Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Нас должно быть двое


Нас должно быть двое

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

подвал музыкального магазина | начало августа | вечер

Sandra Castelli, Adam Shepard
http://s0.uploads.ru/eRyOV.gif http://s9.uploads.ru/TRU6d.gif

Она прячется от копов, он - от недругов. Среди пыльных коробок двое пытаются скрасить существование друг друга и не нажить себе еще больше проблем.

Отредактировано Adam Shepard (2016-08-03 23:09:07)

+1

2

Последний месяц был похож на какой -то сумбурный сон. Или это все от того, что я стало мало спать? В конце июля в наш дом постучали копы. И не Уилл с Бренди. Со значками, ордерами и прочей чепухой. Пришлось вызывать с работы мать. Отчим был пьян. Поднять его с попойки было не реально. Они обыскивали каждый закоулок нашего дома. Перетряхивали каждую мелочь. Заглядывали в бачки, в раковины, в трубы. Что-то искали, но не говорили что. Из всего их визита я поняла, что у Артура какие-то неприятности. Позвонила Уиллу. Но ни он, ни Бренди к телефону так и не подошли. Бардак, оставленный стражами порядка, пришлось убирать больше недели. Обивку мебели зашивать снова. Все собирать. Приводить хламовник в нормальный вид. Я пыталась позвонить Артуру. но он не брал трубку. Он уже несколько недель не выходил с нами на связь. В Стали тоже никто ничего не знает. Отмахиваются. Делают вид, что в принципе нас не знают. Потом они снова пришли. Ко мне на работу. Стали задавать вопросы. Ответов на которые я не знала. Мне не чем им помочь. Мне не чем помочь брату, потому что не понимаю, что происходит. Артур так и не вернулся из Китая. И не понятно, в какие неприятности он там успел ввязаться. Последнее, что он говорил, что он работает  механиком. Что там идет подготовка к соревнованиям. И за эту работу ему хорошо заплатят. У нас будут деньги. Мы сможем навсегда избавиться от долгов и еще останется. Я прикидывала в уме цифры и не могла понять : много - это сколько? И сколько должно быть, чтобы остаться?
Потом нас оставили в покое. На какое- то время. Уилл с Бренди так и не появлялись. Я приходила к ним домой. Но и дома их не было. На работу к ним звонить боялась. Мне страшно. Я иду по улицам и меня не покидает ощущение, что за мной следят. Не отпускаю руки с переднего кармана рюкзака, где лежит отвертка.
Ночами просыпаюсь от каждого шороха. От скрипа двери, когда отчим встает покурить. От звука открывающегося и закрывающегося холодильника. От криков на улице. Если у меня выходной, то раз пять за день выбегаю из дома за угол соседнего квартала, чтобы покурить. Тырю по прежнему сигареты у отчима. Я нахожу свое спасение в никотине.  Но и тогда не перестаю оглядываться по сторонам.
В будни выхожу курить на крыльцо магазина. Там мне спокойнее, чем дома. Считаю, сколько раз за день мимо проедет полицейская машина. Раз пять. Иногда шесть. Она никогда не останавливается. Просто едет мимо.  Всматриваюсь внимательно, пытаясь увидеть кто сидеть внутри. Увидеть, что есть за тонировкой.

Milky Chance – Fairytale

http://s017.radikal.ru/i443/1608/98/da40aacc3de2.gif

Внутри магазина я себя чувствую зверем, загнанным в клетку. Музыка включается- выключается. Я бесцельно брожу, измеряя шагами периметр. Курю. Одна пачка с зажигалкой теперь постоянно храниться в моем нижнем ящике стола. Как и освежитель воздуха.  Посетителей нет. За день я провела инвентаризацию дисков, до которой у меня руки несколько лет не доходили. Составила каталог товаров. Завела страницу сайта магазина.
Ближе к десяти вечера, когда банка с растворимым кофе почти исчезла, колокольчик на двери звякнул. Оповещая о посетителе. Вздрагиваю. Смотрю на время и потираю уставшие глаза. Кажется, я забыла повесить табличку "закрыто".
-Простите, мы закрыты.
Проговариваю. Посетителя мне закрывает шкаф. Который сменщик зачем-то переставил от стены на середину зала. Закрыв обзор двери. Поднимаюсь со стула. Дверь закрывается. Я вижу мужские ботинки. Кажется, что он перевернул табличку. Напрягаюсь.
-ЭЙ. Я же сказала, что мы закрыты. Приходите завтра утром
Дурацкий шкаф.

