Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » I know what you did in the dark


I know what you did in the dark

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

Под моими руками плавится мягкое, податливое серебро. Оно перетекает между пальцами, а каждый раз, когда я снова касаюсь его, взрывается маленькими алыми вспышками, окрашивая несколько сантиметров в такой же рубиновый цвет.
Ты подаешься мне навстречу и просишь, буквально умоляешь, и мне страшно от того, что ты делаешь со мной. Мне страшно от того, какой я могу стать, если продолжу это. И если сначала я думала, что неоновый демон здесь я, завлекающий в свои сети ничего не подозревающих девочек, то на самом деле оказывается, что все происходит с точностью наоборот. Ты тянешь меня в пучину, как сирены тянут моряков, топишь в своих глубоких глазах, в своих мягких волосах, которые так хочется намотать на кулак и потянуть, заставляя тебя прогнуться в спине еще больше. Я ненавижу тебя в эту секунду и обожаю, потому что сейчас ты нужна мне больше воздуха. Сейчас ты - мое дыхание.
Я ударяю снова, и мысленно жалею, что решила везти тебя в безликий отель. На мгновение в голове проносится мысль о том, что мы могли бы все бросить и уехать ко мне, но потом я выбрасываю эту мысль. Мы не могли бы, нет. У меня дома слишком много других демонов, моих личных демонов, с которыми я не справлюсь даже если буду держать тебя за руку. Или за волосы - это мне кажется предпочтительным вариантом.
Ты просишь. Этот голос, его полутона отдаются в моей голове пронзительным эхом моих собственных ощущений. Мне хочется спросить тебя, подразнить, узнать, чего еще тебе нужно, какое именно "пожалуйста" ты имеешь в виду, но я не делаю этого. Между нами появляется удивительная связь, которая тонкими ниточками пронизывает наши обнаженные тела, и я не хочу делать ничего, чтобы разорвать ее. Она так тонка, что даже малейшее дуновение ветра, неловкий стон или вздох могут ее разрушить. Я хочу обладать тобой сейчас, а о причинах и следствиях подумаю позже. Возможно - никогда.
Я ударяю снова и снова. Ладонь горит, а под моими пальцами горит и твоя кожа. Горит и плавится, и я знаю, что плавится не только она, и не только в местах удара. Зарываюсь пальцами левой руки в твои волосы и снова тяну назад, заставляю прогнуться в спине и практически ломаю тебя - для того, чтобы заставить тебя развернуться лицом ко мне. Подаюсь вперед и прижимаю тебя к ледяному стеклу, чувствуя, как ты чуть дрожишь под моими пальцами. Ударяю тебя по соскам, осторожно, чтобы не выбить штанги из проколов. Я знаю, что это за ощущение - смесь страха и возбуждения, я была по ту сторону, детка, мне там было хорошо. Я сделаю так, что и тебе это понравится. Здесь и сейчас.
Пара ударов по соскам, и они тоже краснеют. К твоей бледной коже очень быстро приливает кровь, и это чертовски заводит. Мне хочется узнать, что будет, если ударить по ней чем-то сильнее руки, но поблизости нет ничего, что могло бы помочь мне проверить мою догадку. Жаль, видимо, это останется моей влажной фантазией на какое-то время.
- Пожалуйста.. что? - я заставлю тебя говорить. О, поверь, это еще один мой фетиш - заставлять людей говорить четко и понятно - чего же им нужно. И я заставлю тебя прокричать, простонать или прошептать мне на ушко, что же тебе так нужно. И тогда с радостью дам тебе это. И хотя я прекрасно знаю, что к чему, мне хочется немного поиграть с тобой, потому что ты не запрещаешь мне делать это.
- Пожалуйста.. что, детка? - впиваюсь в твои губы, и не даю тебе закончить предложение. Кусаю мочку уха, а потом снова перемещаюсь руками на твои бедра. И снова дразню, на этот раз царапая. В свете ночного города красноватые борозды на твоих ногах хочется целовать, но я не хочу спешить с нежностью. Как-нибудь потом. А сейчас - скажи мне, чего же тебе так хочется? Покажи, если хочешь, но я все равно заставлю тебя сказать. Словами. Ртом.
И сейчас я пытаюсь применить всю свою выдержку, чтобы не использовать твой рот для чего-то еще. Мне нужны слова, потому что заткнуть тебя я всегда успею.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2idCy.png[/AVA]

