Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Осторожно, двери закрываются


Осторожно, двери закрываются

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

август 2015
квартира Мими на окраине

http://66.media.tumblr.com/9c7da82e3180569ea4937071292c97a8/tumblr_inline_n2y8vqqNCS1r65tzi.gif http://cdn.playbuzz.com/cdn/6e37befe-c041-4954-ba95-eb9a3b0f069d/5b73e812-987b-457d-8d9c-42962352dc79.gif

Чужая женщина всегда
Красивее твоей.
Её не портят ни еда,
Ни зеркало в фойе.
Её стремишься обаять,
Любить и украшать.
Чужая дама – не твоя,
А значит – хороша...

Чужая! Вот где красота,
И грация, и стать,
Свою попробуй воспитай –
Своей такой не стать.
И жалко для нее теперь
И сердца, и руки.
Твоя не нравится тебе...
Но нравится другим. (с)

Отредактировано Mirthe An. Van Houten (2016-08-05 18:23:08)

+1

2

Было так же странно возвращаться в прежнюю жизнь, как тогда, пять лет назад, когда он свалил на год. Забавно, тогда, вернувшись, Филипп подумал, что такого подвига больше у него до старости не предвидится. А оказался Кастальди так глуп, что сам не заметил, как все проморгал. И вот, как не так давно ему приходилось просить прощения у друзей за то, что он бросил их, так сейчас Филипп должен был расплачиваться за свое предательство. И если пять лет назад Кастальди был более молод и уверен в своей правоте, то сейчас он понимал, что многие просто пошлют его нахрен. И будут иметь на это полное право. У Филиппа осталось совсем мало друзей возле него - только мужчины, среди них те, кто не имел определенного мнения насчет Эшли Мейси. Потому что, если кто-то имел - его мнение было отрицательным, об этом всегда узнавала Эшли, и друг потихоньку забывался. Сейчас Филипп не мог понять, как он позволил настолько затуманить ему мозг в его тридцать с лишком лет какой-то стервозной кукле. Его чувства еще не успели исчезнуть окончательно, но их уже определенно было не так много, как раньше, поэтому, собравшись с силами, Кастальди смог порвать с этой бешеной стервой. Судя по всему, Эшли не собиралась отпускать его так просто. Теперь ему нужна была поддержка друзей, но он с удивлением обнаружил, что желающих ободрить его не так много. Многие были обижены на него, и он представлял, как они обсуждали его между собой. Он даже всерьез подумывал о том, чтобы, за счет собственного агентства - все-таки они этим занимаются - накрыть огромный банкетный стол, закатить праздник, повеселить народ, заставить их забыть о том, каким Филипп в очередной раз оказался козлиной. Но сначала нужно было навестить самых близких - эту процедуру он уже проделывал пять лет назад после приезда.
Он и сам не понимал, насколько соскучился по Мими, по тому, как просто ему всегда было с ней общаться. Нельзя сказать, что она положительно на него влияла - только с ней Филипп начинал ругаться чуть ли не наравне, а Мими сама ругалась много. Но в остальном он всегда старался удерживать ее на грани, не дававшей ей съехать в мир наркоты или даже, возможно, в мир иной. И вот именно за нее он проклинал себя больше всего - как он мог ее оставить, зная о том, как хрупко ее восприятие мира. Нет, это не далось ему легко - он даже пытался поговорить об этом с Эшли, надеясь, что она его в кои-то веки выслушает и он сможет объяснить ей, как важно ему быть рядом с Мими, но Эшли слышала в этом только слова любви к Ван Хутен, как будто он говорил только о том. что жаждет изменить своей девушке. Та не понимала его и накалялась все больше, и поэтому Филипп сдался, что было ему так несвойственно, но перед Эшли он всегда совершенно терялся. Ну и плюс он чувствовал небольшую вину не только перед Мими - до Эшли ему действительно очень нравилась Мирте, он уже практически в нее влюбился, хотя встречаться им было бы странно. Эшли буквально спасла его от этих чувств, которые, как он боялся, приведут в тупик и заставят его потерять отличного друга. Он стремительно переключился на нее и преуспел в том, чтобы с чистого листа начать новые отношения, не прошедшие стадию дружеских, а сразу перешедшие на романтический уровень.
И вот, Кастальди стоял у порога квартиры Ван Хутен. Филипп был готов даже к драке и, конечно, мужчина не собирался защищаться - пусть Мирте избивает его, сколько угодно, он это заслужил. Пусть она льет на него поток ругани - Филипп все это выслушает и не будет отрицать.
Звонок в дверь. Он застыл в ожидании. Мими живет далековато от него - все-таки он проживает в хорошей квартире в центре, Мими там, если будет продолжать в том же духе, не сможет поселиться и через тридцать лет, оставляя себя без ужина, да и вообще без любых радостей жизни. Кастальди приготовился увидеть знакомую худющую фигурку, бледное лицо с сильно выделяющимися на нем голубыми глазами, на котором обязательно застынет суровое выражение. Филипп пришел без всего, с пустыми руками - мужчина с радостью купил бы девушке цветы, если бы не был уверен, что букет окажется у него в заднице.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-08-05 19:47:18)

