Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I heard that love is a risk worth taking


I heard that love is a risk worth taking

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

VINCENT JERVIS & TONY DANZIGER
________

07/06/2016 "У нас с Джин всё хорошо, и я чувствую, что у меня тоже всё хорошо. Даже несмотря на то, что съёмки сезона сериала подходят к концу, и контракт с Оливией ожидает продления и её подписи. В еженедельнике на 7 июня нет никаких важных планов. Мой агент Оливия целует меня в торговом центре, я не могу ответить ей на поцелуй здесь, по крайней мере, пока не буду уверен, что у всех в этот момент нашлись свои заботы. С быстро бьющимся сердцем я оглядываюсь по сторонам и вижу Тони, крёстную Джин. Что же, придётся добавить одно важное дело в свой распорядок дня".

+1

2

Этот день, определенно, не должен был ничем особенным выделяться от других. Пожалуй, о режиме дня в семействе Данцигер можно было сказать вкратце так: завтрак в семь тридцать, уход Дитриха в восемь, затем идет завтрак детей, а после и их прогулка в парке, после которой они возвращаются домой, где занимаются тем или иными делами. Пейтон, к примеру, отсыпается вместе с Энджи, если дочь не давала спать своей матери, а Ноа читает новую книжку или играет в своей комнате, прежде чем они снова не выходят на улицу, чтобы прогуляться и насладиться уже менее жарким воздухом. Но, сегодня в программу дня внес свои небольшие коррективы Ноа, рассказав матери о том, что его пригласили на день рождение на неделю раньше, чем должны были. А это, как всем известно, значит то, что необходимо подыскать ребенку хороший подарок.
- Так значит, родители твоего друга едут отдыхать и берут его с собой, поэтому его день рождения праздновать будут раньше? – на всякий случай, чтобы избежать каких-нибудь недопониманий, Тони переспрашивает у сына то, что он рассказал ей во время прогулки.
- Ага, - активно кивает головой Ноа, держась за руку матери, которая еще и свободной рукой толкает перед собой коляску с маленькой Энджи. – Он говорил, что его возьмут на какой-то остров, где будет много воды и очень красиво, - добавил маленький сын, скрасив свой рассказ большими деталями, на которые его мать могла только тяжело вздохнуть.
Ну, что поделать, если отпуск не всем предусмотрен? Дитрих был очень занят своей работой на губернатора штата и порой даже не успевал толком поесть, из-за чего женщине доводилось даже волноваться лишний раз. Все-таки в любом возрасте важно не только правильно питаться, но и отдыхать тоже. В прочем, о возможности вырваться из колеи похожих друг на друга дней Пейтон мечтала уже давно. Наверное, еще май не дошел до своего финала, а темнокожая женщина уже подумывала о том, куда бы вывести свое семейство из города во время летних каникул. Правда, в майские дни она сама желала сменить обстановку, поскольку немного устала от возни с детьми: как ни крути, а самое маленькое чадо требует больше всего внимания своих родителей. И поскольку кое-кто был занят серьезной работой, Тони приходилось самой успевать с детьми. Но, тем не менее, миссис Данцигер не жаловалась и не требовала себе поблажек, хотя и была готова высказать мужу все, что она думает о необходимости отдыха. Она, конечно же, понимала, как важна работа, которой занимается супруг. Вот только молчать и сдерживать свое недовольство несколько ненормированным графиком все же заставляло не это, и даже не личное знакомство с непосредственной начальницей мужа. Помалкивала она, поскольку помнила прошлое лето и то, как стремительно быстро им пришлось покидать столицу штата.
Этим воскресеньем как раз будет ровно год…
И кто бы мог подумать о том, что год так быстро пролетит?
Казалось бы, время тянется очень медленно и долго, но стоит только очнуться, словно по щелчку пальцев, как окажется, что оно желает тебя одурачить и убегает буквально сквозь пальцы, словно вода, пойманная в пруду. Казалось, еще совсем недавно они были молоды, жили одним днем, но им уже давно не семнадцать и даже не по двадцать лет. В прочем, время именно тем и прекрасно, что требует себе должной цены. Тот, кто его не ценит, рано или поздно пожалеет об этом.
- Хорошо, Ноа, - проговаривает Пейтон, когда они оказались практически возле самого торгового центра, в котором было много хороших магазинах, где они могли выбрать хороший подарок для друга Ноа. – У нас есть еще максимум минут сорок, прежде чем Энджи захочет есть и будет плакать, поэтому давай поторопимся, - предложила Тони, после чего они вошли вовнутрь здания, где на всю работали кондиционеры и не было так жарко, как на улице.
К счастью, искать долго подарок им не пришлось: Ноа знал, о чем мечтал его друг из школы, поэтому они надолго не остановились в игрушечном магазинчике, а быстро сделали покупку, с которой и направились на выход. И тут-то Тони заметила знакомое лицо…
На самом деле знакомых из Сан-Хосе в Сакраменто Тони встречала не так уж и часто. Да и сколько их тут было? Дитрих и Лидия уже давно могли считать себя своими в столице штата, поскольку прожили здесь не один десяток лет. Только Лорелей и Джин перебрались относительно недавно в солнечный город золотоискателей. Но, как оказалось, все-таки не только девочки Леншерр перебрались сюда.Да, Винсент Джервис никогда особенно не нравился Тони. Она помнила этого парня именно из тех времен в Сан-Хосе, когда он волочился за Джин и морочил той голову, а иначе сказать о парне темнокожая женщина и не могла – у настоящего мужчины должна быть нормальная работа и зарплата, но не то, что Винс. Кажется, он мечтал стать актером? Вообще, мечтать не плохо, однако ладно бы там, если подобную мечту лелеяла девушка, а не парень, которому годилось бы занять себя чем-то более серьезным и ответственным. Витать в облаках жизнь не позволяет мужчинам: она ударит тебя по голове в самый не приятный и не подходящий момент времени, и будет права, ибо нечего хлопать ушами. Отношения крестницы с этим кретином, конечно же, не были делом темнокожей женщины. Пейтон никогда не вмешивается в личную жизнь своих племянников или своей крестницы, соблюдая определенную дистанцию вовсе не потому, что ей все равно. В плане любви ничьи советы никогда не помогут построить свое счастье. Однако мысленно Тони уже обратилась к высшим силам, дабы они избавили Джин от кого-то не достойного, вроде Винсента. Все-таки ей нужен был кто-то более мужественный, что ли. Тот парень, с которым встречалась ее крестница, конечно, тоже имел свои минусы, но это было не так важно…
В любом случае, она надеялась, что жизнь убережет крошку от очередных ошибок. Ведь, судя по той сцене, свидетельницей которой она стала, некоторых горбачей и могила не исправит.

