Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » don't make it worse.


don't make it worse.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Lola & Greg
16 июля 2016г.
пригород Атланты, штат Джорджия.
----------

http://49.media.tumblr.com/d3e7ce64f3bc1b0371219d2892c071e4/tumblr_ms43moFPcw1qit0n2o2_500.gif

0

2

внешний вид.

О, это было очень на тебя похоже. Сделать серьезный, ответственный шаг в ваших с Томасом отношениях, сказать, конечно, не заветное "я тебя люблю", его ты не скажешь... ну, не будем говорить, что никогда, но явно совсем не скоро, но "ты моя" и "я твой" тоже довольно серьезно, особенно для девочки, которая так упорно не хотела быть чьей-то, и которая не менее упорно пыталась доказать, что ей никто не нужен, и Томас - тем более. Тот самый случай, когда статус в соц.сетях гласит "всё сложно". Потому что всё просто ебать как сложно, если ты без царя в голове, и не знаешь, чего хочешь от себя, от жизни, от отношений, и от Томаса. Но о чем это мы.. а, да, на тебя это похоже - сделать серьезный шаг, признание, а затем собрать какие-то необходимые вещи в сумку, взять с собой только деньги, телефон оставить дома на тумбочке, и свинтить, ничего никому не сказав. Бумажка с необходимыми номерами - цифры, выведенные неровно и явно в спешке, у тебя в заднем кармане шорт. Если что-то случится, если все-таки возникнет нужна поговорить со знакомыми людьми - позвонишь из телефонного аппарата. Ты так уже делала, не первый раз в жизни, но первый раз со времени знакомства с Ридом. Привыкнет...

Ты слышишь кряканье уток, плеск воды и сначала пугаешься. Спросонья не понимаешь, что вообще происходит, подпрыгиваешь на скамейке, запоздало ощущая, что тело затекло и болит то ли от неудобной позы, то ли от того, что ты спишь, блин, на скамейке в парке, подложив под голову сумку.
Но то, что это парк - до этого тоже еще нужно дойти сознанием. До боли в пальцах цепляешься в деревянные перекладины, решая сначала паниковать, а потом уже осознавать, что происходит, где ты, с кем ты и зачем.

Просыпаться от плеска воды - так начинается где-то сорок процентов всех твоих ночных кошмаров. Много всякого дерьма случилось в прошлом, часть из которого была связана с водой. И поэтому ты облегченно выдыхаешь, когда находишь себя на скамейке, всего лишь вблизи пруда с уточками. Если бы ты нашла себя, например, на водном матрасе посреди этого самого пруда, ты бы наверное даже не удивилась, мысли бродили бы где-то в области "бля, что, опять??". Но нет, слава Богу пронесло, так что ты перестаешь цепляться за скамейку так, как будто от неё зависит твоя жизнь, делаешь глубокий вдох и откидываешься на спинку, потирая ладонью затекшую шею. Крутишь головой, хмуришься, события прошлого вечера постепенно нагоняют сознание, и так бывает, просыпаешься и не понимаешь, что происходит. Когда ложишься спать в неподходящем для этого месте, в неподходящее время, и когда весь изнутри - одно сплошное беспокойство. Прямо как ты эти дни.

Ты совершенно точно не знаешь, где находишься. Какой-то парк, какой-то пруд, какая-то скамейка. Ты увидела всё это в первый раз вчера вечером, хотя увидела - громко сказано, вряд ли ты увидела хоть что-то, когда пробиралась ночью по редким тропинкам, в поисках места, где можно поспать. Бездомная. Бродяжка. Может быть, даже бомж. И не скажешь, что еще неделю назад ты была нормальной, с работой, с домом, друзьями и даже, прости Господи, бойфрендом. Именно то, от чего ты сбежала, и то, к чему стремилась. Быть никем, и быть кем угодно одновременно. Не знать даже где находишься, врать про своё имя и врать про возраст. Узнавать новых людей и новые места. Как будто заново родилась, даже дышится легче. Ты была, наверное, очень странной, раз не могла нормально жить без вот таких вот пауз, передышек. Словно перезарядка для человека, который выдохся и не может больше жить по запрограммированному сценарию. У человека может быть одна единственная жизнь - то, с чем Лола сейчас могла бы поспорить.

Сигарета вместо завтрака, день только начинается. Похлопывает себя по карманам, выуживает из заднего пустую, к сожалению, коробку мальборо, матерится сквозь зубы, а затем кидает её в урну. И промахивается.. Плевать, не важно. Пальцами проводит под глазами, на подушечках темно-серые следы от смазавшейся косметики, зеркало бы не помешало, и оно даже есть где-то на дне сумки, но смотреть в него нет никакого желания. Запускает руку в волосы, ворошит и без того растрепанное воронье гнездо, вздыхает.
— Хэй, чувак? Не угостишь сигаретой? — мимо проходит парень, ровесник или может быть чуть старше, не можешь сказать точно, потому что ничерта не шаришь. У него в руках нет сигареты, нет её и в зубах, но тебе ничего не мешает надеяться, что он все-таки курит.
— Я Кьяра, кстати говоря, — да, ты действительно считаешь, что сейчас самое время и место для того, чтобы познакомиться.