+1

3

Сегодняшний день мы с Джеком планировали провести вместе. Включить телек, воткнуть старый дивиди с каким-нибудь сопливым фильмом, завернуться в плед и забыть о ебаном окружающем мире, как о поганом сне. Только я и он. Джек. Джек Дэниэлс.
Мне очень удачно перепала бутылка этого божественного пойла после того, как я спасла одну бедовую мексиканскую голову от нее же - бутылки - только в качестве снаряда. Разнимать пьяные драки латиносов за последний месяц стало для меня делом привычным. Эти ебланы дрались, как дышали, и если мне не перепадало - то это был удачный день. Вчера мне перепало, но день все равно был удачным, так как в качестве компенсации я получила его - Джека. Почти полную бутылку. Из закуски дома были только повесившаяся мышь и попкорн со вкусом бекона, и я не вполне была уверена, что из этого меня устраивает меньше. Но переться в магазин не было никакого желания. Это же одеваться, краситься, волосы причесывать... Да ну нахуй. Что мы, без закуски не можем? И то верно. На достойную закуску к этому вискарику ушла бы половина моей недельной выручки. Так не будем же портить впечатление от перепавшего счастья.
Нашарив на верхней полке пустой и, кажется, даже чистый стакан, чисто рефлекторно протираю его тряпкой приблизительно той же степени чистоты, что и полотенца для стойки в "Каса-Агаве" и, отвинтив крышку, щедро отмеряю себе отнюдь не барную порцию. Покопавшись в морозилке, нахожу пакет для льда, откуда выковыриваю часть содержимого, которое сначала обжигает холодом пальцы, а потом так приятно начинает потрескивать в золотисто-медовой жидкости. Ненавижу эту суческую Калифорнийскую жару! Вот что стоило моим родителям, раз уж они решили покинуть когда-то благословенную страну тюльпанов, поселиться где-нибудь на Аляске?
Итак, что мы сегодня смотрим, Джекки? Опять "Артист"? Или, может, "Евротур"? Нет, "Евротур" надо под абсент. А "Артист" - это больная тема. Надо было заглянуть в видеопрокат.
- Ну что, старушка, бухнем? - проходя мимо зеркала, глумливо подмигиваю мутному отражению и кокетливо поправляю растянутую безразмерную майку. Кому-то майка, а кому-то очень даже и платьице. Хоть убейте, не помню, кто из моих трахалей когда-то забыл ее в этом хлеву, но мне она нравится. Я уже планирую пройти в комнату и приземлиться задницей на скрипучий диван, когда краем уха улавливаю еле слышный загибающийся писк сломанного дверного звонка, - Какого хуя?.. - философски спрашиваю я.
Джекки, мы ждем кого-нибудь? Вроде не ждем. В мои планы не входило делиться тобой, моя прелесть. На этот вечер ты весь мой, а я - твоя.
Искушение сделать вид, что я слегка глухая, весьма велико, но какая-то мерзкая черта моего и без того хуевого характера шепчет в мозг минуя уши: "открой, открой дверь". И я послушно закатываю глаза и плетусь открывать:
- Кто бы ты ни был - ты не вовремя и пиздуй отсю... Ебануться! - на секунду я так и замираю возле распахнутой двери, пока мои брови ползут вверх, демонстрируя гостю крайнюю степень удивления. Я готова была увидеть на своем пороге кого угодно.Не знаю там - Гитлера, Марию Магдалену и даже собственных родителей, но никак не...
- Ебануться, - повторяю я и захлопываю дверь прямо перед носом нежданного визитера, - Охуеть, - шепчу я, удивленно потирая переносицу и шлепая босыми ногами по полу в сторону дивана, - Что это было?..
Пить надо меньше. Надо меньше пить.
Так и не дойдя до дивана, как была, с бутылкой в одной руке и со стаканом - в другой, разворачиваюсь и топаю обратно к двери.
- Блять, что я делаю?.. - распахиваю дверь, еще раз окидывая гостя взглядом, - Заходи, чо.
Снова разворачиваюсь и, не проследив, прикрыл ли дорогой друг за собой, устремляюсь к дивану. Мне нужно сесть. Лечь. Выпить. Выругаться.
- Ну ты, блять и... - подходящий эпитет в кои-то веки не приходит в голову.
Сюрприз, мазафака.

