Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » too much sex


too much sex

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

27 марта
Nicole & Frida & Draco
http://savepic.ru/10760018.jpg

Просто ему повезло, а вам - нет.

Отредактировано Draco J. Marder (2016-08-04 23:56:24)

+4

2

[AVA]http://savepic.ru/10862567.png[/AVA]
[SGN]http://savepic.ru/10750805.jpg[/SGN]

https://67.media.tumblr.com/1dfda173830e489b5b1c1a130796a6e9/tumblr_inline_nrdusim5pr1qlt39u_500.gif

Ну, целуй меня, целуй,
Хоть до крови, хоть до боли.
Не в ладу с холодной волей
Кипяток сердечных струй.

Для голубоглазого Фрида и Николь значили слишком много в жизни. Две девушки, которые окончательно и бесповоротно поселились в его сердце еще в раннем возрасте. Здесь нет места для других; нет и не будет, впрочем, он действительно старался забить зияющую дыру, когда блондинки разом покинули его жизнь, хоть и временно. Но что-то вечно шло не по его плану, начиная  с того, что раскрыться другим девушкам, оказывается, очень тяжело, да и интерес к ним какой-то монотонным, обыденный, сугубо основанный на сексе. "Не интересно" - под утро выносил вердикт, глядя на сонные лица ненакрашенных девушек. Для него в солнечном утре не было ничего милого, забавного и трепещущего. И хотя девушки в его постели оказывались стройные, миловидные, у него они не вызывали никаких чувств. Рюмка за рюмкой, косяк за косяком он пытался подавить в себе любовь к двум блондинистым особам, но даже в состоянии алкогольного опьянения мысли о них его не покидали. Он преследовал Николь, не давал ей покоя, подлавливал в клубе, играл в персонального супергероя и единственного спасителя; следил за Фридой, глазами провожал ее до дома, был в двух шагах от нее в темном переулке. Драко действовал, как настоящий маньяк, выслеживающий своих жертв. При этом, попутно, он успевал вывозить огромные партии травы за пределы Сакраменто и обговаривать свой бизнес с партнерами. Те, кстати, тоже не отличались особым складом ума и не имели богатый опыт в подобных вопросах, а по сему всё происходило благодаря природной чуйке, инстинктам и кое-каким познаниям в этой области. Торговля наркотиками привела его на закрытую вечеринку в стиле бала- маскарада, где он, по счастливейшей случайности, встретил Фриду, закрутил с ней интрижку и вновь нашел то, что потерял.
Узнал он ее быстрее, чем она его. Ему даже не пришлось срывать с нее маску, достаточно было увидеть родимое пятнышко на груди. Свою маску он снял только после полового акта, и Фрида визжала от счастья, наконец-то узнав, с кем именно она только что занялась сексом. Драко был польщен такой реакцией и тут же растаял, забыв о том, как сильно они поссорились. Драко застал сестру в объятиях другого мужчины, и слава Богу, что все остались живы, а Фрида просто выставлена из дома, а не избита. Избит был ее кавалер, которому пришлось добираться до своего дома без одежды, с подбитым глазом и разбитой губой. Все воспоминания об этом были оставлены позади, и теперь Драко пообещал Фриде, что  с утра он появится у порога квартиры Николь, прямо с корабля на бал.
Они не уехали из особняка, где был маскарад, переночевали в той самой комнате, в которой было жарко еще пару часов, прежде чем они окончательно устали и уснули. Рано утром Фрида разбудила Драко, и кудрявый не сразу понял, где находится. Впрочем, такое с ним часто бывает.
В том, что Николь будет рада его видеть, не было никаких сомнений, ведь четыре дня назад они помирились и провели незабываемую ночь на берегу озера, вдали от всех. После этой ночи Николь была не шибко разговорчива, и Драко снова сделал вывод, что её всё равно что-то отталкивает от него. Он решил, что ей просто нужно дать время и погрузился с головой в бизнес, который и привел его на маскарад к Фриде.
— Она что-нибудь говорила обо мне? Ты уверена, что мы всё правильно делаем? - он прочесал свои кудри, откинул их назад и вопросительно посмотрел на сестру. Они сидели в машине около дома Николь, Драко нервничал, и выглядело это довольно забавно. Он будто вновь превратился в шестнадцатилетнего парня пубертатного возраста. О том, какие отношения сложились у Фриды и Николь без него он даже не догадывался. Это ему еще предстояло узнать. Мардер думал, что девочки сплотились, вместе льют слезы по ночам, вспоминая о нем, и вместе думают, как же с ним помириться. Ему и в голову не приходило, что Фрида и Николь вполне обходились без него долгими жаркими ночами.
Драко подал руку Фриде и закрыл машину на сигнализацию. Вид у него был немного помятый, он был всё в том же фраке, только маску снял и оставил в бардачке.
— Дай поцелую. - чмокнул сестру в лоб, затем в щеку и расцеловал ее губы. Он всё еще изголодался по ней, а чувство разлуки не до конца рассеялось. С трудом понимал, что они сейчас делают и зачем, но он уверенно передвигал ногами в направлении квартиры Николь, курил одной рукой, а другой крепко держал сестру за хрупкую кисть.

Отредактировано Draco J. Marder (2016-08-08 22:11:07)

+3

3

В салоне автомобиля стоит запах табака и его одеколона – тот самый аромат, который она с нежностью хранила в памяти, невзирая на обиды и ссоры, на всю ту боль, что временами брат причинял по неосторожности. Она обожает эти муки, через них девушка познаёт себя, как и в сексе, чтобы прочувствовать жизнь ей требуется капля страданий. И всё-таки она любит. Любит так сильно, что ни родственные связи, ни необходимость делить Драко с Николь и прочими девицами не могут вытеснить образ кудрявого парня из её сердца.
В машине Фрида мило потягивается, выгнувшись вперед, и с большим наслаждением зевает как маленький ребёнок. Рядом с ним она чувствует себя по-домашнему тепло и комфортно, несмотря даже на скорость, с которой они мчатся по городу, стремительно приближаясь к дому, где белый ангел вот уже не первый месяц делит кровать со своей покровительницей Николь. Большие голубые глаза с интересом поглядывают на Драко, изучают его. Просто следить за тем, как он моргает и дышит, чертовски приятно, а если прибавить сюда воспоминания о прошлой ночи и дать волю воображению… Девушка сильнее сводит ноги, борясь с похотью, овладевавшей ею всякий раз, стоило парню оказаться рядом.
Она может ошибаться, но брат, кажется, выглядит обеспокоенным. Неужели грядущая встреча с Никки так его волнует? От этой мысли Фрида чувствует резкий укол ревности в самое сердце. Для Драко она никогда не будет единственной, потому как дура-судьба решила сделать их родственниками, кровная связь лишила возможности иметь нормальную семью, не позволяла ему увидеть в ней полноценную женщину, будущую мать его детей. Какой бы покладистой и притягательной Фрида ни была, как бы ни старалась, она никогда не сможет стать для него кем-то большим, чем просто игрушкой – средством утолить свои потаённые порочные желания.
Мардрер стоило бы разозлиться, плюнуть на всё и найти уже другого, того, кто оценит её старания и, в конечном итоге, предложит будущее, о котором девушка может только мечтать, находясь рядом с Драко, но Фрида не может и не хочет избавляться от оков, навечно связавших их судьбы. Этот союз похоти и безрассудства – то немногое ценное, что имелось в её жизни, разве может она отказать себе, истосковавшейся по этой безразмерной любви, в возможности побыть рядом с ним? Разве может она злиться на брата только за то, что у них общие родители? Конечно, нет, блондинка упивается его вниманием и нежностью. Что же до мыслей о будущем - подождут.
Автомобиль замер у нужного дома, скоро их уединению придёт конец, и как бы Фрида не любила Николь, сейчас она ненавидит девушку всем сердцем. Может удастся продлить минуты их близости, может найдутся силы рассказать о своих чувствах и желаниях? Но жирный крест перечеркивает сами эти вопросы в тот самый миг, когда Драко спрашивает о Никки.
Будь она проклята.
Девушка опускает взгляд в пол, пытаясь скрыть негодование и злость, о близости не может быть и речи, когда внутри кипит такая ненависть. К себе. Да, именно к самой себе, ведь это её идея – притащить брата сюда, чтобы они с Николь наконец смогли помириться. Зачем? Всё просто: из всех женщин на свете, именно любовнице Мардер могла доверить своего брата.
- Всё будет в порядке, - как можно нейтрально произносит она. Как же бесит эта его обеспокоенность, интересно, переживал ли он их разрыв, почувствовал ли хоть что-нибудь?
Неспешно покидая транспортное средство, она позволяет Драко почувствовать себя галантным джентльменом. До чего же приятны его внимание и обходительность.
Девушка невинно улыбается и опускает взгляд, когда губы парня касаются бледного лба. Так целуют сестру. Затем один за другим наступает очередь новых поцелуев, предназначенных любовнице. Страсть последнего так сильно противоречит чистоте первого, что у Фриды кружится голова, её словно бы вынули из холодильника и поставили под горячий душ, того глядишь не выдержит сердце, разорвется от внезапно прихлынувшей к нему разогревшейся крови. Контраст чувств сводит с ума, она отвечает на его поцелуи своими, зарываясь пальцами в кудрявую шевелюру.
Пожалуйста, пусть этот миг никогда не закончится, - молит она вселенную, но та холодна к её желаниям, и вот они направляются к нужной двери, но кто они? Брат и сестра, любовники? Может кто и знает ответ на этот вопрос, но точно не Фрида.

