Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, ноябрь.
Средняя температура: днём +23;
ночью +6. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » лицом к лицу с собственными страхами


лицом к лицу с собственными страхами

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

бункер неподалёку от дома Мортена | 29.06.2016 | поздний вечер-ночь

Kenneth Caulfield & Mårten Åkesson
http://s9.uploads.ru/t/sYvMF.gif
http://s3.uploads.ru/t/pbEIn.gif

Затерявшись в лесу ночью, очень сложно не попасть в передрягу. Особенно, когда твой самый главный враг - это ты сам.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-08-19 15:36:21)

+1

2

Гулять по тёмному мрачному лесу ночью, когда вокруг ни души, зато отовсюду доносятся атмосферные шорохи – то ветер колышет листву деревьев, то взбудораженная птица захлопает крыльями, - не лучшая идея. Особенно в одиночку. Даже когда ты, казалось бы, уверенно знаешь дорогу. Ведь всегда что-то может пойти не по плану…
Сегодня Колфилду пришлось испытать это на собственной шкуре.
Неспешная прогулка по ночному лесу поначалу приносила привычное удовольствие, несмотря на опасное в такой обстановке одиночество – Кенни из того самого сна, например, хорошо знал, насколько оно может быть опасно… Но настоящий подросток не забивал себе голову ерундовыми мелочами. Любимый Мортен ждёт его дома, и скоро он туда придёт, осталось всего, наверное, около сотни метров. Радостное предвкушение грядущей встречи перебивало прочие эмоции и голос разума заодно. После рабочего дня в обществе троллей и кретинов лучший отдых – припасть в объятия возлюбленного, единственного человека во всей Калифорнии, который способен понять юношу, как минимум – попытаться понять.
Дорога до заветного жилища сопровождалась дивным саундтреком – у Кенни как раз частично сломались очередные наушники, и музыку он слушал только одним ухом. Второе же вслушивалось в звуки природы, которая наигрывала свою собственную мелодию, состоящую из хруста хрупких веточек, взволнованного чириканья птиц, шелеста дрожащих травинок и таинственного завывания ветра, пока ещё слабого. Как причудливо в голове парня эти две разные мелодии – искусственная и естественная – сливались в одну! Природа – самый потрясающий ди-джей.
И вдруг среди всего многообразия звуков, которые клубились сейчас в сознании Кенни, раздался характерный писк с предшествующим ему фырчанием, который школьник всегда узнает из тысячи, из миллиона других. Он тут же замер, как статуя из прекрасного белого мрамора – настолько бледным в мгновение ока сделалось его лицо.
Крысиный писк.
Дикие лесные крысы.
Крысы.
Кенни почувствовал, как мелко-мелко у него затряслись колени и как быстро-быстро заколотилось сердце, как перегревшийся мотор, учащая пульс и дыхание. Парализованный ужасом, он смотрел прямо перед собой, тревожно вслушиваясь свободным от бесполезного наушника ухом в тишину ночного леса, силясь определить, с какой стороны исходит опасность. Молниеносное движение в траве – и крыса выпрыгнула прямо на тропинку перед ним, устрашающе освещённая луной. Покинув убежище, грызун замер, как Кенни, с любопытством уставившись на человека глазами-бусинками, а затем шустро поскакала в его сторону – видимо, людей дикое животное не боялось.
Одновременно с движением крысы юноша попятился со скоростью, которой позавидовали бы сейчас футболисты высшего класса, всю жизнь тренирующиеся быстро и эффективно бегать спиной вперёд. Налетел на какую-то корягу, споткнулся и едва не упал, не отрывая взгляда от жуткого грызуна, который достаточно осмелел, чтобы приближаться длинными прыжками, развернулся и стремглав кинулся в противоположную сторону, лавируя между деревьями, то и дело куда-то сворачивая, совершенно не разбирая дороги. Кенни уже не отдавал отчёт своим действиям – разум выключился, передав контроль инстинктам, которые, в свою очередь, делали всё возможное, чтобы избавить тело человека от нависшей над ним опасности.
Всю свою жизнь, сколько себя помнил, парень боялся крыс, и это был не просто естественный страх, который возникает в различных ситуациях у каждого адекватного существа, а настоящая фобия, от которой не было спасения. Самое удивительно – почти никто не знает об этой боязни, даже близкие люди. Всё же фобия крыс – не самая очевидная особенность в отличие от страха темноты, например, или замкнутых пространств. К счастью, с этими мерзкими дикими зверушками каждый день не сталкиваешься, что и позволяет успешно скрывать постыдный страх. Почему он постыдный? Ну… крысы ведь ничтожно маленькие по сравнению с человеком, реальной угрозы от них почти не исходит. Если не укусит, конечно. Стыдненько бояться таких крохотных тварюг. Мужик же, как никак.
Наконец, исчерпав возможности своей дыхательной системы, «мужик» бессильно привалился спиной к дереву и огляделся, параллельно стараясь отдышаться. Темнота вокруг здорово мешала, силуэты деревьев, словно ножом выскобленные на фоне неба, походили друг на друга, как клоны. Чертыхаясь сквозь зубы, беглец попытался осветить обстановку экраном смартфона.
Вот это чащоба! Он здесь точно никогда раньше не проходил. Судя по паутине на соседних ветках, здесь вообще давно никто не проходил… Проклятая крыса! Всё из-за неё! Кенни с досады пнул ни в чём не повинное дерево. Страх прошёл, оставив после себя злость – на ничтожное создание, потревожившее его покой, и на самого себя за столь позорное бегство. А ведь Мортен ждёт! Чем объяснить своё опоздание вкупе с безумным взлохмаченным видом? Ладно, далеко пацан убежать не мог… надо аккуратно вернуться назад и поскорее уже прийти домой. Кажется, он прибежал… оттуда?
А вот, видимо, не оттуда. Кенни устало выдохнул, в очередной раз безуспешно озираясь в надежде найти глазами знакомую тропинку. Он заблудился, теперь уже у него не осталось никаких сомнений. Сначала путник ещё пытался убедить себя, что вот-вот выйдет на нужный путь, но чем дольше он плутал, тем меньше надежд у него оставалось. Надо бы позвонить Мо – мужчина наверняка знает лес получше Кенни, но сперва неплохо бы найти хоть какой-нибудь ориентир… Пройдя ещё пару метров, подросток наткнулся как раз на очень приметную деталь, странно расположившуюся посреди высоких кустистых деревьев.
Бункер. Реальный бункер, здание, уходящее куда-то под землю, с массивными дверями и без окон. Вот это да! Ничего себе находка! Забыв о своих злоключениях, Колфилд обошёл заброшенное здание, восхищённо разглядывая прочные гладкие стены. Подросток в одиночестве гуляет ночью по лесу и натыкается на заброшенный бункер… да такое только в кино бывает! Причём преимущественно в хоррорах… но это не важно. Как было бы круто и интересно попасть внутрь!
Потыкав в экран, Кенни затарахтел в трубку, как только Мо на том конце отозвался.
- Мо! Я потерял дорогу, зато я нашёл бункер! – возвестил подросток слишком возбуждённым тоном для того, кто заблудился ночью в лесу. – Я не знаю, как вернуться назад. Ты же сможешь меня найти? – где-то на земле раздалось тихое шуршание, смутно смахивающее на топот крысиных лап, и парень подскочил, но, к счастью, ошибся – на сей раз шум издала всего лишь птица. – Мо! Поторопись! У тебя тут в лесу живёт всякая дичь! Даже не волки… чёрт с волками, их я бы пережил… это чёртовы к!..
Завибрировав, смартфон моргнул и превратился в бесполезный кусок пластика прямо посреди разговора. Дурацкая батарея! Почему она так быстро разряжается, да ещё как назло в самый неподходящий момент?!
Взбешённый до предела, Кенни уселся на корточки возле бункера и принялся ждать. Оставалось лишь надеяться, что возлюбленный сообразит, куда идти. Может быть, найдёт следы. Грёбанные крысы! Хвостатые создания Сатаны!
В порыве возмущения юноша двинул рукой по двери бункера, поднял взгляд и уставился на вентиль, который, похоже, и отвечал за эту дверь. Раздираемый любопытством, которое всегда тянуло его ко всему неизведанному, он попытался крутануть его, особо не надеясь на успех, но тот неожиданно продвинулся на несколько сантиметров, а вместе с ним зашевелилась и дверь. Дважды «ничего себе»! Так просто попасть внутрь? Ну вот, значит, никаких правительственных секретов там наверняка нет… и всё же… Тощий пацан навалился на упругий вентиль всем весом, заставляя тот повернуться. Дверь действительно отворилась на щёлку, которой вполне хватит для неформального дрища! Кенни сунул голову внутрь, силясь что-нибудь разглядеть. Где-то вдалеке вспыхнула лампочка, скудно освещая короткий путь из ведущих вниз ступенек. Недолго думая, он протиснулся в приоткрытую щель и сделал пару шагов по лестнице, прислушиваясь к таинственной атмосфере, царящей внизу. Надо вынести на поверхность какой-нибудь сувенир! Конечно, долго торчать там не стоит – всё же надо сперва дождаться Мортена…
Громкий стук заставил Кенни похолодеть от внезапно накатившего ужаса второй раз за ночь. Резко обернувшись, он едва не потерял равновесие, но вовремя ухватился рукой за стену и уставился на невесть как плотно закрывшуюся дверь. Он растерянно провёл по ней рукой, затем вновь навалился на створку всем весом, но на сей раз она не поддалась. Наверное, какой-нибудь самозакрывающийся механизм… и никакой ручки, никакого рычага! Что за хрень такая?! Отрезанный от цивилизации парень в панике постучал по двери, хоть и понимал, что его никто не услышит. Какого рожна его вообще сюда понесло?!
Обернувшись вновь, попавший в ловушку собственного любопытства дурак медленно побрёл по ступенькам, осматриваясь по сторонам. Хорошо, здесь хоть электричество работает, есть свет. Правда, его ничтожно мало…

