Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Нежданные гости хуже пожара;


Нежданные гости хуже пожара;

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Нежданные гости хуже пожара;
28 августа 2016 год.
время с 16.00 до 21.00
званый ужин в особняке Лео и Марго.
Леон Бектэль, Маргоарита Бектэль, Данте Моран, Хоуп (дочь Данте) нпс

http://storage4.static.itmages.ru/i/16/0823/h_1471948268_5131621_b0977b4fa9.gif

Марго очень долго ждала и готовилась к этому званому ужину. Тут будет присутствовать большая часть ее основных инвесторов. Люди, с которыми она проработала несколько лет. Люди, которые доверяли ей свои заработанные разным путем деньги. Люди, которые считают, что можно купить индульгенцию и грешить себе дальше. Люди, от которых ее уже откровенно говоря, тошнило. Чем закончится вся эта ярмарка тщеславия? Какие новости все таки прозвучат в помпезно украшенном доме? И какие старые знакомые вновь ворвутся в привычный распорядок жизни семейства Бектэль.


дом и интерьер
обстановка: на званом ужине присутствуют 22 человека, 5 детей, включая хозяев.
Играет легкая ненавязчивая живая музыка (саксофон), в подаче закусок и алкоголя помогают два молодых человека, есть бар, где орудует девушка. Гости разбрелись по дому, кто-то сидит в гостинной, обсуждая что-то в тесной компании, другие вышли подышать на задний двор воздухом. Атмосфера достаточно ленивая и размеренная. Гости в ожидании приглашения за стол. Марго разрывается на все стороны, общается с гостями и ненавязчиво наблюдает за тем, как выполняют свою работу официанты, время от времени отлучается в детскую, где дети оставлены на попечение молодой няни.

https://cs7066.vk.me/c540103/v540103311/64a11/0bYAONXuZVo.jpg
https://cs7066.vk.me/c540103/v540103311/649a8/b5y_vT3vGPc.jpg
https://cs7066.vk.me/c540103/v540103311/649af/GpG9JULAZ0k.jpg
https://cs7066.vk.me/c540103/v540103311/649b6/Z5ztR3pJ1tU.jpg
https://cs7066.vk.me/c540103/v540103311/649c4/ZBo9ufGAGGU.jpg

+2

2

вв

http://storage4.static.itmages.ru/i/16/0823/h_1471951316_7349076_d41d8cd98f.jpg

День плавно перетекал в вечер. На небе то и дело вспыхивали новые звезды. Особенно тут, в некоторой дали от мегаполиса и большого скопления электричества. Стоит только поднять глаза - будут видны яркие, но такие далекие звезды. За городом в просторном доме семейства Бектель сегодня проходил званый ужин, организованный стараниями Маргариты. Женщина с довольной улыбкой на лице переходила от одного гостя к другому, интересуясь чем-то, что могло бы потешить самолюбие этих напыщенных самодовольных лицемеров.
В каком-то смысле она и сама стала такой же. Научилась играть по их правилам, практически не обращая внимание на некоторую ложь и недосказанность или полное отсутствие правды в словах. Подумаешь. Самое главное, что все эти члены большой и однозначно веселой компании несли другим людям добро. Пускай и по одной им известной инициативе. Самоутвердиться? Показать, что у него карман шире? Что он самый-самый добродетель? Кто знает, зачем каждый из присутствующих сегодня на празднике отчислял в фонды. Но спасибо их чувству совести и  тем, кто посоветовал. Благодаря каждому центу, что звякает в копилку благотворительного фонда, где-то в ЮАР раскапывают новый колодец. А значит, что это позволит детям, женщинам, старикам хотя бы не умереть от жажды.
Марго казалась расслабленной. Но знавший ее хорошо Лео мог бы заметить некоторую сдержанность в жестах супруги, что явно говорило о том, что она была не так спокойна, как могло бы показаться. Дело в том, что сегодня вечером Маргарита собиралась сделать достаточно весомое заявление. Как отреагируют ее основные спонсоры неизвестно, но решение она уже приняла и назад дороги нет. Рыжая салютует Шерон, своей протеже и достаточно сообразительной молодой женщине. Шерон Адамс в этом году исполнилось двадцать восемь и она принадлежала к достаточно узнаваемой семье виноделов из Калифорнии. Где-то год назад она добровольно примкнула к фонду, практически ничего не требуя взамен. Сказала, что благотворительность для нее с родни помощи близкому и что за такое не платят. Но все таки какое-никакое жалование было назначено. Именно Шерон помогала как никто другой Маргарите во всех вопросах, которые касались проведения вечеров и организации новых кампаний. И это она поддержала ее в трудный период в самом начале лета, когда неожиданно, все вопросы по управлению рухнули на ее хрупкие плечи.
Марго делает небольшой глоток шампанского из своего бокала и смотря в глаза мужу, медленно движется через весь зал, чтобы подойти к нему ближе. Как только рыжая оказывается достаточно, чтобы ее губы оказались на уровне его уха она прошептала:
- Улыбнись, все скоро кончится. Еще совсем немного, - она нежно сжимает его руку, скованную гладкой тканью черного пиджака, отклоняется немного назад и улыбается алыми губами.
Рыжие локоны рассыпались по плечам миссис Бектэль, скрывая не то плечи, не то ее на размер увеличившуюся после беременности грудь. Сейчас она выглядела куда более живой, чем месяц тому назад. Горящие глаза, щеки, которые заливал природный румянец, она даже набрала парочку килограммов и худоба ее больше не выглядела болезненной. Скорее...аппетитной. Так что не удивительно, что добрая половина мужчин в этом зале оборачивались ей в след. И конечно же, такое не могло ускользнуть от Леонарда.
- Как думаешь, до чего они все способны дойти в своем желании самоутвердиться? - она кивает невзначай на зал и делает очередной глоток шампанского из бокала, мимо них проходит официант, предлагая закуски, Марго отказывается, пока она думает о том, как воспримет новость сам Лео, которую она озвучит немногим позже. Так как мужу она так ничего и не сказала.

