Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Speed the collapse


Speed the collapse

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

ДАВИД, АГАТА и ААРОН
10.08.2016; квартира Агаты
оружие детям не игрушка

http://funkyimg.com/i/2dTgP.png

0

2

[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Два дня назад мы вернулись из Испании. Время, проведенное там, как и любой отпуск, пролетело незаметно, но при этом насыщенно и активно. Я и не ожидала, принимая предложение Декстера на поездку, что она пройдет так удачно. Лучше, чем я ожидала. Даже родители Кортеса не были назойливы, лишь только первое время. И все-таки двух недель хватило, чтобы я начала скучать по дому. Аарон же уезжать отказывался. Закатил истерику, что ему лучше остаться, что в Сакраменто делать нечего, что там его все бесит. Вот только мелкий еще не знает, что и Малага начнет его вскоре бесить, стоит привыкнуть. Стоит этому городу стать не временным, а постоянным, домом, как тоже начнет раздражать. Тут так же найдутся люди, которые будут смотреть на мальчика, сидящего в инвалидной коляске, с жалостью и сочувствием. Просто пока Рон этих взглядов не чувствовал.
В итоге, конечно, в Испании ребенку остаться не дали. Мне надо было возвращаться к делам, Декстеру к работе и задерживаться в Европе на еще неделю-две не было возможности. А оставлять сына на бабушку с дедушкой я не хотела - боялась, что пожилые люди не совладают с буйным нравом мальчишки.
Мы вернулись домой ранним утром девятого августа. И оба завалились спать до обеда. День вторника я провела в хлопотах по дому, потому как вовсе забыла, что в Америку собирался приехать Давид. Прилетал он сюда по своим соображениям, но мне все-таки приятней было думать, что еще и из-за меня. Мы не виделись больше месяца. В позапрошлый раз, почти два месяца. Расставания сокращались - хорошая тенденция. Но я все же не представляю как свести разлуку к минимуму. Мне не хватит сил летать туда-сюда, из Сакраменто в Тихуану, несколько раз на неделе. Давиду не хватит времени на такие путешествия. Надо что-то менять, решать. Или оставлять на судьбу вопрос о редких встречах и дальнейших отношениях.
Признаться, если бы Алонсо предложил переехать к нему, я бы на 70% согласилась. Не знаю, правда, как решила бы этот вопрос с Торелли. Но, полагаю, что его бы решил сам мексиканец. Чего таить, силы наркокартеля и Торелли не равны. И все же не хочется расставаться с Семьей на плохой ноте. Если я и приму такое решение, то оно будет взвешенным (согласованным не только с сердцем, но и с мозгами) и наименее безболезненным. Для такого поступка нужно подходящее время...
А пока, наступила среда. Давид уже позвонил мне и сообщил, что его самолет приземлился. От аэропорта до L-street на такси ехать минут тридцать. Но про себя я дала мужчине целый час, зная возможности дорог в это время суток, когда весь город спешит на работу.
- Рон, ты там встал? Скоро Давид приедет - крикнула я из зоны кухни, стоя у плиты и пытаясь сотворить кулинарный шедевр. В качестве жертвы на завтрак были выбраны сырники с творогом. Но как только лепешки попадали на сковородку, то тут же разваливались, растекались и липли друг к другу.
- Поганые сырники, вы меня подводите - пробубнила я сковородке. Давид, конечно, знает о моем слабом месте в готовке, и все же хотелось его удивить и порадовать с дороги. В другие дни, в Мексике, готовил он, но чаще мы ходили в какой-нибудь ресторан.
- Я не хочу, чтобы он приезжал. Какого хрена он забыл? - Аарон выехал из своей комнаты все еще в одних трусах. Мальчик явно был недоволен. И я не знала что ответить на это. Сказать "окей, милый, сейчас пошлю своего мужчину в отель, а, заодно, может у тебя будут пожелания насчет дальнейших наших отношений?". Нет, одобрение сына для меня важно. Вот только он всегда с негативом относится первое время к моим приятелям. То же самое было и с Сонни, а теперь не разлей вода. Так что надо просто переждать, притереться.
- А я рада его видеть. И когда мы позавтракаем, то все втроем куда-нибудь сходим. Как насчет аттракционов? - делаю вид, что не слышу раздражения в голосе сына. Мальчик, продолжая бормотать о том, что Давид его задолбал, уезжает к себе в комнату, чтобы одеться.
Минут через сорок раздался звонок в дверь. Я глянула на часы и отметила, что мексиканец приехал позже заявленного, но раньше рассчитанного мной времени.
- Привет - открыв дверь приветствую Давида, обрушиваясь на него с объятиями. - Ты во время: сорока минут мне хватило, чтобы с третьего раза приготовить чудный завтрак.

