Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » oh boy here we go


oh boy here we go

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Китаезы, гомики, торчки, горячие медсестры — прямо олицетворение нового мирового порядка.
[q]

[NIC]Betty Botter[/NIC][STA]bitter butter[/STA][AVA]http://67.media.tumblr.com/c9ffe0b8cb0ce4003d1d25dcb5dde99e/tumblr_mz4r9rIuVV1rlx538o5_r1_250.gif[/AVA][SGN]...[/SGN][LZ1]БЕТТИ БОТТЕР, 40 y.o.
profession: продавец-консультант в круглосуточном магазине
[/LZ1]

Отредактировано Elaine Ratched (2016-11-25 15:57:02)

+1

2

Betty Botter bought some butter, but, she said, the butter’s bitter, if I put it in my batter, it will make my batter bitter.
Девять металлических колец - шесть железных, три серебряных - лежат на расправленной квадратной бумажной салфетке, разукрашенной с тыльной стороны банальнейшими цветами, на потрескавшейся поверхности кухонной столешницы, нуждающейся в капитальном ремонте. По правде говоря, вся жизнь Бетти Боттер нуждалась в реконструкции, перестановке, обновлении, тотальных переменах. Ей бы убрать кислотные цвета из гардероба, увесистые серьги из мочек ушей, несколько пар колготок и чулок в крупную сетку, как бежевого цвета, так и чёрного [на секундочку, "дикая кошка"], купить, наконец, в своём же магазине, где работает продавцом-консультантом, средство для снятия лака, чтобы заменить цвет фуксии на, например, персиковый, ибо мода циклична, снова актуальны нежные оттенки. Ей бы начать что-то делать, чтобы что-то поменялось. Стоило бы, конечно, начать с принятия того факта, что она - это он. Беннет, а не Бетти. Боттрелл, а не Боттер. Псевдоним, взятый от жгучей любви к американским скороговоркам, что в оба уха жужжали родители - ведущие радио, покрывающиеся пылью в доме престарелых. Бетти не навещает их лично с тех самых пор, как единственный сын в семье Боттрелл начал отожествлять себя с женщиной, очередную заработную плату потратил на платье и небольшой набор косметички, а потом и вовсе сменил город, заодно и штат - родной на более лояльный к трансвеститам. Подобное, конечно, в Америке до сих пор было в новинку и не везде приветствовалось, но консервативный и Техас давил на виски своим шёпотом за спиной и гнусными смешками. Деньги на счёт родителей Бетти перечисляла ежемесячно, морально готовилась и собиралась с духом, чтобы придать своему голосу мужественности и полчаса разговаривать поочерёдно с матерью и отцом. Почему не приезжает? Работает в Канаде, рабочую визу дали чудом, чревато покидать пределы страны без весомой причины. На что мама на другом конце провода поджимает и без того сухие губы. В её немом укоре Бетти считывает слишком громко - смерть родителей будет достаточно веской причиной для тебя, сын? Поэтому она не звонит слишком часто, лишь когда морально готова к этому. Безналичные переводы всегда достовернее и надёжнее.
But a bit of better butter is sure to make my batter better, — скороговорит Бетти, пританцовывая и скользя тонкими тапочками по гладкой кухонной плитке. Она решила приготовить яблочный пирог и сейчас как раз занималась тестом. Боттер всегда нараспев проговаривала эту старую скороговорку, когда готовила любой пирог, свято веря, что именно мотив придаёт тесту такую воздушность и мягкость, которые Бетти запомнила ещё со времён своего детства. Тогда она жила в тёплых, свободных условиях. У их семьи были деньги, бабушка с дедом ни в чём не отказывали и баловали подарками. А что у неё сейчас? Съёмный захудалый дом в злосчастном районе, где её не трогают только потому, что в полиции сидит кузен с такой же фамилией, а сам Джон частенько светит своей служебной машиной на их улице. Иначе пиши-пропало - пырнули бы ножом да избили до полусмерти в ближайшей же подворотне. Повезло, что кузен оказался гостеприимным и лишённым каких-либо предрассудков. Действительно повезло.

