Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Раздевайся, ложись, раз пришёл!


Раздевайся, ложись, раз пришёл!

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

УЛИЦЫ ГОРОДА - ПЕНТХАУС | 9-10 АВГУСТА | БЛИЖЕ К НОЧИ

Thomas Bechtel и Olivia Carter
http://funkyimg.com/i/2fEZk.gif http://funkyimg.com/i/2fEZj.gif

День совершеннолетия. Как долго Лив его ждала, чтобы официально ни о чём не беспокоиться. И она ни о чём не беспокоилась, что не скажешь у Томе, которого именинница смогла довести до бешенства одним только звонком.

Отредактировано Olivia Carter (2016-08-21 14:37:16)

+3

2

Рабочий день подходит к концу, и я спешно покидаю офис. Я все еще надеялся, что Оливка сменит гнев на милость и позвонит мне. Мы снова повздорили накануне из-за моего нежелания заниматься сексом до ее восемнадцатилетия. Глупость, знаю. Тем более, что я не стану ее первым мужчиной. Сказать честно, я вообще старался не думать о том, каким мужчиной стану у нее. Но я от чего-то уперся, и уговорил ее подождать пару месяцев, хотя это было чертовски сложно осуществить. Тем более, что сама девушка совершенно не упрощала мне задачу, постоянно провоцируя своими откровенными нарядами или действиями, и доводя всем этим до настоящего безумия. Порой мне казалось, что ей доставляет удовольствие видеть бешенство в моих глазах. Она будто впитывала его, пропускала через себя и кайфовала от этого процесса. Почему я с ней? У меня нет ответа на этот вопрос. На протяжении двух месяцев Лив сводила меня с ума, пока я терпеливо ждал. И вот этот день настал. Еще неделю назад я снял себе пентхаус, в который смог бы привезти свою девушку. Не в особняк же отца ее везти в самом деле. Сегодня вечером туда доставили кучу разных букетов. Специально нанятая мной шеф-повар одного из лучших ресторанов, позаботилась о прекрасном ужине. Я отпросился у отца на три дня плюс два законных выходных. Но звонка не было. Я был расстроен, но чего-то подобного я и ожидал от молодой девчонки. Этим ведь она мне и нравилась. Сложно было угадать, что она может выкинуть в очередной раз. То она была ласковой кошечкой, позволяя мне потакать ее прихотям, то вдруг устраивала скандалы. С ней я будто сидел на пороховой бочке. Моя размеренная тихая жизнь окрасилась яркими красками. Я открыл для себя совершенно новый спектр чувств и эмоций. Чтобы не мучить себя лицезрением несостоявшегося праздника, я отправился домой к Уоррену. Безусловно, отец будет удивлен, что я никуда не уехал. Но, быть может, мне повезет незаметно пробраться в собственную комнату и проспать до самого  утра. А там уже можно будет осуществить вторую часть моего подарка, но теперь уже в одиночестве. Припарковавшись на привычном месте, которое я имел право теперь называть своим, я вышел из машины и прикурил сигарету. Все оттягивал момент, когда мне придется оказаться в четырех стенах. Одному. Перед тем, как зайти в дом, я достал телефон и некоторое время покрутил его в руке. Сообщение с поздравлением я отправил еще утром, но в ответ получил лишь смайлик. Несносная девчонка сводила меня с ума, заставляя чувствовать себя тридцатилетним идиотом. Что толку и дальше стоять на улице? Я зашел в дом и быстро поднялся к себе. Сбросив с себя пиджак, я швырнул телефон на кровать и ушел принимать душ. Звонка не было даже спустя еще час и я лег в постель. Мне даже удалось задремать, пока Оливия наконец не передумала. Хотя она может звонить, чтобы просто высказать мне все, что она обо мне думает. Дотягиваюсь до телефона и отвечаю на долгожданный звонок.
- Я тебя слушаю.
Все то, что говорит мне девушка вводит меня в состояние тихого ужаса. По голосу я чувствую, что Лив пьяна, а по тону, что она намеревается исполнить все те угрозы, что сейчас озвучила. Чувствую, как меня охватывает чувство ярости. Где я успел так согрешить, что теперь мне приходится так за это расплачиваться. Одним движением я вскакиваю с постели и в темпе одеваюсь. Придется выжать из своей Феррари максимум, чтобы успеть забрать Лив до того, как она переспит с кем-нибудь прямо в клубе на зло мне. Хватаю ключи от машины и пентхауса, документы и деньги. Выбегаю из дома, не видя ничего вокруг с единственной целью, как можно скорее оказаться рядом с Оли и отвезти ее к нам. А там уже я буду беспощаден, потому что терпение мое наконец-то лопнуло. Да и именно сегодня ведь девушка праздновала свое почти совершеннолетие. Сажусь в машину и резко стартую. Всю дорогу до клуба гоню так, будто за мной гонятся черти. Только чудо помогло мне избежать аварии и добраться до места благополучно. В самом клубе я быстро нахожу компанию своей девушки. С некоторыми ее подругами я уже успел познакомиться, кого-то видел сегодня впервые. Музыка грохочет в ушах все больше распаляя мой гнев. Подхожу к Наоми и наклоняюсь к ее уху.
- Где она?
Подружка Оливии изрядно навеселе, что лишь подтверждает мои догадки по поводу состоянии самой именинницы. Несколько раз повторяю свой вопрос, пока не дожидаюсь неопределенного взмаха рукой в сторону туалетов. Только этого мне и не хватало. Первым делом захожу в мужской, но девушки там явно нет. Она решила поиздеваться надо мной вдоволь и скорей всего потащила своего спутника в женский. Громко стучусь, а потом захожу. Кто-то из посетительниц смотрит на меня с явным неодобрением, кто-то начинает кокетничать, но мне сейчас нужна только Оли. Слышу ее приглушенный смех и подхожу к закрытой двери. Дергаю ручку и слышу в ответ, как моя девушка просит не мешать ей наслаждаться жизнью.
- Лив, открой эту чертову дверь или я вышибу ее.
Никогда прежде я не позволял себе настолько выходить из себя. Снова дергаю ручку, но никто не спешит открывать. Оли лишь затихает на мгновенье, а потом продолжает хихикать, как ни в чем ни бывало. Если мне казалось, что я достиг апогея своей ярости, то именно в этот момент пришло чувство, что я способен на большее. Выбить дверь особого труда не составляет. Перед глазами будто пелена. Вытягиваю Лив из кабинки и получаю удар в голову от ее спутника. Раздается женский визг, что впрочем не мешает мне хорошенько приложиться кулаком к морде молодого сосунка, что вдруг решил, что сможет справиться со мной. Тащу упирающуюся Оли на выход. Она бьет меня по плечу, но я почти не чувствую ее сопротивления. Меня в тот момент ничто не могло остановить. Вывожу девушку на улицу, куда следом за мной вываливается несколько человек из службы безопасности клуба. Подхожу к машине и прижимаю к ней девушку. Обхватываю ее лицо и яростно целую. Мне хочется разорвать ее, настолько я обезумел от ее поступка. А что меня выводит из себя еще сильнее - это то, что ей все это нравится. Отстраняюсь лишь когда Оливия больно кусает меня за губу. Чувствую на языке собственную кровь.
- Скажи мне, какого черта ты творишь?!
Охрана уходит, удостоверившись, что это не похищение и их посетительница не орет, призывая помочь ей отбиться от ненормального мужика. Окидываю ее долгим тяжелым взглядом с головы до ног. Открываю дверцу и не очень галантно усаживаю девушку в кресло. Пристегиваю ее ремнем безопасности и сажусь за руль. Меня до сих пор трясет и я сам себе напоминаю извергающийся вулкан. Я за один только этот вечер превысил скорость настолько, насколько не позволял себе за всю свою спокойную размеренную жизнь, что была у меня до знакомства с Оливией.

+4

3

внешний вид;

https://pp.vk.me/c631222/v631222504/44d6e/X5_Ofiao3kQ.jpg

Алкоголь течёт рекой. К нашему столику в клубе только успевают приносить коктейли и бутылки с шампанским и текилой. Из всей компании девчонок я предпоследняя, кто дождался заветные 18 лет. Хотя где-то глубоко в душе мне уже давно стукнуло этак 21. Громкая музыка, танцы до потери пульса, алкоголь, красивые парни. Кажется, что этот вечер не может ничего испортить. Я даже не думала о том, что мы с Томом успели довольно сильно поругаться буквально за пару дней до моего дня рождения. И я до сих пор таила на него обиду. Его отказы овладеть наконец-то мной навевали дурные мысли.  А аргументы, что мне ещё нет 18 - казались тупыми отмазками. Если ты хочешь человека, то ты его берёшь, а не устраиваешь эти никому не нужные воздержания. Он же явно не 30-летний девственник, который боится увидеть в живую голую девушку. Взрослый мужчина. Никого же не посадили из-за меня? Нет! И вот я не могу понять это.
- Девочки, у меня есть тост для нашей Олли, - все берутся за свои бокалы и смотрят на Наоми. - Я знаю тебя уже давно. Ты самая лучшая, - я наигранно смущаюсь, - нет, правда. Я никогда не забуду, что ты для меня сделала. Если когда-то нас разделит расстояние, то пообещай хоть раз в неделю писать мне в Фейсбук! - Я встаю из-за стола и тянусь к подруге, чтобы поцеловать её. - За Оливию!
Все гости подхватывают и раздаётся громкий крик, который, наверное, перебивает даже музыку. Кто-то из посетителей тоже начинают нам подвывать. За нашим столом разливается смех и очередная порция шампанского, которое кто-то нам заказал. Я толком даже и не тратилась, только там для аперитива. Кто-то даже заказал нам песню, под которую мы практически все рванули танцевать на высокий подиум. Даже было плевать, что в этом платье снизу всё видно, но мне нечего стесняться. Даже есть, чем гордиться. К нам подходят какие-то парни и начинают танцевать с нами. Один из них подходит сзади и кладёт руки на мои бёдра. Я не противлюсь, а наслаждаюсь этим моментом. Хоть кто-то не стесняется показать своё желание. Взмахиваю волосами и прижимаюсь к ширинке парня слегка покачивая бёдрами. Он прижимается ко мне своей грудью, держа руки на талии, и приближается к уху.
- Может ко мне? - Какой у него красивый голос, - я уже не могу сдерживаться, - он рычит, а я хихикаю как дурочка.
- Мне нужно позвонить, - поворачиваюсь к парню и спускаюсь вниз, направляясь к своему столику, - не уходи.
То ли алкоголь сделал меня ещё смелее, то ли добавил в меня ещё больше сумасшествия, но в голову пришла поистине безумная идея. Если Том не хочет сам меня брать, то придётся поставить его в положение, когда у него просто не будет выбора. Достаю из сумки мобильный и нахожу номер Томаса. Он даже не заставил меня долго ждать, наверное, только и дожидался от меня хоть весточки.
- Том, привет, - слышу голос мужчины и усаживаю на диване поудобнее, взяв в руку бокал. Словно он меня может сейчас видеть, но хочется хоть на момент это представить, - сижу в клубе "Divide" с подружкам и вдруг подумала о тебе. - Начинаю нежно и ласково, чтобы чуть усыпить своего недотрогу, - я подумала, что если ты через десять минут не приедешь и не заберёшь меня к себе, то меня заберёт парень, с которым я тут познакомилась. И он-то хочет заняться со мной сексом, не то, что некоторые.
Завершаю вызов и выключаю телефон. Словно гора с плеч. Допиваю бокал и возвращаюсь к своему спутнику на ближайшее время. Он встречает меня с манящей улыбкой и сразу заключает в свои объятья. Его руки скользят по всему моему телу, пытаясь даже залезть под платье, но я осторожно отстраняюсь, двигаясь в ритм музыке. Мы слишком близко друг к другу. Я даже чувствую, как бьётся его сердце и как пульсируют вены на шее, когда касаюсь её. После двух песен, мы уже сидим на одном из кресел и целуемся, пытаясь словить воздух.
- Прошу тебя поехали со мной, - словно котёнок трётся своим носом о моё ухо, прижимаясь сильнее.
- Зачем куда-то ехать?!
Встаю с колен парня и беру его за руку. Кажется, что мой принц решил всё-таки не приезжать, или он недостаточно беспокоится за меня. Не знаю где он живёт, и сколько ему нужно времени, но имея такую машину и практически пустые улицы в это время суток, можно успеть. Тяну парня в сторону туалета, пытаясь ухватиться за его губы своими губами. Даже плевать есть тут кто-то в туалете или нет, но прохладный воздух заставил слегка вздрогнуть. Прижавшись к стене ждём, когда кто-то выйдет из кабинки. Как только дверь открывается парень тянет меня внутрь и запирает её. Я уже практически вся на взводе, но всё-таки внутри ещё теплится надежда, что моя неженка придёт. Слышу, как с шумом открывается дверь в туалет, кто-то возмущается, а кто-то обращается с лёгким кокетством. Кажется, что парень и я даже знаю, кто это. Издаю лёгкий смешок и после него дверь в кабинку начинает дёргаться. Томми приехал за мной.
- Я здесь ни одна, уходи. Дай хоть кому-то получить удовольствие. - Мой спутник явно не понимает, что происходит, но не обращает особого внимания, продолжая прижимать меня к себе. Томас снова ломится в дверь. Затихаю и жду его действий. Выломит ли он дверь или нет. Из груди вырывается нервный смешок. Петля с двери слетает и передо мной появляется злой мужчина. Он вытягивает меня из кабинки. Такая сумбурная ситуация. Визги, крики, потасовка. Душа ликует, я чувствую его бешенство и оно словно наполняет меня как сосуд. Том снова тащит меня, но уже к выходу. Около туалета собирались подружки, одна из них протянула мне мою сумку. - Отпусти меня! - Бью мужчину по плечу и стараюсь всеми способами вырваться, выводя его на эмоции ещё сильнее. - Ты опоздал! - Хватаюсь за дверной косяк, но пальцы соскальзывают. Том сильно дёргает меня, и я стараюсь удержаться на каблуках. Он прижимает меня к машине. По телу пробегают мурашки. Мужчина целует меня, и на момент я даже успокаиваюсь, но потом сильно кусаю губу. Хочу сделать ему больно.
- Я праздную свой день рождения! - Говорю шёпотом и чмокаю губами, посылая воздушный поцелуй безумцу напротив. Он молчит, а я чувствую, как на лице расплывается улыбка. Его рука сжимает предплечье, а вторая открывает дверь машины. Том буквально запихивает меня в машину, - отстань от меня! Не трогай! Я никуда не поеду! - Он пристёгивает ремень, но я показываю всем видом, что мне это не нравится. - Как тут открывается, - пытаюсь нащупать кнопку, чтобы отстегнуться. Том садится за руль и выезжает на дорогу. Наконец-то отстёгиваю ремень безопасности. - Куда ты меня повёз? Верни меня в клуб! Меня там ждут, - поправляю платье. Все тонкие полоски ткани открыли ноги, - я сейчас выпрыгну из машины! - Конечно, я этого не сделаю, но для игры на нервах все средства хороши. Тянусь к ручке и тяну на себя, но дверь заблокирована. - Вернись обратно, - резко поворачиваюсь к водителю и нахожусь практически в сантиметре от уха Тома. Пальцем провожу по его щеке, дыша в ухо. - Сегодня мой день! Мой праздник, - я сажусь ровно в кресле и нащупываю рычажок, чтобы опустить спинку. Нажимаю и опускаюсь вместе с креслом. - А ты испортил всё веселье! Ты почему вообще приехал? - Принимаю положение полулёжа и закидываю ноги на бардачок. - Ах да, это же я тебе позвонила. - Смотрю на сосредоточенное лицо Томаса. Как же он меня возбуждает. Из его носа словно сейчас польются клубы дыма. Ложусь на бок и кладу ноги на колени мужчины.

