Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sous le ciel de Paris ‡on recolte ce que l'on sème


Sous le ciel de Paris ‡on recolte ce que l'on sème

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ПАРИЖ, ФРАНЦИЯ| МАЙ | 2016 год

УОРРЕН БЕКТЭЛЬ, ТОМАС БЕКТЭЛЬ И АННА РИАН
http://orig05.deviantart.net/1fcf/f/2015/107/8/6/bioshockinfinite___paris_panorama_by_blackpast-d8q07nn.png

Анна с Уорреном приехали во Францию с определенной целью - устроить развод мадам Риан, о котором уже начали шептаться за каждым углом, едва только самолет приземлился в столице Франции, куда также приехал Томас, чтобы повидаться с отцом и тоже ему кое о чем рассказать.

Отредактировано Anne Ryan (2016-08-21 18:59:48)

+2

2

-Уоррен... скажите мне честно - если бы у вас была возможность самому выбирать учебное заведение - вы бы поехали в Англию? -Себастьян усмехнулся, прикурив сигарету и на всякий случай опасливо оглядевшись - согласно строгим правилам итонского колледжа, делать нечто подобное на территории общежития было строжайше запрещено. Бектэль вздохнул прежде чем ответить - его лучший друг был поистине неисправимым занудой, едва ли не с самого момента знакомства, обращаясь к нему только на "вы". И это несмотря на то что Себастьян был сыном какого-то там герцога или лорда - Уоррен точно не помнил, потому как титулы в среде воспитанников Итона не имели абсолютно никакого значения. -Насколько я понимаю, у ваших родителей было много возможностей устроить ваше обучение...
-Я бы с удовольствием остался в Сан-Франциско, дружище, -ответил американец, отложив в сторону порядком уже надоевший учебник латинского и посмотрев на друга. -И учился бы в самой обыкновенной школе... но, увы? Мой отец всегда считал, что только в Британии возможно получить хорошее образование, а на мои желания ему мягко говоря было наплевать. Видите ли, его тоже хотели отправить в Итон, однако на тот момент в колледж не принимали детей не англичан... вот он и решил на мне отыграться.
-С одной стороны, я вас прекрасно понимаю... но с другой, все же рад, что вы оказались в этом славном учебном заведении, -ответил Себастьян, бросив Бектэлю пачку сигарет. -Если бы не вы, я не продержался бы в этой... как там принято говорить в Америке? - дерьмовой дыре и года. И боюсь, мой отец во многом похож на вашего...
-Джентльмены, хотите я вас обрадую? -неожиданно в комнате открылась дверь и заглянул еще один сосед Уоррена по комнате. -Мистер Рафтен решил устроить неожиданную проверку комнат, с чем я нас троих и поздравляю - вы так вовремя решили покурить.
-За что я всегда любил вас, Ральф - так это за феноменальное умение подслушивать где надо и где не надо, -ответил Себастьян, вскочив с кровати и ринувшись к окну. -Дражайший мистер Рафтен спит и видит как бы отвести меня в кабинет директора на поругание и лишить поездки домой на выходные. Как там говорят в Америке, Уоррен? На горячий уик-энд?
-Я уже давно так не говорю, -рассмеялся Бектэль, тоже поднявшись с кровати и принявшись наводить порядок. -Если ты не забыл, меня вот уже несколько лет стараются сделать истинным джентльменом и заставить забыть все американские привычки. И по правде говоря, с тех пор как мне едва не разбили нос в моем первом пансионате, я стараюсь помалкивать о своем происхождении.
-Кажется святая инквизиция уже начала обыски в комнатах еретиков, -сообщил тем временем Ральф, выглянув в коридор. -Но думаю, что у нас еще время перед явлением помощника директора...
Засмеявшись вместе с друзьями, будущий строительный магнат вдруг ощутил что резко падает куда-то в темноту... и проснулся, буквально приземлившись в удобное кресло своего боинга. Перелет в Париж продолжался и рядом была сладко спавшая Нэн - переживания по поводу возвращения во Францию несколько утомили ее. Но даже во сне, она продолжала обнимать Уоррена, прижавшись щекой к его плечу. Видимо смотря на нее, он и уснул пару часов назад... а вот сейчас ощутил не самое хорошее предчувствие, ведь давние друзья из колледжа снились ему крайне редко и что любопытно, бывало это перед каким-нибудь важным событием.
Словно бы хотели предупредить его о чем-то?
Так вышло, что после окончания Итона, Уоррену не довелось больше увидеть самых лучших своих друзей - у него началась новая свободная жизнь, о которой он так долго и отчаянно мечтал во время учебы. Работа в семейной компании, затем женитьба и семейная жизнь... тут уж точно было не до встреч со старыми итонцами. Он частенько подумывал о том, что встреча спустя столько лет, была бы довольно-таки интересной, однако пока что не нашел для этого времени и к тому же боялся узнать, что двоих старых друзей уже нет на свете.
Уж больно странными были все эти сны, в которых друзья словно бы предупреждали о чем-то важном.
-Сэр, через десять минут пойдем на посадку, -доложили Уоррену и он согласно кивнул в ответ. -Помочь вам выровнять спинку кресла?
-Нет, благодарю вас, я все сделаю сам, -ответил строительный магнат и легонько коснулся ладонью щеки Анны. -Просыпайся, моя радость, мы уже почти прилетели.
Она открыла глаза и сонно улыбнулась, когда он в очередной раз поцеловал ее. Уоррену очень хотелось думать, что Нэн наконец перестала опасаться возвращения в Париж - ведь по сути дела, он уже все высказал ее мужу. Если Андре не дурак, то он побоится затевать открытую войну... ведь это лишит его выгодной кормушки при кабинете министров мсье Олланда. В интересах Риана отпустить Анну тихо и без каких-либо скандалов и перемывания грязного белья в прессе...
-Сегодня мы встретимся с адвокатом, которого мне порекомендовал один знакомый из Сакраменто - говорят он ловкий малый и знает все лазейки французского законодательства, -улыбнулся Уоррен. -Думаю что мне не составит труда уговорить его взяться за наше дело... и после того как он согласится, мы сразу же поедем к твоим родителям и заберем Жюли. Полагаю, она уже успела порядком без тебя соскучится, любимая.
Бектэль всегда прекрасно относился к дочери своей возлюбленной: это была необыкновенно умная и что немаловажно - чуткая и добрая девочка. В этом Уоррен убедился, еще когда возил Анну и Жюли в Лондон на своеобразные каникулы... тогда Джулс (как называл ее Бектэль на американский манер) как-то поздним вечером застукала двоих пылких любовников за особенно страстным поцелуем. И вот что интересно - когда Уоррен попытался как-то объяснится, Жюли заявила ему, что ничего не расскажет своему отцу.
-Я знаю что мама с ним несчастлива.., -тихо сказала девочка в тот момент. -А когда рядом вы, она совершенно другая... и снова улыбается. Я уже давно не видела ее такой...
Собственно говоря, Уоррен был поражен этим заявлением, потому как вовсе не ожидал заполучить неожиданную союзницу в лице Жюли. Сейчас она уже была старше, но надо полагать не изменила своего мнения? Бектэль хотел как можно скорее забрать дочку Нэн от бабки с дедом и увезти в Сакраменто от всех проблем и забот. И пусть при разводе Риан подавится своими деньгами, имуществом и прочим - главное, чтобы Анна как можно скорее стала свободной.
-Итак, почти половину дела мы провернули, -произнес Уоррен, после того как вместе с Нэн прошел паспортный контроль и направился к выходу из аэропорта. Джерри, как и обычно, вышел первым и поймав такси, загрузил в багажник весь багаж, прежде чем открыть дверцу авто перед боссом и его пассией. После заселения в Плазу, ему предоставят более респектабельную машину - об этом Бектэль позаботился заранее, связавшись с одним хорошим агентством по предоставлению подобных услуг. Держать собственное авто в Париже не имело никакого смысла, потому как здесь строительный магнат обычно бывал "налетами" - тогда как в Каннах у него был не только дом, но и достаточно хороший гараж с несколькими дорогими машинами. -Теперь отойдем от перелета пару часов и поедем на встречу с мистером Ролле. Будем надеяться, что он действительно так ловок, как о нем говорят.
Заселение в отель прошло более-менее тихо и спокойно - папарацци и репортеров не было, что могло означать два варианта развития событий. Первый: вездесущие фотографы попросту проспали приезд Уоррена и второй: Андре все-таки побоялся раздувать эпический скандал, несмотря на то что лента новостей была забита яркими доказательствами наличия у него рогов.
Впрочем... еще было только восемь утра? Вполне возможно, что пресса еще успеет активизироваться.
Пройдя в спальню шикарного президентского номера, Бектэль снял свою куртку и с удовольствием растянулся на постели. После долгого сидения на одном месте, это было истинным блаженством, особенно когда Нэн устроилась рядом.

