В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Империя траха


Империя траха

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Тео, Джек и Шерон
Место: Госпиталь Святого Патрика
Время: 22 августа 2012 года
Время суток: Позднее утро
Погодные условия: Не важны
О флештайме: Шикарный мужчина, две прекрасные женщины, что же их объединяет?
http://media.tumblr.com/tumblr_m5y77gFdwZ1rooebp.gif

+3

2

После того, как я открыл глаза, до меня не сразу дошло, где я нахожусь. Белый потолок, светло-серые стены, резкий запах чистоты и каких то дезрастворов. Я был в больнице, это я понял сразу, но как я здесь оказался?
Голова буквально раскалывалась на кусочки, я попытался подняться в кровати, чтобы осмотреться, быть может найти свою историю болезни или что-то еще, что могло бы мне рассказать о произошедшем, но нет, попытка сесть отразилась жуткой болью в затылке, и я был вынужден принять прежнее положение.
- Джек Остин? Я смотрю, вы пришли в себя? Как вы себя чувствуете? – Я медленно повернул голову в сторону незнакомого женского голоса, пока не увидел перед своими глаза молодую женщину, лет тридцати, не старше. Ее темные волосы были убраны в аккуратный конский хвост, на плечах висел белоснежный, тщательно выглаженный, халат с кружевами на воротничке, в руках она держала какую то синюю папку и предательски мило мне улыбалась. – Что произошло? Как я тут оказался?
Единственное, что я отчетливо помнил, так это то утро, когда я собирался на работу. Ничего необычного, я принял горячий душ, включил местные новости, и наслаждаясь свежими сплетнями попивал кофе. А затем? Затем дорога до моего офиса, отчетливо помню, как я притормозил на красный свет светофора, а дальше… Мгла, ни единой мысли, ни одной догадки.
Доктор Вишез, так было написано на бейджике у женщины, дернула головой, подходя ближе ко мне и проверяя показатели аппаратов, к которым я был подключен.
- Вы попали в аварию. Огромный грузовик, водитель которого не справился с управлением, врезался прямо в ваш автомобиль. – Дальше я узнал, что чудом остался жив, вернее то, что мне очень повезло, по крайней мере повезло больше, чем моему автомобилю. Я шел на поправку, а вот мой мерседес, он уже покоится с миром на городской автосвалке.
- К вам, кстати, пришли. – После короткого осмотра, доктор, спросив у меня разрешения пригласить посетителей, вскоре выскользнула из палаты, оставляя меня в небольшом замешательстве. Как так вышло, что я не смог избежать столкновения? Неужели мое везение вдруг перестало работать? Меня кто то проклял?
В дверях появилась светловолосая голова, и увидев свою приятельницу с мелкой девчонкой на руках, я не смог сдержать улыбки.
- Шерон, и почему я не удивлен? Ты обо всем как всегда узнаешь первая? Ты с Меган? – Если честно, мне было не очень комфортно себя чувствовать в таком виде перед лейтенантом и нашей с ней дочкой. Слабый, разбитый, лежу тут такой в кровати, ну щас начнется жалость, пожелания скорейшего выздоровления… Не хотелось чувствовать себя больным и немощным, совершенно не хотелось, ну увидав дочку, увидав на ее маленьком и милом личике лучезарную улыбку, я все таки понял, что рад их сейчас видеть. – Иди сюда, карапузиха, как в садике дела?
Оказавшись у кровати, Меган тут же потянула ко мне свои ручки. Все-таки я был благодарен Шерон за то, что она позволила мне общаться с моим ребенком. Я конечно, прекрасно понимал, что отец из меня выйдет весьма сомнительный, с моим то образом жизни, но я искренне старался не подвести лейтенанта, и в первую очередь себя самого.
Мег уже устроилась у меня на коленках, я осторожно гладил ее по голове, переводя теплый взгляд с ее макушки на Шерон.
- Как ты? Вы не из дома?

+2

3

Обычное, ничем не примечательное утро. Разве что, отчетливое ощущение выходного, который можно провести со своей дочерью. Все мужчины, как назло, куда-то подевались, кто на работе, кто на учебе. Хотя, может и не назло, может это явный намек на то, что пора все свое внимание уделить крошке Меган. Чуть меньше недели назад девочке исполнилось три года и, по правде сказать, это был самый странный день рождения для ее матери, Шерон, которая была вынуждена пригласить обоих отцов Меган, и Джейсона и Джека. Они имели право находиться рядом, и оба имели право подарить девчушке свои подарки.
Но, несмотря на то, что у Реймонд еще остался неприятный осадок от того дня, чего не сказать о Меган, сегодня женщина решила отвлечься и сходить в зоопарк. Отличное место для времяпровождения с дочерью. Быстро собравшись, дамы вышли из дома и пешком направились к нужному месту,  через парк. Периодически Шерон несла Мег на руках, чтобы та не устала прежде, чем они дойдут до зоопарка. На полпути, раздался телефонный звонок. Реймонд опустила дочку на землю и подняла трубку. На другой линии был один из коллег, который сообщил о том, что директор тату-салона Джек Остин попал в аварию и был госпитализирован в больницу. Шерон замерла, явно не зная, что ответить. Конечно, о ее деликатной ситуации на работе не догадывались. Согласитесь, ловить плохих парней и рожать от них детей – два противоположных занятия, велика вероятность, что коллеги просто не поймут. Да и о Джеке Шерон сообщили только потому, что некогда она интересовалась его салоном и делами, которыми наверняка там проворачивала мафия. Делать было нечего, поблагодарив коллегу за информацию, Шерон захлопнула раскладушку и посмотрела на Меган, которая стояла рядом. Для девочки Остин был никем иным как дядей Джеком, так внезапно появившимся в ее жизни. Отцом его еще никто не называл, да и Реймонд не особо этого хотела.
Чувства противоречивые, ничего не скажешь. Не сказать, чтобы Шер испытала сильное волнение, по сути, они с Джеком чужие люди, однако, смотря на Меган, женщина почему-то приняла для себя решение, что должна навестить новоиспеченного папашу. В конечном счете, он заслужил немножко внимания со стороны четы Реймонд.
- Ну пойдем, - снова взяв Меган на руки, протянула Шерон и двинулась вперед, к больнице, которая находилась неподалеку.
Народу в приемной было много, как перед рождественскими праздниками, когда либо напивались до полусмерти, либо заспали на морозе в нетрезвом состоянии. Найдя медсестру, Шерон расспросила ее о состоянии Остина, прикрываясь тем, что является детективом полиции. Правда, для того, чтобы пробраться в палату, пришлось назваться близкой подругой, что вкупе с уважаемой профессией, было беспроигрышным вариантом. 
Джек уже не спал, и, казалось, был даже рад новым посетителям. Правда, самой Шерон по-прежнему было неловко, что в присутствии Джейсона, что в присутствии Джека. Наверное, к этому надо просто привыкнуть.
- Я гоняюсь за плохими парнями, - закрывая за собой дверь, проговорила женщина, - и если плохому парню плохо – я узнаю об этом первая. Ну, знаешь, копам тоже нужно радоваться иногда.
Женщина показательно улыбнулась. Вместо того чтобы посочувствовать Джеку, она решила продолжить их колкое общение, наполненное иронией. Так проще, да и за что жалеть? Он жив, будет ходить, самостоятельно есть – все позади, да и как-то неправильно это… Наверное, меньше всего больным хочется, чтобы их жалели. По крайней мере, так чувствовала себя сама Шерон, когда лежала на больничной койке.
Потом женщина присела на уголок кровати и отпустила Меган, которая тут же потянула ручки к «дяде Джеку». Шер сначала даже отвернулась, ей все еще было не по себе от подобной картины, но бежать некуда, карты раскрыты.
- Это был сарказм, - усмехнулась женщина, поясняя свои предыдущие слова. – Хотя выглядишь ты все равно отвратительно. Эта больничная сорочка нигде не натирает?
Шерон лукаво улыбнулась и закинула ногу на ногу, наблюдая затем, как Меган с интересом рассматривает все трубки, прилепленные к койке. Наверное, не лучшее место для ребенка, но хорошо, что Джек хоть прилично выглядит, иначе девочку бы сюда никто не привел.
- Да мы на самом деле в зоопарк шли, - погладив дочь по головке, протянула Шерон. – А потом мне сообщили «интересную», - женщина жестами изобразила кавычки, - новость. Что случилось, Джек? Я надеюсь, это банальная авария, а не результат того, что твоя…, - Шер запнулась, учтя присутствие дочери, - что ты влип в какую-то неприятность. 