Отредактировано Olivia Carter (2016-08-21 22:44:21)

+3

4

- Пристегнись.
Не могу сбросить скорость, потому что она не дает мне окончательно потерять контроль над собой. Оливия будто вознамерилась сегодня отомстить мне за все те два месяца, что я мягко отклонял ее попытки заняться сексом. Я уже и сам не рад, что связался с ней. Господи, как подумаю, что мог проигнорировать ее звонок и не приехать, в то время, как она развлекается с тем парнем в туалете. Мне было не по себе от такого ее поведения. Она ведь действительно была готова сделать это, лишь бы досадить мне. Сейчас это, а что в будущем? Секс с первым встречным из-за того, что я задержался на работе. А если мне будет нужно поехать в командировку, или навестить мать, наконец. Я не мог справиться с гневом только лишь прокручивая все эти мысли в своей голове, а тут еще Лив никак не могла угомониться и закрыть наконец-то рот. У некоторых людей напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Мы не так давно знакомы, чтобы она была абсолютно уверенна в том, что я не сделаю ей ничего плохого. Я сам в данную минуту не был в этом уверен. Озвученное вслух упоминание о том, что Лив ждут в клубе заставляет меня сильнее вдавливать педаль газа в пол. А ведь девушка до сих пор так и не пристегнулась. Вот ведь идиотка упрямая.
- Оливия, пристегни этот чертов ремень.
Но она не слушает меня, продолжая вести себя как настоящая стерва. Обещает выпрыгнуть, при этом привлекая мое внимание к своим обнаженным ногам. Чертово платье. О чем она вообще думала, когда одевала его в клуб. Все же видно. Никакого простора для фантазии. Мне все сильнее хочется увидеть ее родителей. Что за люди позволяют своей дочери разгуливать полуголой и настолько развязно вести себя. Усмехаюсь, когда она начинает дергать ручку. И пусть я не верил, что она может выкинуть что-то подобное, подстраховаться все равно не мешало. Молчу, потому что боюсь, что могу окончательно сорваться и трахнуть эту оторву прямо в машине. Пусть ее это нисколько не смущает, я не хотел переходить ту грань, после которой Лив станет обычной девкой, с которой у меня был секс в тачке. Хотя о чем я вообще беспокоюсь? Кто я для нее? Мальчик по вызову, очередная игрушка? Может быть она все еще рядом со мной только лишь потому, что у нас не было секса. Ведь какой идиот откажется от этого прекрасного молодого тела? Только лишь такой, как я. Хотя я и сам не смог бы назвать причину, по которой ждал ее совершеннолетия. Мне просто доставляло удовольствие наблюдать за всеми ее попытками, но при этом не поддаваться ее провокациям. Это была очаровательная игра длинной в два месяца. Лив выдвигает сиденье на максимум вперед и откидывает спинку назад, насколько это возможно в моей маленькой скоростной машинке. Затем она кладет ноги на панель, прекрасно зная, что я терпеть этого не могу.
- Убери ноги.
Лив наконец-то слушается, но делает только хуже, пристраивая свои маленькие ступни на моих коленях. Какого черта я ношусь с ней, как курица с яйцом. Тем более, что девушка из-за своей распущенности не подходила мне. Я лишь теряю с ней время. Отец никогда бы не одобрил такой мой выбор. Чувствую, как ножка Оливии поднимается по моей ноге поближе к паху. У меня уже давно там все дымит, но я не хотел бы, чтобы она об этом знала. Это как лишнее доказательство моей слабости перед ней. А ее не должно быть. Одной рукой вжимаю девчонку в сиденье и резко торможу. Я ведь просил ее пристегнуться, но кто меня слушал. Разблокировав дверь, стряхиваю с себя ее ноги и тянусь к двери своей пассажирки, чтобы открыть ее. Кладу руки на руль, чтобы не позволить эмоциям взять вверх над разумом, и поднять руку на женщину. Ни при каких обстоятельствах я не мог позволить себе поднять руку на женщину. Это как пункт с сексом до восемнадцатилетия.
- Убирайся.
В машине тихо и я лишь слышу, как от злости громко стучит мое сердце. Пусть возвращается на свой праздник и хоть секс-марафон там устраивает, мне плевать. Оли смотрит на меня, затем дерзко отвечает, все подпитывая мой гнев снова и снова своими словечками, и выходит из машины, громко хлопнув дверью. Включаю радио, чтобы громкая музыка затопила салон автомобиля и желательно мое сознание вместе с ним, и срываюсь с места. Что-то блеснуло на сиденье рядом, и я с удивлением обнаружил там сумочку Оливии. Наверняка в ней спокойно лежат ее телефон, кошелек, документы - одним словом все то, что ей сейчас может понадобится, чтобы добраться до клуба или дома. И хотя я не сомневался, что Ливи сможет договориться с любым таксистом, причиной этого становится не хотел. Резко торможу и с остервенением стучу по рулю, будто это именно он виноват во всех моих бедах.
- Вот же ж сука...
Включаю заднюю и возвращаюсь. Лив стоит, обхватив руками плечи, ведь на улице довольно прохладно. Здесь даже градус не поможет, когда твое платье открывает все то, что по идеи должно было прикрыть. Девушка не делает попыток сесть в машину, а я не открываю перед ней дверцу, лишь опускаю стекло с ее стороны.
- Сядь в машину.
Делаю музыку тише, чтобы она услышала меня, но Оливия лишь озвучивает едкое замечание на мой счет, постоянно держа меня "в тонусе". Делаю глубокий вдох, затем выдох. Затем еще раз, и еще, но эта дыхательная терапия не помогает мне. Дожидаюсь, пока Лив наконец-то посмотрит на меня и повторяю свою просьбу, но на этот раз это звучит, как приказ.
- Сядь в гребанную машину, мать твою.
Наконец-то мой рык был услышан. Девушка возвращается на свое место и мы продолжаем наш путь, тем более, что до пункта назначения осталось всего пара минут. Замечаю, как рука Оливии тянется к магнитоле и перевожу взгляд с дороги на нее. Девчонка, как ни в чем ни бывало, начинает переключать музыку, перепрыгивая с одного радио на другое.
- Я тебе сейчас руку сломаю.
Перехожу на гневное шипение. Это ведь, как щелкать по каналам. Ну же, я и без того в шаге от полного сумасшествия, а она все подливает масло в огонь. Выключаю магнитолу и чуть сбрасываю скорость, приготовившись свернуть к подземной стоянке. Ливи отвечает и я лишь усмехаюсь. Чем ближе был мой пентхаус, тем сильнее гнев смешивался с сексуальным возбуждением, опьяняя меня похлеще убойного коктейля с абсентом.
- Значит, пальцы.
Чуть жмурюсь, когда мы въезжаем на стоянку из-за яркого освещения. Ставлю машину и глушу мотор. Вылезаю и иду к дверце Лив, чтобы помочь ей вылезти, но она же у нас особа самостоятельная. Ставлю любимую тачку на сигнализацию и беру свою спутницу за локоть, спешным шагом направляясь к лифту. Чтобы попасть в пентхаус, нужен специальный ключ. Еще один плюс, что к нам никто не "подсядет" по дороге наверх. Заходим в кабинку, и как только она начинает двигаться вверх, я притягиваю Оливию, чтобы она стояла лицом ко мне, прижатая моим телом к стенке. Руки сами собой тянутся к открытой из-за выреза на платье груди девушки. Отодвигаю ткань в сторону, чтобы посмотреть на нее. Замечаю, как тело Оливии покрывается мурашкам, пока мои руки лежат на ее шее. Платье само собой возвращается на место и я обеими руками хватаюсь за воротник, а затем резким движением разрываю податливаю ткань, чтобы она не мешала мне лицезреть то, чем я планировал насладиться этой ночью в полной мере. Оли хочет возразить, но я закрываю ей рот рукой и пристально смотрю в ее глаза. Ее невероятные глаза, которые сводили меня с ума все то время, что я был с ней. Лифт останавливается и мы заходим в мое тайное жилище. Ну как тайное, отец-то наверняка знал о нем. В гостиной был сервирован стол на двоих. Со свечами, как и полагается для романтического ужина вдвоем. По моей просьбе приготовленные блюда были убраны в холодильник. Я ведь уже не думал, что мы приедем сюда. Всюду стояли корзины с цветами, ведь я не поскупился на антураж для своей подружки. Все же этот день рождения что-то значил для меня. Жаль, что только для одного меня. Если бы я знал, что верхом романтики является секс в клубе, то не стал бы делать ничего подобного. Хотя стал бы, кого я пытаюсь обмануть. Не позволяю Оливии что-либо разглядеть здесь и уверенно тяну ее в сторону спальни. Как только мы оказываемся в полумраке этой комнаты, я рву подол платья, чтобы у Лив и мысли не было снова одеть на себя это безобразие. Приподнимаю ее над полом и бросаю на кровать. Пока пытаюсь как можно быстрее сорвать с себя всю одежду, вспоминаю, как Оливия рассказывала, что хотела бы заняться сексом, прижатая обнаженным телом к холодному стеклу и наблюдающая за закатом с высоты птичьего полета. Это я еще сократил все те эпитеты, что она нашептала мне на ухо однажды во время совместного обеда. От всех этих фантазий я потом долго не мог утихомирить собственные гормоны. Закат не обещаю, а вот рассвет, вполне возможно что и подарю ей чуть позже. Когда с одеждой покончено, я ставлю одно колено на постель и притягиваю Лив к себе за ноги. Я бы позаботился о ее удовольствии не огорчи она меня своим поведением. Даже то, что у нее сегодня был день рождения не могло переубедить меня. Разрываю ее крохотные трусики и отбрасываю их в сторону. Мне не терпится овладеть ею, поэтому я не трачу время даже на хоть какую-нибудь прелюдию. Все позже. Когда я успокоюсь и справлюсь со своим бешенством. Наращиваю темп с самого начала нашей близости. Не знаю благодаря мне или тому парню из клуба, Лив уже давно была готова к сексу. Для меня же наступил тот самый момент, когда я мог позволить себе разрядиться. Когда я услышал тихие стоны девушки, мой гнев окончательно перерос в желание. Мне не много нужно было, чтобы по телу прошлась приятная теплая волна удовольствия, а позже мой мозг затопила эйфория. Если бы мог, то продлил бы для себя этот кусочек счастья. Ложусь головой на подушку и притягиваю Оли к себе. Тянусь к ее губам и провожу по ним языком, дожидаясь, когда она приоткроет рот, чтобы я мог углубить поцелуй. Самое время подготовиться к следующему акту. На этот раз я не торопился, медленно изучая тело любовницы. Я проводил кончиками пальцем по ее мягкой бархатистой коже, чтобы затем попробовать ее на вкус. Я хотел познать ее всю этой ночью, ведь грезил этим с первого дня нашего знакомства. Я хотел, чтобы ее тело полностью было в моей власти.

