Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Married to the pain


Married to the pain

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

Во время очередного приступа желания, жгучего наслаждения, окатывающего тебя с головы до ног, ты с силой прикусываешь губу. Я замечаю это даже не смотря на то, что полностью сейчас увлечена тем, чтобы доставить тебе удовольствие, лаская тебя, доводя до исступления простыми круговыми движениями на твоем клиторе. Я вижу, как твой ловкий розовенький язычок проходится по выступившей капельке крови, слизывая ее, пробуя на вкус. И в этот момент я жалею. Жалею, что не успела сделать этого вперед тебя, минуя все правила безопасности и приличия, минуя простую человеческую логику. Желание попробовать эту маленькую алую капельку оказалось так велико, что у меня закружилась голова. И именно поэтому с каким удовольствием я ответила на твой поцелуй, когда ты потянулась ко мне, легко прогибаясь в спине. Ты дарила, делилась со мной остатками своего металлического вкуса, который бы не оценил нормальный человек. Но я ненормальная, Эва. Я ненормальная и именно поэтому мне нравится то, что ты сделала. Именно поэтому я жалею, что не сделала этого вперед тебя, сокращая между нами расстояния, доводя нашу близость до абсолюта.
Ты так сладко стонешь. Мое имя в твоих устах звучит так страстно, что мое сердце начинает биться чаще каждый раз, как я его слышу. Но сейчас в том, как ты произносишь мое имя, с легким вскриком на конце, я чувствую не озвученную мольбу, на которую у тебя, судя по всему, уже просто нет сил. И я слушаюсь тебя, слушаюсь твое тело, которое так жаждет получить желаемое. Пальцем легко соскальзываю внутрь, вызывая новую порцию стонов, от которых кружится голова.
Мягкая. Влажная. Горячая.
Ты обволакиваешь меня так нежно, что я готова стонать от одного только этого ощущения, впиваясь в твои губы жадными, страстными поцелуями. Если честно, то мне до дрожи, до мурашек по коже хочется кусать твои губы. Кусать их в порыве страсти так, чтобы срывать с них стоны и вскрики, чтобы из твоих глаз сыпались легкие звездочки, а спазмы легкой боли вперемешку с наслаждением проходили по всему твоему телу, сковывая, связывая, заставляя чувствовать это жгучее желание еще явственнее, еще сильнее.
Я хочу видеть, как ты сходишь с ума, Эван.
И я вижу это. Вижу в твоих глазах, наполненных до краев страстью. Вижу в твоем полураскрытом рте, припухших и покрасневших от поцелуев губах. Но мне мало. Мне так мало этого, милая. Вот только я не имею права получить больше. Не имею права спугнуть тебя, сделать больно, ведь ты даже не подозреваешь о возможности такого исхода и о том, что подобные мысли роятся в моей голове, когда я смотрю на тебя, когда я чувствую тебя. Тем не менее, чем сильнее ты прижимаешься ко мне, тем больше я хочу обладать тобой. Обладать тобой настолько, насколько это возможно. И мне не стоит напоминать, что это минутное помешательство. Я прекрасно знаю, что стоит нам справиться со страстью, оттолкнуться друг от друга, как вся магия тут же разрушится. Я все еще помню, что не имею на тебя никакого права. А ты не имеешь никакого права на меня. Но кого это интересует сейчас, когда мои пальцы ритмично движутся в тебе, выбивая стоны и посылая волны дрожи по твоему телу. Кого это интересует сейчас, когда ты прижимаешься ко мне так сильно, словно боишься потерять, боишься, что я ускользну из этого мира.
Но я тут. Я рядом. Мы проведем вместе столько времени, сколько нам необходимо для того, чтобы насладиться обществом друг друга. Мы не просто пробуем друг друга, мы пытаемся выпить до дна все до последней капли.
И мне нравится это.
Мне нравится, сколько в тебе страсти и живой энергии, бьющей ключом.
Сквозь затянутое пеленой сознание я слышу, что ты просишь меня остановиться, сбавить обороты. Просишь остановится не потому, что пытаешься идти на попятную, а напротив, хочешь продолжить и зайти дальше. Я не хочу противится твоему желанию почувствовать себя главной, взять инициативу в свои руки. Заставляю себя замедлить движения пальцев внутри тебя. Я выхожу так медленно, мучительно, растягивая это удовольствие, заставляя тебя дрожать и трепетать.
Немного посопротивлявшись в качестве игры я все-таки позволяю тебе оказаться сверху. Мне непривычно быть под кем-то. Мне непривычно отдавать власть в чужие руки, но я готова, если эти руки твои. Я могу позволить тебя почувствовать себя главной, ведь я не против получить удовольствие, когда мое тело так пылает. И это с ним делаешь ты. Твой взгляд, твои губы, твоя обнаженная грудь, мягкие ягодицы, влажность твоего лона - все это возбуждает и сводит с ума. Именно поэтому я совсем не сопротивляюсь, когда ты спешно стягиваешь с меня остатки одежды, отправляя их в дальнее путешествие куда-то на диван. Меньше всего меня сейчас волнует, найду ли я после этого вечера свои трусы. С другой стороны мне стоит задуматься, насколько неудобно будет, если их найдет кто-то другой. Но в данный момент я не могу думать. А раз я не могу думать, то просто откидываюсь на стол, полностью отдаваясь тебе.
Давай, милая, делай что хочешь, я не буду мешать.
По телу волной проходится дрожь, когда я снова слышу твой голос, сулящий мне удовольствие и наслаждение. Низ живота напрягается в предвкушении ласки. Точно так же, как ты хочешь попробовать меня на вкус, я хочу узнать, как ты это делаешь.
- Давай, Эва... не томи... - я больше не могу и не хочу быть холодной и отстраненной. Да и просто напросто не могу, потому что пытаться сохранить в себе лед, когда на самом деле горишь в пламени - нереально.