+2

22

Тело вспоминает давно забытые ощущения. Тело вспоминает как это, когда его пытаются подчинить и почти сломать. Импульсы ударяют в мозг попеременно сигнализируя о боли и опасности, пытаясь предупредить, что надо бежать и спасаться. Но я не слушаю свой разум. Я слушаю свое тело. Я слушаю свое тело, которое, черт возьми, в восторге от всего происходящего и жаждет продолжения, даже если оно в самом деле окажется опасными или разрушающим. Тело жаждет продолжения вне зависимости оттого, что случится в следующее мгновение. Чувствую, как предательски влажно у меня между ног. Чувствую, что еще немного и влага потечет по внутренней стороне моих бедер тонкой тягучей струйкой.
Ты ударяешь снова и снова, пока мои ягодицы не начинают пылать. Я не вижу этого, но отчетливо представляю, как покраснела моя бледная кожа. Понятия не имею останутся ли синяки, ведь ты бьешь довольно сильно, но на самом деле мне все равно. Если завтра будет больно сидеть на пятой точке, значит у меня еще на пару дней останутся приятные мысли и воспоминания, на которые можно отвлекаться. Я уже чувствую, как буду стремительно краснеть каждый раз, когда придется садиться где-то в общественном месте, ощущая, что у меня есть тайна, которую никто не знает. Только ты и я. Только думаю, что тебе будет уже глубоко все равно в этот момент, что происходит со мной дальше.
Ты тянешь меня за волосы, заставляя прогнуться в спине и я вскрикиваю, дрожа всем телом. Когда понимаю, что прогибаться больше нет ни сил, ни физических возможностей, я разворачиваюсь к тебе лицом, словно понимая наконец, чего ты действительно хочешь. Прижимаешь меня всем телом к холодному стеклу и я не сдерживаю болезненно-восторженного вскрика, покрываясь мурашками. Разгоряченные ягодицы касаются стекла и от контраста ощущений меня всю потряхивает. В это мгновение мне кажется, что я не могу больше терпеть. Я хочу умолять тебя взять меня. Я хочу умолять тебя сделать мне еще больнее, выбивая из меня все мысли, всю тоску, что во мне существует. Я хочу перестать чувствовать что либо вообще кроме охватывающего тело возбуждения.
Обладай мной.
Подчиняй меня.
Ломай меня.
Как это делала она.
Я не знаю, что ожидать от тебя дальше, дорогая. И когда я не вижу перед глазами успокаивающего меня города, мне приходится смотреть в твое лицо. Строгое, но такое красивое. Идеальное на мой взгляд. Мне приходится смотреть в твои глаза, иногда перемещая взгляд на губы, которые умеют так горячо целовать. И я думаю о том, что мне повезло встретить тебя во всех смыслах этого слова. Пока я еще могу думать.
А потом ты ударяешь по моим соскам так, что я почти подпрыгиваю на месте и только долгие и упорные тренировки, пересиливание себя и определенный опыт помогают мне остаться на месте, когда так хочется разрыдаться и бросится тебе на шею, умоляя прекратить. Это происходит не от боли. От страха. Я просто напугана, но только я сама в действительности знаю, насколько сильно возбуждает меня этот страх.
Позволяю себе закрыть глаза в тот момент, когда ты ударяешь снов. Только губы приоткрываются в новом полукрике. В горле все пересохло, я судорожно сглатываю и провожу языком по сухим губам, ожидая повторения этой очаровательной экзекуции.
Дорогая, кто бы мог подумать, что мы сегодня настолько идеально, настолько сильно совпадем? Кто бы мог подумать, что ощущения не обманули ни тебя, ни меня. Кто бы мог подумать, что мы обе получим то, чего так сильно хотели и не могли взять ни у кого другого. Да, обычно всем страшно поднять на меня руку даже в эротическом контексте. Думаю, что и ты временами испытываешь дискомфорт, когда девушки не понимают твоего желания почти сломать их.
Но я понимаю.
И даю тебе возможность, наивно надеясь, что ты оценишь и мою выдержку и мою эмоциональность. А еще, конечно, то, как отзывается мое тело на то, что с огромной натяжкой можно назвать лаской.
Когда ты задаешь мне вопрос, я медленно раскрываю глаза и ты можешь наблюдать то, как подрагивают мои ресницы, а глаза увлажняются. Ты словно знаешь куда бить, а потому просишь меня объяснить, чего же я так сильно хочу. Все внутри стягивает в тугой узел страха, возбуждения и ужасающей неловкости. Это именно тот момент, когда я перед тобой чувствую себя маленькой и невинной девочкой. Потому что мне всегда было стыдно озвучить свои желания. Потому что именно для этого мне приходилось ломать себя сильнее всего. К глазам подступают слезы, но я смотрю на тебя не отводя взгляда и тогда ты повторяешь вопрос. Это всего лишь вопрос, но ощущение такое, что мне влепили пощечину.
- Пожалуйста... - кажется, что я только набралась смелости, чтобы произнести хоть что-то, но ты так играючи сбиваешь меня с этого уверенного настроя, кусая за мочку уха. Я вскрикиваю от покалывающей и ноющей боли в мочке, но понимаю, что ты не давала мне отмашки и повода расслабиться. Ты все еще ждешь ответа, а сама сбиваешь меня с мысли тем, как твои ногти царапают кожу моих ног.
Думаю, в агентстве в ближайшие дни просто охренеют оттого, как я выгляжу и сколько всего придется замазывать и подправлять.
Но мне плевать.
- Пожалуйста, сделай... мне... еще... больнее, - каждое слово срывается с моих губ словно камень с обрыва. И я не могу смотреть на тебя в этот момент, а потому не смело протягиваю к тебе свои руки, обвивая ими твою шею, а затем прижимаясь своим обнаженным телом к твоему. Ты же простишь мне эту вольность?
- Я хочу, чтобы ты взяла меня. Изнасиловала, - произношу почти шепотом, сама пугаясь своих слов. Я конечно понимаю, что насилием в прямом смысле слова это никогда не будет, ведь я дала свое согласие. Но я же не знаю, на что ты способна. А потому я на самом деле боюсь.
Но пути назад нет.
Не сейчас.

Отредактировано Denivel Simon (2016-10-17 19:31:45)

+2

23

Мне хочется ударить тебя и задушить. Детка, за что ты так со мной, почему? Я не могу остановиться, и даже если захочу, даже если ты попросишь - я не смогу остановиться мгновенно. Это опасно, я знаю, что так нельзя, но почему-то продолжаю идти вперед. Это похоже на то неловкое ощущение, когда ты стоишь перед темным провалом двери и не знаешь - стоит ли идти дальше. А потом идешь, потому что темнота затягивает, обвивает вокруг тебя свои теплые и мягкие лапы, и сопротивляться ей нет ни сил, ни желания.
Ты просишь меня, и мне кажется, что теперь этот прерывающийся голос будет преследовать меня по ночам. Ох уж этот голос, детка, мне хочется украсть тебя, ты понимаешь? Ты прижимаешься ко мне и в какой-то момент мне кажется, что ты дрожишь. Интересно, это потому что я пугаю тебя, потому что тебе холодно, хорошо или все вместе? Мне нравится этот трепет - ты прижимаешься ко мне своим телом, и я чувствую, как сильно бьется пульс в твоих венах. Мне кажется, мы сгорим этой ночью, но мы сгорим вместе, да?
И тут ты просишь о странной вещи. Признаюсь, ты только что удивила меня, малыш. Я ждала просьб сжалиться над тобой, ждала, когда ты скажешь, что больше не можешь терпеть, что ты хочешь меня. Но вместо этого ты буквально даешь мне все карты в руки. Малыш, да у меня все тузы, ты понимаешь, что это значит? Ты понимаешь, что я могу с тобой сделать?
Мне приходится сделать пару вдохов, чтобы сконцентрироваться и не потерять все самообладание, которое у меня осталось. Ты позволяешь мне сделать с тобой то, что ни один человек не позволил бы, не разрешил. А ты просишь меня об этом, и к своему ужасу - я не могу тебе отказать.
- Не пожалеешь? - я спрашиваю тебя об этом, а потом снова бью - по соскам, отталкиваю от себя, потому что чувствую, как где-то в глубине зарождается такая ярость, такое пламя, что мне страшно - ты сгоришь в нем, а я потянусь за тобой спасать тебя же.
Хватаю за горло, притягиваю к себе, и считаю секунды. Говорят, что даже если ты совсем ненадолго лишаешь человека кислорода, мозг все равно немного умирает. Я знаю сейчас, что продержи я руку на твоей тоненькой шее еще немного - и ты упадешь к моим ногам. И никто не узнает, что случилось между нами в этом номере, никто не обвинит меня в этом. Чертов маленький демон, что ты делаешь?
Я смотрю тебе в глаза, наблюдаю за тем, как расширяются от страха зрачки. Мне до сих пор удивительно, что ты не вырываешься, не пытаешься убежать. Почему? Я вызываю какие-то воспоминания? Надеюсь, что дело не в сентиментальности, потому что вот только ее мне не хватало. Я хочу остаться для тебя просто памятью - алыми следами на коже, которые наутро исчезнут, как и я. Впрочем, до утра у нас еще полно времени, да?
- Дыши, - я отпускаю тебя, и ловлю на руки, потому что не знаю, не кружится ли у тебя голова. Кажется, я немного увлеклась, но ты хотя бы не теряешь сознание. Я несу тебя к кровати, и кладу на нее. Смотрю на то, как красиво разбросаны твои длинные волосы по подушке, и сажусь тебе на бедра. Кладу руки на твою грудь и тяну за соски, заставляя сесть. И пока я держу тебя за соски, я смотрю тебе в глаза.
Этот контакт не хочется прерывать, я не могу ничего с собой сделать и тянусь к тебе и целую. Снова - также жестко и довольно грубо. Мне нравится ждать, выжидать. Я обязательно сделаю с тобой все, о чем ты просишь, но сейчас мне хочется просто поиграть с тобой, извини.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2idCy.png[/AVA]