+2

4

Что может быть хуже, чем проснуться одной в большой кровати? Ничего. Когда Фрида уходила на вылазки, Николь всегда грустила, так как это означало, что в темноте она снова будет бороться со своими страхами и не спать до утра. Конечно, она пожелала своей крошке хорошо провести время, но на самом деле, хотела попросить остаться сегодня с ней. В эту ночь одиночество слишком душило ее маленькую шейку. Скорее всего, это было из-за спонтанного примирения с Драко. Николь не знала как теперь разрешить ее проблему: с февраля она встречается с Фридой и с 16 лет с Драко. Тяжелое противостояние. Она не хотела терять ни его, ни ее. Она не хотела говорить Драко о том, что спит с его сестренкой. Так как они слишком любили и оберегали этого ангелочка. Она не хотела говорить Фриде, что помирилась с Драко, так как для нее это будет очевидным ответом – я снова с ним, а ты мой запасной вариант. Но это не так. Фрида для нее не запасной вариант. Фрида это ребенок, который всегда будет занимать ведущее место в ее жизни. Николь ни раз говорила, что простит ей все и последняя из сора это доказала. Не смотря на то, что крошка поддалась соблазнам Драко, Ник просто покричала, а потом обняла и поцеловала Фриду, ее белокурого ангела. Этому ребенку прощалось все, чтобы она не совершила, все сходило ей с рук. Николь хотела ее баловать, она хотела, чтобы этот ребенок получал все что она хочет, ублажала все ее капризы. Если Николь не удалось получить такой жизни, то пусть это будет у Фриды. Фриды никогда не была глупой девочкой, это просто было невозможно по генетике, она родилась в слишком хорошей семье. Девочка была наивной и жила в своем мире, но точно не глупая. В силу своего возраста, до нее много чего не доходило и оказывалось за гранью понимания, но со временем она будет мудрой женщиной, которой будут все гордиться и восхищаться. Ник никогда не сомневалась в ней и во всем поддерживала. Любовь к ней была велика.
Ник спала мало, но проснулась в отменном настроении, так как скоро ее ангел должен был вернуться с гулянок. Она хлопотала по дому, напевая  мелодию из детства и пекла булочки, которые пекла ее мама каждое воскресенье. Это были любимый булочки мамы, со временем и Николь стала их любить. Они были простыми, но очень красивыми и пахучими, а главное в форме сердца. Николь долго не могла запомнить как получить такую форму, но после смерти матери, как будто все таланты ее мамы перешли к ней. Поэтому Николь очень любила готовить и баловать Мардеров своими кулинарными изысками.  Девушка не любила готовить для себя и кушать в одиночестве, если дома никого не было, то она ела в кафе, желательно переполненным людьми. Но сейчас ей есть с кем сидеть за столом и для кого готовить.
Пока она возилась с тестом и начинкой, то время от времени выглядывала в окно, в надежде увидеть Фриду, не хотелось бы опоздать с булочками, она же их готовила для нее. Николь не умеет жить для себя, она привыкла жить для кого-то. Как бы девушка не старалась, как бы не зарекалась, она все равно целиком и полностью отдается другому человеку и чужим желаниям, проживая чужую жизнь. Наверно, она мало наступала на одни и те же грабли, и шишка на лбу слишком быстро заживала.
Николь достает из духовки булочки, присыпает сахарной пудрой, аккуратно раскладывает на тарелку и снова выглядывает в окно. Теперь ее внимание привлекла яркая машина. Чувство обреченности нахлынуло на блондинку. Она не сомневалась, что из машины выйдет Драко. Нет-нет-нет. Сейчас приедет Фрида. И тут Николь была, только Фрида уже приехала. Она вышла из той же яркой машины, что и Драко. Жар охватил ее щеки, хотя ветер обдувал ее лицо и в квартире было не  душно. Но ее душила обида и ревность. Она еще не могла определиться кого именно и к кому она ревнует, но обида точно была на Фриду. Фрида светилась от поцелуев Драко. Этот ребенок не умел скрывать чувств и эмоций. Нужно быть полной идиоткой, чтобы не понять в чем дело .
Ник оторвалась от окна, снова посмотрела на булочки, они были лишними, поэтому вся выпечка пошла в шкаф. Мама всегда ей запрещала выкидывать хлебобулочные изделия, поэтому она решила потом все жадно слопать в компании Оливии.
Девушке было обидно, что она потратила утро на Фриду и мысли о ней. Бессмысленная трата времени. Эта девчонка всего лишь живет в свое удовольствие и на меня ей наплевать. Ник была уверена, что откроет дверь и сразу же влепит пощечину Фриде. Давно пора, все не находилось сил поднять руку на ангела, но что-то ангел распоскудился даже по меркам Николь. Она не злилась на Драко, там давно все было понятно, но от Фриды такого она не ожидала.

+2

5

Поцелуй с Фридой затянулся на минуту. Впрочем, чего и следовало ожидать, ведь просто чмоканьем в лоб поцелуи никогда не заканчивались, тем более сейчас, когда Драко еще не до конца насытился ее присутствием в его жизни. Он чувствовал как Фрида тает он одно лишь его касания, касания собственного родного брата, ноги ее подкашивались, а губы просили дополнительных порций поцелуев. Мардер был готов взять ее прямо сейчас в машине, но мысль  о Николь тормозила его и заставляла думать. Ночь без сна у озера не выходила у него из головы, ему нравилось вновь и вновь перебирать в воспоминаниях те поистине счастливые моменты. Драко прекрасно понимал, что чтобы Ник не говорила, не делала, её любовь к нему - это что-то вечное и яркое, поэтому мысли об этом помогли ему преодолеть гнетущее волнение перед спонтанной встречей.
Драко еще раз взглянул на сестру, затем крепко взял ее за руку и решительно пошел в гости к той, которая либо может поцеловать его при встрече, либо огреет сковородкой со всей силы. Третьего не дано.
Явное раздражение в лице Фриды он не заметил, он вообще не мог понять, что девочки могут ревновать его. Фрида всем сердцем обожает Николь, а Николь, скорее отдаст всё и вся, лишь бы ее маленький ангелок был счастлив. Отдаст всё, но не Драко. Драко - это бородатое, кудрявое исключение, коим он является не только для Николь. Людям часто приходится вносить Мардера в исключительный список, только потому что он не вписывается в норму.
- Милая, я вернулся. - с фирменной кривой улыбкой на лице и хитрыми лисьими глазами проговорил он и потянулся к Николь, когда та открыла дверь. Возможно, он как мужик, напрочь не видит много важных мелочей, но не почувствовать, что здесь он уже не самый главный он не мог. Атмосфера вокруг ему не нравилась, никто будто и не замечал его, хотя Драко ждал фейерверка эмоций и причисления его к лику святых, ведь он, мать его, теперь здесь, но почему-то никто не делает над этим акцент. Всё внимание приковано к Фриде, Николь даже не смотрит на кудрявого, что начинает его раздражать уже со второй минуты пребывания в этой квартире.
- Алле, говорю, я здесь! - нахмурившись, он словно маленький ребенок надувает губы и округляет глаза. Решив, что это какой-то розыгрыш, он молча разулся и прошел на кухню. - Признавайся, где булочки? - яркий вкусный аромат стоял на всю квартиру, Драко полез в духовку, но ничего там не увидел, затем в холодильник  - булочек не было, краем глаза он увидел в холодильнике неплохое вино и виски, кивнул головой, запомнив, что надо будет начать бутылки.
Говорить только о выпечке, еде и алкоголе ему надоело, поэтому он усадил обеих за кухонный стол, а сам сурово спросил:
- Что здесь происходит, черт возьми? Николь, что за дела? Фрида? - вопросительно посмотрел то на одну, то на другую, ожидая что-то, что поможет ему понять, почему всё выглядит так, будто его девочки встречаются. Он и подумать не мог, что эти блондинистые красотки по ночам согревают друг друга, хотя прекрасно знал о бисексуальности обеих.

