Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » жмурки


жмурки

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

морг | 15.08.16 | 10 утра

Isabelle Lightwood & Evangelina Mills
http://data.photofunky.net/output/image/b/c/5/b/bc5b8a/photofunky.gif

Полиция нашла труп мужчины. Лицо его было слишком изуродовано, чтобы узнать наверняка, тот ли это человек, кому принадлежат документы. Их сомнения были не напрасны: на опознании выяснилось, что документы от другого человека. Но что интересно, этого "жмурика" Эва знает тоже.

+1

2

Казалось бы, что такого трудного вскрывать трупы; а все не так просто как многие думают. Объяснять кому-то, что это такое и как это бывает, нет необходимости. Специфику работы поймет только врач, в особенности такой же, как и я. 
Каждый день происходят какие-то происшествия. Работа по факту – есть труп, есть работа, а они есть всегда. Бывает, что диву даешься, повреждения тела, но со временем, как правило, привыкаешь ко всему. Поначалу, когда обучаешься, смотришь, впадаешь в такое состояние шока, потому как подобное видишь только в кино, по телевизору. В реальности естественно обходишь стороной и не думаешь, о том, как оно бывает. Столкнувшись с глазу на глаз некоторые не могут дальше работать именно по такой специальности, другие же абсолютно нормально реагируют. Кто как расположен и чувствителен.
Многие также не понимают, как вообще можно что-либо делать в морге. Кажется, что постоянно присутствует трупный запах, от которого невозможно отмыться. Конечно, все это далеко не так. Для меня работа обычная, как и другого любого врача. Скажу дальше больше – она мне нравится и полностью устраивает. Я, конечно, не употребляю пищу сидя перед трупом как практикуют и умеют многие патологоанатомы, но могу позволить себе съесть яблоко. Просто отношусь немного иначе к своей работе вот и все. Как говорится кому что.
Очередной день и очередной труп. Изувеченный настолько, что на лице нет живого места, будто попал именно лицевой частью под бетономешалку. Страшно конечно на такое смотреть, но как уже и говорила все дело привычки. Ранним утром мужчину уже привезли в морг. Далее следовала уже моя работа. В подробности тут вдаваться не стоит. Другое дело – распознать мужчину будет возможно только по документам, которые были при нем на момент смерти. Мое дело как говорится маленькое, все остальное уже работа полиции, следователей.
Сейчас остается только дождаться человека, кто опознает труп. У меня, конечно, были сомнения насчет этого, но если учитывать то, что есть паспорт и водительское удостоверение, то наверняка проблем в этом не возникнет.
Прошло половина дня пока я разбиралась со жмуриком. Тело было подготовлено и накрыто белой простыней. Не знаю насколько этот человек был важен нашему начальству, но сказано было ожидать девушку, которая придет на опознание. Так мне передали «сверху», остальное уже от меня не зависит, но мое присутствие естественное обязательно.
Порой возникает депрессивное состояние, когда долгое время смотришь на пострадавшего; думаешь какого это лежать здесь, еще и когда смотрят на твое изувеченное тело. Однако это бывает очень редко, просто потому что такое настроение у самой. Я не злорадствую таким состоянием, наоборот, порой даже стараюсь пошутить, но только не перед родственниками умершего, когда те, рыдая, смотрят на того, кто им был близок. Возможно, я просто уже привыкла, что у меня внутри пусто, нет никакой реакции, нет такой глубокой жалости, чтобы плакать стоять вместе с ними. Ко всему когда-то привыкаешь…
Говорят, что в морге должно быть всегда тихо, так как беспокоить мертвых - нехорошо. Звучит наверное смешно и глупо, но отчасти так оно и есть. Правда я всегда делаю свою работу включив негромко музыку; вдохновение находит и идет все как по маслу. Сказать что самое любимое занятие зашивать - язык не поворачивается, потому что "любимым" оно не может быть, но мне это нравится точно также как и приводить тела в порядок после большой "чистки"...

