Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » F•A•M•I•L•Y


F•A•M•I•L•Y

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

F•A•M•I•L•Y

https://openclipart.org/download/219884/Family-Picnic-Silhouette-2015060234.svg

- - - - - - - - - -
Dietrich & Tony
and their kids
- - - - - - - - - -

Заглянем-ка в наше будущее:
Хочется нам того или нет, а дети растут и не по дням, а по часам.
И ведь совсем недавно, кажется, кто-то покорно сидел на ручках у отца и дарил беззубые улыбки?

Отредактировано Tony Danziger (2016-07-28 03:02:14)

0

2

Очередное бодрое утро в Вашингтоне! Энджи заставила себя скинуть одеяло и уселась на постели, сладко потягиваясь и мельком взглянув на часы - как оказалось была уже половина восьмого, а мама еще не пришла ее будить. Это было странно, ведь Тони прекрасно знала свою дочку-соню... но по счастью, сегодня утром Энджел удалось-таки услышать будильник на своем мобильнике. Ласково погладив своего любимца - большого и пушистого персидского кота - девушка начала собираться на занятия, попутно прихватив с собой плеер с любимой музыкой. Так было намного веселее и веселые ритмы в наушниках заставляли Эндж двигаться быстрее, пока она бегала в ванную и долго расчесывала свои кудрявые и пышные волосы, стараясь их нормально уложить. На кухню Энджи пришла одновременно с мамой - как оказалось, Тони едва не проспала этим утром, потому как большую часть ночи ухаживала за любимым мужем. Его поистине ослиное упрямство и походы на работу с простудой дали свои закономерные плоды: ночью поднялась высокая температура, так что миссис Данцигер в приказном порядке велела Дитриху остаться дома и уже успела вызвать врача.
-Ого... ничего себе.., -только и могла ответить Энджи, выслушав мать. -А как папа сейчас? Ему хоть получше?
В данный момент Дитрих крепко спал, после всех забот и хлопот обожаемой супруги и она надеялась, что врач пропишет упрямцу постельный режим как минимум на неделю, а то и больше.
-Мам, он же не выдержит и сбежит, -хихикнула девочка, уминая свой завтрак. -Вдруг что-то важное без него решится в Белом доме? Нам придется его связать, если доктор даст ему больничный на столь длительный срок.
Быстро доев, Энджи как и обычно обняла маму и расцеловала ее, прежде чем помчатся в школу. Переехав в Вашингтон, родители подбирали дом с тем расчетом, чтобы их детям было недалеко добираться до школы - без автобусов и прочего транспорта. Раньше Энджел водил в школу старший брат, теперь же она могла без проблем добраться до хорошо знакомого здания окруженного уютным сквером самостоятельно. Добежав до своего шкафчика и сложив туда свою сумку, девочка выбрала те учебники и тетрадки что был нужны для первого урока... и только потом увидела свою лучшую подругу Джесси всю в слезах.
-Джесс, что случилось? -поинтересовалась Энджи, усевшись на лавочку рядом с подругой. -Почему ты плачешь??
Всхлипывая Джесси начала свой невеселый рассказ... как оказалось, у ее матери давно уже был другой мужчина и вчера ее отец узнал об этом и устроил страшный скандал. Они били посуду и орали друг на друга до тех пор пока кто-то из соседей не начал грозится вызвать полицию. После этого мама Джесс просто собрала вещи и ушла - забрать детей муж ей не позволил и пригрозил что через суд лишит ее прав опеки. После всей этой психоделии, Джесси и двоих ее братьев забрала к себе их бабушка, справедливо рассудив, что детям незачем портить свою психику в подобной обстановке.
-О боже... ну не плачь, пожалуйста, -Эндж ласково обняла подругу. -Я понимаю что все это просто ужасно... но все обязательно образуется...
-Как образуется?? Мне могут запретить видется с мамой - и раз она просто ушла, то ей наплевать на меня и братьев! -неожиданно зло ответила Джесс. -И тебе хорошо советовать... у тебя такого никогда не было и не будет!
-Я просто хотела тебя поддержать... хоть как-то.., -ответила Энджи. Она понимала что в подруге сейчас говорит обида и боль от случившегося... но тем не менее... -И я ведь не виновата в том что у меня такого не было?
-Обеспеченная девочка у которой всегда и все хорошо... мне не нужна твоя жалость! Иди ты к черту! -выдала Джесси, после чего поднялась со скамейки и ушла. Минутой позже, уже в классе, она демонстративно отсела подальше от Энджел, так что последней оставалось лишь вздохнуть. Они ведь дружили с Джесс с первого класса... а вот теперь все сломалось только из-за того что у той случилась ужасная беда. Эндж было чертовски обидно и она больше не делала попыток заговорить с подругой до конца учебного дня. Хорошее настроение было испорчено, так что девочка впервые в своей жизни порадовалась завершению последнего урока...
Тем временем Дитрих находился под надзором любимой жены и Ричи - персидского кота Энджи. Он прибежал в спальню сразу как только приехал врач и уютно устроившись в одном из кресел, наблюдал за незнакомцем, недовольно щуря свои большие лимонно-желтые глаза. После огромный котяра устроился на покрывале, рядом со старшим Данцигером, которому велено было после приема лекарств еще поспать, а не тянутся за ноутбуком или планшетом. Впрочем, ноутбук Тони быстренько убрала, как и телефон любимого супруга - звонить ему на работу пришлось ей, потому как Дитрих из-за своей ангины временно потерял голос.
Он подчинился любимой жене и проспал еще часа четыре, под довольное мурчание Ричи рядом - а когда проснулся, то вымолил разрешение хотя бы почитать свежую прессу. Именно в этот самый момент в спальню и заглянула Энджи, вернувшаяся со школы.
-Пап, как ты? Тебе получше? -поинтересовалась девочка, как и ее любимец, устроившись рядом с папой и обняв его. -К маме пришла заказчица... так что она просила передать что сейчас поговорит с ней, а потом принесет тебе обед.
-Что-то случилось? -шепотом произнес Дитрих, сняв очки и отложив их вместе с газетой в сторонку. Он без труда заметил, что дочь чем-то расстроена - хотя бы по тому как она прижалась к нему, обнимая и словно ища какой-то защиты. Энджи всегда так делала и объятия близких и родных ей людей были самой действенной панацеей против всех возможных проблем. -Солнышко?
-Папа... а ты когда-нибудь ссорился с мамой... нуу так чтобы серьезно? -неожиданно поинтересовалась Эндж, подняв голову и усевшись рядом с Дитрихом. -Так чтобы мама захотела все бросить и уйти...
-Серьезный и неожиданный вопрос.., -Данцигер старший внимательно посмотрел на любимую дочь и скорее почувствовал чем понял, что ей жизненно необходим его предельно честный ответ. -Милая, между двумя любящими людьми случается всякое... и мы бывало ссорились. И один раз такое было... но мы не смогли бы долго жить друг без друга, так что по счастью, сумели все вернуть.
-Это ведь было давно? -спросила Энджи и затем продолжила. -Но ведь сейчас вы так не ссоритесь...
-Мы давно уже стали умнее, дорогая. И... давай-ка ты не будешь хитрить и расскажешь что произошло?
-Я не хитрю... просто я хотела поддержать человека, а в результате только все испортила, -пожала плечами Энджи, прежде чем начать свой невеселый рассказ. -И теперь я чувствую себя виноватой, хотя ничего плохого Джесси не сделала...
-Мне жаль что так вышло.., -произнес Данцигер после того что услышал от дочери. -Но ты ни в чем не виновата, дорогая... просто дай своей подруге время придти в себя и смирится с тем что случилось. Ее привычный мир рухнул, а она не знает как реагировать на это... вообще, ее бабушке не нужно было посылать ее в школу в таком состоянии.
В этот самый момент момент в спальне появилась хозяйка дома с обещанным обедом для любимого супруга - и со стаканом горячего молока, увидев который, Дитрих выразительно сморщил нос.
-Я не буду это пить! -заявил он жене. -Ты прекрасно знаешь, что я терпеть не могу молоко - пусть наш семейный доктор сам его пьет!