+1

3

Когда меня уже потрепали, как тряпичную куклу, я решаюсь, наконец, прикрыть свой рот хотя бы на время. Монтанелли - чертова семейка - уничтожил несколько дорогущих заказов, выплачивать за которые мне придется из собственного кармана. Ладно, если бы тронул лишь тачки, так перепугал еще и парней до мокрых подштанников. Те, конечно, тоже не из фарфора сделаны, ринулись отстаивать мастерскую и не дали разгромить все наше имущество. Вот только Монтанелли был нужен лично я – персональная заноза в задницах его близких. И он добрался своими цепкими руками до моей шкуры. На миг мне даже показалось, что я чувствую запах смерти. Ледяное такое дыхание в затылок, что даже волосы встают дыбом. Я ощущал себя волчонком, который скалился на волка, но не мог ничего сделать. Мне не оставалось ничего иного, как бежать. Я мог бы выйти на открытую тропу войны, но не сейчас. Мы и так потеряли деньги и неизвестно еще, какие сюрпризы преподнесут мне заказчики.
Я оставил парней работать в мастерской и сменять друг друга в течение суток, чтобы район никогда не оставался без наблюдения и наших людей.  Отчего-то я был уверен, что их самих не тронут, потому что охота велась за мной лично. Несколько дней я отсиживался на пустой квартире своего старого друга и залечивал раны. Мне отыскали медсестру, которая раз в день делала перевязку и обрабатывала раны. И даже в пустоте квартиры престижного района Сакраменто мне мерещились звуки, шаги, скрип двери. Я не выпускал ни на миг пистолет из рук, ночью не мог даже толком сомкнуть глаза, а днем лишь время от времени выглядывал в окно. Либо я становился параноиком и пора было уходить на пенсию, либо за мной действительно следили. Я уже и не знал, куда податься, где могло быть безопаснее, потому что о всех моих контактах в криминальном мире людям Монтанелли было давно известно. Я даже было вспомнил о своих бывших пассиях, но быстро отбросил эту затею, потому что ни одна из них не желала видеть меня на своем пороге. Они бы скорее добавили мне еще несколько синяков, чем пустили под свою крышу. Я мог, конечно, рвануть к сестрам, но мои родственные связи также не являлись тайной, а так рисковать семьей я не был готов. Последним вариантом оказалась Касс, с которой я давненько не виделся. У нее меня вряд ли бы стали искать, мы не так часто видимся, да и у нее были ее дружки-копы. С тех пор как Артур пропал в Китае, точнее – был там убит, я раз в месяц носил его сестре деньги и вешал на уши лапшу, что с ее братом все в порядке, он хорошо зарабатывает и намеревается скоро вернуться в Штаты. Я проклинал самого себя за эту бесстыжую и наглую ложь, но Сандра была мне, как младшая сестра, я знал ее с детства, забирал со школы и частенько возился с ней. Мы и с Артуром тогда были по одну сторону, пока я не ушел в свой бизнес. Мне было жалко своего бывшего друга, которого так паскудно пустили в расход, и я винил во всем Лео, который не уберег его. Монтанелли пора бы усвоить урок, что на него не будут работать, если он так раскидывается жизнями собственных ребят. Мне не понять, почему Артур так и не ушел ко мне, но это был его выбор. И из-за уважения к нашей бывшей дружбе я собирался до последнего поддерживать его семью - как финансово, так и по возможности морально.
