Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » why don't you get a job?


why don't you get a job?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/2f83s.gif

______________
Tony & Kirsten
- - - - - - - - - - -
Wednesday, 3d August 2016
Sacramento, USA
Tony's studio
- - - - - - - - - - -

Тони - уже не такой начинающий дизайнер, каким была всего полгода назад. Теперь, ее маленькое предприятие и хобби пошло в гору. Тем более, когда рядом находится постоянный котлован идей в виду Каролины. Вот только это не значит, что женщине не нужен какой-то персональный помощник. Все-таки, она все еще мать и не собирается отказываться уделять внимание детям. Именно поэтому Тони ищет себе ассистента и помощника, который будет ответственным и организованным.
Но, будет ли так легко найти кого-то подходящего?
Вот и первый доброволец...
______________

+1

2

внешний вид


Well I don't know what I'm looking for
But I know that I just wanna look some more

Деньги подошли к концу. Утром Кирстен переоделась в последний комплект чистой одежды, помыла голову в раковине общественного туалета и попыталась подкрасить волосы, но сердитая смотрительница выгнала ее вместе с баллончиком краски и приказала заниматься подобным бесовством где-нибудь дома.
Дома у нее снова не было: позавчера она ночевала у одной из прикольных местных студенток, но та отправилась путешествовать на несколько ближайших недель. Прошлой ночью Кирстен не ложилась: бродила по городу, рассматривая лица прохожих, потом сделала остановку в одной из местных кафешек, где стащила несколько кусков хлеба и полную солонку.
Она не жаловалась: жизнь оставалась увлекательной и безумной, и она чувствовала себя Патти Смит, а это было приятное чувство, но в Сакраменто она планировала задержаться, ведь, в конце концов, здесь именно где-то здесь жила прекрасная божественная девушка по имени Миша, которая еще не подозревала, о том, что ее судьба уже где-то рядом. А значит – стоило обзавестись жильем, а за жилье надо платить.
На многочисленных сайтах, предлагающих работу, (смешно было иметь смартфон, но не иметь места для жилья) она находила бесконечные объявления с разными требованиями и предложениями. Кирстен ходила на интервью и собеседования: однодневные работы приходили легко, обычно работодатели были уже достаточно отчаявшимися и соглашались доверить что-то девице без опыта работы с ярко-зелеными волосами и смешным акцентом, но Кирстен искала хоть какой-то стабильности.

Очередное объявление, попавшееся на глаза, предлагало вакансию ассистента у  некой Пейтон Данцигер, дизайнера детской одежды. Кирстен понятия не имела, что может делать ассистент у дизайнера одежды и что вообще делают дизайнеры одежды? В голову приходили ленивые просмотры «Проекта Подиум» по выходным. Нужно ли ей будет ездить за цветными тканями и чем-то таким? Она ничего почти не понимает в тканях, кроме того, что они прикольные. Наверняка, на вакансию в очередь будут выстраиваться студенты дизайнеры с шикарными портфолио и бесконечно длинными резюме. Но попытка не пытка, в конце концов.

Студию удалось найти не сразу: она еще не настолько хорошо ориентировалась в городе, а карты она использовать почти не умела.
Наконец, Кирстен с легким опозданием оказалась у искомого здания. Дальше возникла небольшая заминка: нужно было куда-то деть скейтборд. Оставить его на улице вариантом не было: потерять хоть часть своего немногочисленного имущества? Ну, нетушки.
Потому Кирстен прошествовала в дом со скейтбордом наперевес. Она позвонила в нужную дверь и ей открыла высокая смуглая женщина, внешностью больше напоминающая модель или актрису, с выразительным красивым лицом.
- Я по объявлению, - брякнула Кирстен, протянула руку для рукопожатия и немедленно уронила скейтборд. – Ой. Вы… эм. Мисс Данцигер?
Она нагнулась за ним и ударилась плечом о косяк двери. Возможно, дело в том, что она не ожидала, что эта дизайнер будет сама выглядеть будто только что сошла со страниц модного журнала, может дело в чем-то еще, но Кирстен вдруг почувствовала себя глупо, неловко и как-то нелепо со своим скейтбордом и дурацкими цветными волосами.
- Я Кирстен Доу, - представилась она еще раз, распрямившись. – По объявлению. Типа – ассистентом. То есть просто ассистентом. Я готовлю отличный кофе, - с легким отчаянием добавила она, пытаясь исправить первое впечатление. – Серьезно, лучший кофе на свете.