+1

3

Начинаешь понимать, что уже старый, когда после какой-то казалось бы не слишком физически тяжелой работы буквально валишься с ног, словно перетаскал на своих плечах несколько центнеров картофеля или катал бочки с мазутом - вспомним юношеские подработки. И это с такой-то выносливостью и тренированным телом. А всего-то покрасил очередную стену в своём новом отшельническом доме. Сразу видно, что кое-кто в последнее время совершенно не заботится о своём здоровье - работает с утра до ночи, забывая спать и нормально питаться.
Мортен тяжко выдохнул и вытер тыльной стороной предплечья вспотевший лоб, убирая заодно с глаз и выбившиеся волосы. В руке его всё ещё была малярная кисть, с чьей щетины капала чёрная краска. Да и руки чуть ли не до локтя вместе с обнажённым торсом и босыми ногами были в краске. Теперь вот и лицо.
- Тьфу ты! - Сплюнув фантомное недовольство, мужчина уселся на пол - терять уже было нечего. Да и старые бриджи, некогда бывшие эпатажными штанами, повидали на своём веку тех ещё художнических выкрутасов, так что ничего не боялись да и использовались именно для данной работы. Разве что дарк искусство за это лето вдруг переросло в малярное искусство. В прежнем доме Мортен сам расписал несколько стен, да и были они в большинстве своём светлыми, а в гостиной так и не закончил - всё никак времени не было. В этом же он то и дело в моменты творческого музыкального кризиса - ведь всё лето посвятил именно музыке - брал ведро с краской и начинал малевать стены в чёрный цвет, превращая своё новое жилище из заброшенного в полузаброшенное и куда более мрачное, чем прежде. Ну разве что более аккуратное, если не считать, конечно, творческий хаос, свойственный мужчине. Некоторые комнаты подверглись экзекуции ни единожды, как и кое-какая мебель. Впрочем Мортену пришлось восстанавливать всё из тех малых вещей, что сумел по дешёвке купить на барахолке или найти на свалке. Как и дом, если уж на чистоту. Некоторые стены между слоями чёрной краски скрывали и жуткие паутины узоров охры, красной и белой красок, превращающие комнату во внутренности некоего гигантского монстра. Мортена всё ещё не отпускал тот потрясающий кошмар, что показал ему его скрытую суть живой, томившуюся в самолично возведенной клетке лет десять назад. Показал ему иную реальность и вернул его. В ту же клетку. Зато всё было реалистично, а не лишь плод его больных аморальных фантазий. И Мортен творил, как и он, Харон, его альтер-эго. Но в начале утра или в середине глубокой ночи начинал всё вновь покрывать чёрной краской, так ни разу и не завершив начатое. Чтобы Кеннет случайно ничего не увидел. Мортен специально выбирал дни, когда точно был уверен, что мальчик не придёт, не нагрянет внезапно с сюрпризом, как в тот вечер, когда Кенни узнал и увидел шрамы. Эти же художества из их обоюдного кошмара, который юноша совершенно не оценил, нельзя было показывать ему вновь. Но иногда Окессона накрывало, и он рисовал-рисовал-рисовал, забывая обо всём, и вот тогда приходилось запирать весь дом, ставить некие сооружённые им ловушки для распознания прихода Кеннета, шухериться и сидеть взаперти в собственном же доме, каждое мгновение опасаясь, что подросток вот-вот придёт. Из-за этого, а ещё и из-за закрытых окон и громкой экстремальной музыки, жары, без толкового сна, питания и отдыха, Мортен стал и сам походить на дёрганого безумца. Пару раз даже чуть в обморок не рухнул. Благо таблетки с аминокислотой - витаминами для нервной системы - всегда были при себе, как панацея от всех проблем, на которую он подсел, поэтому нет-нет, да и превращала творца в чрезмерно спокойного и равнодушного ко всему флегматика, возвращая в нормальное состояние. Хотя многие знакомые и близкие сказали бы, что он слишком уж спокоен. Вот и сейчас стоило бы уже заканчивать с уже которой по счёту покраской стены в гостиной, привести себя в порядок и выйти подышать свежим воздухом в компании литра молока. Сегодня он просто облачал стену в чёрные матовые "шелка", приводя, как и всегда, мысли в порядок и ища вдохновения для записи, поэтому можно было не дёргаться, опасаясь разоблачения. Да и накануне Мортен всё же выспался и ел почти вовремя и полноценно, наготовил своих фирменных шведских блюд на быструю руку, чтобы накормить мальчика после его тяжелого рабочего дня, в общем приготовился к долгожданной встрече, не позабыв о ней накануне. Так что можно было не волноваться, что Кеннет что-то заметит и вновь будет переживать за его общее состояние. Поэтому Мортен закрыл ведро с оставшейся краской, замочил кисть и валик, да прошлёпал на кухню, оставляя следы чёрной краски. Он не всегда замечал это, поэтому уже забил. В конце-концов краски были везде, это же дом художника, так что лишние кляксы роли не сыграют. Разогрев в микроволновке кусок традиционного бутербродного торта, оставшегося ещё с позавчера, Мортен прямо чёрными руками съел его, запив остатками горячего крепкого чая с мятой из термоса. Молока пока что не хотелось, нужно было восстановить силы и перевести дух прежде чем идти в душ. А есть с едким запахом растворителя под носом вообще не комильфо, лучше уж с ароматами краски. Уж слишком вымотался, даже несмотря на то, что проспал больше десяти часов. Но общая усталость за эти месяцы всё равно давала о себе знать. Вечно он не бережёт себя и некому за этим следить.
Кстати о том, кто всё-таки временами - когда они здесь вместе - заботится. Что-то Кеннет опаздывает. Стоит начинать волноваться, хм? Мортен пожевал-пожевал, несколько раз за минуту нервно проверил время на смартфоне, словно от этого что-то изменится, и мальчик быстрее придёт, да начал набирать его номер. Как Кеннет сам ему позвонил. Ну слава Тьме.
Облегчённо выдохнув, мужчина принял звонок, всё ещё прожёвывая внушительный кусок не менее внушительного торта, который с жадности откусил:
- Ну ты... где? - Потрясённо проглотив вопрос перебитым с ходу приветствием, мужчина начал сильнее нервничать, внимательно вслушиваясь в возбуждённый голос Кеннета. - Что? Ккакой бу... Кенни! КЕННИ! - Но было поздно, звонок оборвался.
Твою ж мать! Кого он там встретил и куда забрёл?! Вот дурачок-то мелкий! Последние фразы мальчишки совсем не радовали. Кого же он там так напугался, что волки для него всего лишь так, ерунда какая-то.
