Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ti odio e ti amo


Ti odio e ti amo

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Daniel Rossi & Martina Gotti
Сакраменто, 30 июня 2016

+1

2

Это был самый жаркий июнь, который переживала Калифорния со времен так называемой «великой засухи» 2014 года – наперебой вещали синоптики вот уже третью подряд неделю и прямо сейчас, слушая очередные безрадостные прогнозы из старомодного радиоприемника, который Донни, -якобы для антуражу-, поставил прямо под барной стойкой, я невольно позавидовал Мартине, с самого утра спасающейся от палящего солнца возле бассейна.  Здесь, в "Точке свободы", баре, который нам с Юлем совсем недавно «подарил» ветеран Ирака как раз вовсю шли работы по установке сплит-системы кондиционирования и стояла практически невыносимая духота.  Облаченный в темно синюю гавайку и легкие слаксы я уже буквально обливался потом, не спасал даже позаимствованный у того же Донни ручной вентилятор.
- Ну и я ему говорю, мол, через неделю все отдам. Там и было то, всего ничего – основную часть я еще в начале месяца отсчитал, как положено, -  Смуглолицый кучерявый мальчишка, не старше двадцати пяти лет на вид, пододвинул ко мне покрытую тоненькой корочкой льда темную бутылку Будвайзера, а затем, ловко перескочив через барную стойку, плюхнулся на плетенный табурет рядом со мной, - Меня же из колледжа три месяца назад отчислили, Дэнни, да и с работой, сам понимаешь, напряженка была. Я этому членососу, блять, сколько раз об этом говорил, а он все равно мои шмотки выставил. И те деньги, что я ему уже отдал, возвращать не хочет. А мне что, скажи, делать теперь? Двадцать баксов в кармане осталось.
Я пока что ничего не спешил отвечать, смачно приложившись к бутылке холодного пенного,  выхлебал сразу половину. Потом, утерев губы тыльной стороной ладони, улыбнулся нарочито участливо. Несуразный, с какой стороны не глянь, кузен моего старого приятеля Айса, Донни, был на самом деле парнишкой толковым, умел работать и головой, и руками одинаково хорошо. Если бы его с юридического не вытурили, поди и путное что-нибудь из него бы вышло. Наверное, поэтому я и взялся его поддерживать, поставил его приглядывать за баром, а кой-какое время даже финансово помогал; но бывший студент мои порывы, судя по всему, истолковал неверно и теперь обращался ко мне со всеми, блять, своими трудностями.
- А от меня-то ты чего хочешь?   – Уже не скрывая своего раздражения, развернулся лицом к новоиспеченному бармену, повертел в руках нелепый пропеллер, - Блять, эта штука вообще работает? – Как будто бы в ответ на мой вопрос, вентилятор закряхтел, загудел и, наконец, совсем отключился.
- Да это батарейки, наверное, сели. Ща сменю, - Донни тут же засуетился, но я остановил его,  - Нахуй. Мне идти надо.  Когда закончат с установкой кондеев – прибери здесь все, - Затем поднялся с места, залпом допил остатки пива в бутылке (уже не такого прохладного) и, не отвлекаясь на вибрирующий в кармане мобильный, строго поглядел на своего ставленника, - А насчет твоей проблемы. Я посмотрю, что можно с этим сделать. Но ничего не обещаю.
- Я понимаю, понимаю. Но все равно спасибо. Серьезно,  Дэнни, по гроб жизни тебе уже должен!, - Тут я, теряя терпение, прервал расшаркивания молодого человека характерным жестом руки.  Затем, сложил козой украшенные перстнями пальцы, -  Но это в  последний раз, сapisce? У меня жена беременная, бизнес – думаешь, у  меня есть время на всякое такое дерьмо? Парнишка явно не нашелся что мне ответить, только быстро закивал головой, трясся своей иссиня-черной шевелюрой. И только когда я уже подошел к двери вдруг опомнился.
- Это самое, дружище, я ведь так и не успел вас поздравить с Мартиной. Брак это дело такое… серьезное. Когда свадьба-то будет решили уже? Настоящая, в смысле.  То есть... я имел в виду…-  Испугавшись, что взболтнул лишнего, Донни снова замялся,  но мне уже было не до него. Мобильный в кармане все трезвонил и трезвонил и я, наконец, поднял трубку.

...
Я заговорил с Мартиной уже сидя в Кадиллаке, куда, парой минут ранее, буквально запихал свою новоиспеченную супругу и сразу же дал по газам. За своим раздражением я даже не заметил, что итальянка была чем-то серьезно расстроена, по правде говоря, прямо сейчас мне было абсолютно на это насрать. Эта женщина и ее врожденная тупость просто с ума меня, блять, сводили. И злился я, к слову, совершенно справедливо.
- Господи, да ты бля издеваешься? Какого хрена ты забыла в участке, Марти? О чем мы с тобой говорили, мм? – Обгоняя по встречной целую вереницу автомобилей,  обратился я к своей спутнице. Я действительно не понимал на кой черт моя беременная женщина поперлась к легавым, но в том, что здесь была замешана ее вездесущая подружка, Келли, догадаться было не трудно. Об истинных причинах незапланированного визита женщин к копам я не знал, поэтому злился на них обеих. Подумал, что Мартине стоило бы несколько серьезней относится к выбору приятельниц; мне и самому, вообще-то,  Уолш была по душе, – по крайней мере, с ней было не скучно, - но если бы она продолжила и дальше втягивать мать моего ребенка во всякое дерьмо, то объясняться с ней пришлось бы уже мне. 
- Ты хоть представляешь как это выглядит? Я доверял Мартине, пожалуй, больше чем она этого заслуживала, больше чем следовало бы… но речь то шла вовсе не о моих подозрениях.  Итальянка же с ответами не спешила, подогревая тем самым мое раздражение -  тем временем к нему уже успела прибавиться и было утихшая головная боль.