+1

3

Наверное, хороший делец станет строить предположения о том, как более благоприятно развить свое предприятие. Он просчитает все возможные потайные ходы, чтобы завоевать свою аудиторию, а после начнет пожинать плоды своих трудов. И, надо сказать, при всем при этом, он будет готов к своему успеху. Уж получше самой Пейтон, которой даже не представлялось возможным натолкнуться на такой бум, а иначе о происходящем было и не сказать, что произошел после того, как мир увидели несколько фотографий из фотосъемки, проведенной в конце июля. Тогда, по правде говоря, когда женщина устраивала всю фотосъемку, то по большей мере заботилась о том, чтобы дети провели весело свое время и насладились процессом. И, действительно, непринужденные фото получились не только красочными, но и очень радушными и красивыми. За них сразу же цеплялся взгляд, а на лице начинала блестеть улыбка, вспоминая, какую пакость устроили непоседы, решив спрятаться от взрослых, которым и пришлось разыскивать детишек по всему парку.
Но, в какой-то степени темнокожая женщина прекрасно понимала, что успех принадлежал им не столь из-за необыкновенности нарядов или грандиозности съемок, как из-за заметки нескольких влиятельных изданий в Калифорнии о том, что в ней приняла участие маленькая обаятельная дочь госпожи губернатора, которую быстро узнали на веселых фотографиях знающие люди. Так что, когда какой-никакой успех свалился на голову Тони, она едва не запаниковала. И не из-за того, что не ожидала. Нет, конечно, она не ожидала столь скорого успеха, или какого-никакого признания. Она была, пожалуй, слишком ответственной и не желала сплоховать в столь ответственный момент, когда перед ней открылась так неожиданно дверь в новый профессиональный мир, где несколько магазинов в ЛА и Фриско уже желали представлять ее бренд.
Бренд?! Да уж! Женщина и не знала, что такое сможет сказать о своих изделиях еще полгода назад, когда принимала дома своих клиенток, жаждущих порадовать детишек обновками, сделанных с заботой и любовью. И, наверное, если бы не помощь и поддержка сестры мужа, что так вовремя оказалась рядом в подходящий момент, Тони определенно бы растерялась и не знала, что же ей делать дальше.
- Зачем так беспокоиться, Тони? – сказала Каролина ей буквально в понедельник вечером. – Для начала у тебя уже есть творческая студия – это уже хорошо, - пожала плечами немка, улыбнувшись, опережая слова своей невестки. – Да-да, она еще не совсем благоустроена, но это хороший старт; теперь тебе нужно позаботиться о тех людях, которые будут работать на тебя. Все-таки, согласись, ты не вьючное животное и не можешь тащить на себе весь груз одна, - припомнив то, как когда-то давным-давно Дитрих говорил о себе в подобном ключе, когда его отправляли в магазин за покупками, обе женщины рассмеялись. – Тебе нужен, кроме еще около десятка профессиональных рук мастериц швей, какой-то помощник-ассистент. И я уже поместила вакансию на нескольких сайтах поиска работы, а завтра повешу объявление на нескольких точках, как в старинку, - добавила Линн, прежде чем в их разговор вторгся Ноа, отвлекая мать на известие о том, что в конце недели на нее ожидают родительские собрания в школе. И это было, определенно важной вещью, которую женщина не могла выпустить из своего внимания.
Так и прошел вторник за обустройством студии и планированием выпуска новой продукции, которой пока еще было не достаточно для того, чтобы отправлять в другие города. Тем более, у женщины была уже парочка работ для постоянных клиентов в Сакраменто, которые терпеливо ждали первой примерки уже в конце этой недели. Ну, а следом за вторником заглянул в окошко и новый день, что обещал быть тоже полным на различные события. И, по правде говоря, Тони явно не ожидала того, что колокольчик, просигналивший о приходе кого-то, сообщит о первом претенденте на должность ее ассистента и помощника. Так что, пойдя на встречу девушке-подростку с ярко выкрашенными волосами, женщина позволила себе улыбнуться, намереваясь узнать, что же привело ее к ней в студию, что пока еще толком не была похожей на то уютное и творческое местечко, где она собиралась именно творить и принимать клиентов. Ремонт был, конечно же, завершен, но некоторой мебели здесь явно не хватало. Все-таки хотелось придать ей больше домашнего уюта, тогда как сейчас в ней царил такой себе небольшой творческий хаос.
- Здравствуйте, - поприветствовала пеструю гостью Тони, прежде чем она объяснила причину своего визита и протянула руку для рукопожатия. И хотя у темнокожей леди не было среди привычек пожимать руки, она все-таки сделала это, решив, не отказывать юной мисс в таком приветственном жесте. Вот только грохот от падения скейтборда заставил женщину несколько поморщиться из-за своей неожиданной громкости, что сделало приветствие не таким радушным. – Да, это я, - ответила дизайнер, явно не ожидая того, что первый претендент на должность придет в таком виде. Но, чего в жизни не бывает? К тому же, судить людей по внешнему виду у нее никогда не было среди привычек. – Но, можно все-таки обращаться ко мне просто Тони, - добавила она вскоре, предложив кивком головы последовать за ней, а тем временем размышляла о том, что же все-таки должна была узнать у девушки.
Вообще, откуда знать, кто может ей подойти? Как определить, сработаются ли они?!
- Приятно познакомиться, мисс Доу. Кирстен – очень красивое имя, - оценила Тони, позволив себе улыбнуться чуть шире, но вскоре заменила улыбку тихим вздохом. – Знаете, я могу сама себе заварить кофе… - тихо сообщила Пейтон, надеясь, что она не выглядит, как какая-то зазнавшаяся женщина, купающаяся в славе собственного имени. - В обязанности моего ассистента будут входить несколько другие обязанности. Например, придется поддерживать контакт с клиентами – общаться с ними, запоминать их предпочтения и вкусы; поддерживать контакт с теми магазинчиками, в которых будут продаваться мои изделия – как бы не странно это выглядело, но я совсем еще новичок в мире моды, пусть и детской. Ты, наверное, тоже? – обратилась она к Кирстен, все-таки на удивление быстро решившись перейти невидимую черту и позволив себе обращаться к ней на «ты». Хорошо это или плохо? Хм, как знать?
- Расскажи, где ты работала уже? – спросила женщина, понимая, как девочке, должно быть не просто будет ответить на предыдущий ее вопрос.

