Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Beat the rap - or beat the rapper?


Beat the rap - or beat the rapper?

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

- Как же, забудешь, -  Ответил на замечание Ринальди безо всякого энтузиазма, совершенно ровно, затем нехотя оторвался от двери угнанной тачки, чтобы помочь андербоссу «упаковать» тела бывших приспешников. Почаще некоторых заниматься приходиться… Добавил про себя. Если подумать, после повышения, заниматься грязной работенкой мне приходилось даже чаще, за последний год мною лично было закопано по меньшей мере два тела, еще одно – утоплено в болоте, не считая, разумеется, сегодняшнего инцидента с нанятыми Гризи черномазыми, кормившими теперь рыб. Пускай из всех перечисленных жмуриков я был ответственен только за две смерти, но, в общей сложности, начиная с  ноября прошлого года, успел положить уже шестерых парней, включая теперь и моего хорошего приятеля, Граблю. Я вспомнил их всех: те два долбоеба (одного из них, кажется, звали Джеки), замутивших какую-то хитровыебанную схему с похищением малолеток и продажей злокачественных курительных смесей на наших улицах;  следующим шел Мускул, тот баклажан, похитивший Барта Хогвелла;  еще какой-то малолетний клоун, которого не сумела добить Ливия; неповоротливый водила, преследующего нас сегодня с Майком, пикапа. А сколько их было до? Закончив свои страшные подсчеты, я вдруг ощутил острое желание сходить в церковь (я там последний раз был, кажется, на крестинах младшего сына Альтиери, хотя и искренне считал себя порядочным католиком, пускай и не слишком набожным), но вряд  ли мне это могло хоть чем-то помочь. И сейчас, и уж тем более,  после смерти. Если это «после» вообще бывает. Тут я поглядел на своего мертвого приятеля  – он-то теперь знает наверняка. Громко выругавшись, я принялся яростно запихивать торчавшую из мешка простреленную башку Винни поглубже, так, чтобы мне больше не пришлось лицезреть это дурацкое выражение, застывшее на его лице.
Чуть позже, направляясь в сторону оставленного в глуши Кадиллака, я продолжал размышлять об этом. В чем Майки был прав: я скоро стану отцом и должен думать о своем ребенке, его будущем. Вряд ли оно останется таким же светлым, если его отец загремит за решетку или сразу на электрический стул. Поэтому мне определенно пора было заканчивать с этим дерьмом, прервать, наконец, эту цепочку из трупов (их и в самом деле было уж слишком много) и уйти в тень. У меня хватало людей в подчинении для выполнения грязной и опасной работенки, а в будущем - и для того, чтобы совсем отгородиться от улиц.  Мне давно уже следовало так поступить, решать все вопросы через Ричи с Джино, доверенных людей, как в свое время поступал Сальваторе. Другое дело, что ему это не слишком-то помогло в итоге, но, тем не менее, довольно долго позволяло держаться на плаву.
- А где… , - Как только я забрался в тачку, Роджерс тут же открыл рот, видимо, собираясь спросить о Майке, одновременно испуганно огляделся по сторонам. Может подумал, что я собираюсь его пристрелить? По правде говоря – сделал бы это со всем, блять, старанием и огромным удовольствием, плевать, что с того момента, как я пообещал себе приостановить череду убийств, прошло от силы минуты три. Этот пидорас заслужил, уж точно, - и наверняка, - побольше того же Грабли. Неудивительно, но после того, как мне пришлось завалить своего приятеля, к тому же, приносящего мне (и Ренато, к слову) неплохие бабки, из-за погибшей девушки Роджерса, у меня теперь начинало закипать дерьмо при одном только взгляде на этого хитрожопого мудака. Он ахуенно мне задолжал. И я не собирался ждать подходящего момента, чтобы забрать свое. О чем и напомнил трясущемуся (то ли от волнения, то ли от страха) продюсеру, - Знаете, мистер Роджерс, - звучало это обращение скорее насмешливо, однако презрительные нотки все же проскользнули в моем голосе,  - Нет,  раз уж мы теперь друзья, обойдемся без этих формальностей, так? Так вот, Патрик, я хочу чтобы ты понимал. Эти парни, которые тебя здесь держали, настоящие скоты. Неизвестно, что они сделали, если бы мы за тебя не поручились!
- Конечно, конечно я понимаю! - Тут же забормотал Роджерс, - И вам очень благодарен.
- Я еще не закончил. Суть в том, что если они тебе и отпустили, это не значит, что долг обнулился. Это не так, - добавил внушительно, - Заплатить придется в любом случае. Речь, как я понимаю, идет о серьезной сумме. Ты сам-то не в курсе, сколько Гризи был им должен?
- Нет, я ничего не знаю. Он ни о чем таком со мной не договаривался. Я начинаю думать, что ваш друг был прав – Честер меня просто наебывал! Я его из такого дерьма вытащил и вот чем он мне решил отплатить, падла черножопая!? – Как будто бы позабыв обо всех своих сегодняшних несчастьях, с чувством выпалил продюсер. Зашуршав полиэтиленом, в сердцах подпрыгнул на месте и… тут же заскулил, схватившись за грудь. Видать, Грабля с Уткой и ребра ему успели пересчитать.
- Забудь об этом. Главное теперь – как можно скорее передать им бабло. Эта твоя девушка… - Взглянув в зеркало заднего вида, я заметил, как мгновенно помрачнело лицо продюсера при упоминании Дорис, - она может быть у них. Наверняка ее схватили для того,  что бы тебя потом шантажировать. Но, если будем медлить, эти звери могут ее убить, - Выдержал театральную паузу, прежде чем продолжить, - Разумеется, тебе не придется больше встречаться с этими людьми лично. Деньги передашь через нас.
- А что с Дорис? Если я  заплачу, они ее отпустят? Пожалуйста, вы ведь поможете мне ее вернуть? У меня есть деньги, сколько угодно…
- Блять, речь идет не о бабках, Патрик, - Но, конечно, о них, - После того, как ты повел себя с нами, мы вообще тебе ахуенное одолжение сделали, просто приехав сюда. Сечешь? По-моему – нет. Нам нужны гарантии, ясно? Не хочу даже думать о том, что может произойти, если ты снова решишь нас кинуть… Я читал газеты, тебе сейчас нужен новый человек на место ведущего в «Голос бита», так? Поставь Барта на это место. Для начала.
- Я верну мальца на канал и все что угодно, но… Поймите, надо мной стоят и другие люди. Люди заинтересованные, они поставили на Изи, я ничего не…