+1

3

Никогда не пойму этот феномен беспричинного одиночества. Явление жалкое и необъяснимое, родившееся совсем недавно, ему не больше века, а уже превратился в болезнь типа спида или депрессии, пополнив список страданий человеческих. Тут стоит подчеркнуть слово "беспричинного", потому как когда есть причины, объяснять не приходится. Никого не удивит, почему неухоженная страшненькая девушка с едким характером остается старой девой. На всех них не хватит извращенцев и мазохистов. Последние, кстати, обществом включаются в отряд извращенцев, но по-моему они просто больные люди, заслуживающие сострадания. Другое дело, когда одиноким остается мужчина довольно приятной наружности, с высоким заработком и благосостоянием, воспитанный и здоровый. Потому что одиночество-это не его выбор. Возможно, он косвенно повлиял на это завышенными требованиями к партнеру, но в целом имел неплохой шанс встретить кого-то. Возможно работа и зарабатывание денег отняло у него полжизни, после которой уже стало поздно строить отношения, хотя это ни капли не так. На все эти "возможно" находился весьма внятный контраргумент, что ни капли не приближало к разгадыванию загадки, почему такие мужчины снова и снова шли в "Platinum", брали одну из девушек и искали не только красивую картинку, секс без обязательств, но человека, которому можно выговориться. Таких клиентов последнее время становилось все больше. И дома их не ждала жена, дети, родственники. Одиночество не было их прямым выбором, но стало верным спутником. Страшная вещь.
Как оно страшно особенно понимаешь, когда тебе внезапно звонят из следственного комитета, просят приехать на опознание трупа и называют имя твоего постоянного клиента. Теперь уже бывшего постоянного клиента. Потому что у него нет никого ближе, чем поддельная спутница, которую всегда представляли как "любовь с первого взгляда". Каким-то образом они вычислили, что он пользовался услугами агентства. Оплата проходила наличкой, вряд ли дело было в счетах. Но это их работа, знать всё. Приятно знать, что бюро расследований её выполняет. Становится несколько спокойнее, что если тебя прикончат, они приложат все силы, чтобы найти подонка и посадить его за решетку. Наверняка решили, что я должна знать каждую мелочь его тела, если была любимой шлюхой. Вот только дело в том, что я не спала с ним ни разу и не могла знать всё наверняка. Хотя в чём-то они были правы: некоторые детали я всё же замечала, когда мы были на вечеринке у бассейна или на пляже. Не думала, что они пригодятся для опознания трупа...
Это, должно быть, трудно вынести. Не потому, что я прикипела к нему или, упаси Боже, влюбилась. Он был хорошим человеком, но не более. Вряд ли я стану рыдать в морге под синим светом ламп у холодного стола с не менее холодным трупом. Просто быть там и смотреть на мертвое, изуродованное тело даже постороннему человеку вынести нелегко. Я видела многое, в том числе не мало отвратительного, но кто знает, как мой желудок среагирует на обработанный труп? Я думала отказаться, но федералы умеют быть убедительными. Их обязанность-способность номер два, только ей вот я рада не была. До первого занятия в языковой школе оставалось три часа. Если съездить быстро, я могла успеть и даже не переносить время на полчаса, чтобы перенести следующую группу на столько же и в итоге позднее вернуться домой. Собраться не занимало много времени, через час я уже была в морге, спускалась в подвал по освещенным белым больничным светом ступенькам. Следом шел федерал с каменным лицом, который неслабо напрягал. Я надеялась, что он уйдет, когда проводит меня, хотя логика вещей была против этого: он должен был услышать, что я скажу, да еще и зафиксировать наверняка.
-Здравствуйте,-не знаю, с чего начинают разговор в морге. В зале было прохладно, что понятно, кругом каноничная обстановка из представлений и запах моющих средств или чего-то подобного, скорее могло затошнить от него. Вряд ли с этим можно было что-то наврать в сериалах и кино и придумать оригинальное, но столь же функциональное.
Патологоанатомом оказалась девушка. Красивая и яркая, так что было даже странно видеть ее здесь, будто это был не настоящий морг, а экстравагантная фотосессия к спец. выпуску журнала. Федерал взял на себя обязанность представить меня ей. Не то чтобы я бы не выговорила свое имя, но так четко объяснить, зачем я здесь, как сделал он, точно бы не смогла.
Без лишних долгих прелюдий, она подвела меня к столу, на котором уже приготовила тело и сняла с него покрывало. На секунду дыхание перехватило. Я смутилась и отвела взгляд. От некогда приятного лица мужчины осталась только каша из мяса, кожи и гематом. Тело пострадало гораздо меньше. И все же на это было страшно смотреть.
-Дайте мне минутку, хорошо?-сдавленно попросила скорее у девушки, чем у федерала. С ним вообще не хотелось иметь дело.
Я перевела дух и взяла себя в руки ровно через минуту, не затратив больше, чем просила. Снова взглянув на него, собравшись с силами, я задержала взгляд дольше и параллельно попробовала вспомнить особые приметы клиента. Шрам от аппендицита был на месте, но родимое пятно отсутствовало, зато была татуировка на боку. Она не расплылась по телу: мужчина был в хорошей форме. Рисунок четкий, абстрактный узор из ломаных линий. Мы не виделись с ним две недели, вполне мог успеть набить, только он ничего не говорил, что сделал или планировал. Я слишком привыкла узнавать все-все личное первой. Потому, наверняка, дело не ограничится опознанием. Раз уж им удалось выманить меня к себе, федералы еще и на допрос возьмут, а это займет больше времени, чем у меня оставалось.
-Вы не знаете, насколько старая эта татушка? Больше двух недель? Потому что у меня большое подозрение, что это не он.

