Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » keep calm & smell coffee


keep calm & smell coffee

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://fume-eatery.com/downtown/wp-content/uploads/sites/3/2015/09/INTERIOR-4.jpg


Enid Cox & Heather Carter
______________
один майский день 2015 года
кофейня в центре Сакраменто
______________
Хизер, она же Тони, вышла не в свою смену - ей снова нужно выручить непостоянную Джосс.
Энид же пытается устроиться на работу в то же самое кафе, где уже работает несколько месяцев Тони.
Но, что-то пошло не так?
В любом случае, всему можно попытаться найти решение и достойное объяснение?

• • • • • • • • • •
I keep my hopes in a distant fire (I cannot think)
Burnin' burnin' with your desire (I cannot think)
I keep my hopes in a distant fire (I cannot think)
Burnin' burnin' with your desire (How can I think)
Outlines - I Cannot Think

+2

2

Я стояла и молча смотрела на то, как растекается темное кофейное пятно по светлой ткани брюк посетителя. Я не могла проронить ни слова, словно проглотила язык и все, на что я способна, - это пялиться и пучить глаза, будто окаменев, будто ноги мои стали продолжением пола, подобно тому, как нерушимо и молчаливо возвышается статуя. Лишь мои широко распахнутые глаза и закушенная губа выдавали весь спектр эмоций, который в эту секунду захватил меня целиком: страх, сожаление, оцепенение, немое извинение. И только мозг работал, как машина, выдавая мысли одна за другой, что отвлекало меня еще сильнее: тебе конец, Энид, тебя вышвырнут отсюда на первой же неделе, как кошку за шкурку, и, если повезет, не дадут пинка, лишая возможности найти более-менее приличную работу в будущем. Я не знала, кем является этот мужчина передо мной, чье негодование так же велико, как и мой страх, но его вид выдает в нем всю серьезность проблемы, которую я себе нажила.
Он вскочил мне навстречу и кричит, отряхиваясь и размахивая руками, хватая салфетку за салфеткой, а я просто стою, ощущая, что от напряжения прокусила губу и теперь она кровоточит. Металлический привкус на языке выводит меня из ступора. Как вдох над бутылочкой нашатырного спирта, он выводит из забытья, заставляя наконец открыть рот и выдавить из себя слова:
- Я прошу прощения, мне так жаль... - но мои нелепые извинения утопают в крике гостя, от чего я снова закрываю рот и опускаю глаза. Кажется, без скандала не обойтись.
Но не это пугало меня. Я проиграла. Я сделала шаг и тут же оступилась. Очередная ссора с Коксом привела нас к тому, что муж в лицо упрекнул меня в том, что я сошла с ума от безделья, а моя ревность к нему - не более, чем просто скука человека, который проводит дни за пустым маранием листков и самобичеванием. Это был удар, который я снести не смогла. Мне нужно было, просто физически необходимо доказать ему, что я могу не хуже него заработать и завести друзей, что Кокс - это не вся моя жизнь, мне не нужно постоянно прятаться за его спину и искать поддержки в своих шагах, которые напоминают первый движения младенца.
А ведь у меня почти получилось! Я нашла эту работу в кофейне спустя почти неделю после того, как Кокс упрекнул меня в безделье. Как я радовалась тому, что у меня получилось, что я сама смогла обустроиться в этом месте и теперь гордо хожу между столиками, разнося посуду и улыбаясь гостям широкой усмешкой. Но одна чашка кофе, случайно вылитая на влиятельного клиента, решила мою судьбу, я уже предвкушала, как с треском вылетаю, а затем смущенно мнусь у входа, поджав губы, чтобы не зареветь, когда муж впустит меня в квартиру. Эта картина так реалистично встала у меня перед глазами, что слеза сама собой скатилась по щеке и упала, срываясь с подбородка. Кокс прав, я и правда не смогла даже носить чашки, опоясанная фартуком. Так имею ли я право хоть в чем-то его упрекать?!
- Пожалуйста... - мои последние слова ударились о спину гостя, который перестал кричать и направился к стойке администратора, чтобы продолжить свою яростную речь уже там, утопив в ругательствах последнюю мою надежду на лучший исход. Все, что осталось мне, - прикрыть лужицу на столе салфетками и поставить маленькую чашку на донышко, создавая хотя бы внешний порядок, иллюзию такового. На щеках появились красные пятна, кровь прибила к лицу, а ладошки вспотели. Я лишь крепче прижала поднос к груди, чтобы не было столь заметно, как сильно трясутся мои руки.