- Организуй нам встречу с этими людьми. Речь идет об этих твоих партнерах из «Кугуар Рекордс», так? – Роджерс закивал, - Я думаю, мы сумеем прийти к какому-то общему решению. И вот еще, кстати. Как личный менеджер МС Вессона, я хочу пересмотреть его контракт. Придется вашему каналу пойти на некоторые уступки, - Я буквально кожей почувствовал, как перекосило в этот момент, и без того уродливое, еще и сильно избитое, лицо музыкального деятеля – ведь что-то такое он как раз и говорил на той нашей встрече в «Провиденс», пока мнил из себя нереально крутого парня и гнул пальцы. Теперь он находился в намного худшем  положении, - Но, я уверен, ты готов на это, так? Патрик снова покачал головой, но уже не так активно.
Все время, что мы ехали до города, Роджерс продолжал бормотать что-то себе под нос вполголоса, чем раздражал меня только сильнее. А у меня, между тем, успела разболеться голова. Может быть от усталости, а может потому, что я пытался лихорадочно думать сразу о нескольких вещах одновременно.
Патрика высадил за пару кварталов от его собственного дома, еще несколько раз, -на всякий, блять, случай, - предупредил его не трепаться о случившемся, посоветовал не высовываться до тех пор, пока мы с Майком, якобы, не разрулим ситуацию с его кpeдиторами и быть на связи. Пока воротила, прихрамывая, не скрылся за углом высотки, я тупо смолил. Подумал, что было бы неплохо заехать куда-нибудь за жратвой, но потом вспомнил, что Ринальди уже хер его знает сколько ждет меня в том блядском лесочке. Однако прежде, чем  успел завести мотор, - одновременно матерясь, -  я заметил телефонную будку на другом конце улицы. Нужно было решить еще один, не менее сейчас важный (для меня, по крайней мере) вопрос. До таксофона я решил пройтись пешком.
- Это я, - Только и сообщил, дождавшись, когда ДиНаполи поднимет трубку.  Гангстер сразу узнал звонившего, принялся что-то болтать, но я  не слушал, - Где ты сейчас? – Спросил, чтобы примерно прикинуть, сколько Ричи понадобиться времени добраться до ближайшего автомата, -  Записывай номер и перезвони мне с улицы. Десять минут. Впрочем, звонок раздался только через пятнадцать.
- Че так долго? Ладно, забей. Слушай меня внимательно, ты слушаешь? Езжай в Диего. Да, блять, прямо сейчас. Мне нужно, чтобы ты навестил Фуентеса, - Речь шла о лидере банды головорезов, орудующих на улицах Сан-Диего и состоявшей преимущественно из освирепевших пуэрториканцев. Они были, пожалуй, самыми крупными (пусть и не единственными) поставщиками героина и первитина в городе. Как раз через Винни (с моей отмашки) они получили выход еще и на кокаиновый рынок, а так же -  доступ, в том числе, и к состоятельной клиентуре среди знакомых нам белых воротничков и даже всяческих сливок общества за немаленький посреднический процент, разумеется.  Не говоря уже о полезных контактах: у этих даго имелись подвязки не только среди тамошних латиноских группировок, -коих, к слову, в преступной столице Калифорнии было ну просто до жопы, - но, по слухам, и с нью-йоркскими Лэтин Кингс.  Мне меньше всего было нужно, чтобы Фуентес, потеряв связь с Граблей, задумал бы теперь решать вопросы напрямую через Ренато, - И Шороховича тоже. Скажешь, что от меня. Скажешь, что теперь все дела будут решаться через тебя и только через тебя, не через Винни. Делай как я сказал, потом нахер все объясню! И вот еще что -  Витте теперь твой клиент. Но он торчал Грабле десятку, забери ее и передай Терезе, - Здесь тормознул, пораскинул мозгами еще чуток, - Нет, нахуй ее. Придержи пока у себя, я пригоню на днях туда, обсудим все. И плетку с собой захвати, может понадобиться вмешательство, - Не известно, как поведет себя Фрэдди когда услышит о кончине своих товарищей, пускай, по легенде, и погибших от рук каких-то баклажанов, а не нашими с Майком стараниями. После сегодняшних событий, я уже ни в чем не был уверен.
Когда я подкатил к тому месту, где, по словам андербосса, он должен был меня ждать, я не заметил ни самой тачки, ни каких-то других следов присутствия здесь Ринальди. Вся эта сучья местность мне была не знакома, а окружающие меня пейзажи казались совсем уж неприглядными и мрачными, к тому же – совершенно, блять, одинаковыми. Пришлось поколесить еще минут с сорок, прежде чем заприметить, спрятанный среди раскидистых деревьев и пожухлых кустарников, яркий Форд. Совсем недалеко от этого места обнаружился и сам Майки-бой, хмурый и грязный. И, естественно, как только я замаячил на горизонте, заместитель босса тут же решил перекинуть на меня обязанности могильщика.  Безо всякого удовольствия взяв в руки лопату, я поглядел на  работу мафиози – яма была уже довольно глубокой, видно, Майки времени даром не терял. Что было хорошо, конечно. Я бы меньше  удивился, например, если Ринальди все это время покуривал сигары и нихуя не делал, а в итоге поручил бы всю неприглядную для человека его статуса работенку мне одному.
- А че ему будет то бля? -  Проворчал, одновременно вгоняя металлический штык лопаты поглубже в землю, - Вроде успокоился. Я доступно ситуацию обрисовал. Будем надеяться, что этот бесстыжий говнюк все понял. Если нет…Майки, проще его будет завалить, чем опять языками чесать.
Закончив с могилой и погружением в нее двух, обернутых целлофаном, телепней (один из которых еще и лишился пальца), по итогу, я оказался немногим чище самого Ринальди. Шмотки, впрочем, так и так придется выкинуть, а может и сразу сжечь. Пришел к этому выводу, когда заметил сразу несколько, казалось, почти незаметных пятнышек крови на своей рубашке – чьей именно, я и не знал. Пока слушал наставления Майка, с нескрываемым отвращением таращился в то место, где андербосс только что прикопал палец Утки, - Нет уж нахуй, спасибо, я сувениров не собираю. И было бы неплохо, если бы и Патрик такой херней не занимался. Палец тащить, серьезно? Обойдется, блять. Не в том он положении, этот Роджерс, чтобы условия нам ставить. Но я все равно покивал. Честно говоря, обсуждать что-либо вообще мне не больно-то хотелось. Хотелось – принять душ, пожрать, выпить. Еще, может, хорошенько выспаться. Это был очень  долгий день. Но слушая указания Ринальди, я понял -  мне не слишком-то это удастся, видимо. А ближайшие два-три дня, вероятно, и до дома не доберусь. Головняков было много: надо сгонять с Сан-Диего, порешать там, вернуться в Лос-Анджелес опять – побазарить обо всем с Патриком, выйти на этих его покровителей, договориться о встрече. Тут меня взяло настоящее бешенство. Мне и без того Мартина постоянно яйца препарировала тем, что я вечно оставляю ее беременную(!) одну и вообще появляюсь дома от силы раза три в неделю. И вот опять. Итальянка-то наверняка считала, что я здесь развлекаюсь, да? Знала бы она, чем мне на самом деле приходилось заниматься…