+1

4

Обстановка конечно не очень комфортная, так скажем. В принципе, а что должно быть комфортного находясь в морге?! Ладно, я человек, привыкший к своей работе, а другие то нет и самого федерала передергивало от одного только вида трупа мужчины.
Мое дело маленькое как говорится, одернул белоснежную простыню, и часть задания исполнена. Все остальное как по мне простые формальности – распознать труп; хотя как сказать. Тело мертвого я тщательно осматривала, перед тем как вскрывать. Про внутренности я говорить не стану, там итак все понятно, нового нет ничего. Мужчина здоровый. Просто оказался не в том месте, не в то время. Так бывает. Сразу вспомнился случай одного моего хорошего знакомого, он рассказывал, что однажды его так сильно избили, до полусмерти, а до этого за два дня его так и преследовали неприятности; то машиной чуть не сбило, то чуть один пьяница не нарвался в магазине просто, потому что ему так захотелось докопаться до законопослушного гражданина. Он то конечно эти оба препятствия обошел стороной, но все же попал в переделку оказавшись просто не в том месте и не в то время. Судя по всему у этого бедолаги приблизительно такая же участь, только с летальным исходом. В жизни, конечно, всякое бывает, но такое пережить страшно ей богу. Возможно, он ничего и понять не успел, что даже к лучшему, чем мучиться умирая.
Пока я размышляла о судьбе совершенно незнакомого мне человека девушка рассматривала труп; опознание проходило с человеком из правоохранительных органов, само собой. На моей памяти без них никогда не обходилось. Такова их работа, как и каждого из нас.
- Здравствуйте, повременив с ответом, я все же поздоровалась. Просто бывает так, что, не успев ответить людей выворачивает наружу от увиденного; только  в том случае, если произошло что-то подобное как с этим несчастным, в общем, только из-за этого я привыкла к минутной паузе, а потом уже с сочувствием приветствовала своих «гостей».
- Без проблем, она вроде бы обратилась ко мне, я же посмотрела на мужчину, который молча смотрел на труп, видимо тоже о чем-то размышлял. Судя по всему он не особо куда-то торопился, да и был спокоен. Некоторые наоборот как-то торопят с опознанием, нервничают; может быть так влияет сама обстановка. Однако этот мужчина стоял смирно и покорно никуда не вмешиваясь. У меня же возни вопрос только одни, который по сути дела не должен меня интересовать.
- Прошу прощения, Вы кем приходитесь пострадавшему? Это был не мой вопрос, точнее он должен быть не моим, но у меня словно вырвалось это из уст бесконтрольно. Федерал недовольно на меня посмотрел. Наверное, не понравилось. Я же ему слегка улыбнулась и перевела взгляд на девушку.
- Татуировке около месяца. Можно сказать, что она свежая. Ответив незнакомке я внимательно провела взглядом по мертвому телу. – Вы заметили какие-то расхождения? Молодая, красивая, но не дочь и даже не сестра, да и наврятли родственница. Хотя чего я думаю, мужчины разные бывают также как и девушки; каждый предпочитает что-то свое особенное.