- looks like -

Отредактировано Tony Danziger (2016-08-13 10:32:07)

+2

3

Я сбит с толку, Джин ведёт себя как собака на сене - то выбирает понятное будущее, голубые глаза с забившейся в них печалью по отцу-уголовнику Люка и исчезает из моей жизни, то меня и life in the fast lane, как у the eagles, и врёт ему - мои приоритеты скачут резче, чем настроение моего кокаинового дружка - Джулиана, то впадающего в меланхолию и срывающегося на нашего соседа Пола из-за давно неменяемых фильтров воды, то с горящими глазами направаляющегося в ночной клуб гулять всю ночь. Метаюсь перед выбором: карьера, вечеринки, секс с Оливией или очередное провальное, решительное и смелое признание для пугающейся этого Джин? Нет, определённости не для нас. Отношения двух патологических лжецов, таких как я и Джин, держится на хрупкой, лицемерной вере, так проще. Верим вопреки: подозревая, что Оливия сейчас выбирает мне галстук в торговом центре, уверяет, что мне пойдёт этот дурацкий рисунок, а Люк, возможно, застёгивает на запястье Джин очередное красивое украшение. Мы не хотим больше между нами нарушенных обещаний.
Ладонь Оливии на моей щеке с трёхдневной щетиной, и наш поцелуй почти скрепляет контракт, который в её столе дожидается продления и её подписи, рядом со всякими её секс-игрушками. Буду дальше сниматься в дурацком сериале "suckramento", и верить в то, что Джин сделала неправильный тест, а не аборт, убив моего ребёнка. Не могу возвращаться мыслями к тому дню, когда она сказала, что не хочет ребёнка от меня. Так никогда бы не сказал человек, который действительно любит. И как я её не послал нахрен? Наоборот думаю о ней ещё чаще. Моё какое-то дурацкое отклонение - не искать лёгких путей, влюбляться в девушек, которые не умеют любить.
Отстраняюсь от Оливии после поцелуя. И смотрю по сторонам, это было очень непредусмотрительно.
- Что это? - строго и с жестокостью в голосе спрашиваю я. - Совсем крышу снесло? Таблеточки забыла выпить, те, что доктор Эндрюс тебе выписал? Опять потянуло на экстрим? Так может тихо-мирно с парашютом прыгнешь? Мне до сих пор в страшных снах снится, как твой муж разбил камеру журналиста, задавшего тебе неудобный вопрос. Охуеваю, когда представляю сколько она стоила.
Разумеется, куча людей с пакетами смотрят на нас. Хмыкаю, с презрением скользнув взглядом по их лицам, пока не упираюсь в глубокое декольте, в разноцветную гамму нарядов Пэйтон-fashion-is-my-profession. Как не пересечёмся, у этой женщины под сорокет то худые, острые коленки открыты, то загорелая, бронзового цвета грудь натягивает узкую тряпку почти отсутсвующего верха. Обязательно каблуки и куча вульгарных украшений. Даже нимфоманка Оливия предпочитает более сдержанный стиль и платья-карандаши, а у неё нет мужа политика. Реально не завидую этому её старичку Дитриху: стопудов толкает себе речи какие-нибудь праведные по телеку, пока легкомысленная жена светит везде своими прелестями.
- Знаешь её? - злобно шипит Оливия и кривится.
- Конечно, я же признанный голливудский геронтофил, - ёрничаю я, ощущая как меня начинает трясти от злости за несдержанность Оливии. - Родственница блядь моя, - ловлю на себе удивлённый взгляд. - Дальняя.