+1

3

В конце концов вновь оказавшись на разморенной палящим летним солнцем улице, надо сказать, некогда более оживленной, я никак не могла избавиться от устойчивого запаха морга, которым я уже насквозь пропахла, а жара только в разы усиливала этот запах. Правда, это меня беспокоило меньше всего. Больше я волновалась за Келли, которой, казалось, после произошедшего нужно было побыть одной, хотя лично мне эта идея не пришлась по душе - мало ли на что она была способна в таком состоянии. Я вспомнила себя в тот день, когда, узнав о смерти отца, решила заливать горе алкоголем и теперь понимаю, что если бы не вовремя подоспевший итальянец, то боюсь даже представить где бы я могла оказаться в ту злосчастную ночь. Именно поэтому я попросила подругу не выключать свой мобильный, объяснив просьбу тем, что должна находится с ней, вдруг что, на связи. Может быть нужно будет забрать к себе на какое-то время Ричи или же ей потребуется какая-либо другая помощь и в таком случае я хочу быть рядом с Келли.
Прислонившись к стене здания и облокотившись о небольшой выступ в его стене, тяжело вздыхаю. Какими же уродами нужно быть, чтобы так зверски, до смерти избить человека? Обезображенное лицо покойного снова словно восстало перед глазами, а по коже пробежали колючие мурашки несмотря на то, что на улицах стоял зной. И кем же все-таки были те животные? Людьми их назвать сложно. Набираю снова знакомый номер, одновременно мысленно выругавшись в адрес своего мужа, потому что зачем он таскает с собой этот чертов телефон, если даже и не собирается отвечать?! Буквально через две секунды на другом конце «провода» я услышала родной голос. Повезло ему. Пока что. Потому что каждый раз, когда я слышу пустые монотонные гудки у меня внутри все переворачивается, беременность и мысли о будущем ребенка только удвоили мои переживания, а после случая со Стефано, боюсь, все может только усугубиться. Не обращая внимания на явное недовольство в голосе Дэнни я резко сбрасываю чуть было не выбросив к чертовой матери этот телефон. Лучше все же нам поговорить с глазу на глаз, тем более, я хочу увидеть итальянца - так, по крайней мере мне, будет спокойнее.
За все то время что мы вместе, практически привыкнув к агрессивной езде Даниеля по загруженным дорогам Сакраменто, сегодня я сдержаться не смогла. То ли от напряжения витавшего в воздухе салона между нами, то ли от того, что нужно было с чего-то все-таки начать. - Осторожнее ты ехать можешь? Думаешь, мне мало трупов на сегодня? - повышая невольно голос истеричным тоном задаю вопрос, не требуя на него ответа. Упрямо не желая принимать его нескрываемой злости, тем не менее, причины которой были мне прекрасно известны, я все больше заводилась, впившись в супруга гневным взглядом и вздернув брови, - Так ты считаешь, что я от нечего делать пошла в участок? Ты рехнулся?- бросая в мужчину вопросы я нарочно оттягивала момент, когда придется рассказать и спросить все напрямую. Обычно я не особо затягивала с тем, что так и крутилось все время на языке, но сегодня был совершенно другой случай. Возможно, я даже боялась услышать ответ.   - Келли сегодня позвонили и попросили приехать на опознание тела. Она ведь была у нас и я не могла отпустить ее одну, - нервно пожав плечами, на выдохе произношу. Отворачиваюсь от итальянца, переводя быстро взгляд на пролетающие мимо автомобили. Кроме того, что и так настроение мое было ни к черту, я была несколько задета словами Дэнни, что можно было заметить по вздернутому подбородку, словами, которые мною были растолкованы как безосновательные подозрения на мой счет. Что же, я объяснилась.

Отредактировано Martina Gotti (2016-08-13 20:49:53)

+1

4

Если говорить откровенно, то подозревать Мартину во всех смертных грехах разом я перестал уже довольно давно. Удивительная вещь, но с тех самых пор, как мы наконец узаконили свои отношения женщина превратилась чуть ли не в эталон жены человека чести, видимо, приняла к сведению все мои предыдущие уроки и просто больше не давала мне никаких поводов для… беспокойства. Обручальное кольцо на безымянном пальце по-прежнему казалось мне слишком тяжелым, но изменениями, которые произошли в моей женщине, я был доволен. Может быть, виной всему было и не замужество вовсе, а интересное положение, в котором итальянка находилась; теперь, когда гормоны немного поутихли, а  ее живот принялся округляться и расти, Мартина начала лучше осознавать свое будущее материнство. Как и возможные последствия своих психов. Мне, - что казалось странным не только женщине, но и, наверное, всем окружающим,- для осмысления потребовалось гораздо меньше времени, и именно поэтому я был так рассержен ее идиотским поступком. 
Наблюдая сейчас за своей женой, я сделал вывод, что она была не просто расстроена, а даже чем-то раздраженна. Судя по следующим ее словам – моим вождением, - Ну-ка нахуй такие мысли,  у меня все под контролем, - Отмахнулся от женщины,  сперва пропустив мимо ушей ее разговоры о трупах.  Вместо этого вытащил из бардачка посеребренный портсигар и карманную гильотинку. Одной рукой удерживая руль, обрезал кончик манилы и вставил ее в зубы. Щелкнул зажигалкой - салон наполнился ароматным дымом кубинского табака, впрочем, ненадолго. Мартина не выносила запаха сигар и до беременности, поэтому мне пришлось немного приоткрыть окно.  Рой мотороллеров и жуткая какофония автомобильных гудков сразу же резанули мне слух – навстречу нам, друг за другом, на бешеной скорости промчались сразу несколько байков. Я как раз собирался что-то запоздало ответить Мартине, собирался попросить ее не тянуть с объяснениями, как итальянка уже вывалила их на меня.
- О, Мадонна! Что случилось? – Забыв ненадолго о своем раздражении, даже немного смягчился, когда, развернувшись к своей спутнице лицом, заметил как помрачнело ее собственное. Мартина, в отличие от меня, сострадала чужим проблем вполне себе искренне и, что бесило меня больше всего прочего, порой забыла в эти моменты подумать о спокойствии своем собственном, - Я надеюсь, Ричи… все в порядке с ним? – Страшная догадка пришла мне в голову. Странно, но даже мне самому стало не по себе от мысли, что с Ричи, трехлетним неугомонным сорванцом, гостившем у нас с Мартиной в начале месяца, могло случиться что-то нехорошее, - Не надо на меня так смотреть, я просто спросил, -  По реакции женщины я понял, что ребенок Келли здесь был не при чем, но я все-таки решил пояснить жене причины таких вопросов, -  У моей знакомой, например, недавно сынишку какой-то больной ублюдок сбил. Эта мразь, представляешь, даже не остановился, сразу по газам дал и свалил. Ебанное животное!  Одиннадцать лет пареньку, блять, а он, может, и ходить теперь не сможет. Я вряд ли мог представить, что чувствовали родители Аарона в тот момент, но меня (может оно и не правильно, конечно) эта ситуации злила все же больше, чем расстраивала. Какой смысл держать в кулаке почти целый город, если на его улицах даже собственным детям не способен обеспечить безопасность? Впрочем, и теперь, когда маленький испанец был отомщен (об этом уж Агата позаботилась) легче ему все равно не стало, как и его матери, разумеется. 
Стараясь не глядеть в сторону молодой женщины, выкинул в окно дымящуюся папиросу и крепко выругался про себя. Затем все-таки подобрался и добавил строго, - Тебе не стоило туда ходить. Что тебе врач вообще сказал, помнишь - избегать нахрен стрессовых ситуаций. Ты ж ребенка моего вынашиваешь, Господи! Взбешенный таким халатным отношением итальянки к своему собственному здоровью, я снова перешел на повышенные тона и так увлеченно ее отчитывал, что пропустил нужный поворот. - Келли , думаешь, не справилась бы там без тебя? Я действительно не понимал на кой черт Мартина решила составить Уолш компанию и чем, собственно, могла помочь подруге. Посочувствовать разве что. Это можно было сделать и по телефону.

