирковое шоу. А иногда ей это не казалось, а таковым и было. Она стойко переносила все сюрпризы, надеясь, что когда-нибудь и у неё жизнь будет, как в сказке. В нормальной сказке, после слов «жили они долго и счастливо». Но пока что-то не складывалось. Пока она топталась в самом начале своей «сказки» и получала заслуженные и незаслуженные пряники к чаю.
Так всё-таки когда сказка уже закончится? Поднадоела немного.
Однако пока шоу продолжается. Вот сегодня, например. Вообще-то планировался обычный понедельник, обычный рабочий день в участке в компании бумажек, которые давно нужно было привести в порядок. А что в итоге? Она и Шон в каком-то кафе с пятью ушлепками, желающими отстрелить нахрен им обоим головы. Как будто в детстве побывала, ей богу. Не хватает только забористой травки и старой разбитой детской площадки с поломанными качелями.
Несколько минут ничего не происходило. Двое мужчин лежали на полу прямо посредине зала, над ними стояла Амелия, приглядывающая сквозь дым к входу на кухню, свалка в углу из работников кафе и поющая сигнализация. Шон не отвечал. Растаял, как снегурочка? Или дыма наглотался и теперь хрипит там где-то на дощатом полу? А нет, вон идет. Впереди него - два ушлепка, по которым Лея вообще не соскучилась, с ним же за компанию ещё один. Все пятеро в сборе. Отлично. Да, не повезло беднягам, напоролись на полицию. Ничего, в следующий раз будут лучше думать и проверять несколько раз. Если, конечно, живыми и здоровыми с тюрьмы выйдут. Могут и не выйти, тюрьма – это вам не рай.
Не успел появиться, как сразу начал командовать. Лея послушно двинулась к выходу. Но потом вернулась. Подняла с пола девушку и какого-то мужчину, в которого та вцепилась, и под свист пули Шона вывела их из здания. Два доморощенных преступника остались лежать на полу. Сами встанут. Возвращаться в здание было чревато последствиями. Пока ждала выхода всей честной компании, позвонила по единому номеру и вызвала пожарников, а заодно  уточнила, что наряд полиции и скорая помощь им тоже не помещают. Диспетчер обещал, что долго ждать не придется. Было бы здорово, если бы ждать не пришлось вообще, но слишком много хотеть тоже вредно, да?
- Ещё и пожарники приедут. Все уже в пути, - Лея улыбнулась. Что-то она устала. Первая волна адреналина схлынула, оставив после себя выжженную пустоту.
Где-то вдалеке были слышны сирены. Ещё немного и к ним подъедут и полиция, и скорая, и пожарники. Лею с Шоном, разумеется, на все четыре стороны никто не отпустит, весь день они проведут, отвечая на вопросы.  Пройдут как свидетели. А можно отмазаться? Сказаться больной. Вот и голова что-то болит от дыма и шума. Ещё кашель. Всё, точно, в больничку. Отдыхать.
- Можно подумать, их кто-то любит, - не запариваясь особо, Лея упала на траву. Удобно-то как! Плевать на джинсы, отстирает как-нибудь, не впервой. Несколько минут тупо сидела, выплевывая гарь из легких. Потом всё-таки поднялась на ноги. Как раз к тому моменту, как к ним подъехала машина с пожарниками. Они сразу же кинулись тушить огонь в кафе, не обращая внимания на людей, валяющихся кто где.
- Насколько серьезный выговор ждать за самодеятельность? – ну, то, что Шон её отчитает для проформы, Лея даже не сомневалась. Он не упускал возможности повоспитывать своих подчиненных. Ему нравилось, видимо, обращаться с ними как с малыми и неразумными детьми. Надо, кстати, как-нибудь его позвать в спортзал на общую тренировку, пусть посмотрит там  на своих «малышей». Может  перестанет их ругать хотя бы за медлительность и сниженную скорость реагирования.
- Может, обойдемся одним дежурством в выходные? – нужно успеть поторговаться. Два дежурства не возьмет, просто некуда. Нужно же ещё успеть отоспаться после суток на ногах.
Пока они мирно беседовали, приехали ещё две кареты: одна с полицейскими в красивых синих формах с начищенными значками, а вторая с парамедиками с увесистыми чемоданчиками. Они сразу рассосались в окружающей местности: помогать пошли.
- Давай, ты будешь полиции докладывать? Кто старше по званию, тот и докладывает, - умная, отмазалась. На самом деле, терпеть не может докладывать, особенно, если докладывать приходится не Шону, к которому она привыкла. И вообще, что-то так домой захотелось. Вот сейчас закончат с формальностями и поедут… На работу, она им как второй дом уже стала.