Студия примерно выглядит так; внешний вид

Отредактировано Tony Danziger (2016-08-09 12:24:42)

+2

4

Миссис Данцигер – Тони – ей понравилось, и от этого стыд от такого нелепого вступления стал только сильнее. Элегантная и вежливая с приятными интонациями и открытым лицом, она не была похожа на типичного представителя художественного мира (хотя может это только в Мемфисе все кажутся такими странными). Кирстен привыкла, что художники, любые люди, связанные с искусством, не от мира сего и плотно погружены в свой собственный внутренний мир, настолько, что их мало занимают такие мелочи как вежливость и приятное обращение.
Они прошли внутрь студии, где все было заставлено какими-то баночками и предметами и очень приятно пахло. Кирстен понравилось, что она не была «вылизана» и вычищена, а напротив обладала легким налетом изящного творческого беспорядка: владелица наверняка отлично ориентировалась в ней и максимально подстроила ее под свои нужды, а не под какой-то вынуждено идеальный внешний вид.
- В обязанности моего ассистента будут входить несколько другие обязанности. Например, придется поддерживать контакт с клиентами – общаться с ними, запоминать их предпочтения и вкусы; поддерживать контакт с теми магазинчиками, в которых будут продаваться мои изделия – как бы не странно это выглядело, но я совсем еще новичок в мире моды, пусть и детской. Ты, наверное, тоже? – мягко говорила миссис Данцигер, улыбаясь своей спокойной располагающей улыбкой. Этот тон и простое «ты» и то, как легко она признала, что она еще новичок, все это безумно располагало к ней, и Кирстен почувствовала детское желание остаться здесь навсегда.
- Да, в некотором роде, - согласилась она аккуратно, неосознанно запуская руку в волосы и рассеянно теребя зеленую прядь. – В смысле, я много экспериментирую со своим…эм. Внешним видом. Ну – типа – волосами. И мне нравится, ну… Продумывать, понимаете? Но я никогда не пыталась… - тут она смутилась и запуталась в словах. Ей хотелось что-то пояснить, но она решила что сама не понимает с какого конца подступиться: пояснить, что ей и правда нравится раздумывать и представлять новые цвета и сочетания, и как она подбирает краски и смешивает их, и как даже сейчас, имея в распоряжении, обычно, женский туалет или ванну, в одном из мест, где она временно ночует, она все равно представляет разные цветные сочетания и делает себе волосы цвета радуги или волны или еще какие-нибудь. Ей нравится мода, но думала ли она когда-то ей заниматься? Но сейчас ей отчаянно нравится эта женщина с ее почти материнской нежной речью, и ей безумно хочется ей понравиться, вот только она совсем не знает как.
- Расскажи, где ты работала уже? – вопрос немедленно вызывает множество разнообразных воспоминаний: конюшни, например, она сразу думает про лошадей, и по коже пробегаются мурашки. Она работала официанткой уже бесчисленное количество раз, и воспоминания о том, как она роняет высокий бокал с кир роялем на белую шелковую блузу дамы за столиком, будут, наверное, преследовать ее до конца жизни. Она в течении недели тщательно убирала квартиру уже стареющей проститутки, прежде чем обнаружила, что той тоже нечем платить. Она сидела с детьми, и чуть не потеряла одного из них: милого белокурого ангелочка с душой не иначе как самого Люцифера.
- Я была баристой в кофейне, - начала она неуверенно, но это воспоминание приятное – там она встретила Мишу, благодаря этой бессмысленной работе. – Старбаксе. Одно время была няней. Официанткой. Я пару раз помогала организовывать художественные выставки в… ммм… Мемфисе, в Теннесси. – она сразу пожалела, что заговорила об этом. Она и правда помогала маме: вешала картины, вместе со служителями галереи, и разглядывала владелицу этой самой галереи, с которой мама тогда ходила на пылкие свидания, которые обычно шумно заканчивались в их квартире. – Вот. Но, в основном, я просто сама интересуюсь модой. Читаю журналы, вы знаете. Смотрю телик. Про моду, в смысле, не просто так. Экспериментирую, - слово уже приелось и стало казаться каким-то вымученным.