+3

5

Как же мне нравится это состояние риска. Самые отрицательные эмоции Тома действуют на меня как наркотик. Попробовав один раз, я не могу перестать подпитываться снова и снова. Даже будучи в Каннах несколько недель, я не могла не оставить его в покое, напоминая каждый день о своём существовании, отправляя довольно откровенные фотографии. А иногда и звонила, не думая о том спит он сейчас или нет. Томас прижимает меня одной рукой к креслу и внутри меня словно начали плясать пламенные огоньки. В груди томится ожидание чего-то интересного. Может он не выдержит и всё начнётся уже в машине. Автомобиль тормозит. Рука водителя тянется в мою сторону и я слегка в ожидании прикусываю губу. Но к моему сожалению рука Томаса тянется не ко мне, а к двери. Щелчок и дверь открывается. Смотрю с непониманием на Тома. Ещё этот жёсткий приказ, который я даже сначала и не поняла. Показалось, что это всё шутка, но его сосредоточенное лицо, которое он даже не повернул в мою сторону, да и эти расширенные ноздри.
- Да пошёл ты... урод, - не скуплюсь в выражениях и быстро выхожу из машины, хлопнув дверью со всей силы, что есть. - Придурок... - Машина сразу же трогается с места и я понимаю, что забыла сумку. - Сука, - кладу ладонь на лоб и пытаюсь успокоиться, - так всё хорошо начиналось.
Я вздрагиваю, когда кожа, наконец-то, понимает, что на улице уже далеко не +30. Уже даже жалею, что позвонила Томасу. Сидела бы себе в клубе дальше и спокойно развлекалась. Нет, потянуло же на приключения. Стоять на месте не вариант, поэтому складываю руки на груди, слегка потирая плечи, иду в сторону клуба. Хорошо, что нет ветра. Некоторые машины ехали и сигналили, но мне было всё равно. Я ни на что не обращала внимание. Даже на различные слова, не смотря на то, что они поднимали слегка мою самооценку. Хотя куда уж выше? Краем глаза вижу, как рядом медленно едет машина. И я даже в темноте узнаю чья. Останавливаюсь и автомобиль останавливается на уровне окон. Опускается стекло и из синенькой Феррари доносится голос Томаса.
- А чё ты вернулся-то? - Чуть присаживаюсь, чтобы видеть лицо мужчины. - Езжай куда ехал!
И хоть у него все мои важные вещи в машине, но я не могу поверить, что он был готов меня оставить вот так на улице. Удивительно, как он ещё вернулся.  Он снова приказывает мне сесть в машину, но уже в более грубой форме. И хоть я зла и обижена, но его голос в гневе - настоящая симфония. По телу пробегают мурашки. То ли от холода, то ли от злости Тома. Ничего не говорю и сажусь в машину.  Будем ехать в тишине. Захлопываю дверь и машина снова едет. И хоть такая эмоциональная ситуация, но я себя чувствую довольно спокойно, если не считать лёгкого покалывания в груди. Не могу сидеть без дела и тянусь к магнитоле, чтобы переключить радио. На каждой станции какие-то песни не под настроение. На мои действия Том снова шипит. Боже, ему вообще хоть что-то нравится в этом мире? Он выключает музыку вообще.
- А вот это уже слишком! - Выпрямляюсь в кресле и смотрю в окно. Слышу, как мужчина усмехается. Теперь ему и смешно! Он снова пытается съехидничать. - Нос себе сломай, придурок!
Ударяю его по плечу и складываю руки на груди, наблюдая за местом, куда мы въезжаем. С каждой минутой становилось всё интереснее и интереснее, а я всё старалась изображать из себя обиженку. Хотя я ещё раз убеждаюсь, что в обиде за то, что он чуть ли не выбросил меня на дороге. Но чувствуя его реакцию на всё, я понимаю, что мы квиты. Машина останавливается и спешу наконец-то её покинуть. Перекидываю сумочку через плечо и поправляю волосы, перекидывая их назад. Мой зверь берёт меня за локоть и ведёт к лифту.
- Можно полегче? - Только и успеваю запищать. Голос раздаётся эхом по всей парковке. Старательно перебираю ногами, насколько это возможно в каблуках и с чуть сбитой координацией. Дверцы лифта открываются и мы заходим в кабинку. Я ожидала от Тома следующих действий. Я знаю, что он хочет меня. Он не только хочет меня уже трахнуть, но и убить за все те, потрёпанные нервишки. Это слышно в его дыхании, которое словно как у маньяка. Он прижимает меня к стенке и сжимает одной рукой горло. Ноги начали тихонько дрожать. Его рука скользить вниз по декольте, раскрывая ткань и обнажая грудь. Волна мурашек, а голова буквально стала кружиться. Вторая ладонь опускается вниз. Теку словно Ниагарский водопад. Смотрю на его лицо, на котором не дёргается ни один мускул. За доли секунды он рвёт перед моего платья. - Ты ох... - не успеваю возразить, как ладонь Томаса закрывает мне рот. Мы смотрим в глаза друг друга. И если в моих карих глазах достаточно тяжело прочитать эмоции, так вот в чистых светлых глазах моего спутника можно прочитать всё, особенно в его сузившихся зрачках полных огня. Кладу руку на его ширинку, слегка сжимая.
В таком положении мы едем до самого конца пока не останавливается лифт. Придерживаю рукой платье и снова мужчина меня толкает к выходу. Я даже не знаю где мы от чего ещё сильнее завожусь. Сумка падает с плеча, когда обезумевший молодой человек тянет меня куда-то. Он снова рвёт платье, но в этот раз я молчу. С ним уже ничего не поделаешь. Еле живая ткань падает на пол, а меня буквально бросают на кровать. В свете ночных огней, которые кое-как доходят до последнего этажа, наблюдаю за действиями мужчины. Я быстро расстёгиваю ремешки на босоножках и, отдаляясь чуть ближе к спинке кровати, кидаю обувь в сторону. Не представляю, что он сейчас устроит, но он в ярости. Каждое его резкое движение выдаёт, что всё будет очень жёстко. Представляя это всё моё тело приятно покалывает, а внизу живота словно всё сжалось. Мой цербер приближается и моё сердцебиение начинает наконец-то учащаться. Мы слишком долго этого ждали. Он тянет меня за ноги к себе и снова рвёт мою одежду. Заставлю его обновить мой гардероб. Правда теперь не знаю, как поеду в свою подаренную квартиру. Этот момент, когда он оказался во мне дорогого стоит. В комнате раздался стон и я просто не могла сдержать своих чувств. Быстро, жёстко, властно. Хватаюсь за одеяло и сжимаю его в руках. Его рука снова располагается на моей шее, слегла сжимая её. Кажется, что мы сейчас в очередном порно от Brazzers, но тут всё куда более чувственно и эмоционально. Чувствую тепло внутри и Томас ложится, прижимая меня к себе. Наконец-то я становлюсь спокойней. Превращаюсь из дикой кошки в милую домашнюю кошечку. Только мне нужна разрядка. Хочу тоже получить удовлетворение. Жадно целую его губы, словно нам дана всего минута. Оттягиваю его губу, слегка посасывая её. Руки Тома блуждают по моему телу, а губы следуют за ней. Каждый сантиметр намеченной линии не остаётся без поцелуя. Я улыбаюсь, слегка прикрыв глаза. Он целует грудь, живот и я медленно кладу руку на его голову, слегка надавливая её вниз. Чувствую себя мужчиной. Мой рыцарь смотрит на меня с лёгкой усмешкой, на что я чуть шире раздвигаю ноги. Он приподнимается и его руки касаются моего живота, скользя сначала прямо, а потом поднимаясь в гору по моим согнутым ногам. Снова двигает меня к себе и вот он - второй раунд, которого я так требовала. Том нависает надо мной, кладя мои ноги себе на плечи. Мои руки обвивают его шею и я впиваюсь в его губы. Всего несколько минут и я выгибаюсь под весом его тела. Чувствую горячее дыхание на своей шее. Наши движения - танец. Красивый танец, который из балета переходит в танго. Радует то, что мои ожидания оправдались. Мы словно как ключ и замок - подходим идеально друг к другу. Ложусь на мужчину и не могу перевести дыхание. Ноги трясутся, а внутри словно лёгкость образовалась. Поднимаю голову и тянусь губами к подбородку Тома. Тихонько кусаю его и чуть приподнимаюсь.
- Надеюсь, что это не был мой подарок, - целую своего мужчину и перекатываюсь на вторую половину кровати и встаю с неё. - Пойду схожу в душ, - направляюсь в сторону какой-то двери, надеясь, что иду верно, и покачивая бёдрами на каждом слоге, - но без те-бя!
Включаю свет и вижу шикарную ванную комнату. Захожу в ванную и, скрываясь за дверью, успеваю послать воздушный поцелуй. Запираю дверь и захожу в импровизированную душевую кабинку. Прикрываю стеклянную дверцу и включаю воду. Невыносимо приятно прохладная вода бьётся о горячее тело. Даже невольно издаю тихий стон. Намыливаю тело и быстро смываю всё, что накопилось за день. Хотя накопилось больше хорошего. Стараюсь не намочить волосы. Выключаю воду и выхожу из душевой, прикрываясь полотенцем. Подойдя к зеркалу, вытаскиваю из коробки салфетку и протираю влажное лицо, стирая остатки косметики, которая уже давно одновременно со мной потекла. Выбрасываю мусор и выхожу из ванной комнаты в спальню.
- Ты не против, что я прогуляюсь? - Не дожидаюсь ответа и иду к выходу из спальни. Стараюсь не врезаться во что-нибудь, попутно выискивая выключатели. Нащупываю наконец-то один и нажимаю на него. Передо мной открывается шикарная гостиная, которая уставлена корзинами с цветами. На момент я даже лишаюсь дара речи. Подхожу к одной из корзин и провожу кончиками пальцев по лепесткам. Томас подходит сзади и обнимает меня. - Они такие красивые! И их так много, - поворачиваюсь к молодому человеку и страстно целую в губы, повисая на шее. От губ перехожу к подбородку, и всё ниже - на шею, грудь. Кладу руки на бёдра Томаса и уже собираюсь присесть, как он меня тут же поднимает. Непонимающе на него смотрю, когда он говорит, что он кое-что приготовил. - Если это какая-то шлюха для тройничка, то она полетит с балкона на асфальт. - Улыбаюсь, смотря в глаза своему спутнику.

Отредактировано Olivia Carter (2016-08-23 02:42:23)

+3

6

Чувствую настойчивое прикосновение к своей голове и с усмешкой смотрю на Оливию. Понимаю, что ей не терпится получить свою порцию удовольствия, и я бы потянул время, если бы и сам не хотел снова слиться с девушкой в единое целое. Секс с ней - это что-то невероятное. Приятно наблюдать, как откликается ее тело на малейшее мое движение. Это не притворство и не игра одного актера, я на самом деле чувствовал, как сжимались ее мышцы вокруг меня, при каждом новом толчке. Ее поцелуи жадные и полные чувственной ласки, будто легкие удары тока посылали импульсы по всем нервным окончаниям моего тела. Вдохи и выдохи рывками чередовались со стонами, которые невозможно было удержать в себе. Это было бесподобно. Когда я лег на спину, чтобы перевести дух, Лив забралась на меня сверху. Прикрыв глаза, я поглаживал свою податливую любовницу по спине, пока она окончательно не пришла в себя. Улыбаюсь на заявление девушки, когда она встает с кровати. На какое-то время выпадаю из реальности, наблюдая за ее задницей. Шикарное зрелище. Наверняка ведь Оли прекрасно знает свои сильные стороны и умело пользуется ими.
- Без меня, так без меня. Ты не представляешь от чего отказываешься.
Когда дверь за девушкой закрылась, я вскочил с кровати и отправился в ванну, что была по соседству. На душ мне потребовалась всего пара минут, а затем я вернулся в спальню. Натянув боксеры я вышел на балкон, чтобы выкурить сигарету. Никак не привыкну, что днем на улице адское пекло, а по ночам довольно прохладно. Контраст температур, который казался мне аномалией. Выкурив сигарету, я вернулся в спальню, как раз когда Лив вышла из душа. Она уходит осмотреться, а я подбираю свою разбросанную одежду и вешаю ее стул. Заодно достаю билеты и иду на поиски именинницы. Оливия явно не ожидала от меня столько цветов, вижу это по выражению ее лица. Подхожу сзади и обнимаю свою ласковую кошечку, которая от переизбытка эмоций даже не замечает, что у меня в руках что-то есть. И как бы я не хотел сейчас позволить ей опуститься передо мной на колени, я должен был подарить свой подарок.
- Ливи, подожди, я приготовил тебе кое-что.
Девушка кажется растерянной, но быстро берет себя в руки и выдает фразу, от которой я только и могу, что закатить глаза. И ведь каждый раз я удивляюсь, откуда она вообще берет это. Чуть сжимаю ее плечи, прекрасно понимая, что бороться с этим теперь бесполезно. Перевоспитывать уже слишком поздно, да и зачем. Не могу сдержать ответной улыбки, когда вижу, как загорелись глазки девушки. Протягиваю ей два билета и жду, когда она прочитает пункт назначения. Оливия смотрит на билеты, потом на меня, потом опять на билеты, и снова на меня. Я же приподнимаю брови, ожидая каких-нибудь слов, но их пока нет.
- Думаю, что это лучше, чем шлюшка. И ты можешь продолжить то, что я не дал тебе сделать.
Смеюсь, намекая на оральные ласки, и слегка надавливаю на плечи Оли, чтобы она опустилась вниз. Потом меня все таки пробирает на смех, и я наматываю волосы девушки на кулак, чтобы притянуть ее к себе и поцеловать. По началу легко касаясь ее губ, постепенно углубляя поцелуй, мне показалось, что из меня даже вырвался очередной стон, до того приятно было просто целовать маленькую проказницу. Вскоре с легким разочарованием отрываюсь от мягких губ девушки и треплю ее за щеки.
- Самолет совсем скоро, а я еще не ужинал.
Не хочется выпускать Оливию из объятий, но тогда мы рискуем опоздать на самолет. А я уж слишком сильно хотел погулять по городу со своей очаровательной молодой леди. Кстати, как раз о леди. Со смешком достаю чемодан, который заранее приготовил для девушки и раскрываю его. Там нет ничего такого, к чему привыкла Лив. Скорее все прямо противоположное. Скромное, закрытое, но стильное. Зачем привлекать к себе лишнее внимание откровенными нарядами. Я рассчитывал на спокойные прогулки. Оставляю Оли изучать свой новый гардероб, а сам тем временем ухожу на кухню и достаю из холодильника наш ужин. На то, чтобы разогреть его уходит минут пять. Стол уже сервирован, так что мне только остается принести горячее, пару салатов и бутылку шампанского. Когда с этим покончено, я зову брюнетку к столу.
- Оливия, что ты там так долго. Иди ко мне.