+1

3

Я прогуливал работу. С утра и начал. Нагло, молча и без страха быть уволенным. Почему? Потому что без меня не пойдет дальше ничего, потому что я не имею напарника, и никто не понимает, как это работает. Не часто я пользуюсь такими выбранными для себя поблажками, но после ночи, ударной ночи с одной красоткой, я имею право на сон. Хоть и лишился его весьма приятным образом, но спать хотелось чертовски сильно. Да и работник с меня никакой. Так лучше посплю на кровати дома, чем на рабочем столе. Нэт была горячей девочкой, а главное, она не забивала голову ни себе ни мне всякими «поженимся» или « а вдруг дети». Приятно, кайфово и отлично. Парятся лишь идиоты. Может после тридцатника и я начну, но сейчас мне хорошоооо.
До дома еще топать и топать, и я купил бутылку воды, чтобы умыться. Ну да, я сбежал от Нэт, от ее кислого кофе и резиновой соски, что она всегда пытается в меня впихнуть, проявляя тем самым заботу. Нет уж, спасибо. Предпочту сам дома что-то сготовить, при том что умею я это делать весьма не дурно.
Утро. Не люблю его. И почему я не работаю в баре, где всю ночь можно наблюдать за людьми, да и знакомишься, болтаешь с девочками, которые приходят подцепить себе парнишку. А днем спать. И то приятная мысль, что утром я могу спать, делает в мыслях ставку на ночной образ жизни. Нет. Меня угораздило вляпаться в контру, в которой надо ползать к восьми и уходить в шестом часу. Платят хорошо, а так давно бы слинял. Телефон пропищал на последнем издохе, что ему нужно бы подзарядиться и тихой мелодией сдох, отключившись. Самое время. А то будут названивать.
Решил сократить дорогу до дома через парк, тем более там сейчас пустынно и не пищат гуляющие дети, не кудахчат мамашки. То что нужно засыпающему на ходу организму. Да и покурить, идя, можно без последствий встретить копов или поборников ЗОЖа. Затяжка меня немного приободрила, наполняя легкие сладким дымом, что я, потянувшись, поймал себя на мысли, что Колумб молодец. Но решив, что все же сидя покурить будет самое то, падаю на лавочку. Чертов галстук. Зарекался сразу после работы ехать на гулянки, но как говорится, - свинья тоже зарекалась…. Развязываю удавку, тяну пару верхних пуговиц, ощущаю как стало легче. Благо рубашка отличного качества, что телу приятно даже ее несвежую на себе иметь. Вдали на лавочке пошевелилось что-то. Странно, что «это» не забрали еще, а дали выспаться. Хотя как спать на такой лавочке, где моя задница едва помещалась, что приходится сидеть как на уроке – ровно и вытянувшись как макаронина, причем сырая. Фильтр обжег пальцы, и я отпульнул его в сторону урны. Промазал. Уберут. Хлопнув себя по коленям, поднимаюсь, чтобы продолжить свой поход к подушке. Как Шрек за Фионой. Мой смех разнесся по округе.
Прохожу мимо некоего чучела, которое сидит буквально завернутое в свои волосы. То что это девушка я понял, хотя странно как? Ну это не мое дело. Угадал. Порадуюсь за себя, ведь голос точно не подростка, а девчонки. Поворачиваюсь, притормаживая. Смех да и только. И откуда такие берутся? На лицо совсем малая. Разводы вокруг глаз, делали ее весьма «прекрасной».
- Может тебе салфетку вместо сигареты, чувиха? – усмехнулся, отвечая в той же манере, рассматриваю девчонку. – Умоешься хоть.
Ей это было нужно. А сигарету? Пусть вырастет, и приходит. Одарю коробками, пусть хоть укурится, если ей так хочется.
- Ошиблась. Угощаю я по пятницам февраля високосного года, - зеваю. Ну вот какого я с ней зацепился? Оно мне надо. Подушку хочу, одеяло. Думаете, я жадный? Не угадали. Просто утро. Знакомство на рассвете сулит проблемы. Я не выспавшийся ничерта. Да и девчонка странная.
- Вот так сразу и имя сказала? – разворачиваюсь к ней спиной чтобы идти дальше. – Ну Кьяра и Кьяра, я рад за тебя. Проспись, мой тебе совет.
И как ее тут не только копы не спалили, но и другие личности, интересующиеся весьма быстрыми «ухаживаниями».
[AVA]http://funkyimg.com/i/2eXbQ.gif[/AVA]
[NIC]Greg Boo[/NIC]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-08-10 16:54:41)

+1

4

Зеваю еще раз и смотрю на него крайне равнодушно. В какой-то момент, какой именно я не смогла бы сказать точно, внешний вид вдруг перестал быть проблемой, потому что оказывается, быть стройной и смазливой на лицо - это охуенный такой выход из положения, больше почти ничего не нужно делать. Хватит только коротких шорт и, может быть, какой-нибудь футболки, которая оголяет максимально много тела. А всякие там прически, размазанный макияж - это не шибко важно, легко исправляемо, и даже придает какой-то легкий шарм, мне вдруг даже вспоминается, как года три, кажется, назад, я впервые совершила такую вот поездку, и тогда никаких претензий внешность ни у кого не вызвала. Не вызовет и в этот раз, даже этот вот чувак, smart-ass, пусть разует глаза пошире, или там, не знаю, очки купит. Получше присмотрится, в конце концов. Ему понравится то, что он увидит, я гарантирую.
— Можно и салфетку, если есть. Желательно влажную, — киваю одобрительно, и губы сами собой растягиваются в улыбке, словно у него получилось прочитать мои мысли, и предлагает он вот то самое, заветное, что мне было от него нужно. Салфетка - не сигарета, но от салфетки я тоже не откажусь, хуй знает, где тут ближайшая раковина находится, а для того, чтобы умываться в озере, я пока слишком трезвая.

— Прикольно, — отзываюсь снова, ничуть не обиженная и не уязвленная его тоном и репликой в целом. Ну мало ли бывает злобных людей на свете, да? Может ему девушки не дают, вот он и ходит угрюмый, как я не знаю что. Вариант того, что я ему не понравилась, вот прямо с ходу, с первого взгляда, я, как ни странно, не рассматривала. И, кажется, не собиралась делать ничего, что могло бы помочь ему изменить своё мнение. — Очень хитроделанный или тупо банально жмот? — я раскрываю свою сумку и засовываю руку по локоть, пытаюсь найти что-то внутри, пальцы ощупывают предметы самой разной формы и фактуры, но не находят того, что действительно было бы нужно. Сейчас вот, на самом деле, самое время вытащить из сумки новую пачку с сигаретами, демонстративно закуривая, мол, ну нет так нет, не больно-то и надо было. Но, судя по всему, за эту поездку я уже проделывала этот трюк, потому что сколько не шарюсь, а найти пачку так и не получается. Или я вообще забыла её купить и положить в сумку... Не знаю. Не могу сказать. Не помню.