+1

5

Недовольно хмыкнув, мотаю головой в отрицательном жесте. У Дэнни всегда все под контролем, - естественно. Он так считал и, не буду отрицать, даже был прав. Даже я была у него под контролем, если на то пошло, с чем с первой же секунды нашего знакомства я была с ним не согласна, но к чему привыкла и практически не возражала к сегодняшнему дню. К собственному, и, думаю, не только к своему, удивлению, я свыклась с тем, что теперь приходилось все делить на двоих, будь то радость или наоборот, и поэтому, - как не уставал повторять мне сам итальянец, - мои проблемы автоматически становились его проблемами. Если раньше я бы кинулась оспаривать эту мысль, то сейчас, особенно после последних, почти кардинально все меняющих событий таких как беременность, брак, и близко такого не было, как и самих разговоров об этом. В свою очередь Даниель стал более внимательным и терпимее ко мне, чем когда-либо раньше или же это я, в конце концов, научилась рассматривать какую-никакую, но все же заботу за извечными его требованиями и чтением морали, хоть частенько от последнего меня все же коробило.
Подняв взгляд на мужчину невооруженным глазом можно было заметить, как его раздражение, выдаваемое каждым движением его тела, сменилось, после моих объяснений, беспокойством. Лучше мне от этого не стало, но мои слова лишились резкости, я смягчилась, несмотря на то, что предположение итальянца заставило меня на мгновение ужаснуться - Нет, боже упаси! С Ричи все в порядке, - я понимала своего мужчину, в такие моменты на ум приходят только самые страшные мысли_догадки, ведь сама первым делом подумала о сынишке Келли, когда той только позвонили из полиции. Правда, жаль  теперь малого, он ведь успел привязаться к Стефу, последний заменял Ричи отца, а сейчас даже не объяснишь ему, что произошло (по крайней мере, мне кажется, я бы не смогла этого сделать) - а ведь парень будет задавать вопросы. - Кошмар! Бедный ребенок, - воскликнула с сочувствием я, всплеснув руками, когда Дэнни рассказал о произошедшем в семье его знакомой. Видимо, так итальянец хотел «оправдать» свои предположения о Ричи. И если Даниель в своих мыслях не мог представить, что чувствовали родители пострадавшего, то мне страшно было предположить каково было одиннадцатилетнему мальчишке, которому, насколько я поняла, врачи поставили неутешительный диагноз,  - А нашли того, кто это сделал?, - и, надеюсь, теперь никому не нужно растолковывать, почему я просила вести машину аккуратнее.
Приоткрыв и со своей стороны окно, отчего волна горячего воздуха улицы буквально ударила в лицо, таким образом сделав попытку избавиться от густого тяжелого дыма сигары, без которой, конечно, мужчина обойтись не мог. - Я вынашиваю нашего ребенка и с ним все хорошо, сколько можно упрекать меня этим? Не только ты думаешь о нем,  - возмутившись очередными обвинениями итальянца, который снова завелся с пол-оборота, у меня не было желания перекричать его, как если бы это случилось несколько месяцев назад. Но, тем не менее, мне совсем не нравилось то, каким тоном со мной говорит Дэнни, и то, что он говорит, выставляя меня не в самом лучшем свете, таким образом делая из меня безответственную девочку с неумением думать и решать самостоятельно. Где же он тогда сутками пропадает, иногда срываясь из-за стола во время завтрака_ужина_не важно? Или мужчина считает, что мне плевать на то, где он и что он? Но речь сейчас шла не об этом и я, несмотря на всю готовность ответить, совершила титаническое усилие, сжала губы в тонкую полоску и промолчала, решив не затевать ссоры на пустом месте. Все-таки нам обоим надо не забывать о том, что малыш все чувствует и слышит. Правда, избежать другого не очень приятного разговора не удастся. - Стефано мертв. Его избили до смерти. Ты... В общем, ты знал что-нибудь об этом? - глупо было задавать этот вопрос, когда парой минут ранее итальянец дал понять, что он понятия не имел о произошедшем, но мне хотелось услышать еще раз подтверждение того, что мужчина на самом деле ничего не знал. Не переставая большим пальцем руки крутить кольцо на безымянном, я не сводила  тревожного, правда уже не такого сердитого, взгляда с Дэнни.

+1

6

Проследив за реакцией Мартины на мой рассказ про Аарона, подумал, что мне и вовсе не следовало говорить с ней об этом. Итальянка и до беременности была жутко впечатлительной, - и ее дурацкая привычка загоняться по любому поводу никуда не делась, - и я обычно старался не забивать ей голову подобной чушью, - Не думай об этом, - Попытался отвлечь женщину от мрачных мыслей, -  В прессе и ящике такого дерьма и так навалом – да это же золотая жила для фуфлологов. Помести на первую полосу парочку баек о подростковом суициде и несчастных случаях на детских площадках и все, пиздец! Все эти отчаянные домохозяйки тут же всю эту желтизну подчистую раскупят, а своих детишек по домам позапирают – на всякий, блять, случай. Так и не объяснив себе, для чего вообще затеял этот разговор, улыбнулся супруге самым обворожительным образом, - Я к тому, что это ведь не сплошь и рядом происходит. А вот на вопрос молодой женщины нашли ли того мудака, который сотворил такое с ребенком Агаты, я пока что ничего отвечать не спешил. Подумал, что Мартину и вовсе не интересует ответ. Но она так и продолжала испытующе на меня пялиться пока я, наконец, не заговорил.
- Нее, - Отпустив обтянутый кожей руль, вяло махнул рукой, -  Как будто ты не знаешь, как работает наша доблестная полиция!  Сидят на подсосе у государства, жрут себе пончики и нихуя не делают. До таких вот уебанов, которые детей калечат, им дела нет. А вот если бы его фамилия на гласную заканчивалась, поди, из под земли бы этого полудурка достали. И вот скажи мне - откуда в таком случае ждать гребанной справедливости?, - Мартина наверняка заметила, как в этот момент на моих губах зазмеилась ухмылка, вроде бы и совсем ничего не значащая. Но женщина наверняка все поняла. И потому больше об этом не заговаривала.
К тому времени, как я сообразил, что уже несколько миль как благополучно проебал нужный съезд , напряжение, царящее между нами добрую половину пути, только начинало усиливаться и приумножаться.  Ощетинившись в ответ на мои, как мне казалось, вполне себе разумные доводы, женщина вместо того, чтобы, - как делала это обычно, - тут же накинуться на меня со встречными обвинениями, приняла другое, верное несомненно, решение  - и промолчала. Покосившись на Марти, я только сильнее сжал пальцы на руле, - Я не упрекаю тебя, l'uccellino . Но именно такое впечатление создается, будто только я и думаю о нашем ребенке. У тебя же, блять, все условия имеются, чтобы нихуя ни о чем не волноваться…! Погоди-ка, чего? Мартина перебила меня прежде, чем я успел закончить свою мысль и потому, увлеченный собственными размышлениями, слушал я ее вполуха и не сразу понял, о чем идет речь, - Стефано… Сарто, ты о нем говоришь? Получил от своей женщины короткий утвердительный кивок.
- Твою ж мать!! Выругавшись, наотмашь засадил ладонью по баранке,  крутанул ее – серебристый Кадиллак снова выкинуло на встречную полосу. Под оглушительную какофонию автомобильных клаксонов и ругань недовольных  автолюбителей, вырулил с автострады в ближайший переулок, - Как это произошло? Когда? Все еще пребывая в определенном ахуе от этой новости,  посмотрел на свою женщину, встревоженную еще больше прежнего. Пройдясь быстрым оценивающим взглядом по ее красивому лицу, вдруг понял, что именно она имела в виду… -  Аа, вот как ты теперь считаешь, значит -  что ко всякому дерьму, случившемся в этом ебанном городе я имею отношение? Я кто по твоему, долбанный Усама бен Ладен? Затем, немного расслабившись, протер пальцами левой руки уставшие глаза, блеснув мощной золотой печаткой, украшающей мизинец, и сомкнул их на переносице, - А знаешь что… знаешь, забудь об этом.
Все остальное время я практически не слушал Мартину и размышлял о своем. Новость о смерти племянника Горлеоне стала для меня неприятным сюрпризом, - Мартина ошибалась в своих догадках – я ничего об этом не знал. Парнишка работал охранником в стриптиз клубе Ринальди и львиную долю своего времени проводил там,  остальное, впрочем  – на улицах. Как и другие «стремящиеся» занимался мелким грабежом, выбиванием долгов и прочими «подсобными» работами (зарплаты секьюрити, - даже в таком трендовом местечке, как «Доллз», - явно не хватало на тот образ жизни, который привыкли вести wise guys) – в общем, не удивительно что и закончил так  же, как и большинство из них. Близкого родственника Стефа, -Беппо-,наверняка заинтересуют подробности его смерти, но мне, если говорить откровенно, прямо сейчас было совершенно на это наплевать. Он не был мне близким другом и с его смертью я не понесу никаких существенных потерь в деньгах. Разумеется, и оставлять тот факт, что связанного с кланом Торелли соучастника, шурина довольно влиятельного мафиозо, на наших же улицах до смерти забили какие-то отморозки, без внимания было нельзя. Но прямо сейчас меня больше волновало спокойствие матери моего будущего ребенка. Она переживала – за свою подругу, скорбела - о человеке, которого угощала лазаньей в своем доме на прошлой неделе, и волновалась – обо всем сразу, - Тебе надо отвлечься. Прочистив горло после долгого молчания, наконец, обратился к Мартине,  - Ты не голодна? Можем заехать пообедать куда-нибудь. В «Маленькую Сицилию», например - я давно обещал тебя туда сводить, помнишь?

