Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не все мосты надо сжигать;


Не все мосты надо сжигать;

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Паша и Марго
2 августа 2016 год
где-то после обеда

http://storage5.static.itmages.ru/i/16/0802/h_1470144284_6355268_64c3265189.jpg

Марго явно не ожидала сегодня увидеть на пороге своего дома Пашу

Отредактировано Margarita Bechtel (2016-08-02 17:13:52)

+2

2

Маленький ребенок это не только большое счастье, это еще и огромная ответственность, которая ложится тебе на плечи грузом, который вынести, может, и легко, но вот получается не у каждого идеально. Во всяком случае любая мама исполняет свои обязанности настолько хорошо, насколько может. Никогда и никто не учит нас такому. Быть мамой надо просто попробовать. За эту работу не платят, тут не бывает выходных, работаешь все двадцать четыре часа в сутки и у тебя нет перерыва на обед или отпуска. Да если бы работодатели выставляли именно такой список требований, какой исполняется матерями по всему миру, то к ним бы в компанию не прислали ни одного резюме.
Но. Это того стоит. Увидеть как твой малыш впервые тебе улыбнулся, как он впервые сел или впервые встал на ножки и сделал неуверенный шажок. А уж когда чадо произнесет это заветное "мама", то тут вообще в пору умереть от счастья. В такой момент становится все равно, сколько сил и энергии ты тратил до этого. Тебе просто радостно.
Вот уже как два месяца Марго находилась дома и ухаживала за малышом. Она все еще не решалась снова выйти на работу, но некоторые вопросы приходилось решать удаленно.
Утро началось самым обычным образом. Марго проснулась еще в четыре утра от плача Мариночки, который разбудил и ее, и Лео, но так и не смогла больше уснуть, в отличие от мужа. Так что с утра она занималась тем, что ее всегда успокаивало - стиркой. Рассортировала все вещи по цветам и тканям, загрузила в две машинки по порции и отправилась на кухню приводить в порядок баночки для дочери, ну и приготовить завтрак для своих мужчин.
Так в хлопотах она и провела мужа на работу, помахав ему рукой, пока он выруливал на дорогу, и держа на руках младшую из Бектэлей. Марина зевала и явно показывала, что не плохо бы было поспать. Из-за легкой асфиксии, которая случилась в момент родов у малышки часто бывали головные боли, из-за которых ребенок достаточно надрывно плакал. Первый месяц Марго совсем измучалась, но тогда еще дома была мама, а теперь же она уехала на Украину, и кто знает, когда в следующий раз приедет в гости. Или это они отправятся теперь к родителям Марго? Лео ведь так и ни был ни разу в Днепропетровске. Только слышал и видел фото.
- Мам, можно мне поиграть в мяч во дворе? - Крис потянул Марго за юбку ее сарафана.
- Конечно, родной, только аккуратно и на заднем дворе, - после выпуска новостей  трехдневной давности, в котором машина сбила ребенка прям возле дома, когда тот играл в мяч, Марго вообще ни о чем другом, кроме как о безопасности своих детей, думать не могла. 
- Окей. - Кристофер умчался на задний двор, и уже через минуту Марго слышала характерный стук по стене крытой беседки за бассейном.
- А тебя мы сейчас уложим в переноску и отправим в тенек дышать свежим воздухом, пока мама разберется с делами, да мой, свет? - Марина что-то заугукала и попыталась потянуть к маме ручки.
Марго протянула к дочери руку и пальцем нежно коснулась ее маленького носика. Марина была все еще такой маленькой, только сейчас она добрала вес нормального новорожденного ребенка и выглядела так, словно вчера только родилась. Хоть щеки и говорили об обратном. Она была похожа на маленького хомячка.
Келлер говорил, что все хорошо и развитие ребенка проходит настолько хорошо, насколько это бывает у недоношенных деток. Рыжая поставила переноску на траву в самом тенечке и открыла настежь все панорамные двери в дом, чтобы из гостинной и кухни было не только слышно, но и видно, Криса и Марину.
Спустя двадцать минут в кухню ворвался Крис, запыхавшийся и совершенно взмокший. Его рубашку-поло можно было выжимать от пота.
- Мам, я пить! - он ринулся к холодильнику, но Марго успела первая и придержала дверь, чтобы сын не смог открыть.
- Ага, холодную воду после такой тренировки? Остынь немного, - на столе стоял высокий графин с водой комнатной температуры.
Маргоша налила половину стакана и вручила ее сыну, который жадно выпил все до дна, и крикнув спасибо - выбежал назад во двор. Марго сходила на улицу, чтобы занести Марину в дом, так как становилось очень уж жарко.
- Крис, давай домой, выйдешь на улицу, как солнце немного спадет, - мальчик вошел в дом и в этот самый момент раздался звонок в дверь.
- Папа! - почему-то решил Кристофер, но нет, Марго была уверена, что это не Лео, он был на работе и должен освободиться ближе к вечеру. Так что пригладив рыжие волосы пальцами и поправив легкий льняной белый сарафан, она подошла к двери и выглянула в одно из окон, расположенных по бокам.
- Паша! - удивленно вскрикнула она, открывая дверь и улыбаясь брату.