+2

4

Обычный день, обычная среда, рабочий день со столом, заваленным не сделанной работой. Черт, и почему у меня еще ничего не готово? Часы только пробили девять утра, а я уже на своем рабочем месте. Преданный работник? Да нет, просто я взяла времени побольше на работу, соответственно с этого и выручка не на много, но больше, но и работы больше, а сегодня я окончательно решила разгребсти завал на столе.
А угадайте, что мне помешало? Ну, как помешало... Остановило мою деятельность, в общем. Конечно, болтушка Алиса, у которой каждый божий день что-то случается, и каждое утро уйма новых историй.
Как только эта дама показала свой нос в двери, уже слышалось начало какой-то истории. Я половину не расслышала, только чувствовала ее взволнованное состояние, перенося данные в бланк. Но ее тон все-таки заставил меня прислушаться и вникнуть в историю, оторвавшись от бумаг.
Обычно рассказы были позитивными, веселыми, заряжающими энергией и положительным настроением, но этот... Этот сегодняшний случай заставил забыть меня обо всем, повелевая только слушать и представлять картину перед глазами. Алиса говорила, что-то про аварию. Сначала я не все понимала, приходилось переспрашивать, но когда она в пятый раз повторила имя нашего начальника Джека Остина, сердце сильно екнуло. И снова я перестала слушать подругу-напарницу, когда перед глазами полезли страшные картины. Черт, Теодор, чего ты расселась? Бегом к Остину! Я хочу знать, что он в порядке, хотя бы более менее.
Я вскочила с кресла, роняя стопку папок. Конечно, я выругалась, резко возвращая все на место, сбрасывая в кучу и обращаясь к Алисе с просьбой рассказать все подробности и вообще, где он, как он. Та мне сообщила, что мистер отлеживается в госпитале имени Святого Патрика и что совсем недавно он только пришел в сознание.
В общем, не теряя ни минуты я решила отправиться к Джеку, бросая к чертям эту работу с нудными отчетами, бланками и вообще бумагами. Почти бегом я вылетела на улицу, тут же кидаясь к трамвайной остановке. Я нервно взглянула на часы, закусывая нижнюю губу в нетерпении и сравнивая свое время с расписанием транспорта. И что вы думаете? Самый первый приедет только через двадцать минут, да я уже полпути пройду. Так что пошла я на своих двоих.
В моей голове вообще творилось что-то страшное. Естественно мне думалось о плохом, да что там о плохом, а самом жестоком, кровавом с... Фу. Нет. Все хорошо. Прочь эти идиотские мысли.
Мой быстрый пеший шаг много времени не занял. Я вбежала по ступенькам в больницу, наталкиваясь на какую-то медсестру.
- Скажите, пожалуйста, вы знаете, где лежит Джек Остин? - Выпалила я, а она начала отпираться, что ему нужен покой, никого к нему не пускают, да и кто я вообще такая. Но мне сильно хотелось его увидеть, что бы сейчас между нами не происходило. Считайте это банальным волнением за человека, на которого мне не все равно. Поэтому я смогла настоять на визите к с "ближайшему другу, которому необходима моя поддержка и присутствие". Да и вообще загрузила я бедную женщину, и она с понимающим взглядом накинула мне халат на плечи и проводила до двери палаты.
Девушка скрылась, а до меня донеслись голоса из палаты. Приятным женским голосом спрашивали о произошедшей аварии.
И тут меня одолели мысли о том, зачем я вообще сюда пришла. Разве он будет рад меня видеть? Хотя о чем я думаю. Я резко толкнула дверь, сразу бросая взгляд на мужчину. К нему было подключено много всяких разных аппаратов, а вид был явно неважный, и мое сердце предательски участило свое биение, но было настолько приятно видеть его способным спокойно общаться, улыбаться. На койке рядом с ним сидела маленькая девочка, видимо, ребенок светловолосой женщины напротив.
- Здравствуй, - обратилась я непонятно к кому, бегая взглядом от Джека к Шерон, от Шерон к девочке, от девочки снова к Джеку. - Т.. Вы как себя чувствуете? - Ну, вот терялась я, не зная, как обращаться к своему начальнику после всего, что было, и понимая, что продолжать так нельзя.
Я немножко улыбнулась, проходя к койке и садясь на стул стоявший у ног Остина. Я перевела взгляд на него, разглядывая каждую мелочь, пока не встретилась с его теплым взглядом.
- Познакомите нас? - Спросила я у него, кивая на Шерон и прелестное создание, улыбавшееся мне.

+2

5

- Ты же знаешь, твоему приходу я всегда рад. – я развел руки в стороны, широко улыбаясь, все таки кое как поднимаясь в  кровати и притягивая малышку Меган к себе на колени. Паразитка уже с интересом ковырялась в различных проводочках, которыми я был утыкан с ног до головы, а я лишь следил, чтобы мелкая не поранилась, не вытаскивая случайно иглу от капельницы. – прекрати, я всегда выгляжу божественно, и больничная сорочка меня ни чуть не портит. Мне всегда шел голубой цвет, как думаешь, мне разрешат забрать ее с собой?
Ее едкие слова, колкие замечания и шутки – это было наверное сейчас именно то, что мне нудно. Знаете, на душе приятно грело, от осознавания того, что в этом огромном мире, в этом крупном городе, есть люди, которым на меня не все равно. Не то, чтобы я был человеком, который остро нуждался в родных людях, который мечтал о семье и прочих радостях жизни, но в данный момент, когда Меган барахталась у меня на коленях, с силой нажимая на синяки под голубой тканью сорочки, когда Шерон смотрит на меня улыбающимся взглядом, мне было хорошо и спокойно.
- В зоопарк? Вдвоем? Этьен работает? – я упрямо игнорировал вопросы о том, что со мной случилось. Да я сам толком не знал, не помнил, да и вспоминать не особо хотел. Зачем мне все это? Сейчас, лежа на больничной койке, чувствуя боль в груди, мне не хотелось еще и в добавок забивать голову пустыми и ненужными сейчас мыслями. – Обычная авария, думаю, парень просто не справился с управлением, а мое везение сегодня повернулось ко мне задницей.
Ох, знал бы я, что это было на самом деле так. Мгновение, в дверь постучались в палате появилась темноволосая знакомая девушка, при виде которой я не смог сдержать глупой идиотской улыбки.
- Тео… - Довольно протянул я, кивая в сторону свободного стула. Если честно, я не знал кем мне приходится эта девушка, на самом деле не знал. Мы работаем вместе уже чуть больше двух месяцев, она хороший работник, отличный человек, но я часто воспринимаю ее не просто как собеседника. Плохой Джек, очень плохой Джек. Романы на работе еще ни к чему хорошему не приводили, именно поэтому единственной женщиной, которая работала в моем салоне – всегда была Алиса. Спокойная, молчаливая, серьезная женщина, которую я воспринимал исключительно как своего секретаря, а вот Теодор… Глядя в ее голубые невинные глаза, я просто не мог контролировать себя и свои эмоции. Это не была любовь или какая-то влюбленность, но таких особенных девочек я еще не встречал. Наверное, именно это меня каждый раз и останавливало. Она слишком хороша для меня.
Малышка наконец устроилась поудобнее, замечая у меня на руках Мегги, и вот тут, вот сейчас я занервничал. Тая ничего не знает о моем ребенке, и наверное вряд ли ее эта новость сильно обрадует. Но врать ей? Разве я мог ее обманывать? Хотя знаете, я всегда был отличным актером, я даже Шерон не раз проводил, когда она заявлялась ко мне в салон с очередной проверкой. И пусть она была в курсе всех этих грязных дел, но Шерон – это другое, с ней меня связывали исключительно дружеские отношения, я был отцом ее ребенка, но тем не менее, я не боялся ее разочаровывать. А вот моя маленькая Теодор…
Я тяжело выдохнул, тут же слабо улыбаясь, проводя ладонью по светлой голове своей дочурки, указывая пальцем на свою знакомую.
- Это Теодор Эндрюс, она работает со мной. А это маленькое очарование – это Меган, моя кровь и плоть, правда она очаровательна? – Я говорил абсолютно спокойно, как будто я не говорил ничего такого уж и страшного. Да, у меня есть дочь, но мне же не 20 лет, чтобы это было для кого то удивлением. Шерон сейчас на меня наверняка недовольно посмотрела, мы ведь договаривались не распространяться об этом факте. Но я искренне считал, что Тео имеет право знать. Чтобы не возникало лишних вопросов.
- Тебе Алиса сообщила? Ты что, сбежала из офиса и бросила работу? Боюсь, твой начальник это не очень оценит. – Я наигранно прицыкнул языком, кивая в сторону лейтенанта. – Шерон Реймонд, моя давняя подруга. Пришла убедиться, что меня не грохнули раньше нее.