Отредактировано Daniel Rossi (2016-08-28 19:22:14)

+1

7

Итальянец снова отмахнулся, любезно порекомендовав мне не заморачиваться над чужими проблемами, попытался отвлечь меня своей болтовней, которая, по идее, должна была меня немного успокоить. Правда, слушала я его невнимательно, сосредоточившись больше на собственных мыслях, потупив мрачный взгляд. С одной стороны мужчина хотел как лучше - он действительно заботился о спокойствии матери своего ребенка, тщательно избегая тем, которые могли заставить меня лишний раз нервничать, с другой же - как раз это самое, никак и ничем нескрываемое, избежание разговоров со мной на определенные темы меня сердило еще больше. И он так делал даже до моей беременности, будто бы я, по его мнению, чего-то была неспособна понять, - Разумеется, - отвечаю притворно услужливой ухмылкой на улыбку Дэнни, после чего отворачиваюсь от него, все это время нервно отстукивая определенный ритм пальцами по подлокотнику. Я уже и не думала, что итальянец ответит мне на мой вопрос, как вдруг он снова заговорил, вполне справедливо рассуждая о работе нашей полиции. Но тем не менее я хорошо знала, что понятие справедливости, о чем зашла в конце речь, у моего супруга довольно своеобразное и его многозначительная ехидная ухмылка не ускользнула от моих глаз, хоть и глянула я на него уже в последний момент. Задавать невольно возникших вопросов я пока не стала, посчитав, что в данный момент это будет лишним. А может и потому, что я знала ответ.
- Ты что творишь?! - выкрикнула я, когда мужчина резко выкрутил руль, выезжая на встречную, отчего меня почти что откинуло в сторону, благо, я была пристегнута и успела намертво вцепиться в ручку подлокотника в двери автомобиля, - Росси, твою же мать! - ругаюсь вслед за супругом, непроизвольно стукнув его по плечу, когда тот, не сбавляя скорости, свернул в ближайший переулок. И это он советовал мне «не думать»? Где же тогда теперь его ледяное спокойствие? Положив ладонь на вздымающуюся грудь, пытаюсь отдышаться - честно говоря, итальянец неплохо меня так напугал, скорее даже из-за того, что я не ожидала этих его маневров. - Сегодня ночью, говорили, какая-то шпана..., - поникшим голосом произношу, пока, судя по выражению лица Дэнни, он переваривал информацию, тут его можно понять, - В общем, пока толком ничего не известно. Его избивали несколько часов, понимаешь? Кому это вообще может быть нужно??, - я не могла поверить в собственные слова, особенно в то, что то безмолвно лежавшее на столе тело в морге это тот самый человек, с которым мы буквально несколько дней назад обсуждали его планы насчет брака с Келли и ее категоричность насчет последнего. Внимательным взглядом изучив реакцию итальянца на неприятную новость, я подумала, что зря задала ему последний вопрос. Впрочем, если хорошенько подумать и вспомнить все то, что произошло за этот год, особенно те случаи, когда мужчина возвращался домой не в лучшем виде ничего мне не объясняя или же его приступы агрессии, когда во время одного из них он чуть было не убил меня, мой вопрос не был таким уж странным,  - Перестань, я не говорила, что ты ко всему имеешь отношение, я просто спросила - ты ведь мог раньше меня узнать о случившемся, - хотя, признаться честно, еще несколько месяцев назад (последнее время поводов для этого не было) я его действительно частенько винила во всех смертных грехах и даже не скрывала от него этого. Только несмотря на это, я все равно продолжала оставаться рядом, - Господи, ну вот опять началось - «не думай», «забудь об этом»! Дэнни, я живой человек, между прочим, я и без твоих наставлений многого не замечаю и многое «забываю», - махнув рукой и издав короткий смешок, возвожу глаза, мол, кому я это говорю - все равно он меня не слушал, а если слушал, то не слышал. К слову, именно благодаря этой дурацкой способности мужчины мы часто избегали конфликтов.
После того как я вяло кивнула головой на предложение итальянца съездить куда-нибудь пообедать, между нами снова повисло молчание, мы так и не произнесли ни слова до приезда к Маленькой Сицилии. Не знаю, была ли это хорошая идея или нет, но я была рада любой возможности выбраться куда-нибудь подальше от дома, пусть и после последних событий аппетит у меня был ни к черту. Но оказавшись внутри, в небольшом светлом зале и вдохнув ароматные запахи доносившиеся из кухни, у меня заурчало в животе. В ресторанчике было по-настоящему, можно сказать, по-семейному уютно. Не слышно было здесь и шума города, словно мы действительно оказались за тысячи миль от Сакраменто, в какой-нибудь сицилийской деревеньке. На несколько секунд даже показалось, что и проблемы остались где-то там за дверью. Осмотревшись, я прошла к понравившемуся столику, слыша за собой шаги супруга.