+2

24

Спрашиваешь меня, не пожалею ли я.
О, дорогая, можешь быть уверена - не пожалею. Я не пожалею даже в том случае, если ты случайно меня убьешь в порыве этой дикой, необузданной страсти, которая похожа на стихийное бедствие. Я не пожалею, если твои пальцы слишком сильно сожмут мое горло, навсегда лишая меня кислорода. Я не пожалею, если твои глаза это будет последнее, что я увижу перед своей смертью. Я не пожалею, потому что внутренне все время надеюсь, что мне предстоит умереть в ближайшее время, навсегда избавив себя от страданий и ранящих воспоминаний. И если бы мне суждено было умереть а твоих руках, то, пожалуй, я была бы даже счастлива. Потому что ты хороша собой, потому что меня чертовски к тебе тянет, потому что от тебя кружится голова.
И потому что ты напоминаешь мне ее.
Сначала ты грубо отталкиваешь меня, причиняя боль, ударяя так, что грудь горит. Я задыхаюсь от переполняющих эмоций, но не успеваю полноценно схватить ртом воздух - притягиваешь меня к себе, сжимая пальцы на моей шее. Я замираю, чувствуя, как легкие начинают болеть от отсутствия кислорода. Инстинктивно открываю рот шире, пытаясь вдохнуть хотя бы немного воздуха, хотя это абсолютно бесполезно. Я не могу дышать. И не смогу ровно до тех пор, пока ты не позволишь мне этой роскоши. Ощущение того, что ты полностью вольна меня контролировать ударяет в голову, которая и без того кружится от возбуждения и отсутствия кислорода. В какое-то мгновение мне кажется, что коснись ты меня сейчас между ног хотя бы одним пальцем и я бы испытала нереальный по своей силе оргазм. Даже если бы он был последний в моей жизни. Сдается мне, что умереть в оргазме не самый плохой вариант. Скорее всего даже лучший из существующих.
В какое-то мгновение я понимаю, что вместе с возбуждением все же испытываю страх. Сильный, испепеляющий, танцующий на грани моего сознания цветными всполохами, появляющимися время от времени. А еще я вижу в твоих глазах, какое удовольствием ты получаешь от происходящего, хоть и абсолютно не понимаешь, какого хрена я так веду себя и позволяю делать с собой подобные вещи первой встречной.
Дело в том, что ты не первая встречная.
Я искала долго.
Эти два месяца, сразу после того, как я вообще смогла двигаться, я искала ту, кто сможет подарить мне свою власть. Ту, перед которой я захочу упасть на колени. Ту, что вот так будет обращаться со мной, но не только потому, что я слабая девочонка, а потому что я так влияю. Потому, что это необъяснимая реакция на меня - обладать. И абсолютно не важно, что своим инстинктам мы можем поддаться только сегодня. Возможно, что большего нам обоим не вынести.
Твое "дыши" врывается в мое сознание и звучит как приказ, который невозможно не исполнить - и я судорожно хватаю ртом воздух, чувствуя, как пол выскальзывает из-под ног, а стены крутятся вокруг меня. Идеально то, что ты сразу же подхватываешь меня на руки, не давая упасть и пораниться таким никчемным способом. Ведь в жизни есть способы интереснее, правда?
Все еще чувствую, словно пальцы твоих рук сдавливают мою шею, препятствуя дыханию, которое сейчас так сложно восстановить. На краю сознания осознаю, что на утро мою шею украсит "колье" из цепочки синяков, которые останутся на бледной коже. Черт возьми, да я буду выглядеть как жертва полноценного изнасилования, которой не являлась.
Этот вид заводит тебя?
Оказавшись на кровати я чувствую некое облегчение - не надо больше стоять. Тело расслаблено, волосы разметались по подушке, взгляд смотрит на тебя ясно, не смотря на все то возбуждение, которое я все еще испытываю. Сбить его не удалось даже твоим цепким рукам, которые пытались выбить из меня жизнь. Скорее наоборот - такую тебя я хочу еще больше. И потому легко подаюсь вперед, когда ты больно сжимаешь соски и тянешь за них, заставляя сесть под тобой.
Жадный поцелуй опаляет мои губы и я понимаю, как близко к грани балансирую. Я невероятно, неистово хочу почувствовать твои пальцы во мне. Можно даже все, но едва ли это придет тебе в голову. А я желаю этого по той простой причине, что это лишний раз позволит мне почувствовать себя твоей марионеткой.
Сейчас я принадлежу тебе.
Неосознанно кусаю твою губу вовремя поцелуя. Остается только надеется, что тебя это не рассердит. Мягким движением кладу свои ладони на твои плечи - я хочу прижаться сильнее, но не могу, пока ты держишь меня за грудь. Даже эта мелочь полностью зависит от тебя - позволишь ли ты мне прижаться? Или считаешь, что я не заслужила этой мимолетной нежности?
- Ты довольна? - шепчу тебе в губы, когда мы ненадолго разрываем поцелуй. Мне хочется узнать, что я могу сделать для тебя, но я почему-то молчу, ожидая, что ты отдашь мне приказ, если действительно чего-то захочешь.