Подскочив с места и уронив старый табурет, швед побежал в холл к кладовой, где хранил инструменты. Выудив оттуда гвоздодёр, всегда наточенное мачете, фонарик и моток джутового каната на всякий случай, он уже было собирался выскочить на улицу, как вспомнил, что в одних тонких бриджах. Выругавшись и свалив всё на сундук в холле, мужчина ринулся аж через две ступеньки на второй этаж, совсем позабыв об усталости - адреналин такой адреналин. Схватив в корзине с чистым бельем первую попавшуюся футболку, натянув джинсы и тёплую кенгуруху с носками, Мортен пулей спустился вниз, выудил из шкафа старые берцы, что использовал как раз для прогулок по лесу, точными быстрыми движениями зашнуровался, нацепил косуху и выскочил из дома, забирая весь свой скарб, а заодно и зажигалку со спичками и бутылку воды с несколькими протеиновыми батончиками. Он уже мыслил хладнокровно. И быстрыми шагами направился в направлении найденного Кеннетом бункера, набирая по пути номер мальчика. Мортен знал про это место, как-то он наткнулся на него, когда гулял по лесу в целебных и вдохновленческих целях, и теперь время от времени доходил до него. А идти было и впрямь далеко и совсем в другой стороне от дома. Как Кеннет вообще оказался там?! Чёрт возьми, что же случилось? Ещё, как назло, и абонент оказался вне сети. Твою ж мать, неужто этот любопытный говнюк забрался внутрь?! Этого только не хватало.
Где-то к середине пути мужчина осознал степень своей усталости, но сцепив зубы, продолжая ими скрежетать и мысленно посыпать Кеннета руганью о неразумности и глупости (вот вам и связь с несовершеннолетним ребёнком, ага, один геморрой), Мортен не сбавил шага.
Черт возьми, как же ему там страшно поди... хотя, если он спустился в бункер... но и там, хрен знает, на кого или что наткнуться можно. Ладно, фонарик у Кеннета на смартфоне сильный, сам он тоже не слабый парень да и умный - вроде как - сообразит, как выпутаться из трудной ситуации. Только бы на месте сидел! Так нет же, наверняка, пошёл бродить. Твою ж мать!
И Мортен ускорился, отгоняя мысленные картины различных ужасов, которые могли бы привести к травме подростка, а то и ещё чего похуже. А холодным потом покрылся.
Благо тропинки он уже и сам натоптал, да и травы под ногами было мало, в основном сухая земля и корни, так что свету фонарика практически ничего не мешало.
- Кенни! - Покричав на подходе, он убедился, что пацан точно внутри, раз не отзывается. Однако привычные тревожные мысли не преминули услужить ещё одну гаденькую услугу - подбросить картинку трупа у дверей бункера. - Твою ж... - Слава Тьме, никаких трупов не было. Ругнувшись на себя, он осветил всё фонариком, проверяя не валяется ли Кеннет где-то поблизости. Мало ли... со своей дурной головой чего только представлять не начнёшь. Однако все следы вели именно внутрь злосчастного строения с тяжеленными дверьми. Неужто открываются?! У него, как у разумного человека, и в мыслях не было хотя бы раз попытаться проникнуть внутрь. Как и сообщать местным властям не собирался - чего доброго устроят тут окопы какие и достанут потом своими допросами и прочей хуйнёй - ну всё, приехали, ты уже материшься без зазрения совести!
Навалившись на вентиль, Мортен, на удивление, очень легко отворил механизм. Ну хотя, раз худой подросток смог открыть, то уж он-то, мужик-качок, наверняка сможет, тем более со второго раза, раз уж с первого весь застарелый механизм пришёл в действие.
Напрягшись, Мортен навалился на дверь и отодвинул её на достаточное расстояние, чтобы зайти внутрь. Пред ним предстало узкое тёмное пространство с лестницей, ведущей вниз. Стало не по себе. Сразу же вспомнился первый рассказ из мифов Ктулху... да и собственный страх дал о себе знать. Не любил он узких закрытых темных пространств на вроде пещер или подобных ходов в неизвестность. Сразу пробуждалось нечто вроде клаустрофобии и страха неизвестности во Тьме. Как в детстве, когда тебе кажется, что там определённо кто-то есть и тянет к тебе свои длинные уродливые чёрные когтистые ручищи, ждёт, когда ты потеряешь бдительность.
- Твою ж мать... - Он снова сглотнул, чувствуя, как резко вспотел. И чувство жара совсем не походило на то, что сопровождало его, пока мчался сюда на всех порах. Этот жар был обжигающе ледяным, казалось, даже волосы на спине зашевелились.
- КЕННИ! - Со всей мощи своих лёгких крикнул Мортен в темноту. Послышалось эхо. И только лишь. Что ж, придётся идти за ним. Как иначе-то. Но сначала, нужно вызвать спасателей. И похрен, что они раскроют себя. Это уже не важно, когда на кону жизнь Кеннета. И только Мортен развернулся, чтобы выйти и поймать сигнал, как дверь прямо перед носом захлопнулась. Да так, что он аж отскочил, споткнулся на тут же некстати подвернувшейся первой ступеньке и, матеря по-шведски этот бункер на чём свет стоит, полетел вниз, цепляясь за выступы в стенах, воздух и ступеньки. Через несколько метров он всё-таки сумел остановиться. Застрял.
- Если мы тут подохнем, Кеннет Колфилд, я найду тебя в Аду и сдеру с тебя сотню шкур! Отрахаю так, что эоны лет не сможешь сесть на свою худосочную задницу, бестолочь ты этакая! - Под конец Мортен уже просто орал. Куда-то в пустоту. Отдавшись гневу. И эхо повторяло его жёсткие рубящие слова, чуть смягчая.
- Пиздеееец... - Пытаясь выпутаться из узла, в который скрутился, мужчина всё же справился и кое-как сел на ступеньке, кряхтя аки столетний старик и изрыгая шелестящие ругательства на мелодичной шведском языке. Ох и наставил же он себе тумаков, большей частью именно рюкзаком со скарбом. Благо выронил гвоздодёр где-то вначале, а то же и пришибить себя мог... Пришлось подниматься и карабкаться назад, шаря в темноте руками по ступеням. Фонарик с телефоном так же были выпущены из рук в начале своего эпичного провала. Ну хоть шею не свернул. Чего не скажешь о подвёрнутой ступне. СПАСАТЕЛЬ ХРЕНОВ! ЛОХ УЁБИЩНЫЙ! Справедливо вопило внутреннее Я. Ну хоть какой-то прок от гнева - не сразу замечаешь, что ты в ловушке тесного, замкнутого, абсолютно тёмного, незнакомого и скорее всего опасного помещения.
- Ой, мама... - Обливаясь потом и подгоняемый страхом, он пулей вскарабкался в панике назад, отыскав все потерянные вещи. Тут же обернулся, врубая фонарик, который выключился, когда падал прямо на кнопку, и осветил пространство внизу. Руки тряслись, сердце набатом стучало в висках, оглушая вместе с собственным тяжёлым дыханием. Сидя на ступеньке, он с какое-то время дикими глазами таращился вниз, пока не совладал с собой, вспомнив зачем вообще явился сюда. Сейчас самое главное вытащить Кеннета. А для начала надо его найти. А чтобы это сделать, нужно, мать твою, успокоиться и стать мужиком, а не трястись аки маленькая девочка!