+1

5

Так уж в мире повелось, что бытует мнение, будто бы ассистенты и помощники только то и делают, что носят за своими боссами кофе. Да, пожалуй, именно так оно и есть где-нибудь в Лос-Анджелесе, когда какая-нибудь яркая звезда Голливуда не способна обслужить себя сама и начинает гонять бедного помощника туда, куда ее нежные ножки не могут дойти сами. К примеру, в ту самую кофейню, где делают чудесный и ее любимый кофе. Мысль о том, что сама Тони могла поступать точно также не понравилась темнокожей женщине, что еще не так давно сама работала официанткой в кофейне, как и варила этот самый кофе. И она была уверенна, что за год с хвостиком она не забыла, как это делается, но говорить об этом не стала, решив, не торопиться с подобными высказываниями, позволив девушке, пришедшей к ней на собеседование первой высказаться. А устроить это, пожалуй, было возможно, только позволив ей говорить в спокойной и не принужденной обстановке. Все-таки девушка с пестрыми волосами явно волновалась и беспокоилась, сбиваясь с мысли.
Женщина сделала жест рукой, предлагая Кирстен присесть за стол, на краю которого с одной стороны расположилось несколько рулонов тканей, которые дизайнер планировала покроить уже сегодня. Собственно, Тони аккурат их оставила там перед прибытием первой претендентки на должность ее ассистентки и помощницы. Она бросила на ткани взгляд своих больших карих глаз, прежде чем сама отодвинула для себя стул, надеясь, что ее юная собеседница и претендентка на роль помощницы последует ее примеру. Устроилась Пейтон во главе стола, тогда как Доу оставалось присесть на стул по правую руку от нее (многозначно, правда?).
Позволив Кирстен говорить, Тони постаралась сделать свои выводы о девушке, которая пришла к ней проситься на работу, а иначе она пока и не могла сказать об этом собеседовании в виду того, что пока еще она не протянула ей своевременно заготовленного резюме, в котором указывалась бы вся профессиональная деятельность юной мисс. Так делают все, даже Хоуп, ее племянница, желая устроиться на работу этим летом, прибавляла себе в резюме плюсов теми занятиями, которыми обычно и не интересовалась, хотя бы потому, что все свое свободное время она посвящала давнему увлечению – танцами. Ну и временами она, конечно же, помогала подстраховать свою добрую тетушку, присматривая за детьми. Собственно, сейчас на плечи юной няньки и упала такая тяжесть, вроде присмотра за своими мелкими кузенами, к которым совсем скоро Тони тоже придется сбежать из студии.
Но, вернемся к собеседованию?
Кирстен так и не протянула Пейтон резюме. Она вообще мало походила на такую девушку, которая следит за модой. Она скорее создавала свою собственную моду, идя против каких-то массовых течений; бросая вызов тому обществу, в котором вращалась. И, пожалуй, в отличие от многих своих сверстниц, Тони не видела ничего плохого в таком выражении своего «я». Все-таки каждый, как говорится, бесится по-своему. Кто-то делает завивку, набивает татуировки или красит волосы. Другое дело уже, какие цвета избирает он или она для своих причесок.
- Тебе идет этот цвет, - похвалила Тони, улыбнувшись девчонке, прежде чем та рассказала чуть больше о себе.
Оказывается, у них было что-то общее? Странно, как можно посмотреть на совершенно молодого человека через призму прожитых лет. Когда-то давно и сама Пейтон была молода и отчаянно искала работу, потому что даже заправить старый Бьюик, доставшийся ей в наследство от отца, было нечем заправить. И кем она только не работала? Официанткой в кафе, потом в салоне красоты считалась неплохим стилистом, а потом снова была официанткой и баристой…
Наверное, да нет, определенно точно, если бы не поддержка мужа, что сумел выбиться, как говорят часто, «в люди», как мог, она сама и дальше продолжала бы работать тем, что нисколько не делало мир краше.
- Значит, ты из Теннесси? – удивилась Тони, слегка приподняв тонкие брови вверх. – Далеко ты уехала от дома… Не скучаешь? - добавила она, но без осуждения. Она сама была не из Сакраменто. Кажется, этот город и делился на тех несколько процентов, родившихся в столице штата, а также на другую часть, состоявшую из приезжих, но осевших здесь жителей.
- Сколько тебе лет, Кирстен? – внезапно спросила Пейтон, слегка нахмурившись, внимательно глядя на девушку. – Ты ведь совсем недавно окончила школу? – предположила она практически сразу же, подметив, как молодо выглядит ее претендентка на должность. – А поступать в колледж не хотела? – добавила она сразу же, нисколько не желая обидеть юную мисс, скорее желая сформировать окончательно закрепившийся за Доу образ.

+2

6

Они обе присели: миссис Данцигер во главе стола, а Кирстен – по правую руку от нее. Стало немного комфортнее, она даже украдкой выдохнула. Несмотря на прошедшие бесконечные собеседования, большинство из которых оборачивались обычно невероятным и ужасным кошмаром, она продолжала паниковать в самом начале, особенно, если ей нравился потенциальный начальник.
Миссис Данцигер не была устрашающей, не пыталась внушить ужас, она была милой и дружелюбной и внимательно слушала Кирстен, будто она была личным психотерапевтом или типа того, а не потенциальной начальницей.
В ней было что-то невероятно располагающее, материнское, дружелюбное и открытое. Тем более она сделала комплимент волосам Кирстен: основной ее гордости. Она не могла сдержать широкой улыбки. Она уже готова была продать душу дьяволу (или там почку или часть печени кому-нибудь), чтобы эта прекрасная дружелюбная и грациозная женщина взяла ее на работу.
- Значит, ты из Теннесси? Далеко ты уехала от дома… Не скучаешь? – и снова мягкие и дружелюбные интонации.
- Да нет, - пожала плечами Кирстен, потому что скучать было и не по кому. То есть у нее, конечно, были друзья, да и мама с отцом, которых она, кажется, никогда не видела вместе в одном помещении, но старая жизнь была блеклой и бессмысленной, по сравнению с безумной энергией Сакраменто, где Кирстен все еще пыталась прижиться. – А вы отсюда? – вообще, наверное, она должна бы была просто сидеть и отвечать на вопросы, но обстановка слишком уж располагала к беседе.
Нервозность понемногу отпускала ее, позволяя ей входить в свое типичное состояние: она чуть-чуть расправила спину, откинулась назад, чувствуя как ей становиться легче и легче дышать. Все будет хорошо, уверила она себя. Все будет просто отлично.
-Сколько тебе лет, Кирстен? – внезапно задала ей очень нехороший вопрос миссис Данцигер. Кирстен до сих пор путалась с верным ответом. Ее фальшивое ID, светившее изящную и краткую фамилию «Доу», прямо рядом с ее именем, утверждало, что ей 21, но она так и не привыкла моментально выдавать это число.  – Ты ведь совсем недавно окончила школу?
- Двадцать один, мне двадцать один, - хмыкнула она, - так что, пара лет уже прошла.
– А поступать в колледж не хотела?
- Хотела одно время, - честно призналась она, они с Эшли и правда собирались поступить в колледж и даже откладывали какие-то деньги, пока Кирстен не встретила Мишу, и не решила, что все бессмысленно (Калифорнийский университет ей был не по карману, она это хорошо понимала). – Но сейчас у меня просто нет денег на это. Я и хочу подзаработать, а потом в какой-то момент заняться своим обучением. – она сама удивилась, услышав свои слова, и прислушавшись поняла, что, наверное, это правда. Поработать пару лет, найти место, где пожить, все такое. Может влезть в пару долгов для оплаты обучения. К тому времени, когда она поступит в колледж, они уже будут вместе с Мишей… Она почувствовала как на губах появляется мечтательная улыбка.
- Но сейчас мне действительно очень хочется работать, понять, что я реально хочу этим заниматься, понимаете? – в порыве странной искренности произнесла Кирстен, выпрямляясь на стуле. – А где вы учились?