+3

6

Их маленький рай разрушен до основания.
Фрида смотрит на свою покровительницу. Лицо девчонки застыло, словно его выбили из камня: ни единого движения, взгляд голубых глаз вперился в Николь, не оставляя никаких сомнений, что стало причиной её оцепенения. Может она ещё глупый ребёнок, но дети, как известно, хорошо чувствуют настроение окружающих их взрослых, и Мардер хватает проницательности, чтобы разглядеть неудовольствие любимой.
Что же я наделала?
Реальность настолько далека от фантазии, что яркая картина счастливой шведской семьи рухнула в одно мгновение. Стоило взглядам двух девушек встретиться, как стало понятно: сказкам не место в этом мире, не будет никакого «жили долго и счастливо», кто-то обязательно должен остаться за бортом наедине со своим одиночеством.
Она сама разрушила всё, впустив ураганный ветер, уничтоживший их уютный карточный домик.
Ники зла. Очень-очень зла, ¬- синие зрачки следят за возлюбленной, за каждым мускулом на её прекрасном лице, за всяким вдохом-выдохом. Сегодня она не просто кажется страшной, Николь таит в себе угрозу, которая должна вот-вот вырваться наружу, сметая всё на своём пути, включая и их общее счастье. Фрида – глупая девчонка, спровоцировавшая этот процесс, но именно хозяйке квартиры предстоит поставить точку.
Дьявол рыщет в их обители. Дьявол, которого она сама впустила.
Несмотря на потрясение, Мардер не удивлена. Пусть еще десять минут назад она верила в чудесное воссоединение двух горячо любимых ею людей, сейчас, глядя на Николь, девушка понимает: её гнев закономерен. На какую ещё реакцию можно было рассчитывать, решив осквернить их храм любви присутствием того, кто принёс столько несчастий им обеим? Теперь он ходит здесь, заглядывая в каждую щель, выискивая, чем можно поживиться, хотя, вне всякого сомнения, самое главное сокровище в квартире – две красавицы, и Драко должен это понимать, что не мешает ему вести себя так, словно он здесь хозяин и главная звезда, требующая внимания. Фрида хочет ответить на его недовольные возгласы, но суровый взгляд любимой Николь лишил её голоса, кажется всё, что сейчас вертится на языке у молодой блондинки, может стать той самой искрой, что разожжёт огромный пожар. От такого бедствия погибнет всё: их любовь, их дружба, остатки доверия друг к другу.
Но разве есть у них выбор? Всё давным-давно предопределенно. Их противоестественная любовь друг к другу, их алчное желание обладать, властвовать на другими – всё это и стало тем мостиком, что ведёт на берег, где нет ничего кроме пустоты. Той самой пустоты, что заполняет Фриду изнутри всякий раз, когда она видит грозный взгляд Николь, слышит возмущённый голос Драко, понимает безвыходность своего положения.
Сегодня их квартира кажется ей серой, погруженной во мрак, и это несмотря на присутствие двух самых ярких огней её жизни, несмотря на приятный аромат свежей выпечки, несмотря на её безграничную любовь к этим двоим.
- Я думала, ты этого хочешь, - блондинка пытается улыбнуться, но выглядит жалко. Бесхребетный падший ангел, белокурое дитя с огромными пустыми глазами. Фрида бессильно опускает голову, не желая более и мгновения играть с Николь в гляделки. Сколько она продержалась? Две секунды? Пять? Минуту?
Вечность.
Детская обида одолевает молодую девицу. Почему этот груз пал именно ей на плечи, почему Ники злится на неё, почему, вопреки их общей любви, не хочет даже попытаться понять? Тонкие бледные пальчики сжимаются в небольшие кулачки гнева – так Мардер пытается совладать со своим негодованием. Пока ничего не произошло, пока старший брат ничего не понял, она должна держать все чувства в себе. Даже ребёнку понятно, что некоторые вещи не стоит выносить на общее обозрение.

+4

7

Николь прекрасно знала Драко и Фриду. Она знала их жизнь, характер,  эмоции, слабости и увлечения - все! Она знала о них все и самое худшее, что было в этой семье, это детская наивность. Они жили в своем выдуманном вымышленном мире, который всегда засасывал ее волей не волей. Она знала, что произошло между ангелом и кудрявым, она знала, что произошло между ею и Фридой, а так же то, что произошло с Драко. Как выбираться из этого дерьма она не знала, но точно не думала, что к ее проблемам добавятся новые. Она забыла с кем связалась - с Мардерами, с теми, которые всегда меняют ее мир и жизненные устои.
Первым в квартиру вошел Драко. Гордый и счастливый. Самодовольный и обаятельный. Как обычно, в нем ничего не меняется. У Николь никогда не было сомнений в том, что Драко относился к классу кошачьих. После того как вошел Драко, ей захотелось покинуть квартиру. Не хотелось с ним разговаривать и контактировать. Она получила очередную дозу предательства, и разумеется двойную. Кто-то пьет двойную порцию виски со льдом, а Ник утопала в двойной порции предательства и никакого льда не надо было и так тошно.
Следом зашла Фрида. Девушка как всегда светилась, от нее исходило тепло, счастье, невинность. У этого ангела всегда была своя атмосфера, свои атрибуты: крылья и золотой нимб. Только сегодня эти атрибуты не умиляют, а раздражают. Но Николь не может сорваться и нагрубить ей. Она воспитана иначе. Хотя блондинка еле сдерживает себя, чтобы не высказать все Фриде. Так и хочется ее отчитать, научить уму разуму, но это будет пустая трата времени. Крошка ничего не поймет и не признает своих ошибок.
Лефевр слышала Драко и мысленно отвечала на все его слова. Она была искренне рада снова его видеть. Как не крути, она скучала по нему, но он как всегда все испортил. Как всегда он принес в счастье свой специфический привкус. Николь уже перестает задумываться над тем нравится ей это или нет, привыкла она к этому или нет. Это же ничего не изменит. Как бы она к этому не относилась и не воспринимала, все будет так как посчитает нужным Драк. Лефевр хотела бы его обнять, но не при сложившихся обстоятельствах. Она хотела бы утонуть в его поцелуях, но не сейчас. ее разрывали эмоции. Убить Фриду и залюбить Драко. А может все наоборот. Такие разные эмоции одновременно в одном теле сводили с ума. С Мардерами невозможно жить спокойно. Да и было бы скучно, если бы было иначе.
Они давно вот так не собирались. С прошлого года у них не было семейных ужинов. Сейчас Ник готовила только для Фриды, это было приятно, но было не то. Она привыкла заботится об этой парочке, завтракать с ними и без предупреждения заваливаться к ним в гости. Теперь гости завалились к ней без предупреждения. В каком бы расположении духа не была бы Никки, но гостей она всегда обогреет и создаст уют для них. Поэтому булочки были поставлены на стол, чай уже закипал и она собиралась мыслями.
- Предлагаю начать беседу с приятного. - она ставит чашечки, сахар, домашний джем, который приготовила на днях и садиться рядом с ними. - Приятного аппетита, я рада снова вот так с вами сидеть. Как будто ничего не было.  - Николь занимает свой ротик булочкой и запивает чаем, который разлила по чашечкам. Она сдерживает ревность и обиду. Ревность к каждому из них и обиду к каждому из них. Драко был раздражен, Фрида была запугана. У каждого внутри таились свои эмоции, которые создавали давящую и очень неприятную атмосферу.
- А теперь давайте разберемся в том, кто о чем думает. - она оставила недопитый чай и обкусанную булочку. - Ангел мой, тебе предстоит грандиозная порка. - она обращалась к Фриде с милой улыбкой. Еда делает людей добрее, но не глупее. Николь все так же была зла на эту парочку. Именно это определение "парочка" им сейчас подходило. Фрида и Драко - парочка  и никакие другие вариации. - Драко, любовь моя, жизнь моя, душа моя - блондиночка выдержала небольшую паузу, пока всматривалась в его глаза - Ты совсем спятил? Окончательно и бесповоротно? Мы кажется уже обсудили что такое измена, что происходит в момент измен и как джолго мы с тобой прощаем данное предательство. Или я что-то путаю или не понимаю? Только давай без актерских способностей. Отсекая все лишнее ответь на один вопрос. Ты спал с Фридой снова? - Лефевр сделала громкий акцент на последнее слов. Она будто была воспитателем в детском саду. - И ты еще смеешь спрашивать что у нас тут происходит? Что тут происходит мне все понятно, а вот что произошло "там" мне не очень понятно. или может Фрида у нас обладает скрытыми ораторскими способностями и способна мне все четко и понятно разъяснить? - Николь была спокойна и рассудительна. Она знала ответы на все интересующее ее вопросы. Кроме одного - что за пиздец.