вв

http://img.nn2.ru/galleryview/0/userfiles/data/ufiles/2015-06/b0/9f/81/55730c6a7193f_sa3b-1084_sarafan_dlinnyy_lnyanoy_belyy_vyshivka.tsvetushchiy_lug.jpg

+2

3

Не важно, где ты работаешь, кем и чем вообще занимаешься по жизни. Главное в твоем деле то, что оно что-то дает тебе. В любом случае ни одна душа не будет делать ничего, пока не увидит в этом собственной выгоды, а наивные ведутся с полу-оборота. Такие, как я. По глупости лет мне не хватило ума подхватить, почувствовать сразу этот сладковатый привкус халявы, который дурманил слишком сильно, чтобы вообще можно было говорить серьезно. Было достаточно того, что перед тобой потрясли пачкой банкнот, и ты уже превращаешься в шавку, которая чуть ли не срывается с жизненной цепи, чтобы удариться во все тяжкие. Хах, забавная история. Когда вот так вот имеешь все и всех годами, а потом - бац - и ты сидишь у разбитого унитаза с окровавленной головой и думаешь о том, куда деть свое тело, чтобы его не разбили окончательно.
Мысль о том, что нужно удариться в Америку меня посетила практически сразу. Были еще варианты переждать у знакомых, но я связался не с теми людьми, которые оставят меня в покое на территории России. Украина так-то тоже в двух шагах, посему на родину нельзя было возвращаться однозначно. Что бы я сказал матери? Извини, матушка, но мои дела прогорели, и я вернулся обратно на твою шею? Не угадали. Такого не будет. Я быстрее сообщу этим отморозкам свое местонахождение, чем являюсь в отчий дом. К слову, сумма, которую я должен местным бандитам, приравнивалась к нескольким миллиардам. Соглашусь, такой долг заиметь за несколько лет в моем деле не реально. Нужно очень постараться, чтобы вообще заиметь хотя бы миллиардный долг, но нет, черт возьми, откуда-то всплыл чертов счетчик! Откуда - известно только тем, кто меня на него поставил. Кстати, без моего на то ведома. Пол во всем этом разбирался в то время, когда я зачастил в Америку наведываться к сестре на ее торжества. Вернулся, и на тебе, долги и полу-дохлый Пол на ковре моей коммуналки.
Не сказать, что я слишком сильно любил Маргариту. Да, она была и остается моей сестрой не смотря ни на что, но нас никогда не связывали слишком уж теплые семейные отношения. Более подходящие на обязательство, на долг перед матерью и покойным отцом. Во всяком случае я любил ее куда больше, чем младшую, которая была родней нам исключительно по матери, что лично для меня не существенно. Возможно, Маргарита как раз относилась ко мне куда лучше - я не могу тут ничего точно сказать, так как последние годы мы очень мало с ней общаемся. Если сейчас она не выставит меня прочь, то, думаю, мое отношение к ней весомо поменяется. Да и сомневаюсь, что, окажись она на моем месте, я бы выгнал ее. Да и Максиму тоже.