Чужая карта American express в дурацкой пластмасске, по грязным кнопкам которой я пальцами с аккуратным маникюром и в кольцах ввожу pin-код, пару раз спутавшись, из-за кучи кpeдиток в кошельке от Paul Smith. Пробиваю огромную плюшевую игрушку с безразличным выражением лица, пока продавщица улыбается мне и сообщает, что мой ребёнок будет доволен, всем детям нравятся такие игрушки. Всё-таки выбирать игрушки очень тяжело, нет во мне того парня из анекдотов, кто сынишке покупает вертолёт, чтобы самому играть. Мне бы больше статей обо мне в жёлтой прессе, писем поклонников, лайков и пошлых комментов на инстаграме. Но в отличие от Джин, я действительно бы хотел ребёнка. Почти единственная моя жертва и смелый шаг, и опять никому это не нужно. Немного даже больно, но не больнее, чем после травмы, когда делал трюк на съёмочной площадке вместо каскадёра. Бегу следом за Тони с её спиногрызами, в руках держу огромного зверя - тошнотворно мило. Но раз уж влюбился в Джин, придётся иметь дело и с её родственничками.
- Пэйтон, - окликаю её я взволнованным голосом и протягиваю огромного медведя с немного грустными глазами. - Это детям, - говорю и мило улыбаюсь. Словно не я уже вторую неделю подряд игнорю парня, просящего сделать взнос на благотворительность больным детям. Не знаю нужно ли объяснять Тони то, что произошло между мной и Оливией, я вообще ещё не утратил веру, что крёстная Джин ничего не заметила. Но было бы хреново, если бы она рассказала Джин об этом поцелуе в общественном месте. Джин догадывается, что нас с Оливией вероятно связывает что-то большее, чем просто бизнес, но совсем другое - это знать наверняка.
Я мнусь, но всё-таки выдавливаю немного жалкое:
- Я думаю, ты не совсем правильно всё поняла, - начинаю путанно и издалека. - Я бы не хотел, чтобы это недоразумение как-либо дошло до Джин. Мы с ней очень сблизились последнее время. Не так, как было в Сан-Хосе. Ты же не скажешь ей? Это не то, что она хотела бы от тебя услышать.
- Как ты? Как вообще дела? Как Дитрих? - пытаюсь сделать вид, что мы совсем не чужие друг другу люди.

Отредактировано Vincent Jervis (2016-10-03 16:23:05)

+3

4

Сакраменто – не такой уж и большой город. Это не Лос-Анджелес со своими знаменитыми холмами на берегу океана, которые так полюбили американские звезды телевидения и сцены. Это не Сан-Франциско с его деловым центром и сосредоточием бизнеса западного побережья в оном. Этот город населен своим разношерстным населением, которому есть дело до всего на свете и одновременно с тем, он практически и ничего не решает. На самом деле, порой Тони скучала по родному Сан-Хосе, но не потому, что особенно любила свой родной город, в котором она знала буквально все и всех. Все-таки какая-то частица осталась в столице силиконовой долины, что помнила и смех, и слезы темнокожей девчонки. Да и как-то новая жизнь шла в Сакраменто совсем по-другому, чем там. Теперь у Пейтон была не какая-то обыденная работа; у нее здесь была ее семья, о которой она мечтала давно уже. Только жаль было то, насколько отдалились друг от друга некогда близкие люди. Хотя они с Лорой часто созванивались, но все-таки видятся они не так часто и не регулярно. Ну, а Джин, как и была скрытной девушкой, так и осталась оной. Хотя, может быть, за последнее время положение вещей только обострилось.
Увиденная сцена за содействием давно уже взрослой женщины, на лице которой были заметны мимические морщинки, и молодого слащавого парниши, что увивался за Джин, не доставила Тони никакого удовольствия. Да и сами судите: кое-кому следовало бы думать, что их могут видеть посторонние люди. Но, если взрослые перенесут такой удар, то дети не должны были наблюдать, по мнению женщины, чего-то подобного в торговом центре. И она осталась, само собой, недовольна. Покачав нравоучительно головой, темнокожая женщина протянула руку сыну, с которым они и направились на выход. Все-таки времени оставалось немного, прежде чем Энджи начнет плакать, а доводить ребенка до слез, она не собиралась и хотела быстрее вернуться домой. Они остановились ненадолго перед выходом из самого торгового центра, чтобы освободить руки Ноа от подарка, который он выбрал для своего друга, и спрятать его в нижнее отделение коляски, в котором было для него достаточно места.