+1

11

Сел. Выдохнул. Не полегчало. Вокруг колготились люди: кто-то бегал кругами с дикими криками, словно за ним охотились вурдалаки с целью хорошенько его выпотрошить; кто-то сидел на прогревшемся солнцем асфальте и истерично завывал, что вот он, конец света, пришел таки наконец; кто-то без умолку действовал на нервы, крича прямо в ухо бедному капитану, мол он должен был все это предвидеть, он просто обязан был арестовать преступников еще до того, как они только помыслили о недобром, он не настоящий полицейский, раз позволил опасности повиснуть над ними, мирными жителями, и лучше бы он не выбрался из этого чертово кафе живым. Приятно такое слушать, не правда ли? Особенно после того, как взаправду чуть не расстался с жизнью, с одной стороны пытаясь поступить так, как гласит кодекс профессиональной этики сотрудников правоохранительных органов, а с другой всячески его нарушая. Выдохнув еще раз, чуть сильнее, нежели в прошлый раз, мужчина понял, что никакая дыхательная, мать ее, терапия его уже не спасет. Лея доложилась о скором прибытии пожарников, а вместе с ними и полицейских с медиками, на что он только положительно кивнул. В его руках до сих пор находился заряженный, снятый с предохранителя пистолет, и лучше бы кто-нибудь его в самое ближайшее время забрал, а то кто знает, что может случиться, потеряй капитан последние капли самообладания. Такого, конечно, никогда не происходило, по крайней мере за время его работы в полиции, но все же когда-то случается впервые, верно?
Вдалеке послышался вой сирены, Шон поднялся на ноги и вышел на дорогу, снимая с ремня значок. Детектив, не теряя времени, тут же прицепилась с выговором, который совершенно серьезно ожидала от своего начальника. Тут не поспоришь, мужчина хотел взгреть девчонку по полной программе, начав с длинной, ненавистной лекции в целях воспитательного характера и закончив, пожалуй, основательной поркой, если не недельным отстранением от оперативной работы. Дежурства уже давным давно вышли из обихода, а потому капитан не ленился, придумывал весьма оригинальные наказания, после которых у большинства его подчиненных напрочь отпадало желание заниматься самодеятельностью и  геройствовать.
- Детектив О’Двайер, - в приказном и довольно злобном тоне бросил Бреннан коллеге, как бы намекая, что сейчас самое время заткнуться и отстать от него со своими глупыми вопросами. Проследив взглядом за припарковавшейся неподалеку полицейской машиной, мужчина неспешно направился к ней, показывая выходящим офицерам значок. Из-за разбитой брови правый глаз заплывал кровью, скулы с ребрами отдавались болью при каждом шаге. Хоть не сломаны, наверное, уже какой-то плюс. Поравнявшись с прибывшими, Шон постарался как можно быстрее и короче раздать указания. Нет, он не собирался ни перед кем отчитываться. Доложится шефу по приезду в участок, если, конечно, посчитает это необходимым после небольшого расследования истинных мотивов свершения сего преступления-недоразумения. - Оцепите периметр, опросите посетителей до того, как их увезет скорая или нелегкая. Этих пятерых, - мужчина указал на закованных в наручники и валяющихся на земле ушлепков, которым очень не повезло в этот чудное утро понедельника нарваться на капитана полиции, - в участок. Всех по разным камерам. Как только закончат тушить пожар, осмотрите здание. Копии отчетов к вечеру должны быть у меня на столе. Свободны. - Офицеры незамедлительно принялись за выполнение приказа, а Бэн тем временем позвонил своим и попросил найти любую информацию на Бруклина Дейса. Выдохнул. И снова мимо. Развернулся и двинулся в обратном направлении, выискивая взглядом Лею, как вдруг на горизонте возник молодой медик, который тут же начал тянуть к мужчине свои стерильные ручищи. Парнишка все твердил, что у Бреннана идет кровь, нужно обязательно осмотреть раны и другие возможные повреждения, дабы, кто знает, инфекция там не попала или внутреннего кровотечения не было. Не важно. В первый раз Шон попросил по хорошему уйти с дороги. Желаемого результата не добился, поэтому во второй раз действовал уже больше кардинально. Согласился на осмотр и перевязку, прошел с медиком до кареты и прицепил того к поручню задней дверцы наручниками, которые по пути "одолжил" у одного из очень бдительных патрульных. Свои, увы, закончились. Выдохнул еще раз и наконец-то отыскал детектива. - Здесь все, можем ехать. - И лучше им уехать от сюда как можно быстрее, во избежание чего недоброго. - А что насчет выговора за самодеятельность... - мужчина добро улыбнулся девушке, выдержал паузу и закончил за секунду до того, как сесть к ней в машину, - с тебя сегодня выпивка, на этом, думаю, сочтемся. - Шон наверняка не увидел удивления на лице Амелии, если, конечно, оно имело место быть, ибо всем в участке было прекрасно известно, что он завязал с алкоголем уже как целую вечность и не опрокинул в себя ни грамма за последние лет -надцать. Они тронулись, буквально через минуту полыхающее кафе скрылось из зеркал заднего вида, и мужчина, как бы невзначай, сказал то, что должен был сказать еще когда они только выбрались из горящего здания. Целые и невредимые. - Спасибо, что вытащила мою задницу.