+2

25

Между нами _ городами
То _ что разрушает грани
То _ что возбуждает тело
Ты же _ этого хотела

Я считаю про себя. Сегодня я делала это уже не раз, и с каждой секундой это дается мне все сложнее и сложнее. Девочка моя, что ты творишь? Я хочу спросить тебя об этом, но знаю, что этот вопрос разрушит все, что мы сейчас создаем здесь. По непонятной мне причине ты все еще мне доверяешь - разрешаешь делать все, что угодно. И я снова удивляюсь тому, как так можно? Почему ты делаешь это? Почему не кричишь, не отталкиваешь, а просто молча терпишь все, что я делаю? И вместо того, чтобы после нежно обнять тебя, я хочу проверить - как далеко ты позволишь мне зайти? Мне страшно от этой мысли, я гоню ее прочь, как и пытаюсь прогнать вон мысли о том, что в ванной лежит тонкая бритва, а тоненькие полоски идеально смотрелись бы на твоей белоснежной коже. Я не могу позволить себе сделать это с тобой, поэтому я просто целую тебя снова, ловя губами твой вопрос.
Мне все нравится, детка. Все. Каждый твой вдох, каждый стон, легкое дрожание твоих уставших мышц - я готова ловить его снова и снова, заставлять тебя извиваться подо мной, просить о большем. Мне хочется мучить тебя, и я знаю, что это противоречит всем стандартам поведения, но не ты ли задала новые стандарты и мотивы, попросив изнасиловать тебя сегодня?
Я отталкиваю тебя от себя так, что ты падаешь на кровать, а потом, нависнув над тобой, снова целую в губы - жестко и грубо, прикусив на прощание нижнюю губу. Боже мой, наутро ты меня будешь проклинать. Но сейчас мне хочется заставить тебя любить меня, несмотря на то, что я с тобой делаю.
- Встань, - я заставляю тебя встать на колени на кровати, что должно оказаться тем еще испытанием для твоих уставших мышц. Мне хочется узнать, насколько ты вынослива, и я проверю это единственным известным мне способом. Пока ты стоишь, я накрываю твои глаза собственной рукой, второй собираю длинные волосы, чуть оттягивая их назад, заставляя тебя прогнуться в спине и шепчу на ухо, - Не смей открывать глаза, пока я не разрешу.
Опускаюсь на ковер и делаю пару шагов к мини-бару. К счастью, в нем находится именно то, что я искала. Сжимаю в руках небольшой кусочек льда и возвращаюсь на кровать. Я все еще надеюсь на твою честность и на то, что ты не открывала глаза, пока я передвигалась по номеру. Безусловно жаль, конечно, что у меня нет ничего, чем можно было бы связать тебя, но я попробую обойтись и без этого.
Обхватываю лед кончиками пальцем, и подползаю к тебе со спины. Прижимаю к себе, чтобы ты почувствовала, что и я тоже разгоряченная, и сдерживаться мне на самом деле очень и очень сложно.
Левой рукой, в которой лежит лед, я глажу тебя по шее, затем спускаюсь к соскам, а потом провожу по животу и чуть ниже - едва касаясь половых губ самым кончиком остренькой льдинки. Правой рукой при этом я буду держать твои волосы, заставив тебя чуть откинуться назад, практически лечь на мое плечо.
- Ты можешь открыть глаза, - я шепчу тебе на ухо, параллельно ломая лед в пальцах и скользя уже ими по тому же пути, что только что проделала льдинка, - Но не вздумай кончить раньше времени.
Малыш, ты разбудила во мне опять что-то из давно забытого прошлого. Что-то, что я пыталась прятать в себе долгое время, но теперь оно вырвалось наружу. И я не могу, не знаю, куда деть это, а ты радостно принимаешь правила моей игры. Черт подери, надеюсь, ты хотя бы знаешь стоп-слово, потому что иначе я боюсь никогда не остановиться.
Пока я провожу пальцами по твоим половым губам, мне становится понятно, что влажные они уже не только от мокрого льда, но и по другой причине. Мне стоит больших усилий,  чтобы не дать тебе прямо сейчас то, чего тебе так хочется. Поверь, мне тоже этого хочется, но я люблю терзать себя, а значит и тебе придется потерпеть какое-то время.
Я провожу пальцами прямо по клитору, и чувствую, как ты дрожишь.
- Не смей, - одергиваю, потому что сейчас мне нужно контролировать тебя. И мне страшно представить, что будет, если вдруг ты не послушаешься меня. Не проверяй этого, малыш, не играй со мной в игры. Сейчас все серьезнее некуда. Поэтому я снова провожу по соскам, оттягивая пирсинг в них, оглаживаю живот и только потом возвращаюсь к низу твоего живота. Как там, порхают уже бабочки?
Я обхватываю клитор пальцами и начинаю осторожно его гладить - настолько осторожно, чтобы не дать тебе случайно кончить. Поэтому когда ты оказываешься вновь на пике, я убираю руку. Заставляю тебя открыть рот и провожу пальцами по губам, а потом заставляю облизать пальцы, которые только что практически побывали в тебе. Знаешь, это нечто непередаваемое - понимать, что нам не нужно говорить, чтобы ты понимала меня, а я - тебя. Мне не нужно говорить тебе ничего, но я люблю говорить и люблю слушать. Но сейчас это не нужно. Все еще держа пальцы у тебя во рту, я медленно вхожу в тебя одним из пальцев правой руки. Господь дал мне две руки, и это было единственно правильным поступком с его стороны по отношению ко мне.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2idCy.png[/AVA]

Отредактировано Justin Grayson (2016-11-23 17:06:10)