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-07-28 07:39:45)

+1

3

Время – коварный искуситель.
О, сколько слагали уже легенд о его быстротечности? Сколько говорили о его неумолимости?
Пожалуй, было сказано более чем достаточно слов о таком коварном и незаметном деятеле, как время. В прочем, теперь Пейтон знала сама, как незаметно оно имеет обыкновение проходить, ускользать будто песок на ветру. Хотя … разве она не заметила его быстротечность еще раньше? Поводов для того, чтобы задуматься о дивной скоротечности времени у миссис Данцигер было более чем достаточно. Это ведь только в молодости нам кажется, что запас времени и возможностей в нашей жизни велик. Мы сумеем не только все построить, но и разрушить, прежде чем решиться выстроить что-нибудь новое, дабы сказать с уверенностью о том, что первое было лучше, чем сейчас. Но будет ли возможность вновь разрушать и строить? Пожалуй, далеко не все могут похвастаться подобной удачей. Увы, но мир устроен так, что не терпит тех, кому хочется похлопать ушами и дать бесценному мгновению возможность уйти.
И все равно темнокожая женщина удивлялась тому, как быстро прошло столько лет, оставив позади множество неподражаемых воспоминаний. Кажется, совсем недавно она только познакомилась с Данцигерами, семейством, что надеялось отыскать свою американскую мечту в Сан-Хосе. Она была тогда еще ребенком, но уже тогда присмотрелась к соседскому мальчишке, что долго время было не до местных девушек. Ему доводилось демонстрировать силу, чтобы никто не подумал смеяться с его акцента, который по первых порах бросался сразу же в глаза, как и его внешность. А ещё ему приходилось быть терпеливым, ведь дома у него была младшая сестра, часто нуждавшаяся в молчаливом понимании и именно терпении, когда у неё порой опускались руки и не было сил идти дальше к своему выздоровлению. Однако они оба с Дитрихом были похожи в том, что пускали в свое сердце исключительных людей. Так, никто не смог затмить любовь немца к одной темнокожей девчонке, что незаметно превратилась в красивую юную леди, все ещё считавшую светловолосого немца приятным и симпатичным. Правда и их история была омрачена сущей глупостью, как они решат это спустя годы, встретившись вновь, чтобы более не допускать подобных ошибок.
И вот теперь Пейтон морально готовилась к тому, что ей выполнится вот-вот пятьдесят пять лет.
Да, не хилый возраст для женщины, что по-прежнему занимается собой и пытается в глазах знакомых и друзей похвалу за попытку выглядеть на все сорок четыре. Ах, ведь, кажется, совсем недавно они собирались в Сакраменто, чтобы отметить сорока пятилетие Дитриха! Как незаметно изменились декорации и солнечный штат с его столицей сменился на менее улыбчивый Вашингтон Ди.Си. со своим Белым Домом и совершенно другой кастой людей вокруг. И привыкнуть к этим переменам было на удивление легко. В прочем, ведь разве Тони не доводилось часто переезжать? Сначала она исколесила родной город, затем столицу штата и вот теперь Вашингтон.
По правде говоря, когда они однажды остановились с Дитрихом и Ноа в столице, темнокожая женщина и не представляла себе, что спустя годы они с мужем переедут сюда жить. Тогда она облегченно выдохнула, узнав, что её любимый мужчина более не буде заниматься рискованными делами с весьма сомнительными целями, знать о которых ей совершенно не хотелось. И вот теперь она быстро привыкла с волнениями о совершенно другом. Дети и семья втянули ее в омут счастливой семейной рутины, отрываться от которой не особенно-то и хотелось. А ведь пришлось. Сначала сын пошел в колледж, затем решил завести серьезные отношения, да еще и не с кем-нибудь, а с президентской дочерью, на которой он уже и женился. И вот их маленькая любимица и кроха подросла почти к тому времени, когда девоньки заглядываются на парней и делают свои первые шаги в амурных делах. Всего полтора года отделяло юную Эндж от выбора колледжа и своей будущей карьеры, которую она найдет, с чем связать. Что-то все-таки Тони подсказывало, что ее дочь выберет что-то менее серьезное, чем её брат или отец. Но, она ещё успеет их всех удивить!
Тем не менее, даже солидный возраст некоторые вещи не способен изменить и сломать. Так, кажется, Дитрих никогда не научится лечиться сразу, как только болезнь начнет подступать к нему и не успеет пустить корней, пусть бы что не говорила ему жена. Но, чего возьмешь с упрямца, что с годами ничуть не изменился? Так что, Пейтон пришлось сделать любимому немцу очередное внушение, но прежде провести совершенно бессонную ночь, заботливо поднося лекарства от болезни, что скосила этой весной Данцигера.
- Прости, милая, я едва не проспала, - виновато произнесла женщина, посмотрев на дочь через плечо. Она знала, как у её девочки (как и у её отца) каждая минута на счету, особенно по утрам, поэтому чувствовала себя совершенно безответственной мамочкой, пусть даже тут и не было особенной вины на ее плечах.
Пока дочь завтракала, женщина успела вкратце рассказать ей о том, что случилось с ее отцом. И даже более того, она успела измерить температуру снова и вызвать врача. Сказать, что она не переживала за мужа сейчас, значило ничего не сказать, ведь с каждым годом она все больше боялась потерять его однажды. Ведь на этот раз это будет значить, что навсегда.
- Ему уже лучше, хвала небесам, - ответила Тони на очередной вопрос дочери, что тоже была права. Удержать дома деятельную натуру мужа ей будет не просто. – Но мы ещё посмотрим, кто упрямее и не пущу я его все равно никуда, - добавила она вскоре, но скорее для себя самой, чем для Эндж, которой следовало сбежать в школу, иначе бы она точно опоздала. А за многие годы учителя нисколько не изменились и все также не любят тех, кто опаздывает.
- Так, мой милый, давай-ка ты будешь отдыхать и не будешь терзать свои девайсы? – с долей юмора пожурила она мужа, прежде чем отправила планшет в тумбочку, а телевизор выключила, унеся с собой на кухню пульт от тюнера. Уже после этого, проверив, как спится любимому мужу, Тони отзвонилась помощнице Дитриха, предупредив, что начальство заболело, после чего пришел доктор, что и дал свои рекомендации по лечению больного.
Именно по рекомендации врача Пейтон разогрела молоко с мёдом, которое и принесла в высоком прозрачном стакане Дитриху, который на отрез отказался пить его.
- Молока, значит, ты пить не будешь? – переспросила она у немца. – Тогда скажи, чем мне тебя лечить? Пиво будешь? – спрашивает она, имея в рукаве еще один рецепт из народной медицины. – Выбирай, что хочешь: делаешь героическое усилие или принимаешь поражение и попробуешь горячее пиво с маслом?
- Я бы все-таки выбрала молоко, пап, - хихикнув, ответила Энджи, тогда как за главой семейства оставался нелёгкий выбор.