И именно тогда женщина слышит, как ее окликает чей-то голос. Узнать голос Винса она смогла только после того, когда увидела его самого, протягивающего то ли ей, то ли Ноа большого плюшевого мишку, который отлично подошел бы какой-то маленькой девушке в подарок. Вот, маленькая и бойкая подруга Ноа, быть может, и оценила такого большого мишку, а после решила бы разукрасить его или поинтересоваться, что же внутри оного. Но, пусть даже так, женщина явно не понимала, с чего бы это Джервису делать подобные «шаги».
- И тебе, здравствуй, Винсент, - хмыкнула в ответ Тони, по-прежнему держа руку на ручке коляски, тогда как другой она уперлась в бок. – Прекращай паясничать, ты как был невоспитанным, так и не стал хорошим человеком. Что за низкопробная благотворительность? – добавила она вскоре. – Убери это с глаз моих долой, да поскорее, иначе пожалеешь, - решив все-таки не говорить о том, что Ноа явно вырос из того возраста, когда ему интересно было получать подобные подарки, Пейтон без особенного энтузиазма продолжила разговор с еще одним жителем ее города. В прочем, как бы то ни было, а ее мальчишка никогда особенно не питал любви к плюшевым игрушкам.
Но, как говорится, чем дальше – тем интереснее.
- Я думаю, ты не совсем правильно всё поняла, - произнес Джервис, на что женщина бдительней присмотрелась к парню. Правильно или нет, но некоторые моменты в отношениях нельзя не понять предвзято – вот только, какое ей до этого дело должно быть? И почему так внезапно встревожился об этом Винсент?
- Да ты что?! И как я должна была бы все понять? – удивилась она, склонив на бок голову. Она, конечно, могла продолжить дальше, попытавшись быть остроумной и язвительной женщиной, но времени на это у нее не было. Догадка сама мелькнула в сознании темнокожей женщины, прежде чем слащавый поганец, добавил именно тот отсутствующий пазл, который и расставил все акценты в разговоре. И тут Тони не оставалось ничего другого, кроме как тяжко вздохнуть. То, что Джин снова подпустила его к себе, по сути, не касалось ее. Ей бы уследить за собственными детьми. Однако было все-таки жаль крестницу хотя бы потому, что должна терпеть подобное к себе отношение.
– Знаешь, Винс, ты мне никогда особенно не нравился, и я всегда считала тебя не самым хорошим парнем, - произнесла Пейтон, заглянув в глаза своему молодому собеседнику. – После того, что я видела только что, мое мнение не стало лучше или хуже о тебе, но … знаешь, чего-то такого от тебя я и ожидала. Мне только жаль Джин – она не заслужила такого подарочка от тебя, - пожала она плечами, покачав головой. Доносить на Джервиса было, конечно, возможно, но вряд ли миссис Данцигер опустится до такого. В прочем, она сама и не знала, как поступить в данной ситуации было бы более правильно, когда щеголь просил ее прикрыть его актерский зад – потакать ему она не собиралась, как и вмешиваться в чужие отношения тоже. Разве сами не способны будут разобраться?
Кто знает, зачем Винсенту захотелось поболтать, и тот задал вопрос, на который женщина вряд ли собиралась бы ответить. Однако раз уж тот назвал имя Дитриха, стало понятно, что сблизились они с Джин достаточно близко и тесно.
- Тебе-то будто есть дело? – отвечает вопросом на вопрос Пейтон. – Неужто тебя не ждут? – кивает она в ту сторону, где она недавно видела его с женщиной, которой явно были по душе кавалеры помладше.