+2

6

- Тебе всегда шел голубой цвет? – со смехом переспросила Шерон. – Впрочем, может быть. Но я бы не советовала брать сорочку с собой, дружки не поймут.
Под «дружками» Шерон, несомненно, подразумевала представителей криминального мира. Это даже как-то забавно, Остин при лейтенанте никогда не пытался оправдываться в том, что замешан в каких-то преступных делах, а лейтенант, в свою очередь, никогда ни о чем не спрашивала, только проводила обыски салона, кого того требовало начальство. В большей части, остывающему интересу к деятельности Остина посодействовала, конечно, Меган. Залететь от такого человека – скудная перспектива, но раз уж так получилось – придется крутиться.
- Я что, не могу сходить с дочерью в зоопарк без сопровождающего? – с наигранным недоумением, протянула Реймонд, а после усмехнулась. – Сильно тебя приложили.
Возможно, Джек не врал, возможно, это и вправду была банальная авария. Женщина слабо кивнула и перевела взгляд на Меган, которая все еще ковырялась в проводочках. Шер пододвинулась вперед, чтобы вытащить из цепких ручек трубку, ведущую к какому-то прибору.  Пока она «сражалась» с дочерью, в палату вошла незнакомая молодая девушка. Шерон обернулась только после довольного приветствия Джека, мужчина назвал посетительницу по имени. Девушка, мягко скажем, выглядела слегка удивленной, правда, Реймонд немного недоумевала, что послужило тому причиной: то ли она сама (хотя, с какой стати?), то ли покореженный внешний вид Джека. Прежде, чем Реймонд успела поздороваться, девушка, Тео – если верить словами Остина, уже ратовала за то, чтобы мужчина познакомил присутствующих дам. Шер повернулась к Джеку и похлопала его по руке, мол давай, знакомь.
Правда, лучше бы он этого не делал. Представление Меган, как родную «кровь и плоть» вызвали у женщины легкое недовольство, назовем это так. Она посмотрела на Джека, готовая прямо сейчас дать ему в нос. Дело не в том, что Шер стыдилась такого родства, вовсе нет. Но подумайте, каково иметь таких родителей? Меган и так живет в постоянном риске, имея мать лейтенанта полиции, который предпочитает не следовать правилам, а диктовать собственные. Какой же риск будет, если обнаружиться, что и отец ее не какой-нибудь просто адвокат, а вполне влиятельный человек в криминальных кругах. На что могут пойти его конкуренты и враги в один прекрасный день? Вот вам и причина, по которой Шерон не сильно хотелось афишироваться. По правде сказать, она бы вообще предпочла, чтобы Джека не существовало в жизни Меган, но он – отец, и у него есть право. 
- Да, - махая рукой в знак приветствия, подтвердила остроумное представление Шерон. – Точно. Поэтому выздоравливай быстрее, - вставая с кровати, улыбнулась женщина. – И мы вновь начнем игру в кошки-мышки. Это ведь так увлекательно.
С этими словами, Шерон взяла на руки Меган, предварительно убедив ее отпустить все трубки, чтобы «дяде Джеку не было больно». Смотря на девочку, женщина кивнула в сторону Остина. Та быстро сообразила и помахала ему маленькой ручкой. Реймонд улыбнулась и направилась к выходу из палаты.
- Приятно было познакомиться, - остановившись около двери, произнесла Шерон в сторону только что пришедшей девушки. – Мы пойдем, а-то слоны разбегутся. Всем пока-пока.
С этими словами Реймонд вышла из палаты. По направлению к выходу она поставила Меган на ноги. Девочка вполне живенько побежала вперед, привлекая внимание сотрудников больницы и пациентов.

+2

7

Довольный тон Остина заставил меня растаять. Ну, за что ему эта авария, что за урод не сумел управиться на дороге с управлением? В груди что-то сильно сжалось, когда в голову снова полезло представление того, как это случилось. Нет, лучше не думать об этом. Вот он прямо передо мной, лежит и улыбается, а в его проводках и трубках копается маленькая девочка. Она такая прелестная. Я вот до сих пор не могу понять, люблю я детей или нет. Вроде они такие хорошие и милые, а с другой стороны... Хотя я даже не знаю, что с другой стороны. Ну, да, орут они иногда, но кто всегда спокоен? Хотя мне еще о детях думать рано, я так считаю.
Тем временем Джек стал нас представлять друг другу. Всех трех дам. Сначала он представил меня, причем так официально. Можно же просто Тео. А потом он представил маленькое чудо.
- Да, она замечательная, - ответила я на его вопрос с широкой улыбкой, поглядывая на малышку. А потом в моей голове по второму разу прокрутилось то, что он только что сказал. "Меган - моя кровь и плоть"... Улыбка с моего лица тут же исчезла. Он же сказал это, имея в виду то, о чем я думаю, да? Я все верно понимаю? Она его... Дочь? Боже. Родная дочь? Нет, неправда, да быть не может. Какая дочь, он бы раньше сказал. Или нет? Понятно, я снова погрязла в своих "розовых" мечтах.
А сейчас я поняла, что я пропустила все мимо ушей, что мой начальник сказал дальше. Кажется, было что-то про то, что я сбежала с работы? Да к тебе я бежала, волнуясь за твое состояние. Видимо, зря пришла.
- Да у меня много времени на работу, успеется все, - ответила я, потупив взгляд, с чуть натянутой улыбкой. Да уж, зачем я бросила работу? Сидела бы разговаривала себе с Алиской, улыбалась и радовалась жизни. Ладно, тайное рано или поздно становится явным. Так что если бы не сейчас, то я узнала бы об этом позже.
А Остин уже представлял светловолосую девушку, как свою подругу. Ну, да, подруга, как же. Жена небось. Если не теперешняя, то бывшая. Одно из двух. О Господи. Хотя, а как же еще могло быть? Неужели такой мужчина может быть один по жизни? Конечно, я слишком размечталась. Чуть какая женщина рядом с ним, меня это сразу начинает задевать. Нет, я слишком размечталась и построила слишком огромные воздушные замки. Так не должно продолжаться.
Шерон поднялась, взяла дочку и попрощалась. Я помахала крохе на ее руках и подмигнула ей, а та спряталась в смущении мамке в волосы.
- И мне было приятно познакомиться, - сказала я в ответ. Ох, как приятно-то... - Пока.
Дамы скрылись, и в палате повисла тишина. Я так и осталась смотрящей на дверь. Что сказать? "Джек, а у тебя милая дочурка, только..." Только что? Да у меня даже слов нет. В голове воцарился хаос. Все мысли смешались в одну большую кучу. С одной стороны, он сказал правду, честен со мной, не стал таить от меня свою прошлую семью. Или это его настоящая семья, и они до сих пор вместе? Вот это был бы нереально крутой поворот событий, конечно. В общем, неважно. Правда есть правда, и он ее сказал мне в глаза. Это огромный плюс. Но с другой стороны, у него дочь, а еще эта хорошая собой женщина! Вот уж про отношения между им и ей, он правды мне, увы, не даст.
Ну, что ж, молчание вечно продолжаться не может, я облизнула губы и перевела взгляд на пострадавшего. Что сказать? Я же сама все понимаю.
- Дочка, да? С женой. Прекрасно. - Иронизировала я, опустив взгляд на воротник костюмчика, в котором был Остин. Черт, да я зла. Да, зла. Сейчас понесется. Наговорю уйму всего, потом жалеть буду. - Что же ты сразу-то не рассказал, что у тебя полноценная семья? К чему все то, что недавно начало происходить? Зачем это? А я-то, как дура, ведусь ведь. Наверное, не первая такая. - Черт, я перегибаю палку. Или еще нет? Да какая разница. Хотя если я перегну, то работать на прежнем месте я, наверное, не смогу. Ну, и ладно. Я хочу честности. Поговорим и все.
Я снова подняла взгляд на Джека. Ох, лучше бы я этого не делала... Во мне борются два чувства: одно кричит о том, что я творю, другое же потакает моим словам. А нет, еще есть третье чувство, которое гласит о том, что я вообще зря заварила всю эту кашу и то, что началось между нами... Этого не должно быть, потому что так неправильно. Но на все мои слова у меня есть свои же "но".
Я все еще смотрела ему в глаза, а в голове одна за другой появлялись мысли. Он слишком хорош, чтобы я злилась на него. Эти глаза. Я уже так сильно успела полюбить просто глаза, просто взгляд, которым он смотрит на меня. Он будет мне отвечать, и, слушая его голос, все мои нервы умолкнут. Я ненавижу злиться, ругаться и обижаться. Но опять у меня "но". Я хочу всего того, что только началось, да и толком начаться не успело, но я не могу себе этого позволить. Это неправильно же, так не должно быть. Но я никогда не сделаю шага против этого, ведь это я. Но я могу все испортить, хотя я и сейчас все порчу.