+1

7

Теннесси располагался аж на юго-востоке Штатов, где Пейтон ранее никогда не бывала. Висконсин, пожалуй, считать не стоит, ведь они с Дитрихом и детьми провели там не так уж и много времени, но так и не получив возможности отдохнуть от работы и расслабиться по полной программе, как она себе это изначально представляла. Оказалось, что даже на том краю родины, приютившей столь разномастных и разношерстных людей, можно встретить тех людей, которым лучше было оставаться в том временном отрезке, которое принято называть прошлым. Однако сейчас темнокожая женщина думает о другом: она представляет себе, какого это совсем еще юной девочке, что наверняка недавно только окончила школу, было оказаться так далеко от дома. И ведь сбежала она достаточно далеко. Ей пришлось пересечь границы, как минимум пятерых штатов, чтобы оказаться на Западном побережье, куда стремится, пожалуй, каждый в поисках лучшей жизни. Вот только, настолько уж и лучшей? Все-таки жизнь одинаково бьет, что тут под жарким калифорнийским солнцем, что и где-то на восточном побережье, где океан прохладнее и ветры из Европы дуют не ласковым бризом.
Услышав встречный вопрос, Тони не медлит со своим ответом.
- Из Калифорнии? Да, – трактует вопрос девушки по-своему, - но не из Сакраменто. Сан-Хосе – мой родной город, - добавляет она, скрепив слова мягкой улыбкой. Все-таки порой ей не хватало родного города, поэтому она полагала, что и юная уроженка штата Теннесси тоже соскучится по дому, пусть только пройдет время. Ведь даже если бежишь из родных краев, все равно там остается что-то хорошее, чего не отыщешь нигде больше. Другого варианта, пожалуй, Данцигер и не рассматривала, хотя и могла ошибаться, как и все.
То, как быстро Кирстен назвала свой возраст, к тому же еще повторив его дважды, заставило Тони засомневаться в том, говорит ли девчонка ей правду. Все-таки она видела, насколько молодо выглядела она, хотя и понимала, что закравшееся подозрение может оказаться ложным. Может быть, именно этот цвет волос и неформальная одежда делали девушку более юной на вид? В любом случае, с выводами внимательная женщина не торопилась, решив выслушать свою собеседницу, чтобы составить свое мнение о ней. Но, в любом случае оставалась неизменной, какая-то внутренняя симпатия, испытываемая темнокожей женщиной к пришедшей на собеседование девушке.
Тони было очень легко и просто понять Кирстен, когда она начала говорить о нехватке средств на обучение в колледж. Все-таки не она одна столкнулась с этой проблемой. Пусть даже сама Пейтон никогда не строила каких-либо иллюзий на свой счет, она прекрасно помнила, как старшая сестра год за годом откладывала заработанные в кафе, где они вместе работали официантками после школы, чтобы потом пойти учиться и добыть высшее образование и вырваться из замкнутого круга однажды. Только жизнь распорядилась иначе. В итоге Лидии так и не пришлось поступить в колледж. Собрав к двадцати пяти годам сумму, с которой можно было уверенно устраивать себе переезд в столицу штата или даже Сан-Франциско, она начала медлить, задумавшись о том, что может быть и не стоит поступать. Ну, а потом она родила детей, когда уже перебралась окончательно в Сакраменто.
Получается, что отложенное на потом порой может и не дойти к нам в руки?
Так или иначе, но на этот счет иногда стоит задуматься, ведь судьба тоже не глупая дама. Она вручает нам порой именно то, что нам нужно, но не то, чего мы хотим.
- Я? – удивилась вопросу Тони. Пожалуй, давненько она не слышала подобного вопроса. – Я не училась в колледже. Моя семья не могла позволить себе такие траты, - просто и незатейливо ответила она девушке, сидевшей по правую от нее руку. – Да и я, честно говоря, никогда о таком не мечтала, - добавила женщина вскоре, на этот раз не скрашивая свое смуглое лицо улыбкой. Понемногу они подобрались к тому вопросу, который следовало обсудить в первую очередь.
- Как ты думаешь, чем именно ты могла бы заниматься в дальнейшем по жизни? Я не имею в виду сейчас только вакансию, на которую ищу сотрудника, а вообще … по жизни, - пожимает плечами Тони, надеясь, что девушка ее поняла.