+2

26

Девочки ищут доминантов на тематических сайтах. Девочки ищут доминантов на тематических вечеринках. Девочки ищут и чаще всего находят мудаков, не способных удовлетворить их желания, провести по грани боли и удовольствия. Девочки ищут и часто ошибаются. Я же никогда не искала доминанта для себя. Я никогда не искала, но уже как минимум второй раз срываю куш, потому что судьба словно подталкивает нас друг к другу, кидая с края пропасти - и лететь мы сможем только в том случае, если возьмемся за руки и научимся балансировать.
И мне везет. Мы балансируем так искусно, словно этот дар родился раньше нас обоих. Мы балансируем так искусно, словно именно для этого были созданы. Мы тянемся друг к другу и отталкиваемся именно тогда, когда это необходимо. Мы по минимуму используем слова, читая друг друга по взгляду, по жестам, прикосновениям.
Мне везет. Тоже самое я могу сказать о тебе, судя по тому, как ты бросилась в омут с головой и воспользовалась каждым предложением, которое я выдвинула. Ты не была против всего этого. Ты была за. И, очевидно, происходящее сводит с ума тебя не меньше, чем меня. Очевидно, что происходящее нравится тебе не меньше, чем мне. Очевидно, что я открываю в тебе без ключа те двери, которые ты так упорно пыталась закрыть навсегда, чтобы не выпускать своих внутренних демонов, способных разрушить и тебя, и все вокруг.
Извини, что я заставила тебя выпустить их наружу.
Но ты ведь еще не сорвалась, правда?
И не сорвешься, ведь я верю в тебя. Я доверяю тебе и себя, и свою жизнь. Знаю, что ты справишься.
Мы целуемся ровно до тех пор, пока ты грубо не отталкиваешь меня от себя, но я не в обиде. Я все понимаю. Это только больше раззадоривает и подогревает интерес, хотя казалось бы, куда уж больше?! Но каждый раз когда я дохожу до своего максимума, до своего предела, ты показываешь мне, что хотеть можно сильнее. Ты сдвигаешь мои границы все дальше и дальше, а потом будто бы сама удивляешься, что я позволяю тебе так много. Мне же в свою очередь кажется, что сейчас я могу позволить тебе все, что угодно. Любой твой каприз, моя прекрасная незнакомка.
Твой приказ отдается в каждой клеточке моего тела немым желанием его выполнить - и я поддаюсь. Я делаю все ровно так, как ты этого желаешь - принимаю запрашиваемую тобой позу, хоть и стоять на кровати на коленях немного неловко - приходится балансировать, чтобы дрожащие от перенапряжения ноги держали меня. Но я не могу облажаться перед тобой. Я не могу подвести тебя. И потому я иду на поводу у каждого твоего движения, не оказывая никакого сопротивления - подаюсь, когда ты тянешь меня за волосы, послушно закрываю глаза, когда ты накрываешь их ладонью. Я поняла бы твои требования даже не произнести ты на самом деле ни слова, но ты довольно кратко и жестко озвучиваешь свои мысли. Я в ответ только едва заметно киваю, не раскрывая рта и не показывая того, как на самом деле тяжело мне все это дается. Ноги сводит от возбуждения и усталости. Мне жутко хочется рухнуть обратно на кровать и умолять тебя скорее взять меня, потому что терпеть все это время это как пройти девять кругов ада.
Несколько мгновений ожидания, когда твое тело не рядом, кажутся для меня вечностью. И я облегченно вздыхаю, когда чувствую как ты оказываешься сзади меня. Стоять сразу становится легче, но эта легкость обманчива. Я вскрикиваю от неожиданности и резкой контрастности чувств. Холод по разгоряченному телу сводит с ума и почти ранит. Я готова метаться по кровати от этого ощущения, но знаю, что нельзя - я должна вынести это испытание в той позе, в которую ты меня поставила. И потому я начинаю жалобно стонать, чтобы хоть как-то унять в себе желание дернуться и отодвинуться. Дыхание чертовски сбито, возбуждение зашкаливает настолько, что мне кажется будто я взорвусь, стоит только посильнее сжать ноги. В самый тяжелый момент я откидываюсь на твое плечо, а ты удерживаешь меня за волосы. И я уже не стону, я кричу, когда холодный лед обжигает меня между ног. Мне не больно. Даже почти не страшно. Но эмоции такие, что я нахожусь где-то на грани оргазма и истерики, куда ты так беззастенчиво толкаешь меня, проверяя на прочность и тело и психику.
- Я постараюсь... - неуверенно произношу я, наконец-то раскрывая глаза, потому что ты позволила мне это сделать. Уверена, тебя должна восхищать моя покорность. Уверена, что где-то в глубине души тебе будет чертовски жаль расставаться со мной, когда все это закончится. Но знай - жаль будет не только тебе.
Твои пальцы рисуют на мне ледяные дорожки, стекающие каплями воды по моему телу. Я почти срываюсь, когда ты до чертиков холодными пальцами касаешься моего клитора, заставляя выгнуться так сильно, что больно спину. Я ловлю ртом воздух так жадно, так бешено только чтобы не испортить твоей игры и не кончить раньше, чем ты позволишь мне это сделать. И в этом твоя абсолютная власть. Я хочу быть настолько послушной девочкой, что постараюсь выполнить даже то, что почти невыполнимо.
Ты даешь мне короткую передышку, снова оттягивая момент оргазма, но не позволяя моему возбуждению угаснуть не на секунду. О Господи, разве вообще возможно так долго находится в этом пограничном состоянии?
Как только мне начинает казаться, будто я могу не думать о том, как сильно мне хочется кончить, ты сразу же возвращаешь руку к моему клитору, чтобы поглаживать и дразнить его. Мои стоны снова заполняют наш номер до краев не смотря на его чудовищные размеры. Я почти закатываю глаза от удовольствия и желания кончить, но ты снова не даешь мне этого сделать и с моих губ срывается искренне разочарованный полу всхлип-полу стон. И в тот момент, когда я собираюсь сказать тебе, что не могу больше терпеть, твои пальцы проникают в мой рот, заставляя молчать. Тем не менее я и не думаю сопротивляться - язык ловко скользит по пальцам, которые всего несколько секунд назад приносили мне такое удовольствие. Я совру если скажу, будто сейчас они не делают того же. В этом акте я вижу еще один способ, которым ты подчиняешь меня себе. Я послушна ровно до того момента, пока ты одним пальцем не проникаешь в меня, заставляя задрожать всем телом с новой силой.
Как же приятно.
И мало.
Черт возьми, этого мало.
Я готова разрыдаться оттого, насколько сильно хочу большего. Я готова разрыдаться оттого, как сильно хочу почувствовать твои пальцы внутри меня. И черт возьми, кажется я правда плачу, по крайней мере щеки становятся влажными. При этом я инстинктивно сжимаюсь, стараясь лучше прочувствовать ласку, которую ты мне даришь в этот момент.
- Пожалуйста... - шепчу, продолжая облизывать пальцы у меня во рту.

Отредактировано Denivel Simon (2016-11-23 19:36:52)

+2

27

Она сказала _ не смейте
На меня _ так смотреть
Ведь я _ не боюсь смерти
Потому что я и есть _ смерть