+2

8

А чего я ждал? Что мои женщины тут же начнут весело беседовать и рассуждать на какие-нибудь нейтральные темы для разговора? Конечно, после моего честного признания, которое я так мастерски замаскировал за обычную беседу, между ними пробежал холодок. И если Шерон было абсолютно все равно на Теодор, на ее реакцию и мнение, то вот Тая же смотрела на блондинку с неким опасением что ли? Или же это было разочарование?
Малышку Мег забрали из моих страстных объятий, я успел подарить ей звонкий чмок в макушку, слегка обнимая ее мать за талию и желая им как следует отдохнуть.
- Я заеду к вам, как только приду в себя. – К справке, я не так уж часто заезжал к ним в гости, мы предпочитали встречаться на нейтральной территории. Например – прогулка в парке, поход в дельфинарий или же другой детский центр. Я все хотел поскорее, чтобы Реймонд свыклась с той мыслью, что я как ни крути являюсь частью ее семьи, и что от этого уже не убежать, и что в скором будущем, мне доверят забирать Меган к себе на выходные. Пусть просто как к дяде Джеку, я не требовал того, чтобы она сейчас называла меня своим отцом. Но знаете, я не позволю ей называть отцом Этьена. Это не ревность, скорее чувство собственности.
Дверь за женщинами, которые волей не волей изменили мою жизнь, закрылась, и я перевел взгляд на холодную, как лед Теодор. В ее глазах я сейчас не видел тех теплых лучиков, того приятного взгляда, она смотрела на меня как на предателя, как на совершенно чужого человека. Я улыбнулся, слабой сухой улыбкой, надеясь увидеть улыбку в ответ…
Что случилось? Ее так удивила новость о том, что у меня есть дочка? Но, черт возьми, это же вполне нормально, в моем то возрасте. Мне за тридцать, у меня есть свой бизнес, и мне просто необходимо иметь в жизни человека, которого бы я мог любить, оберегать и одаривать подарками. С появлением Мег моя жизнь круто изменилась, она наполнилась смыслом. Теперь я не тупо работал, зарабатывая все деньги Сакраменто, я не кидался на все задания Донато, выбирая их разборчиво, стараясь так же не подставить и Шерон. Что я испытывал к этой женщине? Она мать моего ребенка, не более того. Я не раз думал, могут ли у нас с ней быть какие то отношения, но нужны ли они мне? Нужны ли они нам? Шерон заметная женщина, сильная, волевая, но наша бы семейная жизнь была бы больше похожа на атомную войну. Никто не захотел бы отдавать место лидера, и к чему бы это привело? Верно, к очередному разводу.
- Да, это моя дочка, что тебя так удивляет? – Глядя на Теодор, я не мог понять, злится она или просто так удивлена этой новостью. И лишь следующая фраза про жену, заставила меня понять – в чем дело. – Шерон – моя жена? – Я не смог сдержать смешка, как она могла себе такое придумать? Я бы не взял эту женщину в жены даже под страхом смерти, я все-таки еще в своем уме, и знаю, какую жену я хочу. Реймонд была далека от идеала, да и как женщину я нее уже не воспринимал, старался не воспринимать. Я хотел было перебить малышку, успокоить ее, объяснить ей всю эту ситуацию, но она все говорила и говорила, спокойным и сухим голосом, как будто мы совершенно чужие люди.
Взгляд ее голубых глаз, разочарованных глаз заставил чувствовать себя виноватым. Но знаете, что? Это чувство прошло почти сразу, когда до меня дошло… Погоди те ка, я разве ей что то обещал? Да, у нас появилась интрижка, я этого не отрицал, Эндрюс мне искренне нравилась, но то что было между нами – это нельзя было назвать отношениями, даже с натяжкой. И почему я должен перед ней оправдываться? Да я никогда не перед кем не оправдывался, даже перед самим собой. Я, черт возьми, взрослый мужчина, у которого есть своя жизнь, и за свои поступки я отвечать перед какими-то девицами не собираюсь.
Мое лицо резко стало серьезным, я откинул в сторону одеяла, поднимаясь на ноги и медленно ковыляя до Теодор. Я посмотрел ей в глаза, опустил свои теплые ладони ей на плечи, заставляя прийти в себя и прекратить эту сухую и холодную истерику.
- Чего ты хочешь? Чтобы я сказал, что ты единственная девушка в моей жизни и я верен только тебе одной? Ты не считаешь, что для этого еще слишком рано? – Да, Тая, ты торопишь события. Конечно, в ее возрасте отношения развиваются быстро, молодые люди сейчас сразу готовы клясться друг другу в вечной любви, но я то был взрослым мужиком, который предпочитает думать не только сердцем и членом, но еще и головой. – Ты мне нравишься, правда нравишься, я этого не скрываю, но… - Я провел ладонью по ее шелковым густым волосам, спускаясь к плечам, к ее стройной, идеально прямой спине. Она была подобна куколке, такая идеальная, что мне порой не верилось что это настоящий человек, а не плод моего воображения. – но ты требуешь от меня слишком много. Я не считаю нужным перед тобой оправдываться, и пусть мне это сделать не сложно, но разве я должен? – Я криво улыбнулся, глядя ей прямо в глаза, обнимая ее за талию и притягивая к себе. Как то это странно наверное выглядит со стороны, я утверждаю, что ничего не должен ей, и одновременно не даю ей уйти, не отпуская от себя, а лишь притягивая ближе, зарываясь лицом в ее густые волосы. От нее приятно пахло каким то легким парфюмом. Эндрюс была девушкой до мозга костей, всегда ухоженная, накрашенная, красивая…
- Шерон моя приятельница, не больше. Три года назад мы совершили глупость, хотя я не жалею. У меня теперь есть дочка, хоть какое то подобие семьи, которую я люблю и буду оберегать. – Этого достаточно, отвечать на ее пустые упреки, что она очередная девица в моей жизни, я не собирался. На данный момент она действительно была очередной, да, очередной, но увы, особенной. Почему увы? Я не хотел влюбляться в 34 года, не к чему это все! Тем более что я мог дать молодой девчонке? Я не собирался оправдываться, не собирался быть подкаблучником, я не собирался ничего объяснять.
- Ты даже на каблуках мелкая, не то, что я. Моя мать видимо когда то перекормила меня «Растишкой». – Я отпустил девушку из своих рук, делая пару шагов назад и устало плюхаясь на кровать. – Ты что-то еще хочешь сказать?