+1

4

-Пиво... неплохая мысль, но я предпочел бы без масла и не горячее, -все тем же шепотом ответил Данцигер, пока его любимая дочь буквально давилась от смеха, наблюдая очередную безобидную пикировку между родителями. Она прекрасно знала, что ее мама все равно заставит отца сделать так как она хочет - или, вернее говоря, он уступит ей в очередной раз. -А еще чего-нибудь вкусного к пиву - например сухариков или соленых орешков?
Естественно, Пейтон победила и немцу пришлось покорно выпить целый стакан молока и затем заняться обедом, дабы не принимать прописанные доктором лекарства на голодный желудок. И пока мама с папой спорили, Эндж позвала Ричи и спустилась в кухню, чтобы покормить своего пушистого друга и заодно посмотреть что Тони приготовила к обеду. В этот самый момент начал звонить мобильник, который мать забыла на столе, так что девочка уже собралась было отнести его наверх, но тут увидела на экране имя обожаемого старшего брата и решила немного поболтать с ним.
-Ноа, привет! Не удивляйся, что я говорю по маминому телефону, -хихикнула Энджи. -Просто она сейчас воюет с папой - он приболел и отказывается лечится. Но если мама тебе срочно нужна, то я могу сбегать и отнести ей мобильник.
-Отец заболел? Надеюсь, ничего серьезного?? -тут же переспросил молодой человек. -Пусть тогда воюют, я перезвоню маме попозже... просто мы с Мили хотели сегодня организовать ужин и пригласить вас троих - но если папа нехорошо себя чувствует, то придется отложить...
-А что случилось? -поинтересовалась Энджи, усевшись за стол. -Вы с Мил что-то хотите отпраздновать? Неужели вы наконец-то исполнили желание ее бабушки? Помнишь как она мечтала о внуке, когда мы последний раз были в гостях все вместе у родителей Милагрос? А нашему папе уже лучше, хотя он потерял голос и теперь ворчит шепотом.
Вообще, Эндж ляпнула насчет ребенка чисто машинально и даже не предполагала, насколько она попала в точку. Во всяком случае, ее предположение даже заставило Ноа немного растеряться в первые несколько секунд после услышанного, а затем он рассмеялся.
-Как ты угадала?? Мы точно узнали все только сегодня... и я хотел чтобы первыми узнали наши родители - потому как Мили пока что не знает как рассказать своим. Они ведь говорили что нам не стоит торопится.., -произнес младший Данцигер. -Ладно... ужин мы пока что отложим, но после работы я заеду навестить отца. Передай маме, что я буду около шести часов, хорошо? И пока ничего не рассказывай ей и папе.
-Договорились! -ответила девочка, после чего положила телефон матери на стол и занялась своим обедом - он был готов, так что оставалось лишь положить его на тарелку. Увидев неподалеку от маминого смартфона пульт от большого телевизора, что стоял в спальне, Эндж в очередной раз хихикнула: видимо Тони была более чем серьезно настроена заставить упрямого мужа лечится? Закончив со своей порцией, Энджел направилась в свою комнату делать уроки - и хоть она всегда училась очень хорошо и вот-вот должны были наступить долгожданные каникулы, запускать учебу девочка не собиралась. Вот только разговор с отцом никак не выходил у нее из головы...
Она даже и представить не могла себе, чтобы ее мама могла бы захотеть уйти от папы... Эндж с раннего детства привыкла, что они всегда вместе - а когда отцу приходилось куда-либо уезжать по работе, она и Ноа видели как мама скучала по нему. Когда же папа был на работе и звонил Тони посреди дня, их обычные уже "люблю, целую" вовсе не звучали как что-то давно заезженное и привычное для людей много лет проживших в браке.
Энджел была так устроена, что просто не могла долго переживать о чем-либо - ей хотелось расспросить маму и узнать что же случилось много лет назад? Так что когда раздался стук в дверь и Тони пришла узнать, покушала ли ее любимая дочь, девочка попросту не выдержала:
-Не волнуйся, мам - я поела и все было очень вкусно. Можно спросить тебя кое о чем важном?
Энджел уселась на диване рядом с мамой и на пару минут замялась, не зная как начать этот разговор. Она была умной девочкой и прекрасно понимала, что в отношениях ее родителей всегда остается нечто такое личное и сокровенное, что не касается ее и Ноа... так что постаралась задать свой вопрос максимально деликатно.
-Мама... сегодня кое-что случилось в школе - Джесс пришла в слезах и рассказала что ее родители собрались разводится. Я пыталась ее поддержать, но она не стала слушать меня и почему-то разозлилась... как оказалось, ее мать ушла сегодня из дома. Представляешь? Просто ушла... А Джесси сказала что я не могу ее понять, потому что у меня никогда такого не было и не будет.., -неуверенно и осторожно начала Энджи. -И я подумала, могли бы вы с папой поссорится настолько серьезно? Когда я спросила у него, он сказал что вы тоже чуть-чуть не разошлись совсем... Почему так случилось, мам?
Ну а пока шел этот разговор, Дитрих успел в очередной раз пролистать газету, в которой не было ничего интересного, так же сделать попытку достать свой планшет, пока жена не видит - но ящик тумбочки был заперт. Так что Данцигеру ничего не оставалось как вновь нацепить на нос очки и вернутся к газете, открыв спортивную колонку... читая которую, он благополучно задремал в очередной раз.