+2

8

Мардер ходил по квартире, делая вид, что что-то ищет. В конце концов, он просто сдался, уселся на ближайший стул и пристально посмотрел, то на одну, то на другую. Его интуиция подсказывала, что между двумя блондинками пробегает невидимый ток, и он настолько силен, что Драко не мог его не почувствовать.
Драко всё же сделал вывод просто заткнуться и не задавать наводящих вопросов, он был в режиме ожидания, но строить из себя невинную овечку тоже не мог, поэтому он просто молчал, но уголки его губ были напряжены, опущены вниз, глаза горели раздражением, иногда в них мелькала злость.  Эта атмосфера, внутренняя сила Николь не давала ему встать и построить их обеих. Балом правила Николь, а Фрида подозрительно молчала и стыдливо опустила красивые глаза вниз. "Она уже успела рассказать Ник, что мы переспали?" -  Мардер пытался угадать причину такого нестандартного поведения, но все прокрученные в голове варианты не подходили к реальной ситуации. Фрида бы не успела рассказать о ночи Николь, ведь эту ночь они провели вместе, утро, словом, тоже, да и вообще, за последние сутки они не отлучались друг от друга ни на секунду, даже душ принимали вместе.
Ситуация усугубилась, когда под носом оказались любимые булочки и ароматный чай, разлитый по кружкам. Драко пристально следил за каждым движением Николь: вот она вздыхает, набирается терпения, медленно, по-хозяйски, ходит по кухне, ее взгляд каменный, непробиваемый, но при этом она якобы дружелюбна и даже весела.
- Драко, любовь моя, жизнь моя, душа моя. - Драко криво улыбнулся. "Сейчас начнется пиздец" - отметил про себя и покорно ждал продолжение. А оно непременно будет. После небольшой паузы Николь продолжила, и Драко наконец-то хоть немного понял суть сложившийся ситуации, от чего вновь расслабился, облокотился на спинку стула, достал из кармана пачку сигарет, зажигалку и закурил. Он знал, как Николь ненавидит запах сигаретного дыма в своей квартире, но сделал это специально, назло ей, так как эта девушка заставила здорово его понервничать. Вскоре, от запаха булочек не осталось и следа. комната продымилась, но Драко все же соизволил выкинуть окурок в окно и приоткрыть его для проветривания.
- Да, спал. Ты знаешь, я люблю ее. Это вышло спонтанно, я не смог устоять. Ей Богу не смог, да и кто сможет? Ты посмотри на нее, она прекрасна. - конечно же, он опустил тот факт, что изначально Фрида была в маске,  и он вообще не знал, с кем собирался переспать, но когда узнал, счастью не было предела. Он косо посмотрел на сестру, улыбнулся, уселся на место. Он протянул свою руку и бережно взял Фриду за кисть, чтобы ее пугливый взгляд исчез. Нечего бояться, они переспали - и это естественно. По крайней мере, так считал Драко.
Да, с Николь он только-только помирился, он обещал исправиться, встать на путь истинный, не изменять, прислушиваться к ее мнению, но секс с сестрой - уж разве это измена?
- И не ругай ты Фриду, я... Я проявил инициативу, я ее практически заставил переспать со мной. Вот так. Девочка здесь не при чем - Драко взял удар на себя, но Николь вряд ли поверит, она прекрасно знает, что Фрида и сама не прочь переспать с братом.
- Вы слишком напряжены. Вам надо расслабиться, может заменим чай чем-то покрепче, м? - Драко кокетливо улыбается, подмигивает и снова чувствует себя уверенно и властно. Как бы эти две женщины не пытались показать свой характер, он прекрасно знает, что в любом случае, они прежде всего зависимы от него.

Отредактировано Draco J. Marder (2016-09-23 22:55:07)

+2

9

Группа самодовольных котов – вот кем на самом деле являлись собравшиеся в квартире люди, а кошки, как известно, по натуре своей одиночки, вот и вышло так, что каждый тянет одеяло на себя, уверенный в собственной правоте и превосходстве над другими.
Насколько Фрида знала, отношения Николь и Драко всегда напоминали сумасшедшие американские горки, то они возвышались до небес, поднимаемые силой теплоты своих чувств друг к другу, то стремительно неслись вниз, выкрикивая оскорбления и обвиняя партнёра во всех смертных грехах и ошибках. Сегодняшняя их встреча наглядно демонстрировала девушке, сколь сложными были взаимоотношения брата со своей главной любовницей. Именно с главной, Фрида не тешила себя иллюзиями, что ей когда-нибудь удастся занять место Ники, откровенно говоря, она боялась оказаться на её месте, особенно сейчас, когда она видела холодную как сталь Николь, пытавшуюся объединить в себе доброжелательную хозяйку с язвительной мегерой.
На фоне двух, безусловно, ярких и значимых в её жизни личностей, Фрида казалась слабой и безликой. Она всегда тянулась к брату и Николь, ощущая потребность в каждом, а оттого была самой зависимой из них. На самом-то деле, и Ники, и Драко нуждались в друг друге не меньше, а то и больше, чем Фрида, нуждались они и в белокуром ангеле, но в отличие от голубоглазой девчонки эта парочка отличалась наличием хитрого ума и коварностью. Проще говоря, они никоим образом не демонстрировали своей зависимости открыто, предпочитая выкатывать напоказ свою самодостаточность при любом удобном случае.
С самого появления Мардеров в квартире Николь держалась нарочито гордо, бодро усадив гостей за стол и предложив им чай со сладостями, она всё с той же улыбкой, с которой разливала горячий напиток, принялась наседать на брата и сестру. Это было похоже на неожиданный удар стилетом в самое сердце.
Когда с губ любовницы слетает слово «порка» Фрида отнюдь не представляет себе игры в постели, она не чувствует возбуждения, лишь холод и страх. Девушка действительно боится этой самой порки, более того, хлесткие, словно удар кнутом фразы Николь ранят её в самое сердце.
- Ники я, - замямлила блондинка, пытаясь найти нужные слова, которых у неё никогда не было, но хозяйка квартиры, казалось, пока не хотела слушать её объяснения, она продолжала свою длинную яркую речь, от каждого слова которой Фрида становилась всё бледнее и бледнее, чего нельзя было сказать о её братце.
Темноволосого мужчину, напротив, речь любимой женщины приободрила, ведь Ники всё так чётко расставила на свои места, обозначив причины своего негодования, сильно упростив задачу хамоватому Казанове по их поиску. У Драко доставало и смелости, и обаяния для решения проблемы, но он не спешил. Точно хищник на охоте, мужчина медленно поступал к своей жертве, не торопился отвечать на обвинения, не желал мямлить как его глупая сестрица. Вместо этого мужчина закурил, дым быстро заполнил помещение, Фриде даже стало дурно от нехватки кислорода, ей казалось, что никотин проник в её тело, пропитал его с ногтей на ногах до кончиков волос, находя все возможные пути внутрь. Ей чертовски захотелось почистить зубы и прополоскать горло.
Когда, наконец, Драко заговорил, девушка всё ещё была напугана холодной речью Ники, но слова любимого человека постепенно наполнили её сердце отвагой и храбростью. Для неё секс с братом не был чем-то  выходящим за рамки дозволенного, это было естественно, так же естественно, как и секс с любым другим мужчиной или женщиной. Понятия верности и преданности для Фриды были слишком размытыми, никак несвязанными с плотскими утехами, а потому она искренне не понимала причин недовольства Ники.
Хитрец-Драко же продолжал говорить и даже решил взять всю вину на себя, выставляя всё так, словно бы это он заставил сестру раздвинуть ноги. Фрида мысленно не согласилась с ним, прекрасно помня, при каких обстоятельствах состоялся их последний контакт, она отдавалась отнюдь не ему, а незнакомцу в маске, но этот факт едва ли мог способствовать разрешению конфликта, да и после того, как они обнажили лица, как и тела до этого, никто из них не пожалел о содеянном, более того, это лишь подтолкнуло их продолжить свои греховные игры.
Блондинка уперлась взглядом в стол, не решаясь дополнять дерзкую речь брата, по большому счёту, она вела себя как ребёнок, невольно ставший свидетелем ссоры родителей, блондинка не имела голоса в этом словесном поединке – этой мыслью сквозила речь Драко и Николь: одна обещала ей порку, другой упрямо твердил, что всему виной его неземная красота и притягательность. Отвратительно, но Фрида была склонна согласиться с обоими.