— Ну так да, это же не какой-то там секрет, чтобы не говорить. К тому же, имя красивое. Тебе не кажется? У моих родителей с фантазией было замечательно, — я поднимаюсь со скамейки, затягиваю на сумке ремешки, и вешаю её на плечо. Потягиваюсь, и замечаю, что парень собрался уходить. Ну пусть идет, ага. Только я пойду следом. У меня на сегодняшний день нет никаких планов, как не было на вчерашний, позавчерашний, и завтрашний. Жизнь состояла из череды мелких происшествий, и было что-то будоражащее в том, чтобы не знать, где будешь даже через час, что уж говорить о завтрашнем дне? Самое главное - использовать все возможности, которые подкидывает судьба, иначе так и будешь весь день сидеть на скамейке в парке, ожидая непонятно чего.
Словоохотливого, пусть и не слишком приветливого парня, я расценивала как как раз такой вот шанс, может, если пойду за ним, случится что-то интересное? Короче, не повезло чуваку. — А что, ты приглашаешь? Ну проспаться. Я вообще только за, уже несколько дней не спала на кровати. Только нужно сначала в ларек зайти, все-таки мне нужны сигареты. Не найдется лишних пару центов? — о, я знаю, что он мне откажет. Если уж на сигарету пожмотился, то и денег, конечно же, не даст. Сигарет у меня не было, деньги были, а еще было жуткое желание нарваться на неприятности, или разозлить его, сделать более радраженным, чем уже был. Бесцеременность - моё второе имя.

+1

5

Я балдею от молодежи (где мое зеркало, что-то я записал себя в старики). Все ни по чем. Где спать, что есть, куда идти. Или я привыкший к комфорту, уюту своей квартиры, попадая куда-то в другое место на трезвяк, долго привыкаю. Хотя, если рядом прекрасная девушка, то это компенсирует мои нервы. Я еще раз попытался рассмотреть эту девчонку сквозь потеки по ее лицу. Хммм, а она ничего так, но маленькая. С такими хлопот полный рот. И девушка как в подтверждение моих мыслей, спокойно, будто я супермаркет, а она стоит на кассе, заявляет о том, что влажные салфетки были бы в тему. Фыркаю.
- Интересно, в каком из пяти карманов я спрятал их? – демонстративно шарю по пиджаку, осматриваю брюки, в которые я ключи положить не могу, как плотно они сидят на моей заднице. – Прости подруга, но могу предложить только галстук. – Протягиваю. – Вода вооон там, - рукой показываю на озеро, что было позади скамейки, на которой сидела эта чуда. – Но если тебе лень, поплюй.
Подкидываю скомканный галстук и отправляю ей в руки. Кьяра. Если она из любителей побегать из дома, то явно не местная. Некоторых таких я знаю, не в первой возвращаюсь под утро домой этой дорогой. А как правило, место ночевки одно и тоже. В полном ауте человек на автомате идет туда, где было когда-то хорошо и спокойно. Залетная птичка. Я задумался, а мне вот как-то сразу стало мало ночи с Нэт. Да ну нафиг, за эту больше дадут, чем я кайфа словлю. Лесом, Грег, иди лесом.
- Еврей в пятом поколении, - отзываюсь. Это всегда срабатывало на девушек, которые явно хотели от меня больше того, что вообще мне хотелось не только дать им, но и получить в ответ. Мягким и милым в раннее утро я не умею. Пусть хоть погрязну под ее проклятиями, мне все равно. Запускаю пальцы в волосы, слегка массируя макушку. И что вот я застрял, делай шаг вперед, ближе к дому. Нет, цепляет меня что-то, - хотя хитросделанный мне нравится. Надо у родаков спросить в какой позе.
Кьяра вновь ловит меня на повороте прочь. Хорошо, уговорила, поболтаем. Ты то выспалась, значит все отлично.
- Не культурно, да, если я оставлю тебя без имени своего? Хотя какое тебе дело. Ксандр.
Усмехаюсь про себя. Отчего то, мне не верилось в это ее имя. Я не располагал к тому, что узнав имя этой малышки, выверну карманы, сяду рядом и буду само сочувствие.
- Да как-то все равно. Ты откликаешься, не кривит? Значит все замечательно, Кьяра, - повторяю ее имя, ёкаю на «мягкий знак» в слове, ощущая как язык будто съезжает с «горки». Прикольно, определенно. Тьфу. Филологическое утро. – Привет родичам-фантазерам.
Щелкаю пальцами, пошел дальше. В кармане нашел пластинку жвачки. То что нужно, так как до щетки я пока не доберусь. Мягкий аромат эвкалипта ударил в нос, едва я развернул фольгу. Вот только жвачка упала, когда я услышал ее голос за спиной, и причем не там на лавочке, а рядом. Черт. Сочувственно посмотрел на лежащую пластинку жвачки на асфальте.
- Как я понимаю, ты намерена стать моей тенью, - не останавливаюсь и ни в коем случае не оглядываюсь. Девчонка, вероятно, узрела в моих словах какую-то надежду, вот только на что? – Считай, я тебе сочувствую, мне тебя жалко, как бездомного песика, - дорожка стала сворачивать вправо, что светившее в спину солнце показало силуэт девушки. – Пригласил бы, да не прибрано в моем подвале. Ты не смотри на дорогой костюм. Одолжил у друга. Не размазывай под носом «романтику», что встретила рыцаря. Неа, обломись тут по полной, малышка.
Пробило на смех. Она откуда вообще сюда прилетела.
- Пару центов и тебе надо сигарет, - кашлянул, - насмешила. Ты и прокладок не купишь за пару центов, не то, что курево. Вон смотри, твое счастье стать умытой. Так что, давишь ножкой на педальку, водичка и польется. А в трех кварталах есть такое чудное заведение, «У добряка» называется. Там всех нуждающихся кормят. Как раз время завтракать.
Засунул руки в карманы. На этом мы с ней надеюсь, расстанемся, или я ее всю замотаю скотчем, чтобы не ходила по пятам.  Главное молчала. Подавив зевок, поднял руку вверх и помахал девчонке, сворачивая к воротам.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2eXbQ.gif[/AVA]
[NIC]Greg Boo[/NIC]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-08-16 01:15:04)

+1

6

Я медленно наклоняюсь, упираясь локтем в колено, и ладонью подпирая голову. Улыбаюсь, и смотрю ему прямо в глаза: — Не знаю, в каком кармане, но если хочешь, могу в них поискать, — выходит несколько пошловато, но на это, в общем-то, и расчет. И я пока сама еще не знаю, что сделала бы, если бы он согласился. В свойственной мне, бесцеремонной манере обшарила бы его карманы? Засмеялась и сказала бы, что передумала? Потому что настроение не то, и мне сейчас больше нравилось дурачиться, чем в самом деле что-то там где то щупать.