+1

5

- Угу, конечно, выпьешь холодного пива и все сразу же, как рукой снимет, - хмыкнула Тони в ответ больному супругу, прищурив свои карие глазки так, словно бы смотрела и видела все насквозь.
Верить и надеяться на то, что мужчина решит прислушаться к гласу разума и все-таки выпьет то, что предписал врач без пререканий и споров, темнокожая женщина даже и не думала. У нее было в расположении много лет, проведенных рядом с Дитрихом, начиная с юности и заканчивая последними годами, проведенными с ним под одной крышей, чтобы не питать иллюзий относительно «легкого» боя. Дитрих, как и его младшая сестра, был человеком, безусловно, упрямым. И, нужно сказать, что это качество было вполне безобидным и даже полезным, учитывая тот факт, что именно благодаря фирменному данцигеровскому упрямству, Линн смогла переломить все диагнозы, поставленные ей врачами. Вот только с другой стороны, это же самое упрямство было вовсе не на руку в подобных ситуациях, когда требовалось просто выполнять предписания врача. Но, зря ли темнокожая женщина стала женой успешного лоббиста? Она тоже была достаточно упрямой, чтобы потребовать выполнения своих просьб, благо муж не заставлял ее вспоминать, какого это – повышать тон своего голоса, требуя от него послушания в подобных этому моментах. Так или иначе, а он шел на уступки, предварительно пытаясь противиться необходимости выполнять то, чего ему не хотелось.
- Не будь, как маленький, Дит, - добавила вскоре женщина строго, но беззлобно. – Какой ты подаешь пример дочери? А ведь, кажется, кое-кто зимой тоже болел ангиной и, как ты, лечился теплым парным молоком с медом. И ведь, не отравилась, Энджи, правда? – спросила женщина у дочери для годится. Втягивать ее в перепалку она не имела желания, как и привычки. – Если тебе хочется сухариков, я могу тебе приготовить, милый, но они будут без специй,- добавила она более примирительным тоном, когда муж все-таки принял предложенный ему стакан молока, из которого начал пить понемногу нелюбимое молоко. – Хочешь, я начищу тебе орешков? – предложила она, не сразу заметив, что дочь осторожно оставила своих любимых папу и маму наедине, ускользнув на кухню. – Скажи, что мне приготовить для тебя? – спросила она следом за предыдущим предложением. – Сейчас я еще планировала сварить для тебя бульон – он хорошо должен повлиять на твое горло, - добавила она, прежде чем приняла уже пустой стакан из-под  молока, на что и ответила не только улыбкой, но и поцелуем. Благо одной юной леди не приходилось наблюдать эту милую картину, хотя все-таки несколько раз дети и заставали своих родителей в несколько двухзначных положениях, врываясь в спальню или на кухню. Но, когда дети стали более взрослыми, супруги все-таки могли позволить себе некоторые послабления и не торопиться отскочить друг от друга сразу же после нежного или более страстного поцелуя, в которых они все еще не отказывали себе.
- Ну, хорошо… - выдохнула Тони, прежде чем подняться из постели супруга. – Отдыхай, дорогой, и больше меня так не пугай своими болезнями, - добавила она, направившись на кухню, чтобы приготовить все те продукты, которыми уже на ужине хотела порадовать Дитриха. Пища, конечно же, должна была быть полезной, но вкусной, а главное должна была понравиться главе их семейства, которому угодить было очень не просто.
Но, пока суть, да дело, Пейтон направилась к комнате дочери, чтобы справиться поела ли она или же хотела бы попробовать что-нибудь еще. И вот тут Энджи решила завести разговор, начав со слов «не волнуйся». А ведь, кто говорил, что нужно именно с этого начинать? Если хочешь посеять панику, достаточно только сказать – не волнуйтесь! И Тони, так или иначе, но начала беспокоиться.
И не зря?
Пейтон присела возле дочери, внимательно стараясь выслушать то, что ее так беспокоило. И надо сказать, беспокоила дочь именно та тема, которую женщина не любила вспоминать или возвращаться в своих воспоминаниях. Но, нынче придется?
- Понимаешь, доченька, - обратилась темнокожая леди к своей дочери, - каждый человек ищет свое счастье. Иногда оно находится совсем близко, но мы требуем большего. Порой мы хотим от того человека, который рядом с нами даже слишком много и, вроде как любим нами, но нам это кажется не достаточно… - она говорила сейчас туманно, потому что не хотела вдаваться в конкретику. Не могла же она сказать дочери о том, что ее отец занимался незаконными делами, и ей это очень не нравилось, а когда она попросила его умыть руки, то сказал, что попросту не может – не может отказаться от рода своей деятельности и бросить друга. Эта ссора развела их на долгих пятнадцать лет, прежде чем судьба сама свела их: побитых и разочарованных, ведь счастье отдельно друг от друга не оказалось таким уж счастливым. Оно оказалось всего лишь подделкой.
- Знаешь, милая, - после небольшой паузы решительно продолжила Пейтон, обняв за плечи дочь. – Никогда нельзя сравнивать чьи-то отношения, потому что все они уникальны. Может быть, мама твоей подруги имела какие-то свои причины уйти из семьи, эгоистично думая только о себе. Твоей подруге, конечно, грустно … но тебе не нужно тоже искать повод для грусти, хорошо? Ты знаешь, что мы с папой любим друг друга, а еще больше любим вас с Ноа, - добавила она, прижав к себе чуть больше Эндж. И, по правде говоря, она и не представляла себе другой жизни без мужа и детей, а ведь … когда-то она даже и не рассчитывала на то, что жизнь подарит ей еще один шанс на встречу с ее немцем.