Когда на улицу опускается мгла, я собираю основные вещи в дорожный рюкзак, натягиваю толстовку с капюшоном и, не опуская руку от спрятанного под ремнем пистолета, покидаю свое укрытие. Я чертовски рискую, потому что на погоню в данной ситуации я попросту неспособен, как и на оказание сопротивления. Я все еще сильно хромаю на одну ногу, грудную клетку сдавливает, словно металлическими обручами – у меня сломано несколько ребер, тело предательски ноет. Я надеюсь, что застану Касс в магазине, потому что слишком длинные расстояния кажутся в этой ситуации самым настоящим испытанием. Я несколько раз пересаживаюсь с такси на такси, наматывая круги по городу и путая следы, передвигаюсь подворотнями и темными дворами, затем сливаюсь с толпой на центральных улицах, пока, наконец, не оказываюсь у знакомого мне музыкального магазина, где работает Сандра. Я знаю, как она любит это место, поэтому я почти уверен, что после исчезновения брата она засиживается здесь допоздна, не желая лишний раз связываться с отчимом. На дверях все еще висит табличка «открыто», хоть время работы уже давно закончилось. Моя паранойя продолжает прогрессировать, я недоверчиво осматриваю улицу и цепляюсь взглядом за проезжающий мимо автомобиль – невзрачный Ford слегка притормаживает напротив магазина, мне отчего-то мерещится полицейская форма у водителя и я поспешно убираю руку с пистолета, сильнее натягиваю капюшон и двигаюсь дальше по улице, делая вид, что решил перекусить в круглосуточной забегаловке на углу. Машина скрывается за поворотом, а я спешу назад, пока не объявился еще кто-то по мою или не мою душеньку. Связываться с копами мне совершенно не хочется, но, выбирая между полицией и Монтанелли, я выберу полицию. У тех на меня точно ничего нет, не зря я отваливаю такие суммы каждый месяц копам, которые крышуют мою мастерскую.
Перед тем, как войти в магазин, я еще раз осматриваюсь, достаю оружие и тихо открываю дверь, затаив дыхание и стараясь почти не издавать звуков. Проклятый колокольчик предательски звякает. Вхожу, переворачиваю табличку на «закрыто» и прячусь за стеллажи, прислушиваясь. Я слышу дыхание другого человека и уже приготавливаюсь стрелять, как раздается знакомый голос.
-Сандра, это я - Адам, "завтра" может быть поздно" - облегченно выдыхаю, раз-два, опускаю пистолет и выхожу из-за шкафа. –Ты одна? Привет…
Я все также осторожно осматриваюсь, замечаю Касс, которая кажется мне еще бледнее и болезненнее, чем раньше. Я знаю, что у нее вечно терки с бухающим отчимом, но в этот Сандра мне кажется совсем измученной, к тому же нервной и какой-то испуганной. Я ее коротко обнимаю, затем захожу за стойку и сам достаю ключи от магазина, возвращаюсь к двери и закрываю нас на ключ. Теперь можно чуть-чуть расслабиться.
-Какого хрена тут происходит? – я отхожу от окон в глубь магазина. –Вокруг ошиваются копы. Ты вляпалась во что-то? Касс, Господи, только не говори, что ты связалась с чем-то незаконным.
Наверное, я выгляжу не лучше, чем Сандра. Такой же дерганный, осмотрительный, словно в любую секунду ожидаю, что кто-то ворвется в магазин. Постепенно на тело опускается усталость, медсестра говорила мне, что еще рано передвигаться, и путь отнял последние силы.
-Можно где-то спокойно посидеть? Желательно, чтобы дверь можно было закрыть изнутри. Подсобное помещение? Подвал? – я  прислоняюсь к одному из шкафов, мне просто надо выпить воды и пять минут отдохнуть. –Ты расскажешь, что ты натворила. На тебе вон лица нет. Ты хоть видела который час? Ты тут что ли живешь? И не смей врать. Я тебя с детства знаю, так что ложь прочитаю по глазам.
   