+3

3

Пожалуй, одним из главных недостатков Анны Риан была её нерешительность. Та самая нерешительность, с которой она, удивительно, но пошла на адюльтер с мужчиной, что годился ей в отцы. В прочем, говорят, что измена приносит женщинам особенные ощущения. Все-таки, если для мужчины – это дело обычное, то для женщины нечто подобное сопряжено с серьезными эмоциями, будь то влюбленность, ненависть, страсть или даже месть. Вот только Анна могла сказать теперь откровенно, что ни единая из этих ощущений в одиночестве все-таки не могли подтолкнуть её на этот шаг. Она могла быть несчастной в браке до конца своих дней; она могла мысленно проклинать своего мужа и с тихим замиранием сердца дожидаться, пока один уверенный в себе мужчина не посмотрит в ее сторону, снова соблазняя сладим грехом и таинственным преступлением, идти на которое, она была уверенна, что никогда не решится.
Так уж была устроена жизнь француженки, что ей было не просто выйти из зоны собственного комфорта. Хотя положение вещей в её жизни с трудом можно назвать именно так, если говорить отнюдь не о материальных благах, которыми судьба не обделила женщину. У неё, казалось, было все: семья, чудесный ребёнок, муж из числа не последних политиков, а еще безбедная и размеренная жизнь.
Чего только ещё пожелает душа?
А душа жаждет любви и счастья.
Каждый знающий человек скажет не загадывать наперёд, ведь коварная судьба-злодейка всегда внесет собственные коррективы в твои планы, обязательно нарушив их. Она разрушит все, что ты себе планировал, будто карточный домик, и заставит сидеть у разбитого корыта, прежде чем ты сможешь решиться собраться с мыслями и придумать новый план…
Что же, мадам Риан ничем не отличалась особенным от многих других своих сверстниц. Да и не только от них. Ещё не закончив университет, она прекрасно знала, какое будущее на неё ждет. На неё ожидала и томно дышала в затылок свадьба с каким-нибудь презентабельным молодым человеком, что вскоре добьётся высот в бизнесе или политике, к которой её семья была по-своему близкой. И этим человеком оказался Андре Риан.
Ну, а что дальше идет по сценарию?
Верно, счастливая рутина и дети, о которых так и хочется заботиться, и оберегать от всего злого, что ждет на них в этом мире.
И ведь Анна получила то, чего ожидала от жизни. У неё была, на первый взгляд, весьма счастливая и интеллигентная семья, прекрасная дочь и безбедное существование, в котором ей не доводилось работать по двенадцать часов в сути, как делали многие другие. Вот только все это тоже не значил обязательное присутствие счастья в жизни Ани, что нашла к нему свой ключ вовсе не в браке, а там, куда всегда с опаской оглядывалась и большую часть времени считала ошибкой. Ведь именно этот её «ключ» и разрушил жизнь, в которой все шло по одному и тому же сценарию годами.
Кажется, еще совсем недавно Анна убегала из Парижа туда, где находился её спасательный круг, и не представляла себе, как сможет вернуться обратно с высоко поднятой головой. Ко всему прочему она еще и не была оптимисткой и не ждала ничего хорошего от неизбежных перемен в её жизни. Однако благодаря Уоррену, на плече которого француженка и провалилась в сонное беспамятство, она имела все шансы не просто поймать свою птицу счастья за хвост, но и обрести надежду на лучшее.
Сколько времени она проспала, Анна не знала. Мужчина бережно и так нежно разбудил её, что она даже улыбнулась, несмотря на то, что на душе кошки скребли. Она опасалась того, что журналисты не дадут им прохода и все то лично, что так не хочется выставлять на показ, станет достоянием общественности. А ведь она так не хотела ещё и Жюли подвергать стрессу…
- Кажется, я все проспала, - сонно пробормотала женщина, когда Уоррен разбудил её. Он ж, тем временем, решил ввести свою пассию в короткий план действий, включавший в себя встречу с адвокатом, который должен был добиться определенного успеха в деле Риан. Но, по правде говоря, только теплые слова о Жюли заставляют женщину особенно нежно улыбнуться, позабыв то, что хотела бы озвучить она Бектэлю. – Я тоже соскучилась по моей девочке. Самое главное для меня то, чтобы она могла жить вместе со мной - ты ведь знаешь это. Последние годы я только и думала о разводе, но не могла решиться зная, что нас могут разлучить, - добавила вскоре Ани, тихо вздохнув. Ей так тревожно было на сердце, и эта тревога миновала только после посадки самолета. А также и пройденной регистрации, за которой следовало удивительно тихий путь в отель.
Вообще, они могли остановиться на квартире Анны на бульваре, где и проходили все их с Уорреном тайные встречи, однако там она давненько уже не была. Не говоря уже о том, что была опасность встретиться с непредвиденными обстоятельствами, вроде любопытных соседей и отсутствия охраны, которой в дорогостоящем отеле было достаточно. Но, дорогой до здания хорошо известного отеля, женщина не может воздержаться от соблазна и наблюдает за всем прекрасным, что видит за окном автомобиля: Париж сейчас был прекрасен. Город цвел и пахнул маем, любимым временем года для Риан, что было самым сказочным временем года, по её мнению, в изящной столице мира, куда съехалась целая масса туристов.
Она улыбается девушке на ресепшене, кода та предоставляет Уоррену ключ, после чего они поднимаются на нужный им этаж. Уже здесь можно было перевести хоть чуточку дух и банально принять душ и переодеться перед встречей с юристом.
- А где нас ждет, мсье Ролл? – спрашивает Анна, подойдя ближе к кровати, на которой растянулся мужчина. – Давай я сделаю тебе массаж? Ну же, поворачивайся на живот,– предлагает француженка своему любовнику, прежде чем настоятельно потребовать выполнить ее просьбу, чтобы ее пальчики забрались под рубашку и помогали строительному магнату расслабится после длительного перелета. – Люблю тебя, - тихо прошептала она, едва наклонившись к Бектэлю, произнесла Анна.
Надеюсь, что мы не задержимся на долго, – даже спрашивает, просит погодя мгновение, не прекращая массировать спину своего мужчины.