- Привет, сестренка, - я обнял Маргариту за плечи, прижимая к себе, заведомо откинув большую, тяжелую сумку, которая свисала с плеча. Сестра, разумеется, заметила это, но не предала значения. Видимо, она ожидала от меня объяснений, посему и пригласила в дом. Ну или из-за чистой вежливости, что было бы куда приятнее. Леонарда дома не было - радует. Надеюсь, что ее муж не так скоро вернется, и мы успеем обо всем поговорить. Сомневаюсь, что он захочет мне помогать. Кто есть я для него? Новоиспеченный родственник, который набивался в друзья и пытался заглянуть в его кошелек. Думаю, что неприятный осадок с первого знакомства все же никуда не делся.
Зайдя на порог, я скинул в прихожей сумку и подождал, пока сестра закроет дверь. Глаза бегали из стороны в сторону, я извечно их опускал - не хотел смотреть ей в глаза. Мучила совесть и отчаяние из-за сложившейся безвыходной ситуации. Если не она, то я пропал. Что мне остается? Какой-то время пожить на улице, устроиться на работу и удерживаться на плаву столько, сколько получится? А судьба вон, как мне подводит, так что вариант с проживанием на улице или в тачке никак не прельщал.
- Очень рад тебя видеть. Ты прям на себя не похожа.... Похудела? - стараясь перебить ее интересующий взгляд, но он моментально потускнел, и я понял, что вопрос не уместен. Видимо, Маргариту саму расстраивает то, что она так исхудала, а килограмм моя сестра скинула будь здоров. С последнего раза, когда мы виделись, определенно не мало. Может, последствия вторых родов? Я где-то слышал, что женщина может как набрать, так и резко потерять вес.
- Ладно, не заморачивайся, - отмахнулся рукой, когда сестра уже была готова начать рассказ с потускневшим взглядом, - чайку не нальешь? А-то я с дороги устал. Так и не успел перекусить.
Весь разговор происходил на чистом английском. Таким образом я выказывал уважение к тому месту, в котором живет моя сестра. Но основной разговор я не собирался проводить на неродном языке. Хотелось, чтобы он был личный, наш с ней, не доступный для чужого понимания, пусть вокруг и никого по сути не было. Кристофер? Думаю, что он мало, что поймет, говори я даже на английском. Но подстраховаться нужно определенно. Мы прошли на кухню, и я "упал" на ближайший стул, отодвинув его от стола, так как тот стоял вплотную. Нервное подрагивание ногой, несколько раз потер нос, скрестил руки на груди. Со стороны могло показаться, что я - наркоман, у которого только начинаются судороги, ибо трясло меня-то трясло, но не так сильно, чтобы этот момент бросался в глаза.  Не удивительно. Когда на кону стоит твоя жизнь, затрясутся даже самые мало-мальские поджилки. Главное, черт возьми, чтобы не вышли на след. Я вроде бы все подмел, подчистил. Надеюсь, что сработает, и они не выйдут на семью. А, если и выйдут, не дернуться сюда. Черт, а если выйдут?..