Отредактировано Enid Cox (2016-07-30 13:14:08)

+1

3

[внешний вид, поверх надет фартук с лого кофейни:]
Сегодня Пейтон не должна была работать. Это была не ее смена, а Джесс. Той самой темнокожей девчонки с кучей мелких и аккуратных, одна в одну, афрокосичек, которые Тони заплетала мама еще в средней школе. Потом девушка посчитала, что они ей были не к лицу – еще бы, она ведь тогда старалась соответствовать тем представлениям о моде, которые бытовали сейчас. Это сейчас бытует такое понимание, как «самовыражение» и «оригинальность». Раньше предполагалось быть, как все. Особенно в школе, иначе тебе грозило остаться белой вороной. Однако, то ли Тони повезло, то ли она обладала особенным даром и ей удавалось найти себе друзей практически везде. Даже здесь, на новой работе, окруженная по большей степени беззаботными девочками-студентками, в головах которых царили по большей степени мысли о студенческих вечеринках и сдаче сессии, с которой она сама никогда не сталкивалась. Ну, да. Они сходились хотя бы на том, что все они ждали того часа, когда будут свободны и получат свои бабки за проделанную работу.
В прочем, смешно, должно звучать, но Тони привела на работу вовсе не жажда обогатиться. Теперь, когда она переехала в столицу штата к Дитриху, ей больше не было нужды притворяться и строить из себя всю такую труженицу, зарабатывающую на свое проживание своими собственными силами. Однако оставаться дома и пухнуть от безделья ей тоже не хотелось, ведь она привыкла, словно белка в колесе, мотаться туда-сюда, не останавливаясь ни на час. А постоянно находиться дома, где все дела можно было переделать по кругу один за другим в течение всего одной недели, если придираться и старательно выполнять все-все-все, как должно, для нее было худшим наказанием.
Но, сегодня на свой законный выходной день у Пейтон были определенные планы. Они планировали с Дитрихом сходить куда-нибудь вместе, ведь ему, как биг боссу, не требовалось отпрашиваться от начальства. Однако несколько звонков от Джосс этим утром внесли свои коррективы. По правде сказать, мужчина был прав: ей давно следовало категорично отказать своей сменщице в подобных случаях, которые происходили с завидной регулярностью и грозили не одной ссорой и размолвкой между темнокожей женщиной и ее белокурым немцем. Но, понимая, что более некому помочь своенравной девчонке, она все не могла отказать ей. Тем более, именно ей на долю выпало почти три месяца тому назад вводить в курс дел в кофейне «новенькую», т.е. Хизер. Ведь так она назвалась девчонкам, и это имя значилось на ее бейджике, который она прицепила слева поверх фартука.
В общем, как не сложно догадаться, и на этот раз она не нашла в себе сил отказать Джосс. И именно так оказалась нынче в кофейне, где проходила стажировку одна новенькая. Ее звали Энид, и на первый взгляд показалась Пейтон довольно-таки милым созданием. У нее, конечно, не было опыта работы, который так хотели для своих сотрудников владельцы любого заведения, однако каждый должен с чего-то начинать. Разве нет? Тони когда-то тоже была официанткой, у которой не все получалось, а не баристой, как сейчас, хотя по сути это почти одно и то же. Кажется, ей было семнадцать, когда она получила свою первую зарплату? Лидс помогла ей устроиться в то же кафе, где она работала, копя на высшее образование, которого она все равно не получила. Просто была не судьба.
Приготовив при помощи кофе-машин кружку американо, Тони поставила его на блюдце, возле которого и уложила небольшую конфету, которая прилагалась в качестве приятного дополнения, согласно требованиям владелицы заведения. Заказов было сейчас не так уж и много. Еще не время. У студентов еще не закончились занятия, как и не пришло время ланча, во время которого заведение просто пестрило самыми разнообразным контингентом. Но следующий клиент пожелал приготовить ему латте, так что женщина принялась за готовку, прежде чем содрогнулась и едва не уронила чашку из рук, из-за разоравшегося мужчины.
Обернувшись, темнокожая женщина увидела, как Энид испугано смотрит на пострадавшего мужчину, что решил донести до бедной девушки всю ее вину, при помощи чересчур громких слов – да-да, именно так некоторые индивиды пытаются донести свою правоту. Именно так орал на Тони Джон, когда она объявила ему, что уходит к другому. И женщина не могла не вмешаться.
- Эй, мистер, - обратилась она к раздраженному посетителю, чьи белые брюки пострадали.
Но, чего в жизни не бывает?
- Пожалуйста, не кричите так, это же не конец света в конце-концов,- попросила она, пользуясь тем, что начальство пока скрывалось где-то в лабиринтах из коридоров и подсобных помещений. Час назад прибыло несколько мешков кофе, среди которых не могли досчитаться какого-то одного особенного сорта. – Давайте все уладим мирно? – предложила она. – Я понимаю, брюки пострадали, но это легко поправимо – немного уксуса и средства для мытья посуды и не будет следа. Я обещаю, - произнесла она, прежде чем пожалела, что все это сказала. Видите ли, брюки у него из Италии и от какого-то модного дизайнера, хотя по мнении темнокожей женщины они выглядели, как самая обычная дешевка, приобретенная за двадцать баксов на распродаже у Кейси, магазинчике на углу неподалеку.