Фыркаю, закатываю глаза, и резко откидываюсь назад, теперь спиной упираюсь в холодное дерево, а выражение лица моментально меняется с лукавого на ехидное: — Самый умный, да? А если я наклонюсь неаккуратно, поскользнусь и упаду? Утону! Тебе совсем меня не жалко? Обидно же, такую красоту скормить рыбам, — и да, как вы понимаете, самомнения мне не занимать, даже в состоянии, близком к пугалу, я уверенна в собственной неотразимости, потому что... ну бля, а почему нет-то?

— О, лады, еврей в пятом поколении. Спроси обязательно, потом мне расскажешь, а то мне даже стало интересно, — по-моему, он пытается меня достать, или разозлить, или как-то задеть, но у него не получается. Верчу в его руках галстук, так и эдак, не совсем понимая, что с ним делать. — Говоришь еврей, а галстуки раздаешь направо и налево. Ужас какой-то, — судя по всему, я решила его окончательно запутать. Жадный - плохо, не жадный - тоже плохо. Но, наверное, такова мужская доля. Вечно оставаться во всем виноватым.

Щурюсь недоверчиво, имя Ксандр не кажется мне правдоподобным. И то, как легко он представляется, хотя весь из себя такой острый, негативный, и спешащий свалить в закат (да, я прекрасно вижу, как он пытается развернуться и уйти, но не обращаю внимание, продолжая всячески поддерживать беседу). Ксандр, да? Ну ладно, может он решил, что имя Кьяра я выдумала? — Нет, мне не нравится Ксандр. Буду звать тебя Шауль, больше подходит твоим еврейским корням, — улыбаюсь ему самой милой улыбкой, на какую только способна, а сама не устаю себе поражаться. Шауль - имя несчастного мальчика, с которым я училась в одной из школ, еще в Нью-Йорке, бедолагу очень дразнили, а еще родители у него выглядели так, словно только что сошли с фотографии "типичный еврей". Почему я вообще запомнила, как его зовут?
— Да, это всё папа. Он писатель, и героиню его первого романа звали Кьяра, ну вот они и решили, что это самое подходящее имя для дочери, — где-то вот в этом месте я встаю со скамейки и решаю, что составлю ему компанию. Наверняка ему не интересно. Наверняка он хочет от меня отвязаться, но мне всё равно, мне скучно, и он выглядит подходящим человеком для того, чтобы скуку хоть немного разогнать.

— О, я могу даже погавкать, если ты пустишь бездомного песика на диван, и накормишь. Главное не собачьим кормом, у меня на него аллергия, загажу все углы, — нет, всё еще ничуть не задета и продолжаю улыбаться самым очаровательным образом. Мысленно я удивляюсь тому, что он решил, будто я буду какой-то там тенью. Как уже можно было понять, быть чем-то молчаливым и незаметным у меня не получается, а еще... о, нет, вот теперь я умилилась сильнее. Прыскаю со смеха, когда он говорит про романтику, и смотрю на него взглядом а-ля "я тебя умоляю". — Я и не собиралась. Не тянешь ты на рыцаря, так что можешь быть спокоен, — Господи, как хочется курить...

Останавливаюсь и несколько секунд рассматриваю питьевой фонтанчик, затем киваю сама себе и на некоторое время как будто забываю о своем спутнике. Пью, наспех умываюсь, тщательно смывая разводы от косметики под глазами, но аккуратно, чтобы не смыть вообще всё, иначе буду выглядеть совсем как малолетка, и далеко не уйду. Понацапаю каких-нибудь педофилов, или кап прицепится с "девочка, где твои родители, ты заблудилась?". Наблюдаю за Ксандром краем глаза, а затем, когда он почти скрывается из виду, и, наверное, уже решил что отделался от меня, срываюсь на бег и догоняю: — Нет, я не люблю общественные заведения, к тому же название какое-то дурацкое, не пойду. Но я согласна лаять, хотя, вообще-то, мяукать у меня получается лучше... Где ты живешь? Вот этот дом?

+1

7

- Ну не знаю, умный не умный, но это единственное что я могу тебе предложить без особого ущерба для себя, - запуская руку в волосы, слегка помассировав начинающую гудеть голову. – Жалко? Тебя? Дай подумать, - замираю, - совсем чуть. Но зато как рыбкам будет приятно, что к ним такая красота свалилась. Ну пощипают чуть, побарахтаешься, зато какая ванна. Где бы ты еще так искупалась.
Нет, определенно, я сегодня отлично провел ночь, и откажусь, причем смело, от всяких предложений со стороны этой девицы. Хотя, не думаю, что при ее дурашливости, она могла что-то довести до конца. Струсит.
- Еврей не еврей, - отвечаю ей той же монетой, - а какой есть. Пусть неправильный, зато свой, единственный и неповторимый.
Что мне мешает считать себя обворожительным наглецом? Никто и ничто. Никогда не испытывал затруднений в подкате к женщинам, девушкам, девочкам. Не, к бабушкам не подваливал. Они моего напора не выдержали бы. Усмехаюсь про себя. Самоуверенный. Порой это чувство во мне превышает все допустимые нормы. Но я всегда знаю с кем и как вести себя. Отчего мое лицо страдало от кулаков весьма редко. Да и чужих баб я не «порчу». Это хуже всего – она мстит, что-то доказывает через тебя, а потом прилетает откуда не ждали. Накалывался пару раз, но потом этих жертв ревности и недостатка внимания вылавливал сразу, отрезал как аппендикс, давая понять, что не на тот член пытается упасть.
- Хоть Обамой. Воля твоя. Соглашусь стать родным с обезьянами, если тебе это нравится, - зеваю, прикрывая рот тыльной стороной ладони. Ну все, разговоры это круто, но спать это еще круче. – Предпочитаю умных собак, которые не лают на все что движется. А я пока стою, ты уже оббрехала меня с головы до пяток. – Удивленно вскидываю брови. – Значит получается у нас что? Собаке не корм, а миску супа, жаровню мяса и чистую постель. Хороша псинка, ничего не скажешь. – Ну хоть одна не видит во мне принца. Задолбали порой эти «глазки и губки». – Ты не представляешь как я рад не быть твоим рыцарем. Гора с плеч. Но и гостеприимным хозяином для тебя мне увы не стать. Я предпочитаю в гости ходить, чем звать кого-то. Так что, тебе судьба к «Добряку».
В ранее утро на улицах ни машин толком нет, а про народ молчу. Все досматривают сны перед тем как зазвенит у них будильник, и с криками или стонами, или молча ударят по кнопке, чтобы не раздражал. Только сегодня мой будильник будет молчать. Ах, как же приятно осознавать, что я сейчас растянусь на постели, хотя недавно из нее выполз, правда, не своей, но все же. Зароюсь лицом в подушку и просплю до утра, следующего дня. Ибо сегодняшнее утро я протрахался.
Как правильный пешеход даже в такое спокойное утро дохожу до перекрестка. Хмм, даже сейчас мне светит красный. Все против того, чтобы я быстрее оказался дома. Сначала девчонка, теперь светофор… Загорелся зеленый, но я стою с выпученными глазами смотрю на противоположную сторону дороги, а в ушах звенит ее голос.
- Не любишь общественные заведения? А где дрыхла без задних лап? На лавочке, - делаю шаг и спокойно продолжаю путь. Сил орать и пинать ее у меня нет. А то что зудит, ну что ж – каждому дается испытание. Мне вот она. – У меня аллергия на кошек. Так что мяукать на крышу.
Сворачиваю налево. Люблю это направление. Налево всегда хорошо. Лавочка местного пекаря уже открыта, и мне жутко захотелось горячего хлеба. Куплю и Кьяре, пусть заткнется и поест. А я свалю от греха подальше.
- Стой тут, - оказавшись в магазинчике, вдыхаю аромат ванили. – Доброе утро, Пьер.
- О Грег, - я и не туда, что девчонка может слышать мое имя пожимаю старику руку. – Тебе как всегда?
- Двойню порцию. Надо кое-кого накормить, а то скулит уже от голода.
- Сейчас.
Мне в руки легли два пакета с хлебом. Расплачиваюсь. Пьер привык что я бываю первым посетителем. Старик ушлый, все понимает. Молодость.
- Вот. Вода в парке, приятного.
Отламываю кусочек и спокойно иду себе дальше, будто этой встречи и не было вовсе.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2eXbQ.gif[/AVA]
[NIC]Greg Boo[/NIC]