Через два дня, припарковав Кэдди на стоянке LAX*, я ожидал Майка Ринальди, то и дело поглядывая на часы.  Андербосс должен был прилететь еще с час назад, и теперь мы уже опаздывали на запланированную встречу.  Параллельно разговаривал с Мартиной.
-  Я знаю, что обещал, детка. Так сложились обстоятельства, у меня много дел. Слушай, если тебе скучно позвони Келли своей, блять, или еще кому. Прошвырнитесь по магазинам, ты же знаешь где бабки лежат.  Завтра утром буду. Точно. Если что-то измениться, я позвоню, - В этот момент я как раз заметил фигуру влиятельного сакраментянского мобстера, трижды посигналил – машин на парковке сегодня было пиздец как много, что нормально для воскресенья, - Ладно, мне пора. Вечером еще звякну может, - Прохрипел в трубку и сразу же сбросил вызов. Когда Майк оказался внутри Кэдди, я поприветствовал его крепким рукопожатием, - Как долетел? Я здесь уже хер  знает сколько торчу. Рейс задержали? Отметил, что выглядел андербосс сегодня куда лучше меня самого. Пускай побрился и приоделся в новенький темно-синий костюм от Валентино (которой и прикупил только сегодня утром) по такому случаю. Но я смертельно устал,  не столько даже физически,  последние два же два дня и вовсе сидел на строгой диете из кокаина и виски, что так же не придавало моему лицу здорового цвета и выражения. Но сегодня, впрочем, был абсолютно трезв. Ведь Ринальди прибыл в Лос-Анджелес не развлечения ради – Патрик Роджерс, наконец, организовал нам стрелку со своими партнерами из «Кугуар Рекордс». Поэтому и следовало пока что сохранить  голову чистой, -  Патрик звонил минут двадцать назад, ждут уже нас. Встречаемся в клубце одном. «Плэйхауз», вроде, называется. Там по ночам только движуха есть, так что будем только мы. Хозяин заведения какой-то близкий друг Роджерса. Он там все организовал, сказал. Бухло, девочки, если надо, все дела короче. Хочет, типо, чтобы нормально все прошло. По нью-йоркеру их, кстати, выяснил чего? Этот обдолбыш ничего не знает о нем, но, вроде как, сказал мне, что он будет тоже.  К слову, за эти два дня, Патрик уже успел немного оклематься. Когда я ему сообщил, что его Дорис больше не вернется, он уже не рыдал – видимо, был готов это услышать. Но долго орал, что теперь хочет закопать ублюдков, убивших его девушку, и готов был заплатить, сколько потребуется. Потребовалось много, естественно. Но Роджерса это не волновало. Палец Утки откапывать все же пришлось (что мне совсем не понравилось), но я тогда напиздил успешному продюсеру, что за доказательство придется накинуть сверху. Мол, те люди, которые это сделают, не хотят проблем и все такое. Патрик поверил. Он, на поверку, оказался не таким уж умником, каким себя мнил. Но это нам с Майком было как раз на руку. А вот что касается его приятелей из Вашингтона…