+2

10

Понятно. Тут ловить было нечего. С одного все как с гуся вода, вторая невинная и глупа. Один хуже другого, чувство обреченности пожирает. Нет, я просто у нем утопаю. Катастрофическая нехватка воздуха. Если есть крайняя точка терпения, то у меня она вот вот настанет. Не знаю на кого спустить всех собак. Было бы лучше сделать все это с Фридой, чтобы наконец ее сказка закончилась, как когда-то моя. Если меня обозвать сейчас злой, то это не опишет всей ситуации. Я была раздраконина и готова была убивать. К черту чай. Кого я обманываю своей наигранной добродушностью. Я как и все люди имею эмоции и чувство собственного достоинства, которое ты, Драк, часто просто стираешь до пыли.
- Прости, за столь грубые слова. Ты ебнулся? - вся моя наигранность и маски улетучились. Я держала себя в руках. Мне хотелось устроить погром и опуститься до уровня истерички после его признания. Где-то в глубине души я очень надеялась, ОЧЕНЬ, что ты подберешь нужные слова, что ты подумаешь обо мне и моей реакции, а не плюнишь мне в морду. Это демонстративное курение, эти слова, это поведение. Я тебе снова надоела Ты забыл о пережитом мною унижении? Это что за нахер? - Спал? Любишь? Спонтанна? - повторяю твои слова, которые отпечатались в памяти и звучат эхом. Перевожу взгляд на виновницу торжества. Как и ожидалось она тупит взгляд, невинно хлопает глазками, краснеет, бледнее и не может найти слов. Убью. Как только мои руки доберутся до нее убью. Сожму ее крохотную шейку и придушу.
- Нимфа моя белокурая, помолчи. Не надо слов. Путь завирается только один и у него хорошо получается. Он уже привык к этим скандалам. Его ничему не учит опыт и мои истерики. Он у нас такой любвиобильный и эгоистичный, что считает нормальным трахать и тебя и меня. Ему повезло с тобой. Ты крохотная и невинная девочка, которая послушно раздвигает ножки. - нежно провожу рукой по твоей щечке, потом прохожусь по мягким губам. - Без обид, моя родная. - не замечаю, как все мои нервы снова достаются Драко. Как в тот раз. Фрида снова выходит сухая из воды, хотя это еще не конец, это только начало.
- Фрида прекрасна, а я следовательно ужасна. Перед Фридой устоять невозможно, а об меня смело можно вытирать значит свои ноги? - поднимаюсь и подхожу к Фриде, поглаживаю ее длинные белые волосы, перекладываю их на одно плече и жестом прошу подняться ангела. Обхожу Фриду и останавливаюсь у нее за спиной.
- Прости - тихо шепчу ей на ушко. Мне почти стыдно за то, что собираюсь сделать. Я собираюсь ее выставить бездушной куклой. МОЕЙ бездушной куклой. Очень жаль, что она снова становится причиной моих нервных срывов и скандалом между мной и Драко. Тяжелая у нее участь: быть моим раздражителем и успокоительным. Обнимаю девушку за талию. Мои руки медленно ползут к ее груди и нежно сжимают сначала одну, потом вторую.
- Напряжены? Ты считаешь, что кто-то из нас напряжен? - этот спектакль, который позабавит меня, не знаю как вас ребята, но я получу от этого как можно больше эмоций. Мои губы прикасаются к коже на шее Фриды и оставляют нежный поцелуй, а потом легкий укус.
- Если хочешь выпить - пей. Я знаю как снять напряжение с нее. - руки пробираются под одежду, чтобы снова сжать грудь, но уже без ограничений и помех. - Говоришь трудно устоять перед ней. Какая досада. Видима и я поддалась ее влиянию. - я говорю с явно выраженным сарказмом. - Почему тебе всегда можно больше, чем мне? - прижимаюсь вплотную к Фриде и грубо сжимаю ее грудь. Я хочу услышать ее стон. Это точно спровоцирует Драко. На ее звуки трудно не реагировать.

+2

11

Молчание Фриды было понятно Драко, он и не хотел, чтобы она что-то говорила, краснела, старалась все как-то урегулировать. Этот ангел способен на многое, ей лишь нужно посмотреть на обоих огромными, невероятно красивыми глазами и мягко улыбнуться. Драко бы уж точно растаял, но Николь - другое дело. Женщина-загадка, от того и хочется быть с ней вместе, он как мина замедленного действия. Никогда не знаешь где, на каком месте, а главное когда она взорвется и с какой силой будет этот взрыв. Иногда Драко подумывал, что неплохо бы Николь пойти в актрисы, нет, не порно, а настоящие актрисы, хотя, собравшиеся здесь, все актеры до мозга костей, и если надо перевернут на себя одеяло полностью, или отбрыкают его ногами. Кому как удобно. Мардер не боялся, свалившегося на него гнева Николь, чего переживать, если совсем недавно она вновь призналась в своих чувствах, и Драко видит ее всю насквозь.
Все всё простят, пожалеют, а он в очередной раз попытается каждую сделать виноватой, только вот сейчас это с трудом получается. Что-то мешает ему действовать привычным образом, обстановка поменялась, только вот Мардер не понимает, что именно произошло и как.
- Ну, Ник, ты не понимаешь, что я чувствую. Ты не хуже Фриды, ты не плохая, а Фрида никак не хуже тебя. Я боготворю вас обеих, если так можно выразиться. - " если я вообще кого-то боготворю, кроме себя."
Ну, а когда Николь вместо того, чтобы подойти к Драко и грубо схватить его за член, прижалась к его сестре, он окончательно все понял. На лице появилась кривая улыбка, он, с одной стороны, был дичайшим собственником, с другой же - как же ему злиться, если две самых главных женщин в его жизни вдобавок еще и не равнодушны друг к другу.
- Похотливая сучка. Лучше бы ты взяла меня за член, но, раз уж пошла такая пьянка, я буду вашим зрителем. Не дождешься Николь, то, что я сейчас вижу, приносит мне лишь нескончаемое. (Или скончаемое?) Удовольствие. - он, не сводя с них глаз, поплелся  в сторону холодильника.
- Окей, если вам не нужна разрядка, она нужна мне. - вместо того, чтобы подойти к двум сексуальным блондинкам и присоединиться к этим возбуждающим игрищам, он достал из холодильника коньяк, уселся напротив них и налил стопку.
- Почему бы нам не пожить втроем? Я могу гарантировать, что других девушек у меня не будет. Мы переедем в новый дом, будем жить в кайф,  я буду дарить вам всё, что вы пожелаете, только ты не останавливайся, Николь, сожми грудь Фриды еще крепче. А ты, моя золотая, не строй из себя ангела, я ведь знаю свою дьяволицу. - он говорил легко и непринужденно, в голосе не было командного настроя, напротив, что-то шуточное и миролюбивое. Он не хотел с ними ссориться, и был взят с поличным, а отступать всё равно уже было некуда. Стопка наполнена, стопка осушена - по телу разливается горячий, будоражащий напиток или будоражит вовсе не он, а две красотки напротив?
Мардер подталкивает бутылку коньяка к девочкам. Может, они всё же согласятся составить ему компанию и стать благодаря алкоголю немного смелее. Хотя, им в принципе этого и не требуется, они обе хороши.

+2

12

Не желая выбирать сторону в споре двух любимых людей, Фрида продолжает молчать, опустив голову, стараясь как можно меньше привлекать внимание к себе, но она не может просто взять и исчезнуть, не может раствориться в дыме сигарет, ведь именно она – молодой белокурый ангел является объектом этого бездумного спора. Оба: Николь и Драко постоянно говорят о ней, не давая самой девушке вставить и слово, потому что в её голове нет этих самых слов, ничего достойного упоминания, кроме желания поскорее прекратить эту нелепую перепалку, начавшуюся, как выяснилось, из-за её недавнего секса с братом – того, что было одновременно важным и бессмысленным для неё, таким пустяковым и, в тоже время, столь значимым.
Скверное ощущение беспомощности поедает Фриду изнутри. Нет, она не человек, она вещь, пусть и желанная этими двумя, но вещь, объект их похоти, предмет их гордости, но никак не кто-то равный им.
- Ему повезло с тобой. Ты крохотная и невинная девочка, которая послушно раздвигает ножки, - за резкими словами следует прикосновение, помня про обещанную порку, блондинка вздрагивает в тот самый миг, когда чувствует теплоту нежных рук Ники, тех самых, что дарили ей удовольствие, и не раз. Её тонкие пальцы крепче впиваются в кружку с крепким ароматным чаем, дрожащий взгляд боится оторваться от пара, подымающегося с поверхности горячей жидкости. Фрида старается взять себя в руки, хочет побороть страх, чтобы гул в ушах ушёл, чтобы чертовы руки перестали дрожать, чтобы она прекратила вздрагивать при каждом шуме, издаваемым двумя любимыми ею людьми.
Девушка не в силах противиться воле Николь, и стоит последней позвать её жестом, как она, словно солдат по команде, вскакивает со стула и встает в указанном месте, Мардер не знает, что за этим последует, перед глазами брат, за спиной ОНА. Рассерженная, недовольная, готовая отомстить женщина.
- Прости, - ангел слышит мягкий шёпот и сердце её вздрагивает. Что же будет? Тело напряжено, она словно лань, вышедшая на дорогу прямо перед несущимся на полной скорости грузовиком: бессмысленно смотрит вперёд в лицо неминуемого и необратимого, обличенного сегодня в образ горячо любимого брата, человека, сделавшего её такой, какая она есть. Руки Николь ложатся ей на талию, затем подымаются выше и обхватывают грудь. Ники за спиной начинает свою бесчестную игру с её телом, но Фрида готова принять любое наказание, пусть даже и столь унизительное, она привыкла быть игрушкой.
Перед голубыми очами Драко. Это всё одновременно так неправильно и возбуждающе, Мардер резко выдыхает, когда Ники резко сжимает её грудь, слегка выгибаясь вперед. Николь оставляет поцелуй на её шее, за ним следует легкий укус, Фрида не верит происходящему, она податлива как глина в руках умелого гончара. Девушке только и остается, что наслаждаться представлением, и ей действительно приятно такое внимание, пусть Ники делает с ней, что хочет, пусть топчет ногами, пусть рвёт на куски, но не забывает, не сердится, пусть будет рядом.
Драко все ещё здесь, он, как всегда, очень громок, но здесь, и, кажется, получает особое удовольствие от происходящего, как и все они.
Брат и любимая продолжают перебрасываться колкими фразами, но теперь Фрида ничего не слышит, ей не до этих их глупостей, она отринула их, отдавшись наслаждению, ведь ей не под силу что-либо исправить, и самое лучшее, что ей остается – поддаться ласкам, отдаться Николь, и, если повезёт, её ждёт незабываемое впечатление.
Ники ловко пробирается под  одежду, ничто более не мешает этим рукам ласкать бархатную кожу, покрывающуюся мурашками. Фрида едва стоит на дрожащих ногах и начинает стонать за мгновение до того, как любимая вновь сжимает её грудь, она прекрасно чувствует, что от неё требуется, ей нравится играть в эту игру, нравится провоцировать брата, быть послушной девочкой, поддаваться каждому прикосновению Николь, прогибаться под её несгибаемой волей.
Драко что-то говорит, но девушка слышит только: "Втроём", - чтобы он не предложил, это можно делать вместе, значит, она согласна, значит, она готова.