Отредактировано Martina Gotti (2016-08-30 08:10:00)

+2

8

- Да заткнись ты уже, блять,  пожалуйста! – Когда Мартина завизжала мне прямо на ухо на очередном резком заносе, а затем еще и принялась настойчиво колошматить меня по рукам, я не выдержал и рявкнул на нее. Впрочем, не со зла. Просто итальянка вечно драматизировала, когда критиковала мой стиль вождения и меня это чертовски доставало. При том, что с тех пор, как я впервые сел за баранку ( а прошло с того времени уже порядка двадцати лет), всего-то трижды  побывал в серьезных авариях, и то по молодости. Хер его знает в чем была причина – блядское божественное проведение или еще какая кармическая хуйня, но факт оставался фактом. Остыл я так же быстро, как и завелся, - Серьезно, детка, дорога же пустая была, - Уже намного мягче начал, схватил в свою ладонь тонкую ладошку женщины и легонько ее сжал. На губах заиграла привычно-невозмутимая улыбка – таким образом я, наверное, пытался извиниться перед итальянкой за то, что сорвался.   Ведь Мартина, по большому то счету, не была главной виновницей моего раздражения. Просто попала под горячую руку. Хотя и пытался заставить итальянку не думать о случившимся со Стефано, сам я, на самом деле, как раз об этом и размышлял все это время. И злился, конечно. Я считал Сарто славным парнем, он мог бы много добиться, имея в родственниках Беппо Гарлеоне, тем более,  с недавних пор особенно приближенного ко второму в клане человеку. И я думал о его смерти даже с некоторым скептицизмом - Стеф был довольно крепким мужиком (недаром, что и в свободное от своей основной подработки время поднимал зелень на выбитых зубах и сломанных ребрах уличной гопоты и жиреющих комерсов), к тому же, как и всякий, выросший среди умников, почти всегда таскал при себе волыну. И какой-то шпане левой, я считал, до смерти  захерачить этого парня далось бы точно не слишком уж просто. Случалось, конечно, всякое, но я все равно сделал себе заметку - разобраться в этом деле получше. Но вот кому точно не следовало туда лезть, так это моей жене, к несчастью, как раз очень любившей совать свой нос во всякое такое дерьмо. Вот как, например, когда она решила  аж на пятом месяце беременности потащиться с подружкой в морг. Мало ей трупов было за последний год?
- Может быть, его какие-нибудь нигеры или ебанные латиносы ограбить хотели.  Ты знаешь вообще сколько их сейчас на наших улицах? Почти половина всего населения города из этих ублюдков состоит.  Имел я с такими дело – животные и есть, оно и понятно, блять  - с пальм со своих недавно только послезали.
На оправдания Мартины я только махнул рукой. Не имела она ничего такого в виду, ну как же. Я-то, в отличие от итальянки, на такие вещи имел практически феноменальную память и отлично помнил, какую реакцию получил, когда она точно узнала с кем именно решила связать свою жизнь и чем я на эту самую жизнь зарабатываю. Но вот на следующие ее слова не мог не отреагировать.
- Я, на минуточку, о твоем нахрен спокойствии забочусь. Раз уж ты сама нихуя не в состоянии. Вот скажи мне, когда ты потащилась с Келли на опознание, о чем ты думала?, - Тут развернулся к итальянке, помахал перед ее смуглым лицом сложенными козой пальцами, -  Подруга твоя, если ты не в курсе, уже взрослая баба, у нее ребенок, блять, есть. Неужели ты думаешь, что она бы там без тебя ну никак не справилась? Почему она, например, тому же Беппо не позвонила? Он так-то Стефу близким родственником приходиться… приходился, ты знаешь? Вот и поделились бы там друг с другом своей ахуенной печалью. Блять! – Не знаю, как моей супруге это удавалось, но она, какой-то парой фраз, снова смогла вывести меня из себя.  Из-за пульсирующей головной боли и клокочущего в груди бешенства мне становилось довольно трудно следить за дорогой – еще и поэтому я предложил Мартине прокатиться до ресторанчика Гвидо. Проторчав в металлической коробке еще несколько минут, преодолев парочку кварталов, наконец, затормозил возле приметной, но совершенно просто и не вычурной по сравнению с соседствующими барами и яркими витринами сувенирных лавок, вывески ресторана домашней, исконно итальянской, кухни. Но выходить из машины я пока что не спешил, немного отдышавшись и даже успокоившись, повернулся к Мартине, - Слушай, я не хочу показаться бесчувственным мудаком, ясно? Меня самого эта новость пиздец как не радует - я же, блять, только позавчера со Стефано пиво пил. И он отличным парнем был,  славным парнем, понимаешь? Но я не хочу, чтобы ты волновалась об этом. Вообще не о чем. Или для чего, по-твоему, я всем этим занимаюсь?
Когда мы оказались внутри, Мартина сразу убежала вперед,  наверняка хотела дать мне понять, что на разговоры дальнейшие настроена не была. Но я ни о чем таком не подумал – просто уселся рядом с супругой за понравившейся ей столик. Собирался было прочесть меню (хотя, кажется, и так его уже наизусть изучил), как меня кто-то окликнул.
Я обернулся с недовольным видом – сверкая белоснежной улыбкой в целых 29 здоровых зуба, облаченный в легкую цветастую рубашку с коротким рукавом и строгие брюки,  к нам направлялся никто иной, как Джино Карузо. Его круглое лицо покраснело от жары и покрылось плотной испариной, но, как и всегда, казалось безобидным и веселым. Джино меньше всего прочего был похож на отъявленного уголовника, скорее на неуклюжую панду-каратиста (или кем он там, нахрен, был) из того самого мультика, от которого тащилась нынешняя молодежь. Но впечатление это было обманчивым, конечно – нрав у Карузо был как раз таки крутой, я как-то наблюдал за тем, как этот тучный паренек с добродушной ухмылкой в одном из захудалых отелей Сан-Диего проломил голову бедолаге-портье прямо его же колокольчиком, потому что Джино показалось, будто бы тот недостаточно вежливо с ним говорил.
- Дэнни, здорово! Вы, значит, тоже пообедать зашли? – Улыбнувшись еще шире, Карузо весело помахал Мартине пухлой ладонью, - Как дела, Марти? Чувствуешь себя хорошо? В такую жару, знаете ли… Как будто бы в подтверждение своих слов, гангстер смахнул со лба проступивший пот. Затем развернулся и поманил кого-то рукой, подзывая к нашему столику.  С минуту спустя, звонко постукивая тонкими каблуками, к нам засеменила невысокая, значительно располневшая после вторых родов Лизи – жена Джино. Мартина познакомилась с ней три месяца назад, когда семейство Карузо пригласили нас на воскресный ужин. Готовила Лизи посредственно, но была весьма недурна собой (по крайней мере, когда Джино на ней женился), обладала хорошим чувством юмора, но говорила без умолку постоянно, чем частенько выводила мужа из себя. Мартине же, как мне показалось, она пришлась по душе.
- Милая, чудесно выглядишь! Когда я была на твоем сроке я была похожа на какую-то крестьянку, ей богу! Ни в одни приличные туфли не влезала,   - Защебетала Лизи и сразу же стиснула приятельницу в крепких объятиях, поцеловала в щеку совсем по-женски, - Что за чудесные серьги. Это ведь Тиффани, правда, Дэнни? – Отчего-то с этим вопросом женщина обратилась именно ко мне – но я только пожал плечами.
- Ай, да какая нахрен разница, - Одернул Джино свою супругу, затем посмотрел на нас с Мартиной поочередно, - может быть, к нам присоединитесь. Мы как раз только что заказали домашнего вина.
- Почему бы и нет, правда, Марти? – Не задумываясь принял предложение Карузо вовсе не потому, что искал компании, а потому что считал, что моя женщина как раз таки в ней нуждалась. Может Лизи своей болтовней и свежей порцией сплетен сможет отвлечь Мартину от мрачных мыслей? Но как только мы пересели за другой столик, тот, что уже был заставлен множеством тарелок с различными  угощениями, Джино совсем некстати решил заговорить об этом, - Слышал про Стефано, шкип? Я тут в «Доллз» по пути заезжал, - Говорил он довольно тихо, но при упоминании стриптиз-клуба все таки покосился на свою супругу и сделал поправку, -  нужно было Беппо кое-что передать… ну ты понял. У него уже конкретно дерьмо кипит, у нашего «Мистера кто-сожрал-мои-канноли».