Я не знаю, что будет завтра. В такие моменты мне кажется, что завтра вообще никогда не наступит - ни для тебя, ни для меня. Может быть, обвалятся небеса? На нас сбросят бомбу, и мы все умрем - вот так, нелепо, неожиданно, а некоторые - еще и счастливо во сне? В моих планах на сегодня смерть не значится, но я чувствую, что ты медленно убиваешь во мне все человеческое, если оно еще осталось где-то на дне моей черной, изуродованной души. Эй, девочка, ты ведешь меня за собой, ты мягко, но при этом довольно уверенно держишь меня за руку, пока мы продвигаемся куда-то вперед по кромешной темноте. И это я должна вести тебя, я должна оберегать тебя от чудовищ, которые здесь обитают, а вместо этого ты оказываешься удивительным существом - ведущим и ведомым одновременно. Ты позволяешь мне делать тебе больно, ты выворачиваешь мое естество наизнанку, и это так больно и хорошо, что я сама нахожусь на грани странного морального оргазма, хотя в этом случае уместнее было бы назвать его аморальным.
Интересно, такого человека ты искала, чтобы провести ночь или это было просто случайное совпадение? При одной мысли о том, что я больше никогда тебя не увижу, я почти готова отрезать себе на память твой локон волос - чтобы он напоминал мне о том, что все это действительно было по-настоящему, а не оказалось моим очередным галлюциногенным бредом. Мне страшно отпускать тебя такую в мир - где любой может воспользоваться этой жаждой боли и утолить ее неправильно. С другой стороны, почему я вдруг решила, что делаю это верно?
Наверное, об этом мне говорит твое тело в первую очередь. То, как ты дрожишь от моих пальцев, то как часто дышишь, как жадно облизываешь мои пальцы и как подаешься навстречу моим пальцам. Ты напоминаешь мне музыкальный инструмент, чуткий и очень хорошо настроенный, на котором я играю прекрасную, удивительную мелодию. Ты просишь меня, и этот полу стон - полу просьба звенит в пустоте большого номера. Я понимаю, что уже не могу отказать тебе, не могу больше сдерживаться и терпеть. Мне надоела эта игра - я хочу разрядки даже больше, чем ты.
Поэтому я держу тебя за волосы и медленно заставляю нагнуться - так, чтобы ты оказалась стоящей на коленях и локтях. Все еще нависаю над твоим ушком и горячо дышу, потому что продолжаю ловить каждый твой выдох, сокращение мышц. Провожу пальцем по клитору, и понимаю, что если буду дразнить тебя дальше, это запишут в преступления против человечности. Поэтому несколькими движениями довожу тебя почти до самого пика, а когда чувствую, как дрожат твои бедра, шепчу на ухо
- Кончай, - и этот шепот получается глухим, немного даже пугающим, потому что он тоже отдается где-то внизу живота, переплетаясь с твоими стонами. Я чувствую, как ты дрожишь, но не даю тебе передохнуть, потому что сразу же вхожу в тебя - на этот раз уже двумя пальцами, потому что мне показалось, что в прошлый раз тебе было мне. Нет, не так - мне было мало.
- Черт, - шиплю я тебе в спину, чуть прикусывая ее и оставляя очередной алый след на белоснежной коже. Один вид уже возбуждает меня настолько, что я сама нахожусь на грани яркого оргазма, продолжая зачем-то балансировать на краю. Мне нравится мысленно отстраняться и наблюдать за этой картиной. Ты течешь, и я не буду льстить себе, если скажу, что виновата в этом - скорее это констатация факта, пусть и довольно лестная. Тебе тоже есть, чем быть довольной сегодня - я почти на грани от одного только твоего поведения, от следов на твоей коже, и от фантазий, которые переполняют меня.
Я никогда больше не увижу тебя. Эта ночь больше не повторится. Памятью о ней останутся только следы на теле и саднящие мышцы, но ничего материального я с собой не заберу. Это будет только один раз, но я хочу запомнить его. И сделаю все, чтобы и ты запомнила его надолго. Наверное, поэтому я крепко держу тебя за волосы, и прижимаю к себе, пока довольно грубо беру то, что ты сама мне предложила. Мне хочется довести тебя еще до одного оргазма, поэтому большим пальцем я касаюсь клитора, который все еще довольно чувствителен. Ты снова дрожишь, а я улыбаюсь, заметив наши силуэты, отражающиеся в больших окнах напротив кровати. Мы кажемся какими-то неестественными, ненастоящими, но только боль и наслаждение заставляют нас чувствовать себя снова обычными людьми из крови и плоти, хрупкими и уязвимыми.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2idCy.png[/AVA]

+1

28

Мы теряем ощущение пространства и времени. Сейчас мне абсолютно наплевать, где я нахожусь, лишь бы чувствовать твои прикосновения и твои губы, лишь бы ощущать тебя рядом с собой. Во мне. Так уж случилось, что сегодня ты заменяешь мне воздух, которым я дышу. Так уж случилось, что сегодня ты помогаешь мне гореть от страсти, а не от боли, разрывающей сердце. Возможно, что можно расценивать это как предательство, но твои прикосновения заставляют меня забыть обо всем на свете и не думать, что когда-то совсем недавно я принадлежала другой. Твои прикосновения заставляют меня не думать вообще. А если я и вдруг начинаю генерировать мысли, то все они стремительно ползут в сторону секса, затягиваясь еще более тугим узлом внизу моего живота. И это сводит с ума.
Ты сводишь с ума.
И делаешь это настолько искусно, настолько невероятно, что мне начинает казаться, будто ты можешь завести любую одним своим взглядом холодных, но таких безумных глаз. По крайней мере я отчетливо понимаю, что не смогла бы устоять перед тобой даже в том случае, если бы очень сильно этого хотела.
Но единственное, что я хочу прямо сейчас и прямо здесь - тебя. Мне начинает казаться, что я готова упасть тебе в ноги только бы ты наконец-то дала мне желаемое. Мне начинает казаться, что я готова сколько угодно переступать через себя, если ты пообещаешь, что после подаришь удовольствие. И именно поэтому я легко поддаюсь, когда ты прикосновениями направляешь меня, заставляя принять позу, которую считаешь нужной.
Испытываю ли я в этот момент смущение?
Безусловно. Но похоть так сильно туманит разум, что я не в силах думать о том, как выгляжу и достойно ли это зрелище твоего взгляда, а потому просто решаю, что ты не станешь делать того, что тебе не нравится. Загоняться о таких мелочах больше не имеет смысла. По крайней мере именно об этом я успеваю подумать в тот момент, когда ощущаю как настойчиво твой палец ласкает меня изнутри, а второй ласкает клитор, заставляя меня абсолютно неестественно стонать и прогибаться в сине. Я уверена, что от удовольствия и близкой разрядки у меня почти закатываются глаза, но к счастью этого не видит ни одна из нас. Сейчас мне чертовски сложно находится в том положении, в которое ты меня поставила, ведь так неистово хочется взять и сжать ноги, а затем упасть на бок. Кажется, что возбуждение становится почти осязаемым, а воздух между нами настолько наэлектризован, что его можно ощутить.
- Да! - вскрикиваю я, когда наконец-то получаю от тебя разрешение получить желаемое. Границы стерты, рамки разрушены, удовольствие сотрясает меня с такой силой, я так неистово сжимаюсь вокруг ласкающего меня пальца, что готова потерять сознание от этих ощущений. В какой-то момент я и правда чувствую, как оно ускальзывает от меня, но твои непрекращающиеся внутри меня движения не дают соскользнуть мне в пропасть. Именно в тот момент, когда мне хочется упасть и расслабиться, прервав этот ужасно мучительный и полный удовольствия акт, я чувствую, как ты вторгаешься в меня вторым пальцем. Новая порция стонов срывается с моих губ. Мне хочется умолять тебя прекратить, но с другой стороны я неистово желаю, чтобы ты никогда не останавливалась.
Волна дрожи проходится по позвоночнику и я невольно еще сильнее прогибаюсь в спине, когда ты кусаешь меня не то от переизбытка чувств, не то просто потому, что хочешь этого. И я не могу тебя винить, хотя ощущаю, что во мне борется желание получить еще один оргазм и желание умолять тебя остановиться, ведь возбуждение сейчас становится просто-напросто болезненным. Тем не менее я была бы не я, если бы не получала от этого определенную долю удовольствия.
Да чего греха таить, меня дико штырит оттого, что ты не спрашиваешь хочу ли я еще, а просто даешь, не интересуясь, в состоянии ли я принять. И это отвратительное поведение настолько правильное для нас обоих сейчас, что я ощущаю, как планка возбуждения снова близится к пределу - я рискую сорваться в самое ближайшее время.
Стоит твоему пальцу снова прикоснуться к моему клитору, как я срываюсь, нет не на стон, на крик. Я кричу и почти плачу, жалобно всхлипывая, от переизбытка эмоций внутри меня. Клитор еще настолько чувствительный после предыдущего оргазма, что прикосновения к нему не просто ощутимые, они болезненные. Болезненные настолько, что хочется биться в истерике.
Но ты же не спрашивала, хочу ли я продолжать.
Ты не интересовалась моим мнением.
И в отличие от нормального человека я реагирую на это положительно, снова отдаваясь в твою власть, в очередной раз признавая за тобой лидерство.
- Позволь и мне... тоже... - слова даются с трудом, но я хочу донести до тебя мысль, что тоже готова сделать тебе приятно. Более того, я действительно хочу подарить тебе удовольствие.
Но только в том случае, если ты позволишь мне.
Я слишком послушная девочка, чтобы идти в процессе против воли той, кому решила подчиняться.