+2

13

В очередной раз мой мир провалился под ногами. Меня просто напросто скинули с пьедестала первенства и поставили на равных с Фридой. Никогда не принижала достоинств этого ангела, но всегда думала, что мы в разных "весовых категориях". Я хочу выкинуть тебя из окна, чтобы ты летел долго и головой вниз, чтоб наверняка. Как ты смеешь раз за разом рушить мой мир  не стараешься его восстанавливать? Ты омерзителен, мне противно от твоих слов. Что это? Объяснение? Оправдание? Ты же юрист! Где твое красноречие. Никогда не слышала таких скудных фраз. Даже для тебя это перебор. Боготворишь нас обоих? Исходя из этих слов, ты боготворишь каждую кто относится по гендорным признакам к женскому полу? Или ты боготворишь только тех с кем спал больше двух раз? Думаю и таких не мало.
- Да, я не понимаю. Думаю и Фрида не понимает. И я начинаю сомневаться, что ты способен что-то чувствовать. - Драк, ты болен! Сексуальнозависим. Неужели теме в самом деле все равно кого трахать? если да, то какого черта ты распускаешь руки на моего ангела?
Меня бесит, что Фрида не может высказать свое мнение. Оно у нее точно есть, так почему она молчит? Кому из нас она подыгрывает? Тебе или мне? Я оказываюсь в собственной ловушке. Мои слова и действие ограничивают по рукам и ногам. Не такого расклада событий мне хотелось. Мардер слишком хорошо меня знает, особенно в минуты истерик, когда я сначала делаю, а потом думаю. Когда ты говоришь, что я и Фрида приносим тебе удовольствие, мне приходится менять правила своей игры.
- Зачем мне твой член, когда есть Фрида? - ты и она не взаимозаменяемы, как и я и она. Какого это конкурировать со своей сестрой?  Но и тут мои мысли меня подвели. Ты точно не считаешь ее конкуренткой. Как можно свою вещь считать конкурентом. Я и Фрида это всего лишь вещи, игрушки в твоих руках. Чтобы я не сказала, как бы не повела себя Фрида ты будешь в выигрыше. Это бесит. Меня бесит твое превосходство в данной ситуации. Это именно тот случай, когда выше жопы не прыгнешь. Или...
- Втроем? - Я довольно улыбаюсь, так как Фрида прижата ко мне и все же издает те ласкающие слух звуки, которые я и хотела. Оставляю поцелуй на ее щеке и сильнее сжимаю ее грудь по просьбе Драко, но в тоже время это все происходит нежно и ласково. Я не хочу делать ей больно. мой ангел не может страдать от моих рук. - Зачем? -  я не собираюсь делить с тобой Фриду или наоборот. Я не собираюсь жить с вами по расписанию или какому-то графику. Твоя невозмутимость в голосе говорит о том, что ты все уже решил за нас. Чтобы мы  с ней не решили, ты получишь желаемое. Самодовольный и самовлюбленный гад. Жадно обнимаю Фриду и утыкаюсь носом в ее нежную кожу. Если бы можно было я закричала - она моя! только моя! Но это эгоистично по отношению к Фриде. Я не могу ее признавать своей собственностью. Она свободная девочка у нас и в праве сама принимать решение с кем быть или не быть. - Ты как-то размечтался, моя любовь. Нам подарки, а тебе секс. Все верно? Как ты себе все это представляешь, расскажи. Опиши все красочно и подробно, чтобы я повелась на это. Ты же не против послушать своего братика, мой ангел? - мне интересно какое у нее мнение. Готова ли она жить вроем? Если да, то как она это все представляет.
- Я не пью такое, спасибо. - еще крепкого спиртного не хватало во всем этом абсурде. Не хватало, чтобы я натворила чудес в пьяном угаре, а расхлебывала все на трезвую голову.

+2

14

Sweet dreams are made of this
Who am I to disagree?
I travel the world and the seven seas
Everybody's looking for somethin
g

Some of them want to use you
Some of them want to get used by you
Some of them want to abuse you
Some of them want to be abused

- Николь, я просто не вижу смысла красноречиво рассказывать вам, как вы мне нужны. Как ты мне нужна, да, ты, Николь. Смысл? У тебя истерия, просто успокойся и расслабься. Я сейчас не настроен на романтику. Отпусти грудь Фриды на место, молю. Ты съедаешь остатки моего светлого разума, я хочу секса! А потом поговорим, давай так, м? - невыносимая Николь пускает в ход свои чары обольстительницы, пользуясь при этом мощнейшим оружием - Фридой. Драко хочет отобрать ее у Ник, посадить к себе на колени и крепко прижать, покачивая из стороны в сторону, как маленького ребенка. Но при этом, если он это сделает, Фрида точно почувствует себя игрушкой, а ему этого не хотелось. И пускай Николь дальше твердит, что он бесчеловечен и его волнует только удовольствие собственного члена. Драко не хочет доказывать что-то, по крайней мере не сейчас, а Николь сама должна понимать и знать, что ему нужно и что он чувствует. Это же Мардер, мать его. Он может требовать секс, смеяться, показывать свой похуизм, а ночью напиваться в дребезги и думать о белобрысой коварной женщине. Ну не может он начать выкладывать свои чувства на показ аж двум женщинам сразу. Это омерзительно, отвратительно. Трахнуть двух он может, а признаться в безграничной и пламенной любви - тут уж, извините, слишком сложно и стыдно.
- Окей, сейчас я расскажу. - он встал из-за стола и поплелся в сторону холодильника с баром. - Николь, я же знаю, ты припрятала на случай моего прихода что-то крепкое. - на какое-то мгновение, казалось, он и вовсе забыл, что за его спиной две восхитительные сексуальные девушки. Он быстро искал алкоголь. Ему был необходим алкоголь. Конечно, Драко мог бы обойтись пакетиком кокаина, что уже горел у него в джинсах [ или не он], но если бы Мардер раскинул дорожку прямо при них, то получил бы вместо эстетического наслаждения и удовольствия от беседы порцию нудных нравоучений. Драко даже представляет, как Николь разводит руками и орет во все горло: "Я с наркоманом жить не собираюсь. Бла, бла,бла. Фриду к тебе и близко не подпущу, бла, бла, бла." В общем, лучше до такого не доводить, а пакет пускай там и остается, он все равно его примет, это же Драко. Как только заветная бутыль была найдена, Драко снова вспомнил о существовании своих знойных блондинок.
- Так вот. - счастливый звук откупоренной новенькой не испитой бутылки. - Дорогая моя Николь, не надо делать вид, что живя вдвоем, вам не будет хватать меня. - он усмехнулся, залил горло спиртным, закинул одну ногу на другую так, что пятка правой ноги удобно лежала на коленке левой.
- Ни у тебя, ни у Фриды члена нет. Ваши палки вам не помогут. Они не трахнут так, как это сделаю я. Плюс иногда я могу быть милым и заботливым. - Мардер говорил уверенно и надменно. Николь хотела выиграть эту невидимую маленькую битву, но сдайся, Ник, зачем противиться тому, чего ты страстно хочешь?. - Ты просто злишься на меня из-за того, что я делал этой ночью с Фридой. Прекрати, фурия. Успокойся, милая. И отдай мне Фриду! - Драко натянул губы недовольной тонкой ниткой и замолчал. В глубокой тишине слышалось частое дыхание троих. Все чего-то ждали, путались в собственных мыслях, гордости, ревности, злости.
- Я не буду ничего описывать, чтобы ты на это повелась. Я покажу. - он снова осушил стакан, небрежно вытер рукой губы, встал и медленно, подкрадываясь, подошел к девушкам. - Не рыпайся. - тихо, но властно прошептал в сторону Николь и запустил одну руку ей под майку, другую - под майку сестре. Ощущения были невероятными, он на мгновение прикрыл глаза и прикусил губу. В плане секса ему довелось перепробовать разное, но чтобы одновременно прикасаться к двум любимым женщинам - никогда. Руки его ослабели, также как и его хватка независимого льва. Нет, Мардер был зависим, и сейчас он ощущал это, как никогда прежде. Но, поддавшись этому чувству, он крепче сжимал их теплые тела и был готов сделать всё, что они попросят, лишь бы эти женщины всегда были рядом с ним.

