Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » с меня довольно


с меня довольно

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

КВАРТИРА УОРРЕНОВ | 20.07.2016 | ВЕЧЕР

сиара и лэндон
С каждым днем Лэндона все меньше и меньше устраивают отношения с его любимой, но капризной женой, и он решает припугнуть женщину разводом и выселением. Кто знает, чем обернется эта шутка?

Отредактировано Landon Warren (2016-07-29 20:58:58)

0

2

[indent] Когда-то я был ей совершенно очарован, пухлые розовые губы, приоткрытые в томном полувздохе, пленили меня и заставили забыть обо всем на свете. Сиара Морнингстар. Казалось бы, витиеватое, причудливое имя, за которым скрывается сущий ангел. Как же я ошибался, предлагая руку и сердце этой несносной и циничной женщине, благо, отец настоял на том, чтобы я на всякий случай составил брачный контакт, который обещал молодой жене порвать на следующее утро, но семейный нотариус свернул его вместе с другими брачными документами в тубус и спрятал в надежное место; поговаривают, что сейф, который располагается в одном из кабинетов отца, в каком точно, не знал никто, кроме него и гильдии юристов, на попечении которых находилась наша семья.
Впрочем, сначала все было неплохо, как и полагается молодоженам, мы насладились отдыхом на лазурном побережье Канна, затем отправились на Мальдивы и, передохнув в США всего лишь месяц, рванули в Париж обновлять гардероб моей возлюбленной. Я не замечал ее откроенной жестокости и отточенных манипуляций, не замечал того, как мое состояние, нажитое по большей части вовсе не мной, тает под кончиками ее расточительных пальцев, я был влюбленным дураком, наивно считавшим, что нашел самое желанное и драгоценное сокровище всех миров. Слепая, больная, покалеченная любовь, в которой я отдавал всего себя и ничего не получал взамен, да я и не хотел, считая, что долг мужчины обеспечивать свою избранницу, носить ее на руках и обожать. Может быть, виной тому мое воспитание, слишком правильное, отточенное десятком гувернанток, может быть, слишком романтичный дух, подхваченный из детских книжек о приключениях рыцарей, так или иначе, пару лет назад я был слишком падким на женскую красоту и слишком толстокожим, чтобы разглядеть медово-горчичные капли яда на языке своей невесты.
Путешествия сменялись моими командировками и ее слезами, я работал, она скучала, я откупался дорогими подарками, и Сиара, теперь уже Уоррен, утихала. Отец даже помог ей устроиться редактором или модным обозревателем в «Bazar», и теперь жизнь моей молодой невесты напоминала сказку, помноженную на сказку.
Заскучав в приторно-идеальной и сладкой жизни, мы все чаще ругались, и я предпочитал задерживаться на работе, сидеть со стаканом коньяка у окна и смотреть на людской муравейник, экспрессом протягивающийся внизу, на асфальтированных дорожках, разговаривать по телефону с отцом или друзьями, ходить в бары и пить виски_пиво_портвейн.
Рядом с Морнингстар мне не было легко и свободно, коброй она приютилась на шее и каждый день пила понемногу кровь, высасывала жизненные силы, энергию и бодрость духа. Без нее и дышалось как-то легче, я вспоминал о том, что дыхание — это естественный и необходимый процесс, а не что-то вымученное и требующее специальной подготовки.