+1

3

После отъезда Агаты, я смог заняться делами вплотную, не думая, что надо оторваться и кому-то уделить внимание. Конечно, такая женщина, как эта испанка, требовала, хотя нет, скорее занимала, пустоты, те пять-десять минут, что я был свободен. Отказать себе в этом только дурак сможет. Я к таким себя причислить не мог. Был бы, давно мои ноздри дышали землей, давая всякой живности разводиться внутри моего тела. Оставить рядом с собой Агату, забрав ее малого, конечно вариант идеальный. Но увы. Она «принадлежала» другой семье, чтобы в раз взять и порвать все отношения. Даже если ей предложить стать тут ключевой базой, с которого оружие расползалось бы по стране, не выход. Отпустил.
Стоя на границе, ожидая, когда подойдет моя очередь на проверку документов, я курил, вспоминая приятные моменты. Да, она бешеной сукой, но зато какой. О ее личных отношениях я не думал. Когда баба гуляет от мужика, не мои проблемы, что вторгаюсь на «эту территорию». Есть личная симпатия, которая меня порой заводит от одной мысли об Агате, но не более. Обзаводиться семьей, вешать ярмо на шею в виде детей и жены, я не собирался. Предпочитаю не иметь тыла в виде баб и выводка. Иногда о себе подумать не успеваю, а уж о других.
Люблю Америку за ровные дороги, по одной из которых я сейчас буквально летел. Что-то фыркнуло под капотом, и скорость моей малышки стала снижаться. Вот только этого мне сейчас не хватало. Оказалось, лопнули тросики, что пришлось вызвать эвакуатор, а самому добираться до Сакраменто самолетом. В аэропорту было как всегда – кто выше ростом, тому и кислород. Быстро скинул смс испанке, что я уже прилетел, постукивая пальцами по регистрационной в ожидании документов, невольно осматриваю движущийся народ. Как в муравейнике, ей богу.
- Мужчина, вы двигаетесь дальше?
Окидываю женщину взглядом мол «не напирай», делаю шаг вперед. Что за нетерпение? Ты еще не знаешь, какие аэропорты в Мексике. Вот где взвыла. А тут, кондиционеры, улыбки персонала, кафе и прочее. Документы легли в мою руку, и отправляюсь к выходу, подкидывая за плечом рюкзак. В мыслях нет и сотой части о ее сыне. Для меня Есть он и все. Отношения не шибко складывались. Может мальцу достало, что у матери мужиков вагон? Да, больше одного это уже много. Но я претендовал только на женщину. Не умею возиться с детьми, пусть им и лет уже столько, что можно делать всякие совместные вылазки и получить от них достойную компанию. Понимаю, какого я прусь в ее дом. Проще вырвать ее оттуда, но уже менять что-либо поздно.
Такси остановилось возле дома испанки. Накинув таксисту за срочность доставки меня к дому пару баксов сверху, захлопнул дверь, рассматривая здание. Надеюсь свидания с мужем своим она мне не устроит. А то будет весело, хотя не мои проблемы. Дверь открылась едва не сразу.
- Эммм, - Опираясь о косяк рукой, второй подхватываю Агату за талию, провожу ладонью чуть вверх по ее спине, - ну привет, - эмоции это хорошо, но я невольно прислушиваюсь к звукам внутри. Чуть тяну кончики ее волос вниз, чтобы она слегка подняла ко мне свое лицо. Никогда не понимал, что там в ее глазах, но в этих губах я толк знаю. Прикусив слегка ее нижнюю губу, накрываю ротик испанки поцелуем. Мне этого не хватало. – Агата и завтрак, - отрываюсь и усмехаюсь. – Я жив буду после него?
Зная ее, сразу отстраняю от себя. Вломит и спасибо не скажет. Подмигнув, делаю шаг в квартиру, закрывая дверь.
- Но знаешь, пахнет вкусно, - успокаиваю ее комплиментом, на который мог разродить себя. – Не сердись, тебе это не идет.
Вновь притягиваю ее к себе, что-то рычу по-мексикански в ее макушку.
[NIC]David Guerra[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-08-14 11:20:19)

+1

4

[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Встречи после расставания всегда приятны и волнительны. Надо уметь не потерять эту грань между долгожданным свиданием и опостылевшими чувствами. Но пока что мы держались в первой зоне, об этом свидетельствовал поцелуй, на который я нетерпеливо ответила.
– Агата и завтрак. Я жив буду после него?
- Эй! Если бы я хотела тебя убить, то сделала бы это по-другому - отшутилась я. Ну ведь и правда старалась. Мне вся эта чертова готовка дается с трудом. И времени на нее всегда жалко тратить. Так что сегодня меня надо особо хвалить.
- Но знаешь, пахнет вкусно - так то лучше! Я улыбаюсь и замираю в его объятиях.
-Кхм - кашляет позади меня Аарон, обозначая свое присутствие.
Оборачиваюсь.
- О, молодец, что оделся. Проходи к столу - говорю сыну - И ты тоже - обращаюсь уже к Давиду. Только вот чудный завтрак никак не спешит начинаться.
- Я не буду есть - Рон говорит таким тоном, что сразу понятно, что есть он не будет по причине нахождения мексиканца. Я не хочу сейчас скандалить при мужчине. Хотя Давид в курсе, что у меня с ребенком большие проблемы, что мальчик перестал меня слушаться, грубит и ведет себя по-хамски - об этом я рассказывала по телефону, в том числе и про аварию, в которую попал Аарон.
- Хорошо - терпеливо отвечаю на "не хочу, не буду" Рона. - Как проголодаешься, приходи - вот так тактично разбалованный ребенок был лишен совместного завтрака. Я взглянула на мальца и по его глазам поняла, что он ожидал другой реакции от меня. Что-то в духе "пожалуйста, поешь". Но в итоге за столом сидим только мы с Давидом. Аарон укатил в свою комнату.
- Я хотела, чтобы мы втроем куда-нибудь сходили, но что-то как-то... - как-то все проблемно и удовольствия никому точно не доставит. Мне надоело "ломать" ребенка, заставлять его есть каждую ложку. Мои отношения с сыном и правда походили на то, что я пытаюсь накормить ребенка чем-то новым, когда он привык к макаронам и котлете.
- Так что позвоню Декстеру, чтобы забрал его - будет сложнее, если Кортес работает, тогда отдавать сына придется Пауле.
- Пусть он уйдет - незаметно для меня в комнату вернулся Рон. Говорил он ровно, четко, озлобленно.
Я закусила губу глядя на Давида. Прости, но я не знаю что сейчас делать. Не было у меня никогда детей. Не приходилось взаимодействовать с людьми в такой ситуации. Потому что если кто-то обращается со мной по-хамски, то с такими я легко расстаюсь и ухожу. Здесь же уходить было некуда.
Вижу, что Гуэрра тоже ситуацией недоволен. Может им решить все вдвоем? Может если Рон поймет, что Давид никуда не денется, то буде легче находиться всем вместе в одной комнате?
- Я хочу, чтобы ты ушел - обратился испанец к мужчине. И зашебуршал за спиной - Сейчас - добавил мальчик, доставая пистолет и направив его на мексиканца.