+3

4

Вот уже три года я никак не могу отделаться от мысли, что хотел бы пожить с отцом. Не так, как мы жили все то время, что он приезжал в Лондон, или когда мы вместе путешествовали по миру. Мне хотелось иметь возможность видеться с родителем каждый новый день. Я столько всего мог узнать от него, только лишь наблюдая за тем, как тот руководит своей строительной корпорацией. Это был бы бесценный для меня опыт, который я безусловно использовал бы в будущем. Я скучал по нему. Мне не хватало наших разговоров по вечерам, когда старший Бектэль рассказывал мне о своей юности или давал советы. Еще вчера я праздновал свое совершеннолетие, а сегодня мне уже тридцать. Совсем скоро наступит день, когда мне необходимо будет обзавестись собственной семьей, и тогда уже времени не будет хватать на все то, что я хотел бы воплотить в собственной жизни. Время ведь безжалостно и скоротечно. Я мог никогда так и не узнать своего отца таким, каким Уоррена знали его законные дети. Я не жаловался на свою судьбу или происхождение, не требовал чего-то сверхъестественного. Я знал, что отец любит меня, раз сразу признал своим сыном и дал мне свою фамилию. И вот теперь я собирался попросить его, чтобы он позволил мне какое-то время пожить с ним в Сакраменто. Одно дело, когда плод твоей юношеской любви вне брака живет в другой стране, и совершенно другое, когда он воочию предстает перед остальными членами семьи Бектэль, к которым я относился постольку поскольку. Я знал, что мне там не будут рады, знал, что скорей всего прошу слишком много, но и не попытаться сделать этого, я тоже не мог. Не хочу прожить остаток своей жизни мучаясь, что ее часть могла сложиться несколько иначе, найди я в себе немного смелости. Это чувство неуверенности в себе проявлялось лишь в вопросах, связанных с семьей моего отца. Узнав, что Уоррен и Анна собираются некоторое время пробыть во Франции, я напросился в гости. Не самый удачный момент я выбрал для серьезного разговора. Даже подготовил себе пути к отступлению. Если с разводом избранницы моего отца что-то пойдет не так, то я не стану лезть к отцу со своими переживаниями. Если же все пройдет гладко, тогда и я озвучу свою просьбу. Моя решительность испарилась, стоило лишь самолету зайти на посадку. Получив свой багаж, я вышел из здания аэропорта и взял такси. Специально попросил отца, чтобы он не присылал никого меня встречать, чтобы по дороге до отеля я мог собраться с мыслями. В животе сосредоточился клубок из нервов, мне казалось, что от переживаний даже кончики пальцев потеряли чувствительность, словно онемели от холода. Казалось бы, такая глупость, испытывать такой насыщенный спектр эмоций от одних только мыслей, но для меня это было чем-то очень важным. Моя жизнь могла резко измениться на несколько лет вперед. Вид из окна машины действует на меня почти умиротворяюще. Я любил Париж, как и Канны, где у отца даже был дом. Часто человек не ценит то, что находится у него перед носом. Как я вскоре перестал обращать внимание на красоту родного города, которым там восхищались многочисленные туристы. Как дети порой не ценят возможности общаться с собственными родителями, пока те находятся рядом. Или как родители пытаются отделаться от приставучего маленького ребенка, которому нужно их внимание, не думая, что малыш совсем скоро вырастит и выпорхнет из родительского гнезда. Интересно, жители Парижа так же привыкли к красоте сердца Франции или все же нет. Когда такси паркуется у входа в Плазу, я почти взял себя в руки. На ресепшене приветливая молодая мисс сообщила мне, что Мистер Бектэль уже заселился. Прошу предупредить его о моем приезде и о том, что я хочу подняться в его номер. Я не стал бы их беспокоить, если б не знал, что отец скоро уедет на встречу с юристом. Меня они вряд ли возьмут с собой, ведь это дело сугубо личное, поэтому я уже запланировал прогулку по Латинскому кварталу. И раз уж у меня есть немного свободного времени, нужно разыскать какие-нибудь необычные сувениры для мамы и Брайана. Я всегда привозил им что-нибудь из поездок, стараясь, чтобы презент был не банальным, но и не слишком вычурным. Поднимаюсь на лифте на нужный этаж и подхожу к заветной двери. Стучу и слышу голос отца, приглашающий меня войти. Захожу в номер и вижу их. Улыбка появляется на моем лице сама собой, потому что прежде всего я безумно рад этой встречи.
- Папа. Анна. Доброе утро.
Подхожу к своему родителю, чтобы крепко обнять того, а затем целую в щеку Анну. Женщина была немногим старше меня, но какое это имеет значение, если они оба светятся от счастья, находясь рядом друг с другом. Мы почти сразу нашли общий язык, еще когда отец прилетал с девушкой в Лондон пару лет тому назад. Сажусь в предложенное мне кресло и перевожу взгляд с одного на другого.
- Надеюсь, что не помешал вашим планам, когда напросился составить вам компанию. Как вы долетели?

+3

5

Уоррен охотно выполнил просьбу Анны и улегся на живот, подложив себе под щеку одну из мягких подушек в атласной наволочке и затем прикрыл глаза словно довольный кот, ощущая приятные прикосновения рук любимой. Он даже и не предполагал, насколько у него успела затечь спина, пусть даже кресла в его боинге были более чем удобными и комфортными - но все сидеть на одном месте больше часа было совершенно не комильфо. Особенно для Бектэля, привыкшего проводить большую часть своей жизни в постоянном движении; он терпеть не мог засиживаться в своем кабинете, предпочитая лично бывать на строительных объектах по всему миру. Естественно, кроме несомненной денежной выгоды, это было еще и немалым плюсом для репутации корпорации Уоррена - ведь когда сам президент держит под контролем исполнение всех капризов своих заказчиков это дорогого стоит. Не говоря уже о том, что подобная позиция, позволяла старшему Бектэлю поездить по миру и побывать во многих интересных его уголках - чего стоило пребывание в Эр-Рияде? Уоррен не только приобрел дорогого друга в лице короля прекрасной страны двух Святынь, но и помог торговому атташе Соединенных Штатов заключить очень выгодный нефтяной контракт.
В общем, Бектэль привык быть человеком действия и в данный момент времени настраивался на будущую встречу с рекомендованным ему адвокатом. Кажется, он сделал себе громкое имя именно на разводах денежных мешков и знаменитостей, так что должен будет лишь порадоваться такой крупной рыбе как Андре Риан. Оставалось лишь провести умелую подсечку, вытащить его на берег из комфортной среды кабинета министров... и оставить задыхаться.
-Я пригласил мсье Ролле встретится с нами в ресторане "Brasserie Lipp" на бульваре Сен-Жермен - мне подумалось, что это будет самый подходящий вариант, -ответил своей возлюбленной Уоррен. -Думаю что нам надо поехать туда пораньше, чтобы спокойно и без спешки позавтракать, а потом уже заниматься деловыми разговорами. После мы можем остаться на пару дней, если захочешь, любимая - а затем поедем к твоим родителям за Жюльетт. Я тоже успел уже соскучится по этому милому ангелу.
В этот самый момент, в дверь номера деликатно постучали и затем одна из горничных зайдя в спальню, сообщила что приехал мистер Томас Бектэль и спрашивает разрешения подняться в номер. Едва только услышав об этом Уоррен улыбнулся и усевшись на постели, попросил девушку срочно и буквально бегом передать сыну, что отец чертовски соскучился и ждет его с нетерпением. Конечно же старший Бектэль был очень рад, когда Томми выразил желание встретится во Франции - это было весьма приятное дополнение к  намеченному деловому плану.
Тем временем вновь раздался стук в дверь, так что Уоррен поднялся с постели и вместе с любимой Нэн направился встречать свое драгоценное чадо - и неважно, что Томас уже давным-давно уже не тот смешной мальчишка с вечно взъерошенными волосами, что так любил сидеть на руках у своего непутевого родителя. Для Бектэля он пожалуй навсегда останется этаким ребенком, пусть и большим - наверное как и для любого отца?
-Здравствуй, сынок, я очень тебе рад, -Уоррен ответно улыбается, обнимая сына. -Я надеюсь, у Мел все хорошо? Она мне последний раз звонила неделю назад... и я знаю, что она ни за что на свете не станет жаловаться. Так что ты должен быть примерным папиным шпионом и обязательно мне докладывать о ее здоровье.
Последняя фраза произнесена конечно же в шутку... однако, в ней есть доля правды. Мелиссе следовало внимательнее следить за своим здоровьем - быть может тогда, она не заболела бы два года назад? Но так или иначе, Уоррен всегда был готов ради матери своего сына на все. И неважно, что время их романтической истории давно уже закончилось...
-Надеюсь, что не помешал вашим планам, когда напросился составить вам компанию. Как вы долетели? -поинтересовался Томас, оторвав тем самым своего отца от размышлений о прошлом. Уоррен уселся на удобном диване напротив своего сына и притянул за руку Анну, усаживая ее рядом с собой.
-Долетели прекрасно, хотя у меня чертовски затекла спина от сидения на одном месте, -ответил Бектэль. -А ты, сынок, прекрасно знаешь, что не можешь ничему помешать - к тому же, наши планы весьма просты и ясны как божий день. Как ты уже прекрасно знаешь, Нэн нужен развод и желательно без скандала, поэтому я хочу встретится с лучшим специалистом по семейному праву во Франции. Но до того как он приедет, приглашаю тебя поехать вместе с нами на бульвар Сен-Жермен. Раз уж я забронировал там столик, будет совершенным кощунством использовать его лишь для переговоров с мсье Ролле. Так что поедем? У нас как раз есть около двух часов до встречи, так что мы вполне успеем насладится мастерством тамошних шеф-поваров.
"Брассери" может по праву считаться истинной гордостью столицы французского государства - и во время своей буйной и веселой юности, Уоррен не раз бывал в нем вместе с будущей супругой и ее родителями. Их пожалуй можно было назвать еще большими снобами чем сам Бектэль - порой ему даже казалось, что отец Джанин при желании мог бы сделать неплохую карьеру ресторанного критика, настолько он был подкован во французской и итальянской кухне.
Итак - сказано-сделано. Переодевшись в более подходящий костюм для деловой встречи, Уоррен в компании Анны и Томми направился на бульвар Сен-Жермен. Естественно, верный и преданный Джеральд, уже успел позаботится о транспорте, так что можно было не думать о подобных мелочах. Прежде чем уехать, Бектэль также распорядился насчет подходящего номера для своего сына на ближайшие дни... и честно говоря, ему уже хотелось поскорее раздавить Риана и махнуть уже в Канны вместе с дорогими и любимыми людьми.
Весьма учтивый и предусмотрительный администратор в "Брассери" лично встретил Уоррена, Анну и Тома уже при входе в ресторан и сопроводил к забронированному столику в комнате VIP. Передав гостям меню и винные карты, мужчина сообщил что через минут пять-семь пришлет официанта чтобы принять заказ и собрался было удалится, но старший Бектэль остановил его.
-Будьте так любезны сразу же проводить к нашему столику мсье Эдуарда Ролле. Он должен приехать где-то около одиннадцати утра.
-Конечно мсье, все будет исполнено в точности, -согласно кивнул администратор и пожелав дорогим гостям приятного времяпровождения в ресторане, вышел.
-По правде говоря, я думал что они изменят свое меню... но этого, слава богу не произошло, -улыбнулся Уоррен, открыв кожаную папку с меню и нацепив на нос свои очки. -Все-таки вечная классика должна оставаться неизменной. Что будем заказывать, мои дорогие? Воспоминания о легком завтраке в самолете уже успели кануть в Лету для меня, так что я голоден как волк. И хоть пить с утра и является дурным тоном, я бы не отказался от бокала старой доброй мадейры двадцатилетней выдержки.