×

Дружок, guten Abend, — Бетти помахала рукой соседу, когда тот явно нехотя открыл перед ней дверь. — Хотя какой тут Abend, уже полноценная Nacht, — блеснуть своими школьными познаниями немецкого языка никогда не поздно, любое время суток подойдёт. — Поделишься со старушкой молоком? А я тебя отблагодарю - угощу потом своим шикарным яблочным пирогом, — Тайлер, ну сосед по дому, выглядел и правда как Белоснежка. Правда без всей той красоты, что была у принцессы. Белая кожа, синяки под глазами, непривычная тишина в доме алкоголиков. Последнее Бетти только радовало - невозможно отдыхать после тяжёлого рабочего дня за кассовым аппаратом, когда тут эти двое орут друг на друга. Бедный мальчик, не повезло родиться в такой семье. На контрасте с грустными мыслями её улыбка была добродушно широка, но не слишком - Бетти стеснялась отсутствия задних верхних зубов, поэтому старалась не улыбаться с ощущением, что у неё есть все тридцать два. Вот подкопит денег - обязательно сделает себе голливудскую улыбку.
[NIC]Betty Botter[/NIC][STA]bitter butter[/STA][AVA]http://67.media.tumblr.com/c9ffe0b8cb0ce4003d1d25dcb5dde99e/tumblr_mz4r9rIuVV1rlx538o5_r1_250.gif[/AVA][SGN]

карты врут, путей обратно нет.
как в дешевом голливудском фильме
мелодраматический сюжет
подчеркнет убогое бессилье

главного героя, и на бис
тот посмотрит грустно в мониторы.
наша жизнь — заштатный сценарист,
виртуозно пишущий повторы.

[/SGN][LZ1]БЕТТИ БОТТЕР, 40 y.o.
profession: продавец-консультант в круглосуточном магазине
[/LZ1]

Отредактировано Elaine Ratched (2016-11-25 15:57:12)

+1

3

Всё-таки я её увидел. Не краем глаза, не случайно, не в узком окне skype, не в социальной сети, а вживую, прямо перед собой, ощущая плечом её тепло, вдыхая слабый аромат шампуня, духов и сигарет. Минута, не больше, но в это время я ощутил себя снова живым. В крепко сжатой руке размокала полоска бумаги с надписью «Our memory is a more perfect world than the universe: it gives back life to those who no longer exist.» так и не прочитанная, но скатанная позже в комок и отправленная в урну. Телефон за ненадобностью валялся на прикроватной тумбочке, а мне оставалось гадать, набрала она мой номер всерьёз или нет. Просто наблюдал, как блестящий лаком ноготь набирает диктуемые цифры, сосредоточенно взгляд следит за экраном и почти не задерживается на моём лице, губы напряжённо смыкаются. Вроде, стала совсем другой, но привычки за ней сохранились. И следом, не затягивая новые петли вокруг нас, не давая возможности сказать лишнего или ненужного - пока.

Борясь с желанием сорваться и побежать домой или догнать её, я молча наблюдал, как стена живой изгороди постепенно пожирала фигуру, словно и не было её здесь, привиделось, привет из прошлого иллюзорным обманом. Наверное, загляни я за угол, увидел бы обещанные крошки печенья и пепел со скривившимися бычками под нажимом пальцев, но боялся, что не увижу. В десятки раз медленнее, чем хотелось, развернулся и медленно пошёл по улице с разросшимися пятнами фонарного света, до самого дома дым сигаретой.

Не спалось. Телефон продолжал валяться монитором вниз. В темноте комнаты и лишь со слабым светом с улицы, я лежал, закинув руку за голову и изучал потолок, не решаясь проверить наличие пропущенных звонок. Хуже подростка, и то, тогда с лихвой хватало любопытства и, ха, смелости. Хуже всего было не обнаружить ничего, остаться в неведении и мучить«»ся догадками, была ли реальна наша встреча.
_____

Стук в дверь вырвал из какого-то бессвязного сна. Шея затекла из-за неудобной позы на диване в гостиной. Под утро, когда начало светать, а сон наконец-то одолел, я проснулся от знакомой ругани за стеной - на войне привыкаешь настолько чутко спать, что потом от этой привычки не избавиться, как от режима или жетона. Скандал продолжался несколько часов с попутно падающими предметами и летящими в стену бутылками. Уже не обращаешь внимания, только стискиваешь зубы и тихо проклинаешь себя. Потом отцу приспичило разобрать хлам в гараже, а без меня не справиться. И только сейчас, в ночи, родители ушли к кому-то из соседей. Бухать, конечно. А я отключился прямо в гостиной с мобильным и так и не набранным сообщением.