Джино
Лизи

Отредактировано Daniel Rossi (2016-08-31 00:07:06)

+2

9

Конечно, по одной лишь просьбе, или скорее даже приказанию итальянца умолкать я не собиралась. И эти его повышенные тона по отношению ко мне я точно так же не переносила, тем более, когда вместе со своим гарканием мужчина начинал плеваться во все стороны и я оказывалась в зоне поражения.   – А ты успокойся, в конце-то концов, пожалуйста, – напоследок наградив еще несколькими несильными ударами своего супруга, откидываюсь на спинку кресла, плотно скрещивая руки на груди. Вопреки моим ожиданиям, вместо того, чтобы начать очередную бессмысленную перепалку,  продолжать супружескую грызню, Даниель выхватил с силой (потому что иначе было нельзя) мою руку и, можно сказать, примирительно, сжал ее в своей ладони. Теперь его голос звучал не так резко, отчего я немного расслабилось, а мое тело словно обмякло, прежде напряженное и натянутое как струна. Это можно было расценивать как то, что я принимала своеобразное извинение мужчины, но тем не менее, я все же не была согласна с тем, что дорога была пустая. Была бы пустая – ничего бы этого не было. Я понимаю, Дэнни злился, он был шокирован новостью о смерти нашего общего знакомого, как он говорил, славного парня, но меня, в свою очередь, удивляло, даже раздражало то, что, вспылив, итальянец забывал обо всем на свете – даже о том, что рядом находилась беременная супруга. Я, конечно, сама не отличалась особым умением сдерживать свои эмоции в нужные моменты, хоть и приобрела этот полезный навык за время совместной жизни, наверное, поэтому я так и бесилась, когда Дэнни позволял себе такую «роскошь»
- По-твоему, я должна была посадить ее в такси и отправить одной черт знает куда?  Так, что ли? У Келли, если ты не понял, умер дорогой ей человек, - ахуенная печаль, говоришь? Действительно! – тихо, практически шипя сквозь зубы, проговариваю я в нескольких сантиметрах от лица Даниеля, чей взгляд намертво вцепился в меня. Я понимала итальянца и его небезосновательное беспокойство, что было чем-то новым для человека, привыкшем заботиться только о себе, но я, к счастью или к сожалению, умела сопереживать близким людям – у моей подруги сегодня случилось несчастье, и я, по своей натуре, не могла включать эгоистку в такой ситуации, как бы того хотел мой супруг. Тем более, отправив бы ее, Келли, самой и оставшись бы дома, я, вполне представляя ее характер, волновалась бы за нее не меньше.
Прежде чем выйти из Кадиллака итальянец решил, видимо, объясниться, и его слова подействовали на меня как ведро отрезвляюще-холодной воды. В ответ я не завелась, как обычно, а, постаравшись растянуть губы в улыбке, несколько раз слабо кивнула. Только собралась что-то сказать, но, передумав, молча открываю дверь, выходя на улицу. Наверное, я сейчас должна была себя почувствовать неблагодарной сукой.
Честно говоря, я не очень была настроена на обед, но портить и без того испорченное настроение мне не хотелось, поэтому я и первая заговорила к итальянцу, как только получила меню из рук официанта, - Почему мы раньше здесь не бывали? – а судя по тому, что моего супруга и в этом ресторане знали, сам бывал он здесь нередко. Значит и кухня должна здесь должна быть превосходной – решила я, изучая изобилие сицилийских блюд, представленных в меню. Прошло несколько минут, и я уже не считала идею съездить сюда плохой.  Буквально сразу же рядом с нашим столиком появилась семья Карузо – Джино – упитанный мужичок, казалось, никогда не теряющий своего веселого настроя, и жена его - Лизи – полностью соответствующая своему муженьку. Я не успела и моргнуть, как уже оказалась в теплых объятьях Лизи, которая хоть была на голову ниже меня, но ее тонкие высокие каблуки вполне решали эту проблему. Стоит ли говорить, что мои, прежде мрачные мысли, словно испарились? Правда, я не пока не знала, что это ненадолго.
- Превосходно, Джино, как иначе, - после чего перевожу теплый взгляд на своего супруга, казалось, ставящий жирную точку на нашем не очень приятном разговоре, в надежде, что он теперь останется в прошлом, - А ты, я вижу, все хорошеешь -  сразу видно чья жена готовит лучшую лазанью, -  спустя несколько часов, я впервые за это время засмеялась, в воздухе очертив руками похорошевшие «формы» главы четы Карузо, на что он ответил своим громким раскатистым смехом, довольно похлопывая себя по пузу. Я хотела убедить своего итальянца, что со мной все в порядке и я действительно ни о чем не волнуюсь, но тем не менее, мне все равно было немного не по себе, на что я всеми силами старалась не обращать внимания.
Приняв предложение обоих Карузо, мы перебрались за другой столик, который прямо-таки ломился от количества тарелок с разными вкусностями, наверное, подумала я, на нем собрались все кулинарные изыски Сицилии.  Решив полакомиться, отправляю в рот обжаренный в сухарях шарик из риса - аранчини, пока Джино разливает всем домашнего вина, разумеется, всем, кроме меня. – Ох, не завидую я тебе сейчас, Марти, такое упускаешь, - смачно причмокнув Джино возводит глаза от удовольствия, сделав глоток красного, после чего тяжко вздыхает и наклоняется ближе к Даниелю, - Как сам? Бля, как вспомню, мне моя все девять месяцев жизни не давала, - утирает тыльной стороной ладони пот со лба и потом спрашивает за Стефано, в общем, именно то, что как раз услышала я сквозь непрерывную болтовню Лизи и кинула быстрый взгляд на Дэнни, чего не могла не заметить моя собеседница, радостная от того, что я секундой ранее согласилась завтра с ней пройтись по магазинам, - Марти, Дэнни, что-то не так? – спрашивает она с самым невинным видом, который так шел ее пухленькому личику, подперев подбородок рукой, на запьястье которой красовался дорогущий браслет. Говорить на эту тему я и вовсе не собиралась - мне хватило увиденного и услышанного сегодня.