+1

4

Было приятно обнимать Пашку, и чувствовать, что он рядом. Марго проследила за его сумкой, которую парень скинул прежде, чем заключить ее в объятиях, нахмурилась.
- Ты только приехал? Почему не позвонил? Я бы могла съездить в аэропорт и встретить тебя, - отстраняется рыжая и пропускает Пашу в дом, закрывая за ним дверь.
- Дядя Паша! - немного картавя имя выкрикнул Кристофер и чуть не снес Пашу с ног, обнимая его за правую коленку. - А ты на долго? - белобрысый мальчуган поднимает голову, чтобы увидеть лицо своего дяди и лучезарно улыбается.
- Родной, он точно останется на обед, иди посмотри как там сестренка, - Маргарита потрепала сына по волосам и кинула в сторону гостиной.
- Ну маааам, - даже немного расстроился.
- Пожалуйста, - малыш нахмурился и кивнул. 
- Очень рад тебя видеть. Ты прям на себя не похожа.... Похудела? - почему они до сих пор говорили по-английски?
Марго и не заметила, что говорит с братом на другом языке. В последнее время она все реже задумывается о том, какое слово подобрать. Все чаще ее мысли лихорадочно смешиваются в кучу и внутренний голос начинает говорить не на родном русском или украинском. Даже без некоторого перевода, который бывает только у иностранцев.
Рыжая складывает руки на груди, бессознательно пытаясь закрыться ото всех. После того как ее выписали из больницы вместе с Мариной, женщина запретила кому-либо поднимать тему как ее излишней худобы, так и тему того, что случилось во время операции.
- Скажем так, я просто очень мало сплю, - грустно улыбнулась, - конечно же, проходи на кухню, ты знаешь где, я сейчас.
На минуту или чуть больше она отошла в гостиную, где на диване в переноске мирно посапывала Марина и с которой рядом сидел Крис, надуто передвигая свою не большую гоночную машинку.
- Мааам! - громким шепотом, - она спит. Ну разреши пойти еще покидать мяч.
- Слишком жарко. Иди лучше поспи часик, - Марго подошла к сыну и подхватила его на руки, уже и забыла какой мальчик тяжелый...все эти два месяца она почти не брала его на руки, так как заживали швы, да и вообще ей было тяжело.
Но сейчас Крис обвил ручками шею Марго.
- Я не хочу спать, - упертый нрав ребенка было видно за версту. Так сильно он похож на своего отца.
- Тогда посмотри мультики и у себя в комнате, пусть сестренка поспит, хорошо?
Мальчик кивнул и попросился на пол.
Когда Марго вернулась на кухню, Паша уже сидел за столом.
- Так какие ветра на этот раз занесли тебя в Сакраменто? - миссис Бектэль поставила перед братом чашки, пока закипал чайник, открыла холодильник и вынула оттуда подставку со сладостями, поставила на стол, - может тебе соорудить чего-то поплотней? Ты обедал?
Она суетилась на кухне, добавляя в заварник ароматные зеленые чайные листья.
Пусть они с братом уже и не были так тесно связаны друг с другом как в детстве, но Марго все равно чертовски сильно любила этого оболтуса. Пашка навсегда останется в ее памяти мальчуганом в шортах и с разбитыми коленками, который "точил" соседские абрикосы в то самое лето, когда не стало отца.
Не особенно дожидаясь ответа Паши, отправила в духовку на разогрев лазанью, оставшуюся со вчерашнего обеда. Сегодня она еще не успела что-то приготовить. Через пять минут кухня наполнилась вкусным ароматом мяса, помидоров и сыра.
- Мама знает, что ты снова в Америке? Давно ей звонил? - Марго отодвигает для себя стул и садится напротив брата, вытирая руки о белое кухонное полотенце. - Она переживает все таки.
Марина, оставшись на Украине один на один с отчимом все чаще искала повода, чтобы позвонить своим детям. Но крайний раз она провела в Сакраменто несколько месяцев, и все таки ей пришлось уехать. Все чаще Марго задумывается о том, что не плохо бы было перевезти и ее и отца сюда, все же ближе, чем терпеть перелет через океан. Только вот Костя скорее всего заупрямится и не решится когда-то переехать в другую страну. Хотя Марго даже его немного в этом не понимала, так как знала, что знакомые тут имеются, так почему должно стать проблемой начать что-то заново? Только если возраст. Наверное, и ему и маме тяжело будет ехать куда-то не зная, получится ли.