+3

7

Том протягивает мне конверт, который я сначала чуть прощупываю. Не деньги точно. Можно было бы ещё выждать время, но зачем. Кому нужна эта игра в угадайку? Правильно, никому, поэтому я быстро достаю содержимое и узнаю в них авиабилеты. Вытаскиваю полностью билеты и смотрю направления. Сначала Лос-Анджелес, а потом... Париж! Смотрю на довольного мужчину перед собой, потом опять на билеты, потом опять на него. Это шикарный подарок. Это лучше, чем всякие побрякушки. Их я и так могу купить, а вот впечатления - не купишь. Тем более мы поедем вдвоём. Это ж когда он всё это запланировал? Готовился же, мой хороший. И кто-то подумает, что мне должно быть стыдно за выходку в туалете, но нет. Мою совесть очень тяжело разбудить и очень тяжело заставить меня сожалеть о чём-то.
- Ни одна шлюшка никогда с этим не сравнится, - убираю билеты обратно и прижимаюсь к Томасу, потирая носиком о его подбородок, - и нет, раз у нас так много времени вдвоём, то потерпишь.
Тем более впереди столько интересных мест, где можно вытворять всякие непристойности. Только вот надо немного побояться закона, который за такое может в тюрьму упечь и немаленький штраф выписать. Не думаю, что родители захотят узнать, что такое произошло с их единственной дочерью. Том наматывает мои волосы и прижимает к себе, впиваясь в губы. Какие же у него классные губы. Я это оценила и отметила ещё в первый день нашего знакомства. Хотя мы тогда оба отметили достаточно много всего. Жаль, что до сути мы добрались только спустя два месяца. Два месяца, кошмар. Прикусываю нижнюю губу британца, не желая отпускать его из своих пленительных губ. Но я слышу и чувствую, как он и сам не хочет этого делать.
- И я тоже, я тоже, - трусь носом о нос мужчины, чуть ли не прыгая на своём месте.
Он выпускает меня из объятий и вдруг достаёт откуда-то небольшой чемодан и ставит передом мной, раскрыв его. С интересом наблюдаю за всем этим. Неужели ещё подарки? Замечаю в чемодане множество одежды. Боже, он лучший. Главное, чтобы всё ещё мне подошло. Кажется, кто-то хорошо запомнил и мой размер одежды и размер обуви. Меня оставляют наедине с этим чемоданчиком и я присаживаюсь, чтобы изучить его содержимое. Кладу билеты в карман сверху и закрываю его. Осматриваю одежду и понимаю, что всё какое-то слишком простое. Нет моего любимого стиля, который я сама себе придумала. Всё какое-то закрытое или с лёгкой открытостью. Нахожу сначала кружевное чёрное нижнее бельё и натягиваю его на ещё влажное тело. Я так понимаю, что ко мне мы за вещами не поедем, а значит придётся потратиться на пару косметических средств: тушь, румяна, простенькие тени, помаду, ну и тональный, не хочу загрязнять своё лицо городской пылью. Наконец-то нахожу что-то стоящее. Надеваю на себя свободный топ без рукавов и юбку с высоким вырезом сбоку. Смотрюсь в зеркало неподалёку и понимаю, что я выгляжу словно пришла в офис. Не-не, так дело не пойдёт. Иду в спальню за своими босоножками, в которых я уже привыкла ходить за сегодняшний и не только вечера. Застёгиваю ремешки и снова смотрюсь в зеркало. Чуть взъерошиваю волосы, перекидывая их на одну сторону, и иду на кухню. Томас уже начинает меня звать и тут-то настал момент моего шикарного выхода. Подхожу к краю проёма и закидываю сначала только ногу, опуская её и поднимая. Убираю её и медленно появляюсь на пороге кухни, держась за стенку. Иду медленно в сторону Тома, стуча каблуками.
- То есть ты считаешь, что так я выгляжу сексуально? - Подхожу к столу и опираюсь руками о него. Тянусь к миске и достаю мелкий кусок салата. Перевожу взгляд на своего зверя и кладу медленно зелень в рот. Прожёвываю и провожу языком по верхней губе. Чувствую как рука мужчины поднимается от бедра к моей попе, но я быстро сажусь на противоположное место, чтобы перекусить. - Приятного аппетита! Я даже постараюсь не отвлекать тебя от еды, - но после этих слов я кладу одну ногу между ног Тома и подмигиваю ему.

одета так + босоножки;

https://pp.vk.me/c626823/v626823482/c269/fAEXOzMQFyk.jpg

Отредактировано Olivia Carter (2016-08-26 11:31:41)

+3

8

Хмыкаю, когда Оливка дразнит меня своей ногой. Смешная девчонка, наверно в прежних отношениях мне не хватало как раз чего-то подобного. Безумной легкости, присущей лишь совсем еще молоденьким девушкам, вроде моей Ливи. У нее вся жизнь впереди и она только-только переступает через порог из детства во взрослую жизнь. Присаживаюсь за стол, наблюдая, как моя кошечка медленно приближается ко мне. У меня от нее даже дыхание перехватывает, стоит ей лишь чуть подразнить меня. Пока я размышляю, хватит ли у нас времени, чтобы снова заняться сексом, девушка мягко ускользает и садиться напротив. Я уже пожалел, что остановил ее порыв в гостиной, но у нас впереди поездка в Париж. Три ночи, которые она проведет в моей постели.
- Я считаю, что одень тебя хоть в бесформенный мешок, ты все равно будешь горячей штучкой. Не одежда делает человека сексуальным.
Чувствую, как ее ступня касается меня под столом. Долго ли продлятся отношения, построенные только лишь на одном сексе. И на чем они держались до сегодняшнего дня? Ей хотелось насладиться очередной своей победой, а мне? Что получил в итоге я? Открываю шампанское, пытаясь игнорировать провокационные прикосновения. На губах появляется легкая улыбка, когда я разливаю шипучку по бокалам. Один протягиваю Оливии, а второй кручу в руках. Убираю ногу девушки вниз, но Ливи так просто не сдается, заходя все дальше.
- Лив, пожалуйста, у нас не так много свободного времени для подобных игр.
Думаете, она меня послушала? Упрямая, своевольная, не признающая авторитетов. Такой я видел ее. Это мне и нравилось в ней? Не знаю. Задай она мне вопрос, почему я сейчас с ней, я бы не знал, что ответить. Разглядываю ее, как будто вижу впервые, и задумчиво тру подбородок. Стоит ли пытаться что-то поменять в ней, чтобы в будущем ей было проще с мужчинами. Не всю же жизнь она собирается скакать веселой стрекозой из постели в постель. Не думаю, что сейчас она сможет понять что-то. Хватаю ее за ногу и крепко сжимаю ее маленькую ступню в руке.
- Не дразни меня. Теперь это не сойдет тебе с рук. А я не люблю опаздывать. Лучше попробуй ужин. Я пригласил лучшего шефа, и если бы ты не вела себя, как маленькая обиженная девочка, он был бы не из холодильника.
Наслаждаюсь минуткой тишины, прекрасно понимая, что это ненадолго. Я действительно испытывал легкое чувство голода и мечтал успеть проглотить хоть что-то. Тем более, что мясо было бесподобным и таяло во рту, не смотря даже на то, что его пришлось разогревать второй раз. После секса даже вкус у еды стал ярче и насыщеннее. И я был слишком уж воодушевлен что ли. Вспоминаю, что мы вообще-то празднуем чей-то день рождения, поэтому беру свой бокал и чуть приподнимаю его, чтобы не тянутся к Оливии через весь стол.
- Ливи, я не умею красиво складывать слова в предложения, когда дело касается очаровательной девушки, при взгляде на которую, голову может посетить лишь одна единственная мысль. Хочу поздравить тебя с совершеннолетием и пожелать, найти свое место в этой жизни и быть счастливой.
Улыбаюсь и отпиваю из бокала. До аэропорта мы поедем на такси, так что можно позволить себе расслабиться, тем более, что у нас не самые удачные билеты и поездка обещает стать изнурительной. А еще я немного побаивался перелетов, о чем никому не рассказывал. Я ведь часто летал в Великобританию, во Францию. Должен бы был уже привыкнуть, но нет. Это было на подсознательном уровне. Немного странно сидеть перед девушкой в одних боксерах, но я и подумать не мог, что она так быстро оденется. Поэтому встаю со своего места, целую Ливи в макушку и иду в спальню, обернувшись перед выходом из кухни.
- Доедай, я пока оденусь. Скоро подъедет такси.
В спальне я достаю свой небольшой чемодан, в котором не особо-то и много вещей. Едем ведь только на несколько дней. Можно было и не брать с собой лишнего, и купить уже все на месте, но тогда Оливия точно прошлась бы по всем бутикам и нахватала себе вещей, от которых мне же самому позже стало не по себе. Этот ее стиль, при котором я постоянно вижу штангу на ее проколотом соске, или часть груди, или нижнее белье. Все хорошо в меру, но вот ее Ливи пока и не чувствовала. Достаю из гардероба заранее приготовленную для поездки одежду.

вв

https://pp.vk.me/c619530/v619530530/c12b/bVZdYzpzaXA.jpg

+2

9

Нравится ли мне доводить людей? В каком-то смысле да. Мне нравится наблюдать за их эмоциями, как меняются выражения их лиц, как выступают вены на лбу или как часто начинает подниматься и опускать их грудь. Мне многие говорят, что у меня нет инстинкта самосохранения. Да, возможно. Говорят, что когда-нибудь я нарвусь и тогда я обо всём пожалею. Не отрицаю. Просто я не могу ничего с собой поделать. Даже сейчас я с большим интересом наблюдаю за реакцией Тома, как он еле заметно улыбается, пытаясь не замечать ничего, и протягивает мне бокал с шампанским. Его замечания на меня не действуют. Я лишь ещё сильнее завожусь и снова кладу свою ступню между ног мужчины на стул, щекоча свободными пальцами его внутреннюю сторону бедра. Делаю глоток шампанского, хотя во мне итак сегодня в нём побывало не мало. Чуть морщу носик, когда пузырьки покалывают во рту. Томас снова пытается меня вразумить, на этот раз схватив мою ступлю и опустив её грубо вниз. "Если бы кто-то не вёл себя как маленькая обиженная девочка"? А кто тут изображал из себя праведника? Я что ли "хранила свою девственность" до 18 лет? Мы может до усрачки разбирать все "а если бы". Все мы знаем, что если бы да кабы.
- Ну простите, господин, - бубню себе под нос, запивая шампанским.
Отрезаю себе кусок мяса и отправляю его в рот. Очень вкусно, но говорить ничего не буду. Я могу вообще отказаться от этой поездки и уехать домой. Только не хочется портить никому настроения. У нас только начался новый этап. Перешли на новый уровень. Так, что не стоит всё так рушить. Кладу себе в тарелку салат и продолжаю есть в тишине, посматривая куда-то в сторону. Интересно, меня хотя бы поздравят ещё и словесно? Пожелания там скажут? Подождём. Я вот лично не тороплюсь. Только я беру свой бокал, как вижу краем глаза, как начали шевелиться губы Тома. Перевожу на нег взгляд и внимательно слушаю. Растекаюсь в широкой улыбки, когда он говорит мне комплименты. Кто же их не любит? Я их обожаю. И я даже не обижаюсь на то, что некоторые мужчин на прямую или завуалированно намекают о сексе. Мне это льстит. Это такой собирательный комплимент, который включает в себя и то, что меня считают сексуальной, и что я привлекательная, и что у меня хорошая фигуру. Не ждать же мне комплиментов в стиле "я бы на вас женился". Не сейчас точно. Это меня даже больше отпугнёт. Я знаю, что моя мама родила меня уже в этом возрасте, но я всё-таки ещё не хочу. У меня столько ещё невыполненного. У меня скоро начнётся учёба в университете. И я очень хочу получить это образование. Хочу найти своё призвание. Да, мама - это тоже призвание. И я обожаю свою маму, хоть и не всё ей рассказываю. И я благодарна ей за всё, но пока это точно не для меня. Если моим подругам ради прикола сказать, что я беременна, то все из них сразу отреагируют на это как на шутку, или их лица вытянутся испытав самый настоящий шок. Хоть я успела уже и многое попробовать до своего совершеннолетия, но ведь многое и не сделано после совершеннолетия. А это не мало важно.
- Спасибо, мой хороший, - посылаю воздушные поцелуйчики и отпиваю снова шампанское. Кажется, что я только недавно отрезвела, как снова чувствую лёгкость в теме и лёгкое головокружение. Настроение снова поднимается и вижу как и сам Том уже не такой бука, как был пару минут назад. Мой избранник доедает свой ужин и встаёт с места, целуя меня в макушку. Оборачиваюсь назад, провожая Тома взглядом, - как скажешь, папочка.
Хлопаю глазками и поворачиваюсь к тарелке, когда британец уходит с кухни. Папочка. Хоть у нас разница и не такая большая в возрасте, но всё-таки если задуматься, то когда ему было 12 лет, то меня и в помине не было. А когда ему было 20 и он трахал во всю баб, то я играла в куклы. Это довольно забавно, но что-то есть в этой игре слов, в этой фразе. При этом он не тот "папочка", который содержит меня. Я и сама могу себя содержать. Некоторые мои знакомые хотят себе папика, который будет их потрахивать, но относиться как к своему ребёнку, к принцесске. Фу, мне почему-то даже иногда противно общаться с ними, если мы  вдруг встречаемся.
Доедаю свою порцию и решаюсь навести пока порядок. Кладу тарелки в посудомойку, а еду обратно в холодильник. Наливаю себе в бокал ещё шампанского и делаю пару глотков, напевая себе песню из клуба. Надо бы подружкам потом написать, спросить как закончился их вечер. Ну а те в свою очередь начнут спрашивать, кто был мой спутник и чем же закончился мой вечер. Даже не знаю, соврать им, или же сказать правду, что у меня был лучший секс? Посмотрим, посмотрим. Так увлекаюсь своими тихими танцами и напеванию в голове песни, что не замечаю как случано задеваю стол и роняю из рук бокал. Тот в дребезге разбивается о пол, разлетаясь по всей кухне. Хорошо, что содержимого было мало.
- Чёрт, - кричу на всю кухню. Беру полотенце и кидаю его на пол. Держась за стол сажусь сначала на корточки, а потом встаю на четвереньки. - Томас, у нас чрезвычайное положение. SOS! - Аккуратно складываю все осколки на полотенце. Самая большая деталь, которая осталась это кружок от ножки бокала. А всё остальное просто в хлам. Слышу недовольный голос Тома и слышу приближающиеся шаги. - Помоги собрать осколки, - продолжаю стоять на четвереньках и поворачиваю голову как могу максимально назад, смотря на мужчину из-за плеча. Поправляю волосы, убирая их заухо. - Чего стоим, мальчики? Кого хотим? - Осознавая всю пикантность ситуации, слегла покачиваю бёдрами. Отворачиваюсь и продолжаю собирать осколки, передвигаясь мелкими ползками вперёд.