+2

15

Наслаждаясь ласками Николь, Фрида никак не могла отделаться от ноющего в груди чувства озабоченности. Что-то мешало ей сосредоточиться на удовольствии, полностью отречься от осмысления происходящего. Одна глупая, но очень громкая мысль назойливо ревела в её голове, требуя внимания. Блондинка прикрыла глаза, погружаясь в себя, уходя в лабиринты собственного разума, чтобы наконец разделаться с надоедливой крикуньей, нарушающей столь приятный момент. Она быстро шла по следу, предчувствуя неладное, некое знание, которое враз перекроет всю радость от теплых прикосновений Ники, от пожирающего взгляда Драко, от сладостных стонов, берущих начало в её груди. Блондинка захотела было свернуть с этого пути, остаться глупой, но не осознающей своего отвратительного положения, положения человека, перед которым ставят непростой выбор, но дороги назад не было, сама дорога – лишь иллюзия, а она уже на месте и давно знает, что здесь не так, просто до сих пор этого не понимала.
Девушка открыла полные осмысления глаза и чувства ушли с её бледного лица, левая рука невнятно нащупала стоявшую позади Николь и как-то неуверенно коснулась возлюбленной. Именно Ники насильно загнала её в это положение рабыни, которую не просто использовали, а заставляли выбирать хозяина, выбирать одного из двух горячо любимых и столь дорожимых властителей её тела, демонов её жизни.
Фрида ничего не хотела говорить, ведь по какой-то нелепой случайности каждый из них был уверен в собственной власти над её волей, достаточной для того, чтобы склонить несмышленого ангела на свою сторону в бесконечном споре ревнивой любовницы и похотливого Казановы, но стоило бы Мардер открыть рот и высказать свое мнение, как свершилось бы предательство.
Да, она была женщиной, гендерный признак роднил её с Ники, позволяя девушкам понимать друг друга, чего явно не хватало Драко, но в тоже время Фрида была сестрой этого развратного беса, его жертвой, его созданием. Она, возможно, была ещё более похотливой, чем готовый трахать чуть ли не любую братец, и попытки Николь возвать к совести этого семейства в очередной раз закончились ничем. Блондинка не хотела никого подводить, а потому так и стояла в маске дурехи, неспособной решить, кто ей ближе: родной брат-извращенец или же эгоцентричная любовница, хотя ответ у неё был и очень давно.
К их общему счастью, хотя это вполне могло сойти и за злой рок, единственный мужчина в помещении вновь взял на себя инициативу, а вместе с ней и тела двух притягательных девиц. Фрида поддалась ласкам брата с той же легкостью, что принимала их от стоявшей подле Николь минутой ранее. Пол заходил ходуном, а сердце, в свою очередь заколотилось ещё сильнее, только сейчас всё перестало иметь хоть какой-то смысл, два любимых человека и она, казалось, вот-вот сольются в нечто единое, целое, оставив позади все разногласия, ссоры и склоки, оставив попытки найти правильную дорогу к общему счастью, которого не было и никогда не будет, ведь сама природа была против их триумвирата, им же оставалось лишь одно: пытаться продливать моменты неземного блаженства сколько будет сил, чтобы, в конце концов, сгореть в огне их общей страсти.
Опьяненная чувством, готовая кричать во все горло о своей любви к этим двоим, Мардер молча обхватила обоих длинными руками и прижала к себе, это был её ответ на все вопросы, произнесенные вслух и поставленные между строк, ответ судьбе, игравшей с их чувствами, грозившей гибелью или, по крайней мере, нестерпимой болью. Фрида храбро смотрела в сторону их возможного будущего, наплевав на все проблемы, которые несомненно бы встали перед ними нерушимой стеной, решись троица на этот путь, но ей было все-равно, она не хотела выбирать и не хотела оставаться в стороне, она хотела любить и пылать в их общем пламени.

+2

16

Когда я перестану тебя ждать,
Любить, надеяться и верить,
То я закрою плотно окна, двери
И просто лягу умирать...

Истерия? Серьезно? Ты считаешь, что у меня истерика? Как проницательно. Никто бы не заметил, а ты заметил. Удивительно! С чего бы мне истерить на пустом месте. Вы же такие идеальные и прекрасные, я просто так из мухи раздуваю слона. Ты эгоистичная тварь, которая думает только о своих потребностях и желаниях. В глотке таится крик. Я хочу крикнуть, но не знаю что именно. Хочу высказать какое ты дерьмо, но смысл, ты и я и так знаем об этом. Хочу сказать, что ухожу, но смысл, если все мы знаем, что я вернусь. Все это обезоруживает меня и делает жертвой обстоятельств.
- Фрида! - я недовольно произношу ее имя, требуя таким образом поддержку. Ангел мой, не будь такой беспечной. Будь чуточку сильнее. Давай нам хотя бы иногда отпор и высказывай свой недовольство. Оно же у тебя есть? Или ты довольна всем происходящим? Может мне тоже следует все пустить на самотек и отдаться обстоятельствам? Может...
- У тебя теперь без алкоголя не встает? На трезвую голову ты не привык вступать в дебаты так же как и в половой контакт? - меня бесит твое хамоватое поведение. Вальяжность, откровенность и проницательность - не твои лучшие стороны. Милый и заботливый - тоже не твои сильные стороны. Все твои сильные стороны не относятся к положительным моментам нашей жизни. - Да и не в члене счастье, открою тебе секрет, моя радость. - верю ли я в свои слова? Верю, пока в моих руках Фрида и пока я погу кончать месте с этой девушкой. Что за стереотипное мышление у тебя пошло? С каких пор ты стал настолько в себе уверенным? Я бы не зазнавалось на твоем месте.
- Да, я злюсь. И на тебя и на нее. - От обиды я оставляю следы своих зубов не нежной щечки Фриды. До сих пор не выпускаю моего ангела из рук. она придает мне уверенности и сил. Пока она в моих руках я решительно могу нападать на тебя. Она мое преимущество, сейчас она со мной, а не с тобой. Как же это обидно и ужасно делить своих любимых с кем-то. Раньше я не понимала как можно любить нескольких людей одновременно. Для меня было очевидным, что любимый и дорогой человек может быть только в одном количестве. На то он один и единственный, а оказалось, что я глубоко заблуждалась. Фрида и Драко для меня равноценны и незаменимы. Он и она по-каждому уникальны, по-каждому мной любимы и я не смогу выбрать он или она. Сейчас я отдаю свои прерогативы ангелочку только из обиды на Драко. Потому что он снова посмел покуситься на запретный плод. Хотя, если откинуть факт того, что они брат и сестра, то я спокойно могу представить наши отношения втроем. Мы всегда вроем. Мы часто делили одну крышу над головой, комнату и даже кровать, только без интимностей. А теперь это ТОЛЬКО испаряется.
Когда ты начал движение в нашу сторон, то мне стало страшно. Я была уверена, что ты хочешь забрать у меня Фриду и показать, что она только твоя, как и я. Тогда бы я почувствовала себя брошенной вами двумя. Тобой, так как ты отдал предпочтение ей, ею, потому что она отдала предпочтение тебе. с вами двумя у меня развиваются комплексы неполноценности. Ненавижу вас до мокрых трусиков. Твои теплые руки сжимают грудь  по телу проходит легкое волнение и возбуждение. Фрида выбрала правильную позицию, как будто знала чем все это закончится, а может она уже хотела, чтобы все это закончилось именно сексом. Я же до последнего отрицала эту мысль. Кажется, нужно меньше выебываться и трепать себе нервы. Я смотрю на твое лицо, видима ты счастлив, так как черты лица стали мягче и глаза горят, пожирая поочередно нас с Фридой. Я сдаюсь. Мне остается только поднять руки и капитулировать, но вместо этого я оставляю дорожку поцелуев на шее Фриды. Я все равно обижена на тебя, Драк.