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-08-18 22:48:44)

+1

4

С каждым шагом Кенни чутко вслушивался в тишину, силясь распознать в ней как можно больше звуков. Тщетно – лишь эхо его собственных шагов отражалось от стен узкого коридора, звуча неестественно гулко и гротескно. Вся ситуация казалась гротескно-сюрреалистичной – любопытный подросток умудрился влезть в бункер, отрезав себя тем самым от окружающего мира, а теперь шастает по его территории, пытаясь выбраться. Какая-то жалкая пародия на жизнь Колфилда. Сторонился людей, хотел жить по принципу «все пидарасы, а я – Д’Артаньян»? Вот и получай. Никаких людей, никто не посягнёт на твоё личное пространство. Парень даже издал несколько нервных смешков от этого жестокого стёба над самим собой. А что поделать, если некоторых упрямцев судьба может воспитывать лишь таким вот образом, потому что иначе они не усваивают уроки?
Бедный Мортен… ведь звонок оборвался на весьма зловещей фразе. Это ж такого можно нафантазировать! Несчастный мужчина, наверное, думает, что на беззащитного юношу кто-то напал. Медведь или, ещё чего доброго, свихнутый маньячина… А там была всего-навсего лесная крыса! Ох, не будь кое-кто таким жалким трусом… хотя нет, скорее так: будь у кое-кого побольше мозгов… Может быть, однажды Кеннет всё же научиться руководствоваться разумом, а не эмоциями. Может быть.
Тусклого света бледных лампочек, одиноко болтающихся под потолком, с трудом хватало, чтобы осветить путь, но перепуганный авантюрист радовался им – всё лучше, чем тотальная темень. Неторопливо продвигаясь вперёд, он оптимистично надеялся наткнуться на какую-нибудь карту помещения, что-нибудь вроде пожарной схемы, и посмотреть, в какой стороне находится выход. Ведь должен же здесь быть другой ход? Ведь выбираются же как-то отсюда люди? Ну, то есть… подгнивших скелетов, как в фильмах ужасов, вроде бы не видно… значит, выход есть. Дело за малым – найти его!
Спустя пару десятков минут монотонного блуждания по коридорам, кажущимся бесконечными, Кенни немного успокоился. Первоначальные эмоции, смесь паники, ужаса и отчаяния, утихли, и на их место пришли новые. Походка стала более твёрдой и, хотя он всё ещё вздрагивал от каждого непонятного шороха, присутствие духа более-менее вернулось к подростку. Что ж, заброшенный бункер – это не так уж и страшно, было бы хуже потеряться действительность посреди дикого леса, где и волки, и медведи, и чёртовы крысы и кто знает, какая ещё бесота там водится. Здесь хотя бы можно не ждать внезапного нападения – если не брать, конечно, в расчёт сюжеты тех самых ужастиков, где незадачливых путников жрут зомби, насилуют извращенцы-отшельники или всякая паранормальная нечисть превращает в себе подобных. Ощущение изоляции здорово угнетает, но, по крайней мере, никто не рычит и не воет. Если синеволосый дурень и умрёт в этом месте, то не насильственной смертью, а просто от усталости и голода, например. Слабое утешение, правда. Парень упорно шёл вперёд, не позволяя себе думать о печальном исходе. Конечно же он отыщет выход! Отыщет, вылезет наружу… встретит Мо… Мысли о возлюбленном придавали энтузиазма и сил.
Однако чем дольше любопытный неудачник петлял по веренице воистину бесконечных коридоров, тем слабее становились его надежды. Он уже здорово устал – ему ведь и так пришлось выдержать прогулку по лесу и бегство от крысы там же, и если сначала он, подстёгнутый адреналином, не чувствовал физической усталости, то сейчас она накатила как следует, застигнув свою жертву врасплох. Кроме того, в горле пересохло, как в калифорнийской пустыне, хотелось пить, но воды, ясное дело, нигде не было. Казалось, весь бункер являл собой замысловатую паутину узких коридоров, которые все переплетались между собой. Есть ли шанс вырваться из пелены этих липких нитей, или он навсегда останется пленником жуткого заброшенного места? Теперь Кенни не был уверен в ответе. Наивный оптимизм, которым он подгонял сам себя, чтобы прогнать мрак, постепенно уступал место с каждой секундой возрастающему отчаянию. Что, если он так и останется взаперти до конца своих дней, которые в этом случае уже сочтены? Он никогда больше не вдохнёт свежего лесного воздуха, никогда не увидит любимого человека… не посмотрит в его глаза, не почувствует тепла его рук, его губ… Все мечты, все хрустальные воздушные замки, которые они оба трепетно возводили, грезя совместным будущем, угрожающе задрожали, готовые рухнуть в любую минуту. Они никогда не переедут в Швецию, никогда не будут жить вместе… и всё из-за него, Кеннета Колфилда, никчёмного тупицы, который вечно суёт свой пирсингованный нос, куда не стоит! Отчаяние внезапно схлынуло, теперь юноша стал одержим яростной злостью на самого себя. Грёбанный фрик! Даже если впереди забрезжит свет, уж он найдёт, как всё испоганить!.. Нет, нельзя поддаваться эмоциям, хватит. Заняться самобичеванием можно будет позже, когда он выберется отсюда…
В сердцах Кенни шарахнул кулаком по стене.
- ДА ЕСТЬ ОТСЮДА ВЫХОД, МАТЬ ЕГО, ИЛИ НЕТ?! – гневно возопил он, и эхо его голоса прокатилось, казалось, по всей сети коридоров. Ясное дело, его никто не услышит, но парень всегда был громким и шумным, любил покричать, дать выход эмоциям.
Хотя нет. Кто-то всё же услышал. Судя по шороху где-то сзади.
Кеннет резко обернулся. Конечно, это не человек – человеческие шаги, как он за это время успел заметить по своим собственным, издают совсем другой звук. А это… это же…
Крысы!!! Блядские крысы!!! ОНИ ВЕЗДЕ!!!
- УЙДИ! УЙДИТЕ НАХЕР! НАААААХЕЕЕР!!! – заорал парень, попятившись, сверля бешенными глазами целую стаю облезлых голодных грызунов. Между прочим, крысы, как он где-то читал, хищные зверюги и человечинкой не побрезгуют в случае чего… Правда, эти хвостатые пока не спешили нападать. Они, скорее, сами опешили от человеческого присутствия, да ещё и от таких громких криков. Но Кенни не сомневался в их намерениях – он уже вообще ни в чём не сомневался, его мозг снова отказывался разумно соображать. Он лишь видел их противные когтистые лапки, их острые резцы, торчащие из пастей, их извивающиеся поцарапанные хвосты…
Наткнувшись спиной на стену, он прилип к ней всем телом, будто пытался пройти сквозь неё. Казалось, ещё чуть-чуть, и он, перебирая руками и ногами, как Человек-паук, залезет на потолок, лишь бы подальше от этих клыкастых уродцев!..