+1

5

Я был рад ее видеть. Без каплей крови, умытую (черт, прям комплимент поросенку! Но Агата этого не узнает), без сбитых пальцев. Женщину, а не ту, сквозь пыль образа которую я всегда пытаюсь вытащить. Ее хлебом не корми, дай поработать. Порой, мне казалось, что Агате без адреналина жить не интересно. Как и мне. Но если я могу рисковать собой, то позволю ей это делать над ней самой отворачиваясь. Приказать ей? Могу, но что из этого выйдет? не пробовал, так как претендовать на нее пока не могу. Хотя можно было и считать, что ее бывший перестал для испанки что-то значить. Хотя никогда не задумывался над моральной стороной постели. Хочу, стоит, имею. С Тарантино одно жирное Но есть, ее я уважал. В этом и крылось все, что меня заставляло действовать более осторожно и на пределе.
Улыбаюсь, когда ее слова, с улыбкой и возмущением отвечают на мои. В этом вся она.
- Ну да. Утром я обычно сплю крепче всего, - сжал ее бедро пальцами, потерся носом о ее ухо. Сладко. Так, стоп. Малец дома. Отстранившись от испанки, подмигиваю ей. – Успеем.
Но не могу удержаться от личного фетиша ее запахом. Шумно втягиваю воздух, прикрывая глаза. Это божественно. Но раздавшееся покашливание заставляет меня замереть. У парнишки сложный период не только в жизни, но и гормоны начинают пошаливать. С его то гремучей смесью в крови. Мне лично все равно, что Аарон думает о моих отношениях с его матерью. Еще не дорос до этого, а когда вляпается во что-то похожее, поймет. Посмотрев друг на друга, мальчишка укатил в комнату.
- Не мне тебе говорить как с детьми обращаться, своих не нажил, - скидываю ботинки в коридоре, оглядываюсь как в комнате захлопывается дверь, - разберешься.
От ароматов во мне проснулся зверский аппетит, и согласен проглотить сырое мясо, лишь бы что-то уронить в желудок. Куртка аккуратно легла на спинку стула, а я остановился возле испанки.
- Не лучший вариант, сама понимаешь. Это было бы одно сплошное препирательство между вами, а я бы не выдержал и сказал бы парню пару слов, только не из учебника по воспитанию, - пальцами касаюсь ее волос, чуть цепляюсь, давая Агате не погрузиться в  мысли о ситуации на столько, на сколько это произошло. Веду рукой по ее спине, слегка вдавливая пальцы в позвоночник, оставляя на каждом свое присутствие. Я соскучился. – Как знаешь.
Равнодушно пожимаю плечами. У меня не было настроения играть в любезность с мальчишкой, который так и пышет гневом. Объяснять ему, что можно и по другому, попробовать наладить отношения, ну на первый раз хотя бы и просто поговорить. А вот то, что он ничерта не уважает мать, это меня напрягало. Усмехаюсь, когда слышу предложение исчезнуть из квартиры.
- Решать не тебе, - повернулся, чтобы не быть сволочью до последней капли отсутствующей во мне совести и терпения, - можешь посидеть в комнате, раз тебя так воротит от моего присутствия. – Хотеть, не значит получить. Ты же не младенец.
И долго это будет продолжаться? Но все становилось куда более интереснее, когда в его руках появился пистолет. Я отстранил Агату, понимая что она встанет между нами, а Аарон решительно настроен. Дернется мать, дрогнет он и что?
- Подожди, - рычу на Агату, которая цепляется в мою руку, - проверил, заряжен? А то блеф это не по-мужски. Ты просто подумай о ней, не о себе, как ты это всегда делаешь. Если конечно ума хватит. И прикрываться своим положением тоже не советую. Я не посмотрю, что ты в кресле. За неуважение к матери я тебе голову поставлю наоборот.
Это начинало раздражать хуже несговорчивых партнеров, которые талдучут свое и не хотят слышать реального. Делаю шаг вперед, скользящий, медленный, не отрываясь, смотрю в глаза Аарона.