+1

10

Когда Мартина спросила, действительно ли я считаю, что правильней было бы оставить убитую горем Келли справляться с этим самым горем в одиночку – я ответил коротко,  - По-моему, именно так ты и должна была поступить. Моя супруга в глубине души, может быть, и надеялась получить совершенно другой ответ,  хотела, чтобы я проявил немного больше участия, например, но наверняка знала  - этого не произойдет. Поэтому она просто решила завернуть бесполезный спор, разочарованно покачала головой и, отвернувшись, уставилась в окно. Сам я не испытывал ни раскаяния, ни стыда и надеялся, что молодая женщина последует моему примеру. Ей, я считал, пора было уже и научиться включать эту самую эгоистку; у Мартины для этого, в конце концов, имелась очень даже веская причина: она вынашивала под сердцем нашего ребенка и, прежде всего прочего, должна была заботиться о нем, - и о себе соответственно, - а не о своих давно повзрослевших приятельницах. Дурацкая привычка Мартины зарываться с головой в чужие проблемы, оставляя позади даже свои собственные, всегда меня удивляла - теперь же, когда здоровье моего будущего сына напрямую зависело от спокойствия его матери, начинала еще и по-настоящему злить. Может быть, дело было еще и в том, что я считал, что моя жена понапрасну растрачивает свои нервы и время, потому что сам я никогда по-настоящему и не верил в существование женской дружбы. Такое случалось постоянно – сегодня они потягивают вино под пиццу, сплетничают обо всем подряд, а завтра? Ссорятся из-за какой-нибудь блядской шмотки, мужика  – чего угодно – и прекращают свое общение лет на двадцать. Семья –  единственное абсолютное что мы на самом деле имели. Сам я только недавно начал это понимать, но Мартина, казалось, должна была и уяснить эту простую истинную с самого детства. Но вместо этого, блять, мне постоянно приходилось ей все разжевывать.
Впрочем, сейчас, оказавшись внутри ресторана и  учуяв доносившиеся с кухни ароматы пряных сыров, оливкового масла и свежеиспеченного хлеба, я тут же потерял всякий интерес к продолжению спора. Хотя, разумеется,  считал, что прав был здесь со всех сторон (немного позже, может, и моя новоявленная супруга это поймет) и все свои, якобы беспочвенные, претензии к молодой женщине таковыми не считал. Но решил отложить вразумление итальянки на неопределенное время (возвращаться к этому разговору, я полагал, нам придется еще не единожды) и просто насладиться кушаньем.
- Я и сам давненько тут не был. Кухня здесь превосходная - этого не отнять, а вот атмосфера… уже не та, знаешь ли, - решил пояснить, -  Видела, наверное, в новостях, что здесь ФБРовцы устроили в январе? – Речь шла о том случае, когда Гвидо Монтанелли, тогда еще бывшим во главе боргаты Торелли, заковали в наручники доблестные блюстители закона прямо на этом месте. Его тогда собирались подтянуть по закону РИКО, шили организацию незаконной игорной деятельности и рэкет, но благополучно все проебали и уже через несколько месяцев местного дона Корлеоне  (так Гвидо тогда окрестили журналисты) выпустили на свободу. «Маленькой Сицилии», впрочем, для того чтобы вернуться к нормальному функционированию потребовалось намного меньше времени,– Завалились, представляешь, прямо как к себе домой, столы переворачивали, окна повышибали, - тут, впрочем, спасибо стоило сказать как раз не федералам, а здоровяку Джипу Строзаторе, но я решил тактично умолчать об этом перед Мартиной, - заломали хозяина заведения прямо на глазах у всех посетителей и его маленькой дочери.  Напугали ребенка до чертиков, наверное – все с пушками же были. Ничего, блять, святого нет у этих скотов. И главное, за что? Все равно нихуя доказать не смогли, - Тут строго посмотрел на Мартину, навел на нее указательный палец, -  Потому что и нечего было доказывать. А шороху-то навели - как будто  самого Аль Капоне задержали, не меньше, - Закончив же свой эмоциональный рассказ, я просто уставился в меню, размышляя чего бы именно хотел сегодня отведать.
Однако когда Джино Карузо и его экспансивная спутница присоединились к нам, а мой  давнишний приятель, один из центровых в моей команде, снова поднял тему внезапной кончины Стефано, я быстро растерял аппетит, - Нам что, обязательно обсуждать это прямо сейчас? – С самым невинным видом и кривой, недоброй совершенно, усмешкой обратился к своему реджиме, обвел руками стол. Затем пододвинул к себе бокал с вином, но пить не стал.  Заметил боковым зрением, как заметно помрачнела моя женщина, но порадовался, что она не спешила развивать эту тему снова. И я решил поступить точно так же, -По-моему, Марти отлично справляется, - уклончиво ответил Джино  по поводу настроений, царящих внутри нашей семьи с тех пор, как Мартина объявила о своей беременности. Жаловаться Карузо на несносность характера своей жены я точно не собирался, по крайней мере, в ее присутствии. Вместо этого ласково погладил итальянку по руке – якобы доказывая ей, что меня все устраивает. По крайней мере, такую видимость я хотел создать. Не хватало еще, чтобы наши собеседники подумали, будто бы у нас в доме не все гладко. А вот темпераментная, кстати, вовсе не обделенная интеллектом супруга Джино на такие вещи внимания решила не обращать, вспыхнула на ремарку мужа, - Мадонна, посмотрите-ка на него - прямо святой мученик! Когда это, интересно, я тебе жизни не давала, если тебя и дома почти никогда не было? У вас точно так же? – тут она покосилась на Мартину, ища поддержки; отхлебнула немного вина, оставляя на бокале следы от яркой помады, - Вы, мужчины, только и делаете, что жалуетесь на своих жен-мегер друг дружке.  А ведь даже не представляете, что мы переживаем все эти девять месяцев, какой это стресс для организма!  Разве я не права, Марти?
- Cazzo! Можно подумать, что я развлекался все это время. Между прочим, я деньги зарабатывал, чтобы наши дети и ты ни в чем не нуждались. А что я получаю? Кучу дерьма на свою голову!
- Воу! - Прервав перебранку супругов, выставил вперед руки в примирительном жесте и весело усмехнулся, - Для чего мы здесь собрались? Хорошо провести время, так? Лизи посмотрела на своего мужа с упреком – мол, ты первый начал. Но о своей обиде забыла довольно быстро и уже через несколько минут снова повернулась к Мартине, - Знаешь, я тут как раз вспомнила… Наш старший сын, Мэтью, поступает в следующем году. Он мечтает о Беркли, но там такие требования - например, средний бал должен быть не ниже 3.9!  Я понимаю, конечно, что время еще есть, но хочу перестраховаться. Мэтти способный мальчик и очень старается, но у него серьезные проблемы с усидчивостью…. ты ведь говорила, что заканчивала кафедру филологии,  правда? Может быть, у тебя есть какие-нибудь полезные знакомые, которые, скажем, могли бы подтянуться его с английским? Или, может быть, ты и сама сможешь? Если, конечно, найдешь на это время, - Лицо ее посерьезнело, но никакой неловкости женщина  от своей просьбы не испытывала. А вот ее муж, не ожидавший что та обратиться с такой просьбой к супруге своего капитана, тут же поспешил одернуть Лизи, У Мартины и без этого, наверняка, хватает своих забот. Я просто поговорю с его учителем, идет? – Затем, поглядел на Мартину с извиняющейся улыбкой, -  Не бери в голову, милая. Это вовсе не обязательно.
Сам я ничего на это не ответил, и на супругу свою не глядел, (как и она на меня - поэтому и не заметила, как при этой просьбе Лизи брезгливо дернулись мои губы), но мне было и не обязательно смотреть на Мартину, чтобы угадать ее реакцию. В последнее время итальянка искала любой возможности выбраться из дома и хоть чем-нибудь себя занять. Когда речь шла о ее страстном увлечении – тем более.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-09-01 23:40:45)