+1

5

Вдох-выдох. Судорожные, шумные. Попытка освободиться от парализующего страха. Заставить работать извечные и периодически так ненавистные им мысли, чтобы убедить себя в том, что всё в порядке.
И вуаля. А стоит ли ему так упорно расходовать остаток кислорода, который возможно может быть вообще рассчитан на какую-то малую часть времени? И сколько он уже его истратил, поддавшись панике и совершив столько физических манипуляций, учащающих дыхание?
Твою ж мать.
Стоп. Как сюда вообще поступает кислород? Возможно на этом уровне ещё имеется вентиляция, которой вовсе не нужно электричество. Но возможно ли такое вообще? В данном вопросе безопасности Мортен был осведомлён мало, не имея специализированного технического образования и сталкиваясь с подобными вещами лишь из-за своей мастерской, где был совершенно иной принцип вентилирования.
Или ему так только показалось? Паника из-за фобии путала все мысли и знания, превращая его в совершенно бесполезное дерьмо.
Да и смысл тогда в углублении всех важных помещений бункера? Тут явно должна быть именно принудительная вентиляция. Но как тогда она работает, ведь электричества нет?!
Новый наплыв паники.
Похоже кислород "залетел" сюда с дважды открытой дверью. И сколько его тут скопилось? Сколько распределилось? Стало заметно тяжелее дышать. Сразу почувствовался затхлый запах и сырость с примесью чего-то ещё. Нет, надо успокоиться, он просто надумывает. Чертово сенсорное познание мира, стоит подумать или ощутить, как всё - или испытываешь на себе ту же боль, что другой человек, либо дышать не можешь якобы потому что это просто напросто опасно.
Надо успокоиться. Успокоиться. Иначе никак. И не думать о том, что стены медленно, но верно сдвигаются, потолок опускается, а ступеньки подрагивают, поднимая пыль. Вот уже и скрежет слышен, и шорохи, и... ой всё, хватит!
Вдох-выдох. Раз он ещё дышит, значит, бункер использовался не в качестве убежища и возможно вентиляция тут действительно работает по какому-то хитроумного принципу, до которого ему, гуманитарию, не додуматься самому, пока не приспичит ознакомиться с данной информацией. Сейчас ко всему прочему ещё почувствуй себя идиотом и глупцом. Нужно искать Кенни. Именно. За этим ты и здесь.
И собравшись с духом, Мортен обернулся, осветил двери в попытках найти рычаги открытия. И кое-что нашёл. Помучившись, он всё-таки смог сдвинуть несколько механизмов, пока не открыл двери вновь. Выйдя наружу, мужчина заметно успокоился. Дёрнулся, правда, после того, как за спиной вновь заскрипела и захлопнулась дверь. Запыхавшись от прилагаемых усилий, он вдыхал свежий лесной воздух и откровенно радовался, что вновь на свободе. Вот только время не терпит отлагательств, ведь Кенни там один и, кто знает, живой ли ещё вообще. Осветив пространство вокруг, Мортен нашёл мощный сухостой, срубил его и подволок к дверям, чтобы те больше не захлопнулись изнутри. Бред же какой-то. Но видимо и такое бывает.
Оказавшись вновь на чертовой узкой лестнице, он начал спускаться. Сначала осторожно, потом всё быстрее и быстрее.
Свет фонарика на смартфоне трясся и вырисовывал едва контролируемому воспалённому фобией сознанию различные уродливые картины и образы, пока ступеньки не закончились. Мужчина даже чуть не упал, так резко оказался на ровной поверхности. Огляделся, освещая пространство. Некий коридор, уже более широкий с зияющими чёрными ртами примыкающих помещений. Вновь стало не по себе. И где вот искать Кеннета?
- ЭЙ! КЕННИ?! - Крикнул он во всю мощь своих лёгких, уже не так сильно волнуясь за кислород. Судя по всему этот бункер больше напоминает погреба, нежели какое-то тайное и полностью отделённое от внешнего мира помещение. Пахло здесь, по-крайней мере, именно так. Смесью сырой земли, камня, гнили и чего-то ещё, чего именно мужчина так и не мог понять. Зато он увидел в потолке прикрытые от дождя отверстия для естественной вентиляции. Ну точно. Скорее всего это дополнительная вентиляция на случай отключения электричества.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-08-28 22:04:28)

+1

6

Минуты текли, отсчитывая нервные клетки, сгоревшие в зрительном противостоянии едва не обезумевшего от ужаса парня и отвратительной крысиной стаи. Прижатый к стене, Кенни окончательно потерял возможность рассуждать. Он не понимал, как оказался в тупике, почему здесь вообще тупик, зачем нужен коридор, который ведёт в никуда… Единственное желание, всецело поглотившее его, управляющее его мозгом – перенестись куда угодно, хоть прямиком в Ад, лишь бы подальше от мерзких грызунов. Но чтобы это сделать – реально сделать – пришлось бы их обойти, другого пути нет. А для этого нужно шагнуть им навстречу, на что Колфилд уж точно не отважится.
Паническая атака ударила под дых. Чем больше времени они проводили вот так – незадачливый путник в плену у собственного страха и армия оскалившихся зверюг – тем труднее становилось дышать, тем яростнее стучало сердце, рискуя либо разорваться, либо остановиться. Один на один с ожившим кошмаром – что может быть хуже?
Высшие силы, если они, конечно, есть, любят играть со своими подопечными в психологические игры. Чаще всего – страшилки, будто проверяют людей на прочность, подкидывая им различные испытания: выдержит, не выдержит? Может быть, они и ставки делают, там, наверху? Наверняка и на небесах какой-нибудь ушлый ангел держит подпольное казино. Сейчас они, должно быть, от души веселятся. Каждый раз, когда человеку кажется, что хуже уже в принципе быть не может, судьба доказывает ему – может, приятель. Ещё как может.
В узком коридоре, заполненным затхлым запахом пыли и спёртым удушающим воздухом, погас свет. Погас – и наступила кромешная, непроглядная тьма.
- Ох, нет… - прошептал Кенни, с трудом шевеля губами. В тишине его слова прозвучали с пугающей чёткостью. – Нет, нет, нет! НЕТ! ПОШЛИ ПРОЧЬ! УЙДИТЕ ОТ МЕНЯ!!!
Сковавший худое тело паралич прошёл. Парень отпрыгнул в самый угол, сжался в жалкий, безобразный комок, готовый в любой момент почувствовать, как тысячи острых резцов вонзаются в его плоть. Почти как в хоррор-игре, только эту сцену нельзя прекратить, просто ткнув на “Escape”. Он побледнел, как свежевыпавший снег – снег, которого должно быть много в Швеции, куда он так никогда и не доберётся. Даже кончики синих волос дрожали, как наэлектризованные. Только в темноте этого не было видно.
К слову, крысы демонстрировали неожиданно стойкий темперамент. Как настоящие маньяки-садисты, они не спешили сразу атаковать жертву – они наслаждались посеянным страхом, злорадно попискивали в предвкушении грядущей расправы. Маленькие коварные облезлые твари.
Что бы ни было у хвостатых на уме на самом деле, один из самых любопытных крысят подобрался к кокону человека и, поставив передние лапки на мысок ботинка, шумно втянул воздух, попискивая что-то себе под нос на своём, крысином.
Этот жест резко пробудил Кенни, вновь заставил его очнуться от кошмарного гипноза. Вскричав, он дёрнул ногой, отбрасывая чересчур смелую крысу в сторону, и побежал. Бросился наутёк, помчался вслепую, ничего не видя перед собой, не разбирая дороги, беспомощно вытянув вперёд руки, будто бежал навстречу спасению, будто хотел с разбега прыгнуть в чьи-то крепкие, успокаивающие объятия. Перепуганная стая бросилась врассыпную, галдя на все лады. Парень был уверен, что проклятые миниатюрные убийцы издали воинственный вопль, клич к бою, и бегут следом, смертоносные хищники, преследующие свою жертву.
- На помощь! НА… ПОМО… - Кенни бестолково пытался кричать, но всё дыхание уходило на бег, и не было времени говорить. Он просто бежал по извилистым кишкообразным коридорам, натыкаясь на стены, как слепой котёнок, позабыв про Швецию, про выход, про самого себя. Яркий ураган сильнейших хаотических эмоций, готовый снести всё на своём пути. Может, он и стену проломил бы, будь они чуть-чуть помягче.
Он даже не чувствовал усталости. Ноги горели, дыхание сбилось, а он всё равно продолжал бежать, как зайчик из рекламы батареек. Громогласное эхо шагов стучало в ушах, как ударные в трэш-металической песне. Просто чудо, что за этим грохотом Кенни сумел различить затихающие ноты голоса – человеческого. Просто чудо, что в этой бездне ночных кошмаров оказался ещё один человек. Чудо, безусловно, но беглец этому не удивился – удивится потом, а сейчас им по-прежнему управляли другие, гораздо более стойкие эмоции.
- Я ЗДЕСЬ!!!  ПОМОГИТЕ!!!  - заорал он в ответ, что есть силы. – ПОМОГИТЕ!!! УБЕРИТЕ ИХ!!! УБЕРИТЕ ИХ!!!
Бежать, дышать и кричать одновременно удавалось с трудом, и он задыхался от собственного страха, давился словами, вырывающимися из его рта непроизвольным порывом, будто его тошнило ими, но продолжал. Продолжал, выжимая из себя последние силы, продолжал бежать, дышать и кричать.