Отредактировано Olivia Carter (2016-08-27 02:51:32)

+3

10

Слышу какой-то звон, но не придаю этому значения, застегивая пуговицы рубашки. Документы, бумажник, зарядное устройство и телефон. Проверяю все ли на месте в последний раз перед выходом, и закрываю чемодан. Ливи громко зовет меня с кухни, и я поднимаю глаза к потолку. Что бы она там ни устроила, завтра придет домработница и все уберет. В данный момент меня волновала лишь эта поездка. Я долго не знал, что подарить своей неугомонной проказнице, пока не вспомнил о ее любви к Франции. Может не любви, но она мне что-то такое рассказывала, пусть я и не помню суть этого разговора. Беру чемодан и отношу в прихожую, и только после этого захожу на кухню.
- Что ты сломала на этот раз?
Останавливаюсь, когда замечаю свою юную любовницу в двусмысленной позе. Она будто делает все это намеренно, зная, что я не могу поступить так, как бы мне сейчас хотелось. Улыбаюсь, когда девушка дразнит меня своей упругой задницей. Подхожу к Оливии и беру ее на руки. Не хватало только, чтобы она случайно порезалась. Не понимаю, зачем она вообще полезла все это убирать.
- Оставь. Когда мы вернемся, здесь уже будет убрано.
Ставлю Оли на ноги, прижимая спиной к своей груди. Убираю волосы в сторону, чтобы открыть ее шею. Трусь подбородком, а потом слегка кусаю за шею, но так, чтобы не осталось следов. Закрываю глаза, потому что хочу запомнить свои ощущения от нашей близости. Самым тяжелым для меня все эти дни было не проговориться о том, что я готовлю. Потом какое-то время мы пробыли в ссоре, и моя голова была занята уже другими мыслями. В итоге все пошло не по моему плану. С Оли вообще тяжело было что-то планировать, уж слишком непредсказуемой она была.
- Хочу наш первый совместный рассвет в Париже встретить в тебе.
Хлопаю по упругой заднице Лив и ухожу в гостиную, чтобы перенести и ее чемодан поближе к выхожу. Девушка выходит за мной в прихожую, и я понимаю, что облажался. Я продумал все, кроме одной детали. В Сакраменто ночью, как и ранним утром довольно прохладно на улице, а жакет для Оливии я не купил. Тяжело вздыхаю и возвращаюсь в спальню, чтобы взять свой пиджак. Как раз приезжает такси, я возвращаюсь к Ливке. Набрасываю ей на плечи свою вещь и притягиваю за воротник к себе. Прижимаюсь своим лбом к ее, и смотрю в чуть захмелевшие глаза девушки. Насколько невыносимой она была, настолько же и прекрасной я видел ее, вопреки всем своим внутренним ощущениям, подпитываемых ее неприемлемым для меня поведением. Сейчас же, когда на ее лице не было и грамма косметики, она казалась даже моложе своих лет и такой невинной. Я не буду удивлен, если родители считают свою дочку непорочным ангелочком. Благодаря своей внешности, эта малышка могла ввести в заблуждение любого циника.
- Жаль, что перелет займет почти сутки. Но у нас крутые места и можно будет выспаться.
Быстро целую ее в щеку, открываю дверь и пропускаю вперед. Подхватываю чемоданы и выхожу следом. Выспаться. Смеюсь, пока Оливка не видит. Уж не знаю, как я буду выглядеть после этой поездки. Надеюсь, что не выпаду из жизни на сутки, пытаясь восстановиться после продолжительного недосыпа. В душе какое-то воодушевление перед предстоящим путешествием. Приятное волнение, которое щекочет нервы. Лив еще не знает, какие классные билеты на самолет я достал из Лос-Анджелеса в Париж. Уж на эту поездку я не поскупился, хотя всегда старался экономить, хоть в том и не было нужды. Я надеялся, что моя спутница запомнит свое совершеннолетие на долгие годы. Следующему ее избраннику тяжело придется, ведь я сделаю все возможное и невозможное, чтобы высоко задрать планку. Пока едем на такси, не могу удержаться и притягиваю Оли к себе. Постоянно хочется чувствовать ее присутствие рядом. Наклоняюсь, чтобы дотянуться до ее губ и слегка прикусываю нижнюю. Совсем недавно такие поцелуи были верхом наших интимных отношений, и девушка сводила меня ими с ума.
- Не спишь? Пока будем ждать свой второй самолет, можем снять номер в гостинице при аэропорте.
Когда отец узнал, что я хочу пару дней отдохнуть во Франции, предложил поселиться в его доме в Каннах, но тогда бы мы с Лив точно не выбрались из четырех стен. Еще я не хотел бы врать Лив, что это дом моего друга или рассказывать, кем является мой отец. Нам было хорошо вместе, пока мы не влезали глубоко в жизни друг друга и мне хотелось, чтобы так было и дальше. Единственное, я рассчитывал, чтобы на момент наших взаимоотношений, в жизни Оливии других мужчин не будет. Особенно после ее выходки в клубе. Только сейчас не подходящее время для разговоров на эту тему. Я еще не знал, чем закончится наша совместная поездка, ведь по сути мы практически незнакомцы.
- Ты предупредила родителей, что уедешь?

+3

11

Ловлю момент, когда он нежно прижимает меня к себе и трётся о шею. Уже и без каких-либо точных доказательств могу сказать, что скоро потечёт по ногам. Я завожусь от одного его дыхания, от одного взгляда, улыбки. Да об одной мысли о нём рядом со мной по телу пробегается приятная волна мурашек и желания. Это невозможно просто так маниакально хотеть человека. Я действительно порой чувствую себя в интимном плане мужчиной. Очень пошлым любвеобильным мужчиной. Я как-то легко отношусь к сексу. Многие девушки так сильно защищают свою вагину, что порой не знают от чего отказываются в жизни. Конечно, распыляться на каждого тоже не стоит, но и строить из себя благородную девицу в наш век не стоит.
Хихикаю от сказанных Томом слов и вздрагиваю от внезапного хлопка по попе. Ох, вот лучше бы мы заехали ко мне и я бы взяла парочку интересных вещей нам в поездку. Я бы раскрыла мужчине все свои тёмные стороны, а он свои. Главное в этом деле не перегнуть палку, без фанатизма. От лёгкого садо-мазо оба должны получать удовольствие. Прикусываю нижнюю губу и иду за своим спутником, поглядывая на его жопку в этих джинсах. Не касаясь делаю вид, что сжимаю её. А когда Томас поворачивается в мою сторону, то быстро делаю невозмутимое лицо, словно ничего и не было. Чемоданы оказываются в прихожей, а Том вдруг почему-то тяжело вздохнул и ушёл в спальню. Непонимающе смотрю ему в след и замечаю свою сумочку на полу. Быстро поднимаю её и вешаю на плечо. Достаю помаду и слегка придаю губам румяный вид. Вспоминаю про телефон и включаю его. Интересно, говорить родителям, что я еду в Париж или нет? Или они по фотографиям узнают, если зайдут без моей указки в инстаграм. Не буду говорить, пусть отдыхают пока в ЛА. К тому времени, как я приеду обратно домой они наверное уже уедут в Китай. Главное, чтобы они не вернулись внезапно обратно. Убираю мобильный и смотрю на приближающегося Томаса. Он накидывает на меня свой пиджак и притягивает ближе. Становится сразу теплее и от удовольствия я чуть прикрываю глаза, смотря на мужчину. Ноги чуть дрожат. Скорей всего уже оттого, что хочется спать. Закрываю глаза, когда ожидаю поцелуй и чувствую его на своей щеке.
- Было бы неплохо выспаться, - выхожу из квартиры и нажимаю на кнопку вызова лифта.
Просовываю руки в рукава пиджака и захожу после Тома в кабинку. От тепла, алкоголя и довольно позднего часа кажется, что если я прикрою глаза хоть на пару секунд, то быстро же усну облокотившись о стенку лифта. Думаю, что это было бы очень забавно. Я легла вчера в это же время. Боже, уже ведь вчера, но кажется, что вчера ещё сегодня. Нужно точно будет поспать. А то мелкий разбудил меня совсем ни как принцессу и именинницу. Маленький проказник. Ещё и это платье с утра, до сих пор вспоминаю и не могу перестать улыбаться. Мама похоже даже не сразу поверила, что вечерний наряд был далеко не моим выбором.
Улица встретила холодной погодой и кромешной темнотой. Только фонари и фары такси. Водитель помогает уложить чемоданы в багажник, а я тем временем сажусь в машину. Так тепло и хорошо. А становится ещё лучше, когда рядом оказывается Том. Покачивание машины словно убаюкивает, когда я уже еле замечаю, что мы проезжаем. Из процесса засыпания меня выводит мой молодой человек, когда резко притягивает к себе и целует в губы, прикусывая нижнюю губу.
- То есть сначала ты меня целуешь, а потом спрашиваешь сплю ли я? - Шепчу приблизившись чуть ближе к Тому, хоть в машине и так играет музыка. - Это какие-то тайные фантазии, это точно. - Перекидываю ноги на коленки мужчины и кладу голову на его плечо, обнимая одной рукой. Чувствую, как бьётся его сердце и как тёплый воздух из носа щекочет лицо. Я порой люблю замечать вот такие приятные мелочи, хотя многие думают, что для меня это лишь песчинка в пустыне. Однако всё кроется в мелочах. - Нет, они сами уехали. Кстати, тоже в Лос-Анджелес, но они там надолго, - пытаюсь подавить зевок, - а потом едут в Китай. Так, что возможно, они этого даже и не узнают. - Поднимаю голову и смотрю на Томаса, приподнимая брови, - но я им напишу, - кладу голову снова на плечо, - может быть. - Ойкаю, когда рука мужчины вдруг щиплет меня за сосок, - да напишу, напишу. Чего-то? - Смеюсь и, выпрямившись, потираю грудь, - больно же. Тебе будет приятно? - Хочу уже сама ущипнуть Тома, но он убирает мою руку.
За всеми этими дураченья, которые прерывались периодически поцелуями, мы и не заметили, как уже стали подъезжать к аэропорту. Такси остановилось у нужного нам терминала и мы вышли из машины. Я быстро побежала внутрь, чтобы не мёрзнуть и ждать своего чемодана. Этот волнительный момент перед полётом. Я просто обожаю летать. Этот умопомрачительный вид из иллюминатора. Правда бесит, когда уши закладывает, но это нужно пережить минут десять.
Пройдя все проверки, мы пошли в сторону жала ожидания. Я смеялась каждый раз, когда вспоминала смущённое лицо проверяющего, когда он проводил металлоискателем в районе груди. Я лишь приподняла бровь, пытаясь сдержать смех. Это что-то с чем-то, конечно. Найдя нужное место для посадки, я плюхнулась на  скамейку, поставив рядом чемодан.
- Папочка, - тянусь ступнёй к ноге Тома и медленно её поглаживаю, - а принеси мне кофе. Я там аппарат видела. М? - Если бы Старбакс был открыт в это время суток, то я бы, конечно, предпочла бы кофе оттуда, но чем богаты, тем и рады.

+3

12

- У меня много разных тайных фантазий, ты познакомишься с ними в процессе нашего взаимодействия друг с другом.
Улыбаюсь, когда девушка забрасывает на меня свои ноги, и провожу по одной от лодыжки наверх. Целью моей ласки была попа Лив, но, когда она начала говорить про родителей, я не удержался и ущипнул ее за грудь. Вот ведь беспечная. Едет с малознакомым мужиком в другую страну, даже не предупредив родителей. Эта девчонка боится хоть чего-то? Или это молодость настолько сносит крышу, что благоразумие отходит на задний план. Смеюсь, когда она пытается ущипнуть меня в ответ, но у нее ничего не получается.
- Сначала дотянись.
Наша возня на заднем сиденье обещала перерасти в кровопролитный бой, потому я прекращаю все, мягко схватит Лив за запястья, и убирая ее руки ей за спину. В который раз приближаю свое лицо к лицу девушки и трусь носом о ее подбородок. Больше всего на свете мне хотелось сейчас оказаться в кровати. Самое смешное, что не только из-за секса. Спать хотелось все сильнее. Когда мы останавливаемся напротив аэропорта в бодром состоянии меня держит лишь легкое возбуждение, да ожидание чего-то необычного. Пока мы добрались до зала ожидания, я успел и посмеяться, и покраснеть из-за Оливии. Из нее и штанги в ее соске.
- Странно, что тебя не попросили ее вытащить.
Щипаю спутницу за бедро и сажусь на скамейку. Приподнимаю брови, когда ее ступня тянется к моей ноге, готовясь начать ругаться и взывать к благоразумию девушки. Не всем нравятся проявления нежности или любви на публике. Но дело оказывается лишь в стаканчике кофе. Наклоняюсь перед Оливией и чуть притягиваю ее к своему лицу за щечки, по-дурацки сюсюкая и выпячивая губы, словно передо мной младенец.
- Конечно, мое золотце. Сейчас папочка принесет малышке кофе. С молочком?
Отпускаю ее и иду в сторону аппарата. Беру два напитка и возвращаюсь к Лив. На вкус кофе отменная бурда, но теперь можно хотя бы внушить себе, что от кофеина спать хочется меньше. Объявляют посадку, и мы проходим в салон самолета. Уступаю даме место у иллюминатора, потому что сам умиляться облакам и крошечным домам не люблю. Закрываю глаза, когда самолет начинает разгоняться перед взлетом и уговариваю кофе оставаться в желудке, для меня это самый неприятный из моментов при полетах, второй будет, когда мы начнем заходить на посадку. До Лос-Анджелеса долетаем быстро, потому что большую часть непродолжительного пути оба дремали. До второго самолета у нас в запасе часов шесть, поэтому я не хочу терять драгоценное время и тяну Оли в сторону гостиницы. Берем себе номер и поднимаемся наверх. Держусь на небольшом расстоянии от девушки и лишь иногда поглядываю в ее сторону. На губах играет легкая улыбка, потому что я не дам ей сразу лечь спать. Знаю, что мы оба уже практически без сил, но раз познав ее, я постоянно хотел еще. Пропускаю Лив в номер и закрываю за нами дверь. Не даю ей осмотреться, сразу же подхватив на руки, и высматривая, где находится спальня. Опускаюсь на постель вместе с девушкой, жадно целуя ее лицо, шею, постоянно возвращаясь к губам. Меня настолько переполняют эмоции, что начинает кружиться голова. Стягиваю с Оливии блузку, аккуратно снимаю лифчик. Постоянно волнуюсь, что чертова штанга может за что-нибудь зацепиться и в порыве страсти я могу вырвать девушке сосок. А это не сексуально, вообще нисколько. Юбка летит следом за блузкой, но трусы девчонка со смехом стягивает сама. Да у меня и в мыслях не было снова рвать их. Но я не могу сдержать ответной улыбки, а потом Оли толкает меня на спину и усаживается сверху. У меня вырывается протяжный стон, потому что эта чертовка творит нечто невероятное. Не пытаюсь перехватить инициативу, просто наслаждаясь моментом. Не хочу, чтобы это было быстро, но ритм задаю не я. А Оливия тем временем будто вздумала прикончить меня. Чувствую что вот-вот эмоции выплеснуться через край, но не в силах противостоять. Выпадаю на мгновенье из реальности, чувствуя себя парящим на волнах удовольствия где-то не здесь. Когда прихожу в себя, Лив, тяжело дыша, лежит на моей груди. Убираю в сторону ее волосы и чуть приподнимаю за подбородок, чтобы поцеловать. У меня нет сил, чтобы озвучить свое восхищение, но все понятно и без слов. Слышу жужжание, которое доносится откуда-то сбоку. Оливия вскакивает, чтобы найти свой смартфон, а потом просит меня молчать, что бы ни произошло. Пытаюсь сдержать смех, когда девушка плотно задергивает шторы, а потом ложится под одеяло, якобы она еще спит. Голос-то запыхавшийся, волосы растрепаны, да и слепой не поймет, чем она занималась всего пару минут назад. Никогда прежде мне не приходилось становится свидетелем разговора моей любовницы с матерью, и я бы наверно даже вышел из комнаты, дабы не смущать свою спутницу, но не в этот раз. Любопытство было сильнее меня, поэтому я ложусь на живот перед девушкой, приготовившись слушать. Заодно и узнаю, что там за родители, позволяющие быть своему чаду настолько раскрепощенной. Приподнимаю одеяло и забираюсь под него, накрывая себя с головой. Ливи пытается сопротивляться, но я слишком упрям, чтобы не осуществить задуманное. Поглаживаю внутреннюю сторону ее бедра кончиками пальцев, а потом легко касаюсь нежной кожи губами. Чем выше поднимаюсь, тем настойчивее становятся прикосновения. Неожиданно Оливия замирает, когда я добираюсь до своей цели. Касаюсь ее кончиком языка. Не хочу спешить, мы еще только начинаем узнавать тела друг друга. Поэтому я для начала лишь дразню ее.