+1

4

На секунду перед ним мелькнула Мирте с бутылкой Джека Дэниелса (а старушка поднялась, мысленно отметил Филипп) в одной руке и со стаканом в другой. Как промелькнула, так и исчезла, снова захлопнув дверь. Ну что ж, Кастальди вполне предполагал такое развитие событий. Позвоним еще раз... Но мужчина не успел поднести руку к звонку - дверь снова распахнулась.
- Откуда у тебя этот вискарь? Ты что, продала душу? - Филиппу удалось сразу, без обиняков перейти на тот стиль общения с Мими, который он так любил. Конечно, он немного утрирует - девушка не такая нищебродка, чтобы не накопить на Джека, но он все-таки привык ее видеть с более дешевым бухлом.
Он закрыл дверь, поняв, что пока ему удалось оказаться в квартире. Мими протопала к дивану, пока Филипп мысленно выбирал тон. в котором будет извиняться. Будет это "Ну короче, подруга, извини" или более официальное извинение? Он остановился возле дивана, не садясь.
- В общем, я наконец расстался с Эшли, - решил он начать с места в карьер. - Она меня совсем затрахала, и уже не в лучшем смысле. Так что сейчас собираю своих прежних знакомых, перед которыми виноват в том, что кинул их, как последняя чмина, ради бабы. Извини, Ми, ты попала в их число. Ты слишком клевая, чтобы составлять конкуренцию Эшли, вот она и забеспокоилась. - Комплимент был не самым уместным и достаточно льстивым, поэтому Филипп немножко подобрался, чтобы в случае увернуться от летящего в него предмета. - Расстался я с ней именно потому, что вдруг протрезвел, понял, что она сучка, и что нам не по пути. Решил вернуть вас. Понимаю, надо было сразу думать... ну, вот так. Я козел. А вообще я рад, что ты жива, подруга.
Он был и вправду очень рад, что Мими на первый взгляд невредима, а главное, жива, не в психушке и не в тюрьме. С нее бы сталось.
Кастальди присел на диван возле старой подруги, по-дружески пихнув девушку в бок. Воспользовавшись эффектом неожиданности, Филипп выхватил из рук у Мирте бутылку и глотнул. Поморщился - без колы и без закуски тяжко, вернул бутылку и примирительно предложил:
- Вот хочешь сотню таких? Нет, ладно, с сотней погорячился... Десять? М-м... Ладно, пятнадцать? Двадцать четыре? Тридцать восемь?
Действительно, протупил - можно было взять вот не букет цветов, а бутылку хорошего алкоголя. Но ему повезло, что Мими и так бухает, и, кажется, только начинает. Вот если б заканчивала, было б хреново. Либо набросилась бы на него с кулаками, либо с объятиями, но на следующий день в любом случае был бы эффект негативный. А так он как раз вовремя.
Кастальди вплотную оглядел свою подругу - Ван Хутен не сильно изменилась за эти месяцы, прическу девушка не сменила, стиль в одежде тоже. Странная большая майка, явно купленная не в женском отделе модного магазина. Наверняка оставил какой-то мужик - это причинило крохотный, еле ощутимый укол ревности. Или Мирте начала шариться по помойкам, что тоже вероятно.
Странно, очень странно было сидеть вот так запросто снова рядом с этой девушкой, не делая это тайком. И Кастальди нравилось это чувство свободы. Отношения с Эшли Мейси во многом были приятны, все-таки она была удивительной красоткой, этого не отнять, ему нравились восхищенные взгляды мужчин за соседними столикамив  ресторане, обращенные на его девушку. Их секс был просто потрясающим, Эшли исполняла любые его желания. Но она всегда давила на него, желая быть единственной в его жизни. И когда проблем стало больше. чем удовольствия, он понял, что пора валить. И теперь нисколечко не жалел.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-08-13 21:01:10)