[indent] Сегодня задерживалась она. На часах глубокий вечер, уже почти половина двенадцатого, и карета по всем законам книжного жанра должна превратиться в тыкву, я стою у окна, барабаня пальцами по выступающему подоконнику и всматриваюсь в обволакивающие Сакраменто густые темно-синие сумерки. Кареты моей благоверной все нет, нет и разбитой тыквы, только зеленые листья пальм трепещут от ветра, и в их шелесте слышится что-то зловещее, нехорошее. Айфон едва заметно подзывает меня мелодией из репертуара «Three Days Grace», и на дисплее высвечивается имя Тома Миллера, моего хорошего друга и партнера по бизнесу, но какого черта ему понадобилось от меня в такой час? Равнодушно принимаю вызов, включая громкую связь и наливая себе еще немного коньяка из уже открытой бутылки. Миллер треплется о какой-то ерунде, о том, что все девушки бляди, я слушаю его голос спиной, стоя на своем любимом месте, у широкого окна во всю стену пентхауса и всматриваясь в неряшливо переплетающиеся на дорожках тени, все еще надеясь, что меж них очень скоро появится машина моей жены, и она, взбивая дневную дорожную пыль, поднимет глаза и помашет мне рукой, не видя меня, но зная, что я ее жду.
Запутавшись и утонув в своих размышлениях, я не сразу сообразил, что речь идет о моей благоверной, а если быть точнее, о том, что с час назад Томас видел ее в клубе с Кевином, который… А хрен его знает, кто это смазливый недоумок, не то актер, не то модель, вопрос в другом — кто ему разрешил трогать МОЮ жену?
— Ты уверен? — Все еще сомневаюсь, но причины сомневаться в словах друга, по правде говоря, нет, поэтому я лишь залпом допиваю янтарную жидкость и с наслаждением втягиваю в себя воздух, пропахший алкоголем, а затем отключаю Тома и вызываю Сиару, составляя в уме гневную триаду со всеми эпитетами на счет ее дурного поведения, но Сиара, разумеется, не слышит, не видит, не чувствует телефон. Сука!
Когда я злюсь, это, должно быть, очень нелепо, потому что по своей натуре я не способен на яркие вспышки агрессии и учинение реального физического вреда женщине, но если женщина сама нарывается…

[indent] А вот и ключ в скважине затрещал, залязгал, скрежет металла о метал знаменовал прибытие миссис Уоррен в родные стены, и я, сжав кулаки, пытаясь придать себе как можно более разгневанный и недовольный вид, двинулся ей навстречу, припирая и без того неуверенно стоявшую на ногах девушку к стене и крепко вцепляясь в ее предплечье.
— Мне надоело. Слышишь, надоело! Мне сказали, что видели тебя в клубе с Кевином. Да от тебя разит, как от провинциальной алкоголички! Ты совсем стыд потеряла? А если журналисты тебя сняли? Что о нас завтра напишут в газетах? Это уму непостижимо! Неблагодарная, эгоистичная женщина!

[indent] Да, я разошелся, и сорокаградусный коньяк, впитавшийся в мой организм, делал мой ревнивый припадок еще более забавным и ничтожным, чем он бы был, будь я трезв. Толкаю жену спиной в стену, но не сильно, так, что она лишь слегка пошатывается, и возвожу руки к потолку.
— Почему я на тебе женился? Почему я никого не слушал? — Пьяные бредни обиженного мальчика, но не могу понять, обидно мне на самом деле или просто мерзко, может, и нет между нами уже никакой любви, может мне просто нужен повод от нее отвязаться? Замолкаю и прислушиваюсь к своему внутреннему голосу, вдруг что екнет, но ничего не екает, только комическая разрушающая изнутри тишина и непрекращающийся гул в висках. Мне просто надоела эта пресная семейная жизнь, надоело отдавать и ничего не получать взамен, хочу попробовать другие отношения. Свободные. Без обязательств.
— Пошла вон! — Повышаю голос, сам не ожидая от себя такого, раньше я никогда на нее не кричал, наоборот, извинялся первым, даже если не был виноват, понимал, что она изменяет и искал причины в себе, но сегодня то ли осмелел от коньяка, то ли просто чаша терпения резко опрокинулась, выплескивая содержимое из смеси негодования и злости на девушку.
— Вон, я сказал, собирай свои вещи и проваливай. — Спокойный, поникший голос завершает монолог, и я, сжав бутылку в руке, плескаю себе еще немного жидкости в пустой стакан. Та проливается мимо, стекает по рукам, затем на стол, и только одна четверть попадает в стакан, и я залпом опрокидываю его. Плевать на работу, я заслужил отгул. — И я немедленно звоню нотариусу. Экая паразитка, хорошо устроилась. — Эти слава были адресованы куда-то в пустоту, на Сиару я уже не смотрел, думая лишь о том, что надо было выгнать ее раньше, и вот в этот самый момент, момент окончательного решения о разводе что-то екнуло, что-то, что держало меня около нее не месяц и не два. Необъяснимая, безответная и больная любовь?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » с меня довольно