+1

5

Наблюдать за сестрой было даже интересно. Она словно загоралась, светилась, когда была рядом со своим сыном, когда говорила о дочери. И не важно, что не так давно произошло. Важно то, что она чувствует сейчас. То, с чем и как сейчас живет. А живет она, как я вижу, для и ради своих детей. Ну и, возможно, Леонарда, которого безумно любит. Простая такая среднестатистическая семья не смотря на то, что он нереально богат. А я, черт возьми, не имею ничего. До чего докатился... Пришел просить милостыню у хорошо обустроившийся старшей сестры. Сказать, что мне стыдно - ничего не сказать.
Мне даже может и хотелось бы пообщаться с Кристофером. Особенно тогда, когда этот паренек несколько минут назад накинулся на меня. как на родного. По факту-то, конечно, родного, но крайне далекого от этой семьи, чтобы вот так прям любить. Во всяком случае этот парень - самый счастливый ребенок и, скорее всего, его ждет большое будущее. Как и Марину - спящую малышку. Не то, что меня. Ничерта не ждет в этой жизни. Грыз, грыз землю, а в итоге не получил ничего.
- Мммм, - протяжно с улыбкой, прикрыв глаза, наслаждаюсь запахом свежеиспеченного блюда. По всей видимости то ли запеканка, то ли что-то аналогичное, но пахло действительно очень вкусно. Маргарита всегда умела готовить, а сердце мужчины лежит через желудок - всегда соглашаюсь с этой теорией. Не удивлюсь, если Леонард клюнул на нее изначально именно из-за этого. Быть может, она приготовила ему самую вкусную в мире выпечку или еще что, а дальше уже все, как по маслу. Умение готовить Маргарита переняла у матушки. Та - просто богиня на кухне. С ней никто не сравнится. Даже Маргарита готовит похуже, но тоже очень вкусно. Во всяком случае я уверен, что здесь и сейчас меня не отравят. Шутка юмора, к слову. да.
- Не откажусь все таки, - потер ладони, наблюдая за тем, как сестра открывает печь и достает оттуда что-то очень вкусное. Отказываться не вежливо, соглашаться, в принципе, тоже, но я действительно уже давно ничего не ел. Не меньше семи часов - факт, посему на эту порцию налечу как коршун сами знаете, на что.
Как только Маргарита поставила передо мной тарелку, я сразу же ухватился за столовые приборы и, отрезав кусок, отправил его в рот. Тщательно пережевывая, несколько раз кивнул в подтверждение, что очень вкусно, чем вызвал улыбку на лице словно вечно опечаленной сестры. Услышав слово "мама" я стал жевать чуть медленнее, а разделавшись с куском и вовсе повременил отправлять в рот следующий.
- Ей пока не следует знать, что я здесь. Марго, - и вроде поесть хотел, и  по делу же пришел, а не желудок набивать, да с детьми играть. Следовало как можно скорее все таки начать с ней разговор. Я знаю Марго, она просто так в покоя не оставит - вопросы будут сыпаться один за другим. Более, чем уверен, что это больше влияние матушки, ведь той я звоню крайне редко. Знала бы она, что на то есть причина, то либо убила бы меня, либо померла сама, чего мне крайне не хотелось бы. Всю жизнь я стараюсь ее как-то поддерживать, не оставлять, выказывать истинную любовь сына к матери, но она, на мой взгляд, в этом в последнее время не нуждается. Да и я уже во многом от нее не нуждаюсь, так что во имя нашей с ней безопасности лучше держаться как можно дальше друг от друга. Возможно, Костя бы и смог ее уберечь, но потерь моя мать не переживет.  Решил продолжить, - я на совсем.
Уже не лез кусок в горло. Желудок требовал, а лезть - не лезло. Я скрестил руки рядом с тарелкой, отвел от пристального взгляда сестры свои глаза, словно пряча их от стыда. Хотя, почему таки словно? Мне было в ту минуту чертовски стыдно. Так стыдно, как еще никогда не было.
- Мне нельзя возвращаться не в Россию, не на Украину. Так что больше мне идти некуда. Дожили, - уже на родном языке, выказывая серьезность сказанного.