+2

6

Анна любила Париж, в котором провела практически всю свою сознательную жизнь, только изредка покидая его пределы, чтобы глотнуть свежего воздуха за пределами городской черты на лазурном побережье своей родины, где и находился укромный уголочек, в котором ее родители решили скоротать свою старость. Однако, не смотря на всю свою любовь к романтичному и вечно влюбленному городу, женщине хотелось все-таки как можно скорее покончить со своим визитом сюда. Ей нужен был развод, и так остро была необходима тихая, не омраченная посторонними глазами свобода, которой она сможет воспользоваться на свое усмотрение. Скандал был неизбежен в ее случае, поэтому ей так хотелось оказаться подальше от эпицентра обсуждений развалившейся практически на глазах у всего честного народа семьи, которую она должна была, как полагают многие женщины, именовавшие себя ее подругами, оберегать от подобного. Но, кому-то всегда легко и просто говорить, тогда как жить в клетке не многие способны…
Вот только не ради себя она желала избежать скандала и оказаться, как можно дальше от улиц любимого города. Ради Жюльет она старалась, надеясь, что умница-дочь сможет понять ее. И если не сейчас, то хотя бы со временем.
Тем временем, Уоррен послушно выполнил ее просьбу. Он повернулся на живот, подставляя своей молодой любовнице спину, которую она и взялась разминать пальцами. Но, прежде она все-таки вытянула заправленную в брюки рубашку, чтобы иметь возможность скользнуть под нее ладонями и притронуться к его телу, доставляя удовольствие в малом. На лице француженки блеснула улыбка, когда она мужчина довольно выдохнул, прикрыв глаза от удовольствия, и только несколькими минутами позже, не открывая глаз, начал свой рассказ об адвокате. На эту встречу они оба возлагали большие надежды. Все-таки от нее зависело слишком многое, поэтому очень важно было не потерять времени зря и в кратчайшие сроки сделать свой ход. Хотя, прекрасно понимая, насколько предусмотрительным был Уоррен, Анна предполагала, что у ее любовника был свой план действий. И раз уж он не шибко был взволнован,  значит, все шло согласно оному? Правда, не лишним будет отметить, что Ани еще никогда не доводилось наблюдать за чем-то подобным.
Вот и сейчас у них был вполне себе невинный план действий…
- Ты мне, наверное, не поверишь, но я опасаюсь встречи с родителями. Как маленькая девочка, что не оправдала их надежд… - выдохнула Анна. – Но, я знаю, что они не одобряют меня, - добавила она несколько тише, прежде чем не предупредили о том, что один особенный гость прибыл.
Практически сразу же, женщина позволила себе остановиться в разговоре и улыбнуться. Томаса, одного из младших сыновей Уоррена, она знала уже несколько лет, которые длился их с Бектэлем роман. Это был весьма благоприятный и благовоспитанный юноша, что вобрал в себя, пожалуй, лучшие черты своего отца строительного магната. И дело было вовсе не во внешности, на которую обращают свое внимание обычно. Дело было в чем-то скрытом, что познавалось лишь на глубоком уровне анализа. Этой особенной схожести на Уоррена, пожалуй, не обладал никто из его сыновей, родившихся в браке с Джанин. И подобный вывод Риан могла сделать теперь с большой уверенностью, ведь не так давно она удостоиться честь быть представленной детям своего кавалера.
Вот только стоит тут, пожалуй, задуматься о том, какие шутки играет с нами природа…
К сожалению, бедняжке Тому приходилось зачастую расти без отца, которому было и не разорваться на свой дом и детей, строительную корпорацию и практически вторую семью, пусть даже у Томаса был отчим, Уоррен всегда очень трепетно относился к его матери, из-за чего Ани даже несколько раз поймала мысленно на ревности. Все-таки она не подарит любимому мужчине ребенка, ведь они уже были не  том возрасте, чтобы желать чего-то подобного.
- Здравствуй, Том, - улыбаясь сыну Уоррена, произносит Анна, прежде чем подставить щеку для поцелуя, а самого молодого человека приобнять за плечи, пока длился их короткий приветственный поцелуй. – Мы тебе очень рады. Надеюсь, хорошо долетел? – спросила она, казалось бы, озвучив дежурную фразу, но это было не так. Ей было не безразлично благосостояние детей своего мужчины, ведь о них он печется, пусть даже и не подает виду. Она знала, как задел Уоррена разговор с дочерью, что напомнила ему о былом «грешке». А ей не хотелось бы, чтобы мужчина волновался почем зря.
Француженка, тем не менее, дает возможность Бектэлю старшему возможность поговорить с сыном, пока она отходит ненадолго в сторону, чтобы сверить с зеркалом свой внешний вид. Пристально присмотревшись к себе, Ани поправила свою прическу и освежила губную помаду на губах.
Париж не спал, как и его улицы, что были переполнены автомобилями, на которых сотни тысячи жителей этого чудесного города торопились, кто куда. Еще, кажется, совершенно недавно она тоже торопилась по своим делам, тогда как сейчас Риан краем глаза поглядывала на пространство, скрываемое тонированным стеклом, прежде чем они достигли точки назначения и могли погрузиться в атмосферу одного из лучших ресторанов.
- Я обойдусь без выпивки, - заняв одно из свободных мест за столиком, ответила женщина после строительного магната. – Хочу круасаны с разной начинкой и кофе с молоком. Закажешь мне? - добавила она, пробежавшись по меню ресторана взглядом. – Но, прежде я оставлю вас на несколько минут, если позволите, - вновь улыбнувшись, произнесла Анна. Она прекрасно понимала, что сыну с отцом нужна была минутка для разговора. Тогда как ей самой следовало просто заглянуть  дамскую комнату.