[NIC]David Guerra[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-09-27 23:10:01)

+1

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Отношения Давида и Аарона меня волновали, не скрою. Я пытаюсь вспомнить как они ладили в первую встречу. Это было, кажется, года три назад, когда я в Мексике попала в переделку. Вроде тогда их отношения можно описать словом "никак". Потому что Рону не надо было ревновать к Гуэрра. А сам Давид не стремился поиметь со мной серьезных отношений. Он хотел просто поиметь меня. Но вот прошли года и мое расположение к мексиканцу изменилось. Наверное, на сближение сыграло то, что я переживала период расставания и была уязвима. Нужен был кто-то, кто подаст руку. Этим человеком оказался Давид. Ниточки взаимной симпатии притянули нас. И вот теперь-то Аарону есть о чем беспокоиться. Он всегда беспокоился, когда у меня появлялся новый друг. Если бы я была психологом, то сказала бы, что это беспокойство ему нанес один из моих бывших мужчин, поступивший со мной плохо. Плюс ко всему, сейчас настроение Рона нестабильно. Он самая настоящая граната, которую не то что кидать опасно, даже нежно держать в руке.
Я оборачиваюсь на голос сына. Его требовательный тон сводит меня с ума. Хочется провести хорошую вразумительную беседу. Только куда она приведет? Мне кажется, что сейчас до ребенка не достучаться. Он оградился от всех советов и здравых мнений адомантовым щитом.
Давид вступил в разговор с Роном, давая понять, что никуда не уйдет. А я все больше чувствую стыд. За то, что не могу повлиять на сына. За то, что не научила его разговаривать со взрослыми. За то, что он считает нормальным хамить всем, кому не лень.
- Я хочу, чтобы ты ушел. Сейчас - в руках Рона появился пистолет. И меня как током поразило. Я дернулась, но Гуэрра остановил меня. Ничего не оставалось как вцепиться ему в руку и молчать.
В голове роилось столько слов! Боги, как такое могло произойти?! Почему мой сын взял пистолет? Где он его нашел? Черт, да это же мой ствол! Проклятье! Не стоило ему ходить на стрельбище. Он знает как стрелять. Он умеет стрелять. Но, надеюсь, у одиннадцатилетнего мальчика не хватит смелости выстрелить в человека. Дерьмо. Да даже факт того, что он целиться в Давида уже сносит крышу. Дети не должны себя так вести. Не должны. У детей должны быть здоровые увлечения, а не "Ходячие", да стрельба по мишеням.
Меня трясет. Не знаю кого проклинать.
Себя. Я во всем виновата. Следом за виной приходит злость.
Это переходит все границы!
- Заткнись! - Рону не понравилось как мужчина разговаривает с ним. Он считает, что сейчас имеет преимущество - еще бы с пушкой в руке - и с ним должны разговаривать подобающе.
- Аарон, убери пистолет. - не знаю что еще добавить к своей фразе.
Давид делает попытку приблизиться. Один шаг навстречу мальчику, находящемуся от него в двух метрах.
- Не подходи! - закричал Рон и, взглянув в глаза, мексиканцу увидел там то, что напугало его. Аарон зажмурился и надавил на курок.
Ты должен знать одну вещь. Никогда не целься в человека, если не собираешься стрелять. Но Рон собирался. И сделал это.
Казалось, что звук выстрела был громче обычного. Я в испуге закрыло голову руками и сжала плечи. Целился ребенок в Давида, но куда попал?
Я замешкалась на пару секунд, окутанная страхом. Это более дикий и липкий ужас, чем когда в тебя стреляет какой-нибудь отморозок. В те моменты ты просто знаешь, что должна выжить и нанести ответный удар. Когда в тебя стреляет отморозок, это обычный случай, стандартная ситуация. Тогда не немеют руки, не сковывают ноги. Ты двигаешься, чтобы выжить.
Когда стреляет собственный сын... Я хотела умереть. Это катастрофа. Этот выстрел убил меня, хоть и не попал.
Пуля вошла в плечо Гуэрра по касательной. И время, которого до этого казалось замедлилось, снова забежало.
Я подбегаю к сыну и вырываю ствол из его рук. Кидаю на диван.
- УЙДИ! - кричу Аарону и, больше не обращая нан его внимание, подскакиваю к мексиканцу.
У меня нет слов, только вздох застывший на губах.