+2

4

Крик отдавался в ушах и заставлял Энид тушеваться все больше, ее неспособность дать отпор наглому гостю смешалась с чувством острой вины, которая как будто враз отключила ее мозг и парализовала по рукам и ногам. Удивительным было даже не это. Энид, рожденная как будто бы просто так, без всякое цели, с детства пробивающая себе дорогу, сирота из бедного квартала Лондона, где за правду можно получить пулю в голову, а за ложь - сразу две, Энид Картер-Кокс, которая преодолела Атлантику, чтобы оказаться здесь, молча терпит обвинения и оскорбления, не в силах даже возразить! Давно ли она стала проглатывать язык в те моменты, когда больше других нужно было вступить в переговоры, в ее случае - перепалку, но все аргументы испарились, лишь слезы выступили на глазах, демонстрируя ее полное бессилие перед ситуацией.
Это не ее мир, не ее реальность. И как бы она ни пыталась, ей не стать кем-то большим, чем она способна, выше головы не прыгнешь, пора бы уже усвоить эту простую истину и перестать пытаться. Ей не место среди белых скатертей на кофейные столиках и среди мужчин, брюки которого из самой Италии и стоят немалых денег. Она не умела быть частью этого, она не хотела учиться быть такой, как они. Может, оттого и утратила способность защищаться, свою врожденную способность борьбы. Эта битва не на ее территории, а значит стены не помогут, разве что Хизер, которая вышла сегодня вместо Джос, чем была не сильно довольна с самого утра. Они едва перекинулись парой слов за все то время, что Энид работала в этой кофейне, устроиться в которую было так непросто, оттого и держалась она за свое место руками и ногами. Но руки медленно опускались, разжимались пальцы - и все летело в пропасть.
Едва ли можно было назвать Хизер знакомой, однако именно она почему-то сейчас заступается за горе-официантку, обрушивая на свои плечи весь гнев клиента, все его красноречие и негатив. Все, что осталось Картер, так это хлопать глазами и недоумевающе подавать знаки, мол, не надо, не трогай его, одни проблемы только наживешь. Не заставляя ждать, пока и Хизер сделают виноватой, Энид преодолела расстояние между ними и встала рядом с коллегой, тихо произнося бесцветным голосом:
- Во всем виноват только я, поэтому я готова понести наказание, - а оно будет, потому что стажеркам не прощают промахи в отношении уважаемых клиентов, тем более таким, которые пришли с улицы и не отличаются особыми талантами, кроме как кривые руки. - Не хочу, чтобы у тебя были неприятности из-за меня, Хизер.
Она впервые назвала ее по имени, пробует его на вкус, думая уже не о клиенте, а о том, как девушке идет это имя, несмотря на развернувшуюся ситуацию. В этом и заключается вся суть Энид, ее полное неумение разделять уместное и не очень, срочное и то, что может подождать, важное и побочное... Ее мир как будто и правда отличается от того, в котором живут другие люди, обычные представители человеческой расы, а не такие инопланетянки, как Картер-Кокс.
Смелость невесть откуда появилась в хрупком теле виновницы, потому что теперь она уже не смотрела на коллегу, буравила глазами клиента. Что ж, если она и правда не способна на что-то большее, чем марать бумагу картинками, нужно уметь гордо принимать и этот факт.
- Что я могу сделать, чтобы загладить свою вину? Может, я могу предложить вам десерт за счет заведения? И кофе, конечно же, - за счет Энид, за счет ее маленьких чаевых и зарплаты стажера, которая медленно, но верно стремилась к нулю. Но в ответ она услышала лишь:
- Ты можешь предложить себе убраться отсюда и не попадаться мне на глаза! И больше не пытаться делать то, на что ты не способна, - ответ ошарашил Энид, стал пощечиной на ее лице, ведь словом можно ударить куда больнее любого жеста. Она онемела и снова замерла. Вся смелость в миг куда-то исчезла. Это конец.