+2

13

В самолёте стараюсь хоть немного вздремнуть. Времени не много, но хотя бы слегка взбодриться можно. Кофе из аппарата всё равно какой-то не действенный. Сон как стоял в глазах, так и продолжал стоять и закрывать веки всё с большей силой. Прошу у стюардессы беруши и повязку на глаза. Та с улыбкой на глазах протягивает мне принадлежности и я с с большим удовольствием погружаюсь в темноту и глухоту. Всё-таки под этот вой мотора невозможно нормально уснуть, даже в бизнес-классе. Опускаю кресло и удобно устраиваюсь в нём, сняв обувь и поджав к себе ноги. К моменту прилёта я даже пожалела, что всё-таки решила вздремнуть, ибо чувствовалось, что я не спала два часа, а наоборот бодрствовала двое суток.
Потягивая за собой небольшой чемодан, мы с Томом выходим из самолёта и направляемся по длинному коридору в здание. Снова время ожидания до самолёта. Но относительно скоро мы будет в Париже. Как я люблю этот город. Хоть я и была там множество раз, но почему-то каждый раз как первый. А самое классное, это открывать с каждым разом всё новые и новые места чисто случайно.
Том тянет меня в сторону гостиницы. Стоя на регистратуре я чуть ли не клевала носом, как всё долго и нудно. Тяну свой чемодан и иду в сторону лифтов. Пока всё тут ещё решается лучше вызову лифт. Снимаю с себя пиджак Томаса и перекидываю через руку. От недосыпа меня вдруг бросило в жар. Опираюсь плечом о стену и продолжаю нажимать на кнопку лифта до тех пор, пока мой мужчина не подошёл наконец-то и не зашёл в кабинку лифта. Посматривая на Томаса, замечаю как на еле лице шевелится улыбка. Он видно всячески хочет её скрыть, но губы всё равно шевелятся. Он явно что-то задумал и скорей всего даже понимаю что. Организм сразу выбросил гормоны и голова стала чуть яснее, а тело бодрее. Дверь в номер открывается и я прохожу в него первая, вешая на вешалку пиджак молодого человека. Снимаю босоножки, и только я расстёгиваю ремешок второй туфли, как вдруг мужчина поднимает меня на руки и куда-то тащит. Приходится на весу докинуть обувь к вещам. Вот я же знала, что этот жучара что-то задумает. Хоть мы и знали друг друга совсем ничего, но почему-то такие моменты я с лёгкостью смогла предугадать. Мы оказываемся на кровати и моё лицо и открытые участки тела покрываются множеством поцелуев. Тихо хохочу, но не останавливаю Томаса. Дорвался до юного тела, теперь не будет и секунды покоя. Этот маньяк тянется к моей одежде и освобождает меня от верха. Помогаю и ему быстро избавиться от рубашки, а потом шаловливые ручки тянутся к застёжке джинс. Такая сумятица, но я не перестаю тихо смеяться. Боже, словно мы тут оба подростки с бурным вулканом гормонов.
- Только не рви, - смеюсь, когда вижу голодный взгляд Тома на моих трусиках.
Снимаю их сама и кидаю в сторону. Мы только несколько минут назад хотели оба спать, да и мы спали в самолёте, а сейчас словно в нас открылось второе дыхание и мы готовы снова не спать до самого отлёта. А у нас всего-то ничего по сути времени в кармане. Это кажется, что шесть часов много, а на деле сущие крохи. Толкаю своего эротомана на кровать и сажусь на него сверху. Кто тут теперь главная, а? Из груди вырывается стон в унисон с Томом. В каждое движение вкладываю душу, ласку. Может я и лукавлю или просто не помню, но ещё не было того, с кем мне было бы так же хорошо и комфортно, что не мало важно. Всё-таки чувствуется опыт. Это не молодые жеребцы, которые хотят показать всё, что умеют, а на деле просто пустые понты. Ни удовольствия, ни химии - одна только боль в мышцах. Достигаю пика и помогаю партнёру достигнуть его. Слышу его глухой стон, тепло и снова ложусь без чувств на грудь. Сбитое дыхание, но приятная лёгкость во всём теле. Не нужно никаких слов, чтобы выразить эмоции. Томас нежно целует меня в губы, приподняв моё личико. Кладу руки на его грудь и чуть приподнимаюсь над ним, от чего волосы падают на лицо мужчины. Где-то с боку слышна вибрация, но я сначала не обращаю внимания, ссылаясь на то, что просто показалось, но потом слышу знакомый звонок. Мой мобильный. Иду в прихожую и достаю телефон. Чёрт, мама. Блин, а вот что им не спится, ещё ж так рано. Ещё и по Facetime. Тут одним голосом не отделаешься. Возвращаюсь в спальню и задёргиваю шторы.
- Мне звонит мама, так что молчи! Понял меня? - Грожу пальцем, когда залезаю под одеяло. Быстро поправляю волосы и привожу более менее дыхание в норму. - Всё уйди отсюда! - Махаю рукой в сторону и, опираясь спиной о спинку кровати, усаживаюсь поудобней и прикрываю грудь одеялом. - Фух, - протираю глаза, чтобы они выглядели более сонными, хотя на самом деле я очень хочу спать. Смотрю в сторону и вижу, как этот жучара уже поменял место положение и лезет под одеяло, - ты дебил что ли? Уйди, - но тот хватает мои ноги. Сука. Наконец-то принимаю звонок, - привет, мам! А чего ты так рано звонишь? Ещё ведь только, - смотрю на часы сверху экрана, - девятый... - Стараюсь подавить вздох, когда этот гад начинает ласкать внизу. Что ж за паскудина такая? - Час. Я ещё... спала, - нащупываю свободной рукой голову Тома и чуть надавливаю на неё, но не хватает сил.

Отредактировано Olivia Carter (2016-08-29 18:15:19)

+2

14

Дети для своих родителей навсегда останутся детьми, будь им год, два, десять, а то и восемнадцать. Вот только привыкнуть к поразительно скорому росту своих чад бывает не так уж и просто. Желание оградить от возможной беды, что ожидает из-за угла, как и защитить от самих себя, наверное, уже никогда не угаснет, если его пламя было однажды распалено. И теперь, в пору было бы вернуться к собственному прошлому и припомнить, в какие ситуации были поставлены собственные родители, ошибки которых повторять Элизабет однажды уже обещала себе, что не будет. И пусть Оливка не заявилась в семнадцать лет с новостью о том, что беременна и собирается замуж за неизвестно кого, но … тоже постоянно держала в напряжении своих предков. Увы и ах, но поступки юной мисс Картер, скажем, мягко говоря, не внушали доверия, как и не позволяли убедиться в том, что свободолюбивая птица не решит однажды устремить свой полет к солнцу, как сын Икара на своих восковых крыльях, что не смогли устоять перед солнечным жаром.
Так уж случилось, что билеты на Гонконг были уже приобретены, а вылет должен был состояться из Лос-Анджелеса, куда уже давненько не наведывались Картеры, чтобы хотя бы отдохнуть. Однако и на этот раз их пребывание в городе Ангелов не должно было занять много времени. Сюда они прибыли уже поздним вечером девятого августа, тогда как вечером десятого у них были билеты на самолет в Гонгонг. Этот перелет должен будет занять около шестнадцати часов – и к подобному испытание следовало еще подготовиться.
Но, прежде следовало подготовиться самой и хотя бы поговорить с дочерью, связаться с которой она не сможет на протяжении стольких часов!! Так что, проснувшись этим утром и заказав своему семейству завтрак, Бет не удержалась от того, чтобы позвонить своей любимой дочери. Тем более, Алекс и Росс уже сладко спали в одной просторной кровати, из которой ее подняло утреннее недомогание, что все реже навещало женщину, однако так и не торопилось отпускать ее.
Вот только Бет решила, что обычного звонка ей будет не достаточно. Миссис Картер желает увидеть свою дочь и убедиться, что она хотя бы цела и невредима. Ну, и хотелось бы убедиться в том, что она дома. Да, пусть новый дом для юной леди – квартира, в которой они уже давно не жили.
Может быть, ей что-то не понравилось там?
Дожидаясь, пока дочь ответит на вызов, Элизабет прокрутила в голове сотню и тысячу возможных вариантов, прежде чем услышала и увидела свое сонное драгоценное чадо, которое уже и как-то язык не поворачивался назвать ребенком.
- Доброе утро, моя хорошая! – сразу же начала женщина, глядя на Олвику, которая удивилась утреннему звонку матери, о чем не постеснялась высказаться. – Я проснулась раньше всех и подумала, что ты, может быть, еще не спишь … или уже не спишь, - вдумчиво произнесла Картер, улыбнувшись. – Прости, я не хотела тебя будить, дорогая. Но, знаешь, мы еще не уехали, а я уже скучаю… Точно не хочешь махнуть к нам? – с одной стороны Бет кажется, что им с Россом все-таки следовало показать финансовый центр Азии, куда привели ее отца дела строительной компании.

+3

15

Усмехаюсь, почувствовав жалкие попытки Оливии убрать мою голову. Это несомненно самый необычный момент в моей жизни. Никогда прежде не позволял себе чего-то подобного, и теперь не понимаю : почему? Меня начинает пробивать на смех. Последствие недосыпа, нервы из-за Ливи, сумасшедший секс. Слишком много всего произошло. Не прекращаю пока еще легкие ласки, чуть крепче сжимая ноги девушки, и устраиваясь поудобнее. Не вечно же она будет разговаривать со своей матерью. Кстати, я с трудом слышу ее голос, но вот нотки кажутся мне знакомыми. Может быть подобным тоном разговаривают все матери восемнадцатилетних девушек. Когда догадываешься, что дочь скрывает большую часть своей жизни, но ничего уже не можешь с этим поделать. Могла ли подумать женщина на том конце этой мобильной связи, что ее дочь уже давно не дома, да и не в черте города. И в эту самую минуту не одна под этим одеялом. А завтра в это же время скорей всего будет уже в Париже. Ненадолго отвлекаюсь от центра удовольствия и покусываю тонкую кожу рядом с ним. Проникаю пальцами внутрь, но сразу убираю их. Чувствую себя ошалевшим от гормонов подростком, когда постоянно хочется секса. Определенно Оливия каким-то образом влияет на мое мировосприятие. Нельзя же строить наши отношения на одном лишь чувственном удовольствии. Оправдываю себя только тем, что воздерживался все эти почти три месяца. После знакомства с неугомонной девчонкой, я даже не стал искать себе любовницу в Сакраменто. Хотя может быть, что и стоило бы. Тогда бы на выходку Оли я отреагировал спокойнее. Может быть, что и не поехал бы никуда. Остался дома, пока она там занималась сексом с каким-то пацаном. Вот зачем я вспомнил об этом? Просто этот эпизод надолго врезался в мою память. Если бы можно было отмотать время назад, я бы предпочел никогда не видеть того, как мою девушку обнимает другой мужчина в одном из уголков клуба. Все мое серьезное отношение к молодой зазнобе испортилось тогда. Не знаю безвозвратно или нет, но прежнего доверия к ней уже никогда не будет. Перед глазами все время появляется та сцена. Вот теперь я начинаю злиться. Мне даже безразлично поймет ли мама Оливии, что ее дочь не одна в комнате. Один только неожиданный звонок на мой мобильный, способен разрушить плавную ложь девушки. Женщины любят поболтать и разговор этот может затянуться на полчаса. Начинаю медленно раздвигать ноги девушки пошире, благо что ее растяжка позволяла сделать это. Усмехаюсь, подумав, можно ли довести это дело до шпагата. Определенно моему мозгу нужен сон. Слегка дую перед собой, а потом продолжаю ласки, чуть усилив их интенсивность. Мне даже интересно, что возьмет вверх. Разум или чувства Оливии. Можно ли возбудиться, при этом разговаривая с родительницей. Возможно, что мой маленький эксперимент приведет к небольшой ссоре между мной и Ливи, но это же будет позже, правда? Чувствую, как ее рука тянется ко мне под одеялом. Морщусь, когда она больно тянет меня за волосы. Иногда мне нравилось, когда легкая боль смешивалась с возбуждением, образуя собой необычный коктейль из ощущений. Щипаю в ответ Оли за бедро, хотя мне хотелось бы ее шлепнуть, но тогда ее мама сразу поймет, в чем тут дело.