+2

7

Примерный папин шпион всегда рассказывал отцу о самочувствии своей мамы, зная, что он не просто так спрашивает об этом. Пару лет назад я был слишком растерян и напуган, чтобы мыслить рационально. У меня из под ног будто выбили почву, и я никак не мог сообразить, что мне нужно делать дальше. Повезло мне с отцом, который в тот тяжелый момент даже смог найти время, чтобы приехать. Скорей всего нам с Брайаном удалось бы победить собственные страхи и взять себя в руки, но действеннее было попросить о помощи Уоррена. Тогда же в моей жизни появился Джайлс Армстронг, который в последствии стал моим близким другом. В тот же период я познакомился с Анной - женщиной моего отца. То время стало для меня весьма богатым на события и новые знакомства.
- Долетел прекрасно, тем более, что перелет занял всего часа полтора или два. Длительные перелеты даются мне намного хуже, а летать из Лондона в Париж одно удовольствие.
Улыбаюсь женщине и перевожу взгляд на отца, по которому успел уже немного соскучиться. Многие называли его ворчливым, я же через его недовольный тон улавливал искорки своеобразного юмора, бывало что ни раз и ни два мне даже приходилось прятать легкую улыбку, которые присутствующие могли бы неверно истолковать, хотя какое мне до них дело? Мне бы хотелось быть настолько же уверенным в себе, как старший Бектэль, но быть может это придет вместе с жизненным опытом. Хотя почему-то мне казалось, что мой отец был таким всегда. Предложение поехать всем вместе позавтракать стало для меня приятной неожиданностью, тем более, что за два часа можно будет и поговорить на тему того, что беспокоило лично меня. А еще я даже не подумал поесть перед полетом, поэтому сейчас испытывал чувство голода. Пока отец переодевался, я застыл у окна, впитывая в себя открывающийся вид. Мне даже не нужно было переодеваться, ведь мой классический костюм подходил для этой поездки. Добравшись до нужного бульвара и оказавшись на месте, я снова почувствовал легкую нервозность. Отец заказал себе мадейру и я предположил, что это будет неплохим вариантом и для меня самого.
- Я бы тоже не отказался от бокала десертного вина, а насчет завтрака полностью полагаюсь на твой безупречный вкус, отец.
Как раз в этот момент Анна тактично удалилась, а старший Бектэль озвучил наш заказ подошедшей официантке. Я все не знал как и с чего начать, нам даже успели принести вино. Может быть отец заметил мое состояние, ведь оно уж точно не могло укрыться от его внимательного взора, или я был каким-то чересчур накрученным сам по себе. Даже не знаю, от чего я так боялся озвучить свою просьбу, ведь старший Бектэль ни разу еще не отказал мне ни в чем. Папа произносит тост и я подношу вино к губам, делая довольно таки внушительный глоток для храбрости. Думаю, что у каждого человека в жизни бывали моменты, когда даже в тридцать чувствуешь себя совсем еще юным мальчишкой. Так было и со мной в тот момент. Я чувствовал себя так, будто и без того нагружаю своего родителя новыми головоломками, будто бы ему мало предстоящей встречи с юристом. А еще меня пугала встреча со сводными братьями и сестрами, которые скорей всего даже не догадываются о моем существовании. Иногда эта перспектива пугала меня до чертиков. Моя фамилия говорила сама за себя.
- Пап, у меня к тебе есть разговор, или это даже скорее просьба. Думаю, что ты отнесешься к этому положительно, а вот твоя семья не очень. Хотя не мне судить об этом, я же их почти не знаю. Я бы хотел пожить с тобой в Сакраменто. Что ты об этом думаешь?
Казалось, что так легко все это озвучить, но в то же время я чувствовал себя так, будто просил о чем-то запретном. Не испортит ли мое появление отношения старшего Бектэля с остальными детьми. Я же буду живым олицетворением другой жизни Уоррена. Кажется, что одному из моих братьев сейчас лет столько же, сколько и мне самому. Это нельзя считать приятным сюрпризом. Я слишком много думал обо всем этом, а чем больше эти мысли занимали мое время, тем меньше я верил в успех своего плана. Пока отец размышлял над моими словами и сделал еще пару глотком вина, покрутив бокал в руке.

+3

8

Счастлив тот человек, что не только имеет возможность путешествовать по миру в свое удовольствие, но и чувствовать себя везде как дома. Быть может, если бы Уоррен в детстве и юности привык жить с родителями, он никогда бы не сумел бы приспособится к разъездному характеру унаследованного им бизнеса. Но судьба сыграла так, что начало своей жизни Бектэлю пришлось провести на казенном пансионе, о котором не единожды писали в своих произведениях английские писатели-классики - а после спартанского воспитания Итона, будущему на тот момент строительному магнату естественно захотелось вкусить не только свободы, но и роскоши. И раз уж средства позволяли, то почему бы и нет?
В данный момент, Уоррена окружало все то к чему он привык за годы своей сознательной жизни - великолепный интерьер дорогого ресторана, где персонал обладал поистине редким даром предугадывать желания своих постоянных клиентов. Бектэль еще не успел озвучить свой заказ, как ему уже принесли его любимой мадейры, что не могло приятно не порадовать. И пока  Нэн ушла наводить красоту, у бизнесмена было несколько минут чтобы поговорить со своим сыном наедине... почему-то Уоррену показалось еще в гостинице, что Томас хочет сообщить ему что-то важное. Хорошо зная своего любимого сына, старший Бектэль предпочел дождаться когда сын захочет сам ему обо всем рассказать.
Судя по всему, этот момент настал?
-Пап, у меня к тебе есть разговор, или это даже скорее просьба. Думаю, что ты отнесешься к этому положительно, а вот твоя семья не очень. Хотя не мне судить об этом, я же их почти не знаю. Я бы хотел пожить с тобой в Сакраменто. Что ты об этом думаешь?
После этого вопроса, Уоррену вспомнились его недавние размышления обо всех его, без сомнения любимых детях... только вот, в отличии от Лео, Бет и Джека, Томми всегда доставалось куда меньше отцовского внимания, с какой стороны не взглянуть. Бектэлю всегда казалось, что у младшего сына могли быть какие-либо обиды или претензии по этому поводу, однако Том всегда был человеком мягкого, доброго и деликатного характера, так что никогда не упрекал своего непутевого отца в чем-либо подобном. Но если говорить положа руку на сердце... сам Уоррен всегда ощущал свою вину перед Мелиссой и Томасом и этого уже было не переиграть и не изменить.
Разве что попытаться хоть что-то исправить?
-Томми... неужели ты думаешь, что я должен обсуждать какие-либо свои решения со своими детьми? И ты тоже моя семья, как и Леон, Элизабет или Джон. Конечно же я согласен и буду очень рад, если ты приедешь в Сакраменто, -улыбнулся Уоррен. -Мой дом полностью к твоим услугам... а еще тебе давно уже пора познакомится с братьями, сестрой и их семьями. Я должен был давно уже подумать об этом...
Мысленно прикинув знакомство Томаса со всем семейством, Бектэль-старший уже заранее представил себе реакцию своих родных на неожиданное появление еще одного его сына. Скорее всего, обычно молчаливый и сдержанный Леон не станет торопится с выводами, как и Джеки, вечно занятый своими творческими проектами... а вот Элизабет совершенно точно не будет молчать и выскажет своему отцу все что думает. Так было, когда Уоррен внезапно заявился на семейный праздник в компании любимой Нэн, так же будет и сейчас. Увы, но от положительного образа хорошего отца и заботливого мужа для Джанин на этот раз ничего не останется и одной беседой на повышенных тонах все точно не закончится.
-Вот что мы сделаем... тебе уже давно пора заняться большими делами, сынок - так что я хочу чтобы ты поработал со мной. Освоишься в юридическом отделе нашего филиала в Сакраменто, познакомишься с главами отделов и заодно самостоятельно проведешь пару важных сделок. Я попрошу моего зятя помочь тебе освоится на фирме и все показать, -предложил Бектэль-старший. -Он человек умный и хорошо знает свою работу - а еще всегда и во всем думает собственной головой, не полагаясь на чье-либо авторитетное мнение. Уверен что Росс не откажет мне в столь простой просьбе. А тебе будет полезно узнать из первых рук, всю самую необходимую информацию о компании и о наших деловых партнерах в Соединенных Штатах.
Уоррен уже собрался было добавить, что у Росса с Томом получится вполне себе неплохой деловой тандем, но в этот момент вернулась Анна, а вести деловые разговоры при красивой женщине было совершенно точно проявлением дурного тона. Ей итак придется выслушать нынче того самого ловкого адвоката, с которым предстояла встреча... так что не стоило добавлять к этому еще и собственных переговоров о работе.
-Нэн, дорогая, ты точно ничего не хочешь кроме своих любимых круассанов? У нас еще полно времени до того как знаменитый мсье Ролле явит нам свою персону, -поинтересовался Бектэль, когда Анна заняла свое место за столом рядом с ним. -Я решил как следует поесть и заказал себе знаменитое блюдо под названием Сonfit. И надо попробовать его как можно скорее под эту замечательную мадейру - надо полагать после того как появится высокооплачиваемый мсье адвокат, спокойно поесть нам уже не удастся.