+1

6

Энджи внимательно слушала любимую маму, с болью вспоминая о любимой подруге. Иногда случается так, что даже самые лучшие и верные друзья не могут ничем помочь друг другу... и Энджел бы все на свете отдала, лишь бы только вернуть благополучие в семью Джесс. Но, увы, по крайней мере сейчас ничего нельзя было исправить и девочке оставалось лишь надеяться что ситуация с родителями ее одноклассницы изменится в лучшую сторону. Она не знала, останутся ли они подругами... и это особенно огорчало Энджи.
-Понимаешь, мам... она сказала что у меня всегда и все благополучно... и это прозвучало как какой-то упрек, -тихо произнесла Энджел, обняв Тони. -А я только сейчас задумалась о том насколько мне повезло... и я решительно не понимаю тех своих одноклассников кто ссорится со своими родителями. Мне кажется, что без тебя, папы и Ноа я бы просто не смогла жить - так что я теперь не сержусь на Джесси за ее слова, но мне очень жаль, что я ничем не могу ей помочь...
Энджи как и ее брат всегда были добрыми и отзывчивыми - с самого детства. Обоим было нисколько не жалко поделится с друзьями всем что у них только было: вспомнить хотя бы историю с самокатом Ноа? По сути дела он фактически подарил его Милагрос после того как они познакомились - правда позже Дитрих купил ей другой, чтобы дети могли весело кататься вместе. Но Эндж прекрасно знала, насколько важно делится не только игрушками или какими-либо вещами, но и своим временем и добрым расположением к другому человеку.
-Как ты думаешь, мы сможем когда-нибудь помирится? Мы ведь дружили с первого класса.., -тихо вздохнула девочка. -Папа был прав и ей не стоило сегодня приходить в школу... тогда не случилось бы этой ссоры.
В этот самый момент раздался звонок в дверь и Энджи вспомнила о звонке брата, который совершенно вылетел у нее из головы! И как она могла забыть?? Он ведь доверил ей такой важный секрет...
-Мам, это наверное Ноа пришел - он звонил сегодня и сказал что заедет. Я сейчас открою! -наскоро сообщила матери Эндж, прежде чем пулей помчаться на первый этаж дома. Открыв дверь, она обняла любимого брата и хихикнула - ей даже немного не верилось, что он совсем скоро будет воспитывать своего ребенка. Ну а Мили наверное не закончит свою стажировку? -Привет будущему папе! Я думала ты приедешь вместе с Мили...
-Я только что с работы, а Мили поехала навестить родителей, -сообщил Ноа, улыбнувшись. -Болтушка, ты еще не успела рассказать мою страшную тайну? Расскажи лучше как отец? Ему лучше?
-Мама запретила ему смотреть телевизор и отняв ноутбук и планшет, заставила выпить горячего молока, -засмеялась Энджел. -Ему лучше, но он потерял голос из-за своей ангины. А я между прочим ничего никому не говорила - не хочу лишать тебя этого удовольствия.
Увидев любимую маму когда она вышла встретить его, Ноа с радостью обнял ее, после чего ответил на обычные уже вопросы - о работе, новой квартире в которой все не заканчивался ремонт и прочих бытовых делах.
-Мам, я хотел позвать вас с папой и Эндж на особенный ужин... но раз отец заболел придется все отложить, -произнес молодой человек. -У меня все хорошо, да и ремонт мы почти закончили... и поняли что не подумали обустроить детскую. Вчера Мил сказала мне что беременна... Мне хотелось устроить настоящий праздник, однако она побаивается рассказывать родителям эту новость.
Конечно же Тони была рада услышать замечательные новости от любимого сына. Да и праздник можно будет устроить в любой момент? Дитрих ведь скоро поправится...
-...и тут же сбежит на работу, -поддакнула матери Энджел. -Ноа, мне кажется что на празднике должны быть и родители Мили... и ее бабушка, она ведь так мечтала о правнуке.
-Тогда это будет уже торжество на правительственном уровне, -рассмеялся Ноа. -Но я согласен... и уверен что сумею убедить Милагрос рассказать все родителям.
-О чем рассказать? -поинтересовался Дитрих, спустившись в гостиную. После сытного и вкусного обеда ему удалось немного подремать, но затем он проснулся и решил заглянуть на кухню и попросить супругу заварить свежего чая. -Я очень рад, что ты решил заехать сынок - как твоя стажировка?
-Рассказать о том что ты в недалеком уже будущем станешь дедушкой, -в тон отцу ответил Ноа, поднявшись ему навстречу. -Но вообще, я заехал чтобы навестить тебя и узнать как твое самочувствие. Мы тут планируем устроить семейный праздник, так что ты должен поскорее поправится.
-Ты это серьезно? -переспросил Дитрих, поначалу решив что сын пошутил в своей обычной манере. Но вообще - ему и Мили пора было уже подумать о детях, несмотря на все высказывания семейства Веласкес относительно того что супружеская пара еще слишком молода для подобной ответственности. -Сынок, я очень рад! Поздравляю тебя... а где же Мили? Я хотел бы и ее поздравить с прекрасным событием...
После того как Тони и Энджи рассказали главе семейства о будущем совместном с Веласкесами ужине, он согласно кивнул. Конечно же, Лола и Агустин должны в первую очередь узнать о счастливой новости - а Милите незачем бояться все рассказывать.
-Я понимаю что это может глупо прозвучать... но если хочешь, я сам могу обсудить с Долорес наш совместный праздничный ужин, -в большей степени в шутку предложил старший Данцигер, усевшись на диван рядом с любимой женой. -Уверен что мы с ней всегда сумеем договорится.

+1

7

Когда-то давно, а сейчас кажется и вовсе в другой жизни у Пейтон была совершенно другая жизнь. Какие перспективы рисовала перед ней жизнь? Беременная в семнадцать, а ее избранник и вовсе не окончил еще высшее учебное заведение. Но, этого судьбе показалось мало и, наградив темнокожую леди, она сразу все у нее отняла: сначала ребенка, которого они не ожидали, но которого было не отнять уже от их видения совместного будущего, а потом и самого Дитриха; превратив жизнь шоколадной красотки в нечто совершенно пустое и безутешное. Если бы они тогда не потеряли своего малыша, то Ноа бы с гордостью говорил о том, что у него есть старший брат или сестра – настоящий пример для подражания. И сколько бы ему было бы? Около тридцати, если не больше. Но, не возраст важен. Важно то, что именно тогда они начали терять бесценный дар, из-за которого вся жизнь пошла под откос.
Увы, но подобных вещей Тони не стремилась рассказать пока своим детям. Энджи была все еще ранимой леди, которую следовало оберегать и поддерживать. Именно поэтому женщина опасалась того, как она отреагирует на самый, что ни есть правдивый рассказ, в конце которого будет их собственная радостная весть - их счастливый финал, который они и отстроили сами на развалинах своего прошлого. И ценили то, что имели куда бдительнее прежнего.
- Ты правильные выводы делаешь, моя красавица, - ответно обняв дочь, женщина прижимает ее чуть сильнее к себе, прежде чем ее губы прикасаются к голове своей любимицы, которой совсем немного осталось, чтобы называться взрослой и самостоятельной девушкой. Возможно, именно тогда ее мать решится ответить дочке более откровенно и правдиво, нежели сейчас? В любом случае, пока она полагала, что сейчас Энджи лучше полагать, что ее подруга права – все благополучно и без какой-нибудь задоринки даже. И неважно то, что было раньше. Большая любовь несет и большую боль, отголоски которой звучат и по сей день…
- Вы обязательно помиритесь, моя хорошая. Дай только своей подруге времени; будь терпеливой с ней – она должна понять, что ты рядом с ней и хочешь поддержать ее в трудную минуту. Все-таки, какими бы мы все не были самостоятельные и сильные, но всегда нуждаемся в крепком спутнике, которыми справедливо считаются также и подруги, - к уже вышесказанному добавила миссис Данцигер, надеясь, что ее дочери удастся помириться с лучшей подругой. Все же, их дружба очень напоминала дружеские отношения Тони и Лорелеи, что также были дружны еще с начальных классов. Тогда, помнится, пуэрториканку представила учительница и Пейтон сразу же предложила ей подружиться, а потом и позвала к себе в гости на день рождения, понимая, как ей, должно быть, скучно было в одиночестве играть.
- Мы тоже как-то ругались с тетей Лорой, но мы всегда мирились – вы тоже помиритесь, - продолжила темнокожая женщина, прежде чем смогла остановить себя.
Они еще не успели договорить, когда в дверь позвонили, и маленькая мисс Данцигер выдала то, что забыла рассказать своей матери раньше: о звонке Ноа, а также его возможном приходе. Энджи пулей понеслась навстречу любимому брату, по которому она, видимо, все еще скучала, если тот подолгу не заглядывал к родителям в гости. Им-то и самым привыкнуть как-то к той мысли, что Ноа уже давно самостоятельный молодой человек, и даже женатый на любимой и самой достойной девушке в мире.
Позволив дочери сбежать, Тони менее спешно последовала за ней, решив, дать возможность брату и сестре тепло поприветствовать друг друга и немного пошушукаться между собой.
- Сынок, как я рада, что ты приехал! – приветствовала Пейтон сына распростертыми объятиями. – Соскучилась по тебе ужасно! А где Мили? Как у вас дела?? – сразу же добавила женщина, прежде чем Ноа решил подойти ближе к той новости, о которой принято громко вещать. Но, пока он этого не сделал, его матушка только осторожно приподняла тонкие брови вверх, не зная, к чему это сын ведет такой разговор: ужин, что-то особенное…
- А по какому поводу ты хотел устроить этот ужин? – спросила Тони, явно не понимая чего-то, о чем Ноа только-только собрался рассказать. – Какая отличная весть, сынок! – подхватила женщина, обняв сына.
Именно к тому моменту даже глава семейства подоспел спуститься в гостиную, чтобы переспросить о том, что он прослушал еще раз.
И озвученная новость тоже была ему по душе.
- Между прочим, милый, если бы ты не был немного болен, дети рассказали бы это в более соответственной обстановке, чем просто разговор в нашей гостиной, - не могла не ущипнуть мужа Пейтон, намекая ему на то ,что все-таки придется приложить усилий к своему выздоровлению. – Кстати, беременным нельзя контактировать с больными; Мили стоит соблюдать осторожность, - добавила она, пока все хохотали над инициативами старшего Данцигера относительно переговоров с господином президентом. – Так что, дорогой! – торжественно обратилась она к мужу. - Уже сегодня вечером мы должны усердно заняться твоим здоровьем, чтобы наша невестка еще не заразилась от тебя. Так что, сначала поправишься, а тогда же будешь пытаться вести свои переговоры, сколько тебе будет угодно…