— Проходи, — сухо приглашаю соседку, возникшую на пороге ближе к полуночи и находящуюся в прекрасном расположении духа, кажется, в своё предложение она вкладывала что-то ещё, но я не способен вникать в подтекст, тем более, нет никакого желания и интереса. — Там, — машу в сторону кухни, — где-то в холодильнике.

Мне плевать, что она - это он, что ещё несколько лет назад во время отпуска я помнил невзрачного и неказистого мужика по соседству, Беннет, вроде, а по возвращению с их порога приветливо махала мужеподобная дама в платье с неженскими икрами и кадыком, обильно накрашенная, но чувствующая себя куда комфортнее в этом образе. Ещё откровеннее похуй на мнение отца, то кричащего, то бурчащего под нос «faggot» при виде его\её, что он грозится прикончить её\его, пусть только ещё раз сунется к ним на барбекю, распугивая всех его "друзей". Пускай только не лезет ко мне.

Застыв в прихожей, тянусь, разминаю шею и тру лицо ладонь, смахивая остатки сна. Широко зевнув, слежу за поздней гостьей или как правильно говорить о таких людях, учитывая, что одевается, как баба, говорит о себе в женском роде и высоким голосом? Лучше трансвестит, чем очередной неадекватный алкоголик. По крайней мере, за год жизни здесь жалоб на отца поступило около пятидесяти, а на Бетти (?) ни одного. И сомневаюсь, что дело в её родстве с копом.

— Тебе повезло, что я один, — прохожу на кухню между непонятных коробок, цепляюсь за ряд бутылок на полу, с грохотом летящих на бока, чертыхаюсь и с брезгливым отвращением швыряю их в коробку, плевать, если она им зачем-то нужна. — Если бы дверь открыл отец, он мог бы и убить тебя, — да, такие у меня родители, чему удивляться, что у них вырос сын-убийца?

[NIC]Tyler Avery[/NIC][STA]On a road to nowhere[/STA][AVA]http://i.imgur.com/c0tKFvQ.jpg[/AVA][SGN]   [/SGN]

Отредактировано Shane MacNamara (2016-08-02 22:55:58)

+1

4

Её утро начинается с попыток как можно быстрее отогнать неприятное послевкусие сна, счесать его с корня языка, как можно сильнее растирая о верхнее нёбо. С ещё закрытыми глазами Бетти Боттер напоминает себе, что она больше не мужчина, а слишком реалистичные картинки перед глазами и ощущения, вызывающие дрожь по коже, — это всего лишь жестокая игра разума. Кусочки прошлой жизни. Её выпускной вечер, когда мать норовила потуже затянуть мерзкого цвета [какой-то оттенок красного, мама не особо разбиралась в подобных деталях, зато на тот момент ещё Беннет знал определённо — сафроловый] бабочку, под тон платью девочки, которая сама попросила его сопроводить её на торжественное событие. Давняя симпатия, никакого намёка на обожание — простая, человеческая влюблённость, больше похожая на чувство трепета перед единственным человеком, что не воротил нос от её дешёвых брекетов и лишнего веса. Беннету было всё равно, с кем идти, более того, он хотел байкотировать выпускной, сославшись на дурное самочувствие, однако родители настойчиво уверяли его в том, что подобные события бывают раз в жизни, и к ним нельзя относиться пренебрежительно. Безразличие парня с отросшими по плечи волосами распространялось даже на свой недопротест, поэтому под напором аж трёх людей он поддался всеобщему ажиотажу, пусть очень и очень поверхностно.

Порой эти сны слишком глубоки, подобны корням, которые раз за разом Бетти пытается, подобно дровосеку, вырвать с корнем. Однако и это у неё не получается, максимум — срубить дерево собственной мужественности, но, как только могучий ствол падает с грохотом на землю, сотрясая всё вокруг, живительная мила плодотворной почвы начинает исцеление. Затягивается рана, пускает питательный сок по кольцам, насыщая корень зла. Не избавиться, не искоренить, не выдрать раз и навсегда.