Отредактировано Pavel Baydak (2016-08-04 03:09:27)

+1

6

Она смотрела как Паша уплетал лазанью, с аппетитом проголодавшегося мужчины, улыбнулась. Ее взгляд время от времени обращался в сторону гостиной, где на диване мирно посапывала Марина, которая стала спать немногим побольше, чем обычно.
- Ей пока не следует знать, что я здесь. Марго, - переводит взгляд на брата и достаточно серьезно хмурится. Когда Паша просил ее о чем-то не говорить матери, это всегда свидетельствовало о серьезных проблемах. Так что эта самая фраза ей очень не понравилась. В голове она прокрутила несколько возможных вариантов развития событий. Но ни один из предложенных самой себе, не пришелся по вкусу. Марго пододвигает к себе чайник и наливает в чашку ароматный зеленый чай с жасмином. - я на совсем.
А вот это уже было действительно интересно.
Она попыталась сделать вид, что ее это совершенно не удивило, хотя внутри где-то Марго прекрасно понимала, что все это не просто так. И если Максима ехала в Америку надеясь, что найдет тут красивую и свободную жизнь, то Паше всегда требовалось нечто большее, что он мог бы получить и в Москве.
- Почему ты решился перебраться на совсем? - поднимает свои прозрачные серые глаза на брата, внимательно следит за его реакцией.
Тот даже вилку отложил и явно был напряжен до предела, об этом говорила и его поза - скрещенные руки, словно от чего-то закрывался, ему было не по себе говорить то, о чем он собирался поведать. И Марго, теперь уже, это даже напугало.
Резко по ушам дало то, что Паша продолжил уже по-русски.
- Мне нельзя возвращаться не в Россию, не на Украину. Так что больше мне идти некуда. Дожили, - Марго опустила взгляд на прозрачную зеленовато-желтую жидкость в своей чашке, какое-то время она просто пыталась пропустить через себя суть сказанного, не торопясь делать выводы и задавать вопросы.
- Ешь, - так же по-русски сказала брату и кивнула на лазанью, которая уже остывала. И сказано это было достаточно серьезно, безапелляционно. Как в детстве, когда мама пропадала на работе, чтобы позволить прокормить их двоих, когда Марго оставалась с братом один на один.
Она подождала пока Паша доест свою порцию, не хотелось, чтобы он остался голодным. Сама она медленно пережевывала оставшееся в руках печенье с шоколадной крошкой и задумчиво глядела на Павла. Вилка звякнула о пустую тарелку, а сам он откинулся на стул и поднял свои темные глаза на сестру. Марго ответила таким же прямым взглядом.
- А теперь рассказывай. Почему тебе нельзя возвращаться на родину? Что ты натворил? - снова хмурится и греет пальцы о почти похолодевшую чашку.
Но Марго не может сидеть просто так, ей срочно просто необходимо что-то сделать и девушка берет в руки чайничек, наливая еще теплого чая брату, отвлекаясь на это, пододвинула чашку и забрала тарелку с вилкой.
- И очень тебя прошу, скажи мне правду...договорились? - Маргарита откинулась на спинку стула, упираясь правой ногой куда-то в перекладину под столом, чтобы чувствовать себя максимально удобно. Хотя...если сказать честно, то удобно она себя не чувствовала совсем.
На стене то и дело тикали большие круглые часы в металлическом корпусе. Они отсчитывали часы, которые у них двоих есть до прихода Лео. И Марго хотелось бы разобраться во всем происходящем прежде, чем в этом начнет разбираться муж. Конечно же, она никуда не отпустит брата и не просто предложит, а заставит его остаться в их доме на то время, пока он не найдет себе работу и квартиру, или комнату. Вот только как на это отреагирует Лео? С другой стороны - Паша ее родня, ее самый родной человек после матери, и она не может себе позволить бросить его не произвол судьбы, когда у него есть какие-то проблемы.