+2

29

Кто-то понты, а кто-то маньяк
Кто-то как ты, кто-то как я

Все так или иначе кончается. Секундная стрелка неумолимо добежит до цифры двенадцать, отмерит еще одну секунду, еще один час прожитой жизни, который не вернуть назад. Нет ничего вечного в этом мире, кроме каких-то космических тел, чье состояние не меняется на протяжении долгих столетий, но однажды и Солнце перестанет греть нашу галактику. Кончается и хорошее, и плохое. Кончается и боль, потому что не бывает вечной боли, кончается и наслаждение, потому что иначе можно сойти с ума.
Я чувствую, что наше время, отведенное кем-то для нас двоих вот-вот подойдет к концу, и мне не хочется разрывать наш плотный телесный контакт. Мне кажется, что от этого сейчас зависит слишком многое, чтобы просто так отпустить тебя. Я хочу узнать тебя, я хочу знать твое имя и все о тебе, но одновременно с этим, я не хочу знать ничего из вышеперечисленного. Не нужно, малыш. Мы останемся в собственной памяти лишь силуэтами, запахами, криками и стонами, которые сейчас наполняют этот безжизненный отельный номер. Он шикарный, он дорогой, но в нем нет и не будет жизни более настоящей, чем та, что есть сейчас здесь между нами. На кончиках моих пальцев я чувствую подрагивающие нервные окончания. Не размыкай контакт между нами, солнышко, иначе мы сгорим в осколках собственных эмоций.
Ты изгибаешься в моих руках, податливо скользя мне навстречу, и кажешься маленькой молочной белой шоколадкой, которая плавится от моих неосторожных теплых пальцев. Я хочу запомнить твой запах, твой вкус, твои стоны. Я хочу проснуться завтра утром и вспомнить о тебе с теплотой, потому что удивительным образом ты успокаиваешь бушующий океан ненависти во мне. Я не ненавижу тебя или себя, эта агрессия, невыпущенная на волю и не нашедшая сегодня привычной разрядки, направляется тобой в мирное, безопасное, где ей оказывается удивительно комфортно. Не молчи, пожалуйста, не молчи. Нам осталось так мало, что я боюсь забыть тебя. Я боюсь, что сейчас пробьет полночь и ты растворишься в моих руках, превратившись в лунную пыль на смятых простынях. Ангел мой, не пропадай, прошу тебя.
- Иди сюда, - тяну тебя за волосы к себе, разворачиваю и смотрю в твои глаза. Ледяные маленькие хрусталики на их дне, которые я увидела в том парке, давно растворились, заставив внутри родиться маленькое ледяное голубоватое пламя. Это завораживает, и я смотрю тебе в глаза, пока проникаю пальцами в твое тело, чувствуя, что ты уже устала, и держишься лишь потому, что я приказала тебя держаться. Удивительная девочка, сколько же в тебе, такой хрупкой и изломанной на первый взгляд, силы? Я прижимаю тебя к себе, и ловлю твои губы в поцелуе, когда ты кончаешь. К черту рамки, малыш. Давай играть по новым правилам?
Ты говорила что-то о том, что хочешь доставить удовольствие и мне? Я все еще держу тебя за волосы, заставляя опуститься вниз - мне между ног. Я не люблю заставлять никого, потому что на самом деле ты уже подарила мне нечто, что я буду долго хранить. Но если у тебя еще остались силы на что-то, то кто я такая, чтобы отказывать, верно?
К сожалению, я не даю тебе возможности выбрать темп или подразнить меня - просто довольно грубо утыкаю себе между ног, надеясь, что ты не собираешься делать глупостей. Будь я мужчиной, моя манера буквально насиловать девушек в рот доставляла бы мне немало проблем. Но к счастью - я всего лишь девушка, которая любит оральный секс настолько, насколько это возможно.
Впрочем, в какой-то момент я позволяю тебе немного вести ситуацией - ведь нельзя же бесконечно рулить тобой. Я хочу посмотреть, что ты сделаешь, и поэтому отпускаю твои волосы. Но имей в виду, я уже почти на пределе, и могу не удержаться от соблазна ускорить процесс.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2idCy.png[/AVA]

Отредактировано Justin Grayson (2016-11-25 14:00:08)

+2

30

Что бы не случилось, мы не можем отбросить то, что нам нравится...