Отредактировано Margarita Bechtel (2016-08-23 14:43:04)

+2

3

same old shit Если бы мне было всё равно, я бы давно сложил ручки и плевал на всё, что с ней происходит. Если бы мне было всё равно, я бы не пытался выйти на связь каждые несколько дней; не пользовался положением ради того, чтобы раздобыть информацию о ней и её друзьях; не хотел бы вновь стать добрым папашей. Но мне было не всё равно, а об этом я хотел кричать на весь мир.
Не возникло никакой сложности в том, чтобы сговориться с обслуживающим персоналом: меня легко поставили в список вместо назначенного сомелье. В честь предстоящего выхода я приготовил отпарил рубашку, забрал из химчистки пиджак, выгладил брюки и начистил ботинки. Завязывая бабочку перед зеркалом, я криво себе ухмылялся, потешаясь над собственным клоунским видом. Такой роскоши на мне не было надето лет двадцать. С тех пор, когда меня впервые привлекли к суду и на слушание пришлось явиться при параде.
Почему бы просто не явиться на приём и попытаться смешаться с толпой? Сделав так, я бы изменил сам себе. Какой интерес растворяться в недрах особняка среди людей, о которых ничего не знаешь и слушать которых – скука смертная? Куда забавнее делать умный вид и советовать этим пижонам вино, которое для меня всю жизнь различалось только по цвету. По крайней мере, в глубине души я буду обливаться мёдом удовольствия, глядя на их заинтересованные моими совершенно никчёмными доводами лица. Умора.
Начало было положено успешное, я не привлекал к себе слишком много внимания. Идентифицировать среди десятков гостей хозяев дома мне не удалось (экий промах!), но бояться их не входило в мои планы. Ведь по задумке организаторов вечера я имею право здесь находиться. Девушка за барной стойкой одобрительно подмигивала мне, пока я с деловым видом шатался в толпе с бутылкой красного в руке. Она же давала мне советы о том, как грамотно пудрить мозги местным толстосумам. Всучив мне пресловутое Каберне Совиньон с кедровым вкусом, подтолкнула к скучающим возле панорамного окна дамам.
Добрый вечер, миледи, – заговорил я с лёгким европейским акцентом, практикуя заодно едва заметную картавость. – Прошу вас присоединиться к величайшему творению винного дела. Позвольте подарить вам уникальные компоненты этой амброзии, что в простонародье называется Каберне Совиньон. Уверяю, вы не останетесь недовольны его перечным послевкусием и нежнейшим ароматом.
Дамы, глядя на меня с неприкрытым интересом, захихикали, как дворовые девчонки, и подставили пустые бокалы. Я мельком подмигнул своей учительнице за барной стойкой. Тем временем народ всё более рассредотачивался, а детей так и не было слышно. Волнение подступало к горлу с каждой минутой, что я бесполезно провёл в этом вычурном, хоть и прекрасном доме.
Где у них спальни? – незаметно поинтересовался я у официанта, делая вид, что тщательно протираю и без того кристально прозрачные бокалы.
Наверху, сэр, но там, возле лестницы я видел мистера Бектэля, – так же осторожно ответил мне парень, двигаясь дальше по периметру дома.
Соня, налей мне виски, – быстро попросил я и многозначительно кашлянул, когда она посмотрела на меня укоризненно. Исполнив просьбу, она с интересом пронаблюдала за тем, как я осушил стакан в один глоток, слегка сморщил нос и отправился покорять сердца остальных присутствующих дам.
Через полчаса, когда время приближало начало основного действа, я, "вооружившись" пустой бутылкой из-под вина, наконец-то прокрался к лестнице. В крови у меня уже растворилось около трёхсот миллилитров скотча, так что смелости набираться не пришлось. Оказавшись на верхней ступеньке, я уже расслышал было родной до щемления в сердце голос дочери, играющей со светскими детками, и сердце понеслось в пляс от предвкушения встречи... но тут снизу раздался властный мужской голос, заставивший меня едва ли не подпрыгнуть на месте.