Отредактировано Tony Danziger (2016-08-13 11:38:39)

+2

5

В голосе Тони холод и презрение ко мне, и мне так нравится это, ведь я сбежал от любви воспитанных и верных девушек, от семейных ценостей заботливых родителей, от следования принципам заложенным с детства, от дружбы с Джулианом, в Калифорнию, живущую, согласно стереотипам, по волчьим законам. Всю пустоту внутри, которая глодала меня в Остине, которая заставляла чувствовать одиноким, испорченным, неправильным, хотелось не заполнять жалкими пародиями на чувства, а наоборот, выставить напоказ. Чтобы кто-то восхищался ей, кто-то осуждал, но никому не хотелось меня спасти, всем было бы наплевать, потому что иногда, когда ко мне относились с искренней, непонятной любовью, сердце саднило, напоминая о том парне, которого я так старательно в себе искоренял. Но тот, кем я стал, в зеркале, мне нравился гораздо больше. 
Мои бессовестные глаза смеются над Тони, когда она читает мне мораль.
– Прекращай паясничать, ты как был невоспитанным, так и не стал хорошим человеком.
- Мисс Картер, - смотрю на неё чуть сощурившись, пытаясь выдать издевательское лукавство за дружелюбный сарказм, обращением подчёркиваю её возраст, - я признателен и тронут, даже родная мать не была так сильно озабочена моими моральными принципами, - мои интонации не надменны, а спокойны, я говорю тихо, размеренно - даже не придраться, что я издеваюсь. Хотя это ложь, родная мать с ума бы сошла, наверное, если бы увидела Джин целующую Люка, а как отнеслась к моему поступку Тони? Вот в чём вопрос. Я пока не могу это понять, я вижу только лёгкое презрение к себе, но не чувствую, чтобы она испугалась за Джин. Она не угрожает мне, не просит держаться подальше от Лэншерр, а ведь я избалованный актёр, наркоман, плохо контролирующий агрессию.
Тони кривит губы в ухмылке, а я оценивающе рассматриваю её. У неё очень интересные, полукруглые и игривые дужки тонких бровей с острыми изломами, глаза тёплые, цвета тёмного янтаря, и пшеничные, непослушные, вьющиеся волосы. Посреди торгового центра, она как Красотка в магазинах Родео-Драйв, одежда как у Джилии Робертс. В Сан-Хосе пару раз ловил себя на мысли, что хотел бы с ней переспать. Не потому что считал её горячее, симпатичнее её крестницы, а потому что ужасно бесил её строптивый характер, и было любопытно. Она вообще умеет быть мягкой, нежной, влюблённой? Или всегда взвинченная, дерзкая, борзая и по-детстки непосредственная. Дитрих, наверное, очень сильно её любит. Я всегда любил более сдержанных, равнодушных, послушных, как и многие парни. Эта мысль вынуждает меня растянуть губы в лёгкой улыбке.
- А ты горячая. Не в смысле хот, но только потому что у тебя есть свой мужчина, а в смысле, горячая, - протягиваю я. - Воспитанные, порядочные парни никому не нравятся, - задумчиво протягиваю эту аксиому, которая действительно работает почти всегда. - Обычно все предпочитают сильных парней, умеющих бросить вызов и любящих эксперименты. Не только чешущих языком, но и решительных, - нет, я не обиделся, но наигранно напускаю на себя горестную задумчивость над её словами. На самом же деле, слегка цепляя её, я пытаюсь прощупать, что за фрукт эта Тони, и где находится граница её терпения и принципов, узнав которую очень легко манипулировать людьми. И вывявляю где находятся её слабости, человечность, чувтсвительность и свойственно ли ей сострадание. Говорят, что темнокожие - те ещё бесчувственные брёвна и полные агрессивные неадекваты.
- Дитрих покорил тебя большими букетами роз, долгими ухаживаниями, красивыми словами? - спрашиваю я с блеском в глазах, со свойственной мне лениво-манерной интонацией перечисления. На встречу нам идёт какая-то девочка с мамой, и я отдаю её мамаше игрушку, и она выглядит счастливой, обнимая её руками и говорит "спасибо, спасибо". - Это вам! Хорошего дня! Ну, разве я такой уж плохой человек?
- Да ты что?! И как я должна была бы все понять?
Простота в общении Тони и её пренебрежение немного утомляют меня, не люблю, когда мои слова подвергают сомнениям. Раз сказал, значит, так и есть, а если сказал неправду, то тут же не почувствую стыда и не раскаюсь.
Но когда я вспоминаю о Джин, о её лёгкой, блаженной улыбке, пока она ещё не проснулась, а смолянисто-чёрные волосы разбросаны по подушке, когда я вспоминаю о её прикосновениях и минутах откровений, когда всё-таки пускает к себе в душу, несмотря на все шрамы от нашей лжи друг другу, всё в моей душе теплеет. Я иду рядом с темнокожей вздорной женщиной со спесивым характером, толкающей детскую коляску и обдумываю, что теперь делать.
- Может быть, вас подвезти? Помочь с пакетами? - с искренней участливостью интересуюсь я, пытаясь собраться с мыслями. Когда я думаю о Джин, она незримо присутствует между мной и Тони, и делает меня лучше, мягче и спокойнее. Слова Тони о том, что Джин не заслужила быть со мной заставляют сжиматься кулаки, а я мысленно прошу держать себя в руках и не рассказывать Тони о том, как Джин встречается сразу с двумя парнями. Это глупо, жалко, обиженно.
- Хотел бы я сказать тебе, что у нас происходит, но тебе всё равно. Ты даже не спрашиваешь меня, почему я так поступил... Ты либо расскажешь ей это, и ужасно обидишь её, хотя совершенно не права в скороспелых выводах на мой счёт. Либо не скажешь ничего,- пытаюсь предположить её последующие действия. Я останавливаюсь и спрашиваю, - тебе она не безразлична?
Я возобновляю шаг.
- Тебе-то будто есть дело?
- Почему нет? - я хмыкаю. - Никогда не задавалась вопросом, почему некоторые наши общие знакомые доверяют мне больше, чем тебе?