0

7

Как правило, старших надо уважать, но велика ли разница в пять лет? Я мог рассказать о произошедшем кому угодно, но точно не члену своей семьи. Связаться с теми людьми, с которыми был связан я - последнее дело и, к тому же, крайне опасное. И не важно, кто и за кем стоит. Главное то, что есть у тебя, и кто стоит за тобой. За мной же уже никто не стоял. Я выбрал не правильную политику ведения дел и, разумеется, прогорел. Была ли в этом моя вина? Именно она, черт возьми, и была. Юношеский максимализм ударил в голову, и только с годами я начал понимать, что иду по абсолютно не той дорожке, которая предстала передо мной шесть лет назад.
Лазанья практически остыла, когда я вновь вернулся к ней. Уплетая кусок за куском, я словно проглатывал слова, которые не хотел говорить сестре. Она молчит, но после определенно попросит откровенности. Она такая сама по себе, она не любит лгать и не терпит, когда лгут ей. В этом мы с ней различны. В моей жизни было столько лжи, что уже и запутаться можно, где и когда я говорил правду. Возможно, только одному человеку - Ленке. Да и та этой правды не приняла. Так есть ли смысл вообще ее практиковать?
И, разумеется, я не ошибся на счет сестры. Она попросила рассказать ей все ровным счетом тогда, когда я доел последний кусок. Правда.. Что есть правда, когда ты сам не знаешь истины этого слова? Что есть правда, когда к твоему горлу подставляют нож? Что есть вообще эта чертова правда, когда ничего, кроме лжи, ты не привык преподносить людям, продавая им некачественный товар, убивая их этой дрянью, а так же подкладывая молоденьких девочек под грязных, тупоголовых идиотов, трясущих своими звенящими кошельками? Что, блядь, есть эта правда? И важна ли она сейчас?
Я знал, что не смогу на чистоту с сестрой. Сколько мне осталось? Если найдут,  то не больше недели. Этого срока достаточно, чтобы отыскать и стереть в порошок. В тот самый порошок, который я продавал всем и каждому в том чертовом баре. Мне определенно не светит ковровая дорожка в рай. Пора бы уже с этим смириться. То ли дело сестра. Ей точно не хватает над головой золотого нимба. Она слишком хорошая даже для меня, даже для того, чтобы помочь мне. И, возможно, не стоило втягивать ее в свои проблемы. Но не за душой, не в кармане ни грамма. У меня не было денег, чтобы справиться со сложившейся ситуацией самостоятельно. И, как в былые, детские времена, я, словно разбив в кровь коленку, прибегаю к своей старшей сестре, которая не спешит меня ругать, в данном случае осуждать, а откровенно пытается помочь.
- Марго,- начал я, отводя глаза. Стыд ли это? - я не могу быть с тобой полностью откровенен. Просто потому, что это опасно.
Говоря об опасности, я уже был чертовски откровенным. Что происходит в ее голове? Да у этой Матери Терезы сейчас такая каша, что и говорить, по хорошему, ничего не стоило. Она схожа в этом с нашей матушкой. Так же за всех переживает и пытается помочь.
- Если меня найдут, то результат будет только один. Я надеюсь, что на первое время ты все таки сможешь дать мне хотя бы крышу над головой. Я прилетел без гроша в кармане.
Киваю, благодаря сестру за вновь наполненную чашку.
- Думаю, теперь понятно, почему я ничего не сказал матушке, - усмехнулся, стараясь разрядить обстановку.