+1

12

Фраза «помолчи, пожалуйста» озвучивания не требовала. Лея и по лицу Шона поняла, что лучше закрыть рот и найти себе какое-нибудь заделье. Например, забрать свою машину, что до сих пор стоит где-то за поворотом. Ещё можно добровольно сдаться парамедикам, а не заставлять их бегать за собой. Хотя…
Всё-таки сначала забрала машину. Поставила чуточку поближе ко всему действу, чтобы можно было без проблем сесть и уехать на любимую свою работу. Подумать только, когда-то Лея искренне ненавидела копов, а сегодня одного такого, ну, можно сказать, что спасла. Ужасно. Скажи ей об это пятнадцать лет назад, она бы громко смеялась.  А сегодня она считает, что поступила правильно. Накосячила, ну и что? Могло быть и хуже, правда? Вот так и надо будет Шону сказать. Что могло быть и хуже… В разы хуже! Это вообще так, детский лепет. Ну, почти.
Лею вроде бы отпустило. Она принялась с интересом наблюдать за людьми, что жаловались друг другу, ездили по ушам полиции и медикам. Пожарные тушили здание и умоляли работников не заходить внутрь. Даже за сумкой с деньгами. И да, даже за документами. Просто не заходить и всё. Но некоторые не слушались и с ослиным упрямством перли, даже умудрялись проскочить мимо полицейского, что охранял дверь. От таких вот, прытких. Лея наблюдала, опираясь на машину, и ждала, когда Шон закончит свои дела. Ей было смешно смотреть на упертых работников. Им Шона в качестве начальника не хватает. Он бы быстро научил их слушаться чужих приказов.
Зря Лея отвлеклась от медиков. Один уже положил виды и на неё. Заставил затушить сигарету и пройти вместе с ним к машине скорой помощи. Как само послушание, Лея пошла за ним. На самом деле, убежать было просто нереально. Да и неплохо было бы заклеить кровоточащие раны на руке. За три минуты осмотра, обрабатывания спиртом, наклеивания лейкопластыря и смазывания йодом, Лея выслушала замечательную лекцию о вреде курения вообще и о вреде курения при больных легких в частности. Она даже покивала головой в нужных местах и вовремя пару раз мяукнула! Это уже просто достижение. Врач хотел рассказать ещё что-то, но Лея посчитала заботу о собственном организме выполненной и слиняла обратно к своей машине.
Шона нигде не было видно. Зато пожарных было видно хорошо. И полицейских, что уже начали опрашивать пострадавших. Нужно было сваливать отсюда поскорее, пока и их не решили опросить. Беседовать не хотелось совершенно. Сейчас бы вообще поесть и лечь спать. Но куда там, когда надо вернуться в участок и для разнообразия позаниматься скучной бумажной работой. Иногда Лея не понимала, как Шон умудряется делать отчеты вовремя и в таком количестве. У неё вот их раза в три меньше, а она всё время не успевает. Откладывает до последнего, а потом не спит две ночи, пытаясь уложиться в срок. Наверное, надо делать постепенно, да? Надо спросить как-нибудь у капитана, как он со всем справляется. Может, он просто волшебник?
А вот и капитан. Вспомни солнышко…
- наконец-то, - только и ждала, когда предложат поехать куда-нибудь в участок. Лея надеялась, что больше говорить Шон не будет, но куда там. Вспомнил про то, что она ещё не наказана за самодеятельность. И теперь вот улыбается. Знаем мы такие улыбки, ничего хорошего они не предвещают. Улыбаются так добренько, ласково, а потом дают тебе подзатыльник и велят косяки не повторять. Ну, подзатыльник Шон, конечно, давать не будет, не тот у них возраст и отношения, а вот речь сейчас произнесет. Лея даже специально в машину садиться не стала, так и стояла, облокотившись на неё, и ждала, что же ей будет. Ничего страшного. Всего лишь алкоголь за её счет. Для красоты картины лицо вытянула, а потом улыбнулась:
- Замечательно, - «легко отделалась, О’Двайер! Ничего, пожертвуешь одним вечером в Jolly, за самодеятельность нужно уметь платить». Предлагать Шону поехать вечером в Jolly Лея бы не рискнула. Все в округе знают, что копов там не жалуют. Слишком много там личностей криминальных, чтобы любить правоохранительные органы. Да и ладно.
А ещё Лея была уверена, что Шону и пары стаканов хватит. Он же вообще-то товарищ непьющий. Ему не тягаться с ребятами, что из паба не вылазят. Алкоголь же это что, дело наживное. Больше пьешь, лучше переносишь.  Кажется, Макс что-то говорил про какой-то там фермент, перерабатывающий алкоголь, но только такое сложное название Лея не запомнила. А следовало бы, могла бы сейчас сумничать, но придется просто вести машину.
- Да не за что, - ух, ты, Шон сказал спасибо. Приятно. Приятно ещё и потому, что обычно за подобное её ругали, мол, чтобы не лезла туда, где опасно. И всё равно лезла, - обращайся, если ещё раз понадобиться где-нибудь накосячить, - и будет лезть до тез пор, пока будут на это силы.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » назови хотя бы одну причину ‡почему я должен любить понедельники