+1

22

Мои губы мягко касаются твоего бедра с внутренней стороны, оставляя чуть влажный след. Выше. И выше. Обрываю дорожку и целую выступающую кость таза. Низ живота. Руки плавно веду по внешней стороне бедер, скользя по ягодицам. Ты приподнимаешься мне навстречу. Вовсе не для того, чтобы я сжала твою попку в руках. Я знаю, что ты хочешь. И когда. Сейчас же. Ты только не скажешь как. Ох, детка, ты найдешь этому название, когда кончишь. Яркий оргазм поразительно проясняет разум от пелены, в которую его окутывает желание. Может, из-за нее, приправленной парой бокалов вина, мы так безрассудны и увлечены. Неужели неудовлетворенность...нет, не отсутствие секса, а неудовлетворенность лаской, отдачей и заботой об удовольствии толкнула нас в объятия друг друга? Кто знал, что получив незнакомку, мы найдем, что искали? Это мог быть провал. Но в превосходном стечении обстоятельств, я знаю, чего ты хочешь, и ты это знаешь. И ты не стесняешься об этом говорить...стонать. Нетерпеливая, пылкая, жадная до ласк ты. Я уяснила это, но собираюсь играть иначе. По-своему. Дойди до изнеможения в предвкушении и замри. Я начну, когда покажется, что больше нет сил терпеть. Когда от первого же влажного прикосновения языком, ты взорвешься и не сможешь лежать смирно. Целую пах и слышу, как ты шумно вздыхаешь. Обман. Это всего лишь сладкий обман, детка. Я не сместилась чуть в сторону, ограничилась местом, где есть еще одна сладкая артерия. Назови меня садисткой с полным нежности взглядом. Назови. Я задыхаюсь, когда ты намерено говоришь что-то жестко и приглушенно.
Касаюсь губами тебя сверху. Ты вздрагиваешь. Дождалась? Уже думала разочароваться. Но я этому быть не позволю. Потому что хочу, чтобы ты нуждалась во мне. Потому что я буду нуждаться в тебе. Мы не говорим о будущем, его просто нет. И не моя вина, что все фразы с расчетом на перспективу. "Это ради сиюминутного морального наслаждения". Так странно, что в этом приходится убеждать себя.
Мне кажется, что я знаю тебя слишком много лет. Что люблю каждый день и наизусть знаю эти стоны. Ты подмешала мне что-то в вино или это химия? Меня пленит в тебе все: твой вид, твой голос, твоя кожа, твой запах.
Провожу узким влажным языком по нежнейшей коже снизу вверх и глажу по ноге, пока не касаюсь языком снова, до клитора, и ты со стоном выгибаешься. Я продолжаю. Медленно, но не мучительно, на ее месте теперь сладость. Я ориентируюсь на твою реакцию, чтобы понять, что дает больше ощущений. И сложно не увлечься ей.
-Ты не против, если я войду в тебя?-отрываюсь, приподнимаюсь и убираю тут же упавшие на лицо волосы в сторону. Я ведь действительно не знаю, как ты относишься к этому. И понимаю, что последнее, чего хочу, так это все испортить, поступая, как я хочу, игнорируя твоё ощущение.
Я смотрю в твои глаза и губы непроизвольно искривляются в скромную улыбку. Ты красивая. Ты очень красивая, словно не настоящая, и только глаза и тепло тела говорят об обратном. Я не могу сдержаться.
-Криста,-на выдохе начинаю, но все же обрываю себя. Это глупое восхищение неуместно. Лишнее. Ты явно дала понять свои правила, и я так легко согласилась играть по ним, потому что не думала, что мне будет кружить голову твоя красота...ты вся с наполнением, о котором я ничего не знаю. Бред сумасшедшего какой-то! Мотаю головой и тут же заставляю себя улыбнуться. А затем мелкими поцелуями спускаюсь по телу вниз, продолжая ласкать языком твое самое интимное.
Рука, как на пульсе, на твоем теле по животу, и я чувствую, как нарастает напряжение мышц. Я увеличиваю темп пальцев и языка. Я хочу чувствовать, как ты кончишь. Хочу слышать это. Пожалуйста, Криста, позволь мне.
Я не останавливаюсь, но затухаю, уходя на второй план. Даю тебе насладиться этим ощущением, волной, блаженством разливающейся по телу. После мягко целую ножку, колено, другое, и поднимаюсь с довольной расслабленной улыбкой, словно сама кончила несколько раз подряд. Мне нравится так. Не когда работа, но когда я хочу сделать человеку приятное. Люди, что приходят получить либо совершенно и бесповоротно влюблены в себя, либо не знают, что есть нечто получше, чем платные ласки шлюхи. Но ради тебя хочется делать что угодно и самое невообразимое, если ты попросишь. Хотя ты обычно и приказываешь. Обычно...дурацкое слово из лексикона не нашего случая, оно здесь не уместно. Нет никакого "вчера" и "завтра", а потому "обычно" стоит оставить для по-настоящему знакомых людей. [float=right]http://66.media.tumblr.com/ae849c9c85a447039d4c92314c531fe7/tumblr_mwuphnVcMF1qzxeqqo4_250.gif[/float]
Медленно облизываю пальцы и утираю губы. Сажусь рядом на край стола, наклоняюсь, чтобы провести рукой по твоей щеке и слегка прикоснуться к губам.
-Я действительно рада знакомству,-усмехнувшись. О да, еще как. Мне все кажется, что что-то тревожит. Сейчас делаю виновником волосы, и без того заправленные завожу за ухо. Бросаясь в омут, никогда не думаешь, как будешь выбираться, верно? С этим порой бывают трудности. Они не минуют и меня. Чтобы уйти, надо как минимум перестать таращиться на тебя. Задачка не из легких и сопровождена желанием касаться. Тянусь к твоим губам, мягко целую, прикрыв глаза.