+2

8

Не то, что у Кирстен были до того, какие-то сомнения, но теперь она окончательно убедилась - миссис Данцигер ей очень и очень нравилась. Даже тот факт, что она была из другого города, как и сама Кирстен (ну и что, что один штат - важно именно, что улицы вокруг не знакомы ей с самого раннего детства, и что, наверное, когда она начинала, она была столь же одинока как и Кирстен месяц назад и до сих пор), даже столь малая деталь подчеркивала уникальность этой женщины и усиливала расположение к ней. Она на секунду задумалась: сталкивалась ли она с особыми сложностями из-за цвета своей кожи?
Калифорния поразила Кирстен тем, как мало здесь было афро-американцев в сравнении с Теннесси, и как много испаноговорящих: несколько людей, которые давали ей приют за это время, говорили только на испанском и изъяснялись, в основном, жестами. Калифорния была другим миром, с другим акцентом, другими людьми и совсем иной, бурлящей жизнью.
Начинала ли миссис Данцигер как сама Кирстен? Хотя - с чего она вообще это взяла? Та казалась гораздо более умной и рациональной, вряд ли она бросила бы всю свою комфортную жизнь ради призрачной надежды и веры в судьбу и любовь. Впрочем, восхищения это не умаляло.
"Она добилась всего сама, - пришла к простому выводу Кирстен. - Сама добилась успеха и теперь знаменитый дизайнер. Разве это не потрясающе?"
Желание работать где-то здесь: она по-прежнему не совсем понимала, что она могла бы тут делать, но все равно, быть здесь в этом помещении с легким творческим беспорядком и приятным запахом, витающем в воздухе, готовить кофе для миссис Данцигер и, возможно, обсуждать с ней какие-нибудь дела или просто болтать обо всем в свободное время. Она представила себя, приходящей каждое утро на работу со скейтбордом наперевес, представила красивые магазины, которые ей пришлось бы объезжать, где, возможно, все владельцы похожи на миссис Данцигер и влюблены в то, что делают. Она пыталась как будто добавить картинке красок, представила долгие часы на телефоне, обсуждения заказов, авральные ситуации, где ей надо будет торопиться, спешить, рваться из всех сил, а в финале она могла бы заслужить одобрение этой невероятно красивой женщины с доброй и умной улыбкой.
- Как ты думаешь, чем именно ты могла бы заниматься в дальнейшем по жизни? Я не имею в виду сейчас только вакансию, на которую ищу сотрудника, а вообще … по жизни, - спросила миссис Данцигер, вырвав Кирстен из чарующего мира фантазий. Вопрос был сложным, безумно сложным, а будущее было слишком подвижно, чтобы Кирстен могла сразу дать прямой ответ. Она не знала, стоило ли ей ответить честно, выразив бесконечные сомнения или так, как требуют интервью. Она знала примерно, что нужно сказать. Что учиться она, конечно, будет на дизайнера или заниматься каким-нибудь маркетингом, и что одежда, особенно, детская одежда - это смысл ее жизни. Что без стильных вещичек она не представляет жизни, и до самой своей смерти будет ткать, вышивать, следить за модными тенденциями, а что в будущем она себя видит чьим-то ассистентом или модельером.
Каким был честный ответ? Она не знала. Тот же вопрос ей когда-то задавала мать и какая-то очередная материнская любовница, да и отец, когда вспоминал ее и решал исполнить отцовский долг - брал с собой в кафе или зоопарк, всегда задавал пространные вопросы о будущем. Вот только в детстве оно: "Кем ты хочешь быть когда вырастешь?" и ответы соответственные, потому что будущее далеко, на огромном безопасном расстоянии. А потом ты растешь, вырастаешь из старой обуви и любимых желтых платьиц, начинаешь ужасно выходить на школьных фотографиях, становишься все выше и однажды понимаешь что вопрос меняется на то "Будешь ли ты поступать?", "Где ты планируешь работать?", "Кирстен, ты ведь останешься у нас в кофейне? Я так понимаю планов на образование у тебя нет?"
Раньше она хотела всю жизнь гонять на скейтборде, потом она встретила Мишу. А сейчас она сидит напротив этой взрослой и прекрасной женщины, которая может взять, а может не взять ее на работу, и смотрит ей в глаза, и та спрашивает ее что она хочет делать, а ответа все нет. Она хочет быть ребенком, наверное. Она хочет найти Мишу и быть с Мишей. Она не знает, кем она хочет стать.
- Я... я думаю, я получу образование, когда скоплю денег, - медленно начинала она, прислушиваясь к себе. Про образование она поняла всего несколько минут назад и планы эти медленно растут, развиваясь в ее голове, как большое ветвистое дерево. Пойти в колледж, стать кем-то, зарабатывать деньги. Перестать шататься без дела, хватаясь за все, встать на рельсы, как поезд (она представила себе огромный красивый экспресс с блестящими черными вагонами) рвануться к своей цели. Перестать ходить кругами, пойти по прямой.
- Я хочу много чего узнать и много чего попробовать, и мне нравится, когда есть деньги. Это приятное чувство. Это я знаю. А чем я хочу заниматься? Я думаю я могла бы быть писателем или журналистом, у меня неплохо с цветом, я могла бы стать профессиональным фотографом или модельером. Или заниматься какими-то арт проектами, - слова лились свободно, она будто сорвала какой-то заслон, который удерживал ее мысли долгие-долгие годы, фантазия возводила и разрушала одно будущее за другим. - Я хочу стать кем-то, но я очень боюсь упустить самую лучшую возможность, понимаете? Я хочу попробовать все. Вдруг из меня выйдет гениальный программист, например? Или я, на самом деле, отличная художница? Лучший сантехник в мире? Я не знаю, и я боюсь пропустить свое предназначение. Я верю в судьбу, знаете? Я верю, что ее просто нужно найти, свою цель, свой смысл жизни.
Она перевела дух. Сердце бешено колотилось, будто она все это время бежала. Смысл жизни? Миша была смыслом жизни. Но вдруг она может найти смысл жизни и в самой себе тоже? Придумать что-то, что изменит мир? Найти лекарство от рака и СПИДа? Стать первым в мире киборгом или сверхчеловеком? Написать роман, который перевернет весь мир?
Кирстен вдруг поняла как болезненно ей хочется, чтобы ее жизнь имела смысл. Как это здорово, когда все вокруг - на своих местах. Вот чего ей хочется. Знать, зачем она здесь.

