Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Если бы люди действительно так делали, я бы замер с открытым ртом...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » если ты не идешь ко мне, то я иду к тебе;


если ты не идешь ко мне, то я иду к тебе;

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ОДИН ИЗ ОТДАЛЕННЫХ РАЙОНОВ ЛА | АВГУСТ 2016 | 20:03

мэтти и синди  http://sa.uploads.ru/WqYuC.gif
Мэтти прислал Ди целый грузовик красных роз и пригласил на свидание, но Кроуфорд не пришла. Отлично, он решил разыскать ее сам. Зачем? На этот вопрос у парня пока нет ответа.

[NIC]Matthew Nelson[/NIC]
[STA]хорошие люди после смерти попадают в бар[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ftWj.gif[/AVA]
[SGN]

х | x | х
— ты почему опоздал?
— п р о б к а, еле открыл  вино. ©


[/SGN]

Отредактировано Matthew Nelson (2016-08-14 17:17:54)

+1

2

внешний вид.

[indent]— Нет, блин, стойте, подождите, вы издеваетесь? — мои брови взлетают кверху, и я невольно прижимаю ладонь ко рту, когда вижу грузовик, Господи Боже, забитый цветами. Красные розы, кругом красные розы, грузовик, мать вашу, красных роз!! С ума сойти... — Вы наверное ошиблись? Не может быть это всё мне, — водитель и, по совместительству грузчик, смотрит на меня и я по взгляду вижу, он умиляется. Мол, везучая девочка-дурочка, не может поверить своему счастью, что кто-то ТАК за ней ухаживает. А я думаю о том, что скоро выяснится, что это всё - дурацкая ошибка, розыгрыш, или банально адресом ошиблись, и сначала они полчаса будут цветы заносить мне в квартиру, а потом еще полчаса выносить обратно. — Покажите адрес. Это точно мой? — мужчина протягивает мне листок с ровными строчками, и в одной из совершенно точно указан мой адрес. — Мисс, это точно вам. Если не верите, тут еще медведь и записка, — он запрыгивает в грузовик, берет записку, а я только теперь замечаю нелепо огромного медведя, который с меня ростом, и которому совершенно точно нет места в моей квартире. Забираю из рук мужчины записку, раскрываю, читаю. Кто такой, черт возьми, Мэтти? А кто Эрика? — Но я же не Эрика и... вот блин! — до меня доходит, но доходит не сразу. Это тот, из гостиницы что ли? А как он узнал, где я живу? Я же даже имени своего ему не говорила! Эрика! — Нет, я не хочу, не нужны мне цветы, везите обратно, — я собираюсь упереться рогом, всё еще крайне категорично настроена по поводу этого парня, который теперь обрел имя, и не хочу с ним встречаться. Там что-то про свидание, но я лишь посмотрю на адрес, погуглю, где это находится, почитаю отзывы о заведении, вздохну и не пойду. Мне нечего надеть - раз, мне не хочется - два, это всё большая ошибка - три.
[indent]И совсем я не рассчитывала на то, что мужчина начнет уговаривать меня, и чуть ли не стелиться перед ним. Мол, у них такой гигантский заказ первый раз в жизни сделали, они так долго собирали, столько денег было потрачено, у них в компании чуть ли не праздник, все получат премию, а если я верну розы, то всё накроется медным тазом. Скрипя зубами, только для того, чтобы не подводить людей, соглашаюсь, а затем сижу на кухне, на барном стуле, наблюдаю за тем, как квартира планомерно наполняется цветами. Начиная от дальнего угла, вокруг кровати, с узкой дорожкой для того, чтобы можно было передвигаться, пару букетов приходится поставить в тесной ванной, а еще парочка не умещается, и они оставляют их около двери. У меня глаза лезут на лоб, я наблюдаю за этим, не могу отнять руку от лица, и к моменту, когда решаю, что всё кончено, заносят медведя. — О Господи... положите его на кровать, — последний оплот, не тронутый подарками Мэттью сдался, и вот уже у меня абсолютно вся квартира выглядит как из какого-то женского романа.

[indent]Ставлю подпись на каком-то листочке, извиняюсь за неудобства, хотя грузчик выглядит таким довольным и счастливым, словно не он последние сорок минут таскал на третий этаж, по лестнице, потому что лифт сломан, огромные букеты. Закрываю дверь, пробираюсь между цветами и замираю на середине комнаты, оглядываюсь. Комната наполняется душным запахом роз, хочется открыть окно, но вместе с тем, это приятный запах. Кругом, куда ни глянь, бархат алых цветов. Я провожу ладонью по цветочной поверхности и невольно улыбаюсь. Это сумасшествие какое-то, но ничего подобного со мной никогда в жизни не случалось. Делаю несколько фото своей квартиры, отправляю подружкам, и еще час провожу за разговорами по громкой линии, лежу на огромном медведе, хихикаю, крашу ногти и Боже, до чего же приятно, что наконец-то завидуют мне, а не я кому-то.

[indent]Про свидание не забываю, действую согласно плану: смотрю адрес, нахожу это заведение в гугле, читаю отзывы, вздыхаю, закрываю. Он молодец, и мне очень приятно, хотя такое огромное количество роз - это очень нерационально, скоро они начнут увядать, станет грустно, а с уборкой я вообще замучаюсь. Думаю об этом и злюсь сама на себя: почему надо вечно всё портить и думать о плохом?

[indent]Вечер, я уже почти собиралась идти спать, как слышу звонок в дверь. Наверняка кто-то из соседей, скорее всего Маргарет, как обычно будет просить занять пару долларов, а я как обычно ей откажу. После чего она обзовет меня жадной сукой, и на этом нашу встречу можно будет считать завершенной.
— Маргарет, нет, у меня нет денег, аванс опять задерж... — распахиваю дверь, и вижу на пороге Мэтти. — Вот блин, это ты! — фыркаю, и дыже пытаюсь дверь у него перед носом захлопнуть, но будем честными, стараюсь не достаточно сильно, и даже не захлопываю, так, только лишь слегка прекрываю, у него есть возможность выставить руку и войти.

[AVA]http://funkyimg.com/i/22Wp4.png[/AVA]
[NIC]Cindy Crawford[/NIC]
[STA]fucked up.[/STA]
[SGN]Life is tough, but so are you.
http://25.media.tumblr.com/tumblr_m3pvpwaigI1qbg5z5o3_250.gif
[/SGN]

+2

3

[indent] Она сказала, что парня у нее нет, а затем быстро скрылась за дверью, и я слышал лишь то, как кеды шаркают по деревянным половицам мотеля. Сначала хотел броситься за ней, но потом грустно посмотрел на часы и понял, что если буду играть в сталкера, то опоздаю на самолет, к тому же, Ди ответила на все мои вопросы, и у меня не оставалось ни одного повода, чтобы ее задержать. Приученный выполнять даже пустяковые обещания, бреду по коридору к стойке администратора, для этого спускаюсь на первый этаж и виляю по незнакомым лабиринтам, пока, наконец, не натыкаюсь на девушку в серой застиранной блузке за стойкой.
— Можно мне книгу отзывов пожалуйста? — Та недоверчиво смотрит на меня, наверняка, думая, что я напишу туда какую-нибудь жалобу, поэтому я спешу успокоить Даффну Брин, имя которой мне рассекретил бейдж на ее груди. — Хочу написать хороший отзыв о горничной со второго этажа, она сегодня натурально спасла мне жизнь.
Администратор самодовольно улыбается и достает из-под своего прилавка замусоленную прошнурованную тетрадь формата альбомного листа, на титульнике размазанными и поблекшими буквами, выведенными по трафарету, написано «книга жалоб и предложений».
Размашистым почерком, красноречиво и с расстановкой акцентов описываю ситуацию, которая случилась сегодня утром: я, еще не протрезвев после шумной ночи, разлил вино и порвал рубашку, а девушка, убиравшая номера, не только быстро навела порядок, выводя пятно, но еще и зашила мою порванную шмотку. И пусть не все было правдой, я хотел, чтобы Синди похвалили.
— Надеюсь, ее повысят. — Девушка скривила удивленную гримасу и ответила, что повышать некуда, но премию выпишут обязательно.
— Я прослежу, — кидаю напоследок и поднимаюсь в свой номер, где нахожу Кэт, а еще через час подтягиваются друзья сразу же с чемоданами. Мы летим в Нью-Йорк.

[indent]  В самолете я делюсь с Джорданом своей историей, и друг крутит пальцем у виска, заявляя, что я со своей Мэвис спятил окончательно, и лучше бы мне о ней вообще забыть раз и навсегда, потому что в мире столько красивых женщин, зачем мне какая-то там провинциальная клуша, которая что и умеет, стоять, смотреть на всех и хлопать ресницами. Я отвечал, что у нее есть сестра, и что она тоже красивая, что я не знаю, что мне делать, и Джо предложил записаться на прием к психиатру. Тоже мне, советник нашелся. Вздохнув, я решил, что на ближайшую неделю выкину Ди из головы, но там, в огромном мегаполисе, сердце всей Америки, то и дело вспоминал о горничной из дешевого отеля, думал о том, как она там сейчас и чем занимается. Смотрел в окно, на один из центральных парков, и представлял вид из ее окна. Что сейчас видит девушка без имени перед своими глазами?

[indent] — Хочу заказать подарок, — я прилетел вчера вечером, и сейчас стоял в одном из самых лучших бутиков ЛА, рассматривая прайс-лист на услуги салона. Меня не столько волновали цены, сколько цвета сортов. Розы должны быть безупречными. — Мне нужно столько роз Пьер де Ронсар, сколько влезет в грузовую машину. — Продавец смотрит на меня, как на больного и объясняет, что это очень редкие розы, и их от силы наберется на один букет, так что мне стоит понизить свои аппетиты и взять обычные красные.
— Хорошо, тогда букет Ронсаров лично в руки с открыткой, а остальные просто занесете в квартиру или дом. — Девушка за кассой завистливо улыбается и лепечет, что моей невесте очень повезло, а потом узнает меня и просит сделать сэфли. Я не сноб, улыбаюсь в объектив, а затем подписываю чек. — Все надо сделать к вечеру, — а затем достаю из кармана клочок бумаги и читаю адрес «Эрики», который дала мне Даффна. — На развороте напишите: «Милая Эрика, я жду тебя сегодня в 18:00 в ресторане «Bar Pintxo», что на углу…».

[indent] Теперь мне оставалось только ждать. На место встречи являюсь на пятнадцать минут раньше положенного, заказываю стакан минеральной воды и принимаюсь ждать. Розу, самую идеальную и изысканную, прошу поставить в воду. Уверенности в том, что она придет, почти нет, но было бы куда хуже, если бы не пришел я. Когда проходит сорок минут с того момента, как я зашел в ресторан, с грустной мордой расплачиваюсь и покидаю заведение, ловя такси.
— Мне надо на… — Адрес я уже выучил наизусть, так что затисканную бумажку даже доставать не пришлось.
А вам точно туда надо? — Водитель на явно приличном автомобиле без шашек на желтых боках авто, смотрит на меня как-то подозрительно. — Точно правильно сказали улицу? Может вам на… — И я раздраженно повторяю, что точно ничего не напутал.
И кто у вас там? В первый раз вижу, чтобы мужчина в приличном костюме ехал в эту… дыру.
— Да так, — задумчиво откидываюсь на спинку сиденья и смотрю в окно.
Едем мы долго, никогда еще родной город не казался мне таким большим и непознанным. Кажется, мы не только минуем центр, но и все официальные районы, выезжая куда-то в пригород. Дома здесь совсем старые и низкие, расписанные граффити, через один опрокинуты мусорные баки и в груде объедков снуют крысы. Место мерзкое, а доехать до него можно только или на своем автомобиле, или на автобусе, которых ходит раз в час до одиннадцати.
Узнаете места? — Ехидничает шофер, и я сдержанно киваю ему.
— Не совсем, но вы придерживайтесь маршрута, все точно так, как я сказал.