Отредактировано Evangelina Mills (2016-09-04 00:29:06)

+1

23

Мне только кажется или между нами сверкают молнии и проходят разряды? В каждом твоем прикосновении, в каждом твоем поцелуе - разряд. Разряды бьют меня желанием, заставляя сгорать от чувств к тебе, на которые я вовсе не надеялась. Я не думала ни о чем подобном, когда ты переступила порог моего салона, я не думала ни о чем таком, когда сегодня с утра пришла на работу. Я даже представить не могла, чем для меня обернется сегодняшний вечер. И, наверное, это к лучшем. Наверное именно поэтому мне так хорошо с тобой и я так отчаянно люблю твои губы и руки в этот момент. Мы не даем обещаний, не говорим о будущем, не спрашиваем о прошлом. Всего лишь пытаемся насладиться тем, что у нас есть сегодня и сейчас. Знаешь, людям очень часто не хватает именно этого - наслаждаться моментом. Многие из нас не умеют жить, не оглядываясь на прошлое или не думая о настоящем. Многие из нас погрязли в своих воспоминаниях или мечтах о будущем. Но это были не мы. Эванджелина, можно считать, что мы выиграли в лотерею, вытянули счастливый билет.
Девочка моя, ты счастлива сегодня, сейчас?
Я бы хотела спросить тебя об этом, но извини, я не могу говорить, когда ты творишь со мной такие волшебные вещи, от которых перехватывает дыхание, а сердце вырывается из груди, заходясь в неровном ритме. Мне нравится, когда меня касаешься ты - страстная, пылкая, но одновременно такая нежная и ласковая.
Я выгибаюсь и срываюсь на стон, который, я уверена, ты ждала услышать. О да, я не могу оставаться безучастной и молчаливой, когда твой язык касается меня там, между ног, проводя влажные дорожки, прокладывая путь к удовольствию. Меня почти подбрасывает на столе от ощущений, которые я испытываю в этот момент. И если бы слова о любви не имели последствий, я бы сказала тебе их прямо сейчас, на месте, в порыве страсти. Сказала бы просто потому, что в этот самый момент я действительно люблю тебя. Люблю каждую твою частичку и все, что ты со мной делаешь. Я знаю, что к утру иллюзия рассеется. Знаю, что невозможно говорить такие слова человеку, которого видишь впервые, но тем не менее эта мысль навязчиво крутится в моей голове, пока я чувствую танец твоего языка. Выгибаюсь тебе на встречу, стараясь получить как можно больше, почувствовать сильнее, ярче.
- Да, - произношу на выдохе, срываясь на стон, инстинктивно приподнимая бедра на встречу тебе. Если честно, тебе и не нужно мое согласие - реакции моего тела достаточно, чтобы сделать выводы - я хочу тебя и тебе можно все что угодно. Сейчас. Этой ночью. Я настолько же принадлежу тебе, насколько ты принадлежишь мне - полностью, но одновременно ни капли. И мне мало тех следов, что я оставила на твоем теле, ведь они сойдут сразу же, стоит тебе принять душ. Я бы хотела поставить на тебе какую-нибудь другую метку. Можно даже засос, но я подозреваю, что ты будешь против и не дашь мне этого сделать. А жаль, милая. Так чертовски жаль.
Ты произносишь мое имя, продолжая ласками терзать мое тело, раскалять его до предела, и я каждый раз удивляюсь, как гармонично оно звучит из твоих уст. Я хочу слышать твой голос снова и снова, но ты же не можешь делать это и одновременно работать своим язычком, а потому приходится выбирать.
Не могу терпеть и лежать смирно, а потому моя рука запутывается в твоих волосах, прижимая к себе сильнее, задавая положение, но оставляя возможность избавиться от этого контроля при необходимости. Ощущение власти в этом случае ударяет в голову, замешивая коктейль эмоций еще сильнее, заставляя меня уже просто сходить с ума и метаться по этому дурацкому столу, который на проверку оказался таким твердым. Но я не успеваю пожалеть, что мы не разместились на диване, потому что удовольствие накрывает меня с головой, пуская электрический разряд 220 по моему телу, заставляя выгибаться, кусать губы почти до крови. Я сжимаю твои волосы в этот момент так сильно, что боюсь сделать тебе больно, но у меня просто нет сил расслабить руку.
Спустя мгновения я все же ослабляю хватку, обессиленная рука падает на стол, отпуская тебя, давая вздохнуть свободно и полной грудью. Взгляд почти расфокусирован, я вижу сейчас все так нечетко, так размыто, словно идет дождь. Дождя нет, есть только ты и удовольствие, которое ты несешь с собой. Я краем глаза замечаю как ты облизываешь пальцы и в этот момент чувствую, что во мне снова появляются силы. Силы, чтобы сделать приятно на этот раз тебе, насладиться твоим телом, познать его сильнее, больше, дольше.
- Я тоже рада, Эва, - шепчу чуть севшим голосом с хрипотцой и сажусь на столе, отвечая на твой поцелуй. Легко раздвигаю ноги, размещаю тебя между ними и притягиваю к себе обоими руками. Я не умею шептать милые глупости и много говорить, а потому просто посыпаю нежную кожу твоей шеи поцелуями, боясь оставить на ней алые метки засосов. Мне приходится терпеть, проявлять стойкость, чтобы не оставить на тебе свое персональное клеймо. Но я все-таки не сдерживаюсь и аккуратно прикусываю кожу на твоей шее зубами, заставляя тебя вздрогнуть и застонать. Мне нравится то, какая ты чувствительная и как легко ты раскрываешься передо мной, отдаешься. Руками поглаживаю твои ягодицы и уже через пару мгновений понимаю, что мне хочется с тобой больше, грубее, жестче - и руки сжимают нежную плоть. Я не знаю, как ты относишься к подобному и не оттолкнешь ли меня после этого, но нет другого способа узнать, кроме как проверить на практике.
- Ты не против? - шепчу я на ухо и легонько шлепаю по ягодице, а затем снова начинаю ее гладить. Язык тем временем скользит по мочке твоего уха, лаская его.
- Если не нравится, я буду нежнее с тобой, - и это правда. Сейчас я готова доставить тебе удовольствие любым возможным способом, исполнить почти любой твой каприз, лишь бы твои красивые карие глаза светились желанием и страстью. Мне важно видеть то, что ты хочешь меня не меньше, чем я хотела тебя.
Я касаюсь своими губами твоих, сначала очень медленно, трепетно, давая прочувствовать каждое малейшее ощущение, а затем втягиваю тебя в долгий, страстный поцелуй, после которого, я надеюсь, ты взглядом начнешь умолять меня о большем.