+1

9

Я сомкнула губы и больно прикусила их зубами. Почему я такая? Я ненавижу ссоры, но если мне что-то не нравится, то я могу и своим повседневным тоном довести собеседника до ругани. Нет, Джек не ругался сейчас, а даже усмехнулся над тем, что я сказала. Да, очень смешны мои чувства сейчас, грех не посмеяться-то. Это меня зацепило. Но вдруг он поднялся с кровати. Я испугалась и соскочила со стула, делая резкий шаг в его сторону. Он же только что с аварии, куда он поднялся! Он думает головой?!
- Ложись сейчас же обратно, - мягко попросила я, выставив обе руки вперед, касаясь его груди. Мои ладони и лицо загорелись жаром. Все потому, что Он близко. Вот Он, рядом со мной, передо мной, и смотрит мне в глаза. Джек принялся говорить, а я тихо слушала, опустив взгляд ему на шею. Не могу больше выдерживать этот теплый оливковый взгляд, который растапливает во мне все чувства и заставляет глупо себя вести.
Я выслушала его. Конечно, он прав. Я просто наговорила всего на эмоциях. А он прав. Я замечталась, слишком. Да и что между нами? Ничего. И каждый не хочет продолжения, верно? Тогда чего я прошу? Я запуталась. Банальная ревность, причем к тому, что мне не принадлежит.
Я ему нравлюсь, он сказал это. По мне пробежались мурашки, я снова посмотрела на него. Я не знаю, что сказать. Я требую слишком много, он снова прав. Ты прав, Джек, всегда прав, во всем, именно сейчас. Но я не могу это объяснить. Твое присутствие, взгляды, касания, даже самые легкие и ненавязчивые, пробуждают во мне бурю эмоций, вулкан эмоций, который начинает извергаться, и лава чувств накрывает с головой. Пусть это не любовь, конечно, не любовь, ведь для нее рано, но Он, Он - особенный какой-то, что ли. Вот и сейчас. Он не кричит, не отпирается, не оправдывается, он честен и искренен со мной. В нем все, что я ценю в людях.
- Не должен, нет. Я не права, а ты прав. - Тихо произнесла я, чувствуя, как его теплые руки обхватывают меня за талию и притягивают к себе. Мое сердце сейчас же ускорило темп до бешеного, кожу обдало жаром. Да, это мои признаки небезразличия к человеку. На моем лице не было улыбки, но не было грусти. На моем лице не было злости, но не было и спокойствия. Я еще не оторвала взгляд от его глаз, было трудно смотреть ему в глаза, но я продолжала это делать. Мне не хотелось останавливаться, хотелось напиться сполна его теплым взглядом. Но так же не может продолжаться вечно. Мы должны определиться. Либо продолжать начатое, либо остановиться окончательно. Но это же я. Я буду жить даже вот таким настоящим, когда хочется, но нельзя. Неправильно, да, но я уже не смогу без этого. Придется многое поменять, чтобы остановить все это.
Я закрыла глаза и прислонилась головой к мужской груди, тихонько выдыхая и касаясь губами горячей кожи. А его дыхание чувствовалось на моей макушке. И что это сейчас? Опять то же самое.
А Джек начал рассказывать про Шерон. Боже, зачем, я уже перестала о ней думать. Я сжала руку в кулак, стараясь отстраниться, но мое тело специально прикладывало для этого слишком мало сил, что даже сам Остин не почувствовал моих стараний.
Я не знаю, верить ли мне тому, что Шерон - действительно просто приятельница. Она слишком, слишком... Не знаю. Она первая пришла к Джеку, чтобы навестить его после аварии. Это уже больше, чем приятели, я так считаю. Они должны быть дороги друг другу, очень дороги.
- Значит, даже не бывшая жена? - Чуть громче спросила я, так как тон Джека уже переходил из более менее спокойного в чуть грубоватый. Ну, грубоватый совсем не то слово, но голос стал тверже, что ли.
Он отпустил меня, говоря что-то о моем росте. Вот неправда, я не мелкая, у меня средний рост. А дылдой быть некрасиво, даже каблуки не оденешь. Я легко улыбнулась на это его замечание, следя за тем, как он возвращается на свое место. А он тут же спросил, хочу ли я еще что-то сказать. Мне показалось, что вот это уже прозвучало грубовато, совсем немного. Улыбка исчезла, а я села на край кровати, даже не глядя на пациента госпиталя. Я не злилась, нет, и не обиделась. Я думала, переваривая всю информацию, полученную в этой палате.
Он же сказал, что я слишком напридумывала себе всего, что тут медлить тогда. Он все сказал, я все сказала. Его я повидала, пора возвращаться к работе. Но этот человек за моей спиной, его присутствие, не отпускало меня.
- Я не знаю, что происходит, я не могу сейчас взять и уйти. Мне столько хочется сказать, несмотря на то, что все сказано. А заканчивать на таком тоже неприятно как-то будет. Мне нравится то, что толком еще не началось. Я хочу продолжения, хочу, но что-то держит меня. И тебя тоже что-то держит. Я вижу, я чувствую. - Ой, опять понеслась мутотень с моих уст. Говоря это, я поднялась с места и сделала маленький круг по палате. А говорила я все не слишком громко, но так, чтобы слышал Джек каждое мое слово и понял смысл того, что я хочу сказать. Наконец, я остановилась, глядя на выражение его лица, я хочу знать все, что он чувствует, все, что он думает. Или же я что-то не то сейчас сказала? Я медленно подошла к кровати, усаживаясь уже поближе к Остину. - Тебе сказали, сколько еще здесь лежать придется? И ты хочешь, чтобы я приходила? - Я мягко обхватила ладошкой его запястье. Я не осмелилась взять его за руку. И снова посмотрела ему в глаза, облизнув губы, на которых еще остался бальзам с утра.

+1

10

Черт возьми, вот сейчас мне было стыдно, действительно стыдно. Если честно, я ожидал какой-то другой реакции, преимущественно ора и очередной истерики на тему «ах ты козел, а я-то тебе верила», но малышка лишь уткнулась холодным носом в мою грудь и тихо бормотала, что согласна с каждым моим словом, что я прав, а она нет. Я с удивлением смотрел на девочку, не понимая, говорит она сейчас в серьез, или же мне воспринимать это как сарказм.
Я был не готов к такой реакции, совершенно не готов, и не знал как себя вести. С одной стороны я был доволен собой, я сумел убедить малышку в том, что я прав, и что она слишком торопит события, но с другой стороны мне хотелось взбунтоваться, одернуть ее, потрясти за плечи и заглянуть в ее глаза с немым вопросом – почему ты соглашаешься? Ты ведь считаешь по другому.
Какая же она все-таки необыкновенная, порой я просто не знал как себя вести с ней. Что сказать? Что сделать? Чего она ждет от меня? Сейчас я показал себя с самой отвратительной своей стороны, показал, что к серьезным отношениям я не готов, что они мне претят, но эта девочка, она все равно стоит рядом со мной, прижимается ко мне всем своим телом, и я не мог противостоять тем чувствам, что сейчас нахлынули на меня. Но нет, я должен оставаться в трезвом уме, я должен соображать, я же не юный мальчишка, я не мог так просто броситься в омут с головой.
Если мы будем встречаться – к чему это приведет?  Я подвергну Тео большой опасности, я и щас это делаю, позволяя маленькой работать в моем офисе. И как она до сих пор не узнала о всех делах, что творятся в моем подвале?
Я притянул шатенку к себе, укладывая ее рядом с собой и обнимая за талию, осторожно целуя в затылок, надеясь, что это поможет ей прекратить говорить столько лишних слов. Ох, если бы я понимал, что она хочет этим сказать. Мне нужна конкретика, факты, чтобы она прямо сказала – чего она хочет, а все эти философские речи – я не знал как их правильно трактовать, да и не хотел, зачем мне все это?
- Ты боишься меня? – Я осторожно взял ее за подбородок, заставляя ее поднять личико и смотреть мне прямо в глаза. – Скажи мне, чего ты хочешь? – какие же красивые у нее были глаза. Казалось, я могу смотреть в них часами, просто смотреть, совершенно ни о чем не думая. У нее было безупречное лицо, аккуратный носик, пухлые губы. Сейчас, когда между нами было такое маленькое расстояние, я отчетливо чувствовал аромат ее гигиенической помады. Хотелось целовать ее, впиться в ее уста страстным поцелуем и никуда не отпускать, но нет же, мы должны в кой то веки что то для себя решить, сделать выводы, мы должны знать, к чему ведут все те чувства, которые мы испытываем.
Вот я, чего я хотел? Первое время я долго уверял себя в том, что видел в Теодор лишь как сексуальную девицу, с которой было бы неплохо провести вместе пару-тройку ночей. Затем… Затем мы стали больше общаться, она не раз оставалась со мной работать до поздна, угощая крепким кофе и рассказывая всякие байки и истории про свой университет. Она была такая простая, непосредственная, я думал - мы станем друзьями, ну или хорошими знакомыми. У нас  с ней такая большая разница в возрасте, я не думал что нас могут связывать романтические отношения. Что она вдруг посмотрит на меня не как на начальника, что она увидит во мне мужчину. Честно, всегда предполагал, что таким девушкам как Тео нравятся парни не сильно старше ее.
- Все, хватит нести чушь, я все равно ничего не понимаю. – Я виновато улыбнулся, касаяь губами ее горячего лба. – Нет, я еще не спрашивал, но не думаю, что продержусь здесь больше недели. Что мне здесь делать? Телевизора нет, в соседней палате точно лежит какая-нибудь старенькая сухонькая бабушка. Скоро, спасаясь от скуки, я решу лапать себя за грудь. Мне бы этого очень не хотелось. Да и как вы там без меня? Угробите же мой бизнес, даже Алиса не спасет. – Я не смог сдержать тихого смеха, притягивая девушку ближе к себе. – Что значит приходить? Кто сказал, что я тебя отпущу? – Я осторожно коснулся кончиками пальцев ее светлой кожи на лице, затем мягко обнимая за шею. – Останься со мной?
И меня не волновал вопрос о том, позволят ли нам. Нет, мне было абсолютно все равно. Я не хотел отпускать эту девочку, она мне нравилась, и сейчас я хотел быть рядом с ней, чувствовать ее волнение, вдыхать ее сладкий аромат, смаковать вкус ее губ…
И я наклонился  к ней, осторожно касаясь ее уст, а вдруг она сбежит? Все тело тут же наполнилось теплом, больничные стены, палата, весь мир перестал существовать. Я лишь сильнее прижал шатенку к себе, путаясь в ее волнистых густых волосах, не собираясь отпускать ее ни на секунду.