+1

5

На вечеринке никто не спрашивает, кто   ты ему, потому что на них не приходят с сестрами, племянницами, дочерьми. В лицо даже не принято спрашивать "где снял?" или самое грубое и пошлое "сколько?", если оказался сообразительным и понял, что очередная пассия не найдена на бранче или в парке, а выбрана по каталогу. Спросят "как вы познакомились?" и "сколбко уже вместе?". На эти вопросы ответы обязательно обговаривать заранее, чтобы не попасть во всем известную если не по личному опыту, то по сценам из кино неловкую ситуацию. Я так привыкла играть одну роль для них, мужчин, что никогда не слышала вопроса "кем вы ему приходитесь?", да и не думала, что когда-то услышу подобное. Сопровождая его на светский раут ведь никогда не планируешь, что скажешь, когда патологоанатом в морге решит установить ваши отношения, пока он будет лежать мертвым на столе. Кажется, даже человек с самой отпетой фантазией не способен на такое. Я не могу даже представить такую девушку. И на секунду опешила. Должно быть, это простительно, когда речь идет о мертвом. Зачтется на переживательные эмоции и нездоровье от обстановки.
-Я его девушка,-я вскинула на патологоанатома спокойный взгляд. Это была та ложь которую мы с ним привыкли считать правдой. Я просто продолжаю гнуть свою линию как профессионал. Возможно, она продолжит спрашивать. Тогда у меня не будет причин скрывать детали. Хотя это было равно вероятно с тем, что не станет. В наше время, благо, не приходтся объяснять, как любовь поражает сердце пятидесятилетнего бизнесмена и молодой переводчицы.   Федерал позади фыркнул. Я не стала оборачиваться, чтобы увидеть его полное скепсиса лицо и презрение в глазах. Нагляделась достаточно, хоть случаи, когда неплатежеспособные мужчины узнавали о моем роде деятельности и были редки. Ему кажется, что он знает об эскорте все, потому что сажал в обезьянник проституток с пересечения пятой и гредиенс авеню. Поставил между эскортом и шлюхой равно, как между двумя парами джинс, одни из массмаркета, а другие с завышенным ценником "Левис". Ему нравится так думать, округляя и тем самым скидывая со счетов такие "мелочи", как перечень услуг, уровень обслуживания, саму суть. Потому что приятно думать, что элегантная и ухоженная девушка, приятный спутник и собеседник, вызывающая зависть у окружающих, продажная шлюха, ведь она никогда не будет тебе по карману, а в реальной жизни ты слишком дерьмовый человек, чтобы она обратила на тебя внимание и бросила работу ради ваших "отношений". Ведь ты гребаный ревнивец и собственник!
-Теперь уже была его девушкой.
Мне кажется, самое время закурить. Пустить струю дыма в воздух и прикусить кончик большого пальца в задумчивости. Может, поморгать часто-часто, будто на глаза наворачиваются слезы. Даже если не жаль ухажера, почему бы не пожалеть спонсора? -Да в общем-то, похоже, не его,-добавляю с полминуты спустя. Я не бросаю взгляда на федерала, слишком явно игнорируя его присутствие. Зациклиться на этом помогает отвлечься от факта, что при виде картинки передо мной тянет прочистить желудок. Я не собираюсь кивать ему, давать знак, что пора записывать мои слова в черновик протокола опознания. Он запишет, если успеет понять, что уже можно. Я же намереваюсь говорить исключительно с доктором. От того, чтобы раздеть ее глазами, спасает только обстановка. Думать сейчас о том, что она сексуальна, хоть и не в моем вкусе, слишком цинично.
-У него было родимое пятно вот здесь,-я показала на себе, решив не прикосаться к трупу,-и не было татуировки. Я давно не видела его без одежды. Он был занят, мы стали реже встречаться, но не помню такой. Даже если бы сделал недавно, он сказал бы. Он обо всем мне рассказывал,-увлекшись словесным потоком и мыслью, что говорю лично с девушкой, я забылась и сболтнула лишнего. Федерал позади активировался, я видела это боковым зрением и чувствовала кожей. Ему теперь стало интересно, что именно я могу рассказать, потому что был уверен: это не просто девчачья похвальба. Может, по своему опыту знал, что мужчины, даже самые хитрые и умные, обожают хвалиться своими достижениями и плакаться о неудачах, кроме того, чтобы только трахать или не смочь. Но я поспешила его обломать. -Но раз это не он, я уверена на девяносто девять процентов, то и рассказывать тут нечего, из того, что он, не он, мне говорил.
Не знаю, довольствуются ли они этим. Оставался только вопрос, кто это на столе, и что делали в его вещах документы клиента. Я решила узнать о нем что-нибудь, как только выйду из морга и от федералов. Личные контакты были строго запрещены. Возможно, в скором времени он закажет меня снова. Но стоит ли тогда говорить об этом? Только если он первый начнет. Но если и он не жив...
-У вас тут не курят, да?-снова обратилась к хозяйке подземного царства. Федерал закончил корябать по бумаге и поднес мне листок подписать. Я медленно прочитала слова, что он записал, чтобы проверить на отсутствие двусмысленности и неточностей, а затем поставила свою подпись. Она была отвлеченной, не фамилия. Я слишком часто меняла семьи, но предпочла подпись сохранять.
Не знаю, что дернуло меня взглянуть на тело снова. Федерал медлил выпроводить меня отсюда, а я решила бросить прощальный взгляд? Но он коснулся татуировки. Снова. И я вздрогнула, когда поняла кое-что.
-Тогда, может, выйдете покурить со мной?-с улыбкой предложила девушке и кивнула, побуждая согласиться.-Ведь мы закончили, офицер?-тот сурово кивнул. И я снова пристально посмотрела на нее. От желания поделиться без свидетелей сердце зашлось быстрее, но я старалась держать себя в руках, чтобы не выдать волнения.