Отредактировано Krista Wanger (2016-09-06 21:22:04)

+1

24

"Детка,"-проносится в голове, но губы молчаливо приоткрыты, и легкие судорожно качают воздух, которого нещадно мало. Кожа горит, и в этом виновата кровь, разгоняемая тобой без особых усилий. И если ноги становятся ватными уже сейчас, то я боюсь представить, что будет со мной, если ты захочешь и постараешься воплотить задумку в жизнь. Но ты не станешь, верно? Ведь куда интереснее не стараться, а играть, легко и небрежно, и улыбаться, как только ты, уверена, можешь. Соблазнительно, властно, жестко. Выражая глазами то, что сорвалось бы с языка.
Твои губы обжигают шею. Миллиметр за миллиметром, и я цепляюсь пальцами за твои плечи, не беспокоясь, что сожму их слишком сильно. Ты заочно простишь мне все, потому что не заметишь. И если нет, то я готова искупить вину. Не важно, как. Называй свою цену. Тело приятная чековая книжка, и в этом наэлектризованном воздухе любые слова звучат пошло, но секс-это не все, что я могу. Хоть и сама не знаю, что умею лучше, но знаю, что умею в целом.
Я замечаю, как тихо здесь, только когда слышу свой стон будто со стороны. Слишком откровенный, похожий на вскрик, и вздрагиваю от того, как громко он прозвучал. Раньше все стоны, твои сладкие протяжные стоны, срывались под аккомпанемент бешеного стука моего сердца. Но сейчас слух ушел на задний план, оставив безраздельную власть ощущениям, и его возвращение прорывается внезапно. Я чувствую острие зубов, прикусывающих кожу, и путаюсь, как в пододеяльнике, в чувствах. Это больно и это пьяняще приятно. Понять окончательно можно только когда мысленно я прошу тебя "хочу еще". Безрассудно. Засос не пройдет бесследно за ночь. И даже утра следующего дня не хватит на это. Я готова прикинуться больной, чтобы только не получить заказ от клиентки завтра. Заметит, точно заметит, и меня сотрут в порошок в агентстве. Я и есть больная, раз позволяю тебе делать это. Сумасшедшая, под кайфом. Мой кайф-это ты, детка. Только прошу, не становись зависимостью.
-В меру, хорошо?-шепчу на выдохе, и вслед за вздохом ты срываешь стон. Я прикусываю улыбающиеся губы и опускаю взгляд. Я до смерти боюсь прикосновений к ушам, но стоит побороть страх и довериться кому-то, это превращается в нечто очень приятное.
Твои мягкие губы касаются моих, сначала обманно осторожно, а затем втягивая в водоворот страстного поцелуя. Пропустив пальцы сквозь твои волосы, сжимаю их на затылке, другой рукой придерживая за ребра. Каждая попытка противиться и оторваться только сильнее ввязывает в бесконечный марафон накала страсти. Во мне нет столько силы, чтобы перебороть это. Разумнее всего отдаться твоей воле, потакать желанию, пока ты не позволишь прекратить и схватить ртом полные легкие кислорода. Голова кружится. Но не от недостатка воздуха, а от тебя. Странное ощущение, которое вызывает тихую улыбку поджатых губ, когда приходит понимание происходящего. Мне нравится.
-Может,-голос хрипит, я пытаюсь снова,-может, выпьем еще?-мне правда нравится это вино, но не настолько, чтобы действительно хотелось отрываться ради него от тебя. Я должна взять тайм аут. И лучше бы здесь был любимый...обожаемый, до жути банальный виски, чтобы снесло крышу так, чтобы перерыва не требовалось вовсе. Но его нет, да и пьяный секс не входит в число моих любимых.
Я смотрю в твои глаза, моля "прости", ведь перерыв не то, что нужно тебе. А я должна успеть заключить сделку с собой и пообещать, что не стану "влипать по-крупному" и возвращаться сюда, в салон, к тебе. На это нужно время. Но смотреть в тебя было ошибкой. Как только я увидела, как страстно ты смотришь на меня, я посылаю все "должна" к черту, и снова сама целую тебя. -Или нет,-усмехнувшись, прерываясь, бросаю про алкоголь, прежде чем продолжить целовать мягкие губы с чуть солоноватым привкусом вокруг четко очерченного ореола. Скольжу руками по талии на бедра и сжимаю их. Непроизвольно, мизерное расстояние между нами постоянно сокращается. Тела почти соприкасаются. А когда это происходит, по телу пробегает разряд. Между нами слишком тесно. Так, что я в конечном итоге могу ощущать всю тебя каждой фиброй кожи, а не те крупицы, что могла ласкать прежде.
-Ты хочешь еще,-мурлычу, стараясь загладить вину колебания. И ты можешь обвинить меня во лжи, если скажу, что не хочу того же. -Но как ты хочешь?-шепчу у самого ушка, потому что, кажется, произносить в слух кощунственно. Слегка напираю, заставляя отпрянуть назад, но лечь поперек стола слишком неудобно. -Ты можешь не говорить, если хочешь. Подтолкни, и я выполню,-шепчу прямо в губы, затем слегка прикусывая нижнюю и тяну на себя. Мне кажется, это так смешно. Заявления быть покорной, когда считаешь, что тебе не хватает именно этого, но совсем иные действия. Заставь меня, Криста. Сорви извинения. Я хочу почувствовать, как ты это делаешь. Еще и больше.