[indent] Через почти час монотонной езды мы останавливаемся, водитель тыкает толстым волосатым пальцем на какую-то многоэтажку, возвышающуюся тут подобно Эйфелевой башне над Парижем, и я, рассчитавшись, выхожу и иду к домофону. Провода выдернуты, домофон не работает, зайти в подъезд может всякий желающий. Лифт тоже не работает, и я пешком поднимаюсь, разглядывая номера на тех дверях, на которых они есть. Наконец, на третьем обнаруживаю нужную мне квартиру и стучу кулаком. Из-за двери доносится знакомых голос, тихий, но я сразу понимаю, что попал по адресу, и начинаю улыбаться как кретин.
Синди появляется на пороге, и только узнав меня, захлопывает дверь.
— Эй, стой, погоди, — просовываю в щель руку, а затем пропихиваю ботинок, расширяя проем. — Что-то гостеприимству тебя не учили. — Прохожу в прихожую, заваленную цветами, вижу, что розы занимают почти все место, и думаю о том, что, должно быть, каждая девушка бы мечтала о том, чтобы ее квартира хотя бы пару часов выглядела вот так. Медведь сидит на кровати и смотрит на меня, как на предателя. Мол, за что я сослал его в этот забытый Богом район и подсунул девушке, которая не особо любит животных. Особенно медведей. Особенно набитых синтепоном.
— Как тебе подарок? Почему не пришла, я ведь тебя ждал, между прочим, — совсем на нее не злюсь, хоть и замечаю, что Ди не просто опоздала, она никуда и не собиралась. — Зайду? — Вообще-то я уже бессовестно стащил ботинки и теперь думал, куда бы сесть, чтобы не примять жопой пару бутонов.
Квартира у нее размером с мою ванную, места вообще нет, как люди в таких живут? — Или выйдем на улицу, а тут встать некуда…

[NIC]Matthew Nelson[/NIC]
[STA]хорошие люди после смерти попадают в бар[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ftWj.gif[/AVA]
[SGN]

х | x | х
— ты почему опоздал?
— п р о б к а, еле открыл  вино. ©


[/SGN]

+1

4

[indent]Скажу честно: я удивлена. Даже очень сильно удивлена. Что он не забыл, что каким-то образом узнал адрес, что потратился, и потратился явно серьезно. Я понятия не имею, кем он работает, сколько зарабатывает, но розы, расставленные по квартире безупречны, бутон к бутону, все словно братья-близнецы, уверенно и бодро держат свои головки, источая умопомрачительный аромат. Мэтти думает о том, что любая девушка мечтала бы, чтобы квартира хотя бы на пару часов выглядела подобным образом, и он был прав, потому что в этом что-то было. Если не думать о том, как неудобно теперь передвигаться, как сложно будет это всё выкидывать, потом собирать с пола опавшие лепестки... Если не думать об этом, то ближайшие несколько дней я, словно в дорогущей оранжерее, на билет в готорый мне придется копить месяц.
И я стараюсь выглядеть не слишком довольной, не улыбаться слишком широко, зачем-то в очередной раз всё порчу, убеждая себя в мыслях о том, что мне нужно думать о Мэвис, и что он думал о Мэвис, и что цветы эти на самом деле предназначены ей, а не мы. Ох, всё было бы намного проще, если бы наше знакомство не началось с того, что Мэвис - девушка его мечты. С другой стороны, я не могу перестать думать о том, что если бы он не знал Мэвис, то и знакомства нашего бы тоже не произошло.
— Да, точно, как и другим очень важным вещам, — произношу насмешливо, уже как-то внутренне смирившись с тем, что он заходит в квартиру. Наверное, я даже не против, справедливо рассудив, что она вроде как... заслужил. Если начать копать глубже, можно было бы решить, что он купил моё расположение, купил за приличную сумму, сколько обошлись все эти розы, но не обязательно всё переводить в деньги, правильно? Я уговариваю себя не портить себе настроение хотя бы раз в жизни, и просто наслаждаться тем, что прямо сейчас со мной происходит. Прямо как золушка в сказке, на которую я, как он справедливо заметил ранее, совсем не похожа...

[indent]— О, так ты заметил? Что теперь здесь совсем нет места для жизни, да? И сплю я, похоже, верхом на медведе, — сесть некуда, поэтому сажусь я на кровать, точнее, на заднюю лапу медведя, который сидит на кровати. Размышляю пару секунд над своими репликами, затем вздыхаю. Не обязательно быть такой злобной сукой, Ди. — Но, на самом деле, так квартира выглядит намного лучше, — на этом месте я запинаюсь, размышляю еще несколько секунд, а затем все-таки делаю над собой усилие и улыбаюсь ему: — Спасибо, — да, мужчинам я не доверяю, и в ближайшее время доверять не собиралась, однако ни один мужчина ничего подобного для меня не делал. Если ему хотелось меня удивить - у него получилось. А еще получилось преподнести себя так, что я не захлопнула перед ним дверь, а только попыталась. Поверьте, это тоже многого стоит.
[indent]— Ну просто... Я думаю, что это плохая идея. Встречаться, узнавать друг друга лучше, ходить на свидания. Я же тебе не просто так сначала отказала, — смотрю на него серьезно, и, возможно, первый раз за всё время не пытаюсь ехидничать или приправлять слова ядом. — Ты с самого начала сказал, что Сидн.. Мэвис - девушка твоей мечты, что ты влюблен в неё и всё такое. Но она замужем, она недоступна, и поэтому ты решил переключиться на кого-то, кто более доступен. А я не хочу быть с человеком, которому я нравлюсь только из-за образа сестры. Мы ведь правда не похожи, ты скоро поймешь, и прекратишь делать.. это, — я обвожу рукой комнату, имея ввиду поле из роз. Свободной рукой зарываюсь в пушистый, длинный мех моего медведя. Я уже придумала, что сделаю с ним. Отправлю домой, мне он ни к чему, а вот Оливии с Бобби придется по вкусу. — А мне может понравится, я могу привыкнуть, и будет больно. Не хочу, чтобы было больно, — вот так просто и откровенно, с порога, потому что не вижу причин оттягивать этот разговор. Лучше уж сразу, пока мы не зашли слишком далеко. И тон спокойный, непривычно теплый, я как всегда знаю что лучше для меня и для людей вокруг, сама пытаюсь решить за него, за себя, и в мыслях даже не проскальзывает, что я могу быть не права.

[indent]— Можем прогуляться, если не боишься, — усмехаюсь, и уже выхожу с ним из квартиры, как вспоминаю, что забыла закрыть окно. — Иди, я догоню, — пробираюсь через букеты едва ли не на ощупь, чуть не опрокидываю  несколько букетов, но до окна добираюсь, закрываю его, потому что в моем районе открытые окна только так привлекают домушников, их не смущают даже высокие этажи.
Иду к лестнице, спускаюсь на один пролет и застаю прелестнейшую картину. Стоит Мэтти, напротив него какой-то человек в черной маске, на ней прорези для глаз и рта, прямо как в каком-то дешевом фильме. В руках пистолет, и я не даже не сомневаюсь в том, что он настоящий. Говорит Мэтти, чтобы выворачивал карманы, и часы с руки снимал. Вздыхаю и продолжаю спускаться по лестнице, пока не дохожу до парочки, и даже тогда не останавливаюсь. — Калеб, ты совсем ебнулся что ли? Какие еще карманы он будет выворачивать? — он стоит в явной растерянности, когда я подхожу совсем близко и бесцеремонно сдергиваю с него дурацкую шапку. — Это мой знакомый, так что съебывай отсюда, пока я не решила, что хочу тебе врезать, — угроза шуточная, можно было бы пригрозить отцом, но с моей стороны это было бы подло. Маска слезает с лица, и перед нами прыщавый, рыжий подросток чересчур высокого для себя возраста, когда на нем шапка, то даже и не скажешь, что подросток. Глаза мутновато-голубого цвета смеются, и он шмыгает к себе домой, а я закатываю глаза и поворачиваюсь к Мэтти. — Когда его предки ссорятся, он отсиживается у меня дома, поэтому мы в хороших отношениях. Он придурок, но относительно безобидный. Если, конечно, ты не выглядишь как богатенький мажор...

[AVA]http://funkyimg.com/i/22Wp4.png[/AVA]
[NIC]Cindy Crawford[/NIC]
[STA]fucked up.[/STA]
[SGN]Life is tough, but so are you.
http://25.media.tumblr.com/tumblr_m3pvpwaigI1qbg5z5o3_250.gif
[/SGN]

+1

5

[indent] Маленькая квартира усыпана розами, красные бутоны лежат аккуратно, прижавшись друг к другу, и благоухают, пропитывая ароматом нашу одежду, волосы, забираясь под кожу. Я все еще смотрю на нее так, словно не понимаю, как додумался до этой мысли — явиться в дом и требовать свидания, настаивать на разговоре, начинки которой так и не слепил. Синди непривычно честная и откровенная, сбивает меня каждой новой репликой, и я не успеваю придумывать новые оправдания на ее резкие доказательства того, что наш роман обречен. Мне казалось, Ди все усложняет, зачем-то постоянно вспоминает свою сестру, о которой я и сам еще не успел позабыть, но за время разлуки четко усвоил: есть Мэвис Бартон, жена продюсера, а есть Синди — горничная в дешевых отелях, — и это две совершенно разные девушки, и шел я тоже осознанно ко второй, стараясь не думать о той, которую еще недавно называл «девушкой своей мечты». Наверное, я поторопился с расклеиванием кричащих ярлыков, поспешил с выводами и с тем, что решил преждевременно не только обрисовать свою мечту, но и загнать себя в рамки. С чего я взял, что моя возлюбленная должна смотреть на всех меланхолично-высокомерным взглядом, что у нее должны быть болезненно худые пальцы, и на одном обязательно сверкает кольцо из белого золота? Я так любил фантазировать, что в своих грезах часто смотрел не в ту сторону.
— Почему плохая? — Между бровей образуется недоверчиво-расстроенная складка, когда я смотрю на нее с такой надеждой, с такой преданностью, а получаю завуалированный отказ, как будто ребенку слегка шлепнули по попе и наказали больше не шалить.
Она все еще считает, что я вижу в ней Мэвис, какая глупая! Становится досадно и неприятно, ведь все эти цветы и внимание были для нее, для Ди, девочки в форме горничной, а не для ее неприступной сестрицы. — Но я… — Я хотел оправдаться, сказать что-нибудь такое, после чего она сломается, сдастся и, прикрыв глаза, ответит: «да, ты прав», только вот подходящего слова, емкого и не терпящего возражений, не находилось. — Я был пьян, — голос сникает, так и не достигнув того эффекта, который я себе вообразил секундой назад. — Твоя сестра тут не при чем, ведь до встречи с тобой я знал только о Мэвис, но пришел к тебе, и не потому что ты более доступная, — кажется, за такие слова мне очень скоро станет больно, и придется искать другие аргументы своего романтического настроя, — просто в том мотеле мне понравилась именно ты.
Вот так честно, без утайки я взял и сказал все, что думаю. Мы стояли в спальне, точнее, Ди сидела на лапе плюшевого медведя, занимавшего все свободное место на кровати, а я стоял, нависая над ней темной тучей и заслоняя единственный луч света, который пробивался в комнату через маленькое окно.
Кроуфорд вторит о «доступности», и я мысленно бью себя по рукам и непослушному языку, ведь вместо того, чтобы разуверить девушку в этом, я только подтвердил ее слова.
— Да почему обязательно будет больно? — Синди и так слишком откровенна со мной, кажется, это предел, но я не унимаюсь, засыпая ее очевидными вопросами, и вместо того, чтобы молча сделать вывод, продолжаю настаивать на своем, ковыряя все глубже и глубже. И дураку понятно, что у Ди был болезненный опыт отношений, и может быть, не один, а я сморю только сквозь призму собственных интересов и ищу камень, о который споткнулся и отступился. Если она считает, что будет больно, значит, я уже что-то делаю не так?

[indent] — А чего мне стоит бояться? — Район, конечно, не самый лучший, если сказать точнее, то более паршивое местечко в Сакраменто отыскать — надо сильно постараться, но я не собираюсь пугливо вздрагивать, глядя на призраки, услужливо подкинутые моим воображением. Буду решать проблемы по мере их поступления. Спускаюсь по крутым ступеням в темноте, даже не думая чего-то там опасаться, считая, что Ди передергивает со своими предупреждениями. А мне бы стоило прислушаться к ее напутствиям и хотя бы достать зажигалку или там нож, но ножа у меня нет, потому что не успел я спуститься на этаж ниже, как меня «притормозил» какой-то непонятный тип без возраста и профессии, толкая к стене и требуя кошелек.
— Эээ, — отталкиваю придурка, но тот настойчиво приставляет к моим ребрам что-то твердое и железное; скосив глаза, я с недоумением присваиваю неопознанному объекту название «пистолет» и послушно тянусь за деньгами, которые у меня в заднем кармане.
— А часы точно надо? — На всякий случай переспрашиваю раздраженного бандита, оттягивая время, будто за эти короткие секунды у меня появится способность регенерировать огнестрельные ранения или какая-нибудь телепортация. Я не трус, но к подобной ситуации готов не был, потому мысленно попрощался и с баксами, и с безделушкой на руке. Самое паршивое место в городе — подходящее определение для места жительства Синди.