+3

9

В ресторане не было много народу сегодня, да и разве обычно бывало больше? Всего лишь те несколько человек, которые все еще не успели (как и Уоррен с Анной и Томасом) позавтракать дома, или не хотели этого сделать в пределах своих жилых квадратных метров, а также тех, кому не нужно было в это утреннее время находиться в офисе, занимаясь работой. В целом посетителей не было больше одного десятка, по крайней мере, так казалось женщине, не слишком внимательно осмотревшейся по сторонам, прежде чем пройти в дамскую комнату, где уже спустя несколько мгновений ожидала весьма неожиданная встреча. Иначе и не скажешь?
Риан успела провести не больше двух минут в кабинке, покинув которую она сразу же подошла к раковине, в которой собиралась тщательно вымыть руки, когда ее окликнула знакомая женщина. И, нужно сказать, что увидеть мадам Фабиус в этом месте и в этот час Анна попросту не ожидала. Супруга политика, что занимал не первый год высокий пост в правительстве при президенте Олланде, имела обыкновение проводить время в свете, который собирался преимущественно вечерами. Все-таки компания жен политиков объединялась в некую особенную касту, которая жила по определенному порядку дня, в который не слишком хорошо ввязывался завтрак в ресторане – традиция гласит и требует завтрака вместе с семьей. И не важно, что избиратели не могут побывать на кухне или в столовой, где расположилась семья за завтраком. Имеет смысл сам факт, который дает возможность увидеть благоприятную картинку издалека и только тем, кто вертится возле семьи политика и может сказать своим друзьям и знакомым о том, что он видел и знает.
А ведь на самом деле никто и ничего не знает наверняка…
- Дорогая Анна, наконец-то нам посчастливилось с тобой встретиться! Не могу не сказать, что роман с Бектэлем пошел тебе на пользу – ты выглядишь прекрасно, - произнесла старая знакомая Анны, с которой они скорее вынуждено общались через мужей. Как бы там ни было, а мадам Фабиус была супругой министра, с которым и работал Андре. На людях они выглядели вполне как хорошие подруги, тогда как на деле, как и все в этой жизни, являлось лишь иллюзией.
- Здравствуй, Валери, - ответила Анна в большей мере сдержано, нежели радушно. Они с Валери были всего лишь вынуждены общаться какое-то время, тогда как теперь никакой нужды в этом общении Ани не видела. В прочем, как и в высказывании благодарностей за комплимент. – Тоже не ожидала тебя увидеть, - вместо иных слов, женщина произнесла то, что вертелось на периферии ее сознания, прежде чем подойти к умывальнику, где в теплой воде и принялась мыть руки.
- Я слышала, что ваш с Андре развод неизбежен, - тем временем, как ни в чем не бывало, продолжила мадам Фабиус. – А также слышала, что ты планируешь увести дочь из Франции, - добавила женщина, глядя в их с Анной отражение в зеркале.
- Ты очень хорошо проинформирована, как для подруги, с которой мы не виделись давно…
- Обстоятельства обязывают меня, милая Анна, - соловьем прощебетала жена министра, театрально вздохнув при этом. – Но, я пришла сюда вовсе не с целью как-нибудь помешать твоим планам. Скорее, я пришла наладить контакт с тобой и напомнить о том, что ты останешься желанной гостью в нашем доме, не смотря на то, что вы с Андре переживаете кризис. В этой ситуации нужно оставаться взрослыми людьми и помнить о том, как важны друзья, - продолжила Валери, определено заинтриговав Анну, которой и подала полотенце, чтобы та имела возможность вытереть руки, не дотягиваясь до корзинки с ними.
- Благодарю, - ответила Риан, приняв полотенце, тогда как мадам Фабиан в который раз продемонстрировала, насколько серьезный тыл способна обеспечить своему супругу, которому было выгодно сотрудничество с американцами, как и возможность привлечь на свою сторону владельца самой крупной строительной компании, было, наверное, в большем приоритете, нежели любые личные взгляды и симпатии.
- Я лично не осуждаю твой выбор, потому что понимаю, что Бектэль в любом случае перевесит Андре, и надеюсь, что ты не забудешь о той поддержке, какую я тебе оказала, - в полной мере дав понять Анне, что от нее ожидают, женщина остановилась, дожидаясь ее ответа.
- Я обязательно это учту, Валери. Но, меня уже ждут, так что – увидимся, - в свой черед ответила Ани, прежде чем отправить полотенце в урну, не отводя взгляда от своей якобы подруги, которой нужно было всего лишь сохранить расположение Анны и соответственно миллиардера, с которым она спуталась. В любом случае, Анна поняла, что добьется желаемого, так или иначе – раз уж Фабиусы начали прогибаться, дело должно было пойти по выигрышной полосе вверх. Но, разве не этим так не нравилась весь этот политический бомонд? Прогибаться, чтобы добиться желаемого – и как не противно после этого жить?!
Тем не менее, женщина вернулась за столик Уоррена и Томаса в довольно-таки приподнятом настроении.
- А вы еще не сделали заказ? – переспросила Анна у своего мужчины, поинтересовавшегося ее выбором. – Нет, я буду круасаны. Но, все-таки относительно мадейры я передумала – почему бы не выпить? – сдержано улыбнулась Анна, прежде чем оглянулась в ту сторону, где проходила мадам Фабиус, решившая, по всей видимости вести какую-то свою игру, раз уж решила покинуть здание ресторана через черный ход. Надо полагать, из черного хода она и вошла в ресторан?