Отредактировано Evangelina Mills (2016-09-08 02:02:13)

+1

25

Нет, милая. Мы не будем пить. Мы не будем пить ближайшие минут двадцать как минимум. Время, когда ты почувствуешь в своем рту спиртное, зависит только от тебя. Зависит оттого, как скоро ты проявишь немного покорности, побудешь хорошей девочкой и отдашься мне полностью, расслабившись в моих руках. Мне не надо говорить, я без слов показываю тебе взглядом и движениями рук, что вино - позже. Вскоре ты и сама понимаешь, что оно лишнее. Понимаешь, что сейчас у нас нет на него времени, хоть и есть желание. Просто мы пьяним друг друга гораздо сильнее, чем алкогольные напитки.Ты сводишь с ума сильнее, чем рюмка любимого абсента на голодный желудок. Ты так сильно бьешь по моим мозгам, но, признаться, гораздо сильнее бьешь по чувствам. Бьешь по чувствам, от которых я пытаюсь отречься на протяжении всей своей жизни, но все равно продолжаю чувствовать.
Блядство.
Ты как электричество по венам, как глоток свежего воздуха после удушья. Я уже чувствую, но не хочу понимать, что наша встреча станет фатальной. Я позволяю себе надеяться, что сегодня ночью или завтра с утра мы с легким и спокойным сердцам разойдемся в разные стороны, помахав на прощанье друг другу рукой. Я хочу, чтобы ты ушла и не оборачивалась, потому что если обернешься, я могу сорваться. Но сейчас думать об этом слишком рано. Слишком рано, ведь ты все еще находишься в том состоянии, когда любое прикосновение между ног воспринимается слишком ярко. Ты находишься в том состоянии, когда ждешь этого прикосновения как манну небесную. Только почему-то упорно противишься, что бы я их тебе дарила. Твои глаза горят, а дыхание так чертовски сбито, но ты все равно больше хочешь доставить удовольствие мне, чем получить его сама. Нет, девочка, мы так не договаривались. Мне плевать как и с кем ты привыкла, но со мной мы будем играть по другим правилам. Со мной ты получишь то, что заслужила - удовольствие. Я хочу увидеть, как перед оргазмом напрягается твое тело. Хочу увидеть, какой расслабленной ты будешь после него. Единственно, чего я боюсь - увидеть в твоих глазах сожаление о произошедшем.
- Эван, тшшш... будь послушной девочкой, - я соскальзываю со стола, не даю перехватить тебе инициативу, как бы ты того не желала, потому что твое тело желает совсем другого. Твои глаза просят меня обладать. А обладать это то, что я умею. Научилась за последние годы почти в совершенстве. Вот только твой разум борется с желаниями твоего тела. Детка, позволь разуму проиграть эту войну.
- Отдайся, - шепчу я, нажимая рукой на твою поясницу, проводя рукой по твоей спине, заставляя грудью лечь на поверхность стола. Надо сказать, что находишься ты теперь в весьма интересном положении и мне это нравится. Я бы хотела посмотреть сейчас в твои глаза, узнать, какие эмоции это нахальное действие всколыхнуло в твоей душе, но я не могу. Не могу потому что не раздумываю ни секунду становлюсь сзади, легко запуская в тебя два пальца и начиная ласкать, желая сорвать с губ очередной стон, желая заставить тебя наконец-то биться в оргазме. Милая, я понимаю, что тебе немного неудобно и наверное жутко стыдно, но иначе с тобой никак - ты пытаешься перехватить инициативу, не смотря на то, что я получила свое, а ты - нет. Ты пытаешься перехватить инициативу тогда, когда по правилам игры должна побыть хорошей девочкой и расслабиться.
- Просто получай удовольствие, - произношу я, а мои пальцы тем временем ритмично двигаются во влажной глубине твоего лона. Свободной рукой нахожу твои волосы и запускаю в них пальцы. Секундное замешательство и я сжимаю твои пряди довольно грубо, но стараясь не причинить боли и дискомфорта. Слегка тяну на себя, но не для того, чтобы стало больно, а для того, чтобы ты почувствовала власть.
Если честно, я сейчас играю в опасную игру, потому что не имею ни малейшего понятия о том, нравится ли тебе подобное. Но я прекрасно знаю, что есть девушки, для которых это выступает несомненным катализатором и эмоцией, от которым им просто сносит крышу. Я всего лишь хочу, чтобы ты получила то, что заслужила. И твои стоны, подтверждающие степень твоего возбуждения, являются для меня лучшим доказательством, что я ничего не испортила.
Я закусываю свою алую, измученную поцелуями, губу и наслаждаюсь процессом. Вероятно есть люди, для которых это всего лишь ответная реакция. Вероятно есть люди, которые доставляют удовольствие в ответ только лишь из желания не остаться в долгу, но это не обо мне. Мне по-настоящему нравится слышать, как ты стонешь, почти кричишь и мечешься под моими пальцами. Мне нравится чувствовать как влажно у тебя между ног. Нравится осознавать, что ты так реагируешь на меня, а не кого-то другого. Возможно это лишь эгоизм, но какая разница в конечном итоге? Все мы эгоисты, но кто-то при этом делает хорошо лишь себе, а кто-то и для других может постараться.
- Еще немного, милая, - шепчу я, чувствуя, как ты сильнее сжимаешься вокруг моих пальцев, а поведение твое меняется. В тебе становится больше нетерпения, неистового желания. И я почти рычу от удовольствия, ощущая, как ты сильнее и сильнее сжимаешься вокруг моих пальцев, двигающихся в рваном ритме внутри тебя.