+2

4

Еще с самого начала идея этого вечера не вызвала во мне восторга. Более того, я был даже в ярости, ведь это, черт возьми, моя обитель, и я не был намерен терпеть толпу малознакомых или даже вовсе незнакомых людей на территории своего дома. Уговоры Маргариты очень часто завершались положительным для нее исходом, но в этот раз пришлось все таки пожертвовать несколькими вазами и посудой, которые в порыве я целенаправленно смахнул со стола. Она знала лазейки, по которым можно добраться до моего внутреннего беса и найти на него управу. Больше всего я ненавидел себя за то, что дал жене такую возможность - пробраться куда-то глубже и растопить ледяной нрав.
Она уговорила меня открыть двери нашего дома, уговорила принять всех тех, кто сейчас вышагивает по основным гостиным комнатам и потягивает различные, заведомо уготовленные напитки. Я рвал, метал, ненавидел ее, но, больше себя самого, и оборвалось это все ровным счетом после того, как перед глазами встала картина - истощенная Маргарита, в глазах которой нет даже намека на огонь, больничные стены, еле заметно приподнимающаяся грудь при вздохе. Все это было не хило пропитано обоснованными доводами и объяснениями того, на сколько важно провести это все именно у нас дома. Любой человек, каким бы деревянным, непробиваемым не был, не устоит под натиском весомых аргументов и... горящих глаз любимой женщины. Особенно тогда, когда они горят крайне искренне после столь длительного и мучительного перерыва.
Я стоял практически в углу комнаты и наблюдал за всем происходящим, контролируя каждого из присутствующих. Казалось для себя самого, что я напоминаю охранника на какой-то светской вечеринке, так как, вместо того, чтобы наслаждаться обществом из своего круга, я высматривал, не свистнет ли кто что из дорогостоящих убранств нашего дома, а так же наблюдал за тем, чтобы гости вели себя так, как подобает. Маргарита наверняка общается с присутствующими, так как этот вечер проходит под ее чутким руководством. Но, каким бы чутким оно не было, я все равно буду следить за происходящим, привыкший контролировать все, вся и всех в своей жизни. С несколько минут назад она была подле меня, а после вновь удалилась. Высматривая толпу, я вижу ее - женщина вновь направляется в мою сторону. Какой этот стакан по счету? Пятый? С такими темпами я вполне могу дойти до кондиции, если буду употреблять по пять стаканов за пятнадцать минут. Сомневаюсь, правда что, что гости на это положительно среагируют.
Улыбнись... Из уст жены это прозвучало как-то слишком просто, но на деле практически не осуществимо. Я приподнял правый уголок губ, исказившись в ухмылке, но улыбнуться так и не смог. Но Маргарита понимала, на сколько я не люблю подобного рода суматоху, посему не огорчилась этому, а даже похвалила меня взглядом.
- Ты даже не представляешь, к чему приводит самоутверждение таких, как эти... - проговорил я достаточно громко, чтобы Маргарита смогла меня услышать. Только вряд ли услышала она одна. Волновало меня это крайне мало. Мне не нравился каждый, кто присутствовал здесь и сейчас. Им нужно было одно, в чем была как никогда права моя женщина - самоутверждение.  На благотворительность этим людям глубоко плевать.
- Не оставляй своих гостей. Ты сегодня целиком и полностью отвечаешь за них, - грубым тоном проговорил я, но при этом не стал убирать ухмылку с лица - мы ведь все уже решили и выяснили, - а я тебе с рук ничего не спущу, - осторожно, практически не заметно разместил свой руку на пояснице жены, а после, с озвученным сарказмом провел ниже, опускаясь на бедро. Ладонью ухватив обтянутую черной тканью ягодицу, крепко сжал ее до такой степени, что Маргарита даже на носочки приподнялась, но на ее лице еще пуще загорелась улыбка. Я ответил ей тем же.