+1

7

Бороться с детьми не в моих правилах, но порой у меня мелькала мысль, что есть желание поставить Агату перед парой условий, одно из которых был ее сын. В моей жизни не так много времени, причем мирного, чтобы зарабатывать репутацию друга Аарона, чтобы тот позволил мне со своего короткого барского плеча быть с его матерью на правах мужа, ну на худой конец просто мужчины рядом. И теперь, когда я смог вырваться, а это не так просто в моей жизни, не сразу как узнал о трагедии с пацаном, но как мог поддерживал свою женщину, натыкаюсь на истерику мелкого.
- Выброси пушку, - пристально смотрю на Аарона, не обращая внимания на крутившуюся рядом его мать, - чтобы выстрелить много смелости не надо. Но как я смотрю дури в тебе просто через край. Пойди пораскрашивай тетенек на компьютере, может пыл пройдет.
Еще маленький шаг и в мои уши влетает го детский крик. Я опешил, как по перепонкам резануло, и тут же раздался выстрел. Я сначала не понял. Нет, выстрел это или что, понимаю осознанно. Но вот куда он прилетел, доходит до меня не сразу. Плечо будто обожгло каленым железом и меня слегка от болевой ударной воны повело назад, что пришлось вцепиться в стол, пальцами скользя по тарелке с этими сырниками, или чего там испанка приготовила.
Не привыкать к этой боли. Мое тело могло о многом рассказать. Каждый шрам и сросшееся отверстие имело свою историю. И вот история с Агатой тоже отпечаталась на мне.
- Не ори, - прошипел, приседая на стол. Пока я не готов отодрать руку от раненого плеча, чтобы дать испанке осмотреть рану. Но, судя по тому, что я стоял ровно перед окном, а звона стекла или отскока от стены чего-то металлического не слышал, определенно пуля застряла во мне. – Соседи и так уже в окна смотрят и слушают по стенам, где это тут в стрелялки играют.
Посмотрев вслед укатывающему на кресле Аарону, только сейчас могу позволить себе сесть. Поднимаю тяжелый взгляд на Агату, которая бледная, как полотно, пытается совладать с собой, просто окровавленной рукой притягиваю ее к себе, чтобы грубо поцеловать, через боль, жжение и ругательства, которые так и лезли из меня сейчас. Я делал ей больно, не отпускал, едва давал дышать, ощущая, как к мокрым пальцам прилипают ее каштановые волосы, но остановить себя не мог. Вырвись сама. Да, пуля сидит, я чувствую, как кончик трется о кость, что хотелось взвыть. Но я не мог позволить себе потерять ее губы. Они как анестезия – быстро  качественно.
И лишь звонок в дверь заставляет обоих замереть. Неужели соседи связали услышанное с квартирой испанки?
- Иди, открывай, пока они копов не вызвали.
Когда же Тарантино скрылась в коридоре,  я быстро расстегнул рубашку, чтобы оголить плечо. Где-то должно у нее быть спиртное. Конечно виски это не спирт, но все же лучше, чем совсем не обработать. Что-то в коридоре происходило, но я прикрыл дверь, начав поиски «живительной» влаги. Початых бутылок не увидел, но на глаза попался пакетик, в котором зачем лежал стерильный скальпель.
- Как давно ты поменяла квалификацию? Зачем он тебе? – показываю хирургический инструмент.

[NIC]David Guerra[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-10-08 18:46:24)

+1

8

[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Сложно сосредоточиться и взять себя в руки. Голову терзают вопросы реально ли происходящее и как такое вообще случилось. Какой винтик в системе дал сбой? Будет ли все как раньше? Сейчас мне видятся не самые радужные перспективы развития отношений, как между мной и Аароном, так и с Давидом. Но эти задачи будут решаться позже. На повестке дня стоит другое.
Я замолчала, когда Гуэрра указал мне на шум, создаваемый мною же. Взглядом исследую мужчину, который на выдохе дал себе расслабиться и опустился на осесть. Пуля осталась внутри. Дерьмово. Из-под здоровой руки, которой мексиканец зажимал рану, проступает на рубашке кровь. Это не смертельное ранение, но шок сильнее, чем когда-либо. Я все стою и не могу заставить себя достать аптечку, выдать обезболивающее, антибиотики. Спасает от такого состояния Давид, притягивая к себе волевым движением руки. Я чувствую запах крови. Тошнотворный и насыщенный запах, он заполняет мои легкие. Поцелуй губ Гуэрра крадет оставшийся глоток свежего воздуха. Я хочу отойти, потому как ощущаю на себе злость мексиканца. Но освободиться на получается. В волосах пальцы мужчины больно и неприятно дергая запутывают пряди. Мою грудь наполняет тяжесть, словно возложили чугунную гирю. Мне надо избавиться от этого неприятного поцелуя. Но что-то внутри говорит, что я должна разделить боль, обжигающую Давида.
Звонок в дверь. Резкий и громкий выдергивает меня из колодца с водой, в котором я только что тонула. Я отдаляюсь, делая шумный вздох ртом. И снова ощущаю неприятный запах.
- Иди, открывай, пока они копов не вызвали.
- Я все улажу - обещаю мужчине и прежде чем скрыться за углом, касаюсь губами его лба. Можно было бы добавить "не уходи никуда", но мужчина это знает и без меня. В таких ситуациях он оказывался куда чаще, и знает как надо действовать. Сейчас следует замять шумиху и развеять сомнения о послышевшемся выстреле.
Проходя мимо зеркала, что висит в коридоре, мельком гляжу на собственное отражение. Побледневшая. На щеке и ухе заметны следы крови. Я быстро отираю их мокрыми пальцами, а волосы отбрасываю назад.
- Доброго дня - незваным гостем оказалась женщина лет 35. Я знала ее, у нее ребенок маленький есть и муж, который толком нигде не работает.
- Я слышала выстрел - произносит озабоченно женщина, сжимая руки в кулаки. Она не настроена враждебно, скорее испугана.
- Выстрел? Ой, нет, это мой сын петарду кинул в туалет - тут даже не пришлось изображать насколько я зла и рассержена на ребенка. - Дерьмо по всей квартире разлилось. Чувствуете запах? Мне надо убрать это все как можно скорее. До свидания - я закрываю дверь и поворачиваю два раза замок.
Спешу вернуться к Давиду. А он уже освоился и открывает полку за полкой.
- Как давно ты поменяла квалификацию? Зачем он тебе? - один из трех одноразовых скальпелей, которые когда-то были куплены мной, чтобы латать раны ныне бывшего мужа.
- Мой бывший муж умел попадать в неприятности - забираю из рук мексиканца инструмент - И я вместе с ним - добавляю, надеясь, что теперь, когда я с Давидом, все будет иначе. В принципе, все и было иначе. С ним мне комфортнее, безопаснее. Ко мне стали уважительнее относиться или просто никто не хочет связываться, опасаясь сил картеля. Как бы там ни было, обидеть меня теперь не очень хотят.
- Может поедем к врачу? У меня есть знакомая, которая не станет этот случай афишировать - я говорила про Джейн. - Просто у меня руки трясутся - нет, я умею оказывать первую помощь, Гуэрра знал об этом. Но от чего-то не чувствую в себе уверенности, если буду зашивать Давида.
- Ты обезболивающее нашел? - залезаю в ящик, который мексиканец еще не осмотрел, и начинаю рыться в поисках мощного средства. - Выпей пару таблеток. - а себе успокоительное.
Надо бы Аарона увезти из квартиры, но ни Декстер, ни подруга Паула вряд ли смогут приехать в течении нескольких минут. И все же, смс с пометкой "срочно" кидаю на телефон Кортеса.