+1

5

В жизни каждого человека был друг-мудак. Если в чьей-то жизни не было друга-мудака - поздравляю, он зря проимел свою жизнь. Это ж столько адреналина и эмоций, когда вот вы дружите, а потом он - оп! - и съебал в туман. И ни звонка тебе, ни сраной смс-ки. И набираешь ты, значит, такая знакомый наизусть номер, а на том конце тебе отвечает слащавый голосок, который говорит, чтоб ты, шалава подзаборная, приличному человеку больше не звонила, потому что он, приличный человек, больше не хочет иметь с тобой ничего общего.
Обидно. Не так, чтобы вешаться, но все-таки.
Некоторое время ты еще надеешься, что он объявится, попросит там прощения, просто скажет сам что-то в духе: "я тут подумал - ты меня заебала, не звони мне". Но нет. Он не объявляется. Не приходит в гости, не звонит, не поздравляет тебя с Днем Рождения. Ни-че-го.
Вы прослушали краткий курс: "как распознать друга-мудака".
Постепенно ты привыкаешь, и жизнь входит в старую колею, но уже без ночных звонков, спонтанных вылазок и утренних посиделок. По крайней мере - не с ним.
Нет, признаемся честно, я никогда не испытывала к Кастальди каких-то там особенных романтических чувств. Мне вообще эта пубертатная хуйня не свойственна. Но я ему доверяла, мне было с ним интересно и хорошо. А это уже дорогого стоит.
Поэтому, когда спустя - сколько там? - он заявился ко мне на порог, первым моим желанием было даже не ебнуть дверью у него перед носом, а самого его хорошенечко приложить об косяк. Но он, хоть и мудак, но все-таки мой друг, поэтому я великодушно ограничилась тем, что клятвенно пообещала выхлебать всю бутылку в одно рыло, не поделившись с этим гребаным предателем.
- Ага, мексиканским наркодиллерам, - и ведь почти не соврала. В баре реально крутились весьма специфические личности. Хуй их знает, чем они себе зарабатывают на пиво. Не мое дело.
Я все никак не могу устроиться поудобнее, и продолжаю ерзать, укоризненно стреляя взглядом в Кастальди. Надо же, столько пропадал, и тут заявился как ни в чем не бывало.
- Эшли? А, так вот как звали ту соску, которая мило послала меня по телефону... Ну ты и мудила, Фило. Неужели получше найти себе не мог? - Возмущенно провожаю взглядом бутылку. Блин, ну я же обещала, что не поделюсь! Хотя ладно, хер бы с ним, мне, с моим бараньим весом, все равно этого слишком много.
- А комплименты ты делать так и не научился, чувак. И не подлизывайся. Я живее всех живых. Мыши плакали, давились, но продолжали жрать кактус! - возвращаю ответный тычок и завладеваю бутылкой, поудобнее откидываясь на спинку продавленного дивана. Вьебать бы ему хорошенько для профилактики, да жалко портить такую мордашку. Помнится, даже я в начале повелась на эти гипнотические глазки, когда мы впервые перепихнулись. Как давно это было!.. Можно, конечно, повторить, но как-то  лениво что ли? Да и не за этим он пришел. Меня редко крепко связывает с мужчинами секс. Дружить, как выяснилось, гораздо интереснее.
- Иди ты в жопу! Споить меня хочешь? Дожили, лучше б веник какой цветочный притащил, а то я что, не баба что ли нихуя?.. А вообще, я рада, что ты здесь. Реально. Рассказывай, что еще, кроме этой, как ее там, случилось в твоей жизни?