+1

11

Я не могу описать словами все, что происходило дальше. Такое можно только почувствовать. Мне кажется, я сошла с ума. Я знаю этого мужчину всего три месяца, а он вызывает во мне слишком бурные чувства. Что происходит? Никто не сможет объяснить.
Джек притянул меня к себе, обнимая за талию... Лава чувств еще больше раскалилась, заставляя меня перестать дышать. Я прикрыла глаза, чувствуя, как его мягкие губы касаются моей макушки. Нет-нет, пожалуйста, перестань, я и так уже окончательно запуталась. Все слишком сложно, но мы все равно продолжаем еще сильнее усложнять то, что есть.
Он тихонечко взял меня за подбородок, задавая странный вопрос, что заставило меня улыбнуться и посмотреть ему в глаза. Мой взгляд не выражал страха. Прямо сейчас мне стало наплевать на то, что было, и на то, что будет. Сейчас происходят непонятные моему разуму вещи: я не могу этого делать, но делаю, Джек же не готов к этому, но побуждает и меня, и себя в это дело.
- Если бы я боялась, я не бы не была сейчас рядом. Я бы сидела в офисе, заваленная бумагами и съедаемая чувством волнения за тебя и этим самым страхом, что не позволял бы мне находиться с тобой. - Улыбнулась я, шепча ему эти слова. - Чего я хочу? - Переспросила я, тут же задумавшись над вопросом. Да я же сама не знаю ответа на него. Хотя что тут надо знать. Когда я уйду из палаты, я буду весь день ходить "под кайфом" и улыбаться, как влюбленная дурочка, снова зарываясь в свои мечты о прекрасном будущем. А завтра мне станет стыдно за то, что тут произошло. Я гарантирую, что так будет, если мы не определимся с отношениями между нами сейчас же.
- А ты чего хочешь? Ты знаешь, что ты сам хочешь? - Спросила я у Джека, встречая его взгляд. Ох, этот взгляд... Этот взгляд передал заряд моему телу, который пронесся по каждой его клеточке, а потом дошел до сердца, снова вызывая его бешеное биение. Нескрываемая нежность, да, именно она, заставила меня опустить свой взгляд, я не могу это выдержать. Я даже не могу передать свои чувства. За столь короткий срок Джек запал мне в душу, мне приходится думать о нем чуть ли не каждую секунду, а то и чаще. Он мне нравится, тоже нравится, и очень сильно. - Я хочу определиться насчет того, что происходит, но слишком много "но". - Что за чушь я сказала, о, Господи. Я усмехнулась сама над собой, покачав головой.
Джек решил разрядить обстановку веселой речью, не сдерживая смеха и притягивая меня к себе, я широко улыбнулась в ответ. А его следующие слова нарисовали на моем лице просто блаженную влюбленную улыбку, о, черт. А тело затрепетало от ласки и того, что творилось у меня в голове. Ведь он сам вызывает все то, что я себе напридумываю. Если бы не он, я бы, конечно, все равно мечтала, но не так обширно. Наверное.
- Конечно, останусь, - произнесла я. Хотелось добавить еще что-то вроде "мое сердце не даст мне уйти", но я не стала. Вот на кого мы сейчас похожи? На влюбленную пару, не меньше. А кто все начал? Джек. А кто говорит, что это еще я размечталась? Снова Джек. Мы противоречим сами себе.
И тут я почувствовала, как его пальцы коснулись моей кожи, а потом их же прикосновение на шее. А затем я вдруг почувствовала, как его губы мягко поцеловали мои, как будто пробуя, не отпряну ли я. Но вы что, я от такого не могу отказаться. Одной рукой я обняла Джека за шею, другой зарылась в его смольные волосы.
Я забыла все, о чем я думала. Сейчас мне не хотелось останавливаться, пусть и разум кричал, что нельзя такого делать, но я сама хотела этого. Я хочу, чтобы со мной рядом был Джек. Каждый день, каждый час. Я хочу видеть его, пересекаться с ним взглядом, улавливать нежность в его взгляде, чувствовать его прикосновения и трепетать, когда он слишком близко. И, конечно, я хочу его целовать. Теперь у меня окончательно все перепуталось в мыслях. А еще я поняла, что ни к чему думать, правильно ли что-то. Жизнь одна. Нужно жить сегодняшним днем и быть смелым в своих решениях. Ведь потом может стать слишком поздно. Даже если решение будет неверным, то лучше жалеть о сделанном, чем о том, что побоялся воплотить в реальность, верно?
Почему мы не можем быть вместе? Разница в возрасте, он начальник, а я его подчиненная, я простив криминала, а его я подозреваю в связи с ним, и еще и еще всякое разное. Ну, и что? Да плевать я хотела на эти пункты. Главное - быть счастливым, а разве сейчас мы не счастливы?
Я еще с большим напором продолжила наш так невинно начатый поцелуй, прижимаясь к мужчине. Я поражаюсь себе. Я полна противоречий. Только что говорила одно, а в голове уже другое. В этом вся я, да?
Мы перестали целоваться, и, закусив губу, я довольно улыбнулась, у меня так сильно подскочило настроение, и в последний раз чмокнула Джека, чуть задержав поцелуй. Я смотрела ему прямо в глаза, наверное, он в моих мог прочитать все то удовольствие, что мне доставляет просто его присутствие, а уже его касания, слова, взгляды - это нечто.
Наконец мы спокойно улеглись. Я была на боку, подложив ладонь под голову и рассматривая палату.
- А тебе не вредно столько эмоций за раз? - Хохотнула я. - А то вот еще я, кажется, забыла надеть нижнее белье, как и ты, - я широко улыбнулась, утыкаясь мордахой в подушку и сразу же продолжая говорить прямо в нее, - шучу, конечно, не обольщайся. - Я посмотрела на него, а потом перевернулась на спину и села на кровати, утыкаясь локтями в ноги, а лицом в ладони. - Мы так ничего не решим. Я, конечно, сама не понимаю, надо ли решать, но, кажется, мы уже начинали это делать. Или я зря сейчас это говорю? - Я продолжила более серьезно. Я снова себе противоречу, я же только что решила, что пусть будет так, как есть.
Я поднялась с кровати, хватая сумку со стула и поправляя волосы.
- Я лучше пойду, извини. А то меня правда уволит начальник, такую не ответственную, - подмигнула я. - Нам все-таки надо решить. Ты мне нравишься тоже и очень сильно, что... А, что происходит, ты видишь. - Я вдохнула полной грудью, смотря на Джека. Я не хочу уходить. - Выгони меня, а. Я же сейчас начну нести чушь. - Я покачала головой, прислонив руку к лицу. Да, то самое рукалицо. А потом я невинно улыбнулась, даже извиняюще как-то.

+1

12

- Милая моя Тео. – Я осторожно провел ладонью по ее волосам, убирая взъерошенные пряди ей за ушко и касаясь мягкими губами кончика ее носа. Я улыбнулся, глядя в ее растерянные голубые глаза. – Тебе не кажется, что ты слишком много и часто думаешь на эту тему? Подумай лучше о чем-нибудь другом? О Германии, маминой поварской книге, о позе 69, наконец? – Я весело ухмыльнулся, слегка тормоша девушку в своих объятиях, чтобы она, наконец, пришла в себя и прекратила эти через-чур умные, и временами, занудные речи. Уж слишком все это было похоже на сцену из какой-нибудь мелодрамы, и знаете, мне это не очень то нравилось.
- Нет не вредно, они помогают мне прийти в себя и не чувствовать больным калекой. – Новость про отсутствие на Теодор трусиков, порадовала меня еще больше, и я уже собирался это проверить, забираясь свободной рукой под подол ее платья, но малышка смущенно спрятала моську, признаваясь что пошутила.
- Эта была очень жестокая шутка, Теодор Эндрюс. С начальством себя так вести не положено, ты решила меня обмануть, маленькая обманщица? – Шатенка перевернулась на спину, и я тут же звонко чмокнул ее в плоский животик, вдыхая до боли родной и приятный запах парфюма. Вот такие разговоры мне нравились куда больше. Мы просто резвились на кровати, совершенно не думая о том, правильно ли мы сейчас поступаем, и знаете, меня это устраивало. Мне нравилось слышать ее звонкий смех, ее смешные колкие фразочки, ее намеки, и мне не хотелось ничего решать, мне не хотелось думать о будущем, и я решил пустить все на самотек. Сейчас мне хорошо с этой женщиной, и разве есть смысл портить этот момент глупыми бессмысленными разговорами?
Но нет, это же Теодор, ей нужно обязательно все знать, быть уверенной, как будто от этого зависела чья то жизнь. Девчонка вынырнула из моих объятий, усаживаясь на крвоати и вновь заводя шарманку.
Я устало ударил себя по лбу, опускаясь на подушки и закрывая глаза.
- Тео, ты издеваешься надо мной? – я шумно выдохнул, переводя на нее серьезный взгляд своих карих глаз – Чего ты хочешь этим добиться, скажи мне? Что тебя не устраивает? Почему ты ведешь себя как молоденькая школьница? Что изменится после моих слов, тебе так важно, в каком статусе мы сейчас находимся? – наверное, она была первой девушкой, которая так упрямо требовала от меня ответы. Но я не готов их дать, и я не собирался ничего объяснять и тем более решать. И главное, я не буду делать этого, только потому, что она просит. Я нахмурил брови, поднимаясь на локтях и глядя, как моя секретарша наворачивает круги по палате.
Я не понимал, что случилось, от чего зависит это ее страстное желание понять – что между нами происходит. Мы с ней даже не спали, не давали друг другу обещаний, мы не ходили на свидания, я не держал ее за руку, прогуливаясь по парку, нас нельзя было назвать парой, нельзя. И знаете, не привык я к тому, чтобы перед кем то отчитываться.
- В чем дело? Что именно тебя не устраивает? Тео, ты мне нравишься, меня к тебе тянет, мне нравится тебя целовать, но я не понимаю причины твой паники и твоего поведения. Что изменится от того, что мы что либо решим? Я перестану тебе нравится? Мир не рухнет, пойми ты уже это. – И тут она судорожно стала сжимать в руках свою сумку, кивая в сторону дверей. Тебе пора? Хорошо, уходи, я не буду тебя останавливать.
Возможно, так будет даже лучше. Она уйдет, этот глупый, бессмысленный разговор закончится, и мне не придется дальше ломать голову над тем, чтобы понять и наконец узнать, что Эндрюс хочет от меня. Уж не замуж ли она за меня собралась после дюжины поцелуев?
Нет, я никогда не понимал женской логики, и наверное никогда не пойму. От того мне было просто с Шерон, просто с моей бывшей, они были прямыми и обо всем говорили сразу, в лоб, не мешкая и не прикрываясь через чур заумными и романтическими фразами. Хочешь шубу? Скажи мне об этом. Хочешь в кино? Скажи мне об этом. Если ты что то хочешь от меня, просто скажи мне об этом, ибо я не собираясь копаться в твоей маленькой темноволосой голове и пытаться понять твои женские спутанные мысли.
- Отлично, иди, я не буду тебя держать. – В моем голосе прозвучали сухие нотки, я потянулся к тумбе, беря в руку стакан с водой и делая пару глотков. Дора так и стояла в дверях, глядя на меня изумленным взглядом, как будто не ожидала такой реакции. – Когда ты уже наконец поймешь, что я не молодой парень, я уже взрослый мужчина. Я не собираюсь тебя держать рядом с собой, если ты не хочешь. Нужно идти – уходи. Договорим потом, когда ты сможешь мне все объяснить, нормально объяснить. Я устал разгадывать эти головоломки.