* Los Angeles International Airport (Международный аэропорт Лос-Анджелес)

Отредактировано Daniel Rossi (2016-10-31 00:00:14)

+1

22

За следующую пару дней Майк успел в определенной степени у разобраться с текущими делами. Он доложил о произошедшем в Лос-Анджелесе Фрэнку, изрядно охуевшему от того, сколько трупов породило вхождение Семьи Торелли в мир коммерческой реп-музыки. На некоторое время затихарился, желая увидеть, не будет ли каких-то опасных последствий. На всякий случай он даже достал свой сокровенный чемоданчик для побегов  - с крупной суммой денег и различными паспортами и удостоверениями личности на другие имена. Однако  пока все было спокойно – и Майк несколько расслабился. По поводу избиения Изи-Куки открыли расследование  -  и даже появились свидетели, видевшие, как около его офиса и дома вертелись какие-то чернокожие недоумки в ярких банданах. Но это даже пошло на пользу – несмотря на глупые заявления Барта, и полиция, и пресса сочла нападение делом рук гуталинов-наркоторговцев все из той же самой "творческой тусовки". И копать вроде как начали именно в этом направлении – тем лучше.  Гризи-Эйта объявили пропавшим без вести - но теорий никаких не было. Дорис начали розыскивать  - с подачи соседки, увидевшей, что дверь в квартиру любовницы продюсера несколько дней открыта настежь. Однако никаких реальных успехов пока тут легавые не достигли. Что до двух отморозков, отправленных Майклом и Дэнни на дно озеро – то здесь вообще было глухо. Очевидно эти наркоманы вели настолько бродячий и  асоциальный образ жизни, что даже особо некому было забить тревогу. Впрочем, стоило подождать  - рано или поздно, их исчезновение все равно будет замечено. Таков закон жизни – всегда есть кто-то, кому не похуй, будь ты даже последняя падла.
А пока Ринальди вновь отправился в Город Ангелов,  где им с Росси предстояла встреча с еврейскими покровителями Патрика Роджерса. В этот раз он полетел самолетом – и после долгой тряски на "кэдди" кресло бизнес-класса показалось андербоссу истинным раем. Он небольшими глотками (напиваться перед встречей не хотел) потягивал куантро, листал глянцевые журналы и жевал арахис и соленый миндаль. Наконец он спустился с трапа и быстро нашел на стоянке аэропорта тачку Дэнни. Сел внутрь – и затем пожал шкиперу руку, а после приобнял его и похлопал по спине. – Да, задержали чутка -  какая-то там проверка была, антитеррористическая хуйня. Ты-то сам как, сompare? Ринальди окинул капо запада испытующим взглядом – как-никак тому пришлось, по его приказу, убить приятеля и помощника. Выглядел Дэнни (хотя и облачился в брэндовый пиджак) неважно – бледный, осунувшийся, c темными кругами под глазами. Такие же, к слову, были и у Майка – но он благоразумно их закрыл дорогими солнцезащитными очками. Одет он был незамысловато, но прилично – черные джинсы, таких же оттенков шелковая рубашка и блейзер от Хуго Босс. – Да, я выяснил. Так, ничего особенного… Ринальди сделал неопределенный жест рукой – мол, не слишком крупная рыба, но и не самая мелкая.  – Лука-Хлыщ, Лука Амелли. Не слышал? Ну его мало кто знает. Он с ребятами Гальяно. Ринальди понадобилось бесед, чтобы выяснить все детали – и неудивительно, ведь несмотря на "посвященный" статус персонаж был не из тех, кто активно крутился в мафиозных кругах. Это было скорее некое наследие, отголосок прошлого – что Майк и поспешил объяснить Дэнни. – Ты, может, про его папу слышал? Фрэнки-Микрофон. Вот это была фигура. Начинал с Джоном Роселли* еще. К звездам голливудским как к себе домой заходил. С Дином Мартином был неразлей вода. Придумал новую фишку – в долги вгонять селебрити этих, а потом возврат брать натурой, так сказать. Пиарить всякую продукцию – а с ее производителей невъебенные откаты за это брать. Ты прикинь, Джерри Льюиса убедил на каких-то буклетах медицинских свой фейс засветить. Витамины для похудания, что ли. Понятно, как убедил – знаменитый комедиант, сценарист и борец с мускульной дистрофией был игроманом, постоянно оставлявшим крупные суммы в гангстерских казино. – Ну потом его свои же вальнули, в начале девяностых. Все говорили, что убили столь уважаемого человека по беспределу, боссы захотели забрать его бизнес. Но в итоге сами же и проиграли – без Микрофона их остающееся влияние в студийных кругах быстро сошло на нет. Впрочем, были и иные версии – что Фрэнк Амелли недоплачивал Администрации, а такое всегда чревато. – Так вот,  Микрофон, выходит, был партнером и старым корешом  Цедельбаума этого – он же с Иллинойса. А сынок его, Лука этот, даже на дочке его женился. Когда батю грохнули, он перепугался, что следующий будет и впереди собственного визга побежал к деду своему двоюродному, который был большой шишкой был, в боргате Гальяно… Речь шла о Питере-Профессоре, капо из Бенсонхерста, получившем такую кличку отнюдь не за избыток учености, а за конандойловскую фамилию "Мориарти".  – Ну те и согласились его к себе принять, типа чтобы неприкасаемым сделать. А Цедельбаум свернул свой бизнес в Иллинойсе и в Вашингтон тогда переместился, в Балтимор точнее. Чикагцы были недовольны -  по словам одного из источников Майка, знакомого члена Синдиката, оперирующего в Калифорнии. Даже грозились убить еврея – но в разгаре был процесс Готти, и дело сошло на нет.  – Короче, c тех самых пор Лука с ним и околачивается. Получает зарплату  у него шестизначную - считается, что крышует тестюшку, но на самом деле тот скорее его содержит просто, ради дочурки своей. Прикинь, единственный "наш друг" во всем долбаном "вечнозеленом штате". Короче – кент не из крутых… Меня ему представили в клубе вестсайдцев, в двухтысячеседьмом – хайло, блять, как у Фестера Аддамса…  Ринальди фыркнул довольно пренебрежительно. Несмотря на свое положение, Лука скорее напоминал "half-ass wiseguy"**, принятого в организацию из-за фамильного бизнеса, на доходы от которого польстились заправилы Семьи Гальяно. Впрочем, и как предприниматель он оказался не самым удачливым. Так, его магазины по кинопрокату уличили в распространении пиратской продукции, и Хлыщ отсидел и лишился фирмы. Голливудский ресторан "Umbrella", некогда модный, было доведен Лукой, числившимся его "молчаливым владельцем", до банкротства. Позже мафиози попытался инвестировать в новую фишку, интернет-кафе – но здесь случился конфуз, когда пристроенным им туда на работу гопники начали воровать у клиентов кpeдитные карточки. В общем, теперь деятельность Амелли сводилась, видимо, к тому, что он получал с Цедельбаума бабки за то, что отпугивал от него разных мелких жуликов и головорезов. Впрочем, это не означало, что через него еврей не был связан и с кем повыше – Лука ведь, хоть и жил круглый год в Вашингтоне, числился в команде пожилого капитана из Бронкса по имени Джимми "Кочерга" Куомо.   – Но он "наш друг" и потому мы должны с ним обходиться уважительно. – предупреждающе глянул Майк на Дэниеля, чтобы тот не слишком уж расходился. Для сходок существовал некий ритуал  - так, с братьями по организации, каков бы не был спор, требовалось обращаться вежливо, без хамства. Разумеется, соблюдалось это далеко не всегда, особенно если речь шла о переделе сфер влияния или больших деньгах – но и неправильные слова могли привести к различным ненужным последствиям.  – Уважительно, но твердо. Хуйни мы не потерпим. Может он и с ебаным Нью-Йорком - но мы-то, блять, в высшей лиге играем, а он максимум на скамейке запасных жопу просиживает.
Когда "кадиллак" остановился около клуба "Плэйхауз" - небольшого углового здания под светящейся вывеской – то их уже ждали. Охранник в черном костюме провел Майка и Дэнни в уютную комнату, где стоял круглый стол, несколько бутылок дорогого виски и коньяка, лежали сигары в коробочке. За ним уже сидели четверо. Хорошо знакомым обоим мобстерам Роджерс, с заклеенным пластырем лицом. Затем корпулентный старик лет семидесяти с хвостиком, в старомодной шевиотовой тройке,  с умным морщинистым лицом и дряблым вторым подбородком. Рядом -  нарядный коротышка с аккуратной седой щетиной, масляными маленькими глазками и крючковатым носом. Его лиловая жилетка и туфли страусиной кожи, вкупе с увесистым брюшком, доказывали, что  он большой любитель хорошо пожить. Четвертый стул занимал, собственно, Лука Амелли  - пожилой полный итальянец, с блестящей лысиной,  глазами навыкате и  бульдожьей челюстью. Но заговорил первым не он – а невысокий весельчак.  – Доброго дня.  -  сказал он, сверля Майка и Дэнни проницательным взглядом.  - Я  Лайонелл Леви, исполнительный директор "Блэк Кугуар Рекордс". Это мистер Натан Цедельбаум, председатель совета директоров. Мистер Лука Амелли… Патрика вы уже знаете… Давайте обсудим всю эту ситуацию как бизнесмены… В напористости еврею было не отказать – но у Ринальди был свой взгляд на ведение переговоров. Раз те притащили сюда "славного парня", чтобы попытаться на них воздействовать – значит, с ним следовало и побазарить первым. Чтобы разбить единство их команды – ведь, раз они будут говорить с гангстером, то не все аргументы, которым они ему приведут, можно было озвучить при всех. Потому андербосс поднял вверх руку. – Майк Ринальди. Представился он. – И мы знаем не только мистера Роджерса… С фальшивым добродушием он сжал крупную, слегка влажную длань Хлыща, похлопал его по жирной спине. – Как ты, дорогой?... И раз наш хороший знакомый здесь, то неплохо было нам сначала побеседовать с ним. Вы  ведь не против? Леви покосился на своих компаньонов, затем возразил. – Мне кажется, говорить надо всем и при всех. Но здесь свою массивную голову поднял Цедельбаум – до этого он смотрел будто в пространство. Глаза у него были по-старчески равнодушные и водянистые. – Наверное, так будет правильно. Майкл думал потребовать, чтобы евреи освободили комнату – но внезапно у него появилась мысль, не мог ли кто из них установить здесь прослушку. Потому он поднялся и поманил за собой Дэнни и Луку. Они прошли в соседнее помещение  - нечто вроде склада. По крайней мере, там стояли какие-то бидоны, картонные коробки и тому подобное. Едва они оказались одни,  Ринальди все с той же ложной приветливостью воскликнул. – Лука, сколько  лет, сколько зим! Познакомься – это Дэнни, "наш друг". Дэнни, Лука – "наш друг" из Нью-Йорка. Так что же привезло тебя в Калифорнию? Внешне заместитель дона Сакраменто был радушен и вежлив – вел себя так, будто они с Амелли старые приятели, а не виделись один раз девять лет назад. Но за учтивостью таилось и нечто издевательское – скажем в том, что андербосс изображал неведение причины, по которой упитанный Хлыщ выбрался из Гамильтона и объявился в Лос-Анджелесе. – Майки, Дэнни, рад видеть. Но я боюсь – есть проблема.  – когда Лука заговорил, то выяснилось, что он начал страдать какой-то одышкой. Некоторые слова он произносил так, будто их выдавливал из спираемой изнутри груди. – Эти парни, Нейт, Лайонелл…  Вы на них наехали - а они с нами, вся их компания с нами.  Это наш бизнес. C ними нельзя так обходиться.