+1

7

Наконец, Мортен осознал, что с какого-то ляда расходует батарею смартфона, используя на нём фонарик вместо того, чтобы вновь включить нормальный. Ругнувшись на самого себя по-шведски, мужчина спрятал телефон за пазуху и врубил фонарик. Вот это им паника овладела, что всё на свете перепутал и позабыл. Да уж, это психологическое состояние та ещё подлянка.
Вновь проделав дыхательные упражнения, он двинулся вперёд, освещая каждое примыкающее тёмное помещение и выкрикивая раз за разом имя своего маленького любопытного приключенца, затерявшегося в кишках бункера.
В какой-то момент откуда-то издалека послышалось эхо из грохота и воплей. Это же были вопли, правда? Инстинктивно напрягшись и вслушавшись в жуткий неразборчивый шум, Мортен испытал довольно быстро сменившие друг друга эмоции - радость, что Кеннет живой, и следом же страх, что с ним произошло что-то серьёзное. И швед ускорился, а после и вовсе побежал, выкрикнув нечто вроде "Кенни, я иду!" Он уже сам не помнил и толком не акцентировал внимание на собственных словах. Мир перестал существовать вместе с его собственной коварной фобией замкнутых узких незнакомых пространств, на которые он никак не мог повлиять. Весь мир сузился лишь до Кеннета, которому где-то там грозила опасность и до которого он может не успеть добраться. Но мыслям с подобным исходом нельзя давать волю, нужно верить лишь в положительный результат. Надежда умирает последней, правда же? И она же придаст сил и устранит все собственные слабости. Ради того, кто нуждается сейчас в тебе, как никогда. Вперёд и только вперёд. Как всегда, как прежде. Ты всегда справляешься с проблемами, справишься и сейчас.
Белый свет фонаря мерцал и прыгал от бега, вырисовывая причудливые узоры и распаляя воображение, но сейчас Мортену было совершенно не до этого. В какой-то момент он не вписался в поворот и задел плечом косяк, напоровшись на торчащую металлическую скобу. Рукав старой, но добротной косухи порвался, распоролась и ткань чёрной кенгурухи, но они приняли на себя всю мощь удара и лишь немного расцарапали кожу выше локтя. Но и этого хватило, чтобы на волю вырвалась тёмно-красная жидкость, устремляясь вниз тонкой струйкой и впитывая в ткань тёплой кофты.
Мужчина не обратил на это внимания и боли даже не заметил. В нём бурлил адреналин, а цель найти и спасти Кеннета вела вперёд.
- КЕННИ! - Сквозь шумное дыхание охрипшим голосом, что есть сил. Дать направление на звук или принести надежду, пусть ждёт. Грохот и вопли приближались. Мортен вывернул в другой коридор и побежал. На какой-то момент его накрыло ощущение словно он оказался в какой-то компьютерной игрушке и теперь вынужден спасаться от некоего монстра бегом или же наоборот бежать навстречу этому самому монстру, чтобы спасти принцессу. Хех. Что за глупые мысли проникают в разум в самый неподходящий момент? Но может быть это и есть защита мозга, чтобы расслабить и хоть чуть-чуть отвлечь нервную систему от навалившегося стресса? Хорошо хоть не пролезли из подсознания какие-нибудь Гарри Поттеры или Фродо Баккинсы, а то с него сталось бы. Уж лучше вспоминать безумную схватку Горста дан Бремена с Золотым... как же его там? Чёрт! Нет! Так недолго и о Чёрном Доу вспомнить и опечалиться дикой, мать их несправедливостью и предательством! Всё, хватит, нахрен! КЕННИ!
Однако же помогло... и уже через какое-то время они оба буквально влетели друг в друга. Мортен еле успел затормозить, крепко прижал к себе бьющегося в истерике подростка, громко приговаривая сквозь сбившееся дыхание с немалой долей облегчения:
- Всё в порядке, я здесь. Я здесь. Кенни. Всё хорошо, это я, Мортен.
Боги, все черти Ада, валькирии да эйенхерии Вальгаллы и асы Асгарда, с Кеннетом всё в порядке. Ну, по-крайней мере, живой. Словно комок страха и паники, закрутившихся в смертоносный торнадо, беспощадной бурей готовых извергнуться из худого болезненного тела, уничтожив его психику, рассыпав её вдребезги изнутри словно хрупкую скульптуру из тонкого стекла. И кто знает, может быть, это и случилось бы, не наткнись они, наконец, друг на друга. Судя по состоянию мальчика он уже готов был сдаться этому сокрушительному натиску.
- Всё хорошо, я с тобой. - Тяжело дыша и приговаривая уже тише, Мортен крепко обнимал юношу, удерживая фонарик, и поглаживал его голову да спину второй рукой.

+1

8

Сумасшедшая гонка на опережение, отчаянный бросок наперегонки с собственными страхами. Удивительно, как силён в человеке инстинкт самосохранения, как яростно тело без воли разума хозяина делает всё, чтобы спасти себя. Ну и разум заодно, если повезёт. Главное, чтобы сердце билось, а поехавшая крыша - дело второстепенное.
Кенни летел по коридорам, как корейская ядерная ракета, привнося с собой в атмосферу такую же ауру хаоса. Кто бы мог представить, что тощий неспортивный курильщик может проявить столь поразительную выносливость? Да, он задыхался, ему казалось, что он бежит по лезвию ножа, такой нестерпимой резью отзывались дрожащие ноги; он был готов вот-вот выплюнуть лёгкие, а голосовые связки трещали по швам от истошного крика.
В каком-то смысле паника - лучшая проверка на выдержку.
Вероятно, юноша не так сильно испугался бы стаи бешеных доберманов с оскаленными, полными слюны и пены пастями, как стаи писклявых крыс, не менее пугливых, чем он сам. Но разве рассудок пробиться сквозь эмоциональный шквал? Уж точно не у Кенни. Это всё равно что пытаться голыми руками остановить разрушительный поток воды вроде цунами - ведь накроет с головой, закрутит, завертит, напрочь дезориентирует, пережуёт и выплюнет тебя, обессиленного и едва живого.
К счастью, в том самом бурном потоке навстречу подростку стремился спасательный круг, как верный Феникс, в последний миг спасший от гибели Гарри Поттера в Тайной комнате. Ещё минута - и они столкнулись в лихорадочных объятиях.
- Убери их! Убери!! - пару раз машинально пискнул Кенни, бездумно вжимаясь в родное тёплое тело. Он чувствовал сильные руки на своих синих волосах, на худой взмокшей спине. Эти руки дарили долгожданное ощущение покоя и свободы - свободы от опасностей и страхов, надёжные, как ловец снов, отгоняющий прочь кошмарные сны. Впрочем, можно ли ставить знак равенства между жуткими событиями, происходящими в вымышленной реальности, и тем, что парню пришлось пережить наяву?
Мало-помалу страшные иллюзии кровожадного крысиного братства рассеялись. Вместе со спокойствием пришло, наконец, осознание происходящего - сознание прояснилось, и рассудок всё же вернулся к жертве панических атак.
- Мортен?! - Кенни, задрав голову, ошалело уставился в лицо своего спасителя. - Ты что здесь делаешь?!
Невероятная, мистичная фантастика. Мортен тоже очутился в бункере?! Что за чёрная дыра такая, безжалостно засасывающая людей?!
- О чёрт, я же думал, что уже никогда тебя не увижу! - со смесью трагизма и облегчения воскликнул юноша, заключая любимого человека в такие крепкие объятия, на какие только был способен, учитывая общую физическую усталость.
Мортен, как истинный ангел-хранитель, уже не в первый раз приходил на помощь незадачливому школьнику, спасая тому разум, здоровье и жизнь. Так случилось и сейчас. Выходит, мужчина спустился в проклятый бункер в поисках Кенни.
Новая волна эмоций захлестнула подростка - благодарность, стыд, признательность и особая теплота, свойственная глубокой форме любовного чувства.
- Прости меня... спасибо тебе... я люблю тебя... - он судорожно забормотал, сбитый с толку этим внутренним хаосом, не зная, за какую эмоцию приняться в первую очередь, - прости меня, я полный идиот! Спасибо, ох, Мортен, спасибо тебе, я думал, что умру или сойду с ума!
Да он и в самом деле был к этому близок.
Нащупав рукой свежий кровавый след на руке отважного спасателя, Кеннет охнул ещё громче:
- У тебя кровь! Нужно срочно выбираться отсюда, - он сделал гигантское усилие над собой, пытаясь окончательно взять себя в руки. Ради любимого Мортена, - эта грёбанная дверь не поддаётся! Но где-то здесь должен быть какой-нибудь переключатель, я в этом уверен. У меня ещё и телефон сел...
И снова леденящий душу и кровь писк за спиной.
Кенни едва не запрыгнул на руки возлюбленному, так высоко он подскочил, лишь уловив ужасающие звуки. Правда, теперь он был не один.  Ощущение той самой надёжной защиты, способной справиться с любыми опасностями, спасло парня от приступа умопомешательства.
- Убери её, - хрипло попросил он, вперившись взглядом в одинокую крысу, вольготно усевшуюся в свете фонарика, а окоченевшими пальцами - в куртку мужчины, - умоляю, убери её.