+2

17

- Встает у меня всегда, вот только ощущения ярче с алкоголем. Я всегда ищу эти ощущения. Что-то, чего не испытывал раньше. - без сарказма, философски и даже с ноткой грусти в голосе, произнес Драко. Он говорил чистую правду, ведь острые ощущения, исполнения его новых желаний, эмоции и страсть - вот что движет им изо дня в день. И чем больше ему удается испытать их, тем сложнее жизни удивить его. Вот почему он перешел от легкой травы к более тяжелым наркотикам, вот почему количество выпитого алкоголя увеличивается вдвойне, а девушки меняются, как перчатки, превращаясь в одну скучную бабу. Скорее всего, таким темпом Драко скоро потеряет интерес к жизни либо чересчур увлечется тем, что губит здоровье. Иногда он жутко рад, что болен шизофренией, ведь это тоже весело. Он любит испытывать абсолютно весь спектр эмоции, вплоть до страха, который вырабатывает львиную дозу адреналина. Ему бывает страшно, когда галлюцинации не отступают, и кажется, что жить ему осталось недолго. - Девушки привыкли всё осложнять. Хватит строить из себя невинных дев, вы обе меня любите, разве нет? Я итак избалован, больше некуда, поэтому если вы дадите мне то, что я хочу, хуже не станет, а вам будет только приятно. - он никогда не спал с ними двумя, а это новый ачивмент в его список достижений и новые ощущения. Драко количеством парнеров в сексе не удивишь, он даже был на секс-вечеринке, но всё это не то. Чужие девушки воспринимались, как пушечное мясо, где главной целью было - доставить удовольствие исключительно себе, выжать всё из тупых продажных сук. То ли дело эти две женщины, души в которых он не чаял.
Главное - отставить сейчас прочь все сомнения и стеснения, которое, возможно, тайно закроется у кого-то среди троих горячих сердец. Цель Драко была стратегически важная, и он волновался только по одному поводу - ни Фрида, ни Николь не должны были почувствовать, что он отдает предпочтение больше кому-то из них, его поцелуи, прикосновения к каждой должны быть одинаковы, только так, а не иначе. Это крайне сложно, потому как заигравшись губами Фриды, можно перейти на аппетитные формы Николь, затем снова переключиться к ногам Фриды и развернуть Николь к себе спиной. Много нюансов, но в порыве страсти ты не продумываешь эти детали, ты просто делаешь. Раньше ему было плевать, как я уже сказал, он просто брал всё, а теперь ему важны ощущения девушек, тем более Николь уже обижена на него, нужно как-то успокоить ее, иначе все закончится не фейерверком оргазмов, а скандалами, ссорами, синяками и побоями.
- Мне кажется, нам следует переместиться с кухни в более подходящее место. - Драко чувствует, что маленькая победа в его руках, ему удалось растопить лед двух привередливых, но очаровательных девушек, и на его лице сияет улыбка. Он хочет смотреть, как они целуются, хочет раздеть их до гола, хочет входить в каждую, дарить себя и смотреть, как они дарят друг друга.
Он расстегивает пуговицы одной, приподнимает майку другой. Перед Драко открывается умопомрачающее зрелище, на которое невозможно просто так смотреть. Этим моментом можно упиваться долго, с великим удовольствием. Рука легла на плечо Николь и легонько надавила, чтобы та уселась на стул рядом с сидящей Фридой. Мардер сел на колени, пускай думают, что сегодня он - их раб и он им обязан, тем более, что под таким углом зрелище становится еще краше. Руки ласковой крутят соски обоих девушек, ему приятно, им тоже, что может быть лучше? Член уже давно стоит колом. - Целуйтесь. - тихо шепчет, поднимает свои руки от груди к подбородку, нежно гладит шею каждой из любимых ему девушек.

+3

18

Перепалка продолжалась, мужчина и женщина обменивались аргументами, колкостями и даже прямыми оскорблениями, но Фрида не без удовольствия отмечала, сколь бы громкие слова не изрекали Драко и Николь, ни тот, ни другой не собирались ставить жирный крест на её удовольствии, их общем действии.
Ники была совсем близко, блондинка ощущала теплоту её разогретого страстью вперемешку со злобой тела, а где-то у самого уха был её упрямый ротик, выплевывающий упреки и оскорбления в адрес брата и сестры. Драк тоже был рядом, он, в свойственной ему манере барина-властителя, пытался вразумить и успокоить хозяйку жилища, однако делал он это так неумело, что Фрида мысленно пришла к выводу: никогда не доверять Драко вести важные переговоры, его раздувшееся эго и самомнение могут встать поперек горла даже у весьма терпеливых собеседников.
А Николь едва ли можно было отнести к числу терпеливых. Судя по ядовитым ноткам её голоса, она разделяла мнение Фриды касательно риторических способностей её брата, но все же, несмотря на едкие слова, продолжала эту беседу-игру, позволяя затягивать себя в топкое болото, из которого никак нельзя было вырваться.
Кажется, все трое знали, чем закончится этот разговор, никакого другого финала у него уже просто не могло быть, но каждый продолжал делать вид, что все ещё может повлиять на исход партии. 
Блондинке только и оставалось, что молчать, своей податливостью медленно приближая момент, когда слова совершенно потеряют всякий вес и, наконец, уступят место сладостным ласкам и страсти.
Как это часто бывает пламя их любви, столь медленно занимавшееся на пропитанных недоверием сердцах, раз вспыхнув, разгоралось стремительно и бесконтрольно. Фрида не смогла бы вспомнить, как осталась без одежды, даже если бы захотела, но вот Драко уже ласкает её грудь, а сам тоже совершенно голый и, несмотря на алкоголь, готов как никогда. Ники рядом, получает свою долю от брата и, как надеялась блондинка, не противится этому удовольствию, как и она сама.
Между ними перетекает нечто неосязаемое: от неё к Ники, от Ники к Драко, от Драко обратно к ней и так без конца. Это нечто – горячее как жаркий день чувство, тот самый миг, когда вот-вот должен разразиться проливной дождь, но пока ещё стоит невыносимая жара. Влага пропитывает воздух, и дышать приходится словно сквозь вымоченную в воде губку, каждый вдох дается тяжело, потому что вместе с кислородом в легкие пытаются пробиться соединения воды. Тела начинают блестеть от проступившего пота, кожа скользкая и влажная приятно перекатывается под напряженными пальцами рук.
Фрида закрывает глаза и пытается впитать в себя напряжение, стоящее между ними, ведь оно несёт не только негативный заряд, но и всю ту сексуальность, которую каждый из них сейчас выплескивает наружу. Ей не нужно их видеть, ведь она помнит каждого до мельчайших деталей, причем совершенно голыми. Блондинка всегда запоминает тех, с кем спит, досконально изучает тела до тех пор, пока не запомнит каждый уголок, каждую родинку любимых и обожаемых ей людей. Конечно, это не касается тех несчастных, что были у неё на одну ночь, но Драко и Николь, естественно, к этой бесславной категории не относятся.
Брат приказывает ей целоваться с Ники, но это не просто просьба или требование, это настоящее заклинание, как можно противостоять чарам, особенно сейчас, когда внутри не найдётся и капли желания бороться с этим искушением. Фрида не мешкает и начинает претворять фантазию Драко в жизнь, она находит мягкие губы Николь и даёт начало затяжному поцелую. За недолгую, но весьма насыщенную сексом жизнь блондинка поняла одну вещь: поцелуи с женщиной в сто крат нежнее, нежели с мужчинами, особенно когда эта женщина – она, властительница сердец Лефевр.
Губы брата никогда бы не подарили ей того же удовольствия, что, впрочем, и неудивительно. Столько разных людей побывало в постели Фриды, и каждый обладал своим неповторимым почерком, чей-то был корявый и неприятный, иные удивляли своей размашистостью и напором, что же до этих двоих, они были любимы блондинкой не только за их душевные качества, но и за этот самый почерк.
Наконец, Мардер отстраняется от лица Ники, тонкая нить слюны соединяет их губы еще какие-то несколько мгновений до тех пор, пока и она не обрывается. Фрида весело улыбается глазами и поглядывает на брата.
- Надеюсь, теперь вы прекратите ссориться? – девушке надоели все эти пустые слова – они отвлекают их от самого главного, от их удовольствия.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » too much sex