* Джон Роселли - член Чикагского синдиката, приспешник Ала Капоне и последующих боссов, отвечавший за многие рэкеты своей структуры в Лас-Вегасе и Голливуде, одно время был "смотрящим" мафии в Лас-Вегасе. Был близко знаком со многими знаменитостями

** Half-ass wiseguy - "гангстер-полужопие", жаргонное выражение, означающее "недобандита", мелкого гангстера,

+1

23

- Даже, блять, говорить об этом не хочу, - Честно признался андербоссу, натянув при этом натруженную усмешку. Я успел конкретно подзаебаться за неделю, но эти последние три дня выдались особенно тяжелыми. Пока мой старший коллега продумывал планы побега на случай возможного пиздеца за стаканчиком Арманьяка , я носился  туда-сюда с подгоревшей жопой, одновременно пытаясь придумать как (и кем) заполнить образовавшиеся после смерти Грабли с Уткой кадровые дыры в моих сан-диеговских темах и разрулить ситуацию с Роджерсом. Я не был дома уже трое суток , в тачке – чуть ли не ночевал,  нормально выспаться мне так и не удалось и для того, что бы просто проснуться, мне нужно было выхлебать как минимум две чашки кофе и вынюхать полторы восьмушки. Ринальди об этом, конечно, не знал, но заданный им вопрос о самочувствии, учитывая мой внешний вид и недавние события, звучал не серьезно, скорее даже насмешливо. Да он нахер издевается?!
Впрочем, если забыть о физической усталости… Я давно в Организации, работаю на семью Торелли и того дольше – за это время я совершил немало убийств, в том числе, и заказных. И никогда особенно не переживал об этом. Завалить человека для меня было не сложнее, чем сходить посрать , т.е - совершенно обыкновенным делом. Но в случае Грабли все оказалось немного сложнее.  Не только потому, что он был мне полезен.  Он был еще и отличным парнем, семейным человеком, хорошим отцом. Его старший сын, Юджин,  готовился перейти в среднюю школу, а младшему - не исполнилось и десяти лет. Кто позаботиться о пацанах теперь?  Может быть, я бы не думал об этом вовсе, если бы и сам не готовился в ближайшем будущем стать родителем… а супруга Винни, Тереза, не слыла законченной шлюхой.  Она и дома то, по словам Граппи, ночевала не всегда, чему она, блять, вообще могла научить их детей? Поэтому и деньги, вырученные с Роджерса и других должников, я отправил Ричи передать не жене соучастника, а его сестре. Фрэнсис, -так ее звали-, как рассказывал мне Винни, не могла иметь своих детей, а в племянниках просто души не чаяла, была способна позаботиться о них даже лучше родной матери.  Думая об этом, я снова испытал острое желание посмолить и, желательно, чего-нибудь покрепче сигареты. Что это нахрен такое? У меня вдруг отросла совесть? Я тут же поспешил отвлечься от мрачных и, совершенно неприятных мне, мыслей, переключив все внимание на Ринальди. И весь превратился в слух.
- Да ладно, Микрофона отпрыск? Не знал, что он того… при деле тоже, - Об этом Хлыще я вообще ничего не знал, если уж на то пошло. Хотя его фамилия и показалась мне поначалу смутно знакомой. Как выяснилось, благодаря известности его папаши, знавшимся еще с Джонни Голливудом. Про Фрэнка Амелли я слышал немало: например, про тот, больше похожий на байку,  случай с кузеном какого-то местного чинуши, числившимся в казино, крышуемым  Микрофоном, крупье и, по слухам, связавшимся с парочкой тупорылых шулеров, которые, с его помощью, вынесли, в общей сложности, почти сто тысяч банка за тридцать пять  минут. Когда крысятничество раскрылось, Микрофон лично  отрезал пареньку правую руку такой здоровенной и заостренной зубчатой шпорой, прикрепленной к заднику ковбойского сапога, предварительно снятого с ноги самого мальчишки. Сам гангстер шутил, что оставил пацана в живых вовсе не из уважения к его влиятельному родичу, а потому что малец задолжал ему пиджак, напрочь заляпанный кровью в ходе «операции» - по рассказам, у Фрэнки ушло на это почти четыре часа. Подельников продажного дилера нашли только через неделю (этим долбоебам хватило наглости сунуться в казино снова) - с ними Микрофон обошелся не так мягко. Однако успешный родич Хлыща был известной фигурой не только в  мафиозных кругах, но и лицедейских. Как говорили, был близко знаком не с одним Дином Мартином, но и с другими участниками знаменитой «Крысиной стаи». Так, например, в конце шестидесятых ,он успел засветиться на ток-шоу Джои Бишопа, что тогда не слишком-то понравилось парням из Чикаго, а в середине семидесятых, на одном из домашних концертов выперся на сцену, чтобы спеть дуэтом с Сэмми Дэвисом-младшим, а потом всем рассказывал, что этот парень был единственным черным, которому ему было не стыдно пожать руку, несмотря на все их прошлые разногласия. Что имел в виду Фрэнки, - ту историю с Ким Новак или какую-то другую хуйню,-  я не знал. Поэтому и удивился, что его сын, судя по словам андербосса, оказался, по сути своей, обыкновенным лохом, даром что посвященным в Наше Дело.
- Не кипишуй ты, не первый день в пехоте, - Успокоил Майка, когда тот решил напомнить мне про уважение. Ничего обещать своему старшему коллеге я не мог. Полагал, что Хлыщ, несмотря на свое не слишком высокое положение, как и всякий нью-йоркер, начнет гнуть пальцы. И вот тогда может возникнуть… недопонимание. Хуйни я и обычно бы не стал терпеть, после же всех тех проблем, которые возникли по милости его тестя – тем более.
В той комнате, куда нас с Ринальди проводил охранник, стояла просто невыносимая духота. Поэтому я сначала стянул с себя брэндовый пиджак, неаккуратно бросив шмотку на свободный стул, и уже потом – обратил внимание на присутствующих. Поприветствовал каждого из них дежурным кивком, - Как самочувствие, приятель? - Поинтересовался у Роджерса  со злой издевкой, на что продюсер только нервно покачал головой. Он был совсем плох:  болезненно бледный, как-то дерганный, к тому же - сильно потел. Воспоминания о той чудесной прогулки за город в багажнике не давали здоровяку покоя или очередная ломка? Но мне было насрать на это.  Пока обряженный коротышка представлялся, я изучал его придирчивым взглядом. Он мне сразу не понравился. Глаза у него были какие-то блудливые, в развязанных движениях не было никакой выправки. Желая создать видимость важного человека, тем не менее, Леви показался мне скорее показушником. Даже если он и имел какой-то реальный голос, то уж точно не решающий – в чем я и убедился, когда Майкл предложил нам сначала переговорить с Хлыщем. Лайонелл поначалу высказался «против», но Цедельбаум его осадил и тот сразу заткнулся.
Как только мы оказались внутри подсобного помещения и андербосс представил нас с Амелли друг другу, я быстро потряс его потную руку в крепком рукопожатии, - Да-да, очень рад знакомству и все такое. Но ты прав - проблема есть. И надо ее решить, - В отличие от Ринальди, я не собирался ходить вокруг да около. Раньше начнем – раньше закончим, так? Поэтому, выслушав родственника Цедельбаума,  сразу же перешел к сути, -  А Бобби Хопкинс и этот его паренек, Вессон - с нами. Мы прозрачно намекнули об этом нашему общему другу Патрику, после чего он, по совету этих твоих парней, кидает нас через хуй. Поэтому, при всем уважении, на кого можно, а на кого нельзя наезжать объясни-ка лучше своим друзьям. - Как я и предполагал, моей выдержки хватило ненадолго, - Нам плевать, как они ведут бизнес в Вашингтоне, но Калифорния – наша территория. И мы здесь в своем праве. Этим ребятам серьезно не хватает уважения.– С трудом скрывая раздражение, заметил, прежде чем уставиться на чужака непроницаемым взглядом. Лука должен понимать, что мы не позволим ему и его родичу заявляться так запросто к нам домой и  устанавливать здесь свои порядки. Дело касалось не только Барта, вмешательство этих хуесосов в наши дела само по себе принималось мною за ахуенное оскорбление, а если вспомнить как, по их науськиванию, вел себя с нами Роджерс... Меня невольно начинала разбирать злоба. За кого они нас принимают, блять?
- Есть граница, Лу. Терпению, добрым намерениям. Понимаешь о чем я? - Чтобы взять себя в руки мне потребовалось немного больше времени, чем я рассчитывал. И пауза затянулась.  Прошло, наверное, немногим меньше минуты, прежде чем я снова заговорил  - Но нам всем будет выгоднее, если мы разойдемся сегодня друзьями, так? – В этот момент на моем лице зазмеилась подчеркнуто-добродушная улыбка, - Надо… отыскать компромисс. Чтобы никто не остался в обиде.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-11-06 01:15:59)