+1

8

— О, я даже не начинала... — улыбаюсь несколько хищно, невольно задумываясь о происхождении загадочного слова "оббрехала", и что бы оно не означало, это, на самом деле, совсем не важно, потому что я в любом случае ничего не начинала, и если ему уже кажется, что он попал, или что я его достала - так вот, я еще сонная, и даже не старалась его особо достать.
Хотя, по правде говоря, я уже успеваю немного устать от постоянных пререканий, и обмена любезностями. Не то, что бы привыкла быть всегда званным гостем, или желанным собеседником, но вроде как... обычно выезжаю на внешности, вызываю интерес, какие-то, может быть, планы или надежды. Нет, разумеется, интерес с его стороны я вижу: было бы совсем насрать, он бы даже разговаривать со мной не стал. Не остановился бы, не начал пререкаться, отвечать на реплики. Молча прошел бы мимо, и я оставила бы его в покое, потому что терпеть не могу полное игнорирование, и вообще пошел нахер, посмотрите на него, не хочет он разговаривать. И не то, что бы я очень сильно хотела ему понравиться, или что-то такое, но... блять, ладно, не важно. Сложно объяснить.
Едва заметно фыркаю на фразу о рыцаре, и, если честно, рада, что у меня на данный момент рыцаря вообще нет, и не надо, и не планируется. Спасибо, обойдусь.

— Неа, не люблю. Парк - не считается, во-первых там народу почти не было, во-вторых, темно и даже редкий народ не видно, и в-третьих... у меня, типа, выбора особо не было. Хотелось спать, идти некуда, вот я и... — и нет, я не пытаюсь его разжалобить. Или пытаюсь..? Не знаю, в общем, единственная цель, которую я преследую: добиться того, чтобы он пустил меня к себе в дом. Я же, типа, не так много прошу, да? Всего лишь поспать у него на мягком диване, принять душ, может быть выпить кофе и выкурить сигарету. Всё, большего мне и не нужно. Но нет, ему почему-то надо выебываться... А если бы он оказался в подобной ситуации? В незнакомом городе, почти без денег, совершенно один. И захотелось бы хотя бы пару часов провести на чем-то мягком, а не на траве, скамейке, или сиденье автомобиля. Стоит еще, наверное, упомянуть, что ему для подобной ситуации нужно сорваться с места без особой подготовки, не собрав вещи или деньги, никого не предупредив, сознательно создавая себе сложности, но... не будем о грустном, да?

Мне велено стоять на месте, и я смотрю на парня недоверчиво, словно подозреваю в том, что он сейчас скроется в этой пекарне, а затем сбежит от меня через окно. Но с другой стороны, я заинтригована... И послушно стою на месте, пока он там разговаривает, расплачивается, берет пакеты, а я отчетливо вижу его сквозь стеклянную витрину.
Удивленно вскидываю брови: — Спасибо, — сжимаю в ладонях хлеб, подношу к носу и делаю глубокий вдох, от чего желудок тут же завязывается в узел, потому что нормально ела я последний раз... ну давно. Провожу пальцами по забинтованному запястью - привычка, сама собой выработавшаяся за две недели, но следом уже не иду. Выжидаю, пока он отойдет совсем далеко, и только потом начинаю (продолжаю?) воё преследование. Только и надо, что дойти с ним до нужного дома, посмотреть, как он ключом открывает дверь и скрывается в небольшом, одноэтажном домике. Довольно типичный дом для пригорода, вокруг таких же дофига и больше.

Затем разворачиваюсь и бреду по улице. На ходу жую свой хлеб, может быть, чересчур жадно для нормального человека, но улицы пустые, так что плевать. Дохожу до киоска на углу, протягиваю бабе в будке купюру и прошу пачку Мальборо. Она смотрит на меня как-то подозрительно, так что приходится закатить глаза и продемонстрировать ей удостоверение, даже настоящее, хотя бы сигареты мне продают без проблем. Уже почти двадцать.
К моменту, когда я дохожу обратно до дома Ксандра, я успеваю разделаться со своим хлебом, и даже выкурить одну сигарету. Бросить окурок прямо на лужайку под его окном - какое-то придурочное наслаждение. Обойти дом, калитка не закрыта, найти приоткрытое окно, ухмыльнуться. Можно было бы пошарить под ковриком и, например, найти ключ, но я предпочитаю окно. Тем более, что оно ведет даже не в спальню, где есть риск спалиться в первую же минуту, а в коридор между комнатами. Пара резких движений, я типа... вспоминаю молодость, потому что уже давно не лазила в окна, но частенько занималась подобным, пока еще училась в школе, лет 16-17.
Дома пусто, Ксандр скорее всего в спальне, а я ощущаю себя полноправной хозяйкой на его кухне. Поставить чайник, убедиться, что блядский носик поднят, и когда вода закипит, писк чайника не разбудит весь дом. Отыскать чашку, найти кофе. Поставить телефон на зарядку, перебороть желание потянуться к пульту телевизора, черт знает сколько не смотрела новости. И, быть может, я могла бы быть немного аккуратнее и тише, но...