+1

8

Если кому-то кажется, что быть старшим ребенком в семье легко - значит вы не старший ребенок. По обыкновению им достается больше. И не только ремня, но и ответственности. Старший всегда должен приглядеть за младшим. Старший должен стать для младшего и мамой и отцом. Старший должен защитить, накормить, помочь с домашкой, выгулять на улице пса, которого подарили младшему и вообще все время кому-то что-то должен. 
Вот и сейчас она прекрасно понимала, что ей предстоит сыграть роль старшей сестры, которая должна поддержать и никогда не осуждать. Хотя, давайте вспомним хоть случай, когда Марго брала на себя столько? Ну в плане...осуждение. Все люди делают ошибки. Просто размах у всех разный. Да и что бы ни сделал Паша (даже если человека убил) она скажет, что рядом.
Маргарита отводит взгляд и хмурится, когда брат говорит о том, что не может быть с ней откровенен на все сто процентов, так как это опасно. В первую очередь она подумала про Лео и Уоррена. А что если попросить мужа помочь брату? Может быть у Уоррена есть кто-то знакомый, кто сможет уладить данного рода проблему...ну или связи Лео с Россией каким-то образом помогут. Может быть Кирилл? В ее голове пронеслось с десяток мыслей.
Она пододвинула ему тарелку со сладостями, сама же вновь взялась за теплый фарфор и поднесла чашку к губам.
- Так. Касательно того, что ты на нуле - мы с Лео поможем. Не думаю, что он откажет. Да и в случае чего у меня есть отдельный счет с собственными сбережениями. Там не очень много, но на первое время тебе хватит. Так же можно затребовать в будущем гражданство. Если ты захочешь. - она щурится, фокусирует свой взгляд на Паше и видит насколько сильно он растерян.
Почему-то растерянность Павла переходит и самой Маргарите и ее взгляд больше не кажется таким уверенным как минутой ранее. Она практически напугана. Что такого мог сделать Паша, что ему нельзя ни в Россию, ни на Родину. И почему об этом нельзя сказать на прямую. Марго подумала еще и о том, что она не сможет рассказать об этом матери. Нечего ей волноваться лишний раз.
- Если ты боишься говорить мне, то поговори хотя бы с Лео. Да и к тому же в этом доме ты в полной безопасности. - она запнулась. - Или я плохо себе представляю масштаб трагедии? - вопросительный взгляд прозрачных серых глаз был нацелен на Пашку.
Марго не приходилось попадать в передряги. Она вообще плохо себе представляла, что значит "вляпаться". Но ее отец прекрасно доказал, что "вляпаться" можно до смерти. Если Паша решился повторить судьбу папы, то гордится тут будет нечем. Маргарита перескакивала с мысли на мысль, бросая какие-то цепочки собственных доводов, пытаясь разуверить себя в том, что все именно так.
- Паша я сойду с ума если ничего не узнаю, - наконец, после некоторой паузы выдала она и требовательно посмотрела на брата, ожидая от него все таки истории. - Что бы там ни было, я хочу знать. Я не могу оставаться в неведении, так как это в любом случае ставит под удар мою семью, судя по всему, - спокойно, не повышая голоса, она словно бы упрашивала Пашу сказать ей правду.
В доме было слишком тихо. Только тиканье настенных часов на кухне разряжало наэлектризованный воздух. Мариночка все еще мирно посапывала в гостинной.

+1

9

Более, чем уверен, что разговор с Леоном не увенчается успехом. Изначально между нами пронеслось что-то не хорошее, и это что-то сохранилось в нем, точно знаю. Он не из тех людей, кто будет протягивать руку помощи каждому нуждающемуся, поэтому на него как таковой надежды мало. Если, конечно, сестренка не вступится за меня. А иного исхода и не стоит даже рассматривать. В момент, когда мысль о том, что сестра вступится за меня перед своим мужиком, пришла в голову, стало как-то не по себе. Я - не дурак, да и не слабый по натуре. Почему же все постоянно катиться в эти чертовы тартарары? Почему никогда ничего у меня не может быть гладко? Абсолютно любое дело. Я потратил практически с десяток лет, чтобы быть кем-то, а стал еще более ничтожен. Надо было, как и хотела матушка, идти учиться и работать, развиваться, подниматься по карьерной лестнице, а не губить свои  еще тогда юношеские годы. И кто я теперь? Уже сформировавшийся мужик, у которого не образования как такового, не связей, не людей. Смотря просто на это все должно быть страшно выходить просто на улицу. У бича и того связей больше окажется, чем у Пашки Байдака!
- Если тебе будет спокойней, то я поговорю об этом с Леоном. Извини, Марго. Мне твои нервы дороже будут. Лучше оставаться в неведении, чем постоянно оглядываться, - спокойно и тихо проговорил я, стараясь не наводить на сестру ужас, при этом немного успокоить ее тем, что донесу сведения до ее мужа.
- Только сомневаюсь я, что муж твой примет... Считай, я у вас на неизвестный срок задержусь. Надеюсь, конечно, скоро уйду, но черт его знает, как судьба повернется, - заметив все же настороженный и от части напуганный взгляд сестры, поспешил вновь ее успокоить, - не переживай. В этой стране, я уверен, мне ничего не угрожает, - немного погодя, - так когда там Леон домой приходит?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Не все мосты надо сжигать;