+1

9

Когда часто тебя терзает физическая боль, ты привыкаешь. Находишь что-то вне себя, на что отвлечься, чтобы не разорвало изнутри от того, что ковыряет тебя. Я буквально чувствовал, как сталь упирается в кость, от чего даже мне становилось на мгновения дурно. Но сейчас не тот момент, когда я мог бы рухнуть и крутиться в одиночестве. Не привыкший показывать свою слабость на людях, стараюсь прислушиваться к тому, что происходит в коридоре. Усмехнулся, когда услышал про петарду. Представил себе эту картину маслом – ползущее дерьмо по ковру, заполняющий квартиру удушливый аромат и моя взбешенная испанка, не знающая кого ругать, кого лечить или махать тряпкой, собирая это все удовольствие.
- Неприятности наше все, правда? – смотрю, как Агата суетится по кухне, побалтываю бутылкой виски, которую готов был прикончить. – Ну тогда ты уже должна быть отменным хирургом с таким опытом.
Делаю глоток, прижимая к губам рукав куртки. Внутри будто заскребло от моих движений. Сжимаю зубы, которые едва не крошатся от той боли, что во мне ползет медленным огнем, таким дразнящим и сильным. Не могу понять, как далеко застряла пуля и как сильно долго придется испанке во мне ковыряться.
- К врачу? – удивленно толи сморщился, толи попытался и правда удивиться, переспросил я. – Не станет афишировать? Врач баба что ли? И прям молчит? Странно у вас в Америке все. Особенно женщины, которые соприкасаются со всем этим и держат язык за зубами. – Сжимаю ее пальцы окровавленной рукой оставив на минутку бутылку. – Дай мне минут пять, напьюсь и все сделаешь. Успокойся. Кстати, откуда такое отменное пойло? В глазах уже радуга крутится.
Пытаюсь неумело приободрить Агату, чтобы самому в это поверить и не сдаться раньше времени. Мужик мужиком, а больно бывает как в детстве от содранной коленки. Легкое сравнение конечно, но ведь в пять лет, когда ты летишь по асфальту, тебе также больно, как мне сейчас. И пусть вместо асфальта пуля, но ведь и мне не пять лет. Опустошая парой глотков половину бутылки, стараюсь не дергать плечом, но не выходит, отчего я рычу на всю кухню. Хотя больше похоже на стон. Ну раненый же.
- Вот мое обезболивающее, - показал на бутылку. – Правда мне бы потом где-то упасть поспать, потому что ходить я вряд ли смогу. Ну, если только ползать, - усмехаюсь, хватаю Агату за руку, чтобы остановить и притянуть к себе, - поползаем вместе?
Ну, улыбнись ты! И так тошно, а если и ты будешь ходить с кислой миной на прекрасном личике, то мне совсем станет дерьмово.
- А вообще, для урока, надо чтобы пулю твой сын вытащил. Но я не готов пока к таким экспериментам. Свои ошибки надо уметь искупать, исправлять и осознавать. А Аарон избалован твоим редким вниманием. Хотя, - выпиваю еще виски, облизываю губы, - он, вероятно, привязан к твоему бывшему. И это просто ревность. Обычная детская ревность.
Конечно я не спец по детской психике, но у моей сестры тоже есть сопляки, которые дают своему отцу прикурить, когда тот возвращается без подарков. Ага, пару стволов, обойм или гранат. А какие еще подарки может мой зять привезти из «командировок». Конечно, Марии все обрыдло, что связывает меня и ее мужа с криминалом, она устала жить в ожидании трупов мужа и брата, но такова ее участь, и за нее сделал выбор я. А вот влюблялась в Энрико она сама. Я тут никого не сводил. Правда племянников уберечь постараюсь от всего этого.
- Ну что, я готов, - уже заплетающимся языком проговорил, допивая бутылку. Расстегиваю рубашку, прислушиваюсь к себе. Боль стала далекой и тупой. С повисшей руки удалось стянуть рукава куртки и мокрой от крови рубашки. Мутным взглядом пытаюсь понять что там такое болтается возле раны, но лишь улыбаюсь, как придурок, поманив Агату к себе.
- Удачи, - пытаюсь поцеловать, но куда-то промазываю и откидываюсь на стол.