+1

26

Я слышу, как дышу. Ты наверняка это тоже слышишь, да? Громко, глубоко, судорожно. Словно тело пробирает дрожь, и связки дрожат, и дрожат пальцы. Но я еще держусь. Я не настолько лихорадочно больна (мысленно зачеркиваю слово тобой). Твой голос завораживает. Завораживает то, что ты говоришь. И если смотреть, слушая, в глаза, то можно быть загипнотизированной. Превратиться в обмякшую куклу в твоих руках, тряпичную, которая будет жаждать только одного, быть послушной девочкой, отдаваться. Но я смотрю на твои губы, как двигаются они, какие влажные они, и как покраснели из-за моей ненасытности. Прости, что лезу целовать их каждый гребаный раз, когда на грани впасть в сомнения, прости, что жадничаю и прикусываю их. А ты умеешь наказывать. Чем-то странным и новым, непонятным и любопытным, волнующим и пугающим. Боги, сколько чувств в одном флаконе, и здесь не сойти с ума?
Стол жесткий-это то, что я знаю. Ты жесткая в том, что велишь. И нет нужды чередовать кнут и пряник, оно все в одном. Стон заглушаю стиснутыми губами. Они вдавливаются в зубы, и снова эта легкая боль. Но только первое время. Дальше терпеть ее совсем не хочется, и я стону в полную силу, ощущая тебя, пытаясь выгнуться под твоим четким контролем. Пальцы тянут за волосы и жадно, потому что желание обладать тоже жадность, до тела, до разума, до удовольствия, которое переживает один, но принадлежит все в реальности другому. Я чуть приподнимаюсь, когда ты тянешь на себя, и поворачиваю лицо. Я хочу, чтобы ты поцеловала меня. Так же жестко и алчно, как имеешь. Я хочу знать, какой у такого поцелуя вкус. Стараюсь притянуть тебя к себе, уличив момент, когда ты особенно близко.
-Поцелуй меня,-не мурлычу и не стону, прошу так твердо, как только могу, собрав в кулак остатки самообладания. И если тебе это не по вкусу, то нет сомнений, ты заставишь меня просить по-другому. А пока это почти что приказ. Был бы им, будь я не дерзновенной бесправной, но имеющей хоть малейшее влияние на тебя. -Криста,-добавляю столь же строго. Называла ли я твоё имя так уже? И понравится ли тебе это звучание? Мне-нет, но сейчас речь далеко не об этом. Она о тебе. Пока я чувствую тебя внутри, пока ты через воздух осязаема вся, мысли и речи будут обращаться к тебе.
Посмотри на мою спину. Нравиться ли тебе трахать меня и любоваться своей работой? Своим произведением искусства. Если пристрастия называть извращениями, то есть извращенцы, любящие смотреть в большое зеркало на себя и партнера в прямом эфире, без камеры, живой секс. Принимать странности моя работа. Хоть куда меньше моя, чем других девочек. Но желать их не входит в прейскурант. А сейчас я хочу. Хочу увидеть, как лежат краски, как причудливо переплетаются линии и мазки. Ты можешь это. Делаешь ли или вовсе позабыла, чем так увлекла?
Ты меняешь ритм, я схожу с ума. Рваные вздохи слетают с губ все чаще, сквозь них пробиваются сдавленные стоны и на щеках горит алый румянец. Я ощущаю реакцию каждой клеточки тела на тебя, как сжимаются мышцы, вскрикиваю и крепко жмурюсь, боясь того, что чувствую. Волна удовольствия разливается по всему телу теплой негой и долго не отпускает.
-Криста,-хрипло зову тебя, сглатываю.
Я жду позволения лечь на спину и перекатываюсь, словно неживая. Тянусь слабыми пальцами к твоему лицу и мимолетно веду кончиками по скуле, щеке, губам. Они стали суше и слегка подрагивают, как моя довольная улыбка. Рассеянный взгляд не ловит детали, он видит тебя всю, так что сложно доказать, не мираж ли это, картинка из памяти. Ты прекрасна. Когда ты склоняешься ниже, веду кончиком носа по твоей щеке, наслаждаясь теплом кожи, а затем губами цепляю губы. Как же ты хороша.