+1

5

- Во всем виноват только я, поэтому я готова понести наказание, - произносит тихо в ответ Энид, на что Пейтон только может нахмуриться и тихо вздохнуть. Не приведет к добру это отношение к жизни.
Все-таки с ней нельзя так – чуть что, сразу же поднимать лапки вверх и вещать громко «я сдаюсь!». Ведь чувство вины по большей степени нацелено на то, чтобы себя самого наказать. Человек своим же намерением привлекает в жизнь события, которые в итоге и наказывают его. И надо полагать, что это самое наказание, о котором заговорила только что девушка, найдет ее в считанные минуты? Как бы там ни было, а Диана Мёрфи, владелица данного заведения, имела свой ряд требований, как к персоналу, работавшему на нее, так и к исполняемой ими работе. Клиент должен был (в теории) уйти довольным и желать вернуться сюда еще раз, приведя с собой друзей. Конечно же, тот, кого облили горячим кофе, вряд ли начнет рассказывать своим друзьям об их заведении, что-то хорошее. Но… всегда есть человеческий фактор. Никто не застрахован от ошибки: ни официант в кофейне, ни водитель автобуса, ни врач перед которым на операционном столе лежит его тяжелый пациент. Все ошибаются, только не все могут себе простить и так самоотверженно ждать своего наказания. В любом случае, жизнь и без того достаточно всех наказала или наказывала, чтобы призывать на себя еще что похлеще.
Можно сказать, что в условиях той жизни, которую мы проживаем слишком быстро, чтобы в полной мере насладиться ее приятными мгновениями. Их почему-то всегда слишком мало, и распробовать, как редкостную конфету ручной работы, практически невозможно. Наверное, именно поэтому так важно не опускать руки и продолжать свое сражение за счастье. В прочем, какая уже разница?
Тони покачивает головой, когда слышит о том, как ее юная коллега говорит о том, что не желает неприятностей для нее. И, может быть, темнокожая женщина без лишних слов приняла такое действие новенькой, вот только оно слишком претило натуре оной. Она не могла видеть, как обижают слабых или стоять в стороне, когда видела, что кто-то не может постоять за себя. Да, она страдала уже не раз из-за этого своего качества, но жизнь, видимо, так ее ничему и не научила. И вряд ли уже научит. Все-таки Пейтон Хизер находилась именно в том возрасте, когда все привычки уже давно укоренились.
- Не хочешь проблем? Да брось, - выдохнула Тони. – Можно ведь выкрутиться, если держаться вместе – отстоим еще, а ошибки бывают с каждым. Не ты первая пролила на посетителя кофе, не ты последняя – это уже давно клише, - быстро добавила темнокожая женщина молодой девушке, что остановилась возле нее. – Пойду, приготовлю новую порцию американо для нашего капризного гостя, - пробормотала Хизер, прежде чем вернуться к кофейному аппарату, о котором может мечтать любой любитель кофейку. Вот только держать такой агрегат дома нельзя: он либо слишком много места занимает, либо слишком редко используется.
Когда новая порция кофе была уже готова, Тони услышала лишь очередной громкий крик клиента, к которому решилась подойти Энид.
«Нужно было подождать на американо и извиниться… а еще лучше было позволить ему убраться ко всем чертям как можно раньше, пока не пришла …» - мысль не успела сформироваться в сознании Пейтон, когда на пороге заведения она увидела владелицу кофейни. Женщина в элегантном и модном платье в пол выглядела многим моложе своих лет. Даже нельзя было сказать, что она была матерью троих детей, при этом детей, которым было уже явно за двадцать.
- Вот черт, - только и вылетело из уст темнокожей женщины, решившей все-таки не бросать свою коллегу, и подошла к тому столику, где сидел разгневанный клиент, чтобы вручить ему кофе за счет заведения. Но, Мёрфи тоже оказалась рядом и попросила обеих официанток отойти к стойке, пока сама мило не улыбнулась гостю и не предложила ему поговорить.
- Как же не вовремя ее принесло, но ничего… мы что-нибудь придумаем, не переживай, - произнесла Тони, отчаянно размышляя о том, что все-таки можно было сделать в этом курьезном и, по сути своей, мелочном происшествии.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » keep calm & smell coffee