Отредактировано Evangelina Mills (2016-08-23 13:36:19)

+1

6

Офицер стал раздражаться. Все смотрел на меня как на добычу какую-то, будто бы я виновата в смерти этого мужчины. Грубо говоря, на моем столе многие побывали как мужчины, так и женщины и каждый раз я ловлю косые взгляды с каким-то непонятным для меня подтекстом. Сейчас уже не имеет значения, о чем думал законопослушный гражданин напротив меня стоящий, он постоянно что-то записывал. Да, конечно это его работа тут никто не вправе что-то сказать против, но это уже немного начинало раздражать. Только поначалу он мне показался спокойным, но когда девушка заговорила, он заметно увлекся ее словами, а я лишь глаза закатила и недовольно посмотрела в его сторону. Как всегда ищет доказательство, ищет виновника человека, кто унес жизнь. А ведь это может оказаться просто несчастным случаем. Просто мужчина так неудачно оказался там, где не надо. Конечно причины, обстоятельства, факты, все это надо выяснять, копать и выносить вердикт.
Я не знаю что произошло. Как до меня донесли – случайное стечение обстоятельств, несчастный случай, мужчину раздавило. Тот момент, когда водитель «большой» машины не видит и не смотрит в боковые зеркала, такое происходит, но тут наврятли все оказалось так просто. Заказное убийство? А может быть и нет. Честно говоря, начинаешь сама между делом рассуждать о несчастной судьбе погибшего. Благо хоть они мне все ночами не снятся.
Что же касалось незнакомки, которая представилась девушкой погибшего, тут я ничуть не удивилась. Однако особого сострадания я тоже не увидела, но это не мое дело. Чужие отношения – потемки и не касаются никого, кроме них самих.
- Родинки не приметила нигде. Вывести он ее не мог, если только закрыть татуировкой, но как я уже поняла этот мужчина к Вам не имеет никакого отношения. Можно было заканчивать осмотр трупа, но что-то пошло не так или мне просто показалось. – Здесь не курят, я переключила взгляд на мужчину из правоохранительных органов. Меня начинало все это напрягать, хотя давно такого не испытывала. Всегда было в принципе все равно, не приходилось ощущать некий дискомфорт, но то, как он посмотрел перед уходом оставило противный отпечаток. Какая-то недосказанность осталась, и я не удивлюсь, если он вернется еще ни раз. Возможно, еще кого-нибудь приведет, только опознать тело я бы сказала, что необходимо; все же должны быть близкие, чтобы организовать похороны, в конце концов. Наверное, я немного рассуждаю дико, но никогда не понимала, когда родные и близкие люди говорили о кремации тела. Хотя, это весьма распространенное явление, но меня оно как-то прям, цепляет за живое и я не могу это объяснить, да и не к чему об этом вообще говорить.
- Конечно, пойдемте, офицер вышел, как положено, а мы через черный вход; туда многие выходят покурить да просто развеяться, подышать свежим воздухом. Однако у меня оставались некоторые подозрения в том, что было еще что-то. Возможно, была еще какая-то информация, о которой не знал никто кроме нее самой, но если это совершенно чужой мужчина, то какой смысл чего-то недоговаривать, итак все ясно как белый день.
- Вы знаете этого мужчину? Я переспросила еще раз девушку о погибшем. Возможно, все оказалось далеко не так, или просто она что-то вспомнила – то, что не следовало знать офицеру.