Одеваюсь как-то слишком поспешно, не в силах скрыть глупой или лукавой или довольной, а, может, все вместе, улыбочки. Как если бы улыбка могла звучать, ее назвали бы тихой. Своим мыслям. Улыбка человека, разделяющего тайну или вспомнившего шутку, понятную узкому кругу лиц. Но я всегда называла ее глупой. Потому что в такие моменты становишься дурачком, и не можешь думать о серьезном, концентрироваться на чем-то. Поэтому сандалия валится из неловких рук, стоит только зазеваться и ослабеть пальцам. Падает в краску, капнувшую на пол из тюбика. Я вздрагиваю только от звука, когда уже не могу предотвратить падение: оно случилось. Улыбка тут же исчезает с губ, и расширяются глаза. Ступор первые секунды. Все это время я старалась не смотреть на тебя, избегая  не только случайных встреч глазами, но и мимолетного взгляда на твое тело, на твои спокойные, хладнокровные движения. Но сейчас резко повернула голову и столкнулась глазами, будто точно знала, не отслеживая этого, где ты будешь в тот момент, будто чувствовала кожей, еще опаленной твоими губами и руками. И снова ступор на пару секунд. Прежде чем снова смогла усмехнуться и с ухмылкой поднять сандалию. Я бы оставила ее такой, испачканной в этой красивой краске (мне нравятся еще не размазанные густые цвета), как напоминание о приятном...чересчур приятном вечере, но решаю, что рисунка на спине будет достаточно. Излишнее все только портит и лишает сокровенности.
Да, я не тянулась к спине стереть рисунок и не пошла в душ. Я хочу оставить его настолько, сколько это будет возможно. Не знаю, может, наш секс испортил его в каких-то местах, может, краска потекла или к ней прилипнет платье и смажет рисунок...я надеюсь, что нет, потому что он слишком прекрасен, чтобы исчезнуть так скоро. Как настоящий живой цветок, он распустился и радует глаз, пока вскоре не отцветет и умрет. Но пока пусть будет. Мне приятно ощущать легкую стянутость кожи там, где ее касались твои пальцы, вымазанные в краске, и щекотные волоски кисточки.
Я взяла салфетку неподалеку и стерла с обуви капли краски. Затем надела вторую сандалию и застегнула ремешок вокруг щиколотки. Секунду мы просто находились в молчании, я все пыталась сообразить, не забыла ли надеть что-то, исправить какие-то детали, выдающие меня с головой, но на деле мысли были пустые.
-Спасибо за время вместе,-вскинула на тебя взгляд с дружелюбной, совершенно вежливой улыбкой, которую недолюбливала. Поднялась с краешка стола и оправила юбку платья.
-Прощай,-добавила коротко, взглянув еще короче, и направилась на выход, по пути подхватив свою сумку со стола с образцами. Рвать только так и никак иначе. Иначе просто не получится. Потому что цепкие пальцы...тело ноет, когда думаю о том, что может она сделать со мной одними только пальцами...уже начали проникать глубже, под кожу, где неровно еще бьется сердце, и обхватывать его, чтобы трепыхающееся замерло. И вместе с ним замирает весь мир. Дает время, чтобы сказать что-то больше, выразить то, что таким вулканом бушевало внутри, объясниться, почему даже шаг к порогу сделать сложно, потому что это химия, крепкая реакция двух атомов. Но надо все равно наплевать на это и рвать. Никак иначе.
На улице уже стемнело, но город продолжал шуметь беспрестанным улием, и это движение освещали тысячи ярко-желтых фонарей. Среди всех прочих звуков я четко вычленила один: как ты закрыла за мной дверь и щелкнул затвор. Только глотнув свежего воздуха снаружи, я поняла, как же сильно был наэлектризован воздух внутри. Даже сильнее, чем я представляла. Начала кружиться голова. Я стояла недвижно с минуту, а затем медленно направилась ловить такси, прогоняя прочь видения сегодняшнего вечера.