В том же сне его неизменно преследует группа поддержки, с их обтягивающими фигуру спортивными костюмами и пушистыми, женственными юбочками. Ровесники Беннета смотрели всегда на стройных и харизматичных девушек, чьи рты сияли белоснежными зубами на каждой тренировке, что уж говорить про матчи между школами, на их подтянутые зады, декольте, пухлые губы. Прыщавые, спортивные, красавчики или отбросы — все, от мала до велика, восхищались командой поддержки, она даже негласно считалась самой красивой и громкой в их штате, Беннет попал именно на «золотой выпуск» старшей школы. На их груди были победоносно вышиты корабли с раздутыми от попутного ветра парусами, да и сами девушки были похожи на дерзких пираток, под стать сильным спортивным командам, чей девиз, уходящий корнями в немецкую литературу, звучал не менее громогласно и бескомпромиссно — «БУРЯ И НАТИСК».

Её утро, по факту, не отличается от подъёмов других людей. На той же улице, противоположной стороне, чуть левее, в доме под номером 64 жил старик, подсознание которого зациклилось на смерти единственной и любимой женщины. Что ни ночь, то кошмар, терроризирующий нервную систему. Он старел на несколько дней за раз, переживая тот вечер, когда его жена, кроткая и миловидная леди Энн, в приступе изрыгала с кислым запахом пену изо рта. Старик растерялся, он испугался, страх приковал его к ковролину. Да и успела бы скорая помощь, когда старуха скончалась буквально через минуту, как её тело пронзила первая судорога?

Они видят друг друга в магазине, Бетти стоит на кассе возле безостановочно гудящего холодильника с газированными напитками за спиной, вдовец Хопс, чем-то похожий на Альбуса Дамблдора [то ли виной длинная, старческая борода, то ли мудрый взгляд, то ли бесконечная скорбь в глазах, то ли привычка ходить в домашнем халате, если пункт назначения расположен на этой же улице, пусть и в самом её конце], ставит на подставку металлическую корзину со скудным содержимым. Боттер знает, что старик не скуп и не беден — наоборот, они с женой были чуть ли не единственный семьёй в их районе, кто ездил, пусть даже в столь преклонном возрасте, на иностранной машине. Многие соседи улыбались паре в лицо, восхваляли немецкую пятидверную красавицу, а за спиной наперебой желали гадостей вплоть до чумы, начиная, как минимум, с поломки машины. Бетти же никогда не желала и не думала о семье Хопс в негативном русле, наоборот, часто помогала донести пакеты, убраться в доме, не была прочь напроситься на ужин, если его готовила сама хозяйка дома — уж до чего вкусно готовила она сладкий хлеб и запекала кукурузу с пармезаном, пальчики оближешь! Кулинарные изыски, а также вообще любовь к еде в этой семье умерла вместе с миссис Хопс. Поэтому корзинка её мужа наполовину пустовала, из содержимого лишь пакет свежего молока [чтобы кости были крепкие, Бетти, тебе бы тоже стоило пить по стакану с утра — глянь, какая тощенькая] да дешёвого индийского чая, туалетная бумага, упаковка риса и имбирного печенья.

Каждый из них бежал — от призраков, самого себя или цикличной боли. От прошлого, далёкого и словно из другой жизни или же, наоборот, годичной давности. С единственной лишь разницей — у Бетти было будущее, которое она ещё успевала провести так, как хотела бы сама, изменить если не всю свою историю, так хотя бы её концовку, где главный герой из серого шаблона превращается в яркую героиню, занозу в заднице этого чересчур пресного мира; у мистера Хопса не было будущего, только существование вплоть до последней точки, страх перед лицезрением которой сгинул вместе с пульсом его жены, ведь всё самое ценное в его жизни осталось позади, пережитым и испытанным.