+1

9

Эта девчонка как незапланированная станция в расписании поезда, то есть меня, отбирает драгоценные минуты сна и отдыха. И зачем я только остановился? Но кажется, сейчас она отстала. Обернуться и проверить? А вдруг топает, крадется и увидев , что я смотрю, опять начнет свою проникновенную речь о сироте в чужом городе. Откусил хлеба, что крошки от корочки посыпались мне на пиджак. Смелость это хорошо, но впустить в дом непонятно кого, пусть даже это кто-то и приятной наружности, надо быть слегка тронутым. Нет, если бы я захотел с ней поразвлечься, то вопрос отпал бы сам собой. Но черт, она же совсем малая. А я ссориться с законом не имею ни малейшего желания, да и работа у меня хорошая, чтобы взять и за час увлекательного путешествия в мир желтых грез, потерять, а то еще хуже – сесть за решетку. Я же ей купил хлеба? Значит, проявил дружелюбие, ну на минут пять так. Хватит с нее. Толи утро, толи меня высушила ненасытная подружка, но голод стал одолевать нешуточный. Я точно придя домой, не поползу к холодильнику. Сразу сверну в спальню, поэтому купленный хлеб был в тему. Жуя, я подошел к дому. Похлопал себя по карманам. Бугорка то нет. И штаны у меня не мешок, чувствую как облегают задницу. Пиджак. Тоже не чувствую и не слышу позвякивания. Черт, я что забыл связку у Нэт? Что-то произношу нечелноразделительное, напомнив себе тупого тролля из поттерианы, который шел с дубинкой, только у меня вместо нее багет.
- Мда, Грег, ты идиот, - сейчас если соседи не узнают в утреннем госте меня, то мисс Катель тут же вызовет копов. Старушка страдает манией преследования. Вспомнив ее, я делаю шаг назад, чтобы посмотреть на ее окна. Занавеска слегка качнулась. Не спится старой, в пять то утра. – Домой хочу. Слышь дверь, откройся а? – роюсь в карманах, перекладывая пакет с хлебом туда-сюда. – Я жутко хочу спать. Тупая, обработанная деревяшка. Я вообще то твой хозяин, - кто бы меня слышал.
О святые угодники! Мои пальцы натыкаются на металлическую резьбу, потом зубчики и кольцо, к которому прикреплены ключи. Спааааать! Хорошо жить одному. Особенно когда ты зависаешь сутками где-то. Дома порядок, разбрасывать не успеваю ни пульты, ни вещи. Скидываю ботинки, оставляя те лежать у порога в состоянии «как упало, так и скорчилось», откусывая хлеба напоследок.
Спать в одежде вообще не по мне. В какой бы хлам я не напивался, всегда разденусь, иначе выспаться совершенно мне не светит. И поэтому на стул попадали элементы костюма, а на кровать шлепнулось мое бренное, приятно уставшее тело. Повозился, стащив с прикроватной полки плед, отрубился младенческим сном.
- Какого хрена! – звук падающей сахарницы совпал с моментом во сне, когда я бьюсь лбом в дерево. Подскочив от звуков, которых в моей квартире быть не должно, так как единственный кто мог издавать их, храпел на кровати и являлся мной, я моргал и ругался. И тут до меня дошло, что есть еще людь или нелюдь в моем доме, который хозяйничает на кухне. Я вываливаюсь из-под одеяла и в трусах устремляюсь, как мотылек на огонь, к нарушителю моей границы. Лучше бы спал.
- Что из моих слов ты не поняла с двадцатого раза? – рявкнул, приближаясь. Я дико хотел спать. Глаза резало от утреннего света, что во всю «пялился» в окна моей кухни.
Я хватаю девчонку за шкирку и приподнимаю на полом, как куклу. – Не будите спящего дракона. Знаешь такое выражение? А ты не только прокралась в мой дом, но еще и спать не даешь. Как вошла? Через окно? Отлично, выйдешь также.
Я потащил незнакомку к единственному окну, открытому в моем доме и распахнув то, просунул руку между брюками  ее телом, хватая за ремень.
- Выход там где и вход, Карлсон.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2eXbQ.gif[/AVA]
[NIC]Greg Boo[/NIC]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-09-18 13:08:42)

+1

10

Хлеба оказалось недостаточно. Умяла целую буханку, и вроде даже ощущаю себя полной, живот не торчит, но мог бы. И тем ни менее, ощущаю лютый, какой-то просто зверский голод. Кажется, что слона готова проглотить, лишь бы он был какой-нибудь соленый, перченый или, на крайний случай, залит кетчупом.
Заглядываю в холодильник, но там как-то не очень густо, зато я нахожу аж пять яиц, и хочется надеяться на то, что вот этим я точно наемся. И нет, конечно я не собиралась делать себе яичницу из пяти яиц, так и лопнуть не долго, но можно оказаться полезным гостем, и сделать завтрак еще и, например, Ксандру. Прикиньте как клево, просыпаешься, а у тебя уже завтрак готов, осталось даже разогреть. В голову приходит нелепая мысль о завтраке в постель, и я прыскаю со смеха, представляя его охуевшее лицо.

Слышу, как булькает вода в чайнике, и даже протягиваю руку, чтобы снять его с плиты, но где-то позади скрипит дверь, раздаются быстрые, уверенные шаги, а еще мне показалось, что я слышала голос, и интонация была очень и очень удивленной. Короче, как умная, предусмотрительная девочка, я решила, что чайник пусть пока стоит дальше на огне, если я не хочу расплескать кипяток везде. И ладно везде, на себя я его налить не хочу - вот это сто процентов, плевать мне на мифическое "везде".
— Ни одного. Я вообще не очень понятливая. Собаки, они такие... — отвечаю ему, не оборачиваясь, будто бы продолжаю заниматься своими делами (а его доме, да, ха-ха), хотя внутренне вся напряглась: у него очень злой, раздраженный голос, и ничего хорошего меня явно не ожидает.