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-09-26 19:11:14)

+1

9

"Да уж... нечего было забираться в непонятное место, малый ребёнок что ли?!" - Но вслух Мортен ничего не сказал. Бесполезно сейчас ругаться и учить уму-разуму и без того перепуганного и раздавленного бурей негативных впечатлений и страха чрезмерно эмоционального и нестабильного подростка.
- Хорошо, что мы всё-таки нашли друг друга. - Швед сдержанно улыбнулся сквозь тяжёлое дыхание и роившиеся внутри собственного тела негативные эмоции и тот же страх, но уже иного рода - не фобия, а страх за родного и любимого человека. Однако же поддаться натиску клаустрофобии всё ещё было довольно легко, но мужчина держался, сосредоточившись именно на Кеннете. Юноша сейчас выступал для него этаким спасательным кругом, сам того не осознавая, как впрочем, сам же явившись главной причиной психологической борьбы с погружением под мутную воду паники.
Дёрнувшись от прикосновения к ране, Мортен удивлённо посветил на источник боли, только сейчас понимая, что что-то упустил во всём этом подземном хаосе.
- Пустяки. - Резюмировав через мгновение тщательного осмотра, швед попытался отодвинуть от себя чуть ли не намертво приклеившегося к нему мальчишку. - Не трогай, а то ещё заразу какую занесёшь. - Стоило бы продезинфицировать, но ко всем жизненно важным ингредиентам пребывания в тёмном и незнакомом лесу, а точнее в бункере, об аптечке бывалый походник совсем и не подумал.
"Идиот."
Сразу видно, что кто-то теряет свои навыки, обосновавшись на калифорнийских землях.
- Не волнуйся... - Начал было Мортен про дверь, доставая зажигалку и перекладывая в более удобное положение фонарик и гвоздодёр, как Кенни вдруг так перепугался и уже готов был взлететь под потолок. Снова оказавшись в тисках паникующего подростка, словно муха на клейкой жёлтой ленте, мужчина понял, что обездвижен. - Успокойся, это всего лишь крыса. - Впрочем, похоже, именно для Кенни это самый настоящий мостр, порождающий все потаённые страхи, так же как для Мортена невозможность контролировать узкие тёмные пространства, пещеры. И стоило чуть подумать об этом, как стены, пол и потолок снова затряслись, начиная своё безжалостное движение в одну точку с явной жаждой раздавить и расплющить парочку будто спелый мягкий фрукт, превратив его в бесформенную кашу.
Вдох-выдох.
- Держи! - Вручив мальчику гвоздодёр, Мортен посветил фонариком в сторону разговорчивого грызуна и топнул ногой. Крыса тут же усвистала восвояси, не меньше опасаясь за свою жизнь, чем испуганный Кеннет.
- Вот, это твоё оружие. Защищайся, если снова увидишь. Только аккуратно, меня не зацепи. - Пожалуй, не стоило давать паникующему подростку с и без того повреждённой неуравновешенной психикой подобное потенциально опасное орудие, кто знает, что может найти на Кеннета и как именно случайно он может нанести вред, как себе, так и Мортену. Но сейчас нужно было отвлечь пацана, да и рукам требовалась свобода.
- Дверь я открыл и подпёр сухостоем, так что всё в порядке. Нам лишь нужно вернуться назад. - И будем надеяться, что Мортен не слишком сильно петлял.
- Отдохни, съешь пока что протеиновый батончик и про воду не забудь. Тебе нужно восстановить силы и отвлечься. И это не обсуждается! - Сурово припечатав все возражения к земляному полу, он повернулся к Кеннету спиной, позволяя тому самостоятельно достать из поясной сумки выше обозначенные вещи. А заодно и незаметно прижечь рану. Скинув косуху под предлогом согреть ею мальчика, Мортен зажал зубами фонарик и оттянул края разорванной кофты, чтобы не мешались и чтобы уменьшить площадь возможного горения ткани. Можно было бы и подождать - выбраться да дойти до дому, а там уже спокойно обработать обеззараживающим средством, но Мортен сейчас был слишком возбуждён, чтобы ещё бороться с нахлынувшими навязчивыми мыслями-страхами насчёт заражения, с которыми он справился ещё в детстве, при этом успев изрядно попортить кожу рук, истратить литры воды и тонны мыла, и которые иногда в действительно чрезвычайные нестабильные моменты нет-нет да и врывались в его сознание обратно, имея уже иную природу, захватывая его абсолютно и бескомпромиссно. Поэтому сейчас стояла лишь одна мысль - нужно действовать и срочно. Первыми попавшимися под руку средствами. То бишь огнём. Щёлкнув зажигалкой, мужчина поднёс мерцающее пламя к весьма глубокой красно-бурой рваной ране с ворсинками ткани и крошкой ржавчины, смешавшихся с кровью. Зыркнул на подсуетившегося Кеннета и отрицательно мотнул головой, мол, не мешай. Словно извечно непробиваемый суровый Северус Снейп. И резко опустил, прижигая плоть, а зубами сжимая ручку фонарика, рыча, словно озлобившийся доберман, готовый прыгнуть на свою жертву и растерзать в клочья.
В какой-то момент огонь всё-таки достал края кенгрухи и пришлось затушить их пальцами. Фырча и тяжело выдыхая, швед спрятал зажигалку обратно в карман и отнял у Кеннета бутылку с водой, сделав несколько жадных глотков.
Отвратно, что мальчик увидел его таким, ведь то, что он сделал не слишком разумная и чрезмерно эмоционально паническая манипуляция. Однако думать об этом уже было бесполезно и слишком поздно. Когда-нибудь Кеннет ещё столкнётся с немалыми странностями, которые накроют его любимого шведа в попытках избавиться от обсессий. Как бы Мортен этого не хотел... как бы не хотел...
- Всё в порядке. Лучше перестраховаться, правда же. - Усмехаясь сквозь боль, тяжёлое дыхание и внезапно обрушившееся вернувшееся ощущение усталости, пытаясь выглядеть оптимистично и бодро, чтобы успокоить юношу. - Я люблю тебя, всё в порядке. - Ухватив при этом Кеннета за шею и прижав к себе, утыкая его лицо в свою грудь и целуя его синюю взлохмаченную макушку.
- Давай выбираться, а то тефтели стынут. - Почти ровным голосом с щепоткой усмешки. Юмор всегда помогает в сложных ситуациях. У некоторых людей смех вообще является защитной реакцией, и Мортен в принципе не исключение, поэтому он начал неуместно посмеиваться, пока вырывающиеся из него нервные басистые смешки не переросли в хохот и не стали разноситься эхом по тёмным коридорам-кишкам, зарождая ощущение их всепоглощающей бесконечности и чувства нарастающей безнадёги.
Вцепившись пальцами в спину Кеннета, Мортен сжал зубы и шумно задышал сквозь ноздри - нужно усмирить эту чёртову панику клаустрофобии.
- Пойдём отсюда! - И потащил его вперёд, толкая, - представляешь, - сдержанным голосом, - я нашёл в магазине атлантическую сельдь, так что сегодня ты попробуешь офигенное шведское блюдо! Жаль только, что возможности угостить тебя сюрстрёммингом нет, но ничего, когда мы окажемся в Швеции, первым делом я тебя накормлю нашими деликатесами, тебе может и не понравится, деликатесы они такие, аха-ха-ха! - Вперёд и ещё раз вперёд, петляя по коридорам, пока яркий свет фонарика судорожно скачет по стенам и полу, задевая слепые чёрные проёмы примыкающих помещений, разгоняя жирных зазевавшихся крыс, лягушек, каких-то насекомых и парочку одиноких летучих мышей - прямо, как они с Кеннетом - видимо залетевших сюда через отверстия в естественной потолочной допотопной вентиляции.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-09-26 20:34:57)