×

Спасибо, дорогуша, — проворковала, подобно тропической птичке, Бетти, заходя в дом и виляя бёдрами. Без какой бы то ни было пошлой цели — привычка. Она остановилась в гостиной, не акцентируя своё внимание на обстановке — бардак, видно даже без фокусировки. Не её дом, не её заботы, не её причины. Каждый выбирает, как ему жить. В чистоте или грязи, в хаосе или порядке. Соседние дома, а такая различная среда обитания. — Поняла тебя, — кивнула головой, проследив взглядом за жестом Тайлера. Расположение комнат было примерно одинаковым, так что она могла бы и сама додуматься, но не дело хозяйничать в чужих владениях. Разрешение получено — Бетти идёт. Она пробирается вслед за Тайлером меж наваленных коробок с неизвестным содержимым, испуганно хватается за сердце, когда где-то совсем рядом и под ногами раздаётся стеклянный грохот. Кто вообще ей сказал, что молоко в таких условиях окажется с не просроченным сроком годности, а? Да тут чёрт ногу сломит, убраться бы и выкинуть весь этот хлам! Наманекюренные руки так и чесались избавиться от лишнего барахла, но Бетти ограничилась отодвинутой в сторону картонной махиной. — Ха, я бы ему глаза расцарапала, — великодушно отвечает парню, проходя, наконец, к холодильнику и со второй резкой попытки открывая дверцу. Ручка жирная, ей хочется скривиться от брезгливости, но, встретившись взглядом с Тайлером, не делает этого. Ей нужно молоко, он помог его достать, к чему выкрутасы? — Это только так кажется, что я немощная курица, а на деле, — держа правой рукой открытой дверцу, пальцами левой сжимаю и бицепс, и трицепс, напрягая при этом мышцы, — независимая, чокнутая стерва. Твоему отцу противно на меня смотреть, что же будет, если я его изуродую? Подцепит бешенство, трансформируется в педика, — передразнивает тон мужчины и его любимое словечко в её адрес. Обращает взгляд вглубь холодильника, ища заветное «milk» ну или визуально что-то похожее на упаковку молока. — К тому же, — голос из холодных глубин, — ты бы не дал даму в обиду, верно? Проявил бы стойкость, мужественность. Рефлексы у тебя должны быть отточены, а у твоего отца, наоборот, смазаны, — количеством выжираемого алкоголя, упаднического образа жизни, лицезрением неотёсанной жёнушки. Это и многое другое пролетает в голове Бетти, оставаясь неозвученным. Тайлер парень умный, сам понимает, что она имеет ввиду своей паузой, потраченной якобы на продолжением поисков заветного продукта. — О, нашла! — с победоносным выражением лица поднимает на вытянутой руке пакет молока, вылезая сама и закрывая дверцу. Судя по ощущениям — новое, полное. Какая удача. — Тебе точно не надо? — спрашивает женщина, наклонив кисть руки. — А то выглядишь так себе, попил бы молочка да улучил свою микрофлору, — эдак умное словцо, эдак Бетти! — Стой-ка, — вдруг Бетти резко замолкает, прищуривается и приближается к Тайлеру — изучает его лицо, потухший огонёк в глазах, общую вялость, что не понравилась ей ещё в прихожей. — У тебя депрессия? Разбитое сердце? Проблемы на работе? — резко дёргается, словно пронизанная проволокой насквозь, прямая и острая. — Ничего не говори. Если да, — не важно, что именно из уже сказанного, — то тебе просто НЕОБХОДИМ кусок моего шикарнейшего яблочного пирога. Залечит любые раны, дорогуша, — Бетти машет рукой, зовёт пройти за собой прочь из кухни по направлению к двери. — Be my guest. И не пытайся меня убедить в том, что у тебя есть дела поважнее и поинтереснее, — она, остановившись, чтобы взяться за входную ручку, красноречивым взглядом из-под искусственных ресниц обвела всю гостиную.

[NIC]Betty Botter[/NIC][STA]bitter butter[/STA][AVA]http://67.media.tumblr.com/c9ffe0b8cb0ce4003d1d25dcb5dde99e/tumblr_mz4r9rIuVV1rlx538o5_r1_250.gif[/AVA][SGN]http://savepic.su/7392394.gif

карты врут, путей обратно нет.
как в дешевом голливудском фильме
мелодраматический сюжет
подчеркнет убогое бессилье

главного героя, и на бис
тот посмотрит грустно в мониторы.
наша жизнь — заштатный сценарист,
виртуозно пишущий повторы.

[/SGN][LZ1]БЕТТИ БОТТЕР, 40 y.o.
profession: продавец-консультант в круглосуточном магазине
[/LZ1]

Отредактировано Elaine Ratched (2016-11-25 15:57:21)

0

5

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » oh boy here we go