+1

7

Вообще, не думаю, что это любопытно врачу. Ее работа конкретная, и мало касается следствия. Ведь она даже не судмедэксперт, не коп, не частный детектив. Но мне нестерпимо захотелось поделиться тем, что я внезапно поняла, и больше не было мало-мальски подходящей кандидатуры здесь, да вообще в моем окружении, чтобы кому-то рассказать. И то, что она согласилась выйти, стало приятной неожиданностью. Ведь она наверняка поняла, что я позвала ее не просто так. А, значит, заинтересовалась. Причин этому могло быть уйма: от любопытства до желания вклиниться в расследование. Но я сама не решила, хочу ли ввязываться в это дело с головой, нужно ли мне это (и разум твердил, что нет, что влипнуть в историю просто, но выйти из нее куда сложнее), и пока была движима лишь целью облегчить душу. В конце концов, если мы обе плюнем на жмурика и его историю, на человека, у которого забрали документы, чтобы подложить трупу, дело можно подкинуть в бюро расследований. Это их работа.
Мы сдержанно попрощались с федералом. К счастью, он не стал настаивать на том, чтобы я дала еще какие-то показания и легко ушел. Видимо, как служащий, он привык выполнять конкретные задачи, не своевольничать и не делать ничего наперед. При этом держался так гордо, словно все было совсем наоборот. Вместо того, чтобы выйти тем же путем, которым я сюда попала, девушка повела нас через черный выход. На заасфальтированной площадке за зданием была припаркована чья-то машина, стояла урна, а больше ничего. Но она была скрыта углом дома от посторонних глаз, к тому же, вряд ли прослушивалась. Приятное место, хоть и почти лишенное зелени. Только дерево, окруженное оградой у ствола, пробившееся сквозь убранную в одном месте плитку мостовой.
Я достала пачку сигарет и предложила ей. Они были крепкие, не тонкие, но с хорошим фильтром. Я терпеть не могла ментол или добавки. От них саднило горло и подташнивало, как гостей морга. И не видела ничего грубого в том, чтобы курить обычные "мужские" сигареты. В них не было практически никакой разницы для здоровья с легкими вариантами. Итог один, ты выплюнешь легкие, если не повезет, или доживешь до ста при хорошем раскладе. Я прикурила от зажигалки в стимпанковском стиле. Люди говорят, сигареты, никотин их успокаивают, но по мне дело в самом процессе. Порой просто необходимо занять руки, которые заламываешь, нервничая. Я выпустила струю дыма в сторону и закусила губу, сверля взглядом горизонт. Сейчас, прежде чем сделать заявление, нужно было решить, не будет ли оно голословным, но времени на это не стало, когда девушка поинтересовалась сама. Я выдохнула и подняла на нее глаза.
-Эва,-протянула ей руку для пожатия. Вряд ли ей разница, как меня зовут, но называть ее в голове "доктор" набило оскомину. -Я думаю, что знаю этого мужчину,-мягко поправила ее и сдержанно улыбнулась. -Они и вправду похожи. Я не задумывалась об этом раньше. Не приходилось как-то. Да и этого,-я кивнула в сторону двери, ведущей обратно в морг, имея ввиду тело,-видела всего однажды. Поэтому не поняла сразу, что его тело и то, что осталось от лица, знакомо.
Я сделала паузу и долго затянулась. Выпустила дым чуть вверх и облизнула губы.
-Но знакомство было достаточно длительным,-усмехнулась и опустила взгляд. -Он был любовником моей клиентки. И, уверена, моложе, чем вы думали. Порядка тридцати, может, несколькими годами старше. Однажды клиентка захотела, чтобы я приехала к ним двоим. Как она позже объяснила, он так хотел. А она делала все, что он желал, потому что была очарована и подчинена, -снова усмешка. Я говорю слишком много о том, что не следовало бы упоминать. Язык словно развязали. И эта дрянь, что была не высказана, рвалась наружу. Меня задевала эта история, в которую она втянула. Хоть на раз, но хватило сполна.
-У него была такая татуировка и шрам от операции. Многим удаляют аппендикс. Это все, что я могу сказать об опозновательных чертах.
Я ждала, что она спросит еще что-то, но дело было в том, что я ничего, практически ничего не знала о нем, и слышала только имя.
-Я не имею права звонить ей, чтобы узнать о нем что-нибудь. Не могу назначить встречу сама. За такое наказывают, и это меньшее, чего я хочу. Остается только ждать, пока она вызовет сама. Но если бы вы могли позвонить ей...-я осеклась. Потому что это уже было начало авантюры! Мне не должно быть дело до этого кретина. Зачем просить Изабель звонить?
-Вы, наверное, думаете, что таких татуировок много, и этого просто не достаточно, чтобы утверждать. Но на деле они отличаются. Все дело в деталях. Их несколько запоминающихся,-я стала показывать на себе и чуть не прожгла джинсы пеплом с сигареты. -Вот так и вот так в самом центре образован крест. И вот здесь есть ответвления от его концов.
Я вспомнила ее руки, очерчивающие татуировку любовника. Кажется, это был краш, потому что желая того, прикрывая глаза, я могла точно вспомнить, как двигались ее пальцы. Увлечение почти что мазохистское и глупое, выросшее не из чего, только пренебрежительного отношения женщины с высоким уровнем тестостерона, который она вынуждена подавлять из-за любовника. Должно скоро пройти,-звучит как диагноз.

Отредактировано Evangelina Mills (2016-08-24 11:40:29)