+2

10

- Томми... неужели ты думаешь, что я должен обсуждать какие-либо свои решения со своими детьми? И ты тоже моя семья, как и Леон, Элизабет или Джон. Конечно же я согласен и буду очень рад, если ты приедешь в Сакраменто. Мой дом полностью к твоим услугам... а еще тебе давно уже пора познакомится с братьями, сестрой и их семьями. Я должен был давно уже подумать об этом...
Конечно, прекрасно зная характер отца, я не думал, что он будет что-то обсуждать с родными, но в то же время я не хотел становиться причиной, по которой его отношения с близкими могут испортиться. Не каждый же день узнаешь, что где-то в другой стране на протяжении вот уже тридцати лет рос ещё один из рода Бектэль, которого глава семьи не особо-то и скрывал от окружающих. Было даже немного странно, как это его дети не узнали обо мне раньше, ведь нам с отцом доводилось посещать светские мероприятия в Лондоне, пусть и случалось это крайне редко.
- Вспоминая все твои рассказы о них, мне кажется, что я уже заочно знаком и с братьями, и сестрой, и даже с их детьми. Я просто не хотел бы, чтобы ты менял свой привычный уклад жизни, когда я неожиданно для всех появлюсь в Сакраменто.
Что определенно станет громким событием, а я не любил привлекать к себе лишнее, никому не нужное внимание, к тому же нельзя точно знать, как всё это отразиться на моей матери, некоторым журналистам ведь станет интересна история моего происхождения, впрочем, отец очень влиятельный человек, известный по всему миру, возможно, что его и не станут трогать, выворачивая подробности его романа в прошлом. Папа тем временем продолжает озвучивать прекрасные перспективы, связанные с моим переездом, чему я на самом-то деле рад. Пускай в моей душе царил настоящий хаос из-за противоречивых мыслей, связанных с моим желанием быть поближе к родителю, но в тоже время пугающегося предстоящих перемен, без которых, впрочем, мне не достичь желаемого.
- Надеюсь, что смогу быть тебе полезен, пап, находясь в Сакраменто.
Так хотелось, чтобы отец гордился мной. Доказать себе и всему миру сомневающихся, что я имею право носить фамилию Бектэль. Мне не хватало лишь немного больше уверенности, которую я и планировал обрести, поставив себе в пример Уоррена, за которым и собирался наблюдать, что говорится "в деле". Возвращается Анна, тактично позволившая этому разговору состояться, за что я был ей безмерно благодарен. Женщина понравилась мне, еще при первой встрече в Лондоне, хоть я и находился в тот момент в подвешенном состоянии из-за болезни мамы, что напугала меня до чертиков, а уж от ее дочери я был просто в восторге.
- Анна, как поживает Жюли?
Пытаюсь произнести имя девушки на французский манер, но выходит у меня это, как всегда, комично. Впрочем, в этом плане мы были очень похожи с юной мисс, которая за время наших редких встреч пыталась обучить меня премудростям родного языка, а я в свою очередь старался помочь ей с английским. К счастью, я хорошо ладил с детьми, и довольно неплохо смог развлечь дочь Анны, показывая ей Лондон и взяв на себя роль гида. Было бы неплохо снова увидеться с ней, чтобы мы могли вновь посмеяться над нашей необучаемостью некоторым вещам, но ведь нельзя быть хорошим во всем. Должны у людей быть и забавные недостатки, так пусть у меня это будет заплетающийся язык, пытающийся издавать правильные звуки при воспроизведении французской речи. Надо сказать, что понимал я эту речь вполне неплохо.
- Я бы хотел увидеться с ней. Она сейчас в Париже?
Делаю глоток вина, поглядывая на своих собеседников, следя за их реакцией, не задал ли я неуместный вопрос, возможно, что мне не стоило поднимать эту тему за столом, но я ведь просто не знал, что сейчас происходит в семье миссис Риан, которая в скором времени должна была стать мисс, впрочем, так уж надолго?

+2

11

Надо сказать, что Уоррен давно уже собирался пригласить Тома в Сакраменто - поближе к себе и штаб-квартире своей строительной империи. Сын отлично зарекомендовал себя работая в лондонском филиале и ему пора было выйти в мир серьезного бизнеса и начать зарабатывать собственную деловую репутацию. Однако, зная нежную привязанность Мелиссы к единственному сыну, Бектэль-старший откладывал этот разговор... прекрасно зная что она ему ответит. Скажет что всегда знала, что рано или поздно он заберет у нее Тома, а ей останется лишь скучать по нему и довольствоваться редкими и недолгими встречами в перерывах между бесконечной чередой дел. И на это ответить Уоррену было бы нечего... однако, как бы он не боялся обидеть свою бывшую возлюбленную, поступить иначе попросту не мог. Том достоин блестящего будущего, как и его братья и сестра - и его отец сделает все для этого и уже знает кому можно поручить поддержать его младшего сына на фирме. Лучшей кандидатуры чем Росс просто не найти...
Тем временем, от размышлений Уоррена отвлекает милая Нэн, высказавшись насчет мадейры, которая в этом заведении была просто божественной, даже на самый придирчивый вкус. Бизнесмен согласно кивнул и дождавшись пока его дама сердца выберет по меню свой заказ, озвучил его официанту - он знал что все принесут достаточно быстро, так что можно будет успеть спокойно поесть, прежде чем заявится мсье адвокат.
-Анна, как поживает Жюли? -тем временем, интересуется у Анны Томас, чем вызывает великое множество приятных воспоминаний у своего отца. Та поездка в Лондон была просто замечательной, если не сказать больше - а Жюли была просто счастлива, ведь наконец-то исполнилась ее давняя и заветная мечта. Она увидела столицу Великобритании, познакомилась с самым настоящим герцогом и даже побывала в Букингемском дворце. Естественно, этой милой девочке очень понравилась компания Томаса и кажется что дети быстро подружились, несмотря на то что Джулс (так ее начал называть Уоррен на американский манер) была намного младше.
-Мы поедем за ней сразу как только решим вопрос с бракоразводным процессом, -ответил сыну Уоррен, несколько опередив Анну. -Уверен, что ей очень понравится в Сакраменто - а еще, в том что она будет очень рада увидеть тебя, сынок. Сейчас она у родителей Нэн.
Один из официантов, в этот самый момент приносит ту самую божественную коллекционную амброзию и разливает по бокалам, сообщив что через пару минут уже принесет все заказанные блюда. Бектэль благосклонно кивнул в ответ на эти слова, прекрасно зная, что дожидаться заказа в этом ресторане долго не придется - как, впрочем и в любом другом, дорожащим своей профессиональной репутацией. Когда же все заказы исполнены и поданы, можно насладится ими и оценить мастерство местного шефа, к которому не смог бы придраться даже такой привередливый и избалованный человек как Уоррен.
-Надо будет обязательно оставить отзыв в книге посетителей ресторана, -улыбнулся Уоррен, отпив глоток своей любимой мадейры. -Безупречное качество обслуживания не меняется с годами, что весьма меня радует. Подумать только... а ведь я был здесь в самый первый раз, сразу после того как закончил Итон. То были семидесятые годы, можно сказать этакий культурный бум в искусстве и кинематографе, несмотря на неспокойную политическую обстановку - а я наконец-то наслаждался полной свободой. Незабываемое время.
В тот год, политическая обстановка действительно была накалена до предела... но как легко догадаться, тогда Уоррену не было до этого абсолютно никакого дела. Он, как и многие представители золотой молодежи, с головой окунулся в богемную жизнь на Лазурном побережье и пока что еще не имел понятия о том насколько концерн его отца способен рулить этой самой политикой.
-Мсье Бектэль, приехал ваш гость. Мне сразу проводить его к вашему столику? -доложил один из официантов уже в финале позднего завтрака. -Он просил передать что готов подождать если нужно и полностью к вашим услугам.
-Зачем же заставлять столь занятого человека ждать.., -усмехнулся Уоррен. -Пригласите его немедленно.
Высокооплачиваемый и успешный адвокат появляется за столом с привычной уже учтивой и вежливой улыбкой, пожав руки Уоррену и Тому и затем уже приветливо поздоровавшись с Анной. Целовать руки даме, не будучи официально представленным было бы проявлением дурного тона, так что француз будучи человеком воспитанным не стал этого делать и уселся за стол как только Уоррен пригласил его сделать это.
-Признаться, я был очень удивлен, когда вы позвонили, мистер Бектэль, -из уважения к собеседнику, Ролле говорит по-английски. -И как я уже сказал вам по телефону - я буду рад быть вам полезным.
-Я рад это слышать, -ответил Уоррен, сделав знак официанту угостить гостя мадейрой. -Не буду ходить вокруг да около, Эдуард и сразу перейду к делу... мне рекомендовали вас как самого лучшего специалиста по бракоразводным процессам. Я хочу вам предложить поработать на меня и сразу предупреждаю что это дело может быть сопряжено с громким скандалом.
-Скандалы уже давно стали частью моей профессии, мистер Бектэль, -вновь улыбнулся Ролле. -Позволю себе предположить, что моей клиенткой будет мадам Риан? Надеюсь, вас не обидит, если я скажу, что кое-что уже успел услышать об этом деле?
-Скорее увидеть, -рассмеялся Бектэль. Ему ли не знать об этом, ведь та девчонка-фотограф отменно исполнила свою работу... -Будем называть вещи своими именами. Так вот... мадам Риан нужен развод и я хочу чтобы вы занялись им как можно скорее. Если ее супруг согласится устроить все по-тихому - что же, тем лучше для него. Но если он решит устроить войну, я хочу чтобы вы потопили его... так чтобы его славная карьера в министерстве подошла к концу. Это может быть громкое и интересное дело - и соответственно ваш гонорар будет более чем щедрым. Скупится я не буду и ни у кого из моих деловых партнеров никогда не было причин обижаться на меня в этом плане. Вам остается лишь решить, принять ли мое предложение.
-Я могу вам ответить только одно - всегда любил сложные и интересные дела. И потому сразу спрошу вас, чего вы хотите получить от господина Риана? Я должен добиться того чтобы совместно нажитое имущество было поделено, в соответствии с законом?
-Очень хороший вопрос... деньги господина Риана нам не нужны, но вам нужно будет добиться того чтобы он передал права опеки над своей несовершеннолетней дочерью Анне, -продолжил Уоррен. Адвокат был сообразителен и сразу понял что от него требуется - если он будет так же ловок в зале суда, то без особого труда заработает весьма кругленькую сумму. -Жюльетт должна остаться со своей матерью, это мое второе условие для вас. Если вы согласны, то должны будете начать действовать уже сегодня - свой договор можете прислать мне лично и как я уже сказал, торговаться не стану.
-Я мог бы привезти вам все бумаги в отель, сразу после того как встречусь сегодня с мсье Рианом, -ответил Ролле и глазом не моргнув. -Заодно сразу же отчитаюсь о результатах этой встречи.
-Великолепно. У меня есть кое-что интересное на господина Риана... так что если он вдруг заупрямится, я передам вам все эти материалы. Скажите что в его же интересах согласится устроить все без суда.