— Воу-воу, полегче, здоровяк, — произношу довольно злобно, потому что... ну кому понравится, когда тебя вот так поднимают, за грудки? Больно, непрятно, немного у-ни-зи-тель-но. — Отъебись, да? — я развожу руки, затем просовываю их между его и снова развожу, пусть блять уберет от меня свои грабли, совсем охуел? Сама, впрочем, смеюсь. Мне и правда немного смешно, я не выделываюсь. Ну, разве что немножко... — У тебя очень высокая самооценка, да? То рыцарь, то дракон. Так и быть, я буду доброжелательным гостем, и не открою тебе глаза, что ты себе льстишь, — мило улыбаюсь ему, пока он тащит меня обратно к окну, и если он думает, что меня будет так легко выпихнуть, то ха-ха десять раз, не на ту напал.

— Нахуя было оставлять окно открытым? Ты же меня практически пригласил, не знаю, как тут у вас дела обстоят, но у меня дома - только так, — пиздешь полнейший, но надо же как-то выкручиваться из ситуации, да? Во всех смыслах. — Чем я тебе спать-то помешала, не пойму? — я изворачиваюсь просто какой-то непонятной загогулиной и, пользуясь моментом, что он так близко, обнимаю за шею и повисаю практически всем весом тела, благо вес небольшой. Хотел меня выкинуть, да? Сначала отдери! И смотрю на него нагло-нагло, снизу вверх: — Между прочим, я собиралась приготовить яичницу. На двоих! И я хорошо готовлю, никогда такую вкусную яичницу не попробуешь! Меня мама научила, семейный рецепт! А еще кофе! Ты, кстати, как пьешь? С сахаром? Без? Может быть молоко? Короче давай ты пойдешь уже спать и перестанешь мне мешать, а я там сама придумаю всё...

+1

11

- Собака значит, которая тупая и глупая, - чувствую, как внутри меня все бурлит, и если повалит пар из ушей, то этой малявке придется собирать себя на асфальте.
Церемониться с ней я не собирался. А с какого мне это? Я на джентльмена не смахиваю, вот ни разу. – Твою мать, - смотрю на чайник, что она поставила на плиту. Да да да, мог бы и спасибо сказать, но сука не в шесть же утра, когда я всего то поспал от силы минут сорок. А, правда, сколько?
- По легче? – поддергиваю ее за ворот куртки, отрывая от земли, то есть пола, прикидывая с какой силы надо запустить этот очаровательный снаряд, чтобы вылетел, а я не сел за убийство. – С***ись, да? – отвечаю в ее манере. Слова подбирать, пффф, не в это утро. – Моя самооценка нажралась комплиментов сегодня на год вперед, так что лети пташка, - перехватываю ее удобнее для себя, не задумываясь, что штаны могли впиваться девчонке в самые нежелательные места, причем больно. Да нахрен, мне тоже больно. Башка раскалывается, будто я выбухал ящик виски, не закусывая.
В соседнем окне опять колыхнулась занавеска. Старая карга тут как тут, все наблюдает. Уверен, у нее график моих передвижений составлен, что порой моя мать, осведомлена, сколько раз ее сынок спустил воду в унитазе. Иметь предков понимающих это моя мечта, но я давно свалил из отчего дома, живя сам по себе. Но, будучи младшим ребенком, в семье, нарвался на пожизненную заботу о себе.
- Это я буду доброжелательным, и не раздену тебя, перед тем как выставить за окно. Так что подумай над этим, пока будешь пикировать.
Я заржал на всю улицу, едва не вываливаясь в окно, пригибая девчонку в открытое пространство. Раздражение от всей комичности ситуации ушло, остался интерес. Я даже не задумался А успела ли девица прошарить по квартире, положить в свои карманы и сумку что-то дорогих вещей. Потом выясню.
- Слышь, дочка Карлсона, покажи кнопку, - я начал шарить по ее телу, вовсе не заботясь, что ей это неприятно, или с незнакомцами она не столь откровенна. Но, увы, положила руки мне на плечи, сама виновата. Эти сто фунтов, что я крутил в руках, свернуть для меня ничего не стоило, как бы она не крутилась, визжала или еще какие там у баб примочки. – Кажется я догадался где, - плотоядно улыбаюсь.
Насильником я не слыл, не люблю это грязное дело, но попугать девчонку надо, может уймет свой язык. От всей этой игры я спать перехотел. Но все равно, едва мысль заходит до секса или намека, что я могу поиграть с девочкой, даже не доводя все до конца, азарт так и хлестал мой мозг. Чуть оттягиваю ее голову за полосы в сторону, и выныриваю из замка ее рук, резко повернув девицу к себе спиной. Приятное притяжение ее к себе отзывалось во мне едва не урчанием. Рукой сжимаю ее бедро с внутренней стороны, чуть приподнимая ногу девушки и вдавливаю ту в стоящий рядом стол. Пальцем вожу возле границы дозволенного, мною конечно. Сейчас она на моей территории, и даже если в окно запрыгнет ее защитник, размахивая батоном или сумкой, я не окажусь вне закона.
- Хочу десерт перед основным блюдом, - сжал ее лицо пальцами и слегка повернул к себе. – Тебе такое не по принципу?
Еще бы.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2eXbQ.gif[/AVA]
[NIC]Greg Boo[/NIC]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-11-07 00:22:47)

+1

12

Пиздец. Это же надо. Все люди как люди, а мне не повезло прицепиться именно к тому чуваку, который не то чтобы очень угрюмый... Однако если бы его угрюмость измерялась объемами, и текла из каких-нибудь мест (из каких именно, предоставлю вам решить самостоятельно), то мы бы тут все булькали, плевались, а не умеющие плавать, уже бы корчились в предсмертных судорогах, без возможности дотянуться до воздуха. Короче, плохи мои дела, но... честное слово, он не знает, с кем связался. Хотя,по правде говоря, выбора у него особо не было, и не связывался он со мной, это я связалась с ним и... ай, ладно, нам обоим не повезло, что уж теперь?
Швы джинсовых шорт неприятно впиваются в кожу, я морщусь, но это единственное, что я собираюсь делать по этому поводу. Последняя неделя выдалась тяжелой, насыщенной, и впивающаяся в причинные места одежда - не совсем то, из-за чего я бы стала беспокоиться. Вот воющий от голода желудок - да, стоит беспокойства. И тот факт, что я готова, кажется, убить за чашку горячего кофе - тоже стоит беспокойства.
— Ой, как будто мне не плевать на одежду... — фыркаю практически в сердцах, в любой другой момент я бы так не сказала, потому что это слишком странно, но сейчас он выбесил, и я озвучиваю практически все мысли, какие возникают в голове. Например эта, ведь нагота действительно меня не страшит. Это, скажем так, профессиональная черта. — Кроме того, если бы ты меня раздел, тебе бы уже не захотелось меня никуда выкидывать, — и уверенность в себе, конечно. Никак не связана с профессией, просто такой прикольный бонус к ебанутости, которая досталась мне при рождении.