+1

24

Когда Дэнни высказал Хлыщу свое отношение к ситуации с Бартом и Хопкинсом, то Майк согласно кивнул – но Амелли начал волноваться. Скрестив руки на груди, он смерил капитана запада негодующим взглядом. – Что значит – через хуй кинули?  Барту никто ничего должен не был. Договор расторгли просто – это, блять, коммерческие отношения! Или хочешь сказать, что наши продюсеры обязаны ваших музыкантов у себя на кошту держать, если им это невыгодно? Ринальди пока оставался безгласным, но внутри он начал закипать. Нервность последних дней сказывалась. То, что нью-йоркер станет выебываться – в принципе, можно было предположить. Слишком много, особенно во второй половине двадцатого века, люди из Большого Яблока вели в Калифорнии дела,  не спрашиваясь тех, кто должен был считаться местными хозяевами. В тот же Голливуд кто только не запускал ручонки – и Чикаго (как это было видно из примера с отцом Луки, Фрэнком-Микрофоном),  и  члены Пяти Семей, и даже клан Патриарка из Бостона - Провиденса.  Однако те времена прошли – и Торелли не собирались мириться с такой наглостью.
Пока андербосс размышлял, то Амелли продолжал высказывать свои претензии, при этом загибая пальцы. – А что произошло после этого?  Гризи-Эйт пропал куда-то, это… второй… ну как его там, на больничке, а они ведь бабло моим парням приносили. Всем нам приносили. Последние слова Лука подчеркнул.  – Нью-Йорку это не нравится. Это добавление также было для Майка ожидаемым – что еще этот тип может, кроме попыток припугнуть их своими шефами в Большом Яблоке? У него и толковой бригады-то нет, и ствола он в руках, поди, и не держал. Хорошо если битой орудовать приходилось, тогда, в молодости. Хотя гнев Майка накапливался, но он не давал ему пока вырваться наружу. Придержал и Дэнни, которого такие слова также должны были возмутить. Он лишь понизил голос до ласковых полутонов и мягко спросил у Хлыща.  – Лука, не в огорчение тебе, но просто для понимания ситуации… Значит, эти вот ребятишки – Гризи, Изи-Куки… Они твои, тоже с тобой? Не почуявший ловушки дурачок Амелли попался – и горячо, в пылу спора, выпалил. – Ну да, они ведь с Патриком, а Патрик лег под Нейта. А Нейт со мной, верно? И тут Майкл вдруг с размаху пнул ногой одну из коробок, стоявшую неподалеку. Та опрокинулась – и из нее посыпалось какое-то барахло. Пластиковая посуда, упаковки салфеток, даже пачки презервативов – видимо, для гостей, пожелавших продолжения отдыха. Затем Ринальди резко приблизился к Луке.  – Так. Это сильно меняет дело, Лу. Давай вспомним. Один из твоих пацанчиков,  этот еблан Изи-Куки, позволил себе в публичном месте поносить итальянцев, "наших друзей". Ты это поощряешь? Под негров ложиться? Или это твоя Семья так решила? Хлыщ попытался перебить Майка, махая смуглыми руками, но тот поднял вверх сияющую перстнями пятерню. – Дай мне договорить. Так вот – позволь мне не поверить, я знаю твоих боссов, это люди достойные. Они не могут знать, что ты настолько распустил своих черножопых. Этим Ринальди намекнул, что в случае чего готов будет пообщаться со старшими в Семье Гальяно – и коллективно с ними взвалить всю вину на голову Амелли. – Потом, ты тут помянул Гризи -  ты вообще в курсах, что этот cafone собирался нанять каких-то мудаков, чтобы завалить меня – меня! – и Дэнни. Раз они с тобой, то ты за это отвечаешь, разве нет? Скажи, ты знал об этом? И теперь считаешь, что мы тебе должны, а не ты нам? Лука только хлопал глазами – что он знал, чего не знал, неизвестно, но явно такой маневр Майкла застал его врасплох. На некоторое время он застыл в молчании – а андербосс продолжал настаивать. – Так это твои люди? И ты берешь на себя ответственность? Наконец Лука выдал – быстро открестившись от якобы своих подопечных.  – Да я, блять, с Нейтом работаю! Патрик, Гризи  - они просто башляли моему парню. Я ни хуя не знал, матерью клянусь… Однако Ринальди уже разгорелся – и дал волю своему раздражению, только с немалым трудом сдерживаясь от "мафиозно-непарламентарных" выражений в отношении Амелли. Сложив пальцы козой,  он сурово посмотрел на обосновавшегося в Балтиморе гангстера.  – При всем уважении, Лука, я вообще не понимаю, почему мы с тобой ведем этот разговор? Ты в курсе, кто я, нахуй, такой? В этом случае ЧСВ Майка возобладало над его осторожностью. Он открыто указал на то, что считает себя несоизмеримо более высоким по статусу, чем один из сотни "посвященных" нью-йоркского клана. - Я готов встретиться по этому вопросу с Ларри… Лоренцо-Суперменом, действующим боссом. – Или Джерри-Ти… Дженнаро Тициани, заместителем главы их структуры. Обоим было уже под семьдесят. Настоящий же дон с ранних девяностых находился в исправительном учреждении в Мэриленде. – Сделаем сходку и узнаем – кто прав, а кто нет. По Правилам. Тут Лука, совсем сникнувший, попытался было взбрыкнуть.  - Это ж, бля, между нами вопрос... Но Ринальди его жестко прервал. - Cделай одолжение, Лу, дай нам передохнуть. Иначе, при всем уважении, я боюсь что скажу что-то такое, чего совсем не хотел бы говорить. И здесь Амелли послушно замолчал. Его глаза были слегка расширены. Одна рука задрожала – и он потому ее быстро запихнул в карман пиджака, но андербосс уже успел заметить. Он про себя удовлетворенно усмехнулся – Хлыщ уже знал об их кровожадной репутации, и, хотя его Семья была больше, очевидно не хотел связываться с "маньяками из Калифорнии". Как и привлекать старшаков – видимо, был не уверен, что поддержат в такой гнилой ситуации. Хуй знает, каковы его ставки на мобстерской бирже там, в Нью-Йорке. И здесь Дэнни выдвинул предложение компромисса – неожиданно выступив в роли миротворца. Ринальди посмотрел на него и спросил.  – О чем ты думаешь? Лука же, прерывая тягостную паузу, тут же заговорил. - Да я сам, братаны, за то, чтобы полюбовно порешать. Я же не знал, что эти гуталины ебаные на таких достойных людей погнали? Нахуя нам ссориться из-за двух угольком и одного белого полудурка Тут его глаза хитро блеснули. – Знаете что, Патрик этот козлиный получается и вас, и меня подставил – пусть теперь за это и вам, и мне отстегивает? Майк хмыкнул – идея не оригинальна. Нередко бывало такое, что шедший за шерстью возвращался стриженым – иными словами, обратившись за защитой к одним гангстерам и стараясь спастись от других, "фраер" в итоге был обираем всеми. В принципе, Роджерс, из-за тупых приспешников которого они и попали в эту идиотскую ситуацию, был такого достоин. – Давайте и по Барту договоримся? Начнем конкретно с чистого листа? Я вам навстречу – вы мне навстречу, а? Я вам говорю, Нейт в музыкальном бизнесе большущая шишка, без пизды. Он всем нам полезен может быть…  Понятное дело – перед кормящим тебя тестем ты хочешь произвести впечатление лихо его защищающего крутого бандюгана, даже если реально наложил штаны и не желаешь рисковать конфликтом с себе подобными.