+3

16

Пытаюсь сконцентрироваться на маминых словах, но это так сложно. Ещё никогда мне не приходилось быть в таких ситуациях. И вот вроде бы и здорового мужика не получится оторвать от дела, ибо здоровый лось и моей силы просто не хватит. И вроде бы маме не скажешь, что сейчас не можешь и перезвонить ей потом. Как-то это не красиво будет. Но и с мамой в таком положении тоже не самое лучшее разговаривать. Палка о двух концах. Патовая ситуация. Нужно ещё как-то маме сообщить, что я нахожусь не дома. А может всё-таки не говорить? Поставить потом уже перед фактом в Париже? Почему ж всё так сложно? Почему нельзя сделать всё куда проще? Хотя, может всё на самом деле просто, а я просто лишний раз себя накручиваю и загоняю? Скорей всего. Или я просто знаю свою маму, которая будет беспокоиться в любом случае? Главное не говорить с кем я, а то иначе будет тысяча и один вопрос.
- Ничего страшного, - стараюсь говорить спокойно и размеренно, чтобы не возникло лишних вопросов. - Я тоже уже скучаю... Даже по нашему... кутюрье Алексу... - Говорю практически на выдохе, когда Том кусает кожу. Сволочь какая. Ему-то всё это забавно, а мне вот как-то не очень. Устрою ему за эту выходку после разговора. Пусть уже думает, как ему сберечь свои кокушки. - Тут такое дело, что мне... Наоми подарила билеты на самолёт до Парижа. - Пытаюсь сопротивляться своим чувствам и самому Томасу, но это так чертовски сложно. - И... вот мы сейчас тоже в Лос-Анджелесе. - На пару секунд поднимаю телефон камерой вверх, чтобы сделать глубокий вдох, откинув голову чуть назад. Нет, добром это не кончится уж точно. Главное дотянуть до конца разговора. Главное, что я уже сказала нужную мне информацию. Уже проще. Быстро возвращаюсь в положение и снова смотрю на маму в экране мобильного. - Ой, прости. Чёртов телефон, - лезу рукой под одеяло и чуть сжимаю волосы Тома, чтобы тот хоть на пару минут прекратил свои действия, но он лишь щиплет меня в ответ и я дёргаюсь. Хочу немного приподняться, но этот жучара мне не даёт ничего сделать, заставляя лежать в одном положении. У меня уже попа затекла лежать в одном положении. Поскорей бы это закончилось, - мы вот решили поспать... до вылета... скоро самолёт. А вы там... как? - Я уже не могу сдерживаться, - мам, подожди, пожалуйста, - на скорую нажимаю на паузу и кладу телефон на тумбочку рядом. Откидываюсь назад и чуть в сторону, чтобы хоть немного прилечь на эту чёртову кровать. Вытаскиваю руку из под одеяла и прикусываю указательный палец, а второй рукой сжимаю одеяло, что есть силы. Нет сил уже сопротивляться. Хочется наконец-то получить то удовольствие, которое так упорно пытается доставить Томас. Он получит пиздюлей от меня. Отдаюсь чувствам и наконец-то  приходит лёгкость. Издаю протяжный стон, но не слишком громкий. Спина выгибается и снова опускается на матрас. Ну что ж, мистер, вы теперь довольны? Обязательно проделаю с ним такое же, когда вдруг ему кто-то начнёт звонить очень важный. Посмотрим, как он будет действовать. Приподнимаю одеяло и говорю тихим голосом, - ты доволен, гадёныш? - Вижу счастливое лицо. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Свожу ноги и стараюсь отбиться от пододеяльного маньяка. Сажусь на кровать и стараюсь снова привести себя в чувства. Тянусь за мобильным и вижу мамино лицо полное вопросов. Дыхание на пару секунд замирает. Чёрт, вот это просто эпично, - я не поставила на паузу? И ты всё слышала? - Сжимаю губы и прищуриваю глаза. Кажется, что сейчас мама разорвёт все законы физики и как в мультиках вылезет из экрана и даст мне "мирных дюлей". Какой стыд! Хотя сама виновата и не уследила за тем, что не нажала на кнопку. Но я же ведь думала, что нажала. Моя мама только что слышала, как у её дочки был оргазм. Это просто замечательно. Мне кажется, что нужно куда-то отправить эту историю, в какой-нибудь молодёжный журнал. Эта история достойна быть напечатанной. Мне и так жарко, но я чувствую как моё тело становится ещё горячее, а лицо словно полыхает огнём. - Я тебе всё расскажу, подожди минутку, прошу, - с всей жалостью смотрю на маму. Вот кто кто, а она не должна была этого услышать. Ставлю теперь точно на паузу и укладу телефон на тумбу. Вскакиваю с кровати, стягивая одеяло. Оборачиваюсь в него и кидаю подушкой в Тома, которому очень весело и он не скрывает свой смех. - Ты идиот, блин. - Беру мобильный и иду в сторону ванной, - мы с тобой ещё поговорим, - указываю на него пальцем и, резко развернувшись, иду в ванную. Запираю дверь и сажусь на унитаз, поправляя одеяло. Выключаю паузу и снова вижу маму, - прости, пожалуйста! Я... мне так стыдно, - прикрываю пол лица рукой. Мне действительно очень стыдно. Наверное, это один из немногих ситуаций за которые мне приходится краснеть. Мне кажется, что именно такого родители не то, что не должны видеть, но и слышать. Собственно как и дети. Конечно, и обсуждать со своими родителями это немного неловко. Всё-таки такие интимные темы, должны оставаться в секрете. Ну или может обсуждаться, когда у меня уже будут свои дети. - Я отвечу на любые твои вопросы. - Поворачиваюсь в сторону раковины и опираюсь руками о мраморную столешницу.

+3

17

Так уж устроена жизнь, что молодые родители обычно только и ждут того момента в жизни, когда их дети более не будут нуждаться в их помощи или активном участии в их жизнях, ведь каждому хочется быть такому не зависимому и свободному, как это бывает в беззаботном юношестве. Что же касается Бет, то миссис Картер давно уже не помнила, каковой на вкус была ее свобода без обязанностей, скажем так. Едва только поступив в Гарвардскую школу права, женщина окунулась не только в учебу с головой, но в первую очередь она бросилась в омут чувств к одному молодому человеку, что был и есть рядом с ней с тех пор всегда. Росс был для нее единственным мужчиной, с которым она была по-настоящему близкой не только в плане чувств и доверия. Так что, когда она узнала, что беременна, жизнь не обрела серых красок, а просто указала юной особе новый путь, коим она пошла – и, что самое главное, не пожалела об этом. В свои восемнадцать лет Элизабет была уже не только беременна, но и замужем за Россом; она пыталась посещать занятия наравне с другими студентами, своими сокурсниками, что было не так просто делать, как прежде, учитывая ее не особенную любовь к юриспруденции и праву. Да, именно поэтому Бет оставила выбор будущей профессии полностью за дочерью, прекрасно помня, как не просто учить то, к чему не лежит душа. А ведь это то же самое практически, что быть с тем, кто не вызывает к себе положительных эмоций, если уж проводить какие-либо параллели. Однако, не смотря на все это, … женщина по-прежнему стремилась задержаться в жизни своей дочери и так опасалась отпускать ее в свободный полет. Как бы там ни было, но юная мисс Картер была во многом похожа на свою мать, но в ровной степени и отличалась от нее. Хотя, современники привыкли говорить о том, что современные дети совершенно другие и сравнивать их просто невозможно с их родителями. И в их фатальной схожести женщина могла убедиться буквально несколькими минутами спустя, что длился их с дочерью, казалось бы, самый обычный разговор.
- Париж? Ничего себе подарок к совершеннолетию! – искренне удивилась женщина новости о поездке заграницу. В прочем, совершеннолетняя дочь не должна была отчитываться перед родителями, куда летит. Лондон, Париж… хоть Гваделупа! Она сама несет ответственность за свои поступки и проделки, как перед собственной совестью, так и перед законом. – Какой неожиданный и должно быть приятный подарок, - улыбается женщина, присматриваясь к выражению лица дочери.
Она говорила как-то … странно?
Так, словно была не совсем рада или скорее наоборот, ожидала очередного порицания.
- В каком отеле вы остановились? – пожалуй, Элизабет казалось, что они могли бы встретиться с Лив и Наоми, раз уж она подарила такой подарок для своей подруги, то наверняка сопровождала ее. Только Бетти не успела договорить, как увидела перед собой потолок и нахмурилась. В прочем, вредная девчонка быстро реабилитировалась, найдя удобное оправдание. – Значит, мы не успеем увидеться? Жаль, я уже понадеялась на встречу, - улыбнулась Картер, прекрасно понимая, что свидания с родителями вряд ли входят в программу развлечений для дочери с подругой. Тот возраст, в котором Оливка нуждалась в присутствии папы и мамы, уже прошел. И как бы ей не хотелось вернуть его, это было попросту невозможно, пусть даже они с Россом всегда стремились присутствовать в жизни своих детей, оставляя им разумное пространство для самостоятельности. – Но, желаю тебе хорошей поездки, дорогая, - говорит она, прежде чем взяться за рассказ об их путешествии, что не отличалось чем-то особенным, и был вряд ли интересным для Оликии, которой раньше уже доводилось не раз путешествовать с родителями.
Но, тут случилось нечто такое… от чего в пору было потерять просто свою челюсть.
Снова потолок, какие-то тихие разговоры и… стоны.
Спутать стоны удовольствия для тридцати шестилетней женщины не составили особенного труда, вот только, как отреагировать на них, когда дочь снова посмотрит ей в глаза, Бет и не знала. Но очень вовремя припомнилось давнее время из бурной молодости, когда ей точно также «не вовремя» звонила мама. Правда, Джанин не доводилось слышать стонов своей дочери, как это посчастливилось Элизабет, что тяжко выдохнула и решила сменить диспозицию. Все-таки не хотелось ей мешать спать мужу, которому явно нечто подобное не понравилось бы и, скорей всего, захотелось бы тут же познакомиться с парнем своей дочери.
Терпеливо дожидаясь, пока дочь снова взглянет в дисплей своего мобильника, Бет обдумывала целую массу слов, которые могла бы ей сказать. Она могла бы спросить ее о том, как же ей не стыдно в свои восемнадцать заниматься сексом с каким-то парнем, предварительно не показав родителям. Но, сама она поступала вовсе не так, и не имела морального права журить в этом дочь. Женщина могла только просить думать головой, прежде чем прыгать в постель с приятелем…
- Лив… - только и выдохнула мать семейства, глядя на свою маленькую доченьку, которая слишком быстро выросла. – Скажи, вы хоть предохраняетесь? Он не заставлял тебя вступать с ним в интимную связь и делать то, чего ты не хотела? – выдала сразу же, как только дочь сказала, что даст все ответы. Что же, необходимо было пользоваться моментом. Как-никак, а такое случается не очень уж часто…
- Ты уже взрослая и запрещать с кем-то встречаться мы не можем, но будь благоразумна, я тебя умоляю, - тоном страдальца выдает Картер. – И я хочу, чтобы ты приехала к нам в Гонконг – выберешь какие-нибудь выходные. А когда мы приедем, обязательно познакомь нас со своим … приятелем. Нам с папой не безразлично, с кем ты и что ты … и значит, это тот твой … парень везет тебя в Париж? – говорить о том, что не прилично принимать настолько дорогие подарки от молодого человека Элизабет не стала. Хотя ей так и хотелось об этом сказать.

+3

18

Я все думал, когда же Ливи наконец-то не выдержит и это произошло. Жду, пока девушка уляжется поудобнее, чтобы притянуть ее поближе к себе и чуть согнуть ее ноги в коленях. Судя по всему Оливия отключила микрофон, чтобы по-быстрому уступить мне, а затем продолжить разговор со своей мамой. Хотя бы сказала, что летит в Париж, уже хорошо. Единственное, как бы нам не встретиться в аэропорту с ее предками. Стоит ли говорить, что я не хотел пока с ними знакомиться, и еще не знаю, захочу ли в будущем. Пока что наши отношения этого не предполагали. Чуть отодвигаю сбоку одеяло, чтобы было легче дышать, под ним становится слишком жарко. Тянусь свободной рукой к груди девушки, чтобы сжать ее, а потом щипаю за сосок, чувствую, как вытягивается ее тело подо мной. Мне хочется рассмеяться ей в лицо, когда она приподнимает одеяло и смотрит на меня своим грозным взглядом. Доволен ли я? Более чем. Ливи пытается отпихнуть меня ногами чуть в сторону, и я сажусь на противоположный конец кровати, заодно натягивая свои боксеры. Не отрываю взгляд от своей юной любовницы, поэтому мне прекрасно виден тот момент, когда Оливия понимает, что на самом деле ее мама все это время слышала нашу возню. Я пожалел, что у меня нет камеры, потому что это было настолько непередаваемое выражение лица. Когда одна эмоция сменяет другую. А потом я больно закусываю себе губы, чтобы не расхохотаться уже в голос, потому что Лив состроила настолько жалостливую рожицу, которая никак не вязалась с оргазмом, что был у нее всего пару минут назад. Девушка откладывает телефон в сторону и бросает в меня постельной принадлежностью, наконец-то я могу подать признаки жизни, которые мне приходилось скрывать уже довольно продолжительное время.
- Прям уж все маме-то не рассказывай.
Сквозь хохот кричу ей вслед, а потом натягиваю джинсы и выхожу на балкон, чтобы покурить. Надеюсь, что тем самым смогу немного еще отсрочить момент падения в царство Морфея, и все же дождаться, когда Оли выйдет из ванной, вдоволь наслушавшаяся упреков от своей матери. Не представляю, как она собирается отыграться на мне за это, но то, что отыграется - абсолютно точно. Прикуриваю сигарету, наблюдая за взлетной полосой. На сон осталось часа четыре в лучшем случае. Я боялся, что мы можем проспать, хотя попросил администратора, чтобы зашла и разбудила нас. На всякий случай. Докуриваю и возвращаюсь в комнату. Стягиваю джинсы, прислушиваясь, но слов отсюда не разобрать, а стоять и подслушивать под дверью было мне не интересно. Забираюсь под одеяло и сначала лежу на спине, но потом переворачиваюсь на живот. Подминаю под себя подушку, стараясь надолго глаза не закрывать, но они то и дело предательски слипаются. Не знаю, сколько длилась моя борьба со сном, но вскоре я пригрелся, расслабился, моргнул... и заснул. Сон мой был глубокий и сладкий. Абсолютно точно мне снилось нечто приятное. По крайней мере просыпаться я уж точно не желал и во сне был совершенно уверен, что время еще не пришло. Отмахиваюсь от терроризирующей меня неприятности и издаю стон разочарования.
- Дай поспать уже...
Не помню с кем я, слишком устал. Чертовски долгие сутки, которые уже переходили во вторые. У меня не осталось никаких сил, чтобы как-то реагировать на досаждающую мне человеческую особь. Отмахиваюсь чуть сильнее, чем следовало и слышу легкий грохот. Хочу разлепить глаза, но у меня не получается. Сон никак не хотел отпускать меня, настолько я был опустошен, как морально, так и физически.