Отредактировано Vincent Jervis (2016-10-03 16:23:26)

+1

6

- Мисс Картер, - Джервис обращается к Пейтон, что давно уже отвыкла слышать в свой адрес подобное сочетание слов. Скоро уже год, как она вовсе и не мисс…
Вряд ли Джин забыла упомянуть своему приятелю о том, что успела побывать в прошлом августе на так называемой свадьбе своей крестной. Но, это было не так уж и важно для темнокожей женщины. Подобным Тони не выведешь из равновесия, а то, что она высказала уже – еще даже не намек на возможный взрыв эмоций. В точности, как и ровный и спокойный тон, с которым приятель ее крестницы продолжает отвечать ей на замечание о своей воспитанности, но задевает почему-то именно моральную сторону, говоря, что его мать не была столь обеспокоена на его счет. Размышлять на счет того, говорит он правду или нет, женщина даже не пытается – пропускать через себя проблемы совершенно неизвестной ей женщины, что родила и воспитала такого неприятного типа, она не собирается. Давно уже свершившийся факт, что не все способны родить и воспитать нормального ребенка, который не скатится к уровню дегенерата. Но, каждая мать в ответе за то, что она привела на свет и Тони тоже несет ответственность за своих детей, которые сейчас с ней и должны смотреть на этого слащавого актера, что явно решил подпортить ей крови, следуя за ней. Хотя, ладно бы, если только он только шел за ней, так еще и не затыкается!
От напускной вежливости не остается и следа, когда Винсент переходит обратно на «ты», позабыв о всяких «мисс» и «миссис». И его размышления на тему вкусовых предпочтений, существующих между людьми, заставляют Тони презрительно усмехнуться, покачав головой. Не говоря и слова, этим она словно говорит: давай, рассуждай и дальше, ведь ты совсем и жизни не знаешь! А ведь и, правда, не знает. Она в этом более чем уверенна, хотя и не может сказать наверняка. Парень привычно уже сводит все к тем клише, которые обычно перетирают в кинофильмах, где хорошая девочка непременно влюбляется в рискового парня. Такие парочки, конечно же, нравятся зрителям, которые болеют за главных героев, что проходят просто огонь, воду и медные трубы, чтобы в итоге быть вместе. Можно сказать, что в жизни что-то есть схожее, вот только в кино есть хоть уверенность того, что в финале на всех ждет свой happy end. В жизнь человек всего лишь бесцельно и отчаянно ищет счастье, ухватываясь за него в каждой новой отчаянной попытке обрести его, не зная, окажется ли она удачной.
В жизни Тони было достаточно неудач, которые могли сломить ее, но этого не произошло. Она потеряла ребенка, что мог быть немногим старше Джин; потеряла надежду на возможное счастье с Дитрихом, с которым они расстались на долгое время, продолжив искать свое счастье раздельно. Никто из них не рассчитывал уже на удачу, когда судьба свела их снова.
- Дитрих покорил тебя большими букетами роз, долгими ухаживаниями, красивыми словами? – продолжает все в том же духе Джервис, что даже не подозревает, что ничего этого не было. Прочные чувства не построишь на букетах, что имеют свойство увядать со временем, как и поступки с красивыми словами, что предназначены для того, чтобы вскружить голову, рано или поздно теряют свое очарование.
Интересно, он знает, что играет сейчас с огнем? О, наверняка! И делает это еще специально. Только для того, чтобы вывести из себя Пейтон нужно лучше постараться. В последнее время на удивление никому этого не удавалось. Наверное, после событий случившихся в прошлом году, когда им с Ноа пришлось сбежать на время в Германию, а Лорелея Леншерр получила пулю в живот на глазах у своей лучшей подруги, вывести из себя Тони Данцигер будет вообще невыполнимой миссией. Только Фредо Клементе, что принес тогда скверную весть, это удалось, но это тоже было уже не важно. Со временем раздражение проходит, оставляя на месте только то, что прячет за собой весь внешний облик.
- Это не твое дело, - отвечает женщина ровным тоном голоса, но вовсе не бесцветно. – Послушай бесплатный совет: не сунь свой нос не в свои дела и будет тебе счастье, - заглянув в лицо актера, добавила она, прежде чем тот успел осчастливить каких-то прохожих.
Что же, хоть кому-то перепадет счастья из-за этого плюшевого мишки?
Тем не менее, терять время зря Пейтон не собирается и продолжает свой шаг по направлению к дому. Терять время из-за такой неприятной личности, что будто сорняк цепляется за тебя, она не собиралась. Вот только отвязываться так просто и сам сорняк не станет.
- Благодарю, но мы как-нибудь сами справимся, нам недалеко, - повесив на лицо милую улыбку в тон заботливому Джервису ответила темнокожая леди. О! Кажется, ей это уже начало даже нравиться?
На самом деле вести разговор на ходу не слишком удобно. Перейдя на ту сторону улицы, Тони все же останавливается, чтобы не просто заглянуть в глаза тому человеку, что делает какие-то свои выводы.
Считает, что ей на Джин все равно?
Считает, что Джин ему доверяет больше, чем ей?
Что же, где-то с этим ходит правда, а может и заблуждение, ведь не так уж и часто мы в своих теориях способны достичь правды. Мы верим в то, что мы хотим верить. Мы хотим верить в то, что нам больше удобно. Вот только у Пейтон не было давно уже в привычках полагаться на что-то безграничное со стороны крестницы, что всегда была скрытной девочкой.
- Мои выводы на твой счет были сделаны еще в Сан-Хосе и только подтверждаются, Винсент, - тяжко вздохнув, произнесла женщина, глядя в глаз своему собеседнику. – Да, у каждого поступка есть своя причина, которой хочется оправдать свой проступок. Расскажу я или нет, виновным будешь ты, хочется тебе этого или нет. Не меня целовала женщина, что явно старше не на один десяток лет. Но, все равно мне или нет – уж это, знаешь, не тебе судить. Но, право Джин верить тебе больше, чем мне – это выбор, который она сделала. Я готова его принять: так поступают взрослые. Повзрослей и ты, Винсент. Будь готов нести ответственность за свои проступки, а не поджимай каждый раз под себя хвост, словно побитый пес. Будь мужиком, в конце концов, а не лицемером. Сними маску – камер нет, - снова нравоучения? Что же, иногда, кажется, без них и не обойтись. В любом случае, когда кто-то еще не видевший всех трудностей жизни начинает доставать Тони.

Отредактировано Tony Danziger (2016-08-15 11:50:15)