[indent] За спиной раздаются бойкие шаги, и первая мысль — защитить Кроуфорд от нападения, едва ли с нее можно что-то снять или забрать у нее приличную сумму денег, но об этом я не думаю, а она проходит мимо нас, и даже ухом не ведет. Эй, золушка, меня вообще-то грабят!
Стоп, какой еще Калеб? Как только девушка произносит имя незадачливого грабителя, я расслабляюсь, думая, что все это тупая шутка, розыгрыш.
Она так легко стягивает с него шапку с прорезями, что я удивляюсь тому, почему не сделал этого сам полминуты назад. Тип под маской оказывается совсем не опасным, он явно напуган гонором Синди и продолжать ограбление не намеревается.
Я прокашливаюсь, чещу затылок и продолжаю наблюдать за их перепалкой, борясь с желанием схватить Ди за руку и вытащить на улицу.
— На кого это ты намекаешь? — Ехидно уточняю, пропуская девчонку впереди себя по лестнице. — Знакомые у тебя, конечно, эм… — Под стать образу жизни? Как бы выразиться доступно и не обидеть Синди? — По-моему, я выгляжу отлично! — Взъерошиваю руками волосы на макушке, а затем засовываю руки в карманы, с удовольствием отмечая, что наличность все еще шуршит под подушечками пальцев.

[indent] Оказавшись на свежем воздухе, под темным беззвездным небом, я тут же достаю пачку сигарет и закуриваю, машинально сминая пальцами фильтр просто для того, чтобы чем-то занять руки. — И много у тебя таких знакомых? Ты всегда тут жила? — Оглядываюсь на обшарпанные стены подъезда, оставшегося позади, и делаю вторую затяжку. Не могу сказать, что меня радует тот факт, что девушка, на которую я запал, проживает в каких-то нищенских трущобах, но и отступать я пока не намерен, квартиру всегда можно сменить.
— А где твои братья и сестры, те, о которых ты рассказала в отеле?
Идти в целях прогулки тут некуда, никакого парка, только ветхие приземистые частные дома, да эта долбанная пятиэтажка, покрашенная серой штукатуркой. Только и остается, что стоять приманкой для всяких социопатов вроде соседа Ди.

[NIC]Matthew Nelson[/NIC]
[STA]хорошие люди после смерти попадают в бар[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ftWj.gif[/AVA]
[SGN]

х | x | х
— ты почему опоздал?
— п р о б к а, еле открыл  вино. ©


[/SGN]

Отредактировано Randal Andrews (2016-09-06 22:20:44)

+1

6

Код:
<!--HTML--><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="480" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://k003.kiwi6.com/hotlink/ojz70jj26g/Young_And_Dramatic_-_Never.mp3
"> </object>

[indent]Пожалуйста, не смотри на меня так... Я до боли закусываю губу, смотрю на него еще несколько секунд, а затем отвожу взгляд и пытаюсь смотреть куда угодно, только не на него. На лапу медведя, и пальцами зарыться в его мягкий, длинный мех, на бесконечность алых роз по комнате, на стены, на светильник. Потому что, то, что я вижу... Пугает, вселяет надежду, радует. Слишком много всего, и такая разнообразная гамма чувств очень пугает.
[indent]Потому что он смотрит на меня так, как будто я ему нравлюсь. Я мало понимаю в мужчинах, в их чувствах, во взглядах, но взгляд Мэтти кажется очевидным, в нем преданность, и влюбленность, и надежда, и есть что-то грустное, потому что у него есть на это причины. И мне становится стыдно за то, что я не пришла на свидание. Даже не подумала придти, не размышляла над платьем, не думала, в какой цвет покрашу ногти, или какое подберу белье: как далеко всё зайдет? Я ни на секунду не усомнилась в том, что не попаду в ресторан, адрес которого написан на карточке, а карточка затерялась где-то среди цветов. И он сидел там, и ждал меня, а затем не сдался и приехал. И теперь стоит, смотрит на меня своими голубыми глазами, а я чувствую себя предательницей, чувствую обязанной и... пожалуйста, не смотри. Это всё - слишком хорошо, чтобы быть правдой. Слишком хорошо, чтобы случилось со мной. Просто не могу поверить, ощущаю подвох и никак не могу с этим справиться. Помните фильм про девочку, серую мышку, с которой начал встречаться самый популярный парень в школе? Только для того, чтобы опозорить её перед всеми на выпускном, опозорить, унизить. Посмеяться, потому что как она посмела, убогая, поверить в то, что с ней может случиться что-то прекрасное, и даже волшебное. Вот так я себя ощущаю, этой самой девочкой, которой в конце обязательно разобьют сердце, и выставят идиоткой. Не хочу, чтобы опять было больно. Я говорила, помните? Лучше никак, чем больно. А он прямо сейчас такой хороший, что через некоторое время просто обязан оказаться ублюдком..

[indent]Он удивительно неловко обращается со словами. Я закрываю глаза и едва заметно давлюсь смешком, устало провожу ладонью по лицу и прекрасно понимаю, что он имел ввиду. Хотела бы злиться, но у меня не получается. Наверное, он меня обезоружил. Своим вниманием, своим приходом, своей улыбкой, в конце концов. Я так легко принимаю предложение прогуляться, потому что надеюсь, что вне этих стен, когда в нос не будет забиваться запах роз, когда красный цвет не будет забивать пространство, мне будет проще держать оборону. Потому что нет ничего хорошего в том, что держать оборону мне больше не хочется. И пойти с ним на самое настоящие свидание, и поверить в то, что он говорит правду.
— Тебе, в таком случае, не везет. Из нас двоих менее доступной всегда была я, — на самом деле, не всегда. Правильнее было бы сказать: с недавних пор. Или, если совсем честно: после недавних событий, когда я замкнулась и боялась подпустить к себе мужчину. Но это - то, о чем я никогда ему не расскажу, потому что стыдно и унизительно. И потому что, если он узнает, то больше не захочет со мной общаться. Вот так глупо я противоречу сама себе. Нужно было рассказать... Всё бы уже закончилось.
— Потому что так всегда. Больно в конце концов каждый раз. У тебя были только удачные опыты отношений? — последняя моя реплика, прежде чем мы покидаем квартиру. Мне не хочется выглядеть жалкой, и я не требую сочувствия, мол, посмотрите, всё, что я знаю об отношениях - что рано или поздно тебя предают, а от сердца остаются исключительно окровавленные осколки. Просто.. это правда, так есть на самом деле. Не стоит меня жалеть, я же не жалею.

[indent]— Мои знакомые выживают, как могут. Тут все такие. И мои братья, наверняка, такие же, и есть в этом что-то от меня... — улыбаюсь ему, но улыбка играет на губах всего несколько секунд, после чего я перестаю улыбаться и растерянно опускаю глаза в пол. Я тоже считаю, что ты выглядишь отлично, — фраза, которая вертится на языке и так отчаянно просится, чтобы я её произнесла. Молчу и думаю о том, что он очень красивый, особенно когда взъерошивает волосы и улыбается. Больше всего похож на кинозвезду, ну знаете, те парни, по которым кипятком писаются малолетние девочки, пищат, плачут и умоляют расписаться у них на груди. Снова улыбаюсь, может Мэтти и не актер, но представлять, как он расписывается малолетке на сиськах - смешно. И еще смешнее представлять, что этот самый парень, тот, который расписывается на чужих сиськах, вдруг заинтересовался мной, и теперь спускается со мной по лестнице моего обшарпанного дома. — Просто он увидел, что у тебя часы на руке, и что наверняка есть деньги, и выглядишь ты как человек, который эти деньги отдаст. Не прогадал же, да? Он типа... смышленый, — объясняюсь уже нормально, не пытаясь называть его мажором.

[indent]— Много. Почти все, — закуриваю тоже, смотрю на него и во взгляде проскальзывает вызов, напор. Что-то вроде "да, я такая, и мне не стыдно". Запал на девчонку из неблагополучного района, мирись с вот такими издержками. А еще мне становится любопытно: он же удивлен, да? То есть, в Мэвис ничего этого не осталось? Выбила из себя наш район окончательно, стала правильной, благополучной. Интересно, она теперь не ругается матом и делает вид, что не умеет держать биту так, как держит человек, который умеет ей обращаться, хотя никогда не играл в бейсбол?
[indent]— Нет, последние пару лет, когда переехала, — я зажимаю сигарету в уголке рта, говорю и речь немного искаженная из-за напряженных губ. Оглядываюсь и ворошу волосы, мне, наверное, не хочется просто так стоять около подъезда. Трогаюсь с места, можем просто прогуляться по улице, там дальше магазины и кино, яркие вывески и больше людей. Нету ощущения заброшенности. Или оно не такое сильное.
Делаю несколько шагов в сторону, и когда Мэтти следует за мной, мы начинаем нашу.. прогулку.
[indent]— Они пригороде. Очень далеко пригороде, долго добираться. Я переехала, чтобы у меня было больше времени на работу и на себя. Они сейчас уже почти все взрослые, научились жить самостоятельно. Им это было нужно... Научиться быть самостоятельными, — немного похоже на то, что я утешаю себя. Нет, я не бросила их, как ранее сделала моя сестра. Всего лишь сделала так, как им будет лучше. Та самая позиция, когда хочешь, чтобы человек научился плавать, и просто бросаешь его на середину озера. Хочешь не хочешь - поплывешь. Другого выбора нет, если хочешь жить. А мы все очень хотели.
[indent]Я смотрю на Мэтти внимательно, желаю разглядеть в его взгляде осуждение или что-то похожее, из-за чего мне можно было бы разозлиться и уйти. Но ему, похоже, всего лишь любопытно, он не собирается думать о том, что я какая-то плохая или ужасная. И мне ничего другого не остается, кроме как сменить тему: — А ты? Отсюда родом? Есть братья или сестры? — ловлю себя на мысли, что мне любопытно. Смущаюсь этого чувства, опускаю глаза в пол. У нас не было правильного свидания, с красивой одеждой, вкусной едой или классической музыкой, но всё это было бы лишним. На свиданиях люди узнают друг друга лучше, показывают свой интерес. Если смотреть только с этой точки зрения, то у нас прямо сейчас... свидание. И всё порчу, конечно же: — Как вы познакомились с Сидни..? Ну с Мэвис.
[AVA]http://funkyimg.com/i/22Wp4.png[/AVA]
[NIC]Cindy Crawford[/NIC]
[STA]fucked up.[/STA]
[SGN]Life is tough, but so are you.
http://25.media.tumblr.com/tumblr_m3pvpwaigI1qbg5z5o3_250.gif
[/SGN]