Отредактировано Thomas Bechtel (2016-09-01 00:43:44)

0

19

Я вижу в глазах матери и беспокойство и такой взгляд, который говорит о том, что она очень хорошо меня понимает. Я могу представить, что и в мамину молодость было что-то подобное, хотя тогда вроде бы начали только появляться первые мобильные и, наверное, даже они ещё не передавали звук достаточно красочно, что уж тут говорить о картинке. Почему-то кажется, что всего того, что только что было и не было вовсе. Сон или просто показалось. Или просто мне хотелось, чтобы так было. Да, я бы не хотела сейчас, сидя на унитазе, объясняться с мамой. Я думаю, что ни один бы взрослый ребёнок не хотел бы такого. Но увы, сложилась такая довольно комичная ситуация, которую обязательно бы взяли для какого-нибудь подросткового сериала.
По маме видно, что она даже и не знает, что сказать и как отреагировать. Я бы тоже не знала. Вроде бы и нужно как-то отчитать, а вроде бы и уже ничего не скажешь. Девочка выросла. Причём уже давно. А сейчас, когда мне исполнилось 18, то мне вообще уже особо ничего и не запретишь. Я понимаю, что я всё равно нахожусь под опекой родителей, они всё равно какое-то влияние да будут иметь, но теперь мне уже нельзя апеллировать тем, что я ещё маленькая. Нет-нет, давно не маленькая. Хоть и останусь в глазах родителей всё той малышкой Олли с кукольным личиком и чёлкой до бровей. С дрожью во всём теле слушаю, как мама выдыхает и произносит моё имя. Как-то мне становится совсем не по себе. Сердце словно бурит себе дорогу сквозь рёбра, потому что я слишком сильно чувствую его биение.
- Да, мам, - киваю на вопрос о контрацепции, пытаясь из себя выдавить улыбку. А второй вопрос меня заставляет по-настоящему улыбнуться. Потому что до моего дня рождения можно кто кого ещё принуждал на интимную связь. Усмехаюсь опустив взгляд и снова смотрю на маму. - Нет, он хороший. Наоборот ждал моего совершеннолетия, - говорю спокойно и довольно тихо, с лёгкой хрипотцой в голосе.
Мама довольно мягко говорит со мной, поэтому стоит держать этого уровня. Я, конечно, не всё могла и могу рассказать своим родителям. Нет, я им доверяю, просто мне хочется, чтобы у меня были какие-то свои секреты, которые знаю только я и кто-то, кто причастен к этим секретам. Да, эти секреты порой всё усложняют, но это моя мания, моя фишка. Может с возрастом она утратит свою необходимость. Кто знает. Качаю головой на мамины слова, вслушиваясь наконец-то в каждое её слово. Мама просит приехать к ним в Гонконг, но я даже не знаю. Наверное, это нужно сделать. Правда я не знаю когда только. Для близких нужно выделить время, тем более теперь нам есть о чём поговорить. И даже нам стоит об этом поговорить с глазу на глаз, а не через экран мобильного, хоть я и слабо это себе представляю.
- Угу, с ним, - на лице лёгкая улыбка. Усталость и недосып чуть сказывается, да и такая стрессовая ситуация с моим... приятелем. Приятель. Ни я, ни он не собирались знакомить со своей роднёй, по крайней мере пока что. Это намного усложнит некоторые моменты. Родители будут слегка давить на нас, намекая на серьёзность, которую я пока не хочу. Я так молода и у меня только всё начинается, хотя каждый раз при таких мыслях я думаю, "а вот моя мама уже качала меня бессонными ночами на руках". - Дело в том, что мы я не хочу его с вами знакомить, - пожимаю плечами, сжав губы. - Просто, мы не хотим настолько сильно погружаться в жизнь друг друга. Мы живём друг другом... но, когда придёт время, то вы, конечно, познакомитесь, - улыбаюсь, смотря на маму самым нежным и обнадёживающим взглядом. Хотя бы я сказала честно, без доли лукавства. Это знакомство с родителями действительно будет уже серьёзным шагом. Если он приходит в мой дом - значит я впускаю его в свою семью, а впускать в святыню каждого как-то не хочется. - И... мам, не говори ничего папе, пожалуйста. А то в нём проснётся ещё зверь, - протираю глаза, которые так и норовят закрыться, - и ты сама знаешь, что начнётся. - Вздыхаю, когда вижу улыбающееся лицо мамы. Я знаю, что ей будет очень тяжело хранить эту тайну, но теперь у нас есть общий секрет. - Я люблю вас, - приближаюсь к камере и посылаю поцелуй, - поцелуй там всех за меня. И не скучайте! Напишите мне, когда будете уже в Гонконге, а я напишу, когда буду в Париже. Прости ещё раз, - посылаю снова поцелуй и прощаюсь с мамой, отменяя звонок.
Боже, это что-то с чем-то. Смотрю на дисплей и вижу, что зарядки на мобильном осталось всего ничего. А у меня и нет зарядки-то. Надеюсь, тут в номере есть. Всё-таки 21ый век - век технологий. Я скидываю с себя одеяло и залезаю в душевую. Нужно смыть с себя все поты, которые сошли с меня за это время. Почему-то снова кажется, что всё это было во сне, словно просто приснилось. Даже и не верится во всё происходящее. Может я всё ещё сплю в самолёте паря над Калифорнией? Выхожу из душа и быстро вытираюсь полотенцем. Наконец-то мажу тел лосьоном. Моё тело так и требовало увлажнения с момента душа в пентхаусе Тома. Кстати, Томас. Интересно, что он там сейчас делает. Выхожу из ванной, таща за собой одеяло и держа в руках телефон. В письменном столе нахожу различные переходники и ставлю мобильный на зарядку. Подхожу к кровати и, подняв с пола нижнее бельё, надеваю трусики. Спит он падлина такая. Сейчас ты у меня поспишь. Иду в прихожую и достаю из чемодана мужчины какую-то футболку. В номере довольно прохладно, а я не люблю холод. Быстро накидываю футболку на себя, чувствуя, как по телу пробегают мурашки. Иду в спальню и залезаю на кровать. Сна снова не в одном глазу. Я ещё не выговорила всё Тома за его шалости под одеялом. Пытаясь стянуть с него покрывало, но он слишком сильно в него укутался. Тогда я начинаю его толкать, чтобы он наконец-то проснулся, но я лишь слышу неразборчивый бубнёж и вовремя уворачиваюсь от летящей на меня руки.
- Ах так, - тогда я сажусь на Томаса и начинаю на нём прыгать, чтобы уж наверняка разбудить, но я даже не успеваю сообразить, как внезапно оказываюсь на полу с тупой болью в спине и руках. - Да, как так можно спать? - Его похоже ничто не разбудит и не проберёт. Мне бы и самой сейчас лечь спать и успокоиться, но уж слишком сильно завела меня эта ситуация с мамой. Творит он, а отчитываюсь я. Убираю волосы с лица и заправляю их за уши. - Хорошо, мистер, - шиплю сквозь зубы. Встаю с пола и иду к мини-бару. Открыв дверцу, проверяю содержимой и нахожу две бутылки воды. Замечательно. Достаю из холодильника. Ледяные, что даже кончики пальцев быстро начинает пощипывать от холода. Снова залезаю на кровать и снова сажусь на своего молодого человека. Ну сейчас он точно должен проснуться. Приложив усилия, стягиваю со спины Томаса покрывало. Откручиваю у бутылок крышки и кидаю их в сторону урны, но не попадаю. Не знаю, что мне будет за эту проделку, но я даже не умаю об этом. Когда этот жучара устраивался между моих ног - даже не думал, что так делать нельзя и что может из всего этого выйти. Вот и я не думаю, а делаю так, как мне подсказывает интуиция. Хотя очередной раз я убеждаюсь в том, что мне кажется, что у меня не одна жизнь, а как у кошки - девять. Держу бутылки над спиной мужчины и плавным движением наклоняю обе ёмкости горлышком вниз. Ледяная вода быстро выливается, сталкиваясь со спиной Томаса. - Холодный душ заказывали?

Отредактировано Olivia Carter (2016-09-01 00:59:48)

+3

20

Вас когда-нибудь обливали ледяной водой во сне? Если нет, то надеюсь, что такого никогда и не произойдет. Потому что в первый момент ты совершенно дезориентирован и не можешь понять, что происходит. Лично я в минуту пробуждения испытывал животный страх, который впрочем сразу же сменился неконтролируемой злостью. Стоило лишь мне увидеть девушку с бутылками воды в руках, я потерял контроль над собой. Я не знаю, чего Оливия добивалась, когда затевала все эти игры сначала с ревностью, затем с этим идиотским пробуждением. У меня был чертовски длинный день, который все не хотел заканчиваться, и стоило мне только ненадолго заснуть, как Лив грубо вырвала меня из этого состояния. Порой наблюдая за ней, анализируя ее действия - я не мог понять, чего она добивается. Хотела узнать, как далеко я могу зайти? Это так беспечно с ее стороны. Она ведь даже не знала моей фамилии. Уехать в Париж с малознакомым человеком. Не сказала родителям, где конкретно находится. Да мы были знакомы всего каких-то три месяца. Я мог оказаться в итоге кем угодно. Жестким садистом, извращенцем, больным на голову. Все эти мысли пронеслись в моей голове за доли секунд. Поддавшись какого-то непонятному порыву, я грубо схватил девушку за шею, прижав ту к кровати так, чтобы она не имела возможности при желании встать с мокрой постели. Кто-то должен был сделать это. Как-то доходчиво объяснить молодой особе, что к своей жизни, как и к безопасности, нужно относиться серьезнее. Да, я прекрасно понимал, что дело скорей всего закончится ее слезами, но так не могло продолжаться дальше. Она должна была уже поумнеть, чтобы в следующий раз сто раз подумать прежде, чем дать свое согласие уехать куда-то с первым встречным. Я больно шлепнул Оливию по ягодицам. У меня у самого от этого шлепка ладонь горела. Одного хлопка оказалось мне мало. Я понимал, что пугаю ее своим видом. Глаза с спросонья красные, губы плотно сжаты, во взгляде злость. Отчасти мне было жаль ее, но лишь отчасти. Чтобы не увлечься своим наказанием, я одним рывком оторвал девушку от постели и потащил ее в ванну. Ее жалкие попытки сопротивляться я почти не чувствовал. Уложив ее в ванну, я свободной рукой достал шланг с душем и включил холодную воду. Уверен, что она не настолько холодная, какая была у меня, но должна оказать нужное действие. Я всеми силами старался не обращать внимания на эмоции самой девушки, потому что внутри меня что-то разрывалось. В душе ведь была не только злость. Это скорее от страха. От боязни, что Оливка из-за своей неопытности и легкому отношению к жизни, однажды может нарваться. Дай Бог, если на такого, как я. А если нет? Нынешняя молодежь в большинстве своем совершенно, что говорится: "без тормозов". Заметив, что Ливи начинает дрожать от холода, я вытащил ее из ванной и выключил воду. Обернув девушку в полотенце, я отнес ее обратно в спальню, и поднял с пола ее одеяло. Это было единственным, что осталось сухим после ее выходки. Плотнее укутав в теплое покрывало сопротивляющуюся девушку, я уселся в кресло и усадил ее к себе на колени, прижимая ее голову к своей груди. После такой эмоциональной взбучки, необходимо было дать ей время, чтобы выпустить все свои эмоции. Может в этом все дело? В излишней эмоциональности. Некуда было деть энергию. Дотронувшись до ее ледяных ступней, я прижал их к своему телу. Чуть раскачиваясь из стороны в сторону, я пытался убаюкать свою неугомонную любовницу, чтобы она наконец-то смогла немного поспать. Мне было так жаль ее за свою несдержанность, но в то же время, это казалось таким правильным. Как еще объяснить ей что-то. Я слышал, как ее всхлипывания вскоре стихли, а еще спустя какое-то время дыхание Оливки стало размеренным и тихим. Мне было так погано где-то в душе. Я аккуратно поднялся с кресла и уложил девушку на сухую часть кровати, поплотнее укутывая ее в одеяло. У самого сна не было ни в одном глазу. Убрав волосы с лица Лив, я дотронулся губами до ее лба и вышел на балкон, чтобы снова закурить. Воздух уже не был настолько прохладным, как ранним утром в Сакраменто. Я чувствовал себя так, будто мне только что разрезали душу на тонкие полоски. Я все еще безумно хотел спать, но мне было слишком стыдно за свою эмоциональную несдержанность. Я ожидал, что Лив проснется и пошлет меня к черту. И скорей всего так будет правильно. За все те годы сознательной жизни, что были у меня за спиной, я никогда не позволял себе подобного. Никогда. Я наоборот всегда был слишком сдержан на эмоции, чем порой выводил свомих пассий из себя. Им казалось, что я какой-то безразличный. Не эмоциональный. Сухой. С Оливией все было не так. Докурив свою сигарету, я вернулся в комнату и сел на пол перед кроватью. Девушка казалось такой беззащитной, пока спала. Я наблюдал за ней, прислонившись спиной к тумбочке, и пристроив подбородок на краю кровати. Я слегка гладил ее по волосам, почти не касаясь ее. Боялся разбудить, хотя знал, что ее сон сейчас крепок, как никогда. Господи, мне было так жаль. Эти угрызения совести сводили меня с ума. Во время сна, она казалось такой молодой, совсем еще ребенком. В какой-то момент я и сам провалился в беспамятство, заснув, сидя на полу.

Отредактировано Thomas Bechtel (2016-09-01 18:48:40)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Раздевайся, ложись, раз пришёл!