+1

25

Когда Хлыщ назвал возникшие непонятки с Бартом обыкновенными коммерческими отношениями, я вспылил, разумеется. Однако, пускай не без труда, но все-таки удержал маску лицемерного спокойствия на какое-то время. И только в моем голосе проскальзывали опасные нотки, - Да ну епта, коммерческие отношения, говоришь?  –Авторитетно усмехнувшись,  зыркнул на собеседника с откровенным неприятием, - Знаешь, Лу, после того, сколько бабла заработал для Роджерса и его ебаного канальца Барт, и сколько из этих денег, в конечном итоге, отложилось в карманах твоих друзей, кинули через хуй – единственное, блять, определения для возникшей ситуации. К тому же, Патрик запрессовал нашего парнишку уже после того, как мы обозначили свои интересы. Как, скажешь, мы должны к этому относиться? Как по мне, это и есть ахуенный наезд! –Очевидно, когда Патрик получил указание сместить Вессона, он (как и его покровители из Вашингтона, вероятно) не имел никакого понятия кому тем самым наступал на хвост. Но после появления Амелли и тем более - его громких заявлений, я уже начинал сомневаться в этом. Вел себя недо-гангстер более чем развязано, что для птицы его полета казалось смешным и нелепым. Но меня его поведение скорее возмущало, чем забавляло. А упоминание Изи с Гризи Эйтом только сильнее меня разозлило. Я не надеялся обойти этот момент, напротив, считал обязательным напомнить, - и подчеркнуть, - что оскорбления его приятели нам наносили не единожды. Желание прямо обрисовать Луке ситуацию с угольками было велико, но я покосился на Майка и сдержался. Несмотря на то, что внутри все кипело от бешенства, следующие мои слова звучали совсем ровно, -  Ведешь бизнес с баклажанами, - особенно такими борзыми, как эти двое, – будь готов к такому говну, - Пожал плечами.  Мои слова не были лишены смысла. Если бы эти обезьяны не перешли дорогу нам, все равно – реального шанса дожить до седых волос (даже еще пару-тройку лет пробарахтаться) ни у кого из них не было. Не только потому, что они не умели держать языки за зубами и, в силу своих творческих успехов и_или криминального прошлого, дохуя о себе мнили, но и потому, что среди им подобных, таких же распущенных нигеров,  поножовщина была совершенно обыкновенным делом. Подобные методы «воздействия» и в наших кругах практиковались частенько, к слову – у меня и самого разбивать головы всегда получалось лучше, чем искать компромиссы и вести цивилизованные переговоры. Но, так или иначе, о мафиозном беспределе в газетах писали намного реже, чем о кровавых разборках и перестрелках копченых отморозков. Я, продолжая держать марку, как раз собирался поинтересоваться у  Амелли на что это он, блять, намекает, вспоминая избиении Изи и пропажу Гризи сейчас якобы, как следствие нашего конфликта с Роджерсом, но в этот момент Хлыщ, продолжая борзеть, решил приплести сюда Нью-Йорк. Я сомневался, что его боссы вообще были в курсе возникшей ситуации, и дерзновение Луки говорить от их имени не оценил. Более того, этот выпад буквально стал последней каплей в чаше моего терпения, - А ты бля не много на себе берешь? - Предупреждающе выставив вперед сложенную веером пятерню, собирался продолжить, но затем, так и не опустив руки, обалдело уставился на Ринальди, когда он резко притормозил меня. Не сразу раскрыв замысел андербосса, я почувствовал какое-то гнилое разочарование, когда он, по-прежнему сохраняя свое олимпийское спокойствие, начал говорить. Боргата Гальяно, может, и насчитывала куда больше стволов, чем имели в подчинении Фрэнк с Майком, тем не менее, конкретно в этой ситуации, у нас к их представителю имелись законные предъявы о чем, я считал, и следовало напомнить Луке вместо того, чтобы выпрашивать за каких-то цветных высерков.  Но возразить не успел. Как раз в этот момент Ринальди, добившись от Луки признания, перестал ломать комедию и, разозлившись, пихнул какую-то коробку. Все ее содержимое высыпалось мне под ноги, между тем, я уже понял к чему вел мой вышестоящий коллега. 
Пылкий диалог гангстеров я не перебивал, устроившись на кипе перевернутых пластмассовых ящиков, - предварительно отряхнув ровную поверхность самого верхнего от пыли, - с наслаждением пыхтел сигаретой. Усмехнулся уточнению Ринальди, кого(!) собирались завалить сторонние приспешники Амелли и уже потом, когда он педалировал своим новым статусом.  Я этому не слишком удивился – мнил из себя Майки, действительно, не мало, что, учитывая его нынешнее положение в Семье и, к тому же, как быстро он взбирался по карьерной лестнице, было даже справедливым. У меня и самого не всегда получалось запихнуть  в задницу свое непомерно раздутое эго. Как раз на эту мозоль и надавил Хлыщ, когда решил напомнить нам, за какую команду играет - почему мое желание урегулировать проблему полюбовно так быстро и иссякло.
Втоптав бычок в грязный пол, я поднялся с места. Заметил, что «наш друг» явно перенервничал во время разговора с Ринальди, настолько, что его заскорузлое лицо покрылось плотной испариной, я не видел, но, судя по всему, и руки его, спрятанные в карманах, сейчас била мелкая дробь. Я решил, что теперь «договориться» с Амелли будет в разы проще. Но продолжал нагнетать, - Так ты, значит,  говоришь, что нихуя не знал о делишках ваших обмудков черножопых? – Хлыщ порывисто закивал, -  А что насчет этих твоих парней, Нейта или как его так? Уверен, что они не в курсах? Можешь поручиться за них? Гризи Эйт и Куки работали с Роджерсом, а он, как ты сказал, под вами с Цедельбаумом. Если ты не контролируешь ситуацию, при всем уважении, Лу, я начинаю сомневаться, что мы сейчас разговариваем с нужным человеком. Понимаешь, о чем я? – Смерив гангстера испытующим взглядом, я резко посмотрел на Ринальди, якобы поддерживая высказанную им идею устроить сходку с начальством Хлыща. Но вовсе не потому, что действительно видел в этом необходимость, а чтобы сбить спесь с Амелли, подтвердить, что его значимость в этом вопросе (как и в принципе) весьма сомнительна.  Но согласился с его предложением «поделить» Патрика, - Думаю, это будет правильным.
Подумал - видимо, продюсер, по нашему с Майком настоянию, про случившееся с ним и его пришибленной красоткой пару дней назад своим покровителям ничего не рассказывал. Эта мысль заставила меня удовлетворенно усмехнуться – значит, держать рот закрытым Роджерс все же  умел. Что же касалось остального…
- Давай порешаем сейчас. Вот что должно произойти: для начала, Роджерс вернет Барта на канал и отдаст ему место ведущего на смену Изи  в той популярной передачке, скажем так, в качестве моральной компенсации. И пусть теперь, блять,  только попробует заикнуться про отчисления за ротацию! Это мои условия. Но я не думаю, что с этим могут возникнуть проблемы, - У владельца канала, собственно, самого Патрика, выхода в любом случае уже не было, -  Что касается Цедельбаума – убеди его переиграть ставки, опиши перспективы. Пускай он заинтересуется в продвижении именно нашего мальца,  и тогда мы все окажемся в выигрыше. Подумай сам – Вессон уделал Изи Куки на том турнире, он escarole лопатой гребет и без участия ребят из Кугуара. А если он запишет парочку треков на вашей студии и мы подпишем контракт на распространение - будете получать дивиденды, - Конечно, это не понравится Бобби Хопкинсу, державшему контракт с  Бартом и раскручивающим его. Но, во-первых, речь сейчас шла не о конечном переходе артиста в Блэк Кугуар рекордс, а только записи нескольких треков (по крайней мере, изначально), и, во-вторых, никто не собирается спрашивать его разрешения. Я имел на это право как  менеджер и, как гангстер, тем более, - Но мы должны быть уверены, что никакой подобной хуйни больше не повториться. Я считаю это справедливым требованием… учитывая все обстоятельства. Можешь обеспечить?