Отредактировано Tony Danziger (2016-08-09 00:00:01)

+1

8

-Хорошо, -кивнул Данцигер, после слов любимой жены. -Тогда мы устроим наше небольшое торжество как только я поправлюсь. Но честное слово - мне не терпится увидеть лицо Лолы, когда она узнает что станет бабушкой. Это будет просто непередаваемо!
-Вот поэтому, Мили и опасается рассказывать родителям про ребенка, -улыбнулся Ноа. -Она всегда была для них маленькой непослушной врединой, которую надо постоянно опекать... так что им было нелегко смирится с ее взрослением и замужеством. Во всяком случае, у меня всегда было именно такое ощущение...
Посидев и душевно поговорив с родителями еще около получаса, Ноа умчался встречать свою ненаглядную, тогда как Дитриху пришлось вернутся в спальню и вновь устроится на постели в компании пушистого любимца своей дочки. Энджи тоже вернулась к себе в комнату и решила доделать домашнее задание, когда у нее вдруг зазвонил мобильник - и к своему удивлению, девочка прочла на экране имя лучшей подруги и растерялась.
И как же ей поступить?? С одной стороны, она прекрасно понимала Джесс - после того что случилось у нее дома, любой человек мог бы сорваться... но с другой, все равно было чертовски обидно. Они ведь дружили с первого класса и всегда старались поддерживать друг друга, как и полагается лучшим подругам. Но чем Энджи была виновата в том несчастье, что неожиданно свалилось на ее лучшую подругу? Тем что у нее была хорошая и любящая семья...? Однако этого ее родители тоже достигли не по щелчку пальцев, как и своего семейного благосостояния... и именно в эту самую минуту Энджел подумала о том, насколько же ей и Ноа повезло в этой жизни. А что до Джесси... то девочка была готова отдать что угодно, лишь повернуть время вспять и сделать так чтобы любимой подруге не пришлось страдать - но, увы, это было невозможно.
Эндж так и не решилась ответить на звонок подруги, так что спустя минуту от Джесс пришло текстовое сообщение - она писала, что очень сожалеет о своем поведении и хочет попросить прощения. Читая эту смску, Энджи не один раз тяжко вздохнула и затем написала в ответ следующее:
Я понимаю как тебе было плохо и тяжело, Джесс... но я ничем не заслужила тех слов что были сказаны в мой адрес. Мне правда очень хотелось помочь тебе и хоть как-то поддержать. Не обижайся пожалуйста и дай мне немного времени отойти от этой ссоры. Искренне надеюсь, что у тебя все будет хорошо.
Ну а пока Энджел вернулась к очередному школьному заданию, Дитрих вновь принялся листать газету, пусть даже в ней не было ничего интересного. Честно говоря, мысли его в этот самый момент были далеки от мировых новостей - в первую очередь он думал о любимом сыне. Хорошо что наконец исполнилась мечта Ноа и Мили: дети ведь давно уже думали о том чтобы завести ребенка? И по правде говоря, Данцигеру-старшему всегда казалось что Милагрос вовсе не горит желанием сделать карьеру великого юриста или политика, в отличии от своей амбициозной матери... прежде всего, ей хотелось просто быть рядом с любимым мужем, а все остальное было уже неважно.
Память услужливо подбросила Дитриху весьма яркую картинку казалось бы недавнего прошлого - смешная темноволосая и темноглазая девочка, что постоянно устраивала различные сюрпризы Агустину и Долорес. И кто бы мог предположить, что крепкая детская дружба Мили и Ноа со временем окрепнет и вырастет в нечто большее? Тони наверное и предположить не могла, что утешая после очередной проказы маленькую испанку, она обнимала свою будущую невестку... но ведь жизнь тем и хороша, что способна подкидывать самые необыкновенные сюрпризы человеку, когда он этого совсем не ждет.
Тем временем, словно бы прочитав мысли своего мужа о себе, в спальню поднялась Пейтон, с очередной порцией горячего питья и конечно же лекарств, которые велел принимать доктор. На этот раз Дитрих не стал спорить и послушно выпил все что принесла жена - а когда она собралась вернутся на кухню, то задержал ее ладонь в своей.
-Не уходи? Я тут хотел поговорить с тобой насчет отпуска... ты же помнишь, что он у меня начнется через неделю? Мы еще месяц назад хотели придумать куда поедем.., -улыбнулся Данцигер, когда Тони присела на край кровати. -Знаешь, я тут подумал - а не махнуть ли нам снова в Германию? Ноа и Мили скорее всего с нами не поедут, но мы могли бы показать Энджи мой родной город. Я тысячу лет там не был... и пожалуй теперь готов вернутся.