+1

7

[indent] Мне бы хотелось стать для нее героем из сказки, но, увы, я далеко не волшебный персонаж, и мое желание все идеализировать остается только в виде красивых слов. Я не разбрасываюсь обещаниями, не вожу девушек за нос, суля золотые горы, но и слишком мало познал той самой реальной жизни, суровой, настоящей, болезненной, в ней не было событий, которые наотмашь бьют по лицу и склоняют человека на колени, вынуждая признать свое поражение. Я родился и вырос в Лос-Анджелесе, мой отец был успешным продюсером, мать — директором некоторый развлекательных шоу, и с семи лет я снимался в рекламе, а затем уже и в крошечных эпизодах в сериалах. Моя первая роль была совсем без слов, я сыграл одного из друзей главного героя, нам было в восемь лет изображать курящих и бунтующих школьников, но там меня заметили, предлагая новые, более серьезные роли. Во многом я обязан своим родителям, ведь без них никто не знает, какое бы меня ждало будущее. Стоя рядом с Синди, глядя на обшарпанные стены этого спального района, я представлял себя в антураже нищеты, ведь очень запросто я мог родиться здесь, а она, Ди, у каких-нибудь голливудских деятелей, и тогда бы все было совсем иначе.
Я не чувствую жалости, скорее остро осознаю несправедливость этого мира. Ей просто не повезло, не повезло с самого начала, и затем череда несчастливых событий только продолжалась. Захотелось вдруг расспросить ее о том, что в ее жизни было хорошего, что она видела кроме уборки, стирки, готовки и соплей своих младших братьев и сестер?
Прикрываю глаза, вспоминая самое счастливое событие своей жизни, и с удивлением отмечаю, что мысли разбегаются, так много было моментов, когда эйфория накрывала меня с головой, кроме того, я просто умел радоваться и искать прекрасное там, где многие его не находили. В своих ролях, в десятках историй, которые у меня была возможность прожить. Мои герои не были успешными, богатыми и знаменитыми, некоторые из них были глупцами или людьми, мыслящими узко, но я благодарен кому-то за то, что у меня был шанс их «прожить», кому-то, кто определяет дорогу каждого человека.
Интересно, думала ли о таком когда-нибудь Синди?
Доступность — что значит это слово для нее? Согласиться пойти на свидание или обнажить свою душу? Она сравнивает себя с Мэвис, и я тоже сравниваю ее с Мэвис, но для меня Бартон никогда не была хоть сколько-нибудь доступной. В ее глазах отражался холод всех ледников северного океана, и голос ее всегда звучал так сухо, мертво, так может говорить только человек, который уже изжил себя, опустошил и махнул рукой. Ди же была живой, она искренне расстраивалась и злилась, искренне и настырно отпихивала меня от себя, она умела пробудить фантазию и заинтересовать, дать почву для романтических размышлений, в то время как с Мэвис я отталкивался только от ее внешних данных. Теперь я узнал, как такие глаза могут блестеть, и как на таком лице играет улыбка. Хотя, глаза у них немного разные, у Мэвис более голубые и холодные, а у Ди зеленые, очень добрые. Может, это все игра света и моего воображения, но мне нравилось находить эти маленькие отличия, которые бы ни за что на свете не заметил кто-то чужой.
Я ничего не успеваю ответить про опыты своих отношений, но успеваю вспомнить их все. Актеры часто подневольные люди, мы должны встречаться с тем, с кем это выгодно нашим агентам. Продаваться должны не только наши работы, но и наши личные жизни, наши фотографии, наши мысли. В том, что я сейчас стою тут, есть один большой плюс — за мной никто не следит и не пытается сфотографировать. Никому не приходит в голову искать Мэттью Нельсона здесь.
— Не прогадал, — спокойно соглашаюсь с девушкой, пытаясь понять, как она то об этом догадалась? — Я бы не стал драться из-за пары сотен долларов, они того не стоят, жизнь и здоровье важнее, я не прогадал? — Усмехаюсь, задавая ей встречный вопрос, а заодно и пытаясь понять, какая она. Стала бы она нападать на человека ради того, чтобы снять с него часы? Если нет — это хорошо, у нее есть принципы, а если да — это тоже хорошо, потому что есть в этом «нападении», пусть оно только в моей голове, что-то опасное и притягательное.
— Мне не нравится ваш район, — вот тебе открытие, ну надо же! — И я думаю, это не самое хорошее место для симпатичной молодой девушки, — плевать ей с высокой башни, что я там думаю об этом районе, но мне правда это местечко кажется жутким. В квартире среди цветов было неплохо, но тут в темноте того и гляди на нас выскочит какой-нибудь бомж с перочинным ножом и снова решит стянуть с меня часы. Снимаю их сам и убираю в карман брюк, пока это не сделал кто-нибудь из таких вот приятелей Ди.
— Если тоже захочешь пригрозить мне ножом, то знай, что тебе бы я и так отдал, — пытаюсь шутить, но шутка получается какая-то мрачная, может, виной тому темнота и ветер, который треплет крыши низких домов?
Ди курит и медленно идет по вытоптанной тропинке, вскоре мы выходим на тротуар и движемся в ту сторону, где больше людей и пейзажи выглядят не так уныло и запущенно. Сначала это панельные невысокие дома, этажей по пять, но вскоре показываются яркие огни ночных супермаркетов, неоновые вывески прячутся в кронах старых высоких деревьев, где-то гудят ночные жители ЛА, они курят и пьют спиртное, я слышу запах распущенности и пьянства.
Сначала я иду чуть позади, но, когда дорога становится шире, нагоняю и приобнимаю Кроуфорд за талию, притягивая к себе. Совсем маленькая, едва достает мне до плеча.

[indent] Она рассказывает, и я слушаю ее, не перебиваю, пытаясь представить этих самых братьев и сестер, которые уже выросли, и которые живут в пригороде. Чем они занимаются? Навещают ее? Вот так ты живешь с семьей много лет, а потом раз, и становишься свободным… Свободен ли я? Нет, не свободен, я не волен даже любить публично того, кого я хочу, какая тут может быть речь о свободе?
— Да, я из Лос-Анджелеса, единственный ребенок в семье, хотя раньше жутко хотел младшую сестру, которую можно бы защищать от плохих парней во дворе, — кончик сигареты тлеет, и я выбрасываю окурок.
«Не будите спящего дракона» — желтая яркая вывеска клуба бросается в глаза, и я смотрю на вход, больше напоминающий какое-то ламповое местечко любителей поттеррианы, нежели притон для наркоманов и шлюх.
Это же Мэттьюз Нельсон! — Тихий шепоток проносится у меня за спиной, и уже через секунду рядом с нами две неформальные девчушки с красными волосами улыбаются и просят сделать фото на память. Извинившись перед Синди, я быстро да девочкам то, что надо — фото — отвечаю на вопрос, что нет, это не моя девушка и возвращаюсь.
— Я бы предпочел более безлюдное место… Давай вернемся? — Обычно мне плевать на внимание, но в данный момент я хотел посвятить свое время Кроуфорд, а не внеплановой раздаче автографов.
— О чем мы говорили? О Мэвис? Мы познакомились на киностудии, ты же знаешь, что она жена одного известного продюсера, Филлипа Бартона, ну и она сейчас там работает гримером, иногда общается с нами, но Фил ей редко разрешает покидать пределы гримерки и отводит моделей к ней лично, кстати, ты никогда не хотела ее навестить? Не берусь судить, но твоя сестра не выглядит счастливой в этом браке. Фил ее, конечно, любит безумно, цветы ей дарит всегда, пытался даже снять в кино, но играет Мэвис как бревно, у нее была роль… — я бы мог еще долго говорить, потому что я люблю обсуждать какие-то незначительные события, вспоминать, описывать и представлять, но не забываю о том, что сегодня моя собеседница — не вычурная актриса, а обычная девушка, и мне приятно, что она мной интересуется просто так, без всякого подтекста.

[NIC]Matthew Nelson[/NIC]
[STA]хорошие люди после смерти попадают в бар[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ftWj.gif[/AVA]
[SGN]

х | x | х
— ты почему опоздал?
— п р о б к а, еле открыл  вино. ©


[/SGN]

Отредактировано Randal Andrews (2016-09-07 00:48:42)

+1

8

[indent] О, он даже представить себе не может, как часто я задумывалась о несправедливости этого мира. Должно быть, слишком часто. Только этим и занималась, что проклинала Всевышнего, родителей, жизнь, вообще всё, что вижу вокруг. В подростковые годы было ничего, было нормально, самый ад начался, когда родители нас бросили. С того времени не было ни дня, когда я бы не сетовала на собственную жизнь. К этому привыкаешь, это въедается в подкорку, становится частью тебя. Просыпаться, открывать глаза, разглядывать желтоватый потолок, на ощупь выключать будильник, звук которого - самый ненавистный звук во вселенной, ненавидеть себя и свою работу, поднимаясь, ежась от холода, и одеваясь. Ненавидеть себя снова, пока умываешься и чистишь зубы, когда из зеркала на тебя смотрит бледная девушка со спутанными волосами, покрасневшим носом и синяками под глазами. Насыпать в тарелку хлопьев, залить молоком, есть и не чувствовать вкуса, потому что точно так же начался день вчера, позавчера, все дни на протяжении недели, месяца и даже года. Одно и то же, каждый раз, можно решить, что ненависть накапливается и усиливается, но на самом деле, ты просто привыкаешь к ней. Не обращаешь внимание.
[indent] И однажды рождаешься новым человеком, который просто привык, смирился, устал злиться и ненавидеть. Это просто... моя жизнь, какая есть, и что я могу сделать с ней? Ничего, так что больше даже не пытаюсь сопротивляться. Жизнь никогда не била меня наотмашь так, чтобы я упала. Ну, может только пару коротких раз, жизнь повесила мне на шею тяжелый булыжник, который изматывал с каждым днем всё сильнее и сильнее, заставляя прогибаться, опускаться, с каждым шагом всё ниже, пока... да, пока я не оказалась на коленях. Понятия не имею, что из этого лучше. Да и какая разница?
[indent] — Не знаю. Для кого-то пара сотен долларов и есть жизнь и здоровье, и оно действительно очень важно, — странные темы для разговоров, если это действительно свидание. Немного неприятно, если честно, или грустно. У меня ощущение, что я пытаюсь ему что-то доказать, хотя я не пытаюсь. Или хочу, чтобы он взглянул на мир моими глазами, о зачем? Посмотрите на меня и на мою жизнь, по-моему это по определению плохая идея. Лучше бы я взглянула на мир его глазами, хотя, по правде говоря, мне и этого не очень хочется. Как на счет того, чтобы мы все остались на своих местах? Где нам, может быть, не всё устраивает, но мы хотя бы привыкли. — Ты просто выглядишь как человек, у которого есть запас. Ну в смысле... Если с тебя снимут часы и заберут деньги, ты расстроишься, но пойдешь и снимешь с карточки еще. Потому что да, здоровье и жизнь важнее. Поэтому он и повелся... Хотя вряд ли он рассуждал так глубоко. Скорее всего просто увидел часы, и захотел такие же, — да даже я хочу такие часы, что уж там. Люблю наручные часы, они сейчас почти бесполезны, когда у любого в кармане телефон, и на экране время большими цифрами, но просто это красиво, и нравится как выглядит.

[indent] Я усмехаюсь и смотрю на него скептически, когда он говорит о районе. — Сама знаю. Я бы не хотела, например, чтобы моя сестра тут жила. Ну которая младшая... Но я, вообще-то, могу за себя постоять, так что всё нормально, — отмахиваюсь чересчур легкомысленно, но мне, если честно, даже нравится. В таких вот гетто я чувствую себя как дома, меня не станут грабить, потому что у меня нет ничего ценного, и всё, что я могу дать - себя. Но на этот случай я неплохо дерусь, а еще быстро бегаю. Знаем, проходили.
— Почему я должна хотеть пригрозить тебе ножом? — смеюсь, и даже не замечаю толком, что я наконец расслабилась и не веду себя, как злобный ежик. Улыбаюсь, смеюсь, дышу полной грудью, мне хорошо и комфортно, прямо сейчас вечер, свободный вечер, время для отдыха, и я провожу этот в вечер в несколько внезапной, но, ладно, хорошо, я вынуждена признать это, довольно приятной компании.
— В крайнем случае, если мне что-то очень сильно понадобится, я продам ту кучу цветов, и глядишь, на что-нибудь хорошее хватит, — тоже шучу, и тоже не очень удачно. Но я, на самом деле, просто не часто шучу, не хватает практики и всё такое. Замечаю его немного помрачневшее настроение, что ему неуютно на этой улице, в этой темноте, но.. не знаю. Тут правда ничего страшного, разве ты не видишь? Всё хорошо.
[indent] А еще мы подходим к более оживленной части улицы, тут люди, и свет, и вообще-то это совсем не гарантирует безопасность, придурков вокруг хватает, но может ему будет спокойнее, когда вокруг ярко и светло? Ах да, ну и конечно, когда его рука лежит у меня на талии, и держит поближе к себе. Так, очевидно, спокойнее.
Вздрагиваю от прикосновения, первый порыв - вывернуться и скинуть руку, но я просто... отвыкла от прикосновений. Смотрю на него сначала серьезно, словно пытаюсь уличить в нехороших мыслях, но затем делаю глубокий вдох, перебарываю это ощущение, и вновь усмехаюсь: — Ты не очень терпеливый, да? — имею ввиду его руку, и что мы знакомы друг с другом всего ничего, а он уже лезет обниматься.

[indent] Слушаю его действительно внимательно, как он минуту назад слушал меня. Затем позади нас раздается шепот, и я сначала даже не обращаю на это внимание, ну мало ли кто там шепчется, и кто такой Мэттью Нильсон, я тоже без понятия, и даже не оборачиваюсь, потому что не очень интересно, и... — Может тебе наоборот повезло. Ты бы защищал её, ну, может быть раз в месяц, а нервы бы она мотала постоянно. Сестры делают с братьями всякие страшные штуки, типа пытаюсь накрасить их, заплести косички и... — осекаюсь, несколько удивленно разглядывая девушек, и дело совсем не в красных волосах.
Серьезно? Автограф? Я отхожу чуть в сторону, чтобы не мешаться под ногами, и изо всех сил надеюсь, что не выгляжу слишком офигевшей. Ну там, челюсть не пробила асфальт и всё такое. Провожу ладонью по волосам, приглаживаю пальцами непослушные пряди, потому что девицы с любопытством меня разглядывают, и это как-то... не очень приятно.
— Хорошо, давай вернемся, — я всё еще выгляжу очень удивленной, и никак не могу переварить новую информацию, свалившуюся на меня как снег на голову. В смысле... Серьезно? Вы хотите сказать, что мне не показалось, а он правда какая-то знаменитость? Серьезно? Нет, серьезно?? По-моему я растеряла весь свой словарный запах от удивления.
— Потому что она не любит его. Никогда не любила. Просто это был шанс вырваться из всего этого, — я обвожу рукой улицу, имея ввиду вот такую жизнь, и этот район. Смотрю прямо перед собой, может быть, прямо сейчас рассказываю то, что не следовало бы рассказывать, но я нахожусь под впечатление от происходящего, и не замечаю. — И она этим шансом воспользовалась. Хотя со школы влюблена в паренька одного, не удивлюсь, если они до сих пор общаются...

[indent] — Я не знаю, хочу ли навестить её. Она ушла от нас, фактически бросила меня одну с детьми, ради кольца на пальце, легкой работы и красивой жизни. Ты говоришь, что она не выглядит счастливой, но у меня всё равно пока не получается простить её, — я живая, легкая, но намного тяжелее, чем кажусь на первый взгляд. И злопамятная, да, очень злопамятная. И кажется, что люди только и делают, что предают меня. В основном самые близкие. Причина, по которой я уехала из семьи, чтобы не ждать нового подвоха.
Но вообще-то, я не думаю, что хочу говорить об этом. Лучше: — Так ты, получается, актер? Как я сразу не догадалась, мне тогда показалось, что у тебя лицо знакомое. Известный... О, ну конечно известный, иначе бы не узнавали на улицах. И, оу, извини за вопрос, ну просто реально интересно.. а на груди кто-нибудь когда-нибудь просил расписаться? — идиотка. Но вообще, в свое оправдание хочу сказать, что я голосе нет восхищения, в смысле, я не радуюсь тут, что о господи, на меня запах знаменитый, крутой чувак. Скорее недоумение... что знаменитый крутой чувак, знакомый с другими знаменитостями, делает сейчас со мной, в моем обшарпанной районе?

[AVA]http://funkyimg.com/i/22Wp4.png[/AVA]
[NIC]Cindy Crawford[/NIC]
[STA]fucked up.[/STA]
[SGN]Life is tough, but so are you.
http://25.media.tumblr.com/tumblr_m3pvpwaigI1qbg5z5o3_250.gif
[/SGN]

+1

9

love   h u r t s
but sometimes it's a good hurt
and it feels like i'm alive

[indent] У нее на все свой взгляд, свое мнение, Синди спорит со мной в каждом слове, словно пытаясь показать разницу между ее миром и моим, вложить в голову избалованного мальчика простые истины. Я не собираюсь доказывать, что ее правда заслуживает большего внимания, что она горькая и колючая, как дождь в минусовую температуру — с неба падают капли, а по лицу тебя бьют маленькие осколки льда. Каждый из нас смотрит сквозь призму прожитого опыта, воспитания и социальных связей. Я не беспечен настолько, насколько может показаться на первый взгляд, но мне и не приходилось жить в таких условиях, чтобы объективно оценивать ситуацию. Нож, еще недавно сверкнувший у меня перед носом и то не напугал как следует, это не моя реальность, я ее не переварил и не осознал. Для свидания подошло бы место получше, если не ресторан, то хотя бы простой парк в центре города, где можно посидеть на скамье под матово-желтыми фонарями, вытянув ноги, посмотреть на звездное небо, выискивая большую медведицу, покурить, поговорить о простых вещах, и для этого не нужен кошелек, туго набитый деньгами и картами, достаточно просто желания узнать друг друга поближе.
— С него бы эти часы снял другой такой же пацан, — пожимаю плечами. Мне не жалко вещей, эти часы не больше, чем красивая безделушка, заказанная по интернету, я никогда не мечтал о ней, и носил просто как аксессуар, не задумываясь над стоимостью и над тем, что их можно неплохо продать. В моем мире люди не закрывают двери в дом, в моем мире не воруют и верят друг другу, потому что у каждого есть все необходимое: машина в гараже, а то и несколько, двухэтажный дом или лофт в небоскребе с шикарным видом на старую площадь, есть кошки и собаки, здоровые дети и жены, холеные любовницы и свежий сценарий на тумбе, а крыльцо обивают поклонники, либо навязчивые уличные фотографы.
[indent] Чем больше она говорит, идя рядом со мной, тем увлекательнее водоворот ее беседы, я начинаю понимать то, о чем раньше не думал ни секунды, а теперь нет… не жалость, а какое-то спокойное такое восприятие информации, как студенты бы слушал мудрого профессора. Знания редко вредят человеку, вдруг через десяток лет мы поменяемся местами, и благодаря ее опыту я буду знать: эти часы лучше заложить в ломбард, а не щеголять в них по подворотне.
Щелкает застежка, и они, мои дорогие часы, отправляются в карман, незачем привлекать к себе лишнее внимание.
Страшно то, с какой легкостью Кроуфорд относится к своему уровню жизни, она не борется, не пытается подняться и выкарабкаться, просто смирилась с тем, что ей придется тут гнить до конца своих дней. Для меня такое отношение человека к самому себе неприемлемо. Да, я слишком избалован для того, чтобы, оказавшись в подобной истории, просто быть, и даже не быть, казаться!
— Думаю, нож — это малое из того, на что ты способна, — я широко улыбаюсь, я дышу, и кажется, за нами присматривают сами звезды; готов поспорить, что вот эта простая прогулка с девушкой из бедного квартала лучше, чем отведать фондю в ресторане с заносчивой коллегой или отправиться в бар с друзьями, чтобы снова напиться и заблевать номер. Именно этой простоты и душевности мне не хватало очень давно, и это свидание, на котором мы не потратили ни гроша — бесценно.

[indent] — Это всего лишь моя рука на твоей талии, — для меня этот жест и правда не значит ничего особенного. Я обнимаю многих женщин, даже не задумываясь, а целовать их и разыгрывать страсть — моя работа, так что излишней наглостью в данном случае даже не пахнет, но у Ди, кажется, другие понятия об отношениях и том, сколько часов_дней_лет спустя после знакомства мужчина имеет право прикасаться к ее телу. Почему-то очень не вовремя думаю над тем, какая она там, под одеждой? Небось, очень худая, кожа до кости, и синяки по всему телу от драк и сложной работы горничной. Мне нравятся мягкие женщины, стройные, но с хорошей влажной и упругой кожей, грудью от второго до третьего размера, округлой задницей, и, желательно, чтобы никакого силикона, у меня на него стойкая аллергия. — Расслабься, я не буду тебя насиловать, — и снова смех разряжает напряженную обстановку, — сегодня.
Синди рассказывает о том, что моя сестра могла бы быть ужасной, и я притягиваю ее к себе, намереваясь поцеловать в шею. Эти разговоры, такие обычные, вроде и ни о чем, а вроде и обо всем на свете. Ответить, что это все чушь собачья, и сестра была бы принцессой, я не успеваю, потому что отвлекаюсь на девочек.

[indent] Хорошо, что Ди соглашается вернуться, потому что бесплатная автограф-сессия в почти ночное время не входит в мои планы. Не подумайте, что я сноб какой, и мне жалко снимка и закорючки в блокноте двум подросткам, но я тоже человек, и тоже хочу отдыхать. Как у любого нормального мужчины, у меня есть такое понятие: работа отдельно, личная жизнь отдельно. По контракту я встречаюсь с Исой, так что светиться в обществе другой женщины мне нельзя, придется платить неустойку.
Хорошо, что девушка не придала этому инциденту внимания, и мы вернулись к обсуждению Мэвис и ее брака с Филлипом.
— Видно, что она его не любит, мне кажется, что он ей противен, особенно когда прикасается к ней и лезет с поцелуями на людях, — понятно, почему Сидни выбрала брак по расчёту и живет с нелюбимым мужчиной, в нашем мире этим никого не удивить. Ее моральные качества меня не восхищают уже, потому что я понял, что есть и другой способ выбраться из дерьма — быть собой, быть солнцем, уходящим за горизонт. Оно не может греть и светить в полную силу, но будет утро, и оно снова взойдет. Ди надо просто дождаться своего утра.
— Как знаешь, — теперь я не трогаю ее за талию, чтобы не смущать, мы просто идет в обратную сторону, очень близко, но не соприкасаемся даже кончиками пальцев. Я не могу заставить Синди простить сестру, да и не мое это дело, ведь и Мэвис не рвется в трущобы, чтобы обнять своего родного человека.
— Ха, — она все-таки обращает внимание на случай ушедших минут, — да, я актер, не так, чтобы известный, — не хочу, чтобы этот факт напугал девушку, — но иногда меня узнают. Просили, на чем только не просили, — оживленным тоном делюсь своими воспоминаниями. — Чаще всего, конечно, на фото, плакатах, билетах в кино на премьеру, коллекционных дисках с фильмами. Не думай об этом слишком много, я такой же человек, как и все. Мне не хочется с тобой расставаться, — честно признаюсь, когда мы вновь оказываемся у ее подъезда. — Поехали ко мне? Просто так, посмотрим фильм, съедим лазанью, — еще у меня дома есть джакузи и сауна, бар, полный спиртного, но вряд ли она захочет, — можешь взять свой нож и сказать подруге, куда пошла, — или еще кому, хоть тому прыщавому парню, еще недавно пытавшемуся меня ограбить.

[NIC]Matthew Nelson[/NIC]
[STA]хорошие люди после смерти попадают в бар[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ftWj.gif[/AVA]
[SGN]

х | x | х
— ты почему опоздал?
— п р о б к а, еле открыл  вино. ©


[/SGN]

+1

10

[indent] Я вскидываю брови и смотрю на него несколько удивленно, затем улыбаюсь и качаю головой. Ладно, да, действительно, я немного удивлена. Не то, чтобы это был какой-то гениальный вывод, но он чертовски прав в этом "с него бы эти часы снял другой такой же пацан". Только сильнее, с настоящим пистолетом, или угрожающего вида ножом. Простые правила моего мира, в котором самое лучшее получают самые сильные или хитрые. В детстве мне казалось, что это несправедливо. Сейчас - всего лишь закономерность, а к сильным-хитрым можно прибавить еще, например, красивых и везучих. К сожалению, трудолюбие в этом деле не играет совершенно никакой роли, иначе я бы уже давным давно перебралась в особняк в Беверли-Хиллз, с бассейном, джакузи, личным теннисным кортом, или что там еще пристраивают к своим домам богачи?
[indent] И снова улыбаюсь, когда он отправляет часы в карман. От этого мне, если честно, намного спокойнее, а еще это такое приятное, теплое ощущение, что он действительно слушает, слышит, пытается как-то подстраиваться. И нет, я вовсе не хочу, чтобы он подстраивался под меня или под этот район, однако он выглядит так, как будто ему интересно, я не могу перестать кидать на него косые взгляды, полные любопытства. Тебе правда интересно? И сейчас? И даже сейчас..? Ты, должно быть, сошел с ума.
[indent] — Конечно, посмотри какие бицепсы! Я и без ножа ого-го, — я улыбаюсь и выставляю руку, как какой-то культурист, дурачусь, напрягая мышцы, и под кожей вздувается едва заметный бугорок мышц, мало кого впечатлит или испугает, но плевать совершенно, когда у меня [внезапно] такое хорошее настроение. На самом деле, он довольно твердый, руки у меня сильные. — В школе я играла в бейсбол, — так что машу битой я умело. Отбиваю мячи, выбиваю зубы. На все руки молодец.

[indent] — О, на твоем месте, я бы даже не пыталась, — это про изнасилование. Ухмыляюсь лукаво, и изо всех сил стараюсь не вести себя как какая-то фригидная злыдня. В смысле... Не обязательно всё воспринимать негативно, да? Не обязательно воспринимать людей вокруг, как врагов, и особенно, если они - парни. Даже если выглядят как избалованные золотые детки... Даже если выглядят слишком хорошо, чтобы быть правдой. И снова навязчивые мысли беспокойными мотыльками бьются в голове: что ему от меня нужно? Неужели настолько хочется Мэвис? Кусаю губы и игнорирую его руку. Кусаю губы и смотрю на него, было бы замечательно разглядеть на нем звезды, но я не видела ни одной, с тех пор как переехала в ЛА, слишком светлый город, слишком много людей. Кусаю губы, потому что звезды над головой помогли бы мне расслабиться, в них есть что-то романтическое, расслабляющее, может это помогло бы избавиться от этих мыслей... Может быть, даже хорошо, что подошли те девочки. Без руки на талии мне, на самом деле, намного спокойнее. Может, я и правда стала фригидной..?

[indent] Не уверена, что хочу говорить о Мэвис. Противоречивые чувства, мне с одной стороны жаль её, потому что, похоже, жизнь моей сестры не такая и прекрасная, как я себе представляла. Или как представляла себе она, она там, среди богатых людей, с нелюбимым мужем, и я там, где я есть. У кого, в итоге, больше свободы? И кто более счастлив? Я смотрю на Мэтти, слушаю его внимательно, но когда речь заходит о сестре, больше не улыбаюсь, и уверена лишь в одном: я бы не хотела оказаться на её месте. Не хотела бы поменяться с ней местами, не сбежала бы, как последняя трусиха, из дома, бросив семью. Может быть, это такой своеобразный привет от кармы? В таком случае, за что мне мой привет от кармы?
[indent] Видите? Разговоры о сестре не приводят ни к чему хорошему, настроение стремится к отметке ниже нуля, а мы уже около моего подъезда. Я думаю о своей квартире, о розах и гигантском медведе, о том, как придется сейчас расчищать место для сна, и может быть я подарю пару букетов соседям? Сверху и снизу. У них улучшится настроение, я надеюсь, а у меня освободится место для сна. Главное, не получить вилкой в глаз за то, что якобы выделываюсь или хвастаюсь. Готова поспорить, весь дом видел этот цирк с грузовиком, грузчиком и цветами. Мне, впрочем, совсем не хочется домой и не хочется спать, а Мэтти словно читает мысли.
[indent] — Хорошо, ваше Величество, не буду думать, — шучу, и как всегда неудачно. Забавно, как стремительно меняется моё настроение. Например теперь я разглядываю парня задумчиво, мнусь и не уверена на счет того, как поступить. Первое, наверное, нужно что-то сказать. Типа... — О, ты серьезно думаешь, что мне понадобится нож? Я справлюсь с тобой и без ножа. Помнишь? Бейсбол? И еще трудное детство, — ухмыляюсь самодовольно и снова демонстрирую руку, на этот раз, всего на мгновение, просто чтобы напомнить о нашем предыдущем разговоре.

[indent] Колеблюсь. Молчу, возможно, слишком долго. В голове, совершенно некстати, эта строчка из песни: should I stay or should I go? Да, Clash, очень вовремя. Ладно, ладно, кажется придумала. Загадываю числа: четное - иду, нечетное - не иду. Смотрю на экран своего телефона - 21:40. Вот черт!
— Хорошо, но только если обещаешь не говорить больше о Сидни, ладно? Или Мэвис... Как вы её, блин, теперь называется. В общем, не надо. Это плохая идея, — о, да, я большая молодец. Сначала согласиться, а теперь чувствовать, как от волнения потеют ладони. И так неловко, на ходу, совершенно случайно, ладонью задеть её. Слава Богу, я не слишком часто краснею, ну просто особенность у меня такая. И сейчас - тоже не покраснела.
[indent] — Но ты уверен, да? Где ты живешь? В какой-нибудь крутой многоэтажке со строгой консьержкой? Вдруг она решит, что ты пьян, и приволок домой бродяжку. Возьмет и не пустит, — я улыбаюсь ему, опять пытаюсь шутить, потому что мне как будто нравится шутить о себе, но честное слово, прямо сейчас, внутри, я серьезна как никогда. Я могу шутить над собой, другие - нет. Это слишком болезненно. — На чем ты приехал? Не на своей машине, надеюсь?

[AVA]http://funkyimg.com/i/22Wp4.png[/AVA]
[NIC]Cindy Crawford[/NIC]
[STA]fucked up.[/STA]
[SGN]Life is tough, but so are you.
http://25.media.tumblr.com/tumblr_m3pvpwaigI1qbg5z5o3_250.gif
[/SGN]

+1

11

[indent] Постепенно мы с Синди находим общий язык, и если сначала наши фразы больше напоминали формальную беседу двух незнакомых друг другу людей, которым приходилось общаться, и состояли из чисто формальных вопросов в духе «где родился, чем занимался», то сейчас мы вышли на новый уровень и начинали шутить; я заметил, что разбрасываться сальными шуточками Ди не очень любит и хорошее чувство юмора не её конек, так что жутко гордился тем, что смог вызвать на лице девушки улыбку и ответное желание смеяться. Про изнасилование я тоже, конечно, сказал несерьезно, но это «не пытался» прозвучало таким опасным, что я задумался над тем, что с Кроуфорд уже могли происходить подобные ситуации, те, в которых ее бы пытались взять силой, так что тема для насмешек так себе — это все из-за разницы в наших образах жизни.
— Да я пошутил, у меня еще не было, кхм, опыта изнасилования девушек… Парней почему-то тоже! Прикинь? — Добавляю на всякий случай. Среди актеров, стилистов и дизайнеров одежды очень много людей нетрадиционной ориентации, да и никогда не знаешь наверняка, к кому придется приложить свои губы в следующей картине, так что с лояльностью к секс меньшинствам у меня все в порядке, я не закомплексованный мальчик, и свободно шучу на тему геев.

[indent] После случая с красноволосыми девчонками, признавшими в обычном парне, правда, слишком торжественно одетым для этого района, знаменитого актера, настроение моей спутницы стало сползать обратно к отметке ноль, если бы можно было измерять тонкие колебания эмоций так, как, скажем, мы измеряем температуру воздуха. Шутить резко расхотелось, но мы оба делаем вид, что все в порядке, что ничего не произошло, хотя в голове каждого роем кружит вереница мыслей о Мэвис, не самых приятных мыслей. Был у сестры Синди один неоспоримый талант — она феноменально вызывала жалость у всех, с кем ей удавалось пообщаться. И при том, что с виду у девушек идентичный набор генетических данных, Бартон всегда смотрела с такой неподдельной грустью и тоской, а говорила так, будто каждое слово для нее давалось с большим трудом. И если Ди у меня была золушкой, но ее сестру можно было бы сравнить с русалочкой, которая в обмен на счастье отдала не только свой голос, но была обречена испытывать каждодневную боль с каждым своим шагом, а счастье ее оказалось призрачным и иллюзорным, совсем как у миссис Бартон.
— Точно, трудное детство, как я мог забыть, — игриво подмигиваю ей, направляя на Ди указательный палец, выставленный в жесте стреляющего пистолета. — Идет. Просто ты же сама спросила, как мы с ней познакомились, — обиженно пожимаю плечами, но тут же, сложив вместе подушечки большого, указательного, среднего пальцев, «застегиваю» свой рот на замок, — никакой Мэвис теперь между нами, детка, — ага, про детку я, наверное, не очень удачно пошутил, но и меня можно понять: не каждый актер, привыкший к окружению камер и изысканных богатых дам, сразу же найдет подход к девушке из совсем иного круга.
— В том, что не передумаю на половине пути и не выброшу тебя на трассе? О да, уверен, а если серьезно… — Достаю из кармана часы, глядя на время. Несмотря на то, что на улице темно, мы еще успеваем на последний автобус, который довезет нас до метро, а там до моей квартиры рукой подать — всего-то пара остановок подземки. На фоне Нью-Йорка Сакраменто кажется спичечным коробком, таким маленьким, что весь город можно на машине объехать за два часа, когда как в Нью-Йорке, перемещаясь из одного района в другой, можно потерять не менее трех часов в пробке, поэтому там я тоже предпочитаю метро. Здесь же, в Калифорнии, я чаще ездил на такси или на своем автомобиле. — Я живу на тринадцатой улице, это в самом центре, неподалеку от оперы, и я приехал на такси. Можно было бы и ко мне отправиться на нем, но, честно говоря, я сто лет не катался на раздолбанных автобусах. И если мы поторопимся, то успеем на последний 611, приложение мне говорит, — тыкаю перед носом Кроуфорд шестым айфоном, показывающем мне расписание транспорта, — что он еще ходит. Вот, последний через двадцать три минуты.
Скорее всего, Ди подумала, что я псих — подарил ей грузовик цветов, но к себе в гости предложил ехать на автобусе, на самом же деля душа конченного романтика требует приключений, а тащиться сорок минут по каким-то пампасам в вонючем пазике мне казалось чертовски романтичным. Там холодно, ободранные сиденья и хамоватого вида кондуктор, если вообще есть. В центре города с транспортом дела обстоят получше, но не затем я тащился в такую даль, чтобы уехать без приключений.
Часы на руке, айфон в кармане, рука на всякий случай тоже там; стою и жду, пока Ди поднимется в квартиру, возьмет все, что ей понадобится для ночлега в чужом месте и спустится обратно. — Ты готова? — Только чудом за те семь минут, что я ждал девушку, на меня снова никто не напал, но в этот раз я уже был готов и мысленно придумывал, как бы разделывался с противником и вспоминал боевые приемы, которым меня учили на съемках. Ух, этому отчаянному бы точно не поздоровилось, хотя ладно, если на чистоту, то в моей голове всегда все выглядит красивее, чем в реальной жизни, и мне реально повезло, что я родился в обеспеченной семье и смог стать тем, кем всегда хотел, потому что иначе моя тонкая ранимая натура, ха-ха, загнулась бы в условиях вот такой жизни. Я привык к тому, что с утра, после холодного душа, могу пойти на свою просторную кухню и налить себе кофе из кофемашины, натуральный, мать вашу, кофе! И не понимаю, как люди могут жить без горячего кофе по утрам, а уж как они могут жить без горячей воды… Нет, представить то я могу, но вряд ли бы мне такое понравилось где-то за пределами монитора.

[indent] Мы с Ди быстрым шагом идем на остановку, предвкушая незабываемую поездку, и даже шутим на тему того, что если опоздаем, то пойдем пешком, не взирая на то, что у меня хватит наличных денег на пять поездок на такси от дома до этой дыры и обратно. То ли Синди выбрала спокойную дорогу, то ли какой-то божок, который покровительствует новоиспеченным влюбленным, точнее, одному влюбленному, решил нам помогать, но за то время, что мы топали до остановки, на нас никто не напал. Остановкой этой место тоже было сложно назвать — никакой привычной будки с козырьком и автоматом с билетами, скамейки или хотя бы столба с номером транспорта — ничего. Только пыльная неровная трасса, выныривающая из ниоткуда и через сто метров скрывающаяся за поворотом. Несколько железных указателей виднеются на горизонте. Один сообщает о заправке, второй о выходе на другую трассы.
— М, ты уверенна, что это здесь? — Глупый вопрос, конечно, она уверенна, ведь она тут не первый день, точнее ночь, стоит. Снова смотрю на часы, переминаясь с ноги на ногу, уже на две минуты как опаздывает, если последний рейс не отменили вообще. — Слушай, а мы территориально где? Это какая-то улица…. Хм, или что? Ну на случай, если придется все же вызвать такси, а нет, не при… — вдалеке показывается два желтых огня, освещая небольшой клок дороги, по которой еле-еле ползет наш автобус, — дется, залезаем, — на радости, впрыгнув в колымагу, я включаю плеер на айфоне, и из динамика громко раздается песня «Smash Mouth – I'm A Believer», пробуждая заснувших пассажиров. Я как ребенок радуюсь тому, что попал в салон, потому что, честное слов, не ездил на автобусах уже лет десять, а на таких побитых и потрепанных вообще никогда. — Уоу, — хватаюсь руками за перекладину и пытаюсь подтянуться, — оно едет!
За проезд платить будем, молодежь? — Нас окликает сердитая и уставшая тетка, толкая меня в бок.
— Будем, конечно, будем. А сколько стоит проезд? — Лезу за купюрой в карман, протягивая женщине десять долларов. — За двоих. Этого же хватит?

[NIC]Matthew Nelson[/NIC]
[STA]хорошие люди после смерти попадают в бар[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ftWj.gif[/AVA]
[SGN]
http://i.imgur.com/0fdZe3e.gif http://i.imgur.com/iN00IRd.gif
х | x | х
— ты почему опоздал?
— п р о б к а, еле открыл  вино. ©


[/SGN]
[LZ1]МЭТТИ НИЛЬСОН, 26 y.o.
profession: актер
relations: sindy http://funkyimg.com/i/2ihV7.png
[/LZ1]

+1

12

[indent] — То есть слух о том, что все парни в Голливуде педики, все-таки неправда? — черт, я что, правда произнесла это вслух? Кидаю на него смешливый взгляд, затем поворачиваю голову, смотрю прямо перед собой, и жалею, что вообще открыла рот. Похоже, мне всё еще неловко, и я не знаю, что с этим делать. Ляпаю невпопад, выставляю себя... ну нет, не идиоткой. Просто странной, наверное? Хотя с другой стороны, почему мне должно быть не всё равно, что он думает? Делаю глубокий, судорожный вдох: всё хорошо, Ди. Тебе вовсе не обязательно пытаться ему понравиться. Это всего лишь парень, который вбил себе в голову, что ему нравится Мэвис, и таким образом можно обмануть... я даже не знаю, кого он собирается обманывать. Или кого пытаюсь обмануть я. В любом случае, всё, что мне остается: наслаждаться, пока есть возможность. Не надо всё портить, Ди, пожалуйста... Глубокий вдох, да, вот так, всё хорошо. Веди себя раскованно.
Хмыкаю и всё же кидаю на него взгляд полный скептицизма. Он, впрочем, и сам понимает, что это "детка" прозвучало ужасно фальшиво и неуместно. Просто взглядом даю ему лишний раз понять, что больше так делать не стоит. А потом мы переходим к серьезной теме, и улыбаться я перестаю. Смотрю внимательно, и губ не касается даже тени улыбки, потому что, на самом деле, я очень легко могу представить себе этот сценарий. "Передумаю на половине пути, и выброшу тебя на трассе" - звучит как что-то, что вполне может случиться в моей жизни. И я имела ввиду совершенно другое, говорила про его квартиру, но вот он упомянул трассу, и мне это совсем не нравится. Я вздыхаю и снова отговариваю себя искать причины и проблемы в себе. Нет, я не цепляюсь за слова и не воспринимаю всё сказанное им слишком серьезно. Я веду себя естественно. Как привыкла.
— Да, отлично. Можно поехать на автобусе, у тебя будет прямо полное погружение в...жизнь нищебродов из района гетто — жизнь. Я бестолково разглядываю дисплей его мобильного телефона, толком ничего не понимая. Какая-то карта, какое-то расписание, оно что, правда показывает расписание автобусов? — И оно может показать через сколько приедет абсолютно любой автобус..? — спрашиваю очень осторожно, и страшно не хочется выставлять себя идиоткой, но... что я могу поделать? Если мой телефон когда-то был навороченным и крутым, но прошли годы, и из полезных функций у него осталось всего три: зарядка, отправка смс, звонки. Еще он любит зависать в самые неподходящие моменты, когда нужно срочно позвонить. Мысленно делаю пометку в своем листе, чего не нужно делать при Мэтти: доставать телефон и показывать. — А что это за зеленая точка с цифрой 611? Она что, показывает прямо на карте, где сейчас находится автобус? — и ладно, хорошо, как я не старалась, а удивление пополам с восторгом всё равно в голос просочились.