+1

9

Если бы хоть кто-нибудь сказал Пейтон о том, что она станет в будущем дизайнером детской одежды (хотя, по сути, и не важно, детской или взрослой одежды), она не просто не поверила бы этим словам, но и громко рассмеялась в лицо, сказавшему такую глупость. Ведь ничем иным темнокожая женщина подобные мысли и слова не сочла бы двадцать лет тому назад. Еще бы, посудите сами: у неё не было ни образования, ни особенных перспектив по жизни. Она знала, что колледж ей не светит – слишком дорогостоящее вложение на будущее, которое, может быть, даже не окупится. В прочем, также она знала, что впереди нее находится только не простой путь через труд. Точно так же, как и у матери Пейтон. На шее бедняжки Саманты сидело две дочери, отец которых бесследно исчез, оставив по себе только старый Бьюик, на котором какое-то время Тони бороздила улицами родного Сан-Хосе вместе с Дитрихом. А до этого была еще и старая мать, что по мере своих сил и возможностей помогала присматривать за несносными девчонками Брик. Да, единственное на что Тони рассчитывала тогда – работа в сфере услуг, будь то должность официантки, уборщицы. Ничего интересного, ага. Ну и был, конечно же, вариант, как говорится, из чего-то получше: что-то вроде стилиста в парикмахерской, где практически всю жизнь и проработала миссис Брик (она же мать Тони и Лидии Брик, двух сестер, которые будто кошка с собакой грызлись в одном доме, пока одна из них не съехала). Однако для того, чтобы стать стилистом (к слову), тоже следовало выучиться, скопив хоть немного денег. Никто ведь не подпустит неумейку к своим клиентам, которым хочется даже за совершенно скромную плату выглядеть богически, если не сказать больше. Естественно, такова потребительская натура каждого человека, считать чужие деньги вперед своих, и так неохотно переплачивать, если в соседнем районе найдется что-то подешевле, но никак не попроще. В прочем, чтобы стать тем самым дизайнером, тоже необходимо было малость потрудиться, так сказать на перспективу. Другое дело, что Тони нисколько не тянуло к созданию одежды раньше.
Но все изменилось с появлением в жизни темнокожей женщины сына. Благодаря Ноа, не иначе, Пейтон взялась за иглу и шитье, даже записалась на специальные курсы, чтобы не столько скоротать время в ожидании его появления на свет, сколько иметь возможность сделать для него все самой. Пожалуй, такое особенное проявление заботы – очень редкое в современном мире, когда каждый ценит в первую очередь и свои силы, и свое время, предпочитая приобрести уже готовый продукт. Именно такой и была часть клиенток, которые обращались порой к миссис Данцигер – их не интересовало, что и как создается. Их интересовала уже готовая картинка, готовый продукт, который они выберут или не выберут. Пожалуй, от части, так оно и останется и в будущем, ведь люди нисколько не меняются.
Спрашивая о будущем, которое рисовала перед собой юная мисс, Тони не ожидала какого-то точного ответа. Конечно, есть такие люди, которые живут по графику и все в своей жизни планируют. Вот только в итоге из этих планов ничего не получается. Сначала что-то идет по мелочи не так, а потом и масштабы этих самых мелочей возрастают до уровня местной катастрофы, не оставляя в итоге и капли для возможного маневра во имя спасения своей шкуры. Однако было интересно послушать, что же скажет в ответ Кирстен.
Девушка какое-то время помедлила с ответом, видимо, размышляя над тем, что могла бы озвучить на своем собеседовании. Тем не менее, темнокожая женщина не заметила, чтобы девчонка начала нервничать или переживать, поэтому и не торопила ее с ответом, как и не задавала нового, махнув рукой на первый. Хотя, можно было попросить ее поторопиться – ворох необходимых работ только внутри студии был на лицо и мозолил глаза дизайнеру, которому хотелось навести хотя бы поверхностный порядок.
Кирстен говорила свободно и, пожалуй, честно, что не могло не понравиться миссис Данцигер. Все-таки, она понимала, что на ком-нибудь другом фишка с деньгами и журналистикой наверняка не сработала. Да и желая получить должность ассистента, стоило все-таки говорить о своих едва ли не гениальных способностях организаторах, а также готовности работать без выходных.
- Я надеюсь, что ты свой шанс не упустишь, - улыбнулась Тони, глядя на свою юную собеседницу, с которой решила говорить все же откровенно. А зачем строить розовые замки? Пусть она и была юна, но не заслуживала какой-то лжи и выдумки, хотя жизнь еще покажет ей все прелести взрослой и самостоятельной жизни. Если уже не сделала этого. – Я не уверенна, что ты справишься с работой ассистента сейчас, - произнесла женщина с ноткой сожаления. – Хотя, знаешь, ты мне симпатична и мне бы все равно хотелось дать тебе работу. Возможно, временную, - склоняет на бок голову, пока говорит и облизывает губы, не отводя взгляда от девушки, -  а может быть, и нет. У меня, увы, расплывчатые гарантии относительно того, что ждет в будущем. Но, ты как, готова поработать не совсем по той должности, ради которой пришла? – спрашивает, ожидая утвердительного ответа, но все-таки понимает, как необходима конкретика. – Мне нужно помочь навести здесь порядок для начала, а там … посмотрим? – добавляет следом, прежде чем дождется все-таки ответа на свои вопросы.