+1

6

Про мексиканских наркодилеров поверил - вполне свойственно Ван Хутен. А кому еще продавать душу? Не балеринам же из Большого театра.
- Мог, но ты слишком недоступная! - снова неудачно наполовину польстил, наполовину пошутил Кастальди. - Эшли... Но ты можешь называть ее как хочешь! - Филиппу и самому не хотелось называть это имя, которого для него было раньше связано с нежным образом любимой женщины, оказавшимся на деле придуманным им самим. И чего его на романтику потянуло на четвертом десятке? Естественно, будучи богатым и достаточно привлекательным мужчиной, нарвешься только на неприятности.
- Если хочешь - принесу тебе и кактус! - тут же предложил Филипп, снова выпуская бутылку из рук, за которой теперь Мими явно будет следить внимательнее. - Споить? Тебя? Чтобы это сделать, мне достаточно просто приходить к тебе каждый день с пустыми руками и наблюдать за тобой, старушка.
Мирте выбесилась из-за цветов, конечно же, из вредности - Филиппа до сих пор передергивало, когда он представлял, где бы оказался этот "цветочный веник". Но чем Кастальди так нравилась эта девушка и что объединяло ее с лучшей подругой Филиппа Сэйди Юманс, это то, что у Мирте был совершенно не женский характер. И только благодаря этим своим чертам Ван Хутен могла после предательства Кастальди беззлобно поинтересоваться его делами. А так быстро простить его не удалось в похожей ситуации даже Бальтазару!
- Я тоже тебе очень рад, - искренне ответил он. Моменты нежности случались в их общении крайне редко, и объятия гораздо чаще исходили именно от Филиппа, так что он скромно предложил: - Можно, я тебя немного потискаю? - И не дожидаясь ответа, приобнял за плечи Мими. Возникла мысль еще раз перехватить бутылку, но он не стал снова злить подругу и вместо этого предложил: - Хочешь, сходим еще за бухлом?
Завтра воскресенье, но даже будь завтра рабочий день, ради примирения он бы все равно сейчас затусил с подругой, хоть завтра был бы никакой. Пусть ему уже и тридцать пять лет, он владелец презентабельного агентства, иногда он мыслит натурально как студент.
- Да что у меня происходило - эта тварь выпила из меня все соки. Это был практически гипноз... но да, да, я сам виноват и не отрицаю этого. Я просто типичный мужик, не ценю того, что у меня есть, побежал за красивой картинкой. Но я даже благодарен Эшли, что она в конце так исходила ядом, что не прозреть было уже невозможно. Кто знает, может быть, ей удалось бы даже меня окольцевать, например, пару месяцев назад я еще был готов... Но она сама протупила, и я, слава Богу, на свободе, иначе сейчас у меня были бы большие проблемы. Я бы потерял дохера денег при разводе... да и на свадьбе, думаю, не было бы никого из моих друзей, - задумчиво проговорил Филипп.
Он представил эту безрадостную картину - он, Эшли, его семья, а больше практически никого, только с десяток друзей-знакомых. Как он мог такое допустить? Он, который не представлял никогда своей жизни без друзей и так стремился сохранить хорошие отношения со всеми своими бывшими, которые оказывались замечательными интересными людьми, пусть и не его судьбой? Со всеми, но не с Эшли... С ней, он надеялся, жизнь развела его навсегда. Но он все-таки не был настолько наивен, чтобы действительно так полагать.
- А ты? - Он виновато посмотрел на Мими. - У тебя все было в порядке?
Задавая этот вопрос, он чувствовал себя лицемером.

Отредактировано Philipp Castaldi (2016-08-23 14:34:49)

+1

7

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Осторожно, двери закрываются