+1

11

Даниель ошибался в одном – сейчас семья для меня была на первом месте. Было бы по-другому, разве стала бы я связывать свою жизнь с этим человеком? В будущем – растить вместе детей? Кстати, с тех пор как я стала называться миссис Росси я, кажется, неплохо справлялась со своими обязанностями – поддерживала своего супруга, берегла, так сказать, семейный очаг. Понятное дело, в доме, где у каждого свой горячий нрав, не может идти все гладко, но каким-то образом мы пытаемся с этим справляться, пусть не всегда удачно. По крайней мере мне так казалось - сейчас итальянец или же не замечал этих изменений, или требовал от меня невозможного. Ему следовало бы понять, что с появлением семьи, отдавая сейчас практически все время ей, я не собиралась забывать о близких мне людях, одной из которых была Келли. Да плевать, это мог бы быть кто угодно. И, к сожалению, наши с Дэнни мнения в этом разбегались. Он считал, что я должна теперь заботиться лишь о себе, я же считала, что он – именно сейчас – бесчувственный мудак, которым он так не хотел казаться, но тем не менее сделал для этого практически все. Я решила закончить этот бессмысленный спор, так как все равно каждый решил остаться при своем мнении, но, судя по всему, мы еще не раз будем поднимать эту тему – мы еще не все сказали друг другу.
За столиком, перед бурным появлением четы Карузо, Даниель рассказал об инциденте, который произошел в «Маленькой Сицилии» в январе этого года, и, насколько я хорошо помнила, действительно наделал тогда шума в новостях. В итоге – ничем это и не закончилось, как и заключил итальянец. Я только повела будто в удивлении бровью, оставив без комментариев воодушевленный рассказ мужа, и потом на выдохе произнесла, - Давай уже что-нибудь закажем, здесь так вкусно пахнет, - положив обе ладони на округлившийся живот с мягкой улыбкой опускаю взгляд, - Кое-кто кажется теряет терпение, - со стороны вся эта ситуация походила на семейную идиллию, если не вдаваться в подробности того, что происходило перед тем, в машине.  И у каждого наверняка остался неприятный осадок, который и омрачал время от времени наши лица. Впрочем, не сообщая этого своему супругу, больше всего мне сейчас хотелось забыть о последнем, последовав его совету – не волноваться, чему только способствовало появление компании – круглолицых Джино и Лизи. Обычно мне не всегда приходилось по вкусу это внезапное появление каких-либо навязчивых знакомых, когда мне хотелось побыть наедине со своим супругом, но сегодня я была даже рада этому, особенно, безустанной болтовни Лизи, последняя частенько не задумывалась над тем, что говорила, этим самым сводя с ума своего мужа. Короче говоря, парой они были интересной.
Подливая себе домашнего вина и с жадностью опустошая бокал, Джино решил поделиться тяготами жизни с беременной женщиной одновременно спрашивая, как обстоят дела самого Дэнни в этом плане. Я, подняв на своего итальянца уставший взгляд, надеялась, что тот, вопреки своей привычке, ничего болтать сейчас при мне не станет. Так и случилось. Даниель, сидевший рядом со мной, уверил своего собеседника, что у нас, наоборот, все в порядке и якобы в подтверждение этому нежно погладил меня по руке. Я считала, что незачем знать посторонним, что происходит в нашей семье, тем более, делиться исключительно личными проблемами – они есть у всех, это понятно, и из этого не нужно делать трагедии, жалуясь каждому встречному, а лучше постараться найти какой-нибудь выход_компромисс самим. И я, если честно, наоборот бы забеспокоилась, будь у нас все идеально. Пусть же для Карузо мы останемся образцовой парой.  Они, в отличие от нас, как раз над этим не заморачивались, и Лизи, которую вывело из себя замечание ее мужа, завелась не на шутку. В общих чертах я была с ней согласна, но на наш столик уже уставились пара любопытных глаз посетителей, а зачем нам нужны были лишние свидетели? – Сделай что-нибудь, пока они здесь все не разнесли, - шепотом произнесла так, чтобы слышал меня один Дэнни, впрочем, благодаря визжащему голосу приятельницы я могла об этом не беспокоится. Под конец их с мужем препирательств она нервно дернула головой, откинув копну волос назад и принялась водить вилкой по тарелке, молча дожевывая свой салат.
- Конечно, никаких проблем, - соглашаюсь на просьбу немного позаниматься со старшим сыном Карузо, подтянуть его по предмету. Ответила я, долго не раздумывая, так как давно хотела найти себе какое-нибудь занятие, кроме ведения домашних дел и облагораживания участка, чем я занималась последнее время, превратившись в домохозяйку. Разрешения супруга я не спрашивала, это ведь он познакомил меня с Карузо, поэтому ему, я считала, нечего было напрасно беспокоиться. Это, в конце-то концов, не такая и тяжелая работа, имею ввиду, физически. И, возможно, это наоборот пойдет мне на пользу, ведь в большинстве случаев я приходила в бешенство именно от смертной тоски, которая окружала меня дома. Конечно, с появлением ребенка все изменится, но пока так и свихнуться недолго. – Джино, мне совсем не тяжело будет, перестань – правда, словно не доверяя мне, он все равно с некоторым опасением кинул взгляд на Даниеля, который уткнулся своим тяжелым взглядом в одну точку, вертя в руках бокал с вином. Не было сложно догадаться, что ему не понравилась ни идея Лизи, ни то, как загорелись мои глаза, когда я дала свое согласие.
Сегодняшний вечер ничем особенным не отличался, в общем, был похожим на остальные жаркие июньские вечера. Спасал только легкий ветерок. Итальянец сидел на террасе в раскидном кресле, лениво держа между пальцев сигару, дым которой струился вверх. Подойдя к нему, я присела рядом на широкий подлокотник, одной рукой придерживая небольшую тарелочку с яблочной шарлоткой, которую испекла вчера, - Дэнни, может пора подумать о детской? – пока живот не мешал мне ни спать, ни передвигаться, я решила, что стоило бы подумать об обустройстве комнаты для сына. Я не планировала доверять эти дела кому-нибудь другому, кроме себя, ну или супруга, хоть  тот и  любил такие вещи решать просто – наняв какого-то человека, который занимался этим профессионально. И, будто бы специально, через несколько минут зазвонил телефон Даниеля, после чего тот должен был куда-то ехать. – Что, опять?! – я не могла скрывать своего возмущения и злости, выбросив с грохотом свой десерт вместе с тарелкой в мусорное ведро, - И когда же тебя ждать? К завтраку? – кисло улыбнувшись, спрашиваю, на что получаю не совсем удовлетворяющий меня поцелуй и такой же ответ, - Через час, максимум два, вернусь, l'uccellino

Отредактировано Martina Gotti (2016-09-03 16:37:56)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ti odio e ti amo