Спустя пол часа ничего не изменилось. Я все так же стоял подле лестницы на второй этаж особняка, наблюдая за всеми и каждым, а Маргарита проводила различного рода беседы с присутствующими, периодически подходя ко мне или же, ловя на себе мой взгляд, встречаясь со мной своими демоническими огоньками. Казалось, что алкоголь играет в нашей крови уже слишком сильно, а происходящее - испытание, которое следует пройти до того, как мы все же сможем оказаться наедине. Я любил свою жену, но любил по своему. И, что самое важное, когда хотел, тогда и любил.
Мой взгляд быстро перешел с Маргариты на незнакомого мужчину, который достаточно быстро прошмыгнул мимо вверх по лестнице. Признаюсь честно, я даже изрядно опешил от возмущения, так как верхние этажи отнюдь не предназначались для гостей. Разве что их детей, да и с теми занималась наша новая няня. И все гости были осведомлены о том, что наверх подниматься нельзя. Тем более до того, как няня закончит развлекательную программу для ребятни, оставалось совсем немного, и детский смех совсем скоро озарит зал.
- И куда Вы направляетесь? - я повернул в его сторону сперва только голову, а после развернулся полностью. Этот человек не казался мне знакомым. Более того, я успел запомнить практически всех, кто пришел в наш дом. Этот мужчина не казался мне знакомым. Даже ни на грамм,- зал для гостей на первом этаже. И туалеты здесь тоже есть.

+2

5

Плоха та женщина, которая не знает лазейки к своему мужчине. Ну согласитесь...прожить несколько лет вместе, но так и не понять - каким образом можно выпросить у твоего мужа то, что ты хочешь - это надо либо быть полной дурой, либо полностью не интересующейся своей второй половинкой идиоткой.
Маргарита прекрасно понимала, что Лео раздражают все эти люди, которые блуждают по его...по их дому. Нарушают сакральное уединение всех этих вазочек, фотографий, картин, любимого кресла и вообще - оскверняют своим поведением всю обстановку. Но ей это было необходимо. И после долгих переговоров с другой стороной, разбитых тарелках и вазе, в замен которой она уже успела заказать новую - Леон Бектэль сдался и согласился на то, чтобы жена устроила все именно дома. И она была ему благодарна. Благодарна как ребенок, которому разрешили купить заветную куклу в супермаркете.
И она пыталась всячески сказать ему спасибо. Улыбкой, жестом, касанием, легким поцелуем или нашептыванием на ухо. Марго знала, что Лео это нравится, даже если он всячески будет показывать, насколько равнодушен к такому проявлению нежности. Их отношения своеобразны. И очень сложны для понимания окружающих. Кто-то скажет, что Леон просто остыл к жене, другие будут утверждать, что Марго слишком холодна. Но никто из этих "наблюдателей" никогда не заглянет к ним в спальню, за закрытые двери, когда рядом не остается больше никого. Только он и она. Им важно, что они чувствуют, а не что думают окружающие.
И все таки она была благодарна ему за эту попытку улыбки. Улыбнулась в ответ и уже было направилась в сторону гостей, когда уверенная рука мужа сомкнулась вначале на талии, а после и на бедре.
- А я тебе с рук ничего не спущу, - он не мог видеть как дрогнули огоньки в ее глазах, словно кто-то задул на мгновение свечку, но огонь вновь запылал с новой силой.
Марго любила этот властный тон в голосе Лео. Да она получала неоспоримое удовольствие уже только от одного этого голоса. Ему даже касаться не надо было...до определенного момента. Улыбка, еще более широкая, чем прежде и вот уже Маргарита вышагивает по мягкому ковру в сторону Тесс Оппенгеймер, которая уютно устроилась на диване, Маргарита присела рядом с дамой. Тесс было уже глубоко за шестьдесят и она лично знала не только семью Бектэль, но и всех присутствующих в комнате. Именно она была тем самым старейшим членом команды, именно она привела в "Гарнье-Бектэль" столько важных спонсоров и Маргарита уважала ее хотя бы за стойкий характер, а еще за достаточно добродушный нрав, если вы являетесь ей другом.
В свое время Тесс много поведала Марго о матери Леона и всегда она рассказывала только хорошее. Так что в каком-то смысле Маргарите было даже немного жаль, что ей так и не удалось познакомиться с Джанин. Хотя как знать, каким бы образом отреагировала мама Лео на то, что он выбрал себе в жены девушку далеко не их круