Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Beat the rap - or beat the rapper?


Beat the rap - or beat the rapper?

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

САКРАМЕНТО - ЛОС АНДЖЕЛЕС| 4 МАЯ 2016 ГОДА|

Michael Rinaldi, Daniel Rossi
http://placehold.it/245x140 http://placehold.it/245x140

Описание событий: Конфликт между двумя рэперами и их продюсерами влечет за собой цепочку  событий, доказывающих, что муки творчества иногда принимают и очень физическое воплощение...

+2

2

Через пару дней после  пресловутого рэп-турнира в Лос-Анджелесе, Майки проснулся в своем доме в Сакраменто – как обычно, скорее к обеду. Некоторое время он просто лежал на огромной, в стиле рококо, кровати и разглядывал потолок комнаты – синий, с узором в виде звездного неба. Минут десять он бесцельно шевелил пальцами ног, ворочался и, приходя в чувство, смотрел на все эти полумесяцы и планеты. Потом резким движением вскочил и отправился в душ. Там, под следующими друг за другом холодной и горячей струями, энергично отфыркивающийся андербосс наконец начал приходить в себя.
Подобно многим "славным парням", ведущим зачастую ночной образ жизни, Ринальди обычно начинал день с изрядного количества кофе. Потому неудивительно, что спустившись в свою пастельно-молочных оттенков, с золотой фурнитурой и цветочными узорами, кухню, гангстер (уже в джинсах, носках и футболке) сварганил себе большую чашку черного зелья – и только сделав пару глотков начал просматривать список звонков. Увидев номер Дэнни, тут же набрал его. Слушая гудки, откашлялся, прочищая горло, и заговорил. – Алло, здаров. Как ты? Что? Есть новости по нашим бормотунчикам? Хм. Знаешь что, подъезжай ко мне, а? Еще не завтракал? Вот и пожрем вместе. Одним глотком отправил в себя остатки ободряющего напитка и ступая по подогреваемому дубовому полу, отправился к плите. В голове уже несколько прочистилось после бурной ночи.
Пока капо запада ехал, Майк, мурлыча под нос бессмысленный мотивчик, нарубил на доске сладкую итальянскую колбасу. Потом полез в шкафчик за оливковым маслом – и поморщился, увидев там пустую бутылку из-под "Джека Дэниелса". Вчера виски было слишком много для того, чтобы сейчас вид крепкого алкоголя доставлял ему удовольствие. Он налил масло в кастрюльку и начал подогревать его на огне. Одновременно вспоминал убытки, которые понес этой ночью в казино Рекса -  кажется, пятнадцать косых он спустил в покер, а еще восемь на рулетке. От этой мысли Ринальди захотелось врезать кулаком прямо по гранитной поверхности кухонной стойки – но вместо этого он мудро насыпал в кастрюльку кусочки колбасы и чеснока. Именно когда те начали темнеть и источать ароматный запах, в дверь позвонили.
Встретив Дэниеля у входа, Майк похлопал его по спине, поцеловал в щеку. – Пошли на кухню, я там готовлю.  Вернувшись, плеснул в уже кипящий соус красного вина, добавил помидоров и перца. Поставил отдельную кастрюлю – собственно с макаронами. Одновременно болтал с Дэнни – пока о бытовых вещах. Его дом регулярно проверяли на жучки – но все же последнее время преступный авторитет предпочитал, как и Альтиери, беседовать о бизнесе на свежем воздухе. – Как там Мартина?  В ее положении… Вы, кстати, еще не думали, как назовете, будь то пацан или девочка? Нацедил себе еще кофе, предложил Росси. Затем кивнул на нечто напоминающее стальные песочные часы и возвышающееся на стойке. Ухмыльнулся. – Видишь, делаю по старинке, а ведь мне, бля, эспрессо-машину подогнали. Два куска стоит. Подарил один коммерсант, очень желающий получить подряд на снос нескольких старых зданий. Там можно было здорово навариться на воровстве алюминиевых деталей и тому подобного. – Но там черт ногу сломит, у тебя нет такой? Неделю назад Майк, пытаясь наладить адское устройство, обварил руку кипятком – что не вызвало у него особого желания далее с ним взаимодействовать. Как и помогать тому ебанному бизнесмену. Затем Ринальди предложил шкиперу выйти в сад. Дальнейший разговор он вел уже под шелест листьев яблонь  - но время от времени возвращался, чтобы помешать соус и макароны.
-  Так что там с этим stunad * Патриком? Узнал что-то о нем, что нам помочь может? – сильно понизив голос, спросил мафиозо, подставляя лицо под свежий ветерок.  Глотнул кофе из чашки, затем покачал головой. – Знаешь, я подумал про этого хуесоса, мегазвезду его, блять. Посмотрел их программу - не знаю, сколько раз эта выпечка** черножопая отсосала тому гандону, но на нем там много завязано. Да, надо его вывести из строя. Преподать урок к тому же – помнишь что этот хрен про итальянцев говорил? Языкастый больно. Достал пачку "Мальборо", выудил сигарету, закурил. Обычно он предпочитал сигары – но сейчас ему хотелось просто глотнуть никотинового дымка и успокоить легкий тремор в желудке, все еще тревоживший его. Не удивительно – после вчерашнего-то. – Этих "Кугуар Рекордс" пробил кстати?   Я так понял, у них действительно оборот большой, центровой какой-то Цедельбаум, из ветеранов, еще в  восьмидесятых чернокожих талантов по подворотням розыскивал.  Но он с Иллинойса, так что я без понятия, кто он такой по жизни.
Когда они вернулись на кухню, то Майкл еще немного помешал – и потом разложил дошедшее до кондиции блюдо по тарелкам. Колбаса  стала поджаристой, макароны пропитались соусом – чего еще надо? – Попробуй-ка, rigatoni a la Mikey. Усмехнувшись, второй человек в Семье разлил по бокалам сухое красное. Затем взял в руки вилку и плавно направил беседу в легальное русло. – Знаешь о чем я тут думал? У Барта реально c приоритетами хуйня какая-то. То он, мать его, певец белых окраин, то со всеми этими гуталинами в десна лобызается. И ведь ежу понятно, что все равно он у них не станет первым парнем на деревне, это игра для своих. Ну и нахера всеядность эта? Прожевав очередной кусок, мобстер развил свою мысль. – Вообще знаешь что? Неплохо бы ему, с его имиджем, на европейский рынок пролезть как-то. Там, сам знаешь, они сейчас с этими мигрантами ебутся. Орда гребаных муслимов в своих тюрбанах  - насилуют женщин, воруют что плохо лежит, а некоторые еще и взрывают там что. Какому нормальному мужику такое понравится, а? Вот тут бы Барту в дело и вступить, альбом заебенить. Типа "вернем наши районы, наши города"! Бард сопротивления, а? Подумай, сколько на этой теме scarol*** сделать можно? Увлеченный своей мыслью, Ринальди с силой хлопнул  ладонью по столешнице – так что с его тарелки во все стороны полетели брызги мясного соуса. – Блять. – Майк обтерся салфеткой, затем навел на Дэнни украшенный перстнем палец. И категорично заявил. -  Я считаю, тебе нужно об этом поговорить с Бартом. Правда, тут связи нужны в этой чертовой Европе, а? Майкл хотел продолжить – но неожиданно вновь затрезвонил один из его мобильных. Поднеся к его уху, андербосс с удивлением услышал голос человека, от которого меньше всего ожидал звонка – Ракима из Красных Семерок. Еще одного бандита-ниггера им тут не хватало. – Да? А в чем дело? Сказать не можешь? Это что, срочно? И Дэнни?? Ладно, ладно. Хорошо,  давай  у речного порта, через час? Покачав в изумлении головой, Ринальди повернулся к Росси. – Слушай, прикинь, мне Раким только что звонил. Говорит пиздец какие важные новости для нас. "Вопрос жизни и смерти". И для тебя тоже. И типа только лично для нас инфа. Ринальди cкривился от неожиданного пароксизма головной боли и подумал, что неплохо на будущее бы полностью вывести взаимодействие с этими уличными банчилами на посредников.  А то привыкли, понимаешь, при Гвидо запросто общаться. – Может прокатимся? Мне все равно в порт заглянуть нужно.

* Stunad (ит. ам. жаргон) - придурок

** Выпечка - Сookie означает "печенье"

*** scarol, escarole (ит. ам. жаргон) - бабло

+1

3

Проигравшись в Фортуне почти всю ночь (справедливости ради, с картами вчера «везло» не  одному только Майку) и вернувшись домой под утро, ближайшие четырнадцать часов я планировал провести в постели. Однако проснувшись около 10:15 утра от звонка не молодой, старомодной со всех сторон, и докучливой польки, -сиделки моей матери, - и терпеливо выслушав ее монотонный бубнеж понял, что случиться этому не удастся. На супруга Анки  (кажется, он подрабатывал грузчиком в конторке Джанфранко) два часа назад рухнул холодильник, - мужик переломал шесть ребер и вывихнул бедро, - и ей срочно нужно было ехать в больницу. Оставлять мать одну после того случая с мусорными баками, при ее заболевании было нельзя и мне пришлось оставить все надежды на здоровый сон и таки подняться с постели. Пока Мартина, разбуженная моей руганью, готовила мне кофе на кухне, я успел принять горячий душ и отыскать свою одежду. Все время, что я натягивал легкие джинсы и бордовую шелковую рубашку (на которой по щегольски расстегнул пару верхних пуговиц, обнажив массивную золотую цепь и неприметный крестик ), мобильный, затерявшийся среди смятых простынь, не переставал трезвонить, чем еще больше выводил меня из себя. В итоге, прособиравшись чуть дольше задуманного, я так и не успел позавтракать и выпить свой кофе. Учитывая, какое стойкое неприятие в последнее время испытывала моя невеста к запаху жженых зерен, мне повезло, что она, в отличие от меня, проснулась в хорошем настроении и ароматный, свежесваренный напиток демонстративно выплеснула в раковину, а не мне в лицо.  Однако, избежав перебранки с одной капризной итальянкой, с другой, более опытной в этом деле (имел в виду, разумеется, свою собственную мать), на подобную удачу мне рассчитывать не стоило.  Понял это сразу же, как только,  оказавшись  внутри родительского дома, столкнулся с недовольным выражением некогда красивого, - теперь же совершенно обычного, много постаревшего и даже скорее неприятного, -  лица Розали Росси.  Как я и предполагал, мать не собиралась дожидаться приезда сиделок от агентства, - к моему раздражению, вечно опаздывающих, -  долго и громко сетовала на их некомпетентность, называла воровками (чайный сервис, который отец подарил ей на годовщину свадьбы почти полвека назад, мать месяц назад задарила какой-то своей дальней родственнице из Фресно, якобы на память – но была твердо убеждена, что ее обворовали), грязными иммигрантками, обирающими честных граждан Соединенных Штатов, и ласково – женами cornuto. Что удивительно, к Анке пожилая итальянка относилась с определенным приятием, по крайней мере, могла терпеть ее присутствие в своем доме и не исходить на говно по всякому удобному случаю. Я, конечно, любил и уважал свою мать, но иногда (как, например, случилось и в  этот раз) не мог и получаса, блять, вынести в одной с ней комнате. Поэтому, дабы окончательно не испортить себе день, согласился отвезти ее к подруге в Элк-Гроув. 
Когда позвонил Майк, я уже был на полпути в Сакраменто и как раз собирался заехать перекусить в какое-нибудь приличное местечко (бискотти, что я прикупил в местной кофейне, оказались очень даже ничего, а вот эспрессо - на редкость отвратительным) поэтому на предложение андербосса обсудить дела за завтраком охотно согласился.  И через полчаса, миновав затяжную пробку на выезде, я уже парковал свой наполированный CTS у ворот холостяцкого логова высокопоставленного мобстера.
-  Madonna! Шкип, ты что у себя делегацию из самого Ватикана готовишься принимать? Запах просто обалденный, знаешь! – Как только я переступил порог особняка Ринальди и тепло поприветствовал радушного хозяина, сразу же почувствовал пикантный аромат запеченных колбасок, кипящего масла и молотых кофейных зерен – у Майка, все же, день начался отнюдь не так паршиво. Обтерев подошвы своих итальянских лоферов о придверный коврик, прошелся следом за андербоссом на кухню, где влиятельный гангстер как раз заканчивал с приготовлением соуса, понаблюдал за этим какое-то время молча. Я, в отличие от второго человека в Семье (как и нашего босса, так же любившего порой порадовать домочадцев своей стряпней) в кулинарном деле практически ничего не смыслил, по правде говоря, мне просто не хватало на это терпения, - Признавайся, compare, наверняка выписал себе парочку рецептов из той книженции, которую Гвидо тогда задарил, э? Как, говоришь, она там называлась…? Вспомнил о некогда принадлежащем Муссолини кулинарном томике, что Ринальди презентовал Монтанелли в честь свадьбы, вовсе случайно –  но подумал, что была в этом какая-то своя ирония, учитывая какими напряженными в последнее время были у Гвидо отношения с новой администрацией.
- Лучше всех, - ответил Майку уже по поводу состояния Мартины, - А чего ей переживать? Весь мир, блять, у ее ног… в любом положении.  Мне главное, чтобы моего ребенка выносила здоровым, а то все эти нервы… Ты нахрен не представляешь даже сколько у этих беременных всяческих загонов. Лишний вес, растяжки, еще какое-то дерьмо, хуй разберешься. А витамины все эти, массажи всякие, узи… знаешь сколько это все стоит? Нет, - тут в сердцах прижал к груди окольцованную сразу несколькими перстнями ладонь, заявил уверенно, - Мне для своего ребенка ничего не жалко, все что нужно… - Затем, отхлебнул из чашки немного кофе, прочистил горло, - Если родиться пацан, назовем в мою честь, - Хотя мы с Мартиной этот вопрос пока что и не обсуждали, я, как делал это всегда, уже заранее все решил. О том же, что родиться девочка я даже не думал и очень надеялся, что Мартина подарит мне именно наследника.
- Нее, у меня сейчас PrimaDonna стоит, Делонги, слышал, наверное? Стоит, конечно, дохера, но зато полностью автоматизированная. Там и думать-то нихуя не надо – все сама за тебя сделает. Дисплей там сенсорный, контроль крепости, кофемолка, подогрев чашек – вся эта поебень есть. Еще и всякие программы там, типо для очистки. Вот это вещь! Я и матери своей такую же прикупил, - Другое дело, что пожилая итальянка и вовсе не оценила такой щедрый подарок и, кажется, ни разу не прикоснулась к новомодному агрегату. Но я вполне мог себе позволить подобные траты - дела у меня в последнее время шли в гору . Во многом как раз благодаря удачному контракту с восходящей звездой хоп-культуры, МС Вессоном. Поэтому-то, когда Майки предложил перенести беседу во двор, а затем, уже снаружи, поинтересовался о Роджерсе, я нахмурился. Порадовать Ринальди мне было нечем.  - Ничего такого, Майки, - Покачал головой неуверенно, первым выудил из пачки сигарету и обратился к андербоссу за огнем.  Подымил недолго, - Он плотно торчит на герыче – но это все знают.  Можно, конечно, дилеров потрясти, через это надавить, но сам понимаешь… - По поводу же его черножопого ставленника заговорил куда охотнее, - Я тоже видел. Блять, как он нахрен вообще в телек помещается? Харя у него ну чисто долбанный Джаггернаут – подрихтовать не помешает, это я согласен. Смахнув кончиком ногтя длинную трубочку пепла с сигареты, посмотрел на хозяина дома с ленивой усмешкой, - Эти ребята серьезные, в деле давно. Там еще братья Леви какие-то. Тот что старший занимается раскруткой, а другой типо исполнительный продюсер, по финансам.  Они, кстати, только на четверть евреи. У них какая-то там пра-пра бабка из Неаполя родом, прикинь. А Цедельбаум у них основной акционер. Говорят, Айси-Кьюба поддерживал в начале его карьеры, до 87ого. А потом тот свалил от него в N.W.A. Толковый мужик, кстати. А те дрищи занюханные, что у Бобби в отделе поиска сидят – ни в пизду, ни в Красную армию, блять! Затем закатил папиросу в пепельницу, прикончил остатки кофе за один щедрый глоток, - Я вот о чем подумал. Может нам напрямую с этими типами из Кугуара законтачить? Нахуй этого Роджерса, и понты его тоже нахуй. Сколько у него бабла в обороте там, сам подумай, - крепко его за яйца, поди, держат.
Чуть позже, когда мы вернулись обратно на кухню, разговор перешел уже совсем в другое русло. Я слушал Майка уже не так внимательно, увлеченно орудовал вилкой, а вот на красное сухое не налегал – во рту до сих пор стоял крепкий привкус перегара и от запаха вина, пусть и наверняка отменного, меня странным образом мутило. Впрочем андербосс говорил вещи очень даже толковые. Я и сам некоторое время назад говорил с Бартом о его непоследовательных пристрастиях. По большому-то счету, мне было наплевать с кем знакомый нам рэпер долбился в десна – главное, чтобы продолжал крутить зелень.  Но и с Майком не согласиться не мог. Тем более, что развить мобстер хотел совсем другую мысль, -  Я думал об этом. Помнишь Луиджи «Малыша Луи» Мариани, крепкий такой старикашка из команды Рыжего Сэла, - говоря внутри дома открыто о доне дружественного Торелли  клана из Сан-Франциско, понизил голос, - два года назад сыграл в Большое Казино* - желудок. Так вот, Ричи рассказывал, что его старший сын, Фил его звать вроде, не помню, продал весь отцовский бизнес… ну, тот, который смог, взял еще у Сэла бабок в рост, приличную такую сумму и свалил с семьей в Италию. Открыл там на эти деньги что-то типо ивент-агенства,  занимается теперь поиском талантов, свой инди-лэйбл создал. И, в общем, Джуои говорил, - речь шла о родном брате моей правой руки – Джоуи ДиНаполи, андербоссе при Сэле-Молотке, - что полгода назад Фили серьезно в бабках потерял и продал бизнес по старым каналам Малыша нашим друзьям с той стороны, сapisci? Остался там каким-то менеджером зачуханным или типо того. Вот у кого чуйка была собачья, так это у его бати, а этот… - Как будто бы разочарованно махнул рукой, потом отложив вилку, утер салфеткой губы, - Насколько я знаю, Молоток сейчас не больно то поддерживает контакты с «теми» парнями. Ну а мы, как считаешь - сможем устроить Барту Римские каникулы? – Не напрямую, но довольно прозрачно намекнул Ринальди, что поддержку в продвижении Вессона на европейский рынок могли бы оказать наши сицилийские коллеги. Конторка младшего Мариани, возможно, была и не таким уж большим подспорьем в этом деле, однако поговаривали, что подобных конторок у них была целая сеть, может быть, и связи имелись в каких крупных концернах, местных отделениях мейджор-лейблов, например. Ведь не зря говорят, что в мире есть только два бессмертных дела – шоу-бизнес и организованная преступность, и насколько тесно были переплетены они между собой, так же, удивительным не было. К тому же, я и сам был бы совсем не прочь побывать на своей исторической родине.
Ринальди, однако, ничего на это мое предложение ответить не успел – зазвонил его собственный мобильный и Майк, отвлекаясь от кушанья, ответил на звонок. Я в свою очередь, не очень вслушиваясь в разговор, отхлебнул немного вина, поболтал во рту вяжущую жидкость, и отставил бокал обратно. Когда же услышал свое имя, посмотрел на андербосса с интересом – звонившим, к моему удивлению, оказался главарь банды черножопых наркоторговцев, «Красные Семерки», Раким. Тут я скривился, нахмурил густые брови, - Че ему надо? Вести дела с гуталинами лично мне казалось совсем не сподручным – большой риск. Этих парней, всех поголовно, надежными назвать язык не поворачивался, сколько уже таких прецедентов имелось - закинувшись порошком нигеры совсем с катушек слетали и начинали трепать языком – с подружками, брательниками и с кем там еще, хер их знает. Но любопытство все-таки взяло вверх – что это, интересно, за такая пиздецки важная информация. Майк, видимо, заинтересовался тоже и вперед меня предложил все-таки скататься в порт. Тут я возражать не стал.
Уже в машине, устроившись на водительском месте, подождал Ринальди и когда тот сел, обратился к нему с усмешкой, - Зацени-ка вот. Поставил тут чехлы с ортопедической поддержкой, как тебе, а? Шесть сотен за комплект берут, говорят, - Завел мотор, прикурил сигарету, затем только продолжил, - Полли с ребятами на прошлой неделе крупную партию дернули через курьерскую службу в порту. Если хочешь, можем  и тебе такие присмотреть, они универсальные все.  Все равно по пути.

*Big Casino: (амер.) «Играть в Большом Казино». Умирать от рака.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-08-31 00:09:01)

+1

4

Майк одновременно беседовал с Росси. – Нет, это из рецептов матери, Царствие ей небесное… Миссис Ринальди не только великолепно готовила, но и часто менялась идеями разных кушаний со своей подругой, Анджелой Альтиери. Узкоспециальные беседы, которые эти дамы порой вели, обсуждая всякие там подливки или десерты, заставили бы даже опытных рестораторов с уважением снять свои поварские колпаки. В полной мере талант унаследовала сестра Майка, язвительная Силь – благодаря чему бока по-боксерски крепкого Мэнни каждый год стремился к неуклонному расширению. Сам андербосс знал примерно около дюжины блюд из той "золотой коллекции" и готовил весьма редко, ленился. – Как его там? "Искусство приготовления и вкушения пищи", кажется… - тогда, к вечеринке на мясокомбинате, Ринальди старательно заучил название подаренной Гвидо старинной книги даже на итальянском. Теперь же оно вылетело из головы. – Не исключаю, что он потом той книжкой себе задницу подтер. Их отношения с бывшим боссом от того, что ему преподнесли руководство по кулинарии, ничуть не улучшились. Да Майк и не ожидал, что улучшатся – он просто тогда сделал формальный жест уважения, из тех, что были приняты в их среде. Они ведь даже к тем, кого убивали, на похороны приходили, цветочков на гроб положить и мессу послушать.  – Гм. Да, нынче женщин к родам готовят как астронавтов к полету. Наши бабки, блять, сильно бы удивились. Я слышал, теперь беременным принято и в бассейне плавать, типа чтобы ребенок заранее к воде привыкал? Вопросы деторождения (кроме самого первичного процесса, в котором Ринальди разбирался знатно) были плохо знакомы гангстеру, но демонстрировать тут свое невежество он не собирался. – Вроде сейчас еще модная фишка- звать отцов на роды сами, типа в поддержку. Мартина не предлагала? Итальянец такое считал полной ерундой – нахрена мужчине смотреть на малоприятное с виду действо? Потом месяц с женой в постель лечь не сможет, это страхолюдство вспоминаючи. Но многие из современных представительниц прекрасного пола считали по-другому – мол, со стороны мужей эгоистично не делить с ними здесь ответственность. С точки зрения Майкла это являлось откровенной хуйней, входящей в общую маразматическую линию "борьбы за равные права"– он же никогда не попросит свою девушку разделить с ним ответственность и кого-нибудь держать за ноги, пока он крушит ему череп битой? Вот Монтанелли так может и поступит, если подумать, он тот еще феминист.
Когда оба преступных авторитета вышли в сад и зажгли сигареты, они смогли плавно перейти к делам. Вернее – одному дебильно лыбящемуся делу с еврейской рожей и ирландским именем "Патрик". - Да ладно? Долбаный богатей - и на герыче? Недаром он с тем мудаком черножопым связался. –  поднеся Росси зажигалку, с налетом презрения произнес Ринальди, когда услышал о том, что продюсер оказался торчком. Нет, несмотря на мнение олдтаймеров, он сам не числился в  аскетах,  по этой части. У андербосса было давнее пристрастие к кокаину, наркотику для элиты – а во время безумной тусовой молодости он пробовал и "малькольм"*, и "ЛСД", не говоря уже о марихуане. Но ведь одно дело - такие вещи, вызывающие (как считал итальянец) в худшем случае психологическое привыкание. А другое – гонять по жилам жидкую смерть, сжирающую твой мозг и превращающую тебя в жалкое подобие человека.  – Можно было бы его постращать, что его партнеры узнают – да наверное и знают ведь? Просто лечиться отправят или что-то типа того. В шоу-бизе это дело обычное. Затем задумчиво затянулся сигаретой посмотрел, как клубочки дыма улетели куда-то в сторону небольшого клена, который ему посадили прошлой весной. Когда табачное облако рассеялось, заместитель главы мафиозного клана заметил.  – Разве что ломкой воспользоваться как-нибудь, а? В таком состоянии, если им дури не дать, они на все пойти могут. Только вот как? Если тупо похитить и в подвале держать – проще ему там к башке пушку приставить, и все. Затем, принимая решение, поглядел на капо запада. – По гуталину тому – делай. Подряди кого-нибудь. Чтобы типа зарамсили с ним или что-то типа того. Но не с концами. Подразумевалось, что Изи-Куки надо избить, вывести из строя. Разбить те же коленные чашечки. Чтобы проучить за наглую болтовню и одновременно отправить послание Роджерсу, ударив по его коммерчески-творческим планам. Но не убивать - именно этот труп им сейчас ни к чему. – Да, с жидами можно попробовать встретиться, авось больше толка выйдет, чем с наркошей этим. – рассказ Дэнни о ребятах из "Кугуар Рекордс" показался Майку интересным. Если те серьезные люди, из тех, что давно в музыкальном бизнесе – то должны понять, что кинуть через колено Семью Торелли не получится. С другой стороны – хорошо бы знать их слабые места, куда можно ударить, чтобы дело не закончилось заявлением в полицию или ФБР. – Слушай, насчет Патрика, может того… Старый добрый развод, с наездом "плохих парней"? На почве наркоты что-то как раз…  И наше появление, чтобы он сам нас помочь умолял, а? Подтянешь каких отморозков из СД…
Вернувшись в дом, Майк принялся за ригатоне собственного приготовления, с аппетитом отправляя в рот  порцию за порцией. Еду он умеренно запивал красным вином – не ради пьянства, так как голова слегка побаливала уже после вчерашнего. Для вкуса и опохмела скорее. Выслушал историю по поводу одного из старых соратников Рыжего Сэла, чей сын продал его бизнес ребятам с "той стороны". Осуждающе покачал головой – ведь Мариани все нажил благодаря brugade Сан-Франциско, и его наследник не имел право это разбазаривать.  -  Пиздец. И Молоток не вмешался? Надо было объяснить мальчонке, что продать он может только своим. Когда-то, очень давно, мафия США по сути была полунезависимыми филиалами различных преступных организаций из "старой страны". Однако сейчас, когда Американская Коза Ностра стала централизованной и совершенно отдельной структурой – следовало защищать свои интересы и, сотрудничая с другими итальянскими группировками, не давать им себя подминать.  – А вообще дело – надо только с основными у них встретиться, в этой музыкальной теме, не с шестерками какими-нибудь. Рим – это не ахти что, но есть ведь шанс выйти и дальше, на реальные европейские рынки. А кто именно там под себя это взял? Парни с Сицилии, Неаполя? Или калабрийцы? На "той стороне" ведь было до фига разных структур. Сицилийская Ла Коза Ностра, с которой у Торелли были связи еще со времен дона Антонио – и сохранялись в определенной форме даже при беспредельщике Донато,  вот Ренато на полуострове много лет их связным состоял. Неаполитанская Каморра, кое-кого из этих ребят Майк тоже знал. И Ндрангета– пожалуй, самая крупное и таинственное из криминальных сообществ. Следовало выяснить, с кем они будут говорить, какие у тех ресурсы. А вообще – Майк считал, что им с Фрэнком не помешает туда скататься, возобновить старые знакомства. И объяснить, что Гвидо теперь не при делах. – Ладно, поехали.  Посмотрим, что этот гуталин нам скажет.
Сев в "кадиллак", Майк  утвердительно кивнул головой и показал большой палец, когда Дэнни заговорил о чехлах с ортопедической подвеской, которые он мог бы подогнать. Однако затем посоветовал Росси – тот и так это знал, но мог расслабиться, привыкнув к привольной жизни в СД. – Проверяй тачку регулярно, эти хуесосы ведь могут не только "жучка", но и маячок прилепить, чтобы типа знать, куда ты едешь. Ты ведь проверяешь? Еще не хватало им годами избегать приговоров за наркотики, убийства, рэкет – а сесть за ворованные автозапчасти.  Какое-то время машина катила по улицам Сакраменто, потом они выехали за его пределы – и добрались до порта. У доков уже кипели жизнь – бегали рабочие, разнообразные агенты с накладными, переносились тяжелые ящики со всякой утварью.  Майк снова набрал Ракима, затем повернулся к Дэниелю. – Он с той стороны, около того склада большого, 6A. Когда они подъехали, то сразу же увидели машину Фармера – ту было трудно не узнать. Склонный к крикливо-вычурному стилю ниггер ездил на "порше кайенн турбо", сизоватых оттенков, с аэрографиями в виде оскаливших массивные челюсти акул. Каким образом уголек отчитывался за такой транспорт и отчитывался ли вообще – Ринальди не знал. Темнокожие наркоторговцы думали о претензиях налоговой куда меньше чем итальянские гангстеры. Оглядевшись и отследив, что никого поблизости нет, Майк вышел из машины и двинулся в сторону навороченного джипа. Из него вылез Раким  - в яркой безразмерной футболке,  мешковатых джинсах и бейсбольной кепке. С его шеи на грудь свисала толстенная золотая цепь. – Халло, как жизнь? Чего хотел? – поздоровавшись, спросил Майк негра. Тот выглядел чем-то озабоченным. Переминаясь с ноги на ногу, Раким ответил вопросом на вопрос. –  Йоу… Это самое… Вы ведь контачили с таким хером в Лос-Анджелесе,… Гризи-Эйт? Он там походу на больничке оказался, трещины в ребрах, все такое. Андербосс про себя злорадно усмехнулся – но вслух лишь поинтересовался. – И что он? Стуканул что ли? Тут предводитель "Красных Семерок" покачал головой.  – Не… Но мне тут маякнули братишки… "Крипсы" с Грейп-стрит, с Уоттса, ты знаешь…. Ринальди кивнул – у  Фармера были контакты с этой чернокожей бандой из ЛА. А через них очень косвенно у Торелли – те занимались грабежами складов и магазинов и часть украденного уходило через связанных с их кланом скупщиков. А когда Торелли получили доступ к новой индейской дури, из резервации Шейенны – Майк сказал Юлю передать часть Ракиму, которую в свою очередь, во имя расширения, начал некую долю посылать на сбыт Крипсам в ЛА. В общем – высокие отношения. – Они говорят – тот  парень бегает по городу. Хочет нанять кого-то, чтобы вальнуть вас обоих. Приходил к чувакам с Грейп-стрит – но они его нахуй послали. Сначала Ринальди онемел. Потом он почувствовал холодную ярость. Дожили – какой-то полудурок решил послать киллеров к капо и андербоссу мафиозной Семьи. Фармер же вытащил из кармана телефон, навороченный "верту", механически его повертел – и продолжил. – Его там  нас никто не любит, оборзел. Был раньше жиганом мелким, отсидел, присосался к тому мазафака, продюсеру – и решил, что, блять, центровым заделался. Тут Раким нагнулся к  Дэнни и Майку. Потянув воздух носом, Ринальди ощутил легкий запах травки – Они говорят – могут сами сделать, если хотите. В знак уважение и все такое…

* Жаргонное название "экстази". Происходит от имени Малькольма Икса, афроамериканского активиста

+1

5

Рассуждать вслух на тему подтирал ли бывший дон подарком нынешнего андербосса задницу, извел на растопку костров в резервации или использовал таки по назначению, я не стал. Хер его знает - может быть подручный и, по совместительству, самый близкий друг Альтиери, как и делал теперь мой родственник всякий раз (уже, поди, не один раз пожалевший, что на той встрече с нью-йоркерами настаивал на мирном урегулировании вопроса), сразу начнет исходить на говно при упоминании Монтанелли. И я тактично промолчал. Хотя и стоило это мне пиздец каких усилий.
- Заранее привыкал… чего, блять? Это еще что за нахуй? Он же, вроде как, и так все девять месяцев в водичке колупается, нет? – Тут пришла моя очередь включать идиота. Нет, я конечно много слышал за последнее время обо всех этих процессах, происходящих внутри Мартины от врачей, ее собственной матери и от своей, но мало этим интересовался. Свое дело, как я считал, я выполнял более чем исправно – т.е обеспечивал Мартину и нашего будущего ребенка всем необходимым, а уж все эти подробности были мне не то что не интересны, а даже противны. Поэтому когда Ринальди упомянул популярную в нынешнее время фичу – а именно совместные роды, я брезгливо дернул губами, отставил подальше полупустую чашку с кофе, - Воу! Нет, конечно – какая нормальная баба такое своему мужу предложит? Мне с Марти повезло, у нее мозгов не как в бильярдном шаре, блять – знает, что я такого дерьма не потерплю. Может мне еще и на камеру все это заснять? Тоже, вроде, популярностью пользуется! – Как и Майкл, я считал это совершенной глупостью, если бы Мартина действительно предложила мне поприсутствовать во время рождения нашего первенца, а я, например, даже решил согласиться – я бы не то что месяц, пожалуй, никогда больше не смог бы лечь с ней  в одну постель.  В этом смысле я оставался совершенным профаном и до сих пор не мог объяснить себе, как женщинам удавалось вытолкать из себя ребенка размером с арбуз. Блять, я же даже школу не успел закончить – вся эта анатомическая муть и тем более казалась мне большой, и мало интересной к тому же,  загадкой.
Отделаться от неприятных картин процесса деторождения, что теперь рисовало мое сознание, мне не удалось и позднее, когда мы с Майком стояли на улице, покуривали сигареты и беседовали уже на совершенно другие, более важные, как я считал, темы, - Я не знаю, но очень похоже, что как раз этот Гризи-Эйт ему все это дело и ставит, чтобы сговорчивей Патрик был.  Помнишь, кстати, гуталин все трепался, что мол, людей знает нужных? Так вот, эти его «серьезные» парни – какие-то мелкие барыги из Инглвуда, шпана и есть. Может у них раньше и имелась какая-то связь с теми же Крипами, хер  знает, но сейчас они – сами по себе. Это точно, - Поймав вопросительный взгляд Майкла, заранее ответил, выставив вперед руку с зажатой между пальцами сигаретой. Затем призадумался. Удивление Ринальди было мне понятно – такие вот напыщенные индюки, навроде Роджерса, заработавшие себе громкое имя и положение  употреблять героин как раз таки брезговали, предпочитая ему тот же кокс или размолотые листья каннабиса. Но Патрик, перепробовав за свою жизнь практически все виды увеселительных смесей (от эфедрина до метадона) и убедившись, что ничего его больше так не радует, принялся гонять «белый» по своим жилам скорее от безысходности. И Гризи-Эйт, когда-то как раз на этом и поднимающий свои бабки, подвернулся собственнику Rabbit Century очень кстати. И, я полагал, теперь, когда между двумя представителями нацменьшинств (хотя назвать их меньшинствами уже было довольно трудно – основную часть населения Соединенных Штатов как раз евреи и черные сейчас и составлял) образовалась крепкая связь, как партнерская, так и личная, и, отсоединив одно слабое звено от другого (не сказать чтобы сильного), мы бы получили копченого полудурка, потерявшего своего покровителя и слабовольного торчка, готового и мать родную за дозу продать, не то что пойти на наши условия. Но, и тут Ринальди оказался прав, осуществить это было не так что бы очень просто, к тому же потребовало бы некоторого количества времени, не говоря уже о рисках. Поэтому, оставив идею пробиться к Роджерсу через его зависимость физическую,  андербосс предложил надавить на другую – материальную.  Я коротко кивнул, когда Майкл дал добро по поводу копченной выпечки, уже размышляя с нескрываем довольством о том, каким красавцем в следующем эфире предстанет перед публикой горлопан Изи, - А  это мысль, - Согласился с высокопоставленным гангстером и скривился в недоброй совершенно усмешке, - Этих самых отморозков в Диего, сам знаешь, как говна. Позвоню Грабле, подыщет кого-нибудь… по способней, если хочешь, прямо сегодня и наведаются. Представляешь, как этот жирдяй обделается? – Затем, впрочем, добавил с налетом некоторого раздражения, - Вот только, как думаешь, после всего этого он шуму не поднимет?
Оказавшись внутри дома снова, я с удовлетворением заметил, что ригатоне, над которым трудился андербосс,  уже был готов. Запах на кухне стоял просто потрясающий - от него у меня еще сильнее разыгрался аппетит. Оставив недолго всякие беседы, мы молча орудовали столовыми приборами, пока Майкл не заговорил. История по Малыша Луиджи и его непутевого сынка, которую я только что поведал ему, как я видел, заинтересовала Майкла. Он наспех отложил вилку, принявшись возмущаться такому раскладу. Я только пожал плечами, - Ну, все что было у Малыша во Фриско и так за Сэлом осталось в итоге. Что же касается Рима, - Выдержал  паузу, чтобы проживать очередной кусок и запить его вином, - Я так понимаю, у Молотка и без этого хватает головной боли. Если они с Филли и имеют какие-то договоренности – я ничего об этом не знаю. На самом деле, если бы сынок Мариани поступил по понятиям и долю в своей конторке передал Рыжему Сэлу, договориться о продвижении Барта там было бы совсем просто, но наши друзья с той стороны, как я полагал, имели к этой чехарде с приобщением к шоу-бизу и личный интерес и деловой, в то время, как сам Моретти за этим замечен как раз таки и не был. Впрочем, информацией я обладал довольно скудной, не был посвящен в детали – все, что знал я Ринальди уже рассказал. И когда тот спросил, какая именно организация из многочисленных группировок Апеннинского сапога  стояла за этим, я отрицательно покачал головой, - Хер его знает. Джоуи только и сказал – «наши друзья с той стороны». Но я вот думаю, узнать то не проблема, э? Тот же Ренато пусть у своих старых знакомых об этом поспрашивает? Зря что ли столько лет там проторчал. Согласился с Майки-боем, что этот разговор можно было бы перенести на потом, как ни странно, но мои мысли теперь были заняты уже совершенно другим – все пытался сообразить, чем именно собирался нас порадовать Раким и почему это требовало такой спешки. Я же, блять, даже завтрак свой доесть не успел! 
Об этом же я думал и всю оставшуюся дорогу, только однажды отвлекся, когда андербосс решил напомнить мне о прослушке, - Майки, - выдержав театральную паузу, посмотрел на Ринальди с наигранно - оскорбленным видом, - Я, по-твоему, совсем что ли идиот? Опасения Ринальди, впрочем, понять было можно – в отличие от того же Майка даже, который и на вечеринку к Гвидо приехал в каком-то зачуханном фургоне и уже после, приняв должность второго в боргате Торелли человека, запретил  лишний раз трепать свое имя на улицах,- осторожностью как раз таки никогда и не отличался. И не только потому, что успел расслабиться за проведенные в Сан-Диего месяцы – я относился к тому виду мобстеров, кто не видел никакого смысла быть членом организации (к тому же, высокопоставленным) и оставлять это в тайне, но не от правительства, разумеется . Сколько я себя помнил, я всегда мечтал быть гангстером, считал это великой честью. Но и идиотом я на самом деле не был, осознавал и риски, и последствия, к тому же – я не хотел в тюрьму. Тем более теперь, когда готовился к не менее значимой роли – отца; я просто не имел на это никакого права и должен был позаботиться о своем будущем ребенке – в гостях у Дяди Сэма, я полагал, у меня это вряд ли хорошо получилось бы.
Порше Фармера, и в самом деле, не заметить было трудно. Припарковав свой, менее претензионный, автомобиль рядом, я с некоторым недовольством обвел взглядом отполированный Кайен Турбо, вытащил из кармана сигареты, уже успел вставить одну в зубы, но вспомнил, что опять позабыл зажигалку в бардачке – пришлось вернуться. Пока Ринальди о чем-то трепался с главарем «Красных Семерок», я рылся в салоне Кадиллака и размышлял. Меня всегда удивляло (и злило, конечно, в не меньшей степени) – почему мы, итальянцы, честные бизнесмены должны были отчитываться перед этими хуесосами из службы внутренних доходов за каждый заработанный, блять, доллар, а угольки и не имея, наверняка, никаких легальных источников дохода разъезжают на дорогущих тачках и нихуя ни о чем не беспокоятся. Но серьезно поразмышлять об этом я не успел - что, конечно, было и к лучшему даже ведь когда я присоединился к разговору и поприветствовал Ракима, -впрочем, одним только кивком-, тот уже выложил главную причину нашей незапланированной встречи. Переваривал информацию я молча, вопросительно поглядел сначала на Ракима, не веря своим ушам, затем на Майкла, проверяя и его реакцию, успел даже, наконец таки, прикурить свою сигарету – прежде, чем меня захватило бешенство, - Нихуя себе! Что этот пидорас о себе возомнил? Ему на тюрьме так ахуенно разработали очко, что он уже всякий страх бля потерял? – Раздраженно сплюнув себе под ноги, сделал глубокую затяжку, затем выдохнул в горячий воздух (в Калифорнии и в мае  уже стояла практически невыносимая духота) сизые клубы дыма, - Нет, - Безапелляционно заявил на предложение «братишек» Фармера, предупредительно выставив вперед руки. Решить этот вопрос, я считал, нам следовало именно лично. Спускать такое дерьмо, тем более какой-то обезьяне блядской, было нельзя – понятно, но у меня уже буквально чесались руки проломить его тупорылую башку. Немного подобравшись, наклонился к Майку, шепотом произнес, - Это дело принципа, бо. Принципа, блять!
Затем затоптал каблуком итальянских лоферов бычок и обратился к Ракиму, - Где этот говноед тупорылый сейчас, знаешь? 

Отредактировано Daniel Rossi (2016-09-16 21:19:01)

+1

6

Пока Дэнни кипятился, Майк скорее застывал в холодной злобе -  и лихорадочно размышлял над словами Ракима. C одной стороны, может и неплохо бы было, если бы обнаглевшего музыкального менеджера вальнули свои же? А с другой… с другой ненадежный они народ. Отдай им контракт – а завтра их загребут за торговлю дурью или еще какую ниггерскую хрень, и они начнут петь, что для Торелли мокрое дело сделали. Да и хер знает кто там у Ракима на другом конце провода – не стукачи ли вообще, желающие их спровоцировать? И работают гуталины обычно грязно. Пока Ринальди раздумывал, взвешивая "за" и "против", Фармер ответил на эмоциональный вопрос Росси. – Хрен его знает. Вроде в Сан-Диего фестиваль какой-то, туда может рвануть. Тогда андербосс кивнул  лидеру Красных Семерок. – Cпасибо за информацию, Раким. Если что мы свяжемся. Ладно, у нас тут в порту еще дела. Попрощавшись с кичеватым чернокожим бандитом, итальянец поманил за собой Дэнни. Решил, что опять-таки лучше поговорить на свежем воздухе – после процесса Гвидо он стал куда чаще устраивать "walk-talks"*, чем в более легкомысленном прошлом. Когда они оказались около одного из складских помещений,  высокопоставленный гангстер наклонился к своему коллеге. – Знаешь о чем я подумал? Того гондона кончать надо, это без вопросов. И без этих чепушил из "Крипов" обойдемся… Немного помолчал, машинально пошевелил украшенными перстнями пальцами.  – А что если нам это увязать с наездом на того фраера, Роджерса? Помнишь как мы жену Барта развели, с типа его долгами за дурь? Ну вот – когда тип этого Гризи исполнят, надо, чтобы продюсера конкретно попрессовали. По балде дали, в лесок вывезли, то – се . Типа ниггер покойный свои долги по герычу на него перекинул. Тут мы и встрянем, как ангелы-избавители. Он в таком случае не шуманет – не побежит же к копам о том, что торчит и дурь покупает, рассказывать? Мимо проехало несколько грузовиков,  наполненных плотными деревянными ящиками.  В кабине одного из них, рядом с водителем, сидел маленького роста мужчина с усами и залысинами, держа в руке пачку документов. Майк его узнал – это был какой-то мелкий профсоюзный администратор, ходящий под Маленьким Джоном, звать вроде Огастес (или Юджин)? Решил наверное сопроводить ценный груз лично. Проводив колонну взглядом, заместитель главы мафиозного клана снова обратился к Дэниелю. – Что думаешь? Можно такой расклад сделать -  ты с СД свяжешься,  решишь вопрос с Гризи.  С Фрэнком я утрясу.  Подтянешь пацанов для делюги с Роджерсом. Потом встретимся в ЛА и там возьмем за жабры жида этого. В голове Ринальди вроде как выстроилась стройная картинка. План выглядел хорошо – но многое зависело от его исполнения. И тут в дело должен был вступить Дэнни  - найти правильных людей и для убийства наглого негра, и для похищения и избиения продюсера. Затем поморщился – ему в голову пришла неожиданная мысль. – Только тех, кто на этого ебучего Патрика наедет, хорошо проинструктировать надо. Чтобы в масках делали, все такое. Вдруг этот сучок все же забздит и попробует потом их в том, что они Гризи мочканули, обвинить? Майк еще никого под монастырь не подводил и впредь не будет. Да и на нас стукануть могут, если их загребут. Андербосс придерживался старых понятий – стучать нельзя было даже на врагов, даже на тех, кто тебе лично отвратителен. И отдавать других преступников в руки правосудия тоже. Убивать,  вымогать деньги, калечить – это одно дело, но потрафить легавым собакам – нет.  - Ладно, пошли, посмотрим, что там за чехлы у тебя.  Ринальди поглядел на циферблат своих золотых часов – время еще было. Как и подавляющее большинство "славных парней", даже зарабатывая большие деньги, он не отказывался нажиться и по мелочи. Курочка по зернышку клюет. Разумеется,  если второстепенное не угрожало главному – тут следовало проявлять должную осмотрительность. – Кому бы ты поручил ниггером заняться? Толковому бы кому, лишнего шума нам здесь не нужно. Как-никак Гризи-Эйт тоже околачивался на границах статуса "публичного человека" - а смерть таковых нередко привлекает внимание газетчиков и, соответственно, копов.  – Граблю ты помянул… Ты ж с ним общаешься? Он вроде парень такой исполнительный, в курсе наших тем сан-диегских. Разумеется, во время операции "Спасти рэпера" Граппи косячнул, но зато, когда они с Ливией старались стать партнерами престарелого ресторатора Сэквиля, молодой мобстер оказался на высоте.  – Что рассказывает о том, что происходит в городе вообще? Есть какая движуха интересная, по нашей части? За этим расплывчатым вопросом отчасти таилось желание Майка услышать некие отзывы о деятельности команды Ренато – так сказать, из не из уст самого Барракуды или его близких. Как-никак в свое время серьезно дискутировалось – не отдать ли местную команду именно Дэнни, за это стоял и Гвидо.  Однако в итоге, несмотря на то, что Росси был в СД представителем Семьи довольно долго, решили, что в качестве капо запада он будет полезнее.

* walk-talks - прогулки с разговорами, мафиозный термин, обозначающий обсуждение преступных дел на открытом воздухе, чтобы избежать прослушки

+1

7

Действительно, если у Ринальди и получилось сейчас придержать ненадолго свое раздражение, я своих истинных эмоций  скрывать даже и не пытался. Хотя бы и потому, что точно знал -  все равно из этого нихрена не выйдет. Я был настолько оскорблен и взбешен поступком чернокожего менеджера, что был готов прямо сейчас  и рвануть на поиски, чтобы лично вынести ему мозги и поквитаться за проявленное неуважение.  Но у Майка на этот счет, казалось,  были другие мысли;  уже после того, как мы попрощались с Ракимом и прошлись немного вдоль стройных рядов железных конструкций, он, наконец, озвучил их.
- Давно пора блять , - согласился, - Он еще в ЭлЭй конкретно так напрашивался.  Надо было его тогда и чикнуть, нахуй. Глядишь, и Патрик бы посговорчивее стал. Говоря об этом, я вовсе не имел в виду, что замочить Гризи следовало прямо в ресторане на глазах у его покровителя, кучки официантов и других посетителей. Можно было к тем же комптонским «Крипсам» и обратиться. Или самим даже порешать, по-тихому. На свой самолет мы все равно тогда так и не успели.
- Я думаю, с этим проблем как раз не будет, если так все обставить, - ответил уже по поводу Роджерса, поддерживая неожиданную идею андербосса, кивнул, - Не шуманет…. -  Затем все же добавил задумчиво. В голову мне пришла совсем не хорошая мысль, и я поспешил поделиться ею с коллегой,  - Надо только будет из  Веселого Роджера тогда признание выбить, еще до того, как сами впряжемся. На случай, если он нас наебать решит. С этого мудилы станется!  Прикинь сам – может ведь попробовать потом все так выставить перед копами, что Гризи его подставил, а сам он, порядочный бизнесмен, не в курсах вообще какие дела его помощник мутил. Дерьма тогда не оберемся.  В целом же - задумка Ринальди казалась мне как раз интересной. Может быть закаленный в своем деле продюсер и был на порядок сообразительней безутешной старлетки, вряд ли рискнет рыпаться лишний раз после впечатляющей поездки в багажнике на природу. О том, кого можно было бы подписать на это дело,  я так же имел кое-какие мыслишки. И в следующую минуту Майк спросил меня как раз об этом. Тормознув возле внушительных размеров склада, выудил шелковый платок из кармана потертых джинс и, облокотившись одной рукой о стену массивного строения, принялся очищать свою обувь от  налипшей пыли.  Одновременно отвечал криминальному авторитету, - Есть парочка ребят. Русские.  Отмороженные напрочь, конечно, но не без фантазии. Могут и «хождение по кругу»* устроить, и, как они там говорят, на кол засадить… - Тут невольно усмехнулся.  Мне как раз вспомнились посиделки с главарем этой отмороженной шайки и его жуткие рассказы об изощренных и мучительных видах казни, применяемых когда-то на Руси, упоминал Шорохович и о том, что и сам нередко к ним прибегал, как он говорил – забавы ради, - но я скажу, чтобы не мудрили. Отправим с ними Граблю как раз, чтобы проконтролировал. Присмотреть за русской братвой, я считал, действительно стоило, Винсент Граппи был едва ли не единственным оставшимся в Сан-Диего бандитом, которого я справедливо мог считать именно своим человеком .  Может быть поэтому отношения с новым капитаном у соучастного Нашему Делу Винни не очень-то клеились. Молодой гангстер даже как-то помянул, что всерьез подумывает перебраться в Сакраменто (со своей Терезой они опять разбежались и Грабля утверждал, что это точно в  последний раз), но я был против.  Ведь  имел  свой шкурный интерес в том, чтобы Винсент оставался на своем месте.  Несмотря на то, что уже с год как я вернулся домой, получил долгожданное повышение и запад, я не собирался оставлять за Барракудой, назначенным администрацией на мое место, все свои старые темы и продолжал стричь  с них бабло, старался и поддерживать свои старые контакты, в общем – предпочитал держать руку на пульсе. И у меня не плохо получалось с этим справляться как раз во многом благодаря Грабле и Ричи Ди, частенько навещающим в последнее время  отделение «Tahoe Securities» в Сан-Диего. Именно ДиНаполи, к слову, я бы хотел видеть на месте Ренато и ради своих личных выгод, и, как я считал, общего благо. В мобстерских кругах Барриано имел неоднозначную репутацию, но лично я не больно-то ему доверял. Но Майку ответил другое, - Ничего, о чем бы нам следовало беспокоиться.

Встретившись с андербоссом через три дня возле его дома, хорошенько выспавшись  накануне и плотно позавтракав, я пребывал в настроении значительно лучшем. Хотя последние несколько суток и выдались напряженными, проблем у меня действительно было хоть жопой жуй, но, сделав всего лишь несколько нужных звонков, мне удалось разрешить некоторые из них. И результаты этих «переговоров» себя ждать не заставили.  Как раз в доказательство этому, когда Ринальди залез в машину и я вырулил, наконец, с его лужайки, я изловчился, стащил с заднего сидения свежий выпуск The Los Angeles Daily News, протянул чтиво Майку. Довольно улыбаясь, ткнул украшенным широким рубиновым перстнем мизинцем на нужную статейку. Заголовок ее гласил: «Война за Западное Побережье продолжается». Дальше шла красочная, но не слишком четкая фотография – на ней, небезызвестный нам Изи-Куки, прикрывая от камер назойливых репортеров здоровой рукой (на второй красовался свежий гипс) заплывшую и значительно посиневшую морду, садился в свою машину. Под снимком – мелкий текст самой статьи, уже наизусть мною заученный, - Подгоревшее печенье  не у дел больше. Тут пишут, - кивком головы снова указал Ринальди на газету, - что, мол, таблицу ему начистили конкуренты, даже на Барта думали. Но сам Изи ничего не говорит, отказался тип от комментариев. А вот наш полудурок молчать не стал. Вот здесь читай, - На следующей странице вставили вырезку из последних твитов Вессона, где провозглашенный король Западного Побережья комментирует произошедшее с его оппонентом несчастье. «Не знаю, кто порвал его черную жопу,  но очень жалею, что это был не я» или « У тебя проблема – у меня заточка. Изи-(здесь стоял говносмайлик) Куки выучил свой урок»  - и  далее в таком же духе. Хватило одного моего звонка своему подопечному, чтобы сообщения прекратились. Однако докучливые газетчики уже успели высосать все что можно из этой темы и раздуть настоящую сенсацию. Но меня волновало только одно – дело было сделано (черномазые, которых подписал на это дело Поли Реццола по моей просьбе, кое-где все-таки косячнули и их пришлось в итоге завалить – на всякий случай), гуталина можно было смело списывать со счетов. По крайней мере, на время. Когда тот очухается и, например, решит вернуться в своей активной деятельности, я считал, мы уже трижды успеем все с Роджерсом утрясти.
О собственнике Rabbit Century я вспомнил не случайно, как раз по его душу мы с андербоссом и направлялись сейчас в Город Ангелов. На этот раз я решил, что удобнее будет добираться своим ходом. С волыной в самолет все равно не пустят, а мне самому и шесть часов за баранкой казались куда приятнее даже самых коротких перелетов.   К тому времени, как мы успели выехать на автостраду, я продолжал делиться новостями с Майки-боем, - Насчет того, другого еблана… Парни все сделали. Как ты просил, без шума. Найдут его еще не скоро, если вообще найдут. Винни об этом лично позаботился. Вчера звонил мне – сказал, что и в ЛА теперь поедет, постращать Роджерса. Там его парни заняты. Джорджи-Утка и Глазастый Фрэдди. Я их знаю, Рен их знает, - затем помолчал недолго, прикурил сигарету не глядя, -  Ты знаешь, он рассчитывает на повышение. Когда откроются Книги. Наш Винни . И, если хочешь знать мое мнение… не знаю, что думает на этот счет Барракуда, но лично я считаю Граблю надежным парнем, есть у него этот самый… потенциал. Понимаешь, о чем я?
Не дождавшись ответа Ринальди, выкинул дымящуюся сигарету в приоткрытое окно и как раз в этот момент заметил в зеркале заднего вида старенький Шевроле Колорадо. Я нахмурился, тачка показалась мне смутно знакомой. И правда, я уже видел ее сегодня утром – на стоянке возле Бургер Кинга  и в районе Ринальди. Но решил не придавать этому значения – не хотел выглядеть законченным параноиком, после процесса над Гвидо мне действительно частенько мерещилось всякое.
- Щас на заправку заедем, у меня полбака осталось, - Побарабанив пальцами по обтянутому кожей рулю, еще раз взглянул на индикаторы приборной панели и не заметил, как пикап свернул следом за нами.


* «Хождение по кругу» – один из самых лютых способов, применявшихся на Руси. Приговоренному вспарывали живот в районе кишечника, но так, чтобы он не скончался слишком быстро от потери крови. Затем изымали кишку, прибивали один ее конец к дереву и заставляли казненного ходить вокруг дерева по кругу.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-09-24 17:02:57)

+1

8

С идеей выбить из Роджерса признание в нехороших связях с Гризи андербосс согласился – однако рассказ о выбранных исполнителях его несколько насторожил. – Что за хождение еще? Ты их, блять, предупреди, чтобы не перестарались, калекой или трупом он нам не нужен. О бригаде какого-то Шороховича, действующего в Сан-Диего и работавшего по разным темам с Росси, Ринальди, конечно, слышал, как и о репутации беспредельщиков, которая следовала за этими бандитами. Однако в отличии от того же Мэлора, в личном знакомстве с ними он не состоял - да и особо не рвался. – Ответственность на тебе, если что не так. Сам понимаешь. – внушительно добавил он. Как-никак организатором тут будет выступить Дэниель – и Грабля, по сути, станет лишь звеном между ним и русскими. – И хорошо их проинструктируйте, чтобы все запомнили. Особой веры в интеллектуальные способности тех качков у Ринальди не было. Датчанин считался человеком умным – но он был лидером, а вот рядовые бойцы у медвежат не отличались мудростью. – Ладно, тогда действуем по плану…
Через три дня оба гангстера уже катили на "кадиллаке" Дэнни из Сакраменто в Лос-Анджелес. Дорога предстояла довольно долгая – и Майкл заблаговременно запасся сигарами. Пива и еды брать не стал, рассчитывая, что они по пути будут с Росси останавливаться и перекусывать. Куда лучше посидеть где-нибудь в кафе, а не жрать на заднем сидении, все проливая и всюду рассыпая крошки. - Хорошо его помордовали. – с удовлетворением сказал Майк, принимая у капо запада газету, где описывались злоключения Изи-Куки. Он бы этому черножопому язык бы отрезал, за то, что так смел об итальянцах говорить. Тоже выискался бандюк с микрофоном. Новость о комментариях Барта заставила Ринальди покачать головой. – Никогда не молчит, а? Особо подробно расспрашивать о том, как именно осуществил убийство Гризи-Эйта и спрятал его тело Грабля, андербосс не стал  - но все же уточнил, изобразив рукой ствол
- Это он сам сделал, получается? Кого еще подтянул? Прежде чем ответить по поводу членства в Семье, Майк некоторое время помолчал, словно пропустив предложение мимо ушей. А затем изрек. – Не думаю, что мы так уж скоро откроем Книги. Подразумевал он Альтиери и себя, разумеется. – Я вообще считаю, что мы при Витторе "выпрямили" слишком много людей, которые никуда не годятся. Балласт для Семьи, блять. Вспомни Полторашку –или на толстого Фрэнка этого погляди. Надо всем напомнить – что членами нашей Семьи только лучшие становится должны. Это честь, а не халява. В донатовские времена лидеры группировки "принимали", кого не попадя – в силу кадрового голода и желания удержать численное превосходство в случае разборок с другими преступными организациями. Уже при Монтанелли,после войны с Крусанти, при поддержке его тогдашних подручного и консильери, также прошли массовые посвящения – в целях пополнения поредевших рядов. Тогда движимые вполне себе понятными мотивами Франческо и Майк постарались вывести в солдаты максимально собственных людей. Но теперь мысли Ринальди двинулись в ином направлении. В идеале каждый "посвященный" должен быть в центре собственного криминального бизнеса, вокруг которого, подобно созвездиям вокруг центра Галактики, должны вертеться соучастники. Деньги поступают вверх, говно поступает вниз. В настоящее время же у клана Торелли было много официальных членов – но у всех ли из них статус соответствовал их реальным финансовым достижениям? Безусловно нет. А если нет – то правильным было бы разумное перемещение ресурсов и переход операций многих из них на еще неосвоенный Сан-Диего, например. Конечно, это не понравится тому же Ренато – но это определенно то, что стоит обдумать. И это еще даже вопрос о верности и стойкости не ставился. –  Знаешь как должно быть в идеале? "Наш друг" должен быть cилен тут… Майк хлопнул себя по лбу. – Тут… Он опять изобразил ладонью знак пистолета. - … Тут. Хлопнул себя по груди, c той стороны, где сердце. – И тут.  Ринальди красноречиво потер большой палец об указательный– и затем в упор посмотрел на Дэниеля, возвращаясь к сделанной им рекомендации.  – Ты сможешь поручиться, что Грабля во всех отношениях тут соответствует? И обосновать? На самом деле несколько вакансий в Семье было -  того же покойного Розарио. Хорошо, что его удалось убить – по мафиозным понятиям ни одна Семья не могла поставить нового члена на место крысы до ее смерти. Своего рода наказание за то, что допустили такое. – Кстати говоря, как там у тебя Джип? Освоился? Заносит нормально? – о Стразаторе он вспомнил именно в связи с его решением вернуться на улицы, вместо того, чтобы дальше работать охранником – с точки зрения Ринальди, решение было похвальным.
В то время, когда Дэнни вспомнил о необходимости залить немного бензина в бак, Майк озаботился скорее иным вопросом – переполненности, а не незаполненности. За завтраком он выпил две банки кока-колы – и потому его мочевой пузырь начал через какое-то время подавать тревожные сигналы.
– Тормозни где, мне отлить надо. – сказал он, решив, что ждать до заправки не может. – Как ты кстати с русскими по баблу договорился? – спросил Майк, когда они заехали на нечто вроде пустыря на обочине. Вылез и, развернувшись к тачке спиной, встал около какого-то кустика. С удовольствием занявшись делом, итальянец продолжил разговор с Дэнни.  – Ты голосовать собираешься? Слышал что Трамп обещает около Мексики типа великую китайскую стену построить, за ее счет притом? И еще вышвырнуть нахер всех нелегальных мигрантов, что оттуда приехали? Все это, конечно, скорее всего было популизмом – но Ринальди все равно представил себе, какое выражение примут лица их партнеров из Тихуанского картеля, если такое произойдет.  – Конечно, тот еще флюгер – то он за аборты, то, блять, против. Но кое-что верно говорит – "У США нет времени для политкорректности!" В этот момент сзади раздался визг колес, словно кто-то тормозил – и мобстер резко развернулся, параллельно  застегивая джинсы. И вовремя – ибо к ним подъехал серый "шевроле Колорадо". Уже увидев за стеклом протокольные негритянские рожи, Майк сгруппировался – и в тот момент когда окно стало опускаться, а один из угольков стал вскидывать руку, он кинулся к автомобилю Росси. Первая пуля свистнула где-то у него за спиной  - увидев, что цель их засекла, гуталин шмальнул чересчур поспешно и криво.  Прыгнув в салон "кэдди", Ринальди  поглядел на  Росси.  – У тебя "плетка" есть? Сам он, решив, что его активного участия в каких-либо разборках не предполагается, оружия не захватил – и очевидно зря.  В этот момент раздался лопающийся звук и их тачка качнулась – по-видимому негры пробили им шину.

+1

9

- Ага, с таким еблетом в телек не полезешь. Хотя, если подумать, он и раньше-то нихуя красавцем не был, э? -  Шутливо ответил Ринальди, явно получая удовольствие от лицезрения побитой физиономии Изи-Куки. Уголек, я считал, получил вполне заслуженно и должен был радоваться хотя бы тому, что получил – кулак в морду, а не пулю навылет, например. По поводу же его «молочного» конкурента высказался уже безо всякой радости, - Ты не волнуйся об этом, Майки. Я с ним уже перетер, с Бартом. Он, конечно, тот еще сhiacchierone, но края видит. Но Вессон со своим словарным поносом не был, впрочем, моей главной проблемой. Не только за этого полудурка я должен был сейчас отчитываться перед Майком,  и даже не в первую очередь за него.
- Нет, с этим, - повторил за Ринальди характерный знак рукой, сложив импровизированный ствол указательным и средним пальцами, - медвежата и без него справились. Мы говорили об этом, помнишь?
После того, с каким скепсисом отнесся андербосс к моей идее отправить за Роджерсом славян, я и сам решил, что задумкой это было не самой лучшей. Но и полностью отказываться от их услуг не стал. Просто выписал им контракт не на похищение, а на убийство. Ведь если жиреющий продюсер, действительно, был нам полезнее именно живым, то уже давно сидевший у меня в печенках Гризи выиграл себе путевку на святое причастие и должен был исчезнуть не на пару дней, как его  покровитель, а навсегда. Бригада Шороховича в этом смысле имела и опыта побольше, и таланта – я мог быть точно уверен, что обнаглевший черножопый пидр отхватил от них не только пулю. Самого Винни я просил как раз не лезть в это дело… очень уж глубоко. Все, что от него требовалось - это проследить, чтобы, славящиеся своей любовью к показательным выступлениям, русские бандюги нигде не проебались, обставили все чисто и грамотно. Чем молодой гангстер, собственно, и был занят последние несколько дней. И разделавшись с одним моим поручением, не без энтузиазма отправился выполнять другое, более даже важное. Для Грабли это был реальный шанс показать себя, не только в качестве обыкновенного сателлита, но и организатора (ведь я оставил за Винни решение кого еще подтянуть для устрашения Патрика и как именно это лучше сделать, но проинструктировал, как того хотел Ринальди, по поводу тех же масок), доказать, что умеет работать не только кулаками, но и головой. В чем я, к слову, все еще сомневался - хотя и озвучивал с минуту назад заместителю босса другие свои мысли, - Я не говорю, что он рассчитывает на это прямо завтра. Через месяц, через год даже – нет, -  Тут покачал головой, - Винни еще подрасти надо, во всех смыслах, понятное дело. Он жизни-то еще нихуя не видел. Я говорю о перспективах, шкип. Грабля знает город, знает людей, понимаешь? Блять, да он в Сан-Диего больше «своей», даже чем  Барракуда сейчас. И насчет этого, - скопировал последний жест андербосса, - у меня к нему претензий не было. Не знаю, как там сейчас Ренато вопросы ставит.
Предлагая кандидатуру Грабли Майку сейчас, я руководствовался, как и они с Франческо прошлым летом, желанием «выпрямить» как можно больше своих людей. И радел я здесь не за них даже, а за свой кошелек и собственную же шкуру.   Взять того же Джипа, которого как раз помянул Ринальди, закончив с красочной обрисовкой образа идеального солдата. Строзаторе, даром что присоединился к западной команде, именно моим человеком как раз не был и чью сторону он примет, скажем, если конфронтация нынешней администрации с Монтанелли не прекратиться, а только усугубиться, я так же не мог предугадать наверняка. А я, разумеется, хотел быть полностью уверенным в лояльности своих реджиме.
- Ага, в три руки он мне, блять, подтаскивает, - С сарказмом ответил на вопрос своего высокопоставленного коллеги, пожевал задумчиво сигарету. На моем лице читалось раздражение, - Вот я как считаю – Гвидо их разбаловал конкретно. Джипа, Рокки… Вспомни, хотя бы, что этот мудозвон, - имел в виду Балдорини, конечно, -  на вечеринке той выделывал. Привыкли, блять, сидеть на жопе ровно и нихуя не делать. Пиццу ту же жрать, в телик втыкать – вот в этом они мастера. О своем новоявленном подчиненном я, все же, имел мнение куда лучшее, чем о его обозревшем приятеле. Хотя бы и потому, что, как и Майки, считал решение Джипа вернуться на улицы правильным.
Пока Ринальди справлял свою нужду в кустиках, я подкурил очередную сигарету, – в дороге меня постоянно тянуло посмолить, - подтянул к себе газету, скорее для виду пробежался ленивым взглядом по мелкому тексту. Одновременно беседовал с Майки-боем, - Да? А засунуть себе ядерную боеголовку в задницу и устроить в честь назначения ахуенный салют наш «самый чистый парень» там, часом, не обещал? – Бесцветно ответил Ринальди по поводу намерений кандидата в президенты от республиканской партии, эпатажного миллиардера Дональда Трампа. Затем, все же, отложил газету, - И эта тугоухая Клинтон… Сначала «Бенгазигейт», а теперь она хочет в президенты, бороться, блять, с глобальным потеплением? А то у нас нихуя других проблем нет.  Нет, Майки, такая моя гражданская позиция – идут они оба нахуй. Куда вообще Америка катиться? Баклажана нам мало было, теперь, значит, бабенка с климаксом и «Мистер Голливуд»? Эмоционально размахивая руками во время своей гневной тирады, случайно уронил трубочку еще не потухшего пепла прямо на бульварное чтиво. Уголек успел прожечь бумагу насквозь, когда я только обратил на это внимание, - Блять! В этот же момент серый пикап, сидевший у нас на хвосте с самого Сакраменто, как раз тормознул в тупичке. Ринальди, оказавшийся в этот момент на улице, сориентировался куда быстрее меня. Пока я безуспешно пытался оттереть сажу со своих брюк, прогремел первый выстрел.
- Че за...? – Буквально подскочив на месте, скорее от неожиданности, я тут же вытащил из-под полы пиджака ствол. Пальнул, впрочем, так же криво, как и пассажир Колорадо. Когда Ринальди оказался внутри салона, я уже успел немного подобраться и, пригнувшись к полу, кое-как дотянулся до педали газа, так и не заглушенного мною на время остановки, Кадиллака. Резко дернул руль, пытаясь развернуть тачку, но следующая пуля пробила переднюю шину, машина завиляла и мне пришлось резко затормозить, чтобы не влететь в ближайший столб, - Вот же хуесосина! Продолжая грязно ругаться с того самого момента, как началась пальба,  снова зашелся в проклятиях когда понял, что отстреливаться от наемников мне придется в одиночку.
Выставив руку с зажатым в ней револьвером в приоткрытое окно, нажал на курок еще несколько раз не глядя. В общем-то, цели попасть куда-то конкретно у меня и не было – надеялся, что и угольки теперь будут искать «укрытия» и я смогу воспользоваться заминкой. Но получилось все совсем не так, как я рассчитывал. Одна из моих пуль все-таки достигла своей цели, рассекла лобавуху и пробила плечо водителю. Пока его напарник истошно вопил что-то, я снова выстрелил, на этот раз у меня было время для того, чтобы поприцелиться получше. И уже через секунду, сидевший за рулем баклажан, обмяк, впечатался своей грузной башкой в руль. Заревел гудок и массивный Шевроле заскользил в нашу сторону.  Чтобы избежать столкновения, я сразу же дал по газам. Оставшийся же в живых чернокожий стрелок, прямо на ходу распахнув дверцу, вывалился из салона, прокатился по нагретому нещадным калифорнийским солнцем асфальту. Затем поднялся так же резво и рванул в сторону шоссе, - Ты как, нормально? Майки? -Поинтересовался у андербосса, прежде, чем вылетел на улицу. Внутри меня закипала чистая ярость.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-02 06:09:47)

+1

10

Когда Дэнни Росси умудрился влепить пулю в водителя "Шевроле",  его приятель, струсив, выпрыгнул и, прокатившись по полосе асфальта, по пустырю ринулся в сторону шоссе.  Вслед за ним выскочил и Майк, с готовностью превращаясь из добычи в охотника. Первое состояние вообще было для него непривычным и оскорбительным.  –  Ногу этой мрази прострели, он мне живым нужен! – игнорируя вопрос о самочувствии, прошипел безоружный андербосс бегущему рядом Росси. Тут негритос  - тот оказался длинной жердью в белых слаксах, лиловой майке и серой кепке – развернулся и шмальнул сам. Пуля рассекла воздух недалеко от головы Ринальди  - но это лишь привело его в еще большое бешенство. – Ах ты, хуесос! Итальянца беспокоило, что гуталин может выскочить на проезжую часть – и тогда пиши-пропало. Не устраивать же перестрелку среди несущихся машин, на глазах у их многочисленных водителей. Разом спалишься.   – В точку! – радостно воскликнул Майк, увидев, как Дэнни наконец ухитрился пробить гандону одну из ляжек – и тот с визгом рухнул на землю.  Барахтаясь на грязноватой почве, тот стрельнул еще раз – но опять "в молоко". А тут уже Ринальди несколькими прыжками преодолел оставшееся пространство  - и  с силой наступил каблуком на сжимающие ствол пальцы. Раздался хруст, пушка была откинута ботинком в сторону – а затем Майк, не останавливаясь, несколько раз пробил неудачному убийце ногой в пах, а затем в челюсть. Когда тот от болевого шока потерял на время дар речи, то андербосс, пыхтя, ухватил гуталина за ступни – Помоги давай, оттащим его подальше. – проворчал он, волоча за собой горе-снайпера. Им совершенно не было нужно, чтобы крики этого недоноска привлекли чье-то внимание.  Через примерно минуту тот попытался вопить и брыкаться – но Майк снова пнул его по почкам.  – Заткни ему рот, а? -  сказал он, и двинулся в ту сторону, где лежала пушка. Затем, обыскав глазами пустырь, нашел старую тряпку – и, подобрав ее, взял оружие, обернув тканью его рукоять. – А теперь поговорим. Кто тебя послал, обмудок хуев? – не сдержав злобы, Майк снова приложил охраняемого Дэнни киллера – вновь по причинному месту и вновь ногой.  – Ааа! Я тебе убью, мазафака! – заверещал  плененный ими отморозок. По виду он был типичный уличный гопник из чернокожих -  в ухе серьга в виде клыка, на шее  татуировка -  желто-черная оса, живописно выдвинувшая жало, с которого капал яд. Пальцы на руках (одна целая, одна изрядно потоптанная станцевавшим на ней Ринальди) были также покрыты рисунком – какая-то паутина вперемешку с рунами.
Впрочем, мафиози все это художество интересовало мало – они начали осыпать негра ударами. Когда тот понял, что его могут забить до смерти, то сменил пластинку.  – Да мы просто тачку стырить хотели, падлой я буду! Но Ринальди не принял таких объяснений – когда воруют машины, то обычно не убивают их владельцев. В голове у него всплыл рассказ Ракима – о том, что тот торчок, Гризи-Эйт, хотел какого-то нанять, чтобы прикончить их. Скорее всего этих клоунов и прислал, кто же еще. – Не пизди мне! Вас Гризи прислал? Он кого еще нанял? Я тебе сейчас пулю в кишки загоню, слышишь ты, pezzo di merda? Ты знаешь, как долго подыхать-то будешь? Парень, видно, знал – почему вскоре начал признаваться. -… Да, Гризи. Мы раньше делюги вместе делали и на тюрьме чалились… Только мы с корешем подписались. Но я не знал, бро, кто вы, не знал! Уже в этом чувствовалась глупость обезьян – а сейчас типа узнал, кто они такие? В общем, Майкл бы и сам подивился, что головорезы поперли на таких, как они – если бы не заметил на руках уголовника множество следов от игл. Наркоманы на что угодно готовы за дозу. Услышав все, что ему надо, он удовлетворенно ухмыльнулся  - и пальнул негру в район живота, как и обещал. Негр заголосил – но тут Майк сделал знак Дэниелю, чтобы тот вновь поместил ему в челюсти самодельный кляп.  Затем склонился, глядя в выпученные от боли глаза.  – Подохни, ублюдок.  Наконец добил безымянного мокрушника контрольным выстрелом, и посмотрел на Дэнни. Сердце внутри так и дергало, в желудке неприятно щекотало – эмоции были яркими, прямо скажем.  – Первый раз фантом оперы меня завалить пытается. – пошутил он, глядя на растекающуюся под трупом лужу крови. И в самом деле в этом был некий черный юмор – экс-рэпер Гризи-Эйт  уже мертв, а дело его жило. В виде двух дебилов с плетками, попытавшихся убить двух влиятельных гангстеров из самой кровожадной в Штатах Семьи Коза Ностра. – Так, с этим что-то надо делать, ты не находишь?  -  Ринальди критическим взглядом окинул местность -  "Шевроле" с мертвецом за рулем, другой мертвец у них под боком. И рядом шумная трасса, c которой к ним могут в любой момент подъехать нежелательные визитеры. Поссать, cкажем, или по большому делу сходить. – Лопата-то есть с собой? Так я и думал, блять. –  действительно, они ведь не на садово-огородные работы выезжали. Майк почесал в голове. Выудил фляжку со скотчем, от души хлебнул. Чтобы привести мысли в нужное состояние, заставить шарнирчки в башке завертеться. Потом передал ее Дэнни.  – Но и оставлять их тоже тут… того. Так. Это… Тачку эту гнать куда-то палевно весьма.  Можно тут припарковать понезаметнее и потом отзвониться, чтобы кто из наших от нее избавился, конечно. Майк пожевал губами. – А вот жмуриков – то ли с собой везти… В багажнике "Кадиллака" Росси, вестимо.  - Или все же тут притулить и ждать, пока наши приберут. Вопрос что хуже  - тащить с собой мертвяков, с великолепным шансом того, что их тормознет какой дорожный полицейский. Или кинуть их тут, на солнышке  - и рисковать, что тела обнаружит любой решивший пописать дальнобойщик. - Ну и  от пушек надо избавиться и одежку переодеть. Первое что делают легавые, когда арестуют подозреваемых в убийстве - проверяют их шмотки и волосы на следы пороха. Или что там засекают их заумные тесты.  - Блять, они же тебе еще колесо продырявили. Пошли запаску поставим. Идя к "кэдди", Майк угрюмо размышлял о том, что их действия, в сущности, голимая самооборона - но вот педерастические суды наверняка признают ее превышением.

+1

11

Выполнить поручение андербосса сходу оказалось проблематичным. Пока мы с Майком только и успели, что  выпрыгнуть из тачки, уголек уже пробежал как минимум метров пятнадцать, пусть  спотыкался и оборачивался время от времени чтобы пальнуть или тупо оценить положение, был неудобной целью. С такого расстояния, еще и на бегу, даже просто попасть в долговязую фигуру баклажана было не просто, а куда-то конкретно метить - и тем более. Мне же тупо подфартило. Оба раза. Я сам удивился, когда выпущенная мною пуля пронзила плоть неудавшемуся убийце точно выше колена, как нож масло, и не смог сдержать победного возгласа. На курок тот успел нажать еще однажды, перед тем как Ринальди ловко выбил оружие из его лап. Последняя пуля резанула воздух рядом с моим лицом, в ноздри шибанула пороховая вонь. Меня еще сильнее затрясло от бешенства, позабыв о настоянии Ринальди, я уже засобирался выпустить в черножопого пидора все оставшиеся в магазине патроны, но с досадой обнаружил его пустым, - Ну что, добегался, долбоеб? – Вернув уже бесполезный теперь ствол обратно за пояс, подхватил уголька под руки, чтобы помочь Майку. Когда волочили громилу через невысокий порожек, отделяющий асфальтированную дорогу от поросшего грязной, изрядно подсохнувшей уже, травой гулевища, специально отпустил руки – беспомощный нигрила больно приложился затылком о бетонный бордюр, снова принялся верещать и вырываться, - Да я ж не специально, епта. Хули ты ноешь? – С издевкой отвечал на чертыханья копченого киллера, в добавок пихнул его носком ботинка по уху. Затем, по просьбе Ринальди, силой помог ему принять сидячее положение и затолкал  в пасть импровизированный кляп – платок, который сам использовал для полировки обуви, для лучшего эффекта наскоро обмотанный мною грязным полиэтиленовым пакетом, валявшимся неподалеку.
Пока Майкл неистовствовал, пинал бандюгана, надеясь выбить из него ответы,  я придерживал того за плечи – чтобы не вырвался. Но наблюдателем оставался не долго, уж больно велико было мое желание раскроить обозревшему баклажану башку. – Да ты просто охренеть какой отважный, я смотрю. Нет, ты только его послушай, -  Обращаясь вроде бы к Майку, резко развернулся, хорошенько встряхнул несговорчивого нигера, прежде, чем вновь обрушить на него серию сокрушительных ударов – в челюсть, нос, здорово заплывший уже глаз. Ответом на них были лишь протяжные стоны и сдавленный грудной вопль , -  Тебе вопрос, блять, задали! Или тебе вторую ногу прострелить? Колено, например? 
Парнишка этот, на самом деле, был как раз не из смелых:  сначала, наткнувшись на неожиданное сопротивление, решил не доводить свое дело до конца и попытался смыться, и вот теперь – хотя и  выплевывал уже свои зубы, наслушавшись угроз, быстро во всем сознался.  Чего с этих гопников то взять, только и умеют, что  пальцы гнуть. 
Когда всплыло имя Гризи Эйта, я разочарованно покачал головой, сказал Майки-бою, - Две обезьяны с пушками? Моему самоуважению просто пиздец. Неудавшаяся затея приблатненного менеджера теперь показалась мне вдвойне оскорбительной.
- Сколько этот клоун вам заплатил? – Поинтересовался у скулящего на земле рецидивиста, надеясь, разумеется, забрать гонорар себе - в качестве моральной компенсации, например. Но тот замотал головой, - Да ничего почти. Я ему должен был конкретную сумму типо, у меня выбора не было, чуваки. Давайте разрулим нормально, я про ваши терки вообще ничего не знаю, не при делах вообще … А потом завизжал от боли – Ринальди как раз продырявил ему брюхо. Чтобы не запачкать собственную одежду в крови отступил на два шага в сторону, перед этим, однако, успел и предусмотрительно заткнуть горлопану рот. До того, как Майки нажал на курок еще раз.
Пока андербосс раздумывал, что делать дальше, я прикурил сигарету, огляделся по сторонам тоже. На вопрос мафиози по поводу лопаты, только отрицательно покачал головой, промочил горло виски, - Головняков хватает, конечно, - вернув фляжку обратно ее владельцу, подытожил мрачно, затем нахмурился,  - Прикинь, если кто это корыто еще раньше обнаружит, и этих, - Жестким пинком перевернул бездыханное тело бегуна с бока на живот, - вместе с ним. Вот сколько мы сюда ехали по времени? Быстрее, мне кажется, будет самим ее отогнать куда, - Уже подойдя к собственной «захромавшей» тачке, присел на корточки, чтобы оценить нанесенный ущерб, - Корд пробили, колесо - нахуй, - Сделал безрадостное заключение, - Сука! И полгода еще не отъездил. Злоебучие нигеры, блять! Прорычал, скрипя зубами, и, поднявшись, с размаху пнул ногой литой диск. 
Немного позже, кряхтя и ругаясь, вытащил из багажника «Кэдди» запасное колесо, пока искал домкрат и баллонник, одновременно размышлял вслух, - Слушай, может в навигаторе глянешь  - есть здесь поблизости речка какая или озеро? Для таких свиней и большая лужа сойдет, - Пошутил весьма не удачно. Топить-то придется не только жмуриков, но и их тачку. Палевно оно или нет, но в  любом случае, я считал, оставлять ее здесь было нельзя.
К тому времени, как я успел закончить с колесом, новых идей в моей голове не появилось. Обычно не сильно волнуясь о последствиях тех или иных своих решений, я даже предложил Ринальди не заморачиваться особо и с дохлыми отморозками, затащить обоих в их побитую тачку, залить бензина в воздуховод, поджечь и наслаждаться представлением. Или пресловутый Коктейль Молотова замутить даже. Впрочем, быстро понял, что идея это была не самой умной: внимание привлечем только, свидетелей на оживленной трассе  было хоть отбавляй. Поразмышлял еще немного о том, как нам лучше будет  поступить, в итоге – махнул рукой.
- Знаешь, Майки, ты как хочешь, а я дерну, - Поглядел на своего коллегу и красноречиво потер кончик носа, понятно на что намекая. Сейчас мне не удавалось даже собственные мысли в кучу собрать, а под порошком же я и соображал, и реагировал куда быстрее обычного, - Нервишки расшалились, сapisci? - Многозначительно подмигнул андербоссу и с довольной рожей зашагал к водительской двери.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-06 00:40:21)

+1

12

Майкл еще раз задумчиво посмотрел на оба трупа – один на земле, другой за рулем автомобиля. Действовать надо было быстро – в любую минуту могли появиться какие-нибудь случайные личности и засечь их здесь. Идеального варианта же Ринальди найти не мог – все они были чреваты неприятными последствиями, ну абсолютно все. Услышав высказанную Росси мысль о перегоне машины киллеров-неудачников, остро взглянул на него. – Отгонишь? Мол, слово – не воробей, вылетело – не поймаешь. Коли делаешь рискованное предложение – берись и за его реализацию. Затем залез внутрь "кадиллака", начал тыкать в кнопки навигатора. Сам Майк у себя демонтировал фабричный – шибко умные копы надрочились отслеживать тачки по сигналам GPS, береженого Бог бережет. Но признавал, что вещь это полезная.  – Ого, смотри. Тут  Стоун Нэшнл Лейкс, заповедник этот, отсюда в десяти минутах. А около него озерцо маленькое. Там охотники уток cтреляют иногда. Почесал в затылке, cунул было в рот сигару – а затем выплюнул. не зажигая. Ему сейчас, блять, чего помощнее курева хотелось, сильно помощнее. На ловца, впрочем, и зверь бежал  - покончивший с колесом Дэнни намекнул, что у него есть порошок, и он намеревается дунуть. И Ринальди после такой гаммы эмоций  не собирался отказываться от своей доли. Следовало простимулировать мозги – чтобы стало понятно, как выбираться из пиздецовой ситуации, в которую их загнал случай.  – Чего это я как хочу, делись давай… - сказал он, сейчас даже не став озадачиваться мыслями о том, что капо запада рискует огрести срок, гоняя с наркотой на машине, и на такие долгие дистанции. Впрочем, у того наверняка был некий тайничок. Выудив из кошелька стодолларовую купюру, андербосс осторожно принял на нее тонкую прослойку белесой пыли. Поднес к лицу – и хищно втянул левой ноздрей целую полоску. Некоторое время постоял c закрытыми глазами, наслаждаясь наступившей гармонией – вернее, полугармонией.  – Охуенно. Это из мексиканской партии? Для себя-то не бодяжишь, э? Чтобы чаша нирваны наполнилась полностью, гангстер занялся второй частью носа – и когда на банкноте остались лишь жалкие крошки, у него созрело решение – дерзкое, но наверное необходимое. Внимательно посмотрев на Дэниеля, Майкл произнес – Короче, походу лучший вариант – их драндулет там притопить. Самое глубокое место на севере видно, вот, смотри. Преступный авторитет ткнул украшенным перстнем с черепом пальцем в отображающуюся на экранчике навигатора карту. – Но ехать туда, как похоронный кортеж – это зря палиться. Тебе нахуй надо, чтобы потом твою тачку с их  тачкой связали? Затем высказал свое предложение.  – Смотри что я думаю – я поеду туда на твоей тачиле. Посмотрю, нет ли копов по дороге. Проверю, все ли гладко на этом озере ебучем. А ты загони машину их вот в этот лесок, метрах в ста отсюда. Если все спокойно там – я тебе смс пустое кину с цифрой какой-нибудь. Тогда дуй к озерцу этому. Сapisce? Поднялся и с некоторой досадой спрятал в кошелек осиротевшую стодолларовую бумажку. В кокаиновых крошках портрет мертвого президента казался ему куда более приятным на вид. – Ладно, пошли жмуров уложим в багажник "шеви" этого козлиного. И приберемся тут малесь, но только в темпе.  Лениво потянулся, готовясь к грязной работе. Затем, не церемонясь, стянул с себя рубашку и джинсы, оставаясь в боксерах. Еще не хватало покрыть одежду пятнами крови. Было двинулся к мертвякам – но затем остановился. – И это, потом давай еще дунем на дорожку…
Через какое- то время Ринальди уже мчался на "кадиллаке" Дэнни по трассе, бросая направо-налево настороженные взгляды. Больше всего он остерегался того, что его или Дэнни тормознет какой-нибудь скучающий постовой. Скажем, озаботившийся дыркой в лобовом стекле "шевроле" или решивший подзаняться проверкой документов. Такие опасения исчезли только, когда он наконец въехал на прилегающую к заповеднику территорию - здесь царили тишина и спокойствие. Не совсем заказник – но уже дикая природа. Покрытые кустарником горки, однотонные травяные пейзажи (некогда тут пасли скот). Припарковался, вылез, огляделся – и, убедившись, что все спокойно, скинул смску с одной невнятной точкой Росси. Затем подошел к воде -  и понял, что ошибся. Около озера кто-то был. Об этом его явственно предупредили звуки.
Звуки доносились аккурат из-за ближайших зарослей -  и были весьма характерными, оханья да постаныванья. Так что производили их явно не бурундуки с медведями. Вздохнув, Ринальди чертыхнулся и ломанулся сквозь  стенку растений. Когда он ее преодолел, то увидел двух отпрянувших друг от друга людей. Паренек  с волосами до плеч и круглым лицом и девушка с пышной косой. Судя по виду – весьма юные. Обычно итальянец не стал бы мешать долбаным влюбленным – но сейчас требовалось, чтобы те отсюда съебали, и желательно побыстрее. – Так, так, так. – сурово-менторским тоном произнес Майк, вспоминая образы всех занудных, нравоучительных хмырей, с которыми ему приходилось иметь дело в отрочестве. – Сорите тут, разбрасываете посторонние предметы… Его палец обвиняюще указал на жалко сдутый презерватив, видимо, спешно откинутый представителями быстро подросшего поколения в сторону. – Вы в курсе, что это заповедная территория? Вы что, не видели вывеску, ее для таких умников повесили. Градус возмущения в голосе мобстера достиг своего пика – и тогда юноша попробовал ему возразить. – Мы не на территории парка… Но андербосс его перебил. – Да вы вообще оборзели походу. Два километра вокруг заповедника тоже под охраной! Как ваши имена? Убирать тут все будете сейчас. С властным видом Майк посмотрел на подростков – какая будет у них реакция? Парень держался, надо сказать, неуверенно – обычно в присутствии своей подружки пацаны ведут себе понапористее. Но та и вовсе побледнела – и оба "туриста" как-то нервно косились в сторону соседних кустов.  – Слушайте, мы свалим отсюда, OK? Ошиблись местом. – быстро сказал юнец – и Ринальди милостиво кивнул. Затем прошел за парочкой – вроде как чтобы проследить, что действительно уедут. Те забрались в новенький "джип чероки"  - видно из богатеньких – и рванули с места. Майкл с улыбкой покачал головой и прошел туда, где явно было оставленное молодежью лежбище. Предчувствие его не обмануло  -  на скатерти за большим деревом лежало много чего. В том числе – десять еще холодных бутылок пива и много самокруток с далеко не безобидным наполнением. Очевидно те и были причиной паники решивших развлечься тинейджеров.  Они с Дэнни смогут отдохнуть после всей этой нервотрепки.
Когда Росси подкатил, Ринальди уже, прихлебывая "будвайзер", вовсю дымил травкой. – Хей! -  с не совсем натуральной расслабленностью окликнул он компаньона.  – Я тут одних додиков пуганул. Они пивас оставили, пицца целая, горячая еще – и ганджи много, хорошей. Присоединяйся…  Тут Ринальди вспомнил о деле – и отставил полупустую бутылку. – Но сначала от этих говнюков избавимся. Прямо в тачке их здесь затопим.

+1

13

Тайничок у меня в машине в самом деле имелся, даже и не один. Для оружия – в дверном подлокотнике водительского сидения, сразу же за фальш-дном, и для кокаина – в неглубокой выемке, почти незаметной для посторонних глаз, тщательно проделанной мною в облицовке солнцезащитного козырька. Выудив из недр своего автомобиля небольшой пластиковый пакетик, довольно усмехнулся готовности андербосса составить мне компанию.
- Ага, она самая, - Я только что вынюхал дорожку белоснежно- рыхлой смеси прямо со стодолларовой купюры и теперь сидел в кресле, ожидая, когда же меня накроет волна эйфории. Затем, немного подумав, черпанул еще немного порошка на мизинец и с усердием принялся втирать в десна. Параллельно беседовал с Майком,  - Шутишь? Еще я этого дерьма не нюхал. Этот – чистейший, Майки, самолучший самый. На улицах такого товара и в помине не найдешь. Затем же, утерев нос от остатков «пудры», проследил за направлением пальца Ринальди. Кивнул, недолго подумав. Затем еще немного. И еще.  Успел «заправить» и вторую ноздрю тоже, - Давай так и сделаем, хули еще остается? Хотя перспектива тащиться по многолюдной трассе с двумя жмурами в багажнике и простреленной лобавухой (пусть и каких-то только сто или двести метров) мне совершенно не улыбалась, спорить с заместителем дона я не стал.
Через полчаса (а может и меньше прошло времени, я точно не знал) я уже парковал полудохлый нигерский пикап возле такой же, впрочем, дохлой сосенки. И облечено выдохнул. Пусть оно и полдела только, но мне уже ахуенно повезло не попасться на полицейские радары. Я сильно рисковал и  даже не мог сказать точно - оправдано ли? Но всерьез озадачиться этим вопросом я так и не успел, подпалив очередную сигарету, - кажется, она была предпоследней в пачке, - воровато огляделся по сторонам. И только потом понял, что, на самом деле, понятия не имею куда ехать дальше. Где этот блядский заповедник находился я, разумеется, не знал.  В этих краях раньше мне бывать не приходилось и уж тем более посещать всяческие первозданно-природные достопримечательности. А местечко, между тем, выглядело по-настоящему глухим – сразу и не скажешь, что находилось в каких-то десяти минутах от оживленной автострады. Редкие, понурые, сухие, стоят словно замученные – деревья, хер его знает какие именно. Может быть, лиственницы? Тропинки скорее напоминали болотистую жижу, хотя я и не смог припомнить, когда в последней раз за этот месяц в Калифорнии шел дождь. Кругом мусор – его даже слишком много для чистоплюев - янки. И вонь. Просто невыносимая. А может быть, она исходила из салона? Действительно, оглянувшись, я обнаружил прямо под задним сидением кучу потрепанных пакетов из Макдональдса, в одном из них, источая гнилой запашок, до сих пор валялся недоеденный тухлый чизбургер. Благо, уже через несколько секунд затрезвонил мобильный – пришла смс-ка от Майка. И я с удовольствием выжал педаль газа, намереваясь как можно быстрее добраться до этого сраного озера и покончить, наконец, со всем этим дерьмом. Впрочем, мне пришлось потратить еще несколько минут на то, чтобы уже на экране моего смартфона вырисовался нужный маршрут.
Прикатив к оговоренному месту, я  даже с некоторой завистью отметил, что Ринальди все это время приходилось наслаждаться видами как раз приятными. Когда же заметил в одной руке андербосса косяк, а в другой – бутылку пива , вовсе не сдержался и громко матюгнулся, - Ну ты бля даешь. Фартовый ты говнюк! – Весело рассмеявшись, уважительно похлопал коллегу по опасному бизнесу по плечу. Кому расскажешь – не поверят ведь, что андербосс клана Торелли, оправившись избавляться от трупов наехавших на него баклажанов, обнаружил еще и нетронутую поляну всяких ништяков, в виде холодного пива, горячей пиццы и даже немаленького запаса отменной дури, - Охренеть. А парочки шлюх у этих бойскаутов, случайно, под покрывалом там не спрятано? – Хоть и пошутил, все-таки приподнял импровизированную скатерть, на которой молодое племя устроило себе привал.
Впрочем, Ринальди был прав. Прежде, чем вдоволь насладиться обнаруженными припасами, следовало сначала завершить начатое дело, а именно – избавиться от жмуриков и их тачки. 
Волоча здоровенные нигретянские туши из багажника, пыхтя и матерясь, я одновременно размышлял. Существовала вероятность, что громоздкий автомобиль может и не уйти под воду, вернее, что само озеро окажется не достаточно глубоким и тачка утонет лишь наполовину.  Или, что вероятнее, просто не сможет доехать до достаточной глубины, колеса запутаются в иле еще какая херня произойдет. Тут я небрежно швырнул еще не остывший труп домушника на землю, сам, переступив через него, двинулся в сторону уже своей тачки. Вытащив с заднего сидения рулон плотной бичевки, которую сам использовал исключительно в домашних делах, - для «перевязки» больших кусков мяса, например, чтобы сохранить форму и не дать вытечь сокам, - огляделся по сторонам. Подняв сначала один камень, не достаточно, как мне показалось, увесистый, выкинул его в сторону. Потом отыскал другой – покрупнее. Пояснил свои действия Майку, - Ща эту поебень к педали газа привяжем и запустим пидорасов в дальнее плаванье, - Проблем с этим возникнуть не должно было, местечко Ринальди выбрал как раз подходящее: Обрывистый, крепко заросший многолетней высокой травой и густым кустарником, берег расположился у подножия невысоко холмика, его  пологий каменистый склон спускался прямиком в воду.  Мне только и нужно было - отогнать много повидавший уже Шевроле повыше, для разбегу.
Немного позже, вскрыв первую за сегодняшний день  бутылку «Будвайзера», я с удовольствием отхлебнул пиваса. Где-то за моей спиной, издавая громкое хлюпанье, пикап окончательно скрылся под гладью воды. После всех треволнений и физических манипуляций я должен был, наверное, сейчас ощущать просто зверскую усталость, но нет, был как раз неестественно даже бодр – благодаря чему, вестимо. И это свое состояние намеревался поддерживать как можно дольше, даже потянулся уже за самокруткой. Но затем резко остановился, озадаченно почесал затылок, -  Главное теперь это самое … чтобы никакие учения здесь по применению гидролокатора какого-нибудь или еще какой херни не решили  устроить.
Но рассуждениям о возможном плачевном будущем предпочел многообещающее насущное. Немного передохнуть, между тем, нас действительно не помешало было, тем более что дорога предстояла еще довольно долгая.
- Есть у меня один знакомый типчик в Сан-Франциско, из узкоглазых он, Чонган зовут. Его отец в 70х держал в Чайна-тауне опиумную курильню, ну и сынок, понятное дело, двинутый на всем этом деле, - С наслаждением затянувшись наспех скрученной цигаркой, задерживаю дыхание одновременно ощущая, как приятно щекочет горло горький дым, -  Ну и, в общем, он мне рассказывал….у них традиция такая что ли, я не понял... что перед употреблением вымачивает и обычный табак, и ганджу даже, в маковой росе. Типо еще лучше усталость снимает, силы восстанавливает, про яркие сновидения еще болтал, - Тут не удержался от едкого смешка, - Ага, блять, конечно. Я после такого косяка два дня в сортире только просидел… Хотя, может это и из-за лапши их ебучей, сейчас-то поди узнай.
Но разговоры вдруг пришлось прервать - зазвонил мой мобильный, - Это Грабля.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-11 00:20:33)

+1

14

Сделав из бутылки с пивом большой глоток и  откусив от куска еще теплой пиццы, Майк нехотя встал и двинулся к Дэнни. Прожевав и проглотив пищу,  Ринальди утвердительно кивнул. – Ага…  Наверное везучий я. При их профессии и всех тех рисках, которые выпали на долю андербосса, к сорока четырем годам ни разу не сесть и не превратиться в хладный труп – уже признак благоволения Госпожи Фортуны, не так ли?  Подойдя к багажнику,  италоамериканец, не чинясь, подхватил  одного из мертвецов, чтобы вместе с Росси оттащить их на нужное место.  Вновь согласно мотнул головой,  одобряя все манипуляции с бечевкой и камнями – им надо было, чтобы тачка ушла глубоко на дно, и там засела надолго. Когда автомобиль и его дохлые пассажиры, забулькав, скрылись в глади озера, то Майк, отдыхая и продолжая дымить наркотической самокруткой, заметил.  – От пушек в другом месте избавимся, нахуя нам копам лишние доказательства давать, если все-таки найдут тачку эту? Не исключено ведь, что реально какие-нибудь случайные водолазы на нее наткнутся – или рыбаки со своими эхолотами ебучими. Или осушить озеро решат –  кто знает, что власти затеять могут. Лучше, конечно, если это произойдет позже, чем раньше. – И от твоего колеса тоже. Шина от "кадиллака», продырявленная из пистолета одного из убитых ниггеров, с фирменным диском – такому предмету на месте захоронения (вернее, затопления) жмуров явно не место. 
Чокнувшись с капо запада  "будвейзером", Ринальди  отпил еще освежающего напитка и ухмыльнулся. – Неплохо мы их уделали. Он, правда, жалел, что первый мудак легко отделался – одна милосердная пуля, и всего-то. Да и второму можно было уделить побольше внимания и времени – но на обочине дороги, рядом с оживленной трассой, устраивать долгую возню было несподручно.  – Тебе что больше запомнилось – первая киска или твой первый… Майк уже в который раз сложил пальцы, символически изображая плетку.  Он сам потерял девственность в золотые годы тинейджерства, и мало думал о том случае. А ведь тогда, подростком, ему казалось, что это так важно, такой повод для гордости. Первого убитого помнил отчетливо – хотя почти не знал его. Ему было тогда слегка за двадцать, и дядя поручил ему избавиться от Джонни-Пиглета, зарвавшегося букмекера. Сад, жирный затылок жертвы,  пара выстрелов из револьвера с глушаком – и все, Ринальди "сделал кости". В последующем он шел на мокрое дело часто, заслужив в мафию репутации "хладнокровного убийцы" - и у него чаще всего всплывали в голове некие мелкие факты о прошлом мочилове. Например то, что когда он душил гарротой крысу Сержа Сардинетти в двухтысячепервом, то боялся, что тот обосрется и заляпает его одежду.  Лиц некоторых приконченных, как тех чернокожих бандитов-байкеров, что они с его командой положили в прошлом году, он уже и не помнил – вряд ли запомнит и этих двоих. Впрочем, все обезьяны похожи. - Да, блять,  вот от этих выебонов и идет вся хуйня. Сначала просто трава не устраивает, надо в говне каком-то вымачивать. А потом и ужалиться захочется.  А дальше что? -  продолжая одурманиваться цигаркой, гангстер наставительно поднял вверх указательный палец.  – Главное ведь как? Чтобы ты это контролировал, а не оно тебя. Торчки этого не понимают… Сечешь о чем я? Ринальди подцепил еще ломоть пиццы и быстро его прикончил – после "ганджи" на него всегда нападал жор, как и на большинство потребителей, впрочем.  – Да и качество тоже – эта трава вот неплохая, а что большинство смолит? Какую-то муть с помесью дерьма куриного или чем там еще, не знаю. Это везде, с теми же таблетками, что подростки глотать любят – факт же, блять, что кислота нормальная спокойно на кишки ляжет, а вот от какой бодяги  потом три дня поносить будет… Лекцию мафиози прервал звонок телефона – и он недовольно поморщился.  – Чего ему? Мы еще и близко не приехали. Да еще и задержались на энное количество время из-за двух решивших завалить их баклажанов.  – Ну подними, узнай, чего хочет. Ринальди, тем временем, готовясь к отъезду, решил отнести в "кэдди" остатки пива и пиццы – оставлять здесь какие-то было признаки жизни он не хотел. Траву надо было тоже либо брать либо бросить в воду – нахуя привлекать внимание к творящемуся тут.  – Так чего у него там?

+1

15

Неожиданный вопрос андербосса заставил меня отвлечься от косяка, отложить подальше початую бутылку пива и даже ненадолго призадуматься. Удивительно ли, но ни первый секс, ни первого жмурика я не вспоминал уже довольно давно. Сколько их было после? И тех, и других хватало. К тридцати девяти годам я имел на своем счету более десятка трупов и ни по одному из них я не скорбел и не молился. Это бизнес, только и всего. Иногда, впрочем  – личная обида. Но в целом – к мокрухе я уже изрядно попривык, считал ее скорее издержками профессии, чем каким-то особенным делом. Солдаты в ад не попадают - этим спорным утверждением утешали себя большинство парней чести, но мне, как человеку не слишком набожному, было все равно. С телками была такая же история. Их было много: шлюхи обыкновенные, шлюхи элитные, одна крутобедрая барменша, штук десять провинциальных моделей… блять, да кто их вообще считает? Но и они были частью моей профессии, если подумать. Еще до того времени, как я начал заниматься грабежами и угонами семь дней в неделю, я понял: окружение красивых женщин являлось таким же неотъемлемым атрибутом для каждого уважающего себя гангстера, как и золотые ролексы,  Кадиллаки и дорогие костюмы. И моя первая телка особенной не была. Неудивительно, впрочем, и то, что тогда мне, шестнадцатилетнему пацану, все казалось иначе.
- Диана ее звали. Или Джуди? Я уже не помню. Жила по соседству. Зачетная была девчонка. Нет, серьезно, первосортная. На два года меня старше, в колледже училась, на стоматолога вроде. В хоре, блять, церковном пела! Батя у нее пастором был. В общем, целкой казалась такой, каких поискать еще. Я за ней два месяца ходил, а она мне заявляет, мол, не гуляю я с итальянцами, все вы – будущие преступники, прикинь?! - Подтянул жирный ломоть еще горячей пиццы, откусил кусок и, не проживав его, продолжил с набитым ртом, - А через пару дней  один долбоеб к ней полез, когда она из церкви выходила. Помнишь, я рассказывал про того лепрекона жирного, из-за которого я со школы вылетел? Вот он. Он когда меня увидел, сразу же свалил, – с тех пор, как я ему башку пробил, за километр меня обходил, - а девка эта, Диана, прямо на церковном дворике мне и отсосала. Там же я потом выяснил, что целкой она и не была нихуя. А за щеку брала так мастерски, как будто каждое утро зубы себе членами чистила. Прошмандовка ебанная, - Добавил с налетом некоторого разочарования, затянулся папироской, - Ее отец нас тогда запалил. Орал так, что я думал у меня на его дочку никогда уже не встанет, чуть ли не от церкви меня отлучить обещал. А через неделю они уже переехали. Не знаю, что с ней теперь.
Что касалось первого убитого… здесь мне, как раз, похвастаться было нечем. «Бросил кости» я в 99-ом, кажется, и даже не помнил как звали того типа. Был он мелким предпринимателем, держал небольшую риэлтерскую конторку для Джо Нери, работающую исключительно с черным налом. Деньги от продажи квартир и за аренду помещений, - как производственных, так и складских, -  скапливались у него какое-то время, затем передавались выше. Он был обычным парнем, вроде, но со временем стал неудобен. Злоупотреблял кокаином, много болтал, стал засылать меньше обязательного  – вел себя  совершенно «неправильно». И даже после того, как с ним поговорили серьезные парни, продолжил шкериться. Тогда я и получил, через Фрэнка, поручение от Джо разобраться с оборзевшим коммерсом.  Я застал его в своей конторке, обдолбанного в хлам. Он тогда пил растворимый кофе и как раз наливал себе кипятку из чайника. Завидев меня, сразу же понял что к чему. Начал оправдываться, болтать о своей семье, о которой, в случае его смерти, некому будет позаботиться. Дуло пистолета, - я тогда держал его неуверенно, - было направленно ему в лицо, но я слишком долго собирался с мыслями, хотя раньше мне  и казалось, что пристрелить человека  для меня – сущий пустяк.  Обдолбанный воротила воспользовался моей заминкой, обварил мне кипятком руки (благо, я тогда успел закрыть ими лицо) и, пока я матерился, свалил. Остальным, включая своего родственника, я, разумеется, не признался в своем внезапном малодушии, сказал, что ствол заклинило. Это был ахуенный проеб с моей стороны.  Ублюдка нашли через пару дней ребята Фрэнка, но Альтиери позволил мне завершить начатое. Тогда-то я уже не колебался, выпустил в лысеющую башку гавнюка сразу всю обойму. После этого случая я понял – для того чтобы быть гангстером нужно иметь стальные яйца. И никогда больше не сомневался.
Пока Ринальди философствовал на тему наркоты, я успел прикончить еще два здоровенных куска пиццы, выкурить самокрутку и оприходовать еще половину (уже второй по счету) бутылки с будвайзером. Когда позвонил Граппи, я не сразу поднял трубку. Пропустил один входящий звонок намеренно, но за ним сразу же последовал следующий. Нехотя поднявшись с места, я принял вызов. 
Весь разговор на моем лице сохранялось абсолютно идиотское, расслабленное выражение. Я молча слушал болтовню Грабли, флегматично ковырял носком, уже не такой чистой, туфли какую-то корягу. До тех пор, пока мой сан-диеговский ставленник не перешел к сути.
- Чего, блять? – Резко отреагировав на слова Винни, со всей дури пнул всю ту же несчастную корягу, раскорчевав землю, и та, пролетев в каким-то сантиметрах от раскрытого окна Кадиллака, окатила водительское сидение фейерверком грязи и рухнула в воду, - Я же просил – аккуратно все сделать. Нахрена вы ее с собой потащили? Прорычав еще с минуту, я резко завершил вызов, каким-то чудом удержавшись от желания  отправить и свой мобильный в воду. Помассировал виски, надеясь немного успокоиться. Но ничего не вышло.
- Небольшая проблема, Майки, - Догадавшись, что подобного объяснения Ринальди покажется недостаточно, перешел к сути, - Винни сказал, что этот кусок дерьма, Патрик, сейчас зашухерился. Из дома никуда не выезжает без охраны, даже посрать, мол, с бугаями этими ходит. Только к своей телке на хату один ездит, хер его знает почему. В общем, Фрэдди выяснил где она живет. Хотели его возле дома этой бляди подкараулить. А она, значит, на лестничную клетку выскочила, когда пацаны его скрутили. Чтобы не шуманула, пришлось и ее в лесок прокатить, - Говорить спокойно мне удавалось с большим трудом. И легкое головокружение от принятых наркотиков уже не казалось мне таким уж приятным. Наоборот - мешало сосредоточиться, - Но там херня такая… Она когда визжать начала, пока ее хахаля из багажника тащили, Утка, чтобы ее заткнуть, по башке дал. Говорит, несильно вроде. А она рухнула сразу, пена изо рта пошла, затряслась вся как в долбанном припадке. Походу, болезнь какая. Короче… - Притормозил, чтобы подкурить, но уже сигарету; потоптался еще с минуту,  - Грабля говорит, пульса у нее нет.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-16 19:16:07)

+1

16

Уже сытый, подвыпивший и охваченный наркотическим кейфом Майк бездумно болтал ногой – и, улыбаясь, слушал  россказни Дэниеля. Они возвращали его совсем, казалось, в давние времена – их молодости и юности.  Эту Джуди он помнил, как ни странно. Как – никак они в одном районе росли. Красивая была девчонка, и вроде такая все примерная да опрятная с виду. Но в глазах всегда светилась чертовщинка – впрочем иначе она наверное не связалась бы с Росси. Определенных женщин тянет к опасным людям, как мотыльков на огни фонарей – не из таких ли и нынешняя избранница Дэниеля? – Это небось папаша ей голову забил хуйней этой. Ты же пацан совсем тогда был, какие преступники. Аль Пачино или Альберт Брокколи, что про Джеймса Бонда снимал, тоже, что ли, cейфы подламывали? - несмотря на то, что андербосс искренне считал Коза Ностра лучшим путем и выбором избранных, при упоминании о сказанной десятилетия назад подружкой юного Росси фразы, он внезапно ощутил уязвленность.  Его нация дала Соединенным Штатам Америки массу художников, артистов, политиков, певцов – да и как иначе, если она во всем превосходила туповатых, самодовольных и жующих фастфуд янки? Но такие вот пренебрежительные высказывания не прекращались – а вот небось о неграх, которые реально в большинстве своем становились обитателями социальной выгребной ямы, такое болтать не смели. Концентрировались преимущественно на их спортивных достижениях и норовили вставить в качестве положительных героев в каждую гребаную постановку. Даже если ее действие происходило в средневековой Европе или, cкажем, Китае. – Слушай, а как ту телку звали,  которую ты ко мне тогда приводил, в девяносто четвертом? С буферами такими упругими, блондочка. С Сьюзи моей еще дружилась. -  охваченный воспоминаниями, гангстер  прильнул к горлышку пивной бутылки и, какое-то время, не отрываясь от нее, смотрел на небеса. Ему вспомнилась девушка, c которой он жил тогда. Сьюзен Бриант была очень эффектной брюнеткой, сексуальной до чертиков – но пиздец какой жадной, почему они в итоге и расстались. Деньги тратила так, будто они на деревьях росли – а Майк тогда ведь был не нынешним Майком, а попросту мелким жиганом, только начинавшим карьеру в организованной преступности. Впрочем, сейчас второй человек в Семье Торелли был настроен скорее на позитивные воспоминания.  – Сьюзи-то помнишь? В постели вообще злоебучая была. На втором свидании, когда я ее слегка пощупал, сама мне руку в штаны запустила! А потом когда я ее к парку МакКинли отвез и начал трахать, она так орала, что прибежал коп и  стал просить уехать. Прямо в той "камаре" своей оттрахал, что тебе так нравилась… Тут перед глазами Майкла словно всплыл тогдашний Дэнни – непоседливый проблемный подросток, заноза в заднице для учителей, соседей, родителей и полицейских. Он тогда все время вертелся около них с Фрэнки – они ему ведь казались охуеть какими мафиозо. Да и сами себе они такими казались, хотя были по сути  сопляками. Правда, сопляками с пистолетами. – А помнишь как ты  у нас в девяносто втором шмотья наклянчил, что мы на складе "Boutique Majestique" грабанули? -  ухмыльнувшись, Ринальди вспомнил историю, которую теперь ему казалось смешной,  но тогда вызывала досаду. Дэнни сумел получить  новенький спортивный костюм от "Zegna" и брэндовую кожаную куртку – но его мамаша,  у которой чутье было как у гончей, тут же схватила нигде не работающего сына за шкирку. Результат был комический. – А потом ты напиздел Джулс и матери, что мы с Сьюзи, дескать, магазин одежды открыли – оттуда и вещи! Они же мне, блять, потом все мозги вынесли, вопросами своими! Расхохотавшись, Ринальди дружелюбно похлопал старого приятеля по плечу.  Сколько они уже знакомы, получается? Двадцать четыре года наверное, это охуеть сколько. За это время многое прошло – Фрэнки сумел после отсидки покорить до того не принимающую его ухаживания Джулс и жениться на ней, группка тусующихся на их районе ребят превратилась в могущественную южную команду и затем стала во главе всей Семьи. Тогда трудно было это все представить.
Когда Дэнни пересказал содержание своего телефонного разговора c Винни, благодушное настроение у Майка, впрочем, как ветром сдуло. Несколько секунд он отупело смотрел на капореджиме, с трудом переваривая услышанное. Наконец он аккуратно закинул в багажник "кадиллака" оставшиеся вещи и повернулся к Дэнни. Выражение его лица сейчас стало очень нехорошим. – Небольшая проблема, бля? Ты так это называешь? -  внутри Майка трясло от холодной ярости – и то, что он не кричал, было самым худшим признаком. Это означало, что его бешенство реально достигло своего пика. Бешенство от тупости и безответственности подчиненных, от произошедшего, от ситуации, в которую они вляпались. Он вляпался.  – Скажи мне, пожалуйста – а  я разве тебе не говорил, что это должны были сделать какие-нибудь левые хуесосы, а не наши ребята? И уж во всяком случае сделать это нормально? У вас дохера времени на планирование было! Пальцы Майкла так крепко сжали бутылку, что побелели – казалось, она вот-вот разлетится на кусочки, но речь его оставалась размеренной и негромкой. Лишь глаза превратились в две яростные щелочки.  – Я тебя предупреждал, что ты несешь ответственность, Дэниель.  Ты наверное считаешь, что это пустой звук, да? Один раз тебя уже вытаскивали из жопы, в этой ситуации с Бурундуком. Ты считаешь мы будем делать это вечно, ебаный в рот? Тут Ринальди размахнулся и злобно выплеснул пиво из бутылки, так, что струя пролетела где-то половине метра от Росси, окатив их обоих пенными брызгами. Когда напиток, шипя, хмельными ручейками побежал по траве, вниз к реке, то Майк безмятежно-отстраненным тоном, почти певуче, продолжил – будто этого выплеска, во всех смыслах, не было.
– Знаешь что теперь? Мы в полной  заднице. Во-первых, твои долбоебы наверняка там свои варежки разевали – и этот козел мог заметить, что они говорят как итальянцы. Не говоря уж о некоторых ругательствах и жаргонных словечках из родного языка, которые по-прежнему использовались гангстерами, был и акцент, знакомый публике по тем же самым фильмам – пусть тут шло уже третье поколение минимум, но ведь по сути дети повторяют  за родителями их фразы, и потом определенный прононс очень часто все же остается.  – Во-вторых,  не удивлюсь, что кто-то и харю засветил. И тогда не факт, что мы сможем его убедить, что это ниггеры или еще какие ебланы левые….  И тут появляется главное …   Здесь Майк и вовсе зашипел, как разозленный кот. – Скажи на милость, Дэнни,  если Роджерс поймет, что мы завалили его телку, он будет с нами сотрудничать? Не побежит сразу к федералам, по-твоему? А если и не поймет – не станет ли доискиваться и мы постоянно будем под ебанным риском? Ты бы, блять, стал сотрудничать, если бы какие-то пиздюки Мартину убили? У Майка было богатое воображение – и он сразу представил себе сцену в духе кинокартин. На какой-то тусовке продюсер сталкивается  с нанюхавшимся порошка Дэнни, в компании Утки и Грабли – и у него начинается дежавю.  – Что теперь, и его валить? Притом что все знали, что мы с ним встречались. А ты, блять, понимаешь,  что нам еще один женский труп как коту лубрикант нужен? Мало нам той истории с Сэнди… Тут у Ринальди перехватило дыхание и он замолчал.  Он подразумевал устранение Алессандро – тогда Фрэнку пришлось задушить его бабу, оказавшуюся случайной свидетельницей. Это вызвало в прессе целую истерию – а повтор может побудить политиков начать против них настоящую охоту,  как за террористами или убийцами. Да и в принципе у Майка убийство больной девушки вызывало неприятные эмоции – они ведь не маньяки какие-нибудь. А солдаты, пусть и воюющие за свои интересы и на улицах. – Поехали, харе уже жрать.  – наконец буркнул он. И сел на заднее сидение машины. Взял один из стволов и взвел его курок – может понадобиться в дальнейшем. Некоторое время, пока они катили, Майк пребывал в прострации и молчании – особо даже не слушая, что там мелет Дэнни. Ринальди реально не знал – как решать проблему. На самом деле италоамериканец даже не желал сейчас облегчать задачу Дэнни  - ведь тот, поручавшись за этих ебанатов в ЛА, их вверг в эти неприятности. Но затем мужчина все же начал думать о возможном выходе – ведь это как-никак была их общая беда. -  И какого вообще хуя он тебе по сотовому о таких вещах говорит? Я вам что говорил про прослушку, про этих операторов ебучих,  что у федералов на подсосе? Телефоны-автоматы на что? – сам Майк тоже в прошлом не всегда соблюдал осторожность и беседовал по мобильному о делах – благо у него было много "левых" мобильных – но сейчас раздражение из него прямо так и рвалось. Он ведь специально вещал на собрании на мясокомбинате об осторожности – а получается,  слова андербосса игнорируют?  – Звякни ему еще разок.  Пусть встретит  нас на краю долины Сан-Фернандо, там  где недостроенный языковой институт. Амбициозный проект прошлой губернаторской администрации, в итоге приостановленный из-за недостатка средств.  Место уединенное и подходящее для встречи.  – И пусть попробуют… ее откачать. Надежды мало, конечно.
Дальнейшее путешествие было не таким приятным, как казалось – хотя Майк, свободный от руля, продолжал угощаться пивом, скорее чтобы успокоить разыгравшиеся нервы. Когда наконец они добрались до серой махины, нелепо нависшей над покрытой дубовой саванной, там уже стояла тачка Граппи. Тот был красен и взъерошен, дергался как марионетка на веревочке. При виде Майка, вылезающего из машины,  он и вовсе шарахнулся в сторону - словно предчувствуя, что  его будут сильно бить. Однако Винсент не знал, что это было для него счастьем - ибо более эмоциональная реакция Ринальди скорее всего привела для того к более хорошему исходу.  - Слава Богу, вы тут... - нервным голосом воскликнул подающий надежду соучастник, но Ринальди, подойдя к нему. с силой хлестнул его по лицу. Cделал это разумом, каким-то социопатическим подсознанием угадывая, что иначе Грабля может понять уровень его гнева. - Ты, ублюдок, понимаешь, что натворил вообще? Она мертва? Младший гангстер кивнул. Он  хотел что-то добавить,  но лишь сглотнул. - Сколько раз ударили? Как это произошло? - следующий вопрос Майка прозвучал крайне деловито. Граппи замялся, но затем все же ответил.  - Раз пять, шесть... Слегонца! Она такая сильная была, кусалась, пиналась... Мы, блять, бы и не подумали, что она... Майк пожевал губами, что-то обдумывая. Затем опять вопросил. - Сколько вас там? Как вы сделали? Чуть приободрившийся Винсент начал инстинктивно, в поисках поддержки,  посматривать на своего бывшего патрона, Дэнни. - Вдвоем, с Уткой. Фрэдди только на разведку, не в курсах о дальнейшем. Утка  этого типа так по голове шандарахнул, что тот сразу выключился... А потом эта выскочила... Грабля было замолчал. Затем опять заговорил. - Но мы его раскрутили! Он вас поминал - мол, знает вас! Еще про каких-то нью-йоркеров нес! Про героин признался, про все. Даже на телефон записали! Бандит начал махать мобильником, словно спасательным крюком.  - А он знает, что вы забрали телку? Секунд на двадцать наступило молчание -  видимо, Винсент очень не хотел отвечать. Потом парень наконец произнес. - Видимо да. Спрашивает о ней все. - Майкл нахмурился. Какое-то время он застывшей статуей смотрел в пространство. Потом наконец сказал. - Ладно, придется разруливать ваше говно.  В каком вы там лесу, где именно? Прикопай пока девку или  Утку пошли, мы будем через полчаса. Потом мы приедем, побазарим с вами,  порамсим. Потом отступите к тачке и будете ждать на обочине нас.  Давай вали, я разрулю. Когда обрадованный окончанием аудиенции Граппи вскочил в авто  и умчался, Ринальди негромко, почти ласково окликнул своего компаньона.
- Дэнни, ты слышал? Куча ударов.  Это, конечно, убийство по неосторожности, но если все выяснится, то суд наверняка припаяет умышленное, с особой жестокостью... Мобстеры. Бедная эпилептичка. Похищение. Как же иначе? Жюри будут рыдать и сморкаться - Это пахнет электрическим стулом. И  очень возможно,что на него не эти мудаки усядутся... - так же задумчиво продолжил Ринальди,  почесав подбородок. - Если их возьмут - а их возьмут, потому что они жопорукие - они сдадут нас,  назовут организаторами. Ты сам знаешь -  блядским федералам только такого и надо... Про себя Майк подумал, что Граппи наверняка из банчил, коли работает с Дэниелем. А банчилы всегда попадаются, особенно такие вот неловкие. Ринальди не собирался оставлять даже одного шанса того, что его поджарят.  - Надо зачистить концы. Когда мы с этим Патриком закончим и вернемся, то ты всадишь пуле Грабле в башку. Интонации Майка стали повелительными, в голосе прозвучала сталь. Ты не проконтролировал, не проявил должной осмотрительности - так возьми теперь моральную ответственность и за смерть своего близкого приспешника.  - А я вальну Утку. Такие ошибки неприемлимы, они должны быть наказаны.  А если Патрик поднимет вопрос о своей телке - подцепим его еще сильнее, через месть. Другого пути из этой жопы я теперь не вижу. Затем добавил. - Разве что он их не запомнил ни хера или ему похуй на эту девчонку. Но я в чудеса не верю. Впрочем, вскоре узнаем...

+2

17

Если хорошенько подумать, то отец той девчонки, Джуди, советуя своей дочери держаться подальше от итальяшек, был не так уж и не прав. По крайней мере, в отношении меня. Обыкновенным пацаном я и тогда уже не был. В десять лет я начал курить, в тринадцать - употреблять спиртные напитки и баловаться марихуаной, с пятнадцати - промышлял мелким воровством и грабежами, имел уже несколько приводов в полицию, а в том году, когда я познакомился с Джуди, меня как раз отчислили из школы. И мое происхождение здесь было совершенно не причем, надо полагать. Другое дело, что я  был горд родиться итальянцем вовсе не благодаря достижениям Гульельмо Маркони или долбанного Челентано, скажем, а таким парням, как Томми Луккезе или Фрэнк Костелло, «Счастливчику» Лучано. Мои кумиры-гангстеры жили и по соседству; будучи мальчишками, мы с друзьями сбегались на улицы, чтобы просто поглазеть как проплывают мимо их  длиннющие блестящие Кадиллаки и Линкольны. Они были настоящими королями города: они парковали свои машины где хотели и никогда не получали штрафов,  фургончики из ландшафтной компании в первую очередь заезжали на их участки, даже если было не по пути. И они были богаты, пускай и не размахивали пачками скрученных стодолларовых купюр размером с футбольный мяч, но я мог поклясться – эти парни спокойно могли себе позволить подтереться месячной зарплатой монтера в строительной компании. И я самого детства мечтал быть похожим на них, мечтал быть гангстером.
- Роуз Майерс, - Нисколько не сомневаясь, ответил Майклу. Губы непроизвольно растянулись в скабрезной ухмылке. Я сразу понял, о ком вел речь Ринальди, хотя и не удивился что андербосс запомнил мою тогдашнюю подружку. Хотя бы и ее сиськи. Посмотреть там ведь действительно было на что. Роуз была тогда первой девчонкой, с которой я провстречался больше недели, преимущественно потому, что в отличие от моих предыдущих пассий, хоть и слыла пустышкой, умела держать язык за зубами, - Я ее, кстати, видел недавно. С месяц назад, может. Раньше какая куколка была, а? А теперь у нее в жопе крейсер бы поместился!  Гормональные какие-то жрет… Вот что с бабами бухло творит! – Роузи и раньше пила много, потому мы и разбежались. Нахуй оно мне надо было, в полусознательном состоянии ее из клубов таскать? Да и перед пацанами стыдно было за такую телку.
Продолжая предаваться приятным воспоминаниям, приложился к бутылке с пенным на целых четыре минуты. Смачно крякнув, вытер губы тыльной стороной ладони и, не выдыхая, покурил еще. Припомнил и сексапильную герлфрэнд Майки-боя, и его зеленый "камаро",  и ту идиотскую ситуацию с костюмами. Сейчас-то мне это все казалось скорее забавным, но не  тогда… - Че первое в голову пришло, то и пизданул. Повезло вообще, что поверили, - Заржал вместе с андербоссом, - А ты, считай, еще легко отделался, не знаешь вообще как они, - больше  моя мать, нежели Джульетт, - доебываться умеют, - Расспросы самого Ринальди с допросом, который устроили родичи мне вообще ни в какое сравнение не шли. Моя мать всегда орала как потерпевшая, когда я притаскивал домой какую-то вещь, которую, она знала, я не мог купить. Но в тот раз она как сцепи сорвалась, а еще – и от отца досталось. Но самым обидным я считал даже не побои (на них мне было плевать), а то, что брэндовые шмотки, которые так мне нравились, были «растерзаны» моей матерью и оправлены на помойку.
Впрочем, после звонка Грабли ностальгировать по былым, - славным, несомненно, -  денькам мне больше не хотелось.  Наспех пересказав Майку короткий разговор с молодым соучастником, я выжидательно уставился на него. Между тем тревожное предчувствие не давало покоя. И не зря, - Да ты сам сказал, чтобы я кого надежного подтянул, не лохов каких-нибудь. Кто ж знал-то, что они так проебуться? - Своей вины в случившимся я, как и всегда, не видел. Наоборот,  считал свое решение отправить на делюгу с Роджерсом парней, которых знал лично и которым доверял немного больше, чем гуталинам тем же, правильным, - А эта херня с девчонкой…  гребанная случайность, - Но высокопоставленного мафиозо было уже не остановить. Отчитывая меня, как какого-то пацана, он сохранял при этом совершенно бесстрастное выражение, даже не повысил голоса, но это его опасное хладнокровие было признаком как раз совершенно не добрым, - Да че ты так разнервничался то епта? Разрулим, - я прекрасно осознавал, что всё прошло не совсем по намеченному сценарию, как и то, что именно на мне лежала ответственность за ошибки  парней (Майку было не обязательно мне об этом напоминать), поэтому сохранять спокойствие мне было довольно сложно. Я был взбешен неосмотрительностью подчиненных не меньше самого Ринальди. Но когда андербосс решил припомнить мне и давнишние косяки, я вспылил, - Ну началось... До второго пришествия мне этого пидора блядского вспоминать будете?! – Мой любимый родственник, как и его подручный, ведь никогда не упускали возможности напомнить мне о том случае (сам я,  к слову,  никогда не жалел, что превратил бурундуковского щенка в продуктовую тележку), можно было подумать, будто из той жопы они меня вытаскивали из чисто альтруистических побуждений. За те бабки, что я кладу в их карманы с одной только наркоты… Впрочем, развивать эту мысль я не стал. Тем более – вслух. Атмосфера и так была накалена до предела.   Свидетельством тому был следующий эмоциональный порыв Ринальди. Хотя я и успел вовремя отскочить в сторону, остатки содержимого отброшенной им бутылки,  все равно забрызгали дорогой пиджак и туфли.  Но Майка это не волновало.
- Да они же маски специально нацепли! Все как ты сказал, - Я постарался придать своему лицу как можно более спокойное выражение, - что стоило мне просто неимоверных усилий,  и продолжил, - Ты че, реально думаешь, что у этого хуесоса было время поразмышлять об этом? Поди, обосрался-то нехило. Я считаю, он так нам благодарен должен быть за чудесное избавление, что ему вообще похуй будет кем эти долбоебы были, - Здесь на секунду прервался, словно продолжал одновременно размышлять об этом, - Наверняка же думает, что его черножопый дружок  задолжал каким-то там гопникам уличным.
По поводу же несчастной мертвой эпилептички выразился значительно неувереннее, - Грабля говорил, вроде, что они Патрика уже вырубили, когда девка эта выбежала, - В моем голосе прозвучало некоторое сомнение. Я наверняка-то не знал, как именно все происходило, но искренне надеялся на лучший для нас исход.  Упоминание же андербоссом Мартины, заставило меня ощетиниться, - При всем уважении, Майки, нехуй тут сравнивать. Мать моего ребенка с какой-то болезненной проблядью. Я полагал (и не безосновательно) что у Роджерса поклонниц и без этой девки хватало: на той вечеринке в Лагуне, например, он беззастенчиво лапал сразу троих сопровождающих его нимф. Разумеется, девки к располневшему, кривому продюсеру липли вовсе не из-за его природного обаяния, а туго набитого кошелька. И эта, наверняка, из таких была. Даром что припадочная.  Другой вопрос – почему собственник Rabbit Century в одиночку ее всегда навещал.  Не из-за ее ли недуга? Подумал, что было бы совсем неплохо знать, какие именно отношения связывали владельца нашумевшего канала с дохлой неврастеничкой на самом деле. Может, овчинка и выделки не стоит?
Всю оставшуюся дорогу до назначенного Винни места встречи, я как раз об этом и размышлял, пока Майки, расположившись на заднем сидении, с напускной невозмутимостью продолжал хлебать пиво. Одновременно пытался придумать, как решить образовавшуюся проблему. Но не слишком активно. Прежде всего,  нужно было выяснить у  Грабли как можно больше подробностей. По телефону, вопреки предположениям Ринальди, тот ничего опасного не наболтал, выражался преимущественно фигурально, не точными, но широко известными среди бандитов определениями. Имя Роджерса, например, не упоминал. Однако про удары и отсутствие дыхания у забитой Уткой девчонки говорил – более чем конкретно. Я и сам неоднократно предупреждал приятеля пользоваться телефонными будками, но молодой соучастник был слишком взволнован, пренебрег и моими предостережениями, и банальным здравым смыслом.  К слову, поводов для бешенства Грабля за сегодняшний день мне дал предостаточно.
Поэтому, когда мы докатили до Сан-Фернандо и я, выбравшись из машины,  заметил мнущегося  на месте преступника , еле удержался от того, чтобы не прописать ему в челюсть. Грабля ведь, на самом деле, в отличие от подавляющего большинства соучастников (того же Утки, к примеру), законченным идиотом как раз не был. И я, зная об этом, только сильнее злился сегодняшней его оплошности.  Это было недопустимо.
Первым голос подал Майк, пока он допрашивал Винсента, я прикурил сигарету (к счастью, я всегда возил в бардачке запасную пачку), но внимательно слушал ответы бывшего соратника. Какое-то время не менялся в лице, буквально гипнотизировал Граблю сосредоточенным, совершенно недобрым, взглядом.  Но когда он отчитался о количество ударов, меня вдруг как будто пробило током, -  Сколько, блять?  Ты ж говорил, Джорджи ее один раз только приложил?! - Медленно достав изо рта окурок, швырнул его Винни под ноги. Буквально несколько секунд я обалдело таращился на него,  а затем, не сдержав весьма справедливого негодования, все-таки «угостил» того смачной затрещиной.  Не со всей силы, впрочем. Такими оплеухами скорее награждали нашкодившее чадо радивые родичи,
- Разок, может парочку. Я не считал. Она вообще шебутная оказалась! Как с катушек слетела, пришлось ее вырубить. Откуда бы мы знали, что она.… того, - Чуть ли не заикаясь, принялся оправдываться молодой гангстер.  Потом помянул, что Роджерс все-таки спрашивал о своей телке. Заодно вспомнив, какой ушат дерьма вылил на меня часами ранее Ринальди  из-за неосторожности этих двух ебанатов,  я уже не смог усмирить клокочущую внутри меня ярость. Резко подавшись вперед, схватил своего стушевавшегося подопечного за грудки, встряхнул, - Видимо? То есть ты еще и нихуя не уверен? По-твоему эту все шутки бля?
- Да мы ее оттащили подальше там, чтобы не светилась перед фраером этим. А он, когда пришел в себя, начал болтать вроде, что голос ее слышал. И если она у нас, просил ее не трогать, что у него бабло есть, типо заплатит за все, - Здесь я громко выругался, разомкнул стальные пальцы сжимающие потрепанную куртку Грабли. Тот, от неожиданности, отлетел на несколько шагов назад. Затем, немного подобравшись, изрек,  - Но он ее не видел. Труп, в смысле.

Уже после того, как Ринальди отправил Граблю обратно к Роджерсу, и принялся вещать про возможные последствия, я молча слушал его. Перспективы-то вырисовывались отнюдь не радужные.  Даже если Роджерс не видел тела девчонки, вероятность того, что он теперь поверит в ее таинственное исчезновение, была ничтожно мала. Утка с Граблей втянули нас в такой говноворот, из которого чистыми выйти будет уже не так-то просто. Однако следующего решения Ринальди я никак не ожидал.
- Хочешь, чтобы я завалил Винни? - Так и застыв на месте, оторопело таращился на андербосса. Какие-то секунды только, до тех пор, пока не понял – он не шутит, - Это че, блять, необходимо?    За свою долгую «карьеру» и работу на Семью мне частенько приходилось убивать по чужой указке. Я никогда не задумывался  правильно это или нет, не задавал вопросов -  таковы были законы преступного мира, законы Коза Ностра, которым мы все подчинялись. Верность организации стояла даже выше верности семье, и если босс прикажет «разобраться» с лучшим другом, родным братом – солдат обязан сделать это.  - Это Джорджи проеб, по большому счету, Винни здесь не при делах почти. Хули он мог сделать? Грабля не был мне таким близким другом, но я давно его знал, он был хорошим парнем, надежным. Я доверял ему представлять свои интересы в, недавно оставленным мною, Сан-Диего, я никогда не сомневался в его лояльности, не только мне, но и Нашему общему Делу. Граппи по-настоящему хотел стать «кем-то большим», дорасти до возможности стать членом организации  и принять Омерту. Но честь, как статус, полагается заслужить.  Поэтому, стараясь зарекомендовать себя, и подписался на это гнилое дельце с похищением известного продюсера. И вряд ли полагал, что оно станет последним. И я сам – не хотел этого, -  Наказать и его надо,  с этим не спорю, но давай не будем…перегибать. Подпиши его Утку завалить, пусть докажет свою лояльность, что осознал свои ошибки. И готов за них заплатить. Сколько потребуется, - Если бы у Майка было время подумать или успокоиться, как бывало в других случаях, то, вероятно, у меня бы получилось убедить его оставить парня в живых. И я не оставлял попыток. Не только потому, что Грабля был хорошим парнем и не заслужил схватить пулю ( по крайней мере, точно не сегодня). Мне его труп был не нужен еще и потому, что с его смертью я и сам мог потерять в  деньгах. На смену душевным терзаниям, быстро пришел циничный расчет.  Совладав с подступившим приступом бешенства, уже в машине,  я снова обратился к Майку, - Ты здесь главный, сделаю, как ты скажешь, - холодно произнес, цедя и обдумывая каждое слово. Примирительно выставил вперед руки, прежде чем продолжить, - но давай вот о чем подумаем. Как, ты думаешь, отреагирует тот же Фрэдди, когда узнает, что его друганы-ебланы уже не вернуться? Не начнет ли справедливо опасаться и за свою собственную шкуру, был он в курсе этих терок с Патриком или нет -  у них с Граблей были общие темы. Если подумает, что и его теперь могут грохнуть, как долго будет молчать, когда его возьмут? – Мол, это я не я предал Коза Ностра, а она меня. Пускай Глазастый Фрэдди и не был сделанным солдатом, мнил себя наверняка полноценным мафиозо. Если забыть про эту историю с Роджерсом, он, как и сам Винсент,  ведь не брезговал приторговывать дурью. Может сдать точки, других банчил,   клиентуру (среди них, как известно, водились и такие, которым шумиха была не к чему, могла серьезно навредить карьере и репутации) – я уже мысленно принялся подсчитывать убытки. Речь шла о солидных суммах, не сотне грязных баксов. К слову, не только моих собственных. Здесь и Ренато будет о чем побеспокоиться, - Или и его тоже в расход? Не многовато ли трупов для одной дохлой шлюхи?

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-29 00:04:30)

+1

18

Замечания Дэниеля, не желавшего признать свою вину, только еще больше разозлили Майка. Они ему казались голимыми отмазками. Чем больше он сердился, тем более шипяще-ледяными становились его интонации. – Надежных? Если эти мудозвоны у тебя "надежные"  - какие же остальные, блять? И в самом деле – если в качестве исполнителей Дэнни выбрал таких вот туповатых недотеп, по чьей милости они теперь оказались по уше в дерьме, причем кипящем… Кому же он поручает менее важные вещи? Кто контролирует подведомственные ему рэкеты? Что у него вообще в команде? Все это порождало, так сказать, ряд кадровых вопросов. – Ты уже разрулил, ебаный  в рот, отлично разрулил. Ты бы поди, "Титаник" в луже утопив, тоже бы случайностью назвал. Больше всего Майка бесило, что приспешники Дэнни не были застигнуты врасплох. У них было несколько дней, чтобы операцию вылизать, как кот собственные яйца, довести ее до совершенства. Учесть все детали и так далее – но поленились, поперли вперед, не думая. Тем самым подставив боссов и Семью. А может и не умеют думать? Похоже на то. – Нехуй сравнивать? А твой долбоеб выяснил, что это за девка вообще? Может, она Роджерсу как свет в окошке? Или ребенка от него ждет? – ответно ощетинился Майкл, когда Дэнни огрызнулся, не желая, чтобы он поминал в этом контексте имя Мартины.  Или пацаны Росси сразу радостно предположили, что это "блядь" - вернее, все суммировали одним словом?  – При всем уважении, Дэнни, просто замолчи и дай мне подумать. – подытожил Ринальди, и остаток дороги хмуро  размышлял о дальнейшем. Приятного эта ситуация сулила мало, скорее наоборот – если не принять радикальных мер.
Заговорил он только когда они встретились с Граблей – а по существу уже после его ухода.  – Винни не при делах? Он, блять, отвечал за все, он этого Джорджи и подтянул. – ответил андербосс, когда Росси попытался защитить своего подопечного, cвалив его косяки на кретина Утку. Именно Граппи ведь был старшим, на нем лежала обязанность распределить роли между своими мордоворотами, подложить подушки безопасности, выяснить все нужные детали. В итоге, конечно, самым главным был Дэнни – но он все же не он давал конкретные указания. Да и был родичем Фрэнка и заносил Администрации дохуя бабла – не валить же его? А заставлять расплачиваться за все одного Утку было и несправедливо, и бессмысленно. – Мы что, в детском саду? Может, еще по попке отшлепаем? Грабля дебил и снова подставит Семью своим дебилизмом. И тогда запоет, я ему не верю. -  холодным тоном отчеканил Ринальди. Во-первых, не было уверенности, что этот придурок согласится  - и что тогда? Врасплох его уже не застать. А во-вторых,  кому надо, чтобы он потом ходил по улицам с кислой рожей и горевал об убиенном дружке. А затем побежал облегчить душу – да не к патеру, а к добродушной тете или участливому дяде из ФБР? Знаем, плавали, проходили.  Внутренний стержень, необходимый истинному члену Коза Ностра,  у Грабли отсутствовал, по мнению Ринальди – иначе так бы не отнесся к данному ему поручению. А от человека без стержня ожидать можно любого выкидона. – Ты не помнишь, как из-за этого gavone нас едва не положили, когда мы Барта освобождали? Вот и прикинь – когда он опять говна натворит? Ты скоро отцом станешь – охота тебе через него на стул отправиться? Я, кстати, не удивлюсь, если их еще и видели,  соседи какие – с них станется. Фигура Грабли теперь рисовалась Майку только в самых черных цветах  - прошлую ошибку он еще был готов ему простить, но эту – нет.  Коза Ностра была суровым образом жизни, здесь убирали по одному подозрению в возможности повести себя неправильно   - а уж за такие просчеты точно. Знаток  традиций и понятий, Ринальди, по привычке юриста-недоучки, вспомнил несколько прецедентов. Ральф Галионе, замочивший вместе с будущим "Тефлоновым Доном" Джоном Готти похитившего племянника Карло Гамбино ирландца и поднявший при этом недолжную шумиху, был убит своими же уже через несколько месяцев. С Гусом Фараче из клана Боннано, по ошибке застрелившем агента под прикрытием, поступили так же. Ну и хули тут сопли размазывать? - По Фрэдди еще решим. Можешь ему намекнуть, что ебланов этих  по приказу Гризи вальнули. И Ренато то же скажем. Нам эту историю похоронить нужно.  – процедил Ринальди, когда шкипер попытался перейти к другой тактике – сослаться на то, что за устранение двоих недоумков на них, дескать, осерчает Глазастый. На самом деле тому совершенно не следовало знать об обстоятельствах гибели приятелей – не потому, что андербосс его боялся (или даже Барракуду), он бы с легкостью прибавил к двум трупам и третий. Просто по той причине, что вообще лучше молчать о всей этой гнилой истории с женщиной. А списать на напавших ниггеров все легко – они вот даже из их стволов "сработать" могут. Благо Майк еще ни от одного из них не избавился.     Внезапно Майку вспомнилось далекое прошлое, когда он сам был молодым соучастником. Тогда ему самому пришлось убить того, с кем он и тусил, и вел кой-какие делишки – Донни "Дакса" Санторо.  Пары слов дяди Винса начинающему мобстеру хватило для того, чтобы он всадил бывшему собутыльнику несколько пуль в голову, забрызгав кровью лобовое стекло его автомобиля и собственный блейзер.  Их организация стояла на верности и исполнении приказов – и будет стоять всегда.  – Да, тут  ты, блять, в точку подметил.  Главный – я. – многозначительно произнес Майкл, как бы ставя точку дискуссиям и спорам. Он решение принял -  и отменить его мог бы только один человек, но его здесь не было. У этого человека, впрочем, беспощадности и прагматизма  в характере было ничуть не меньше, чем у его лучшего друга. - Дам тебе один совет, Дэниель. Хочешь удержаться на плаву – фильтруй свое окружение, не давай ему тянуть тебя на дно.  -  несколько успокоившись и сев в машину, Майк перешел к наставительно-поучительному тону. Капо запада следовало задуматься – нужны ли ему были "люди чести" или убивающие эпилептичек идиоты.  Времени на долгие беседы, впрочем, не было – они уже доехали до леска и, выйдя оттуда, пошли в направлении поляны, где должны был находиться Роджерс, а также Винни и Утка. Благо, о местонахождении те уже маякнули своему патрону, Дэниелю.
Патрик Роджерс был, как персонаж чертова водевиля про средневековых разбойников, прикручен бечевкой к большому клену. На голове у него нечто вроде мешка, в котором продырявили отверстие для дыхания. Через него продюсер лихорадочно втягивал воздух окровавленными губами,  время от времени как-то судорожно всхлипывая. Рядом с ним стояли Грабля и еще один кент,  коренастый жлобина в кожаной куртке. Видимо,  Джорджи-Утка собственной персоной. Оба были в масках. -  Приветствую. Так вы этого фраера знаете? – спросил Винни, переминаясь с ногу на ногу. Несмотря на намеренно жесткий тон, в нем все равно чувствовалось некое заискивание – видимо, хорошей актерской игрой он пытался загладить свою вину  перед боссами. Майк принял пас и кивнул головой – лишь потом осознав, что Патрик все равно не увидит. – Знаем. Это мистер Роджерс. В чем проблема?  Грабля cлегка пихнул скрученного бизнесмена ногой – если не зрительно, так тактильно, он должен был почувствовать напряженность ситуации. – В том, что сучок этот нам должен бабла. Его кореш дурь для него брал, а теперь дуба дал – а кто платить будет… В дальнейшем сценка начала разыгрываться по обычному сценарию – изображающие отморозков Винсент и Утка то быковали, то отступали. Горячились, изображали гнев, спрашивали, готовы ли Дэнни и Майк поручиться за "должника". Последний в какой-то момент задал пленнику ключевой вопрос – нужна ли ему их помощь, на что тот ответил в самом положительном ключе. Наконец, когда прошло достаточно времени для убедительности всей этой увертюры, оба соучастника ретировались, оставив Роджерса на попечение своих вышестоящих коллег.
Тогда Майк наконец развязал веревку и содрал с головы продюсера  мешок. Тот повалился на землю, обессиленный. Вид у него был не для слабонервных – поллица закрывал cине-багровый кровоподтек, на лбу здоровенная шишка. Андербосс поцокал языком и покачал головой. Затем заметил, c ласковым упреком. – Видите как нехорошо вышло, мистер Роджерс? Вы связались с неграми-наркоторговцами, по их наущению так неправильно себя вели с нами. А теперь из-за них сами попали в неприятности и вам понадобилась наша помощь. Изначально Ринальди хотел пойти по пути жесткого наезда  - мол, мы тебя выручили и ты теперь работаешь на нас. Но теперь он изменил стратегию – глядя на сломленного, с дико выпученными глазами, человека, итальянец решил изобразить скорее великодушного защитника. Опытный манипулятор, он нередко нутром чуял – какой прием лучше кого проймет в психологическом смысле. – Эти… эти люди белые были… -  бессильно пролепетал  Роджерс. Поднявшись на колени, он по-собачьи встряхнулся и прислонился спиной к дереву. Затем начал разминать побелевшие как у мертвеца руки. Как видно, они слишком долго пробыли в связанном состоянии. – Белые, но работали с черными. И продавали вашему другу Гризи. -  ответил Ринальди. Тут во взгляде Патрика появился некий намек на осмысленность. – Но я всегда платил Гризи! Вы ж знаете, я человек обеспеченный и… Майк пренебрежительно махнул пятерней.  – Значит, он вас наебывал, только и всего. Брал ваше бабло, а долги по наркоте на вас вешал. И теперь как-то надо решать – так просто они от вас не отстанут. Вы еще живы только потому, что с нами пересекались.  Старый хиппарь помотал башкой, затем, цепляясь за ствол дерева, встал. Провел рукой по лицу, тщательно стараясь удержать трясущуюся челюсть рукой. Ринальди не понял, осознал ли коммерсант до конца смысл сказанных им слов. Ибо его следующая фраза относилось совсем к иному. – Дорис… Блять… Где она? Ее тут нет… Я так и знал… После этих слов он разразилась рыданиями – неприятными, напоминающими скорее завывания гиены. По крайней мере, Майкл их именно так себе представлял. Внутри у него  кольнуло – начинается – но внешне он изобразил неведение.  Схватив мужчину за плечи, мафиози его резко встряхнул. – Придите в себя, что за херню вы мелете? Какая еще Дорис? Сейчас о вас речь идет? Слушайте, решайте. Мы можем просто уехать и оставить вас тут. У вас есть своя крыша? Вот ей и звоните. А нам вам зачем помогать, после того как вы так поступили в случае с Бартом? Мы вообще не вкуриваем, нахуя нам тут с этими гондонами за вас рамситься? На секунду Роджерс сумел совладать с собой и прекратил раскачиваться как сомнамбула и плакать. Он облизнул пересохшие расквашенные губы и сказал. – Я… верну Барта на канал, будем вместе работать. И вообще… что хотите. Только помогите мне от этих зверей вырваться, И девушку мою спасите… Было странно смотреть, как циничную физиономию продюсера искажают гримасы истинной печали. Было видно, что он не привык к таким чувствам – и потому напоминал расстроенного паяца, и его лицо казалось куда более безобразным, чем в обычном состоянии. – Дорис… Я с ней хуево обращался, а она… хорошая была. Просила меня завязать, а я к ней обычно ужаленный уже приезжал всегда… А теперь через эту дурь… Я слышал как она кричала, у нее голос только во время приступов такой становился… Тут бормотание Патрика стало уже совсем бессвязным, он схватился за взлохмаченную голову и опять закачался на носках. У Ринальди на душе было довольно противно – но подавать виду было нельзя. – Они схватили вашу девушку? И вы думаете, что она умерла? Глаза Роджерса тут загорелись фанатичным блеском, он вцепился Майклу в рукав. Наклонился к нему и лихорадочно затараторил. – Я хотел бы думать, что нет, но… я слышал, как она кричит… Если жива, помогите освободить, а? Если нет… я хочу, чтобы эти мрази подохли!  Я заплачу, cделаю что угодно… Тут Майк оттолкнул в сторону продюсера, сначала с трудом расцепив его хватку -  говорят, что отчаяние иногда придает людям необычную силу.  Он сухо заметил. – Вы принимаете нас за кого-то другого. Скорее всего, они просто вашу девушку куда отвезли временно. Тогда мы могли бы договориться. Зачем им ее убивать?  Патрик же тут вновь затоптался на месте – и затем вцепился себе в волосы. – Я… ведь даже не могу к копам пойти,, из-за этой ситуации с дурью, ведь так?  Мне на тюрьму нельзя...  А я одного запомнил – примету, то есть, у него один палец весь в татуировках, мелкие скорпионы.  Он когда меня за горло cхватил, я заметил сразу – зрительная память… Здесь Ринальди бросил на Дэнни красноречивый взгляд. Ситуация вырисовывалась такая, как он предполагал. Их клиент  запомнил примету Утки (видимо его, у Грабли тату не наблюдалось) – а, возможно, еще какие-то, о которых вспомнит позже. Если его сейчас не убрать – то, скорее всего, позже начнет копать, чтобы отомстить за свою бабу. И дальше раскроется ларец Пандоры, из которого могут вырваться монстры. Монстры, которые пожрут всю Семью Торелли.  А если убить продюсера… ставить под удар себя с Дэниелем, засветившихся на встрече с ним. Лишить клан дохода и сделать всю эту операцию, cпланированную Майком, провальной. Чтобы сохранить жизни каким-то кретинам, дружкам Росси? Да, конечно. - Полиция тут не помощник – они вас живо засадят. Еще и пособничество наркоторговле пришьют. – солидно дополнил  Майк. Затем поморщился и сказал. – Ладно, выясним насчет вашей подружки. Кстати, эти нам что-то гнали, что вы на кого из Нью-Йорка ссылались? Тут продюсер замахал руками. – Да это я с испугу… Понимаете, мои коллеги из "Кугуар Рекордс"… Они как узнали про ту ситуевину, с вами встретиться захотели… Сказали – привезут кого-то из Нью-Йорка, итальянца, что ли… Я не при делах… Помогите с Дорис, и мы все решим с Бартом… Майк на мгновение задумался  - неужели те евреи, что покровительствовали Патрику, знают кого-то из мафии? Кто это может быть? Впрочем – сейчас он об этом думать не мог просто физически. Как и о том – что стребовать с Патрика помимо контракта. Слишком много его мозговых извилин сейчас всячески пытались придумать, как разрулить ситуацию с мертвой любовницей предпринимателя. – Ладно. Пойдемте с нами. – схватив Патрика за локоть, Ринальди потащил его в ту сторону, где была припаркована тачка Дэнни. Тот с трудом перебирал ногами, спотыкался, его приходилось время от времени придерживать. Скорее это было следствием нервного срыва, чем реальных физических мучений. Ох уж эти творческие личности. – Посидите тут, мы сходим удостоверимся, что те типы не засели в засаде, мне не понравилось, как они резво съебали. А потом отвезем вас в город. – сказал гангстер, запихивая Роджерса в "кэдди". Звучало как-то глупо и по-театральному – но на большее у Майка фантазии сейчас не хватало. Да и для шокированного Патрика этого было достаточно – вообще, несмотря на свою явно бурную жизнь и стремноватое окружение, торговец музыкой в такую "крутую" ситуацию попал, очевидно, в первый раз. – Закрой его тут. – пробурчал Ринальди, когда дверь машины захлопнулась. Еще не хватало, чтобы бизнесмен с перепугу сбежал – и они бы этом еще его розыскивали в ночи. И без того проблем хватит. – Держи. – Майкл сунул один из двух стволов Дэниелю. Не сильно тут много смысла, могло, в принципе, привести к недолжным последствиям, связав с трупами угольков. Однако было лучше, на всякий случай, все тут запутать, чем опять пользовать пушку Росси. Вдруг тот и до этого из нее где-то стрелял? А тут – совсем левые и не связанные с мафией "плетки".  – Понимаешь теперь, что это надо сделать? -  Ринальди жестко посмотрел на капо запада. Много времени на обсуждение у них, впрочем, не было  - они вышли к другой стороне дороги, где, около своего красного "форда", уже покуривали Граппи и Утка. Первый, при виде шефов,  заулыбался и замахал большим термосом, который держал в руках. – Дэнни, как прошло все? Где хуесос этот? У меня тут кофеек, крепкий, как ты любишь. Будто такую вину эспрессо можно загладить.  – Тачка угнанная? – спросил Майк, Тут решился ответить Джорджи. – Да, мы в городе ее отработали, никто не заметил. Андербоссу эта новость понравилось – по крайней мере, ее никто прямо не свяжет с Уткой и Винсентом.  – Ну давай кофе, что ли. –  сказал он. Грабля выудил из тачки пластиковый стаканчик и начал наливать туда горячий коричневый напиток. Джорджи же продолжал дымить – это был накаченный парень, с большим мясистым лицом. Из тех, что делают из своей физической силы настоящий культ. Он явно не хотел показать беспокойства  - а, может, его и не ощущал, в силу недалекости.  – Девку мы прикопали, все в лучшем виде… - продолжал болтать Граппа. Он поставил один полный стаканчик на крышу "форда" и начал наполнять второй. В этот момент Ринальди, яростно, вложив это движение всю энергию, кивнул Дэнни – мол, пора.