+2

7

Я всегда гордился своей фамилией, для преступников в Техасе она значила приговор, для безнесменов была знамением сложных для сомнительного дела времён; для моих одноклассников в школе я был парнем, который выбил много очков в баскетбольном матче, и на последних годах обучения устраивал самые лучшие вечеринки в Остине. Теперь моя фамилия мелькает в титрах, и чьё-то сердце быстрее бьётся, от осознания, что я приглашённая звезда. Поэтому я не был готов становиться мальчиком для битья, "Джервис - плохой человек"; Тони очень невежливо разговаривала со мной, как делают все чёрные женщины в сериалах.
Я знаю правду, знаю сколько во мне грязных мыслей, эгоистичных мотивов, сколько за спиной скверных поступков, совершённых ради какой-то цели. Зачем она лишний раз сообщала мне об этом? Я эпатажный актёр, за чьей личной жизнью следят, меня обсуждают, обо мне сплетничают, я добровольно поставил всю свою жизнь на витрину, потому что кто-то должен был это сделать - в этом суть моей профессии. Если бы не было фильмов или сериалов, то людям приходилось бы искать темы для разговоров во время тихих вечеров, и развалилось бы много скучных пар. А кто дал карт-бланш Пэйтон так себе со мной вести? Джин? Да, сравните, кто я, и кто Пэйтон, она похожа на шлюху Дэйва Хэйнса - покойного отца Джулиана, которого вечно тянуло на экзотику и one-night-stand отношения. Моё сердце быстро бьётся от выброса адреналина, когда Пэйтон пренебрегает моей пусть и наигранной учтивостью, и грубо просит убраться из её жизни.
- Пэйтон, - тихо пытаюсь её тормознуть. - Пэйтон, тебя заносит,- жизнь научила меня улыбаться, даже, когда кто-то испортил день рождения, которого ты ждал целый год плохим и дешёвым подарком-барахлишком, улыбаться, когда гей-продюсер просит разрешения у тебя отсосать. Лицемерие - самое лучшее изобретение этого мира. Если собеседник рядом с тобой не чувствует себя боксёрской грушей - то ты хороший человек, вот что я думаю. Странно, когда кто-то в моём окружении считает иначе.
Я в шоке.
- Нихрена себе, какие формулировочки, - я хмыкаю. - тогда хочешь и тебе дам бесплатный совет? - конечно же не хочет. Но у нас тут, похоже, кружок анонимных советчиков. - Если уж саму воспитали дикие лонгхорны, то тебе лучше нанять для своих детей преподавателя. Мой нос у тебя на виду, и я его никуда не сую. Прямолинейность - показательное качество человека, для меня это граничит с глупостью. Ну, знаешь, каждое слово - это фактически готовый судебный иск, - в принципе мы обменялись гадостями, и меня по-немногу начинает отпускать.
- Тем более, - поднимаю руки в жесте "сдаюсь" и со слащавой интонацией продолжаю. - Просто... ты извини конечно за откровенность, - понижаю голос, потому что речь сейчас пойдёт о щекотливых вещах, а я же не могу кричать об этом на всю улицу, поставив Пэйтон в неловкую ситуацию, - но такое чувство, что ты... эмм... сексуально неудовлетворена, ты агрессивная какая-то, взбалмошная, взвинченная, кажется, что обижена на всех парней, вот я и спросил, что у вас с Дитрихом, - всё с той же заботой продолжаю я бесить Пэйтон, охренела так борзо со мной себя вести, - У меня есть один знакомый семейный консультант. Его бизнес сейчас только набирает обороты, поэтому берёт он не очень дорого, я тебе могу на e-mail сбросить его контакты.
Да, я тот ещё мудак. Сжимаю в ладони красивый ключ с трезубцем от машины Оливии. Несмотря на то, что у меня не так много денег, никогда не держал ключи машин не класса люкс. Обещал Оливии отойти ей на пару минут, и не вернулся. Ну, ничего если я подвезу Тони с её ребёнком, нелюбящим игрушки-хиты продаж для адекватных детей, то Оливия вызовет такси - не заржавеет.
Мы выходим на улицу. Она явно пытается как можно скорее отделаться от моей неприятной компании, но моя цель пока ещё не достигнута. Это так глупо, но не представляю как Джин взбесится, если узнает об этом дурацком поцелуе с Оливией. Всё встанет на свои места, что со времён Сан-Хосе я так и не изменился, и по-прежнему всего добиваясь используя влюблённость впечатлительных женщин. Но это неправда. Я теперь другой. Мне так кажется. Я докажу сейчас это.
- Я бы не хотел тебе платить той же монетой, и отвечать, что ты тоже мне никогда не нравилась. Тебе не нравится моё дружелюбие, моя работа и моя публичность. Меня пугает твоё происхождение, твой грязный рот, как хоть ты им детей-то целуешь, но мы же вроде оба любим Джин. Вроде так? Ты ей была как мать в те времена, которые я с ней встречался. У Джин явные проблемы с доверием, она груба и плохо привязывается, она была брошена родителями, её можно понять. Возможно, когда ты взвалила на себя это бремя, присматривать за проблемным подростком, ты сто раз пожалела и хотела далеко не этого. Но тебе же не похрен на неё? Нам нужно как-то загладить это, а? - я тоже смотрю в её глаза. - Возможно, мы даже сможем быть друг другу полезны. Сможем друг друга понять. Давай встретимся. Ты очень ошибаешься на мой счёт.

Отредактировано Vincent Jervis (2016-10-03 16:23:51)