+1

9

На самом деле Пейтон с трудом понимала родителей своей невестки, которым казалось, что дети должны были быть таким себе контролируемым процессом, связанным с каким-то расписанием, нарушить который будет не просто и, если уж так получится, то приведет к какой-то дисгармонии. В действительности ведь получается все несколько иначе. Например, так, что расписание будет постоянно нарушаться и никак иначе: только стоит задумать себе что-то и запланировать, будто бы по закону подлости, что-то пойдет обязательно в разрез с твоими планами. Конечно, дети всегда приносят свой веселый кавардак в семью, какой бы идеальный порядок в ней ни был, какая бы идеальная чистота там не существовала и далее по списку, однако темнокожая женщина определенно полагала, что дети – приносят счастье. Нужно просто научиться его принимать и видеть, потому что со временем, когда дети вырастают и перестают нуждаться в своих родителях все меньше и меньше, оценить это будет не так просто. Именно поэтому так ценны первые годы жизни маленького человечка, который впитывает у своих родителей все, как губка.
- Почему вы так говорите? – хмурится Тони, не разделяя скепсиса мужа относительно реакции Долорес на ту новость, которую приберегли им дочь с зятем. Это можно назвать даже женской солидарностью. А почему бы и нет? – Она должна осознавать, что дети не в шашки играют, а появление детей иногда бывает не запланированным, - пожала плечами темнокожая женщина, тихо при этом вздохнув и закатив глаза. Она не хотела говорить о госпоже политике сейчас, пусть и была вынуждена, т.к. они уже считались семьей. Но, как не странно догадаться, Пейтон было все еще не просто свыкнуться с таким положением вещей.
- Сынок, вот ты вырастишь еще, доживешь до возраста своей тещи и тогда поймешь, как порой не просто смириться с тем, что твой ребенок уже не маленький, - по-доброму улыбнулась Тони, положив ладонь на плечо своего сына, что мало чем напоминал сейчас того смешливого мальчишку, которым был еще, кажется, совсем недавно. Кажется, это было еще вчера: она носила его под своим сердцем, чувствовала, как он шевелится внутри нее, а потом прижимала уже к своей груди, наблюдая за тем, как незаметно для нее растет и меняется ее маленький человечек. К счастью, им повезло воспитать его примерным и добрым молодым человеком, что способен не только отличить добро от зла, но и сам готов нести в жизнь что-то лучшее.
Разговор с сыном под ароматный чай прошел даже слишком быстро и незаметно для Пейтон, который женщине определенно хотелось еще ненадолго растянуть. Но, она прекрасно понимала, что Ноа должен бежать. Ему пора уже отправиться к себе домой, где на него ждет любимая и очаровательная супруга, что еще недавно была смешливой малышкой, которая бежала жаловаться тете Пейтон, когда устраивала какие-то проделки и боялась получить взбучку от своего отца.
- Надеюсь, мы скоро поставим твоего отца на ноги, так что вскоре мы будем ждать в гости вас с Мили, - обняв напоследок сына, Тони по-доброму улыбнулась Ноа, прежде чем позволить ему уйти. – И передай моей невестке, пусть позвонит мне и обязательно расскажет, что она хочет для вашего малыша – я буду понемногу готовить для своего первого внука все, что может понадобиться. Благо, времени у нас еще есть достаточно и можно не торопиться, чтобы существенно подготовиться, - добавила она, чем насмешила, наверное, не только сына, но и дочь, что покачала головой, обменявшись взглядами с братишкой.
Простившись с сыном, темнокожая леди, конечно же, взяла направление сразу же на кухню. Она обещала, что поднимет на ноги в считанные дни мужа, поэтому и должна для этого сделать по максимуму все. Во-первых, мужчине следовало побольше и почаще пить теплое молоко или хотя бы витаминные напитки из свежих овощей и фруктов, которые она еще прибережет на чуть более позднее время. Ну, а во-вторых, мужчине следовало отдыхать и радоваться возможности отдохнуть. Так что, уже спустя полчаса после ухода Ноа, Тони поставила на поднос все, что приготовила для супруга: там был не только стакан теплого молока, но и фруктовый микс с творогом, который когда-то она готовила для детей, когда тебе еще были маленьким. Дитрих, конечно же, был не маленьким, но тоже заслужил лакомство.
Поставив на низкий прикроватный столик поднос, женщина было уже собралась вернуться на кухню, когда ее остановил любимый муж. Там на нее еще ожидала посуда, которую следовало сложить в посудомойную машину, но и помимо того весь тот бардак, который она развела там, пока готовила сначала обед, а также угощения для болеющего мужа. Но, конечно же, все подождет на нее…
- Конечно, я помню о твоем отпуске – у меня были планы же на него, - улыбнулась Тони, присев рядом с Дитрихом на кровати. – Но, по правде говоря, я уже боялась, что ты захочешь от него отказаться из-за больничного, трудоголик ты мой, - усмехнулась она, наклонившись к супругу, чтобы нежно коснуться его щеки своими губами. Пока у кого-то была ангина, было все-таки несколько опасно дарить более откровенные поцелуи. – Почему бы и нет? Мы давно уже не ездили в Германию. К тому же, Энджи всегда хотела посмотреть, где ты и тетя Линн родились, - усмехнулась она, забравшись с ногами на постель к супругу. – Можем еще предложить Ноа с Мили съездить с нами, если они захотят, - предложила она, устроив голову на плече у мужа. Он пока еще был горячим из-за температуры, но она заметила, что недуг уже понемногу отступает. – Почему бы тебе не отложить свою газету и немного поспать? – предложила она мужчине.

+1

10

-Если Ноа и Мили поедут с нами - будет просто чудесно... я бы предложил Каролине тоже поехать и взглянуть на самые любимые и дорогие сердцу места нашего детства, но сомневаюсь что она согласится, -ответил старший Данцигер улыбнувшись любимой жене. -Боюсь, что для Лин это будет нелегко... Что если ты позвонишь Ноа и поинтересуешься, не хочет ли он присоединится к поездке? Тогда это будет такой же замечательный отпуск, как и всегда... Помнишь, когда наши ребята были еще совсем маленькими?
В ответ на предложение любимой супруги немного поспать, Дитрих лишь согласно кивает головой, послушно отдав ей газету - благотворное действие лекарств уже началось и у него слипаются глаза. Но прежде чем поудобнее улечься на бок, он нежно прикасается губами к ладони любимой жены: самой прекрасной и замечательной на этом свете женщины, без которой его жизнь никогда не была бы такой счастливой как сейчас.
Ну а пока родители вели беседу в своей комнате, Энджи успешно закончила делать домашнее задание и убрав тетрадки и книжки в сумку, довольно вздохнула. Совсем скоро занятия в школе закончатся и папа с мамой наверняка придумают что-нибудь интересное для очередной семейной поездки? Жаль только, что Ноа теперь взрослый, вполне себе успешный и занятой человек... временами на Энджел даже накатывало щемящее чувство тоски. Она очень любила брата и конечно же была рада, что он сумел найти свое счастье - вот только все равно очень по нему скучала и ей до сих пор было немного непривычно, что Ноа теперь живет не дома.
Но... был в этом и некоторый плюс - если можно так выразится? С тех пор как старший братец уехал учиться, а потом и женился на своей ненаглядной зазнобе, все внимание родителей доставалось только Энджи. Нет, она конечно же никогда не ревновала Ноа по отношению к отцу и матери... но все же не могла избавится от ощущения, что они теперь готовы буквально пылинки с нее сдувать.
Вздохнув, девушка включила любимую музыку в плеере, решив немного прибраться в своей комнате и не сразу услышала звонок своего мобильника. Весело пританцовывая во время уборки и подпевая очередной классной песне, Энджи заметила мигающий экран своего гаджета, лишь когда успела уже разложить книжки по полкам и протереть пыль.
-Привет, Майкл! Извини - я слушала музыку и чуть не пропустила твой звонок, -девушка улыбнулась, услышав голос одного из своих одноклассников. -Просто мой папа приболел, мама сейчас с ним и мне стало скучно... вот я и решила сделать что-нибудь полезное и убрала наконец все книжки горой лежавшие на моем столе. Наверное пора уже как-то бороться с привычкой читать сразу две книжки подряд!
Энджел хихикнула, когда Майк заявил что точно бы не стал добровольно заниматься уборкой - мол, у него это всегда происходит исключительно из-под палки и по-другому никак. А потом, парень совершенно неожиданно выдал следующее, заставив младшую мисс Данцигер совершенно растеряться:
-Послушай... у нас завтра короткий день в школе и я подумал... может быть мы сходим в кино на какой-нибудь новый фильмец? Ты мне очень нравишься... обещай что подумаешь?
-Мне нравится твое предложение, -ответила девушка, вновь улыбнувшись. Майк был хорошим парнем и пожалуй даже симпатичным, если подумать... и они замечательно ладили, так что у нее не было повода отказываться от приглашения. -Давай сходим, а если ничего подходящего в кинотеатре не идет, то может прогуляемся..?
-Замечательная идея! -ответил Майкл. -Тогда завтра я прогуляю тренировку по баскетболу и мы сбежим вдвоем. Тогда до завтра?
-До завтра! -ответила Энджел и сбросив звонок, ощутила что у нее прямо-таки пылают щеки. Майки и правда сказал сейчас, что она ему нравится? По-настоящему??
Вскочив со стула, Энджи направилась на кухню, где и нашла свою любимую маму за мытьем посуды после ужина. Скрывать что-либо от Тони, ее дочь попросту не умела - все секреты читались на ее добродушном и симпатичном круглом личике - так что стоило не юлить и прямо задать свой вопрос.
-Ма... я хотела спросить тебя - а папа первым тебе признался, что ты ему нравишься? -тихо произнесла Энджел, когда мать нежно обняла ее. -И как ты поняла, что он именно тот кто тебе нужен? Просто один парень мне сказал, что я ему нравлюсь... а я даже не знаю что и думать. Мы всегда были просто друзьями...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-09-06 02:54:25)