[NIC]David Guerra[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-10-23 13:37:51)

+1

10

[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Отменным хирургом, как сказал Давид, я не была. Хотя мне приходилось в Сирии оказывать помощь с ампутацией конечности. Но и там я была на подмоге, делала то, что говорил более опытный и знающий человек. Поэтому ожидая что мне предстоит, я волновалась. Это в кино только с такими ранениями можно спокойно жить дальше, подзабив на кровь и пулю. А на деле же, можно и скончаться от потери крови. Чем дальше, тем больше меня охватывал мандраж. Я пыталась с этим бороться и выглядеть храброй, но, судя по всему, получалось не ахти.
Да ладно, тебе! Раньше могла оказать подобную помощь, а сейчас вдруг трусишь? С чего бы? Ответов у меня не было. Может потому от одной мысли, что из-за моей ошибки может погибнуть член картеля, становилось не по себе?
– Не станет афишировать? Врач баба что ли? И прям молчит? Странно у вас в Америке все. Особенно женщины, которые соприкасаются со всем этим и держат язык за зубами.
- Она надежный человек - встала я на защиту Джейн Флетчер, к которой и предлагала поехать мексиканцу - Ой, вы посмотрите кто заговорил про женщин - улыбнувшись, покачала я головой. Мексиканцы так же не брезговали женской помощью и участием. Другое дело, что мало кто из слабого пола сможет совершать те преступления, те страшные и омерзительные вещи, кои творит картель. Тут дело уже в психологической устойчивости. И мне не понятно как Давид еще не сошел с ума от того, что ему приходилось делать. Это действительно жуткие вещи. Благо, о своих "подвигах" мужчина не рассказывает мне.
– Дай мне минут пять, напьюсь и все сделаешь. Успокойся. Кстати, откуда такое отменное пойло? В глазах уже радуга крутится.
- Может все-таки таблетки? От некоторых тоже радуга бывает - шучу в ответ, приободряясь и сжимая теплую ладонь Давида. Я хочу поддержать его и показать, что, раз он доверяет мне свою рану, то я не подведу его.
– Правда мне бы потом где-то упасть поспать, потому что ходить я вряд ли смогу. Ну, если только ползать. Поползаем вместе?
- О, ты очень уверен в себе - подхватываю игру мексиканца и, по велению его руки, подвигаюсь совсем близко. Целую в уголок губ, чтобы не поддаться желанию и не отвлечься. Иначе потом придется расплачиваться за такую слабость высокой ценой.
- А вообще, для урока, надо чтобы пулю твой сын вытащил. Но я не готов пока к таким экспериментам. Свои ошибки надо уметь искупать, исправлять и осознавать. - в данный момент, учитывая мою злость на сына, я тоже готова была преподать сыну урок. Вот только об этом Давид быстро пожалеет. Так что пусть Аарон... а не знаю что. Я не знаю что ему сказать, как сильно накричать или отослать к Декстеру. Мной пока не построен план диалога мать-сын. Я перестала чувствовать Рона.
- А Аарон избалован твоим редким вниманием.
- Такую цену платят дети всех родителей, что связаны с криминалом - и дети Давида, если они у него будут, так же не избегут участи стать избалованными. Потому что заменить внимание ты можешь только качественным подарком. И чем дороже игрушка, тем больше шанса, что ребенок это оценит. В конце концов, лучше после расставания приезжать хоть с чем-то, нежели глупо улыбаться и разводить руками.
- Ну что, я готов - Гуэрра ставит пустую бутылку высокоградусного напитка на стол и начинает снимать рубашку, чтобы допустить меня к ране.
- На всякий случай, какая у тебя группа крови? - улыбнувшись, спрашиваю. И хоть это выглядело как шутка, я предпочла бы, чтобы Давид мне ответил. И пусть эта информация никогда мне не пригодиться.
- Зря ты столько выпил... - потеря крови, оглушающая боль и алкоголь - плохо совместимые вещи.
Мужчина ложиться на кухонный стол, так что мне ничего не остается, как приступать. Не став тянуть, беру скальпель, бинт, смоченный в хлорогигсидине, и на выдохе запускаю инструмент в кровавое отверстие.
Кровь хлынула с новой силой, я пыталась убирать ее бинтом, чтобы разглядеть где пуля, но все шло не так хорошо, как того хотели я и Давид.
Забавно получается: в тебя стреляет какой-то мелкий прыщ не за что, и ты должен страдать от невыносимой боли, вместо того, чтобы жевать сырники или кувыркаться в кровати.
Первую минуту "операции" мне действительно было тревожно. Но чем дальше, тем с меньшей аккуратностью я действовала, потому что время уходило, как и первая отрицательная, и надо было уже достать эту чертову пулю.
- Вот она! - будто вытащив счастливый билет, сообщаю я себе и кладу смятый свинец на стол. Теперь зашить.
Стежок за стежком. Я сбилась со счету сколько раз иголка в форме дуги прошла через кожу плеча мексиканца. Наконец, эта часть операции осталась позади.
Сколько крови... Мои руки в буквальном смысле были по локоть испачканы. Рубашка и шорты тоже все в крови. Даже на бедре каким-то образом остался красный отпечаток руки. Я молчу про Давида... Под ним образовалась багровая лужа, едва не начавшая капать на пол.
Меня начинало тошнить от запаха крови. Держу под рукой нашатырь, но не для мужчины, а для себя. Если еще и врач отключится, то дела совсем плохи.
Прежде чем начать накладывать бинт обрабатываю рану и свои руки чертовым хлорогигсидином. Кажется, что запах лекарства не выветрится никогда из квартиры.
- Вот так. Все готово - плотно завязав повязку, помогаю Гуэрра сесть.
- Швы получились изумительно! Так даже моя бабушка не вышила бы - все позади, теперь можно и посмеяться. Хотя Давиду еще не до смеха. Он весь горел. Я обтираю его мокрым полотенцем, чтобы смыть кровь и как-то облегчить страдания.
- Теперь тебе надо поспать - добраться до спальни бы - Ты надолго приехал? Может задержишься? - я даже готова пообещать, что оставшиеся дни пройдут гладко. Пожалуй, налаживание контакта с Аароном, придется отложить. Сначала отношения надо наладить мне с ним...