[indent] Пробираюсь между многочисленных ваз с розами в ванную комнату. Малюсенькое помещение площадью в несколько квадратных метров, сюда кое-как впихнули раковину, душ и унитаз. И вот я стою, упершись ладонями в раковину, разглядываю своё отражение, и не знаю, на что он рассчитывает. Жалею ли о том, что согласилась поехать? Да, определенно. Особенно сейчас, когда в ноздри забирается сладковато-приторный цветочный запах. И когда потеют ладони, потому что я так привыкла быть одна, привыкла жить по строгому расписанию, позволять себе очень мало. Развлекаться. Что это за слово такое, я этим уже давно не занимаюсь, мне некогда. И что это за девушка, смотрит на меня из зеркала, собравшаяся ехать в ночи домой к незнакомому парню, есть лазанью?
Самое смешное, что я действительно собираюсь посмотреть фильм, съесть лазанью, а затем попросить, чтобы он закал мне такси до дома. Понятия не имею, как работают современные способы подкаты, уже Бог знает сколько я не подпускала к себе парней настолько, чтобы у них была возможность пригласить меня домой. А у меня - согласиться. Или отказаться. Проклятые часы, ну почему нельзя было посмотреть на них минутой раньше, или минутой позже, пытаясь принять решение.

[indent] Всё заканчивается тем, что вещей с собой я, конечно, никаких не беру. И как замечательно, что люди не читают мысли, прочитав его, я бы сейчас же развернулась и вернулась в квартиру. Какого еще ночлега? Он что, смеется?
— Да, я уверена, что это здесь, — подтверждаю свои слова кивком головы, и стою, в нетерпении перекатываясь с носка на пятку. — На самом деле, я не удивлюсь, если твоя навороченная программа ошибается. А еще было бы неплохо все-таки отправиться до твоего дома пешком, хочу посмотреть на какой улице ты сдашься, и решишь вызвать такси, — получается не слишком злобно? Ничего не могу с собой поделать, так и тянет подкалывать его на разные темы. Например, на счет неприспособленности к реальной жизни. Сколько раз я задерживалась на работе, желая заработать чуть больше, а потом шла до дома пешком, по паре кварталов, ночью, просто потому, что автобусы уже не ходили?
— Не переживай ты так. Да, он уже идет, — произношу несколько торжествующим тоном, потому что ура, победа реальности над чересчур умной штукой из навороченного телефона! Видимо, восстание машин ближайшие несколько лет нам точно не грозит. Разве что восстание очень тупых машин...
Забираюсь в автобус следом за Мэтти и ладно, хорошо, как перестать умиляться. Его необъятному восторгу по поводу допотопного автобуса. Хотя с другой стороны, его и правда можно понять: оно едет! Я тоже иногда этому удивляюсь. Думаю, не одна я. И кондуктор ссыпает ему в ладонь горсть звенящих монет сдачи, а я морщу нос: — За автобус я, кстати, могу позволить заплатить сама.
Автобус полупустой, всего пара человек, и один из них, чернокожий мужчина лет тридцати, окликает нас и просит выключить музыку. Ну как просит... Говорит, что мы тут не одни, и если не выключим музыку, он этот плеер запихает нам в задницу. Ладно, не нам, Мэтти. Хмурюсь и, не дожидаясь реакции Мэтти, сообщаю, что мы будем слушать что хотим и где захотим: — А если у тебя есть какие-то проблемы, ты можешь прямо сейчас встать и выйти из автобуса, — шиплю раздраженно, а затем поворачиваюсь к нему спиной, в полной уверенности, что больше он вякать не станет. И действительно. Наверное, туристический восторг моего спутника ввел его в заблуждение: кому-то интересно, что там и кому не нравится.

[indent] Чем дальше мы уезжаем от моего дома, тем приличнее выглядят улицы. И стремный автобус не был бы стремным автобусом, если бы на одном из поворотов не затормозил так резко, что... ну разумеется. Мы стоим друг напротив друга, и после визга шин, меня кидает прямо на Мэтти, схватиться за поручень я не успеваю. И если бы мы были в каком-нибудь романтичном фильме, мне бы полагалось замереть и не двигаться, прижавшись щекой к его груди, но нет, никаких романтических фильмов. Я только чувствую, как в груди что-то ухает, и сразу отстраняюсь, делаю несколько шагов назад, успевая подумать: от него приятно пахнет. — Извини.
И дальше совершенно без происшествий, добираемся до метро в людном районе, даже ночью тут есть люди, что для Сакраменто - редкость. В вагоне снова пусто, так что я решаю даже сесть, и потом, перекрикивая рев несущегося по тоннелю поезда, интересуюсь: — Какой фильм мы будем смотреть? Покажешь мне что-нибудь со своим участием? И почему именно лазанья? Нравится итальянская кухня? — ого, кто-то проявляет чудеса коммуникабельности, посмотрите-ка.

[AVA]http://i.imgur.com/acm67TQ.gif[/AVA]
[NIC]Cindy Crawford[/NIC]
[STA]so what?[/STA]
[SGN]Life is tough, but so are you.
http://i.imgur.com/q57yQvQ.gif http://i.imgur.com/LmK0IgC.png
[/SGN]
[LZ1]СИНДИ КРОУФОРД, 24 y.o.
profession: официантка в ресторане, уборщица в мотеле;
[/LZ1]

Код:
<!--HTML--><style type="text/css">
@import "http://webfonts.ru/import/gagalin.css";

Отредактировано Dylan Darling (2017-04-06 02:55:35)

+1

13

[indent] Мы едем в среднестатистическом автобусе, который курсирует от точки «А» до точки «Б» из одного неблагоприятного района в другой, и остановка в центре города, которую он, этот автобус, цепляет во время своего маршрута — единственное приличное, что могут увидеть его пассажиры за всю поездку. Темно-бордовые сиденья в некоторых местах заляпаны пятнами и вспороты, словно какой-то дикарь нарочно вырезал набивку, чтобы найти тайник с деньгами. В самом салоне пахнет бензином и потом, и на каждом ухабе неровной дороги машина угрожающе лязгает и потряхивает всеми своими винтиками, уговаривая нас, бедолаг, распрощается со своим ужином. И все равно я чему-то радуюсь, наверное, тому, что не ездил на развалюхах, подобной этой, уже сто тысяч лет. Шучу, я не такой старый, и с моего лица не сходит улыбка, даже колкий упрек Ди в том, что она может сама купить проездной билет, остается без моего внимания. Я еду, черт возьми, на автобусе, так что, женщина, не смей обламывать мне кайф. За окнами решительно ничего не видно, лишь изредка мелькают макушки деревьев какого-то бесконечного парка, который мы проезжаем, отчего складывается ощущение, что это подземный автобус, ведь из окон вагона, рассекающего пути метрополитена, тоже не видно ничегошеньки кроме облупленных стен туннеля, по которым тянутся провода. В метро я бывал несколько чаще, чем в наземном общественном транспорте, но фаворитом в списке все-равно значилось такси.
—  Эм, да я бы выключил, мне не сложно, — сталкиваюсь с враждебным взглядом черного мужчины и невольно не просто убавляю громкость, но и выключаю песню. Не люблю ссориться с людьми, к тому же видно, что мужик устал, видимо, едет с рабочей смены, — можно было бы попросить и вежливо, — зачем-то добавляю уже про себя, решая не ввязываться в перепалку, в которую уже ввязалась Кроуфорд, в очередной раз заставляя меня чувствовать себя неловко. За меня впрягается девчонка, какой кошмар… Слишком слоупок я для геройств.
— Все нормально, — осаждаю Синди, сжимая своей рукой её предплечье. — Мы и правда шумим. — Самое время кидать в меня помидорами и с осуждением кричать «тряпка»! В кино мои персонажи обычно куда более брутальны и ведут себя дерзко, но сейчас мы не в кино.
На одном из поворотом слышится подозрительный треск и нас подбрасывает так сильно, что у меня позвоночник в трусы скрашивается, и нас с Ди швыряет друг на друга, едва не сталкивая лбами (только мой высокий рост позволил затормозить девушке о грудь, а не о фейс).
— О, да ничего, — улыбка Чешира тут же озаряет лицо, а старые автобусы начинают мне нравится все больше и больше, — люблю, когда в меня врезаются красивые девушки, — мы с ней договаривались без общаться без «кисок» и пошлых шуточек, но вот так сразу отучиться от вредной привычки я не мог.
На выходе из автобуса, махом перепрыгнув все три ступени, подаю Ди руку аля принцессе, выходившей из кареты, и девушка смотрит на эту руку так, будто я ей костыль протянул, а не ладонь, но потом нелепо опирается о неё и тоже вываливается из машины.
— Я буду по нему скучать, — театрально смахиваю несуществующую скупую слезу и выпускаю из своих пальцев пальцы спутницы. Мы довольно быстро идем в метро и молчим, и дистанция между нами равна почти метру — Синди идет быстрее меня, видимо, привыкла экономить время, а я ненавижу спешку, в конце концов, что может случиться такое, что не может подождать? Разве что помирать кто-то соберется, так и там я не помощник. Метро уже не вызывает такого дикого восторга, я покупаю жетончик, а у Ди есть свои, она извлекает один из кармана и кидает в контрольно-пропускной терминал. Неужели я реально обидел ее тем, что заплатил за билет в автобусе? Это так странно, ведь все девушки из моего окружения только и мечтают о том, чтобы всегда и везде за них платили — в ресторане, бутиках и покупали корм для их любимых собачек за свой счет, у меня много таких было. Одна из пассий была настолько скупой, что в супермаркет за туалетной бумагой и дезодорантом ходила со мной и с моим кошельком.

[indent] В вагоне пусто, и я плюхаюсь на сиденье, прислонившись затылком к стеклу и вытягивая ноги. Ди садится рядом чуть позже и гораздо скромнее, занимая на сиденье совсем немного места, словно сидеть в метро страшное преступление, которое карается лишением свободы. Думаю, может, там грязно и бегло смотрю на клок пластика между нами, но вроде бы чисто…
Она придвигается ближе и теперь губы Кроуфорд в двух сантиметрах от моего уха, я внимательно слушаю вопросы и ухмыляюсь: какой бы букой не казалась девчонка, любопытство все равно берет верх.
— Ну… — Усиленно делаю вид, что задумался, растягиваясь на сидушке, как мартовский кот, который размышляет над тем, стоит ли делиться с соседским бродягой своей пойманной жирной мышью. — Ты же девочка, — а то она сама не знает, — а значит, любишь романтичные комедии и слащавые мелодрамы. Я прав? — Осел, конечно же, не прав, у Синди на лбу написано, что она не любит тупые современные комедии, но как узнать о её предпочтениях, если не спровоцировать такой вот вопрос? — Не думаю, что тебе понравится «Джон Уик», мой любимый фильм, готов пересматривать его вечно! А еще «47 ронинов» и «Бесславные ублюдки». Смотрела что-нибудь из этого? Увы, я там не снимался, да и смотреть фильмы со своим участием — какой-то долбанный эксгибиционизм. Зачем тебе я на экране, если есть тут, рядом, живой, вот, можешь даже потрогать, — хватаю её за руку и прикладываю теплую ладонь к своему предплечью, — так что обойдемся фильмами без меня, — далее следует вопрос про лазанью, и я начинаю безбожно тупить, ведь нет у меня дома никакой лазаньи, вообще еды нет, просто сказал первое, что пришло в голову.
— Ага, без ума от пиццы и пасты, и лазаньи, конечно же. А ты что любишь? — Самое частое, что я ем кроме яичницы и сэндвичей — так это еду из ресторана, которую привозят прямо к порогу. Однажды купил набор продуктов для утки по-пекински с рецептом, но так заебался, что лучше бы заказал сразу утку, честное слово!