+1

10

Когда проклятая крыса наконец исчезла, подросток почувствовал смесь облегчения и стыда. Трусливые всё-таки животные эти грузыны, даже смешно, что такая ничтожная пискля может стать объектом чьих-то страхов. Совсем не по-мужски.
-Спасибо, - с величайшей благодарностью выдохнул Кенни, крепко сжимая обеими руками "оружие" - так маленьким детишкам, которые боятся темноты, дают "волшебный фонарик", способный отгонять подкроватных монстров. Пожалуй, сработает: если замахнуться на крысу гвоздодёром, она тут же даст дёру, а сам парень будет выглядеть храбрецом, а не жалким трусом в глазах своего любимого мужчины. Главное - крепче держаться за рукоять и не залепить импровизированным мечом кому-нибудь по лбу... Война с собственными страхами и так поглотила достаточно жертв.
Большей радостью, чем бегство источника паники, могла стать только новость о найденном выходе на свободу. И она не заставила себя ждать!
- Чёрт возьми, Мортен, ты гений! - и заодно кое-чей ангел-хранитель, как можно смело утверждать. И почему юноше не пришло в голову сделать то же самое? Почему он не подумал, что выйти может быть не так просто, как войти? Ответ, как всегда, один: он _не подумал_. Вот и всё. Дурная синяя голова. Кто он без своего спасителя? Кем бы он сейчас без него был?
Предложение перекусить тоже пришлось очень кстати. Когда Кенни окружали крысы, у него в горле пересохло всё, что только могло пересохнуть, хуже, чем в калифорнийской Долине Смерти, но в тот момент его инстинкты сосредоточились на другом; сейчас же, когда опасность отступила, физическое недомогание напомнило о себе удушливым приступом жажды.
Но какой там перекус! Бункер - не самое подходящее место для беззаботной трапезы, особенно с учётом обстоятельств. Мортен не собирался присоединяться к восстанавливающей силы пирушке - у него были дела поважнее. Жуткие дела, за которыми можно беспечно наблюдать с телевизионного экрана, но от которых же бросает в дрожь, когда они происходят непосредственно рядом, да ещё и с человеком, который тебе дорог.
- Мортен... - Кенни судорожно сглотнул, так, что свело мышцы горла. Он, конечно, слышал о всяких радикальных способах обеззараживания, но даже в военные времена, если верить историческим хроникам, прижигание плоти считали не лучшим из них. - Не надо. Это слишком экстремальный вариант. Вот, тут ещё осталась вода, давай просто промоем, а уже дома...
Само собой, упрямый швед не послушал парнишку. Хорошо, что площадь ранения была сравнительно небольшая...
Рычание Мортена показалось подростку ещё страшнее крысиного писка. Запах палёной плоти, кажется, навсегда отбивал желание не то, что есть, а просто смотреть на жареное мясо, а на покорёженную, ещё не оправившуюся психику Кенни наложился свежий эффект, оставляя на некоторое время прочную неприязнь к огню как к веществу, потенциально причиняющему боль живому созданию.
- Точно в порядке? - недоверчиво выдохнул дрожащим голосом юноша. Никакого порядка вообще во всей этой ситуации не было - они торчали в бункере хрен-знает-сколько-летней давности, из которого выбраться сложнее, чем из лабиринта Минотавра, а в роли мифологических чудовищ выступают кровожадные стаи грызунов. Пора немедленно вылезать на поверхность, нужно как можно скорее попасть домой.
Их обоих, по-видимому, до самой последней ступеньки не отпускала вполне естественная нервозность. Кенни был рад, что Мортен нашёл его и в N-цатый раз спас от самого себя; чувство защищённости, которое неизменно дарил любимый мужчина, совпадало с ощущением скорого счастливого конца - вот-вот подземные путники поднимутся на свежий воздух, доберутся до дома, всё будет хорошо. Но беспокойство за него же, совестливое чувство, давящее грузом вины на психику и плечи - ведь не полезла бы одна бестолочь в неизвестность, они бы уже наелись сейчас этих тефтелей до отвала - не оставляла шанса ни малейшему проблеску покоя.
Только когда тяжёлая дверь бункера закрылась за их спинами с наружной стороны, парень отважился на глубокий вдох. Никогда прежде лесной воздух не казался таким вкусным, почва под ногами - такой родной, шорох листвы и щебетание птиц - таким отрадным. Кеннет понял сбившихся с курса мореплавателей, которые, попадая на твёрдую землю, падали ниц и осыпали поцелуями прибрежный песок. На долю секунды ему захотелось сделать то же самое, но в программе всё ещё оставались вещи поважнее. Вот устроятся на излюбленном крыльце - тогда можно будет предаваться счастью. Глубокому совместному счастью.
Что ни говори, а сообща пережитые потрясения объединяют людей. Когда ты рискуешь всем ради другого человека, когда ты знаешь, что ради тебя готовы рискнуть всем... да, эти мгновения дорого стоят. Да и они заплатили сегодня немалую цену.
Долгожданная свобода воодушевила авантюристов, и оставшуюся дорогу через лес они преодолели бодро и быстро. В конце пути их дожидался домашний уют, тщательная медицинская обработка и сытный ужин. Согретые теплом и обществом друг друга, они постепенно восстановили и эмоциональный фон; кошмар с бункером остался позади, но не забылся.
Кенни унёс суровый, но ценный урок из пережитого ужаса. Он наглядно увидел, насколько его поступки, легкомысленные и необдуманные, влияют на жизнь не только его самого, но и его любимого, самого дорого в его жизни человека. Отношения - это большая ответственность, и не только за своё благополучие, но и за счастье другого человека. Он и раньше это понимал; сегодня же парень увидел жестокое подтверждение своим мыслям. В своё время он бросился за Мортеном в Нью-Йорк, теперь мужчина бросился за ним в заброшенный бункер. Готовность жертвовать, готовность нести ответственность и всегда прийти на помощь - это ли не важная составляющая по-настоящему крепких чувств?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » лицом к лицу с собственными страхами