Стискиваю зубы и закатываю глаза, держусь изо всех сил, пока придурок без зазрения совести шарит руками по моему телу, фактически лапает, под пристальным надзором соседки-бабульки, которую вот-вот можно будет занести в вуайеристки.
Шиплю сквозь зубы проклятия, когда он тянет за волосы, а затем выныривает из объятий. Ткань его рубашки аж щелкает в пальцах, как крепко я за него держалась, и как он рванул, чтобы вырваться. Затем - устало вздыхаю, ощущая прикосновения рук, а еще горячее дыхание на шее. И не только эти прикосновения...
Мне уже порядком поднадоело, если честно. Но я хотя бы не вешу теперь в окне, рискуя продырявить землю головой, и то хорошо. Крепко держусь за подоконник, в надежде... нет, я не надеюсь на то, что мне хватит сил не дать ему выкинуть меня в окно. Я надеюсь, что сделать ему это будет трудно, и придется постараться.

Наверное, мне все-таки неприятно. Не слишком высоких моральных принципов, вполне могу переспать с незнакомцем, но по собственной инициативе, не по незнакомца. Впрочем, "переспать" тут даже и не пахнет.
— И что, по-твоему, ты сейчас делаешь? — я хмурюсь, и звучу на удивление серьезно. Может быть, серьезно первый раз с момента нашего знакомства. И вызывая диссонанс в поведении, и словах, чуть наклоняюсь вперед, оттопыривая зад, чтобы ему было удобно. — Ты же не насильник. Я встречала насильников, поверь мне, я знаю, о чем говорю, ты не один из них. Так что, может, все-таки спрячешь грабли, и дашь мне приготовить блядскую яишницу, раз я уже начала? Я бы тебе даже заплатила, но серьезно, нет денег. Или там не знаю... ну хочешь сиськи покажу, и на том квиты?

+1

13

Мои пальцы ощущали каждое очертание рельефа тела безбашенной незнакомки, что наводило на мысль А что ж под штанами. Но я был слишком сонным, весьма ударно натрахавшийся, что это не произвело внутри никаких химических реакций, что девушка вряд ли ощутила давление в поясницу. Испугало бы ее это или нет – мне стесняться нечего. А вот ей, при полете в окно без трусов, было бы и стыдно. Посмотрел бы. Наглость наказывается наглостью. Не знает об этом? Научим.
- Да ты что? – касаюсь пальцами замка на ширинке ее штанов, слегка дергаю тот вниз, но согнутая Кьяра, или как там эту чуду называют, не давала сделать слишком грозным мой жест. – Ну, так попроси не раздевать. Все просто. Как рычишь ты, я слышал, а вот как нормально разговариваешь, нет.
Я усмехнулся, но рук не ослабил, не отказывая себе в удовольствие дальше трогать девоньку.
- Знаешь, по нашей улице голышом никто не бегал, - задумался, прижав ее плотнее к подоконнику, чтобы не дергалась, - как думаешь, оценят?
Она решила с раннего утра меня достать? Ну, так что ж, теперь моя очередь. Усталость осталась, но вот чувство сна постепенно уползало прочь, и возникающий интерес, а что же дальше, вовсе прогнал сон. Может она думала, что я оставлю все как бы ей самой хотелось, улыбнусь на ее яичницу, закидаю стол едой, буду с идиотской улыбкой смотреть и разговаривать с ней? Не тут то было. Посмотрев в сторону офигевшей соседки, я ей подмигнул. Хм, а старая даже не думает скрываться за ажурной занавеской. Ну что ж, смотри бабуль, тебе такое уже даже не снится.
- Я что делаю? – кончиком языка лизнул ее шею, ощущая солоноватый привкус кожи девчонки, прижался щекой к ее макушке, - анатомию учу? – стараюсь быть серьёзным, насколько это в моем случае возможно. – Или нет. Шмотки твои глажу. Поди на лавочке помялись.
Нет, конечно, ее надо бы отпустить. Ну что убудет с моего холодильник от потери десятка яиц и хлеба, ну кофе сварит она. Но вот отчего-то у меня стойкое ощущение, что у нас с ней цель, кто кого доведет. Но пока выигрываю я. Так что она должна утихомириться.
- Ты так опытна, что отличишь насильника от извращенца? – пусть подумает. Ей лет то совсем малость, чтобы могла рассуждать на тему мужской психологии. Полежав под сотней мужиков, и то я количество завысил, не приобретешь диплома психолога. Я все равно не останавливал движение своих рук, медленно ползая по ее телу, - ну а если встречала, то, смогла сбежать или тебе нравится наоборот? Если второе, то, что ты ерепенишься? – еще чуть прижал ее к подоконнику, хотя казалось, куда уж сильнее то. Ее ноги точно будут с синяками. – Ты не извинилась за свое вторжение. Это раз. Ты не сказала спасибо вообще за то, что я тебя еще не выкинул. Ну и третье, - сжал рукой ее грудь, - маловата.
Отпускаю ее. Устал я от нее уже. Не утро, а мексиканский сериал какой-то. Я посмотрел на часы. Твою мать, только шесть утра. Выставил все, что хотел бы съесть на стол, уже в дверях, задумался.
- Удиви меня. Это и будет твоей платой за завтрак.
Взяв смену белья и спортивные штаны, ушел в ванну. Раз спать не дают, я хоть буду чистым. Дверь закрывать не стал, чтобы слышать что делает девчонка, ну и если той что-то понадобится, ответить.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2eXbQ.gif[/AVA]
[NIC]Greg Boo[/NIC]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » don't make it worse.