Мы вовлечены в бесконечность, вплетены в нее, вписаны в ее матрицу и являемся ее неотъемлемой частью в данный конкретный момент. Но скоро все закончится. Я чувствую начало конца. Я чувствую, как мой мозг плавится от удовольствия, а все тело дрожит от перенапряжения, но я просто не могу попросить тебя остановиться. И не хочу. Кажется, что являюсь твоим самым естественным продолжением. Кажется, что наши эмоции сплетаются, спутываются, позволяя чувствовать одним целым не смотря на то, что сегодня наша первая и последняя ночь.
Первая.
И последняя.
Мне должно быть абсолютно все равно, как это бывает обычно, но я все-таки испытываю определенное сожаление на этот счет в те моменты, когда вообще могу испытывать что-то кроме удовольствия. Ощущение предоргазменного состояния сносит крышу, особенно если учитывать тот факт, что ты снова очень долго водишь меня по краю. Возможно, что на этот раз оно неосознанно, но мне стоит больших усилий чтобы снова не взмолиться позволить мне кончить.
Разворачиваешь меня к себе и мы встречаемся взглядами, сталкиваемся ими. Самое удивительное, что я не испытываю в этот момент смущения и желания потупить взгляд, хотя по всем признакам должна бы смутиться. И вообще я должна рефлекторно отводить взгляд, не заглядывать в глаза к доминанту, не позволять себе такой дерзости. Но мы не обсуждали "можно" и "нельзя". Мы вообще ничего не обсуждали, играя по тем правилам, которые смогли выдумать в процессе. И это именно то, что понравилось мне больше всего - нам не обязательно говорить, чтобы понимать друг друга.
Ты целуешь меня в тот момент, когда тело сотрясает второй за ночь оргазм. Я дрожу и трепещу в твоих руках, громко постанывая сквозь поцелуй. Больше всего на свете после этого мне хочется лечь и не шевелиться, раскинув руки в стороны и глядя в потолок. Но я предложила тебе кое что другое, чем ты решила воспользоваться. Знаю, на это у меня найдутся силы. Знаю, я смогу сделать тебе приятно, потому что ты сделала для меня это дважды. Потому что мне хочется доставить тебе хотя бы часть того удовольствия, которое подарила мне ты.
Меня не смущает, как грубо ты хватаешь меня за волосы. Меня не смущает то, что даже сейчас ты пытаешься держать все под контролем и управлять мной. Нет. Мне нравится это. Мне чертовски нравится когда со мной так обращаются, словно показывая мое место. Да, возможно, это может вызвать в моей душе некоторое возмущение, но тело говорит само за себя - я снова возбуждаюсь. И видимо ты любишь кунилингус так же сильно, как я люблю его исполнять. По крайней мере об этом говорят твои пальцы, запутавшиеся в моих волосах и сбитое дыхание. И это отчетливо говорит о том, что я не зря стараюсь. Настолько отчетливо, что когда ты немного предоставляешь мне свободу действий, я только интенсивнее начинаю двигать языком, лаская тебя. Кладу руки на твои ягодицы, прижимая к себе ближе и наслаждаясь происходящим. Надеюсь, что тебе это нравится еще больше, чем мне.
Не знаю сколько времени проходит до того момента, как ты получаешь свой заслуженный оргазм, но знаю то, что я в процессе снова успела возбудиться. Только сил на что либо еще у меня явно нет, потому я позволяю себе отстраниться в тот момент, когда ты затихаешь.
- Все в порядке? - откидываюсь на кровать, прикрывая глаза и потягиваясь, - тебе понравилось?

+1

31

Pack my bags, time to fly
Don't be sad
I'm not that high

Я смотрю на потолок, по которому пробегают отсветы огней большого города. По телу разливается приятное тепло, и я чувствую, что выравнивается дыхание. Ты лежишь рядом, и мне больше всего на свете хочется закрыть глаза, обнять тебя и заснуть с тобой рядом. Прости меня, ангел, но я знаю, что так делать нельзя. Мы сами придумали эти правила игры, и теперь не должны их нарушать во что бы то ни стало. Но это так чертовски сложно.
Я смотрю на тебя, провожу пальцами по лицу, путаю белоснежные волосы. Я никогда больше тебя не увижу, потому что шанс наткнуться на тебя в большом городе сводится почти к нулю. Даже если я каждую ночь буду топтаться на набережной или в том же парке - совсем не факт, что ты сделаешь то же самое. Мы могли бы договориться об этом, пообещать что-то друг другу, но я не хочу давать тебе надежд. Я - не тот человек, который тебе нужен. Такие люди, как я, вообще не должны быть с кем-то рядом, потому что очень легко могут навредить. А тебе я хочу навредить, ты будишь во мне все самые потаенные и темные желания, которые я так старательно прячу. Прости меня, малыш.
- Да, - я целую тебя, целую очень долго, потому что хочу запомнить этот вкус на губах. Эти мягкие мармеладные губы, такие нежные и податливые, я не хочу отпускать их, но голос разума в моей голове настойчиво просит сделать это. Я не принесу тебе ничего хорошего, малыш, только боль. Много боли - столько, что однажды ты не сможешь ее вынести и уйдешь. А я буду снова и снова возвращаться за тобой, и превращу твою жизнь в ад. Я говорю себе - "нет", и смотрю на огни города, которые перемигиваются.
- Все будет хорошо, - это звучит странно, да? Я говорю это тебе, говорю это для себя, потому что хочу дать понять - после смерти жизнь есть. После смерти дорогих нам людей, после нашей собственной смерти - всегда есть что-то, не бывает той самой волшебной темноты, забытья, о котором люди так мечтают.
Ты найдешь в себе силы жить дальше и, возможно, встретишь однажды на залитой солнцем улице того самого человека, который спасет тебя от одиночества. Ты обязательно будешь счастлива, потому что такие белокурые ангелочки заслуживают самого настоящего счастья. Я не знаю твою жену и не имею права осуждать ее поступок, но я считаю, что она поступила нечестно по отношению к тебе. Никто не должен хоронить своих любимых, это слишком больно. Ты - чертовски сильная, ты можешь вынести куда больше, чем тебе самой кажется. И я знаю, что я почти не боюсь за тебя. Ты встретишь много разных людей, проведешь с кем-то вечер, кому-то западешь в душу, но потом ты все равно пропадешь в предрассветной дымке. Эй, малыш, ты запомни меня хотя бы ненадолго, ладно?
Я поднимаюсь с кровати, перед этим снова целую тебя, и иду в душ. Мне нужно побыть одной, и я торчу там целую бесконечность. Когда выхожу, ты, похоже, спишь. Я прикрою твои ноги теплым одеялом. Похоже, роль сбежавшего любовника досталась мне.
Внизу, на стойке ресепшн я наткнусь на сонного портье, оплачу номер до завтрашнего утра и закажу завтрак. На столике возле кровати будет лежать маленькая белая карточка, вырванная из отельного блокнота.
Спасибо, ангел.
Я желаю тебе только счастья, малыш. Поэтому и пропадаю из твоей жизни так внезапно. Надеюсь, ты простишь меня. Мы были вместе целую ночь, и прожили за это время несколько лет. Я оставлю рядом с тобой все свои мысли и сомнения. Будь счастлива где-то там подальше от таких людей, как я. Ты заслужила это.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2idCy.png[/AVA]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » I know what you did in the dark