+1

13

Нет, я не издевалась. Вот ни капли. Да, Джек, давай мы будем целоваться, играться, нравиться друг другу, потом отворачиваться друг от другая, понимая всякую хрень по типу "я начальник, она моя секретарша". Это же так прикольно. А я хочу ответа от тебя. Серьезного мужского ответа, потому что начало было глупое. Может, я и веду себя сейчас не очень по-умному, но не потому, что издеваюсь же.
Слушая его, я не смогла удержать на нем взгляда, я смотрела в окно, внимая его словам. Я была настроена весело, а все, что он говорил сейчас, обижало и убирало мою улыбку.
- Хорошо. Я уйду. Снова. - Сказала я, все также не смотря на него. Я развернулась и вышла за дверь, тут же останавливаясь и облокачиваясь на стену рядом.
Почему я это сделала? Потому что мне не понравилось то, что он мне сказал. Ну, да, а я достала его занудством. Не знаю. Настроение странное после такого утра. Я испытала многие чувства за такой короткий промежуток времени. Так, сначала с самого утра был рабочий настрой, потом волнение, радость, злость, ревность, влюбленность, снова волнение, обида. Как-то так.
- Вам нехорошо? - Услышала я и увидела перед собой лицо миленькой медсестры. Не уж то она была взволнована? - Или что-то с пациентом? - Она уже взялась за ручку двери, но я остановила ее, положив свою руку поверх ее.
- Нет, все хорошо, - слегла улыбнулась я. - Где можно посидеть и взять воды?
Девушка проводила меня на этаж ниже. Там в центре холла были расположены диваны и кресла, а неподалеку стоял кулер с водой и автоматы с кофе, чаем и другими напитками.
Медсестра пошла по делам, а я налила стаканчик холодной воды и плюхнулась в кресло рядом. Почему я еще здесь, а не на работе? Я сама не знаю. Думаю ли я, что Джек побежит за мной? Нет, что вы. Ему надо лежать - раз, он этого не сделает - два, я этого не прошу - три. Тогда почему я до сих пор здесь? Я же говорила, что меня держит его присутствие. Вот и сейчас. Я знаю, что он в больнице этажом выше в палате 113. Поднимусь ли я к нему снова? Все возможно.
Но я все также и сидела с уже пустым стаканом в руках. Наверное, я его достала. Я это умею. Так что, виновата, получается, я? Отлично, блин.
Черт, так нельзя. Мне стыдно. Было хорошо, а я все испортила. Мне же нравится все то, что происходит. Нравится. Безумно. О чем я думаю перед сном? О Джеке. Кто мне снится? Джек. Почему я улыбаюсь по утрам? Потому что мне приснился Джек. Почему я рада на работе? Да потому что Джек за дверью. Джек, Джек, Джек, Джек. Я чувствую себя влюбленной эгоисткой. Нет, влюбленной эгоистичной дурой - так лучше.
А чего он хочет сам? Почему он не может ответить? Ой, все, хватит. Я уткнулась лицом в ладони, снова упершись локтями в ноги, как в палате. Именно сейчас я не думала ни о чем. Я просто смотрела в черноту.
Я сама для себя должна решить и не мучить этим вопросом Джека. Это же будет верно. И он сам для себя решит, как поступать со мной. Я прошу слишком много, я знаю. Но чего я хочу, действительно? Хочу быть с Джеком, чего же еще. Просто быть рядом. Даже если я сейчас очередная и он потом найдет себе другую, я хочу остаться хоть кем-нибудь для него. Не зря же мы проводили ночи за разговорами. Это же не просто так и что-то значит? Я же не опять слишком ушла в мечты от реальности?
Все, серьезно, чего я хочу? Быть с Джеком? И чего мозг тогда трахать и себе, и ему? Я же живу сегодняшним днем и это я говорила, что лучше жалеть о сделанном.
Я подняла голову, глубоко вздохнула и осмотрела помещение. Там шла милая парочка, о чем-то воркуя. Мужчина был в домашних штанах и футболке, а женщина одета была по-офисному. Значит, тоже пришла, как я, с работы к человеку, который ей не безразличен.
Я хочу счастья. С этой мыслью я поднялась с кресла и целенаправленно пошла на этаж выше. Я немного волновалась. Сейчас зайду, он еще скажет, что я опять пришла его доставать и правда выгонит. Ну, и черт с ним. Я больше не буду занудой.
Я уже стою около 113 палаты и смотрю на эти цифры, держась за ручку двери. Он же там, за этой дверью. Вот сейчас будет интересно, если у него еще одна гостья.
Я тихонько, совершенно бесшумно открыла дверь и посмотрела в палату. Слава Богу, никого, кроме пациента. Джек лежал на боку, лицом к окну, соответственно, спиной ко мне и ничего не видел. И тут меня осенила маленькая идейка. Я также бесшумно вошла на мысочках и прикрыла дверь. Если я сделаю еще шаги, то он услышит, поэтому я аккуратно выбралась из туфель, оставляя их у стены вместе с сумкой, и стала опять же на мысочках и пригнувшись пробираться к кровати. И вот я рядом, он рядом. Снова сумасшедше забилось сердце, и дыхание затаилось. Я тихо наклонилась к его уху и прошептала:
- Пора принимать лечебные эмоциональные пилюли. - Я провела рукой по его волосам и чмокнула его в губы, садясь на край кровати и нагибаясь к Джеку. - Я обещаю отставить эту фигню. Прости. И еще я не могу уйти. - Я сделала грустную мордашку, а потом улыбнулась от того, что он снова на меня смотрит. И больше ничего мне надо.