+1

11

Планировать совместный отдых Пейтон всегда вводило в неописуемый восторг и восхищение. Казалось, женщина могла воочию ощущать, как накапливается желание посмотреть на все то, о чем рассказывал ей муж или же сама была наслышана, и притронуться к чему-то такому, что раньше не доводилось видеть. И, если в Германии Тони уже была несколько раз, однако все эти поездки не доводили до Дрездена, родного города Дитриха и Каролины, из которого им пришлось уехать в поисках лучшей жизни, если можно так сказать. Продолжать жить, пожалуй, в том мире, в котором все напоминало о преждевременно ушедшем отце, было не просто. И если, простившись с собственной матерью, Тони смирилась с тем, как бывает не просто отпустить дорогих сердцу людей и не сожалеть постоянно о своей утрате, то … с трудом представляла себе, как было возможно смириться с гибелью в автомобильной катастрофе отца семейства , который был так любим своим семейством и так нужен ему, детям и супруге.
Это была тяжелая утрата. Это был тяжелый удар, который сплотил семью, ощутившую, как легко и просто можно потерять дорогого человека. И, конечно же, миссис Данцигер понимала, как не просто было им возвращаться туда. Особенно Каролине, которой пришлось также потерять на родине еще и мужчину, которого она полагала, что любит. Да и, наверное, любила? Если бы не любила, расставание с Паулем не проходило для бойкой и упрямой Каролины так тяжело и не просто. Но, она хоть его не потеряла – развелись по причине не примирительных разногласий, которыми были совместные дети. Из-за пережитой в детстве травмы, восстановиться немке было не просто, но она это сделала. Вот только детей ей из-за оной уже не рекомендовали рожать…
- Да, наверное, она не захочет ехать, - согласилась Пейтон с мужем, тихо вздохнув при этом. Что поделать, если некоторые вещи слишком очевидны, пусть даже со временем горечь потери и боль уходят, но не приятные воспоминания не проходят. – Но нам нужно попытаться уговорить. На Гавайи она тоже сначала не хотела ехать, а помнишь, чем все обернулось? – напомнила Тони супругу их давнюю поездку всей семьей на Гавайи, где они провели незабываемый отпуск, который с удовольствием повторяли, стоило только прийти времени для отпуска.
Пляж, голубая лагуна и незабываемая обстановка безмятежного счастья и полной расслабленности …
- Давай, я позвоню Ноа завтра? – предлагает женщина своему супругу. – Не хочу сегодня их с Мили беспокоить. Пусть побудут вдвоем, без звонков надоедливых родителей, - с долей шутки произносит женщина, прежде чем заставит себя подняться из постели мужа. Ему тоже следовало отдохнуть, а у нее оставалась на кухне работа, которую она до этого не завершила. – Поспи немного, ладно? Не хочу, чтобы у тебя снова поднялась температура, но, боюсь, если ты не будешь отдыхать, мы от нее так просто не отделаемся, - с надеждой на понимание, а не упрямство любимого мужчины, добавляет Тони, прежде чем подарить мужу короткий, но полный нежности поцелуй, после которого и направляется на кухню.
«liberté, égalité, fraternité…» - с трудом разбирая слова, пробормотала женщина вслед за песней, что была созвучна с какой-то знаменитой цитатой, то ли высказыванием, однако в сочетании приятной мелодии, звучала очень заразно. Так что, темнокожая женщина быстро ее запомнила.
Именно на кухне за хозяйственными делами и хлопотами, застает свою маму Энджел, у которой, видимо, появилось какое-то очень важное дело к обсуждению, о чем Тони догадалась практически сразу. Быть может, Энджи и хотела что-то скрыть, но от внимательного материнского ока ничто не укроется. Особенно, любопытство, с которым девочка просто поставила в тупик свою мать.
- Ого, - выдала Пейтон, удивившись. Она напряглась внутри, понимая, как не просто будет удовлетворить вопрос дочери, а также быть достаточно искренней. – Я даже не ожидала от тебя так рано услышать этот вопрос, - честно призналась женщина дочери. – Но, раз ты хочешь знать ответ, присаживайся? – предложила Тони, решив еще запарить себе и дочери чаю. Особенной любовью Тони в последнее время был чай с добавлением лавандовых цветков, которые придавали заварке синего оттенка.
- Знаешь, мы начали с твоим отцом встречаться, когда мы были еще молоды – он учился в колледже, а я в школе. Мы не строили каких-то далеко идущих планов, но мы чувствовали, что нам было хорошо… Поэтому, не попробовав вступить в отношения – ты никогда не получишь гарантии, что это именно тот человек, который тебе нужен... – присев на стул напротив  дочери, взялась рассуждать вслух Пейтон. – Особенно, когда потеряешь любимого, тогда уже точно будешь знать наверняка, - несколько горько усмехнулась Тони своей дочери, прежде чем дотянуться рукой до ее шоколадной щечки. – Подумай, нравится ли тебе этот парень, в первую очередь. Может быть, у вас получится, как у Ноа с Мили? Они ведь познакомились, когда тебя еще даже не было, - припомнив то знакомство в клинике, женщина рассмеялась. Наверное, она всегда будет удивляться тому, как близко к ее сыну подобралась судьба еще в детстве и не упустила своего. Но, хорошо хоть так?
- Думаю, если ты спросишь у Ноа или Мили по секрету о совете, они дадут свой совершенно другой ответ, ведь одной формулы любви не бывает, - добавила несколько философски Пейтон, надеясь ,что удовлетворила любопытство дочери.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » F•A•M•I•L•Y