+1

4

Мелькают этажи..наверх, на крышу...
Наверное, ты жив, но я не слышу смех.

В тесном мире застряли, в такт молчали,
Нас доставали сорок пять
Минут ныло тело, так хотело,
Но не сумело тебе сказать.

http://s020.radikal.ru/i711/1608/0a/bc6275ba8cc6.gif

Я не люблю фильмы ужасов. Но пару раз мои друзья заставили несколько фильмов с ними посмотреть. Кажется. именно так и начинается момент с резней.  Ночью, в квартиру или помещение, пробирается незнакомец. Закрывает тебя. И прячется во тьме. Загоняя в угол. Играя с твоим страхом. Держу отвертку на вытянутой руке и двигаюсь вдоль шкафа.  Слышу только его шаги. И беспокойные удары своего сердца. Вся жизнь одной кинолентой, проносится перед глазами. Кажется, что я впервые готова обрадоваться мысли, что возле магазина топчутся копы.
Сандра, это я - Адам, "завтра" может быть поздно"
уже приготовилась зайти за угол. как из другого конца выходит на тусклый свет Адам. От неожиданности сначала вскрикиваю. Потом увидев его лицо, успокаиваюсь.
-Адам, твою мать! Нельзя так пугать людей. У меня чуть сердечного приступа не было.
Ору на него. Заслужил.  Нервно дышу. Чувствую, как дожу до сих пор от страха. Я действительно испугалась. У Шепарда всегда были дурацкие шуточки. Я готова на тебя прямо сейчас с кулаками наброситься. Нельзя так пугать людей. Я итак стала слишком нервной после прихода копов к нам домой. И мне не до смеха сейчас.
-Нет, блин! Мужика в подвале прячу! -Нервно хихикаю. Делаю к тебе шаг на встречу и обнимаю. Ты отпускаешь меня, а я еще не готова разомкнуть свои руки с твоей шеи. Утыкаюсь носом тебе в грудь. От тебя пахнет машинным маслом. Такой родной и знакомый запах. Вдыхаю и выдыхаю. Чувствую, как понемногу успокаиваюсь.  Ты всегда для меня был частью чего-то родного и далекого. Пусть мы и редко видимся, но рядом с тобой мне всегда было спокойнее. Ты приезжал раз в месяц или два. На пару часов. На те пару часов, когда я могла просто забыть обо всем и отвлечься. Ты умел меня рассмешить. У тебя всегда были одобряющие пинки для поднятия моего духа. Как же давно мы не виделись? Пытаюсь вспомнить нашу последнюю встречу. Но она выходит из памяти, в какой-то туманной дымке. Выдыхаю. А еще от тебя пахнет страхом. Ты отстраняешься, берешь с ящика ключи и закрываешь магазин. Свожу брови к переносице. Наблюдая эту картину. Кажется сегодня у меня не было в планах здесь ночевать.
Ты снова скрываешься в тени. И спрашиваешь меня про копов.Меня снова охватывает  страх. Артур. Снова мысли о брате не дают мне ни покоя, ни передышки.
-Они к тебе тоже приходили? - Делаю к тебе несколько шагов и пытаюсь посмотреть в твои глаза. Я хочу понять, что происходит. Что случилось с Артуром. Какие и откуда у него появились неприятности. - НА счет Артура? Адам, если ты что-то знаешь, лучше скажи мне сейчас.
Снова накатывает приступ истерики. Неведение убивает. Я не могу так больше. Страх меня разъедает изнутри. Уничтожает. Я никогда не чувствовала себя такой затравленной и загнанной в угол. Я смотрю на тебя с надеждой, что ты дашь ответы на все мои вопросы. Ты - мой последний луч, якорь. Который не даст страху засосать меня в бездну.
И только сейчас я замечаю твою усталость. Вот дура. Эгоистка. блин.
-Есть подвал. Только зачем он тебе? Мы можем и тут поболтать.-Разворачиваюсь и подхожу к столу. К чайнику. Включаю, чтобы подогреть воду.
-Тебе чай или кофе? Есть ромашковый.-Обхожу стол вокруг. Открываю ящики. Достаю банку с растворимым кофе. Трясу. Вспоминаю. что кофе я выпила. Убираю ее обратно. Надо сходить в магазин. Еще успею.- Только ромашковый чай.
Нагибаюсь и роюсь по заначкам в поисках чего-нибудь съестного. Натыкаюсь на пачку сигарет. Пустая. А я уже опять хочу курить. Вспоминаю, что здесь ты. Выдыхаю, задвигая ящик. Хрен с ним. Перетерплю.
-Ничего я не натворила.  Судя по твоему виду, это ты натворил. И тебе есть что рассказать. Так что на счет ромашкового чая? Я еще успею сходить в магазин. Шоколад закончился. Этот придурок все мои заначки повыкидывал, пока меня не было.
Пожимаю плечами. Это место уже много лет стало моим домом. Моим спасением. Луи, хозяин магазина. знаком с моим братом. Он только из-за него взял меня на работу. Он не платил мне сверхурочные за частые ночевки на работе. А я и не настаивала. У каждого должно быть в жизни такое место, которое будет приютом его души. Я свое нашла.
-Провозилась с инвентаризацией. Увлеклась.
Я не хочу тебе говорить все. У тебя самого, видимо, проблем выше крыши. И ты не обязан еще распутывать моих тараканов.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Нас должно быть двое