+1

8

На улице было тепло, ощущалось легкое дуновение ветра, но четно говоря, выйдя за пределы больницы, стало как-то легче. Возможно, просто не хватало вдохнуть воздуха. Как бы там ни было, а в морге не надышишься. Время от времени я всегда выхожу наружу просто, чтобы немного развеяться или поднимаюсь к медсестрам в другое крыло госпиталя, чтобы попить чай и просто побеседовать. Зачастую бывает, остаюсь на ночное дежурство, обычно по собственной воле; так люблю свою работу, что могу позволить остаться здесь. Я не прозябаю в самом неприятном для многих уголке больницы, а дежурю на посту. Само собой я не одна, есть еще врачи, медсестры. Скучно здесь не бывает, нет на это времени. Порой ночами бывает совсем тихо, но это большая редкость, всегда что-то случается, кого-то привозят, а кто-то умудряется прийти и собственными ногами раненный в полуобморочном состоянии. Что же касается трупов, то они особой редкостью не являются, но и ежедневно не поступают. Однако в любом случае я прихожу, чтобы проверить «не сбежал ли кто», посмотреть на общую обстановку. Да и потом родственники, знакомые умерших приходя ни раз, особенно когда похороны затягиваются; такое тоже было на моей практике.
Данная ситуация с трупом мужчины наводила меня на вопросы, которые меня совершенно не должны были волновать, но как известно ничего просто так не делается и не бывает, всему есть свое объяснение и причина. Мне эти все обстоятельства, честно говоря, не особо так и нравились, но больше всего не нравилось именно то, что я влезаю в это дело. Может быть, конечно, не зря. Возможно, есть что-то, о чем мне надо было знать, хотя мое дело маленькое.
Девушка представилась, я слегка улыбнулась и пожала ей руку, - Изабель, мы обменялись легким рукопожатием. - Спасибо, я не курю, далее, Эва рассказала мне за все то, что знала и собственно могла рассказать. Я услышала больше, но не удивилась некоторым фактам. В принципе мне все равно до того кто кому приходится и чем занимается, но все это как-то запутано, так мне показалось. Любовник клиентки. Очарование и подчинение. Это же рабство какое-то. Называется кому что. Вслух я не стала произносить то, что на уме крутилось. Да и зачем это нужно.
Я спокойно выслушала Эву, мне стало немного непонятно почему не вызвали именно ту самую клиентку, которая могла бы что-то рассказать или нет?! В общем, это не столь важно как ее появление здесь. Насколько мне известно, должны сообщить тем, кто знал. Хотя о чем я думаю. Ведь она была ни его девушкой, а обычной клиенткой как сказала Эва, а это уже совершенно другая стороны монеты. Хотя она могла знать больше, намного больше, чем оно есть на самом деле. Мужчине приписали несчастный случай, а может быть это далеко не так и здесь кроется и вовсе самое настоящее убийство.
- Раз она был очарована и подчинена, то должна была узнать о случившемся и хотя бы приехать в морг для опознания тела. К тому же она может знать гораздо больше. Я просто исхожу из того, что она делала все, что он скажет, и бежала по первому зову к нему. Я не спрашивала, я размышляла вслух. Да, я далека от так называемой профессиональной деятельности, но как выяснилось, есть еще человек, кто мог бы наверняка помочь. – Может быть, она просто не хочет связываться с этим делом? Боится чего-то? Я спросила Эву смотря на нее, взгляд был напряжен и я сама была озадачена всей ситуацией.
Конечно, позвонить я бы и могла, хотя не мое это дело. Да и если дамочка нажалуется на меня, то будут проблемы. Однако риск может себя оправдать только я пока не знаю как. Не знаю, как правильно поступить и что вообще может из этого выйти. Если я ее приглашу в морг для опознания теля будет это выглядеть ну очень странно потому как это работа вне моей компетенции.
- Эва я бы могла, конечно, ей позвонить и пригласить ее на опознание. Только мне придется солгать и сказать, что я нашла ее номер телефона в его документах или в кармане одежды, но это уже не имеет значения. Тогда получается, правоохранительные органы недосмотрели чего-то, но опять же они могли и не лазить по его карманам, а может, был потайной….из уст так и посыпались разные варианты. Как-никак, а если уж и звонить, то необходимо предоставить факты.