[indent] Монотонный голос из динамик над дверью сообщает, что мы приехали, и я поднимаю свою задницу, двигаясь к выходу, Ди следует за мной. От станции метро, из которой мы выныриваем, до высотного дома рукой подать. Мы переходим дорогу, огибаем стриптиз-бар, который расположен на первом этаже и соседствует с рестораном французской кухни [уже закрытым], минуем первое КПП, заходим во двор, в котором располагается парковка, затем единственный подъезд и поднимаемся на последний этаж. Долго, очень долго. Звонок оповещает нас о прибытии, и я открываю перед Ди массивную дверь, впуская в просторную квартиру. Кухня соединена с комнатой для приема гостей, из нее ведет дверь на балкон, которую я как всегда забыл закрыть. Еще две комнаты прячутся за закрытыми дверями.
— От черт, опять забыл закрыть балкон, — ругаю самого себя под нос, стягивая ботинки и оборачиваясь к Ди, чтобы убедиться в том, что она не побоялась зайти внутрь. — Вообще-то, — почесываю макушку, проходя к холодильнику, высокому и черному, — лазаньи у меня нет… Но! — Восклицаю, предупреждая нытье Синди, — мы можем ее заказать, привезут очень скоро, минут за сорок, плюс час, но об этом благоразумно молчу. — А пока выберем фильм. Если хочешь есть, можем перекусить… Хм, — пустые полки убивают запал оптимизма. В итоге беру пачку с хлопьями и йогурт, еще достаю коробку апельсинового сока. — Этим. Больше ничего готового нет, я не часто ем дома. Извини… Не думай, что я маньяк какой-то и притащил тебя к себе домой с намерением приставать, — ага, та самая фраза, после которой девушка НИКОГДА не подумает, что ты маньяк, ты же просто так это сказал, к месту пришлось.
— Располагайся, телек там, — большая плазма занимает почти всю стену, под ней несколько массивных колонок, еще пара висит по периметру комнаты. Я включил подсветку только в кухонной зоне — а это около двадцати крошечных фонариков, создающих интимный полумрак, эффект как при зажженных свечах.
Квартира у меня вопреки всем представлениям о брутальности ярких тонов: зеленый, желтый, красный, оранжевый, разве что не хватает миленьких занавесок с рюшами на окнах, их заменяют жалюзи, да и розовый я не жалую, уж простите.
Выставив всю найденную еду на стол, я берусь за телефон, заходя на сайт итальянской кухни, в котором готовят сносную лазанью. — С чем хочешь? Грибы, мясо? Иди сюда, выбирай, мне без разницы.
В этой огромной комнате Ди кажется такой маленькой и беззащитной, мне хочется растрепать ей волосы и вместе завалиться на диван, чтобы во время фильма её голова упиралась куда-то в область моей подмышки, и чтобы вдыхать запах яблочного шампуня… Это я что-то размечтался.

[NIC]Matthew Nelson[/NIC]
[STA]хорошие люди после смерти попадают в бар[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ftWj.gif[/AVA]
[SGN]
http://i.imgur.com/0fdZe3e.gif http://i.imgur.com/iN00IRd.gif
х | x | х
— ты почему опоздал?
— п р о б к а, еле открыл  вино. ©


[/SGN]
[LZ1]МЭТТИ НИЛЬСОН, 26 y.o.
profession: актер
relations: sindy http://funkyimg.com/i/2ihV7.png
[/LZ1]

+2

14

[indent] Я в удивлении вскидываю брови, и смотрю на Мэтти вопросительно. Разумеется, всё нормально. Просто... Я оглядываюсь на мужчину снова, но он уже не смотрит на нас, погрузился в задумчивости, и провожает взгляд витрину какого-то мелкого магазинчика, затем перевожу взгляд на своего спутника, который явно и смущен этим инцидентом, и на секунду мне становится страшно стыдно за моё поведение. Задумалась ли я хоть на секунду, когда на хамскую реплику ответила хамством? Промелькнула ли в моей голове хоть на секунд мысль о том, что мы не правы? Нет. Дерзость, отстаивание своих прав, защита, которая ни что иное, как нападение, похоже, успели пропитать меня насквозь. Неотъемлемая часть, как дыхание, которое проходит само собой, или как чувство голода, которое я не способна контролировать. Навязчивое желание утверждаться за счет других, давить человека, не задумываясь, если чувствуешь, что перевес на твоей стороне. Законы каменных джунглей, где человек - что зверь, руководствуется в первую очередь инстинктами. И цикл жизни, непрерывное движение, замена слабых сильными, потому что я уверена: десяток лет назад этот мужчина, будучи сильным и молодым, сам ни во что не ставил слабых, и так же не признавал свою правоту, и так же мог заткнуть человека просто потому, что у него другое мнение. И он бы не обиделся, не расстроился, его бы не задело, если бы мы действительно продолжили слушать музыку. Есть ли смысл обижаться на нечто неизбежное? В таком возрасте приходит понимание, что старость, и сильные люди, подминающие под собой слабых - всего лишь часть общей несправедливости. А уж мириться с несправедливостью - то, чему мы учимся с детства.
И укол стыда, болезненный, но непродолжительный. Болезненный, потому что мне стыдно не перед незнакомым мужчиной, вот еще, какая глупость, а перед Мэтти, потому что его мир работает иначе, и я в этот мир не вписываюсь. Непродолжительный, потому что это он в моем мире, а не я в его. Пока еще. И это ему нужно вписываться, не мне. И еще потому, что я ни за что в жизни не стану стыдиться того, кем являюсь. Это попросту глупо, стыдиться, например, кривых ног, или картавости. Разве в твоей власти что-то изменить? И зависло ли появление недуга от тебя?
[indent] Смотрю на него скептически, когда он называет меня красавицей, но в целом игнорирую реплику, и ничего ему не отвечаю. Комплименты мне приятны, но то, что девушки любят ушами - не правда. Или я какая-то неправильная девушка. Слова - последнее, чему я придаю значение в отношениях. Нет ничего проще слов.
Еще более скептично я смотрю на него, когда он подает мне руку на выходе из автобуса. И ладно, хорошо, не могу сдержать улыбки, потому что ситуация очень комичная. Из меня никудышная леди, старый автобус даже близко не напоминает элегантное средство передвижения, и из всего, что подходит этому галантному жесту, только Мэтти. Я лихо преодолеваю две крутые ступеньки, опираясь на его руку, а затем хмыкаю: — В таком случае, ты обязан как-нибудь проехаться в нем утром, или вечером, в час пик. Чтобы на полную ощутить обаяние этого дряхлого, торохтящего приятеля.
[indent] Меня смешит, что он пытается вести себя так вальяжно. Я качаю головой, и с трудом перебарываю желание возмутиться: что это, блин, значит? Если я девчонка, значит мне обязаны нравиться любовные фильмы и мелодрамы? Очередная глупость, но...
По правде говоря, я и сама не знаю, что мне нравится. Наверное, что-то интересно (и это очевидно), но непринужденное, не заставляющее мозги работать на износ. Потому что на фильмы у меня почти нет времени, и если уж я решаю что-то посмотреть, но это должен быть отдых. Поэтому нет, я не смотрела ни один из перечисленных им фильмов, и невольно вздрагиваю, когда он хватает меня за ладонь, и прикладывает в своей руке. — Нет, ни один не видела. Можем посмотреть тот первый, раз ты говоришь, что готов его постоянно пересматривать. А люблю я... — на несколько секунд я замолкаю, всерьез задумываясь о том, что же я люблю. Нет, я знаю, но так сразу в голову не приходит. Чаще я привыкла есть то, что можно быстро приготовить, и что разорит меня не слишком сильно. — Сладкое, наверное. Но не торты, а выпечку. Пончики, или... о! Яблочный пирог. Да, точно, у мамы получался замечательный, а у меня не получается повторить так же вкусно... Если бы я могла читать его мысли, я бы фыркнула. Вовсе это не любопытство берет верх, просто странно согласиться ехать к человеку домой, и при этом всю дорогу молчать.
[indent] До его дома идти целую вечность, а я совсем не против. Калифорнийская жара к ночи обычно отпускает, и на улице можно передвигаться, не обливаясь при этом потом. Дует легкий ветерок, небо ясное, и в непонятно откуда взявшейся луже серебрится полная луна. Красиво... На самом деле, мне вовсе не хочется подниматься, я бы погуляла, потому что редко это делаю, но ладно, может быть, в следующий раз. Стоп, какой еще следующий раз..? — вопрос, догоняющий меня уже внутри здания, где находится квартира Мэтти. Я задумчиво потираю ладонью лоб, и решаю, что мне всё это не нравится. Никаких следующих разов.
У него очень большая квартира. Я медленно разуваюсь, ощущая себя крайне неловко среди такого огромного пространства. Напоминает мне одну квартиру, в которой я непродолжительное время работала горничной. Как и тогда, сейчас мне хочется тенью ходить около стеночки, и не привлекать к себе внимание.
Я безуспешно пытаюсь перебороть неловкость, и смотрю на Мэтти с наигранным разочарованием. Несколько секунд, после чего разочарование сменяется возмущением. — Так ты соврал мне! Нет у тебя никакой лазаньи, это был всего лишь предлог, чтобы притащить меня домой! — фыркаю и разворачиваюсь, иду обратно к двери. — Я не собираюсь общаться с вруном, понятно тебе? — хватаю один кед, начинаю натягивать его на ногу, после чего в нелепой позе замираю, стоя на одной ноге, и смотрю на парня. Молчу несколько секунд, и снова фыркаю, на этот раз от смеха: — Я шучу, на самом деле. И я не настолько голодна, представляешь? Можешь отправить свой богатый запас обратно в холодильник.
Даже телевизор умудряется привести меня в замешательство. Я нажимаю на кнопку on на пульте, но вместо красочной картинки, с какой-то передачей, меня встречает ярко-синий экран, с кучей окошек и надписей. Я замираю в растерянности, верите или нет, впервые столкнувшись со спутниковым телевидением. И с ци-ви-ли-за-ци-ей, когда для того, чтобы посмотреть фильм, нужно просто зайти в определенное меню, и с пару кликов его скачать. Не желая выдавать своё замешательство, откладываю пульт, оставляя телевизор с экраном-заставкой, и иду на кухню.
— Я передумала, вообще-то. Не хочу лазанью, — от выбора у меня разбегаются глаза, от пестрых картинок с аппетитной едой - текут слюнки. Я вожу пальцем по экрану, забираясь в меню десертов, а затем указывают на яблочный штрудель. — Если тебе без разницы, то давай вот его. Может быть, даже хорошо, что лазаньи у тебя не было, не так уж она мне и нравится, — пожимаю плечами и возвращаюсь на диван, где сажусь, поджав под себя ноги.
— У тебя очень яркая квартира. И огромный телевизор, — который наверняка стоит, как пять моих почек. Конечно, не озвучиваю эту мысль, но зато теперь проще понять, как он вообще додумался до того, чтобы заказать мне грузовик роз.
[indent] — Ты специально не включил свет нормально, грузовик роз так тебя разорил, что теперь экономишь на электричестве? — ладно, не могу удержаться, чтобы не подколоть его. Может быть, не слишком удачно подколоть, не знаю. — Если мы еще не решили, какой фильм смотрим, то можно вот тот первый, который ты назвал в поезде. Или, ты можешь включить ужастик, выключить везде свет совсем, и надеяться, что красивая девушка от испуга снова в тебя врежется, — снова подтруниваю, и окей гугл, зачем? Наверное, это мой своеобразный способ снять напряжение. Потому что мне всё еще неловко, и я собираюсь смотреть фильм, сидя на диване, на почтительном расстоянии от Мэтти. Дабы ему не пришло в голову еще каких-нибудь гениальных галантных идей, типа: девушке наверняка холодно, так как я не закрыл балкон, но моя рука на её плече [или хуже, на талии!] наверняка её согреет. И плевать, что мы находимся летом в Калифорнии, да?

[AVA]http://i.imgur.com/acm67TQ.gif[/AVA]
[NIC]Cindy Crawford[/NIC]
[STA]You're a little much for me[/STA]
[SGN]Life is tough, but so are you.
http://i.imgur.com/q57yQvQ.gif http://i.imgur.com/LmK0IgC.png
[/SGN]
[LZ1]СИНДИ КРОУФОРД, 24 y.o.
profession: официантка в ресторане, уборщица в мотеле;
[/LZ1]

Код:
<!--HTML--><style type="text/css">
@import "http://webfonts.ru/import/gagalin.css";

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » если ты не идешь ко мне, то я иду к тебе;