Отредактировано Daniel Rossi (2016-11-18 06:37:55)

+1

26

С выдвинутыми Дэнни идеями Майкл был согласен – и в принципе против них, видимо, не возражал и Амелли. Некоторое время поразмыслив, он затем махнул рукой.  – Это можно сделать – насчет ведущего. Ваш парень вроде не хуже того черножопого.  У подопечных (или нанимателей, как посмотреть) Хлыща наверное было бы, что возразить на такие уверенные дилетантские суждения – но до них сейчас не было дела ни Ринальди с Росси, ни, видимо, самого Луке. Их задачей было все порешать между собой, определить свои гангстерские денежные расклады. А продюсерам придется с этим жить.  – Но я так понял, он хотел, чтобы Барт с его ребятами из "Кугуар"  выступал. Теперь, когда разговор стал деловым, то Майк вернулся к дружескими интонациям. – Лу, ну ты сам понимаешь – у них разный  имидж совсем. Он певец белых окраин типа. Одно дело черный рэп, а другой вот такой. Если он ляжет под тех кентов - то потеряет дохера поклонников. Верно я говорю? Немного наблатыкавшийся в этой хипхоповской фигне Ринальди глянул на Дэнни. Что до Хлыща, то тот не стал спорить – но выдвинул контртребование. Ну или предложение, как посмотреть.  – Не вопрос. Но парни, тогда вы со своей стороны… дайте Нейту эксклюзивный контракт дистрибьюторский, в каком-нибудь регионе, а? Или вот, в Канаде, блять – у него там мощные завязки, быстро вашего Вишесса раскрутит. Все на этом заработаем. Майк задумался – если им будет капать процент с пока совершенно ими не освоенного рынка, и старый еврей возьмет на себя заботу по продвижению – почему нет. Но они пожелают от этого иметь серьезный профит, а не какие-то гроши, а также возможность, если что, разорвать договор с жидами – обвести себя вокруг пальца не позволят. Ни как мафиози, ни как бизнесменов. – Если по деньгам договоримся – мы готовы, я думаю. Но детали еще со своими партнерами обсудим. Имел ввиду Ринальди, конечно, Фрэнка, который не только был боссом Семьи, но и членом совета директоров и акционером студии Хопкинса. А следовательно – непосредственным выгодополучателем с их музыкального бизнеса, пусть тут большинство дел вел непосредственно Дэнни.  – Вот и хорошо. Я внушу Нейту, что нам надо вместе тут работать, а не рамсы устраивать. Мы же в одном команде. И с Патриком разберемся, пусть башляет. – подмигнув, Амелли протянул Майку руку – и тот ее пожал. Затем Ринальди спросил, на всякий случай. – А в Европе у твоего парня завязок нет? Но Хлыщ покачал головой. – Нет. Он считает, что ему и тут пространства неосвоенного много. Сейчас в латиносские лейблы вкладываться стал. Хмыкнул.  – Но раскрутить Вишесса он вот знатно помочь может, падлой буду! В промоутерстве он сечет здорово, турне всякие организует. Закончив между собой предварительные переговоры, трое @славных парней" отправились к выходу из чулана, чтобы вернуться в комнату. Им предстояло донести свои решения до сидящих там бизнесменов, убедить согласиться с этими договоренностями– и обеспечить, чтобы дальнейшее сотрудничество прошло гладко.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Beat the rap - or beat the rapper?