+1

11

- Вот поэтому у меня и нет детей, - смазано вытягиваю слова, будто жвачку нашел на солнце и пытаюсь ее отодрать, а она все тянется и тянется. – Пушки есть, пули есть, а детей нету.
Шарю рукой по воздуху в поисках бедра Агаты, чтобы ухватиться, а то алкоголь алкоголем, а вот она тоже как приятное «не болит» мне подходит. Допиваю остатки, пытаясь выцедить до капли все, проводу языком по горлышку, разочарованно отставляю бутылку в сторону, едва не роняя ту на пол.
- Группа крови… Я идеальный донор для всех, - бормочу, пытаясь собрать в кучу мысли, которые расползались на глазах в стороны. Прикрываю веки, мыча в сомкнутые губы. Даже такие простые слова так даются тяжело, а в голове начался высший пилотаж. – Первая отрицательная. Ты не труси.
Слабо сейчас себе представляю состояние Агаты, когда она склонилась надо мной. Конечно, от сильной боли я мог и двинуть ее, но от такой убойной дозы, я вряд ли что-то буду чувствовать. Так, слегка, где-то в стороне. Вероятно, представлял собой я еще то зрелище. Пытаюсь разглядеть лицо испанки, то свожу глаза к носу, то фыркаю, когда перед глазами штук десять Агат. Плечо будто продели вертелом, что я протяжно прорычал, стараясь не впасть в состояние неадеквата и не покалечить моего доктора. Что-то теплое потекло под шею, и стало приятно внутри, слабость затопила меня полностью, а сознание поплыло куда-то, что мне казалось я парил над столом. Меня качало, нежно так, не давая ни уйти от реальности, погружаясь полностью в прострацию, ни остаться с Агатой и понимать, что она там ковыряет, ощущать все краски лечебного садизма.
- Круто, - я попытался ей отсалютовать, когда услышал, как испанка победно вскрикнула, вытаскивая застрявшую во мне пулю. – Зашивай ее обратно.
Пытался пошутить, но выходило вяловато и с сарказмом. Да, я еще был на что-то способен после бутылки отменного виски. По руке что-то тоже потекло, когда она соскользнула куда-то вниз, едва не потянув меня за собой, и я ухватился за задницу Агаты, тем самым, придавливая женщину к столу.
- Это что тут у нас? – сжимаю ее ягодицу не раз, оставляя кровавые пятна на одежде, но меня вновь отключает. А жаль. Такой сладостный момент.
В нос ударил отвратительный запах, что я чертыхнулся, ругаясь на всю кухню. Куда она меня тащит? Сесть? Нет, я не могу, мне бы лечь и поспать. Но она с силой подтягивает мое тело вертикально, усаживая на столе. Меня немного ведет в сторону, а потом на нее. Сама напросилась, вот пусть побудет для меня столбиком, таким симпатичным.
- Да ты умеешь шить, - тяну губы к женщине, едва не опрокидывая ту на пол, и сам не лечу туда же. – Да ты у меня молодец, идеальная женщина.
Тело потрясывало, но я не ощущал этого. Испанке было виднее, отчего мое лицо коснулась прохладная тряпка. Хорошо. Я окончательно стал отрубаться, и слушаясь ее рук, слез со стола, а точнее стек с него. Попытка отвести меня в спальню, на заплетающихся в косичку ногах, почти провалилась, если бы я не уперся в стену головой, пытаясь оставить себя стоять вертикально.
- Поползли, - почти повисаю на Агате, но не отлипаю от стены. – тыжвбуо… тьфу. Ты же не выкинешь меня на улицу.
Больше ничего не смог сказать. Как я в итоге оказался на кровати, не помню. Но утро меня ждало еще то.
[NIC]David Guerra[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2f6c2.png[/AVA]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-10-23 13:38:57)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Speed the collapse