+2

10

- Я надеюсь, что ты свой шанс не упустишь, - произнесла миссис Данцигер своим мягким тоном. Она улыбалась дружелюбной и какой-то теплой улыбкой, глядя на Кирстен, а Кирстен вдруг почувствовала жгучий стыд. Какого черта она вообще устроила? Возбуждение стало стремительно спадать, уступая место дикой, бесконтрольной неприязнью к себе. Безумное биение сердца неловко успокоилось, а дикие фантазии о будущем сжались и съежились, отступая куда-то назад. Вот зачем, зачем она устроила все это?
Вся эта бессмысленная болтовня о будущем, кого она волнует? То что она просто впервые серьезно задумалась о своем будущем, это, конечно, бесконечно мило и умилительно, но зачем было делиться этим с этой потрясающей и необычной женщиной, которая терпеливо выслушивала все ее бессмысленные бредни о непонятно чем. Кирстен было стыдно и как-то неприятно от самой себя. Она хотела работать здесь, она хотела делать что-то, пусть даже понятия не имела в чем заключалась бы ее работа, и сама виртуозно разрушила все свои возможности, похоронила свои мечты непонятно зачем, выдав сиюсекундные идеи, которые вполне можно было бы придержать и обдумать самостоятельно. Смотреть в глаза уже не получалось, она опустила голову, мрачно рассматривая поверхность стола, представляя себе как белое покрытие покрывается трещинами: вот они растут и шумят, разрывая дерево, вот за ними проламывается пол, и, наконец, сама Кирстен летит, размахивая руками, в бесконечную бездонную бездну. Ей хотелось исчезнуть, запрыгнуть в такси, которое отвезет ее на другой конец штата, сесть в скоростной поезд, который довез бы ее до конца континента, стыд все рос и рос. Что она как маленькая?
Уже месяц она одна, заботится о себе, самостоятельна и свободна, у нее все хорошо, и она вполне может держать себя в руках. Так почему же вместо того, чтобы вести себя как взрослый и ответственный человек, пришедший на интервью, она снова повела себя как маленькая и глупая девочка, растратившая свой шанс на глупую детскую болтовню?
– Я не уверена, что ты справишься с работой ассистента сейчас, - продолжала миссис Данцигер, и Кирстен с изумлением почувствовала какое-то жжение в глазах. Хорошо, что она смотрела в пол, еще не хватало расплакаться прямо здесь, пострадать, что жизнь несправедлива и тяжела, этого только не хватало. Честное слово. Эта женщина хотя бы дослушала ее, не выгнав, после того, как Кирстен была не в состоянии даже диплом предоставить или банальные рекомендации, портфолио, что угодно, что отмечало бы ее хоть какую-нибудь квалификацию. Какой из нее ассистент, если ей не хватает опыта даже просто быть официанткой. Кирстен автоматически кивнула несколько раз, просто чуть истерично дернув головой, пытаясь показать, что, да, конечно, она все понимает, мир этот слишком жесток и заполнен конкуренцией, и у всех бесконечных претендентов на эту профессию, заготовленные дипломичики, толстенные портфолио, блеск в глазах и отличное понимание дела, а у нее, Кирстен, просто абсурдное желание быть ближе к этой необычной женщине...
- Хотя, знаешь, ты мне симпатична и мне бы все равно хотелось дать тебе работу, - как ни в чем не бывало продолжила миссис Данцигер, а в голове Кирстен как будто взорвалась бомба. Мир вдруг обрел краски, которых раньше никогда вокруг не было, все преобразилось и поменялось, будто бы вспыхнул новый и яркий свет. От переполняемых эмоций (любовь-любовь-любовь-любовь!) Кирстен даже вскочила на ноги, восторженно глядя на миссис Данцигер, которая невозмутимо продолжила говорить, но все ее слова больше не имели смысла.
Она брала ее на работу!!
Ее, Кирстен!
Честное слово, какая, к черту, разница, что за работа ей предстоит? Она готова выносить мусор, работать швейцаром, точить карандаши, делать все что угодно, главное, быть рядом с этой потрясающей женщиной, которая - еще раз - взяла ее на работу!
- Конечно, я помогу, - почти закричала она, чуть не приплясывая на месте, схватила какую-то желтую тряпочку, готовая драить и мыть все что угодно, если понадобиться. -  Я супер с уборкой, серьезно, вы не пожалеете, миссис Данцигер, в этом я реально лучше всех! - ну это, скажем, небольшое преувеличение, но какая разница?! Ее взяли на работу! Ее взяли на работу!!!

Отредактировано Kirsten Hafstrom (2016-09-05 21:19:25)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » why don't you get a job?