+1

9

Понедельник день тяжелый. Настолько, насколько вообще может небо всей тяжестью обрушиться на еще не отошедшую от выходных гудящую голову. Потому что пока практически все отдыхают в выходные, это мои самые напряженные рабочие дни, в которые приходится "блистать" с утра, когда люди выходят на деловой бранч, до позднего вечера, ужинов и приемов. Нередко это приходится мешать с поездками к клиенткам, и практически всегда менять наряды и прически. Отвратное занятие. Давать классы после обеда в понедельник-лучшее, что может случаться после таких "выходных", но чертов парень не мог потерпеть умереть на день позже, и вот я вытянута из дома куда раньше, чем планировала, и день убит непривлекательным занятием и унылой физиономией федерала.
-Понедельники могут быть сносными, но этот выдался просто отвратительным,-бросила я так, между прочим, и стряхнула в урну пепел. Жаловаться на понедельник (несчастный, всеми нелюбимый) распространенное занятие, обычно я таким не грешу, но в этот раз решила позволить себе быть банальной. Переключившись ненадолго на эти мысли, я ушла от основной, чтобы вовсе не свихнуться. Не столько от догадок, переполняющих голову, сколько от бури эмоций, которая начала закипать при упоминании всей этой давнишней затянувшейся истории, моей клиентки, ее любовника.
-Она не знает, что он мертв. Если только сама не заказала,-я была смела в таких заявлениях, потому что не могла знать наверняка. И тем более стоило быть осторожной в словах, похожих на обвинение. Подобная мысль наверняка родилась у нас обеих, но озвучивать ее было совершенно иной степенью дерзости. Оставалось только надеяться, что если уж Изабель согласилась уделить мне свое время и выслушать, ввязалась в обсуждение, то она будет столь же лояльна и не станет зацикливаться на сказанном, и уж тем более не настучит федералам.
Я снова затянулась. На этот раз долго и глубоко. Стало несколько противно, я поморщилась.
-Я приехала на опознание другого человека. Его документы были при жмурике. И да, он был моим клиентом. Видимо, слишком одиноким клиентом, раз никто даже на труп не приехал взглянуть. О его личной жизни я не могла знать всего и наверняка. Но теперь убедилась. Вот только как документы клиента оказались в вещах совсем другого человека, где он, если жив, что не ищет свои документы? С клиентом я тоже не могу связаться самостоятельно. Я не знала, что они были знакомы с трупом. Но это вовсе не значит, что не были. Все слишком запутанно.
Снова затянулась, выпустила дым в воздух и поджала губы, размышляя. 
-Мне кажется, с ним тоже что-то случилось. В противном случае, он бы подал заявление в полицию о пропаже документов, и их бы нашли в вещах трупа, что у вас на столе, и не стали бы вызывать меня на опознание не того человека, и стали бы выяснять личность этого...Полиция теперь займется поисками хозяина документов. Если поверят, что я не ошиблась, что это не тот человек мертв. Вот как бы узнать, когда найдут...-я докурила и потушила окурок в урне, а затем принялась колупать желтый лак на ногтях. Он смотрелся странно, что со светлой кожей, что с загаром, но я продолжала периодически красить им, потому что не хотела, чтобы лак испортился на полке под слоем вековой пыли. Мне было жаль вещи, которые становились бесполезными. Это очень жестоко, если представить, что и у них есть душа. Чокнутая сентиментальная девица.
-Вам не нужно приглашать ее на опознание. Сейчас я все больше убеждаюсь, что это он. Может, это обман памяти? Вам нужно только договориться о личной встрече, чтобы... -я осеклась. -Я знаю его адрес. С ней мы встречались в отелях, но в тот раз были в его квартире. Она бы ни за что не привела нас в свой дом. Она замужем, Изабель, понимаете? И... -я выжидательно глядела на девушку, в надежде, что она поймет, к чему я клоню, чтобы не говорить это самой. Но не выдержала. -Мы можем отправиться туда. То есть, наверное, вы не согласитесь, потому я могу сделать это одна. Хотя мне бы хоть чуть-чуть знать того, что вы знаете. И уметь хотя бы немного из вашего арсенала. Ведь вам подвластно взять пробу с вещей? На ДНК. Чтобы могли быть уверены, что это он. И уже решать, что делать дальше. Пока не известно, как выяснить, жив ли владелец документов,-я вдруг затараторила, будто хотела выпалить все, что было в голове, чтобы никто посторонний не успел уловить, и затем резко замолчала. Я говорила так, будто она уже дала свое добро ввязаться в это, хотя явно слышала, что она сомневается, по ее интонации в голосе и употребляемым словам. Я опустила взгляд и прикусила нижнюю губу, соображая, как поступить. Уговаривать ли Изабель втянуться в это дело. И влезать ли самой, потому что взявшаяся из ниоткуда решимость не могла быть верной. Горячая голова не помощница.
-Я не знаю, почему хочу узнать, в чем дело,-стала объяснять уже спокойнее,-дело не в чистом любопытстве вовсе. Я слишком много времени провела с этим мужчиной, Дэйв. Его зовут Дэйв. Да вы и сами видели в документах, наверное...И теперь просто не могу остаться равнодушной к его судьбе. А еще я позволила себе эмоционально привязаться к той женщине. И хочу узнать, как же закончилась их история с любовником. Вы не обязаны мне помогать во всем этом. Особенно, если накличите неприятности за вольность. Однако я все же дерзну попросить вас о помощи. Любой посильной помощи,-я усмехнулась себе под нос и подняла глаза на Изабель, -потому что одна я все равно не справлюсь, а вы кажетесь адекватной. Куда лучше, чем искать сообщника среди чеканутых федералов,-и с надеждой посмотрела в ее глаза.

0

10

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » жмурки