+1

19

Нет, как я все видел -  Майк сильно драматизировал, не по поводу возникшей ситуации в целом, то в отношении парней. Если у того же Утки, в самом деле, извилин в башке было не слишком много, то Винни как раз дураком не был, по крайней мере, совсем уж безнадежным.  План у Граппи точно имелся, пусть и не шибко удачный, но и по наитию он точно не действовал. Вспомнить хотя бы его слова о том, что Роджерс в последнее время предпочитал не расставаться со своими здоровяками-бодигардами, тогда получается, что у них с Джорджи никаких других вариантов, кроме как «навестить» ублюдка возле дома его больной телки, и вовсе не было.  А все, что произошло после… действительно, не более чем роковая случайность. Я искреннее полагал, что необходимости в таких… радикальных мерах не было. Но и продолжать спор с андербоссом не стал, понятно из каких соображений. Во-первых, Ринальди уже принял решение и четко дал мне понять, что отменять его не собирается. Во-вторых, я, может, и ценил Граблю и все, что он делал для меня, но уж точно не больше, чем свою собственную шкуру и жизнь. Неизвестно до чего еще мог додуматься Майки-бой, если бы я продолжил стоять на своем. Так или иначе – я буду вынужден подчиниться, нравиться мне это или нет.
Всю дорогу до леса, в котором Грабля с Уткой держали Патрика Роджерса, я хранил напряженное молчание. И курил, не открывая окон: засмолил весь салон настолько, что от едкого дыма начинало щипать глаза. Ничего не отвечал и на наставления Ринальди, больше похожие на завуалированную угрозу.  Плевать, что он там на самом деле имел в виду. Я был полностью уверен в себе и своих возможностях, в своем положении, которое, без пизды, заслужил. Но я не был идиотом и без Майка все понимал: еще парочка подобных ошибок с моей стороны и я рисковал уже полностью  исчерпать лимит доверия, оказанного мне моим родственником и его подручным; в таком случае, я могу  хоть наизнанку вывернуться – итог все равно не измениться. Размышляя об этом, я начинал заводиться только сильнее. Ведь определенные выводы, опасные заключения тут напрашивались сами собой. Но я постарался как можно скорее  отделаться от этих мыслей. Тут  мы с Майком как раз дошли до нужной поляны, и все мое внимание сосредоточилось на происходящем. Какое-то время мы с Ринальди перекидывались с псевдо-похитителями колкими фразами, пытаясь создать видимость острых переговоров. Вынужден был признать, что Грабля с Уткой со своими ролями справились на отлично, выглядели очень даже убедительно.  А уже после того, как они оба съебались, оставив Роджерса на нас с Майком, и последний стянул, наконец, с лица музыкального воротилы мешок, я убедился еще и в том, что хорошенько поработали парни не только над своим актерским мастерством. Довольная, садистская ухмылка непроизвольно расплылась на моем лице, когда я окинул беглым взглядом скрюченную фигуру пленника: лицо стоящего на коленях толстяка было разбито до состояния бифштекса, левый глаз заплыл,  из рассеченной брови сочилась кровь. Глядя на все это я только и ждал, когда испуганный предприниматель снова впадет в краткосрочную кому. Но обморока не последовало. Более того, Роджерс даже нашел в себе силы подняться с земли, а уже затем, словно ожидая какого-то подвоха, и оглядеться отсутствующим взглядом по сторонам, вращая едва выглядывающими из под распухших щек слегка косыми водянистыми глазками. А уже через минуту, поминая вслух какую-то Дорис (хотя я сразу понял о ком он вел речь) зашелся в громких рыданиях. Какое-то время я ошарашено пялился на продюсера, явно не ожидая от того ничего подобного. Но потом вдруг нахмурился, брезгливо дернув губами, и вовсе отвернулся,  - Да? Ну и че ты ее не послушал тогда, долбоеб? Глядишь, и не было бы вообще всей этой ситуации. Не пришлось бы нам, деловым людям, мотаться хер пойми куда, чтобы жопу твою спасти,  – Пока Майки избирал тактику участливого покровителя, этакого хорошего полицейского, я принял роль – плохого. Мне для этого и стараться то особенно не пришлось: мое отношение к этому обрезанному понторезу нисколько не изменилось с тех пор, как он, еще тогда, в Лос-Анджелесе, уверенно послал нас с Майком нахуй, скорее даже – только усугубилось, после всей этой ситуации.  Никакой жалости, понятное дело, у меня этот хмырь не вызывал, ровно как и его дохлая девка, признаться честно. Вроде как  – она сама и виновата, нехер было совать свой нос туда, куда не следовало. Что же касается Патрика… глядя сейчас на этого жалкого хныкающего и побитого толстяка, сложно было представить, что этот человек на самом деле имел определенный вес в музыкальной индустрии, что, какое-то время назад, даже высокомерно лавировал чужими судьбами. Почему-то мне, слушая его скуления, еще сильнее захотелось проломить ему башку, заставить поскорее заткнуться. Но вместо этого спросил, придав своему тону удивленное выражение, - Каких еще приступов? С ней что-то… не так было? Роджерс отчаянно закивал, - У нее с детства это, заболевание такое. Вроде посттравматической эпилепсии , Дорис так это называла. А все из-за этого мудака, ее отчима. Он ее бил раньше, сильно вроде. Вот у нее и началось все это… Господи, да и разве это сейчас важно? Если она… если она… я никогда себе… - Тут Патрик снова схватился за голову, принялся бормотать что-то нечленораздельное, скорее самому себе. Отчего-то после этого и мне вдруг стало как-то не по себе.  Чтобы отвлечься, я решил подкурить сигарету, но потом вспомнил, что свою зажигалку оставил в Кадиллаке. А спрашивать у Ринальди (и уж тем более – У Роджерса) не стал – в этот момент избиенный продюсер как раз вспомнил отличительную примету Утки, долбанную татуировку на пальце. Спрятав пачку обратно в карман, поймал многозначительный взгляд андербосса и выругался про себя. Этого нам еще не хватало! Но я  забыл и об этом, когда Патрик помянул какого-то итальянца из Нью-Йорка, которого, якобы, собирались прислать к нам на встречу его друзья из Вашингтона. Тут уже я посмотрел на Ринальди с выражением, и тоже нахмурился. Что это за парень такой? Наш друг? Если все так – я ничего об этом не знал.
Когда мы оказались возле моей тачки, прежде, чем Майк успел запихать Роджерса в салон, я его притормозил. Быстро сбегал до багажника, вытащил оттуда большой полиэтиленовый мешок и расстелил на сидении. Самому продюсеру, кажется, было плевать на мои действия (он вообще выглядел так, как будто сейчас находился не здесь, совсем потерянным), но я пояснил вполголоса для Ринальди, - Я чехлы недавно только менял, ты ж знаешь.  Не хватало ещё , чтобы он здесь все кровищей, или еще чем, не дай Бог,  загадил. Потом щелкнул кнопку блокировки на смарт-ключе, не глядя, вернул его в карман джинс, и только после этого проследовал за высокопоставленным коллегой в сторону засевших неподалеку соучастников. Все это время я старался не думать о том, что мне придется выпустить пулю в затылок Грабли. Может даже и надеялся, что Майки передумает, но ровно до того момент, как Роджерс описал татуировку Утки. Приняв один из стволов, повертел его в руках, как будто взвешивая, но на слова андербосса про необходимость только коротко кивнул. А, может, он и действительно был прав, но вряд ли - в отношении Винни. Я-то в своем приятеле был как раз уверен, не пошел бы он ни к каким копам даже после того, как прикончил бы этого еблана Джорджи… Хотя, если вспомнить историю с Розарио – о какой уверенности вообще могла идти речь? 
- Нормально прошло, порешали все за вас, дебилов. Но, имей в виду, Винни,   - Посмотрел на Граблю строго, когда мы с Майком, наконец, добрели до стоянки молодых гангстеров, потом и на Утку, внушительно потряс распальцованной пятерней, - И ты тоже, кстати. Это в последний раз было, сapisci? Еще один такой проеб.... - Говорил скорее для виду, чтобы не вызвать никаких подозрений у парней. Этот последний раз ведь и в самом деле был их последним. Во всех отношениях, - Нахуй, не хочу,- Затем мрачно отозвался на предложение Винни хлебнуть кофейку и помотал головой, - Покрепче ничего нет? Поинтересовался так же сухо, но с определенной надеждой.
- Как же нету, всегда с собой! - Ответил Джорджи-Утка, коренастый сутулый увалень с заячьей губой и поспешно вытащил из нагрудного кармана, сильно широкой ему в плечах, кожаной куртки пузатую флягу. И протянул мне, - Будешь, босс? – Спросил и у Майка, каким-то слишком уж приторным голосом, совершенно не вяжущимся с его устрашающим внешним видом.  Встречаться до этого с гангстерами, достигшими самых вершин иерархической лестницы, мордовороту не приходилось. Жадно выхлебав почти половину содержимого фляги (кажется, это был виски, но я сейчас и вовсе не почувствовал никакого вкуса), я собирался передать ее Майку, но тут же остановился. Ринальди дал сигнал. И я не медлил. Быстро вытащив спрятанный за ремнем пистолет, направил его в затылок своего бывшего приятеля, хладнокровно нажал на курок. Прогремел выстрел, плотный, всегда добродушный на вид паренек, расплескав горячее кофе себе на свитер, замертво рухнул на землю... Ничего личного, приятель! Через секунду, - а может и меньше, - я услышал, как будто сквозь какую-то пелену, яростный рык Утки, но его ругань прервал следующий выстрел.
Обойдя красный Форд с другой стороны, так же молча, прислонился к его поцарапанной двери, вставил сигарету в зубы, щелкнул зажигалкой, которую успел достать из бардачка пока мы запихивали Роджерса в мою тачку.  Сделал несколько глубоких тяг и со злостью отшвырнул недокуренную папиросу в сторону. Виски Утки мне встало поперек горла.
- Что с ними делать будем? Здесь  оставим? – Наконец поинтересовался у Ринальди совершенно безэмоционально.  Хотя у меня внутри все сворачивалось от горя и бешенства. Я не ожидал, что это будет так… не просто для меня, - С Фрэдди я поговорю, скажу как ты решил. Надо и его «прощупать» будет, может, тоже похоронить придется, вместе с этой историей… Или Ричи отправлю, он как раз собирался на днях в Диего смотаться. Там и с Ренато пересечется. В общем, об этом не волнуйся, я решу все. Без "Титаников" и луж обойдусь,  - Пошутил вроде, но как-то совсем не весело, - А насчет хуесоса этого, - Патрика, разумеется, имел в виду, - и девки его… Я думаю, пускай помучается в неведении чуток. С него не убудет, пидораса! А через пару дней намекнем ему, мол, что ее убийцы получили по заслугам. После всего этого… он нам конкретно теперь должен. Мне так особенно, - Кстати, он там втирал, что эти его друганы с пейсами, вроде как, знают кого из Нью-Йорка. Как думаешь, не пиздешь? Надо с ними встретится, Майки, - Добавил уже совсем уверенно.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-29 03:04:56)

+1

20

Пока Утка и Винни делали кофе, курили и пытались им с Дэнни лизнуть после своего недавнего косяка, Майк напряженно следил за ними. Когда в руке Утки появилась фляга с виски, он псевдоодобрительно хохотнул. - Да уж не откажусь, блять... Сам же отметил про себя, что Джорджи отошел от машины - это было кстати, а то мозгами весь капот заляпает.  Cделав шкиперу знак, Ринальди сам выхватил негритянскую волыну - и как раз в этот момент раздался оглушительный выстрел. Андербосс про себя выбранился  - чертовы макаки даже глушаки прилепить не догадались. Утка же, сраженный тем, что его приятель ничком падает на землю, разинул широкогубый рот. - Вы что нахуй дела... Но тут Майк нажал на курок, лесную тишину еще раз нарушил громкий хлопок - и верзила попятился, качаясь как пьяный. Его хайло так и осталось открытым, глаза помутнели - а на лбу теперь красовалась аккуратная черная дыра. Через секунду он грузно повалился на пыльную обочину. Джорджи-Утка был мертв - даже контрольный не было смысла делать. 
- Ага, щас, оставим.  Прикапывать придется. Не забыл, как это делается? - пробурчал преступный авторитет, и заглянул в багажник "форда". Хорошо, что Граппи был запасливым - здесь была не только лопата, но и мешок и даже какая-то ткань. Очевидно использовались при захоронении  той самой Дорис. - Помогай давай. Майк запихнул Граблю с его развороченным затылком в мешок, а затем  - при помощи Росси - в багажник, предварительно задрапировав его целлофаном и пакетами, всем, чем мог - чтобы не слишком извазюкал все кровищей. Затем принялся туда же заталкивать и Утку - тот был рослым и потому пришлось повозиться - Да, так и сделай.. А насчет итальянца... Хуй знает кто это - кто угодно может быть. От самого мелкого соучастника до босса одной из Семей. -  А может и пиздит. Я поспрошаю по своим каналам. Если кто там есть - я буду знать. Тому же Тони-Кулаку позвонит. - И cтрелку тогда забьем с жидами этими. Хотят привезти нью-йоркца - пусть привозят. Тут Ринальди слегка отдышался. Глянул на Дэнни. Хорошо, что тот согласился вальнуть своего кореша - это знак козаностровской дисциплины. У многих нутра на это уже не хватает.  - Иди к  тому додику, отвези его в город. Потом подтягивайся ко мне, я буду вот за той рощей.   – cказал Майк. Когда Дэнни удалился, Ринальди сел за баранку упакованного мертвецами "форда" и свернул вниз по дороге. Затем, осторожно маневрируя между деревьями, загнал машину в лес, настолько глубоко, насколько мог. Под колесами хрустели ветки, на лобовое стекло просыпались несколько сосновых шишек  - и со стуком скатились на бампер. Но итальянцу было все равно  - он не хотел оставлять тачку на дороге, где ее могли бы обнаружить, вместе со всем мрачным багажом. Наконец, когда дальше катить стало невозможно, Ринальди выбрался. Осторожно огляделся – не присел ли тут под кустом какой-нибудь любитель природы, посрать или еще что. Затем открыл багажник и вытащил оттуда упакованное в мешок тело Граппи и, кряхтя и матерясь, потащил его в гущу леса. Нашел нечто вроде опушки, с мягкой и рыхлой почвой. Бросил труп там и сгонял обратно к автомобилю, за лопатой. Вернулся и принялся за работу, начав энергично копать яму.
Было уже темно, а ночь для Калифорнии выдалась на удивление прохладная и ветреная. Потоки морозного воздуха то и дело неприятно дули Майклу в затылок. Над головой шумела листва дубов, где-то вдалеке заухала сова. Полог леса был таким густым, что даже не было видно неба. В чем-то это было даже приятно – Ринальди подумал, что звезды показались бы ему сейчас множеством шпионских глаз. – Блять, и за что мне такое наказание? -  громко сказал сам себе гангстер. Он в сущности не знал, что имел ввиду – дурость ли  Дэнни и его помощников, или такие ситуации вообще? В этом был элемент черного юмора, абсурда – он, состоятельный бизнесмен, заместитель главы могущественнейшей в штате италоамериканской преступной организации, владелец роскошного ночного клуба, теперь, с головы до ног в грязи, сам размахивал земледельческим орудием, вырывал могилу. Что ж – такова была логика жизни в Коза Ностра. -  Гребаный пиздец. – из уст Майка вырвалось еще одно бессмысленное, но зато наполненное искренним чувством высказывание. Он оперся на черенок и решил отдохнуть. Cильно пожалел, что не прихватил с собой сигары – хотя наверное и к лучшему, а то мог бы забыться и оставить окурок. Покосился на мешок – оттуда торчала голова покойного Грабли. Обычно дружелюбно улыбающаяся, она сейчас выглядело весьма неаппетитно – по подбородку, из открытого рта, бежала подсыхающая струйка слюны, глаза закатились. – Чего пялишься, хуйло?  - проворчал Майк, ткнув носком дорогой туфли мешковину. И вдруг неожиданно он ощутил какой-то озноб– крики ночной птицы, полное одиночество в лесу, присутствие рядом жмура вызвало у суеверного итальянца некоторую оторопь мистического характера. Он убил многих людей, без дрожи много раз подвергался опасностям – но сейчас атмосфера показалась ему какой-то потусторонней. Ринальди оттер ладонью лоб от выступившего пота – выкопать яму, достаточно большую, чтобы в нее поместилось тело взрослого человека, не так легко. Затем, продолжая работать лопатой, затянул  католический гимн "Ave verum corpus". В эти моменты он не сознавал, что это выглядит – вернее звучит – при этих обстоятельствах кощунственно и даже зловеще. - Ave verum corpus, natum de Maria Virgine, vere passum, immolatum in cruce pro homine… Совсем уж запыхавшись, Майкл осенил себя крестным знаком.  Прислонился к стволу, поглядел на покрытое глинистой землей полотно лопаты. Вся эта история была не из самых приятных – во-первых, сама  гибель женщины, а, во-вторых, то, что по итогу пришлось положить своих, что тоже может вызвать всякие нежелательные последствия. На минуту Ринальди, старавшийся поверить свои действия чтимым им кодексом улиц, задался вопросом – не получилось ли, что он предпочел левого гондона-продюсера пацанам из числа мобстеров? Но затем тут же ответил – нет.  Речь шла о глобальных интересах Семьи, о том, чтобы она не попала под бой из-за ошибок проштрафившихся неумех. Да,  боргата защищает тех, кто на нее работает – но при условии, что и те действуют в интересах боргаты, а не подставляют ее. Таков уж был их путь – во многом он состоял из смерти и хаоса, и, если когда-то Майк был только исполнителем, то постепенно сделался архитектором.
Когда появился Дэнни, Майк встретил его хмуро, но и с некоторым энтузиазмом.  – Я тут уже в конец заебался. Покопай пока, а я второго притащу. Передав Росси лопату, андербосс вернулся к "форду" и извлек оттуда другого жмурика. Очередная доза брани  - и трупак оказался около уже довольно вместительной канавы. Затем Ринальди расположился отдохнуть. При этом он следил за работой капо запада – пришла пора тому подзаняться физическим трудом. – Как там Роджерс?  - спросил преступный авторитет. Его интересовало психологическое настроение их клиента – не готов ли сорваться или еще что. Они многое поставили на кон, чтобы завершить это дело – и теперь его следовало довести до конца. Когда могила была готова, то Майкл помог Дэнни бросить туда Граппи. Когда же дело дошло до Утки, то Ринальди жестом руки остановил Дэниеля. – Погоди. Взяв у него лопату, он примерился – и резко опустил ее вниз, отсекая мертвецу тот самый татуированный палец, что заприметил глазастый Патрик. Прикопал его отдельно - на меньшей глубине. Затем пояснил цель этого отдающего фильмами ужасов поступка. – Несколько дней пообщайся с этим чепушилой, Роджерсом. Внушай, как нам обязан. Если будет настаивать на мести за свою бабу – возьмешь с него бабок, будто за посредничество. Если поймешь, что "намеков" не хватит -  отрыть палец придется и показать. Мол, кирдык убийцам. Но обеспечь, чтобы об этом никому не трепался. Тут мафиози хмыкнул. - Но если хочешь можешь c собой захватить конечность. В холодильнике заморозишь или еще где, а? Некоторое время поразмыслил, затем добавил.   – Из бабок дай сколько надо жене Грабли и… у этого есть жена? Ну, матери. Затем гангстеры опять принялись за работу, долгую и муторную. Погрузили тело Утки в яму, потом зарыли ее. Прочесали лужайку, избавляясь от слишком явных знаков своего присутствия. Затем выгнали "форд" на дорогу – и тут Ринальди опять вышел и открыл багажник. Как он и ожидал, на тканевом покрытии все же остались пятна крови. Тогда Майк соскреб инкриминирующие части ножом – он также имелся у предусмотрительного Грабли. – Пусть лучше на вандализм спишут. После чего Дэнни сел уже в свой "кэдди", а Майк опять-таки в "форд". Таким образом они катили какое-то время, пока не оказались на достаточном расстоянии от леса, где можно было оставить угнанную тачку. Тогда Ринальди опять пересел в машину Росси – и они быстро сорвались с места, опасаясь, что их могут застигнуть рядом с "фордом". Какое-то время, пока мчались по трассе, Майк напряженно смотрел на Дэниеля. Начиная еще с молодости, когда он зарабатывал репутацию "хладнокровного убийцы", Ринальди замочил очень многих – и теперь, когда он достиг такого положения и благосостояния, cвидетели его дел вызывали у него невольную тревогу. Любой мог разрушать его идиллию – и это не слишком радовало. И вот сегодня их прибавилось. Наконец Майк прервал молчание и продолжил инструктаж.  – Попаси его, понимаешь? Когда с этими евреями встречу наметишь - маякни. А пока выкини в ЛА меня, я обратно своим ходом поеду. Гангстер не знал, как развернутся события после этих приключений – и на какое-то время стоило залечь на дно. Но было еще одно обстоятельство – ему безумно хотелось посидеть в одиночку в баре и крепко выпить.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Beat the rap - or beat the rapper?