+1

8

Мир не состоит лишь только из хороших парней.
Мир наполнен самыми разными личностями, и сравнить его возможно разве только с решетом, которым чуть больше сотни лет назад вылавливали на Аляске и даже в Калифорнии из горных рек золото, которое попадалось лишь счастливчикам, тогда как в большинстве своем добытчикам золота доставались только камушки. Камушки - дешевые и ничего не стоящие, которых вокруг было всегда в достатке. Вот только за них добытчики золота ничего не могли получить.
Точно также и с людьми. Среди всего обилия разношерстных и разномастных людей, есть действительно те, кого можно сравнить с золотом. Их мало, а их внутренние качества заставляют даже без каких-то особенных поступков, ими восторгаться или хотя бы уважать. Ведь, увы, по большей степени подобных им людей, увы и ах, но не обнаружить, как бы внимательно и дотошно ты не искал. Везде найдутся те не идеальные, а порой и те, о которых лишний раз говорить не хочется.
Да, идеальных людей нет. Вот только мириться с демонами всех и вся невозможно. И Пейтон при всей своей благосклонности к людям возраста своей крестницы или племянников, все-таки тоже не была способна переносить буквально всех. Определенно женщина терпеть не могла ту категорию личностей, что помышляли, будто бы в этой жизни мир вертится исключительно вокруг них. Но, если с надменными и заносчивыми она еще была вольна не общаться, то куда больше ей досаждали и отталкивали те, кто были настоящими лицемерами, вроде Винсента. Ему, конечно же, явно не понравились слова миссис Данцигер. Но сказанного не воротишь. Правда, даже если бы и подобное было бы возможно, темнокожая женщина повторила бы все в точности до каждого слова и не только потому, что считала себя вправе говорить о подобном из-за существенной разницы в возрасте между ней и каким-то актеришкой, которого выбрала себе в любовники Джин. Что же, поделать, если это уже становится какой-то фамильной чертой Леншерр, выбирать себе не самых достойных мужчин. С этим ничего не поделать, да и Пейтон вряд ли собиралась устраивать подобное разбирательство. Она не из тех, кто будет пытаться вправить мозги и доказать, подходит кому-то человек или нет. Так или иначе – это выбор уже не маленькой Джин, которой придется, так или иначе, сталкиваться с последствиями связи с Джервисом. Когда-то она уже пролила через него не одну слезу. Как жаль, что это может повториться.
Винсент не сдерживается в выражениях. Его слова режут слух Тони. В их семье не принято было выражаться при детях – подобные привычки, если и имели редкость быть, то уже давно остались в прошлом. Женщина лишь опускает взгляд на сына, которому приходится все это слышать и эта встреча все больше ей прекращает нравиться. Ноа не должен был этого слышать, как и смотреть на этого парня своими большими карими глазами. В прочем, дома она попытается объяснить ребенку, что у некоторых людей не достаток воспитания или совсем худо с нервами, раз уж они начинают так выражаться в ответ на самые обычные слова. Хотя, надо сказать, что Тони определенно знала, как отреагировала на подобную встречу ее старшая сестра. Она не стала бы играть в какую-то дипломатию, а просто и незатейливо оставила хлесткую пощечину на лице парня, которого явно начинает заносить на поворотах из-за его звездной болезни. И ведь никто бы не сказал, что Лидс не права? Она женщина, темнокожая женщина, которую защищает не только социальная помощь и определенные службы, но и закон. А еще общественность, которой давно уже не терпится избавиться от отголосков расизма, процветающего на подворотнях. Даже если бы Джервис ответил на пощечину тем же – та же общественность осудила бы начинающего актера. При этом достаточно громко. Все-таки они стоят не на тихой улице, где нет свидетелей, а целое множество народу. Кто-то из вон того кафе позади парня сидит и наблюдает за темнокожей женщиной с детьми и парнем, что следует за ней.
Но, Пейтон Данцигер – не Лидия Уиверли. В первую очередь она позаботится о своих детях и их покое, который будет им не уберечь, если самая обычная размолвка получит огласку общественности. Да и вовсе не этого желала для себя молодой дизайнер, у которой и без проблем с внезапно нарисовавшимся Джервисом хватает. У Энджи будут резаться зубы скоро, а Ноа ждет еще несколько новых увлекательных кружков этим летом. Ей нравится ее размеренная семейная жизнь, в которой она опекает своих детей и заботится о любимом мужчине.
Она закатывает глаза и смеется, когда парень решает все-таки не просто делиться бесполезными советами, но и предположить о том, насколько плоха в супружестве интимная жизнь. Да уж… кто о чем думает? Кто-то слишком зациклен на сексе и желает обязательно сводить свой разговор к оному. При этом Пейтон нисколько не вела себя агрессивно, взбалмошно, взвинчено … и что там шло дальше? В любом случае, она не считала, что вела себя именно так, поэтому подобные слова насмешили ее.
Однако последующие слова Винсента заставляют Тони сжать ладонь в кулак.
Пожалуй, у всего есть свой предел и у терпения Пейтон тоже. Со времен школы она не слышала ничего подобного, поэтому замечание о «грязном рте» больнее всего пришлось темнокожей женщине, что явно восприняла подобное выражение признаком хорошо скрываемого расизма. И все то, что последовало за этими словами, просто было уже не так важно. Единственное, что хотелось Тони: увести ребенка, которому явно не следовало слышать подобного. Ведь даже если она не скажет об этом Дитриху, Ноа – расскажет или спросит у отца, почему какой-то мальчишка говорит с его матерью в таком тоне, да еще и такие вещи. И уж тогда последствий Джервису будет не избежать.
- Ты еще хочешь встретиться? – выслушав Винса, Тони натянуто и слабо улыбнулась.
Ноа тем временем обнял свою маму за юбку, явно стремясь таким образом защитить ее. «Маленький умница,» - мысленно улыбнулась ребенку женщина, прежде чем приобнять его за плечи, словно бы желая его этим самым успокоить. Ведь незачем было переживать.
– По-моему, ты что-то путаешь: нам не о чем говорить с тобой, а если ты мне еще раз встретишься, Джервис, даю тебе слово, что припомню то, что ты мне только что сказал и подам на тебя в суд. Вряд ли твоим поклонницам понравится то, насколько остро ты высказываешься в сторону темнокожих. А теперь, дай мне покой и возвращайся к своей леди. Мне кажется, она тебя заждалась, - практически на одном дыхании заявила Пейтон. Определенно, некоторые жизненные перипетии не прошли для нее даром. Это в Сан-Хосе лет так шесть назад она бы предпочла просто смыться, не отвечая и слова на оскорбления. Но со временем появляется не только опыт. Приходит также и самое обычное желание постоять за себя. Особенно перед детьми, одному из которых явно не стоило слышать все это.

Отредактировано Tony Danziger (2016-08-16 21:34:02)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I heard that love is a risk worth taking