Отредактировано Evangelina Mills (2016-09-12 22:44:11)

+1

27

Все заканчивается так же быстро, как началось. Воздушные замки не рушатся, потолок не падает к нам на голову, но все становится иначе. Атмосфера в студии будто замирает, воздух становится тяжелым и прижимает нас к полу. Мы больше не чувствуем ощущение полета. Голову больше не кружит так сильно, как это было всего пятнадцать минут назад. Между нами повисает тишина. Напряженная, строгая, холодная. По спине даже бегут мурашки, когда я вижу, как ты натягиваешь на себя нижнее белье.
Мне приятно осознавать, что ты оставила рисунок на спине не тронутым, решила сохранить его, остаться с ним на ночь. Мне приятно осознавать, что часть моих прикосновений пробудет на тебе дольше, чем я могла ожидать. И пусть цветы немного потрескались и под ними местами выступила кожа, рисунок все еще выглядит идеально завершенным и прекрасным. Вы так хорошо гармонируете друг с другом, что я невольно засматриваюсь, задерживая дыхание.
Даже сейчас, когда возбуждение спало, а дыхание восстановилось, я готова признать, что ты чертовски хороша собой. Мне нравятся твои волосы и то, как ты убираешь прядь за ухо. Мне нравится то, как ты смотришь и то, как ты говоришь. Мне нравится мягкость и податливость твоего тела. Нравится, что ты не только хочешь взять удовольствие, но и пытаешься дать его мне. Но самое главное, мне нравится твой запах. И это очень важно. Очень важно, чтобы человека хотелось обнять и уткнуться в него носом, вдыхая запах.
Почему-то мне как-то не по себе. И дело не в том, что я все еще без одежды, а ты уже собираешься. Но глядя на это, я все-таки подхватываю свою футболку, натягивая ее на себя, а затем в ход идут джинсы. Все предельно просто, никаких сложностей. Никаких сложностей в одежде и в жизни. Между тобой и мной все тоже просто - неожиданно вспыхнувшая страсть. Просто химия. Просто желание брать и отдаваться. Я не собираюсь говорить и думать ни о каких высоких чувствах. Смею надеяться, что ты тоже не будешь этого делать. Пожалуйста, Эванджелина, не привязывайся ко мне. Это сделает больно. Не только тебе.
Нам обеим.
Я вздрагиваю, когда ты роняешь сандалию на пол, а затем немного испуганно оборачиваешься. Наши взгляды встречаются. И я снова чувствую напряжение между нами. Я чувствую, как с кончиков моих пальцев срывается разряд и летит к тебе. Это необъяснимо. Но это есть. Однако внешне я остаюсь безразличной и холодной. Даю себе установку - больше не прикасаться. Хотя пальцы горят от желания это сделать. Пальцы горят от желания прикоснуться к твоей щеке, погладить шею, опускаясь к ключицам.
Ты вызываешь во мню бурю, но я тушу ее натиском своей хладнокровности и остатками здравого смысла. Желание попробовать что-то новое толкнуло меня в привычную пропасть страсти. Вот только я приземлилась не так, как делала это обычно. Ощущение такое, что я ударилась о дно в два раза больнее, чем должна была. Но я по-прежнему смотрю на тебя строго, стараясь разжечь в своем взгляде безразличие. Безразличие, которого сегодня нет.
- Я запомню тебя, - произношу вместо благодарности, облизывая припухшие красные губы. Осознаю, что еще очень долго буду чувствовать на них вкус твоих губ. Если честно, я бы хотела запомнить его на как можно более долгий срок, раз уж запомнить навсегда невозможно. Я бы хотела оставить себе что-то на память о нашей встрече, но, к сожалению, у меня будут только воспоминания.
- Прощай, - губы шепчут это слово, но я не слышу своего голоса.
Жажда нового подталкивала меня в те мгновения, когда я прикасалась к тебе, открывая новые грани для нас обоих. А что теперь? Теперь у меня ощущение, что я подставила саму себя. Ощущение такое, что я прошлась по осколкам стекла и некоторые из них впились мне в кожу. Я не могу объяснить это чувство, ведь ни ты первая, ни ты последняя. Но судя по всему, ты надолго останешься моим воспоминанием.
Останешься в моей памяти как девушка, которую я не хотела отпускать.
Но отпускаю.
- Я не забуду тебя, Эва. Встреча с тобой настолько же невероятна, как снег в Сакраменто, - шепчу я после того, как дверной замок щелкает, оповещая о том, что я осталась одна. Наедине со своими мыслями. Наедине сама с собой.
Не должно быть никакой грусти, но она есть. Сердце качает ее по моему телу вместе с литрами крови. Сама не знаю, почему у меня такая реакция на произошедшее. Потому что ты выбрала стол? Потому что у тебя с собой было вино? Потому что ты улыбалась не так, как это делали другие?
Ответа нет.
Зато есть застывшие ощущения и впечатления.
Есть химия и разряды, которые сновали между нашими телами.
Я медленно начинаю прибираться в студии, подымая с пола краски, убирая салфетки. Натыкаюсь на недопитую бутылку вина, которую мы оставили на полу и только чудом не опрокинули. Делаю глоток прямо из горла. Потом еще один. И только после этого несу ее в мусорное ведра, понимая, что не стану допивать одна. С легким грохотом бутылка опускается на дно мусорного бочка, а я не сдерживаюсь и ударяя кулаком в ближайшую стену. Делаю это просто потому, что не ожидала подобных эмоций от себя. Не ожидала, что меня может выбить из колеи какая-то девчонка.

Мне будет не хватать тебя, Эван.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Married to the pain