0

14

Ну вот, она оставила меня одного, на прощание одаривая таким грустным и обиженным взглядом, что не стало не по себе. Но в чем я виноват? Что не принимаю этих глупых признаний, и что мне все равно, как называется все то, что между нами происходит? Я ей изменяю? Смотрю на других девушек? Скрываю ее существование от окружающих? Нет же, даже в нашем офисе все прекрасно знают, что у меня интрижка с секретаршей, и знаете что, я не собирался их разубеждать. Пусть говорят что хотят, мне было совершенно не стыдно за свои поступки, за свое поведение, за свою симпатию. Но эта привычка Теодор все усложнять…
Так я и лежал, судорожно пытаясь понять ее слова, понять ее желания. Мне хотелось делать эту девчонку счастливой, нравилось видеть ее улыбку, нравилось чувствовать то, что я ей действительно нужен, и что ее катастрофически сильно тянет ко мне. Наверное, она первая, кто испытывал ко мне такие сильные и горячие чувства. Было ли мне приятно? Скорее, мне было непривычно и немного неловко от того, что я пока, на данный момент времени не мог дать ей того, чего она так неумолимо от меня не требует. Не потому что мне было жалко или сложно, а просто потому что я не понимал, что ей нужно.
Я не слышал как она вошла в палату, даже этот едва уловимый аромат ее духов не заставил меня подумать о том, что она возможно вернулась. Но вот я снова чувствую ее мягкие сладкие уста на своих, я не смог сдержать улыбку, притягивая ее к себе за талию и укладывая на себя.
- Ты моя маленькая дурочка, ты знаешь об этом, да? – Я осторожно коснулся губами ее курносого носика, крепко обнимая ее за спину, чуть спускаясь к бедрам. – Я хочу чтобы ты была во мне уверена, слышишь? Во всем городе не найдется девушка, которая нравилась бы мне сильнее чем ты, это правда. Только если ты снова будешь нести чушь в моем присутствии и грузить меня, мне придется просто на просто затыкать тебе рот. – я весело улыбнулся, проводя кончиками пальцев по ее нежной бархатной коже. Малышка довольно зажмурилась от моих легких прикосновений, и я осторожно уложил ее рядом с собой.
- Врач сказал что придется мне лежать еще недельки две как минимум. Но кажется, я смог уговорить его перевести меня на домашнее лечение. Но вот в чем загвоздка, мне нужна сиделка, ну или, еще лучше, молодая и красивая медсестра. Уколы делать умеешь? – я обнял девушку за шею, глядя ей прямо в ее бездонные голубые глаза. Тая, ты ведь не сможешь мне отказать, верно?
Мне не очень то хотелось нанимать медсестру из госпиталя, ведь тогда в моем дома будет творится что то ненормальное. Вечный контроль, курить нельзя, жирное употреблять нельзя, мистер Остин, выключите порнушку, вам нельзя волноваться. Я не хотел жить так, с ограничением собственной свободы. Я хотел жить с Теодор, и пусть, даже если она не умеет правильно держать шприц, перепутает какие-нибудь таблетки, мне было все равно, казалось, одно только ее присутствие заставляло меня забыть о жуткой боли во всем теле.
- Ну ты чего притихла, мелкая? Я обещаю к тебе сильно не приставать. Я же больной мужчина, прикованный к кровати, разве я представляю собой опасность?

+1

15

Все последующее заставило меня окончательно растаять. Мне даже не хотелось говорить, чтобы что-нибудь вдруг не испортить. Я просто смотрела Джеку в глаза и улыбалась, чувствуя его прикосновения и наслаждаясь ими.
- Да-да, только не маленькая, а большая и такааая занудная, - серьезно проговорила я, как будто речь шла не обо мне.
А дальше Джек произнес такие слова, которые заставили меня замолчать, только слушать и ничего не отвечать. Я не верила своим ушам. Так приятно было слышать подобное от мужчины, который тебе не безразличен и которому не безразлична ты. А мне ведь казалось, что я безнадежно сохну по нему. Но надежда есть. Надежда есть всегда, и я часто говорю себе эту фразу.
Джек снова коснулся моей кожи, а я зажмурилась в удовольствии, устраиваясь рядом. Интересно, что скажет медсестра, когда увидит здесь меня, такую лежащую на кровати. Хоть бы Джека посещала какая-нибудь добренькая, как та, что проводила меня в холл.
Кстати, ему вроде разрешили продолжать лечение на дому и поэтому миссию сиделки он предложил мне. Я улыбнулась от его идеи, проводя рукой по его щеке. Я немного подумала насчет этого. А что? Это вариант быть к Джеку еще ближе.
- Уколы я делать не умею, - я махнула головой, - но я очень ответственный человек, следовательно, строгое соблюдения специальной диеты, правильный распорядок дня, здоровую пищу, полный покой, классическую литературу на ночь, своевременный прием медикаментов и т.д. и т.п. и самое главное никаких поцелуев, ласк, нежности и касаний я полностью гарантирую вам, мистер Остин, - сказала я очень серьезно и даже не улыбнулась. Кажется, не такую няньку он хотел. Я еще немного помолчала, наблюдая за его выражением лица, и не смогла сдержать смеха. - Неужели ты поверил? Я не смогу содержать тебя в такой скуке. - Я прислонилась лбом к его лбу и смотрела прямо в глаза. - Только знаешь, - я снова перешла на более менее серьезный шепот, - у меня такой строгий начальник, я прямо не знаю, как уломать его, чтобы он дал мне отпуск в две недели, ага, - я закивала головой, намекая на этот самый отпуск. Черт, у меня же работы выше крыши. Ладно, как Джеку больше не нужна будет дома нянька, я все сделаю и просижу на работе столько, сколько потребует того выполнение моих обязанностей.
- И когда же мы переезжаем в место, где не пахнет лекарствами? Я надеюсь, завтра? Сейчас я не тороплю события? - Усмехнулась я, приподнимаясь и опираясь на правую руку. Я просто смотрела на Джека с блаженной улыбкой. Правда, что еще надо и к чему выяснение отношений? То, что он сказал пару минут назад, заставляет ему еще больше верить. Не знаю, может, я наивная и готова верить всему, что мне говорят, но я привыкла доверять людям.
Я провела руками по лицу Джека, а потом пальчиками по губам. Что твориться у меня с чувствами. Я не знаю. То ли мы оба слишком торопимся, то ли нормально. Да и кому какая разница? Я медленно наклонилась, целуя его в губы. Главное то, что сейчас нам это нравится. А что я буду думать завтра по этому поводу не важно.

+2

16

- Ну нет, ты уже перебарщиваешь. – Я изумленно уставился на девушку, пытаясь понять, серьезно ли она сейчас говорит. Если бы я хотел себе цербера в юбке вместо сиделки я бы лучше нанял какую-нибудь местную медсестру. Но мне же хотелось немного другого. Внимания, тщательного ухода, ласки, возможно, чего-то большего, это уже зависит от того, насколько далеко мне позволит зайти сама Тео, но судя по тому, как она спокойно отреагировала на мои прикосновения, мне есть на что надеяться.
Наконец малышка засмеялась и ее бархатный звонкий смех заполнил всю больничную палату. Я расслабленно выдохнул, обнимая паразитку за шею и касаясь кубами ее курносого носика.
- Еще парочка таких злых шуточек, и моя секретарша не увидит белый свет еще полгода как минимум и будет даже работать в выходные. На пару со мной. – Я слабо улыбнулся, согласно кивая головой и глядя, как шатенка ерзает на кровати, ожидая моего более точного ответа. – Хорошо, двух недель думаю мне хватит чтобы прийти в себя. И ты ведь не думаешь, что мы будем тунеядничать? Время идет, заменять меня некому, так что будем заниматься бумажной работой на дому. Ты ведь выручишь своего больного босса? Я уволил нашего последнего курьера, так что тебе придется пару раз съездить по делам. Но ты ведь справишься, ты у меня умница. – Я весело щелкнул шатенку по носу, слегка поднимаясь в кровати и облокачиваясь на обилие пуховых подушек.
- Не знаю, денька через два думаю можно сваливать из этого дурдома. А пока можешь приходить ко мне в гости и развлекать меня философскими беседами не о чем. – Я посмотрел на девушку серьезным взглядом, затем мои губы изогнулись в слабой ухмылке, и я притянул чертовку к себе, ласково целуя в висок. – Не обижайся, я шучу.
Мы еще долго болтали не о чем, Теодор задорно смеялась, иногда недовольно хмуря носик на мои явные приставания, что то бормоча себе под нос в стиле «мистер Остин, вы же больны». Но что я мог поделать? Меня тянуло к этой девушке, тянуло всей душой и всем телом, и я едва мог контролировать свои истинные порывы. Благо к вечеру в нашей палате появилась строгая медсестра, которая упрямо выпроводила мою девочку из больницы.
У нас все будет хорошо, все обязательно будет хорошо, если Тео прекратит все усложнять, а я прекращу сопротивляться своим истинным чувствам и желаниям. Скоро, совсем скоро мы будем с ней жить вместе, и там мне будет сложно делать вид, что все это не серьезно и, увы, временно. Не будем сейчас об этом, я буду жить сегодняшним днем, а сегодня, здесь и сейчас все в моей жизни было на удивление хорошо. У меня была дочка, были какие, пусть сомнительные, но отношения. Но я что-нибудь придумаю.
Всю ночь я размышлял о Теодор, вспоминая ее голубые глаза, улыбку пухлых сладких губ, ее идеальную фигуру, нежный голос, что не раз шептал мне на ухо приятные шалости. Хотелось обнимать ее, дарить ей недность, теплоту и уверенность в себе. А может купить ей какой-нибудь подарок? Ну, в честь ее отпуска и временного переезда ко мне? А что, это идея…

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Империя траха