+2

12

[float=right]Non! Rien de rien ...
Non! Je ne regrette rien
Ni le bien qu'on m'a fait
Ni le mal tout ça m'est bien égal!
- - - - - - - - - - - - - - -
Non! Rien de rien ...
Non! Je ne regrette rien...
C'est payé, balayé, oublié
Je me fous du passé!
© Edith Piaf – Non! Je ne regrette rien
[/float]Глядя на свою жизнь сейчас, не столь из высоты прожитых лет, сколь из собственного желания осознать, когда мадам Риан успела превратиться в ту женщину, которой она, казалось, никогда не была, однако таковой ее начали считать окружающие. Но природа перемен такова, что они происходят слишком незаметно для человеческого глаза, и как-либо повлиять на них далеко не каждому под руку. Ну, а когда они происходят – оказывается, уже поздно что-либо менять в себе. Эти перемены неизбежны и бесповоротны, и остается только надеяться на то, что они приведут в итоге к тому лучшему, чего только стоило просить у злодейки судьбы, что так любит изменить течение быстротечной реки, в которой ты находишься. И, можно сказать, что в какой-то степени Анне казалось, будто бы она плыла именно по такой бурной реке, не зная, за что вцепиться и где находится ее спаситель. Тот ли спасет ее, кто протягивает руку помощи и держит ее до сих пор на плаву?
Вообще, вся жизнь человека не беспочвенно связана с водой…
И, закрывая свои глаза, женщина порой представляла себе, будто бы долго простояла на берегу большого-большого озера, воды которого были так спокойны и неподвижны лишь до той поры, пока в них не решался ступить. Определенно зная, что ждет ее, как только она разрушит этот, казалось бы, многовековой покой водной глади, она долго колебалась и боялась, что принесут в ее жизнь эти тихие и непознанные воды? Это только поначалу приходит легкость и даже облегчение от всего того груза жизни, который тяготит и порой даже жаждет затянуть на самое дно озера. Все же, немногим погодя, воды показывают всю свою глубину и коварность, они затягивают, вынуждают идти вперед и начинать плыть. Они не щадят слабости, закаляя. Так что, ты в итоге, словно ребенок, пробывший в воде слишком долгий промежуток времени, стуча зубами от озноба и холода, отказываешься возвращаться на берег.
По правда говоря, такая ассоциация своей жизни с теми отношениями, в которые судьба заманила ее, словно в то бездонное озеро, Анну посещала довольно-таки давно. Но припомнила женщина ее лишь только потому, что осознала, какой важный шаг она сделала в прошлом, полностью переменивший ее – она решилась, рискнула, нырнула и стала сильнее, будто Ахилл из древней легенды. Вот только и у Ахилла, тоже есть слабые места.
И Ани знала свое слабое место слишком отчетливо.
- Анна, как поживает Жюли? – спрашивает тем временем Томас у любовницы своего отца, которой остается отвлечься от собственных размышлений и ответить молодому человеку без каких-либо намеков на внутренние переживания. Накручивать себя, как и делиться с тем, что было несколько лишним в их нынешнем разговоре, Риан не собиралась. Женщина мило улыбается, вспоминая, как хорошо ладил сын Уоррена с ее единственной дочерью, когда они гостили в Лондоне. Вот только поторопиться и произнести хоть что-то ей не просто: слишком долго супруга видного политика не видела своей дочери.
- Надеюсь, у нее все хорошо, merci, - отвечает темноволосая женщина, попутно отблагодарив Тома за проявленный интерес, тогда как сказать большего, она попросту не может. Слишком опасно было позволять себе думать о Жюли и осознавать, что ее дочь должна находиться вовсе не рядом с ней, а у родителей Анны, пока они с Андре будут завершать свои давно уже не супружеские отношения тем самым логичным действием, на которое стоило давно уже решиться.
Уоррен более словоохотен сегодня от своей любовницы, поэтому женщина позволяет в полной мере мужчине проявить свои лидерские качества, которые так разительно, должно быть, бросаются в их паре в глаза. Особенно, со стороны. И если какой-нибудь свободолюбивой и самодостаточной женщине не нравится, когда на заданный ей вопрос отвечает мужчина, Риан  же нисколько не была отыгрывать более пассивную роль рядом с Бектэлем, который давно уже пребывал в том возрасте, когда все привычки уже давно закреплены. И тут остается только смириться или же уйти прочь. Вот только этим строительный магнат и нравился Ани – он чувствовал те моменты, когда ей хотелось высказаться на публике или обществе, в котором они пребывали вдвоем. В той же мере, мужчина чувствовал, когда у нее настроение замкнуться в себе и погрузиться в собственные размышления, нежели попусту открывать свой рот.
- Неужели ты этого все еще не сделал? Ну, ты и … – вставляет реплику Риан, когда мужчина отклоняется от первоначальной темы, позволив себе беззаботно улыбнуться на последующие слова Бектэля. Неужели Уоррен все еще помнит тот мир, который Анна никогда не видела в жизни? Как бы там ни было, а ей было интересно послушать, и подобные разговоры нисколько не смущали француженку, давно осознавшей, насколько миру будет сложно понять ее.
Тем временем, их прерывает пришедший юрист, из-за чего Анна немного напрягается. Она только-только позволила себе расслабиться, после выпитого бокальчика мадейры, и была застигнута врасплох приходом адвоката, с которым беседу снова пришлось вести Уоррену. И это у американца получалось настолько хорошо, что Ани даже не заметила, как он снова поднялся из кресла и пожал им всем по очереди руки. Все-таки скрепить знакомство хоть скромным и слабеньким пожатием рук она сочла допустимым. Именно поэтому протянула адвокату руку.
- Рада знакомству, и надеюсь на продуктивное сотрудничество, - произнесла женщина напоследок, в душе надеясь, что никаких заготовок от Уоррена не понадобится в этом деле. – Встреча так быстро прошла, - даже как-то удивилась Риан, прежде чем тихо вздохнуть. – Но, какие пока у нас планы? А у тебя, Том? Планируешь задержаться в Париже с нами? – интересуется она, пока Бектэль старший попросил официанта принести им счет.


перевод

Нет! Ни о чем,
Нет, я не жалею ни о чём
Ни о добре, которое мне сделали,
Ни о зле, мне все равно
- - - - - - - - - - - - - -
Нет! Ни о чем!
Нет, я не жалею ни о чем
Все оплачено, выметено, забыто,
Мне наплевать на прошлое

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Sous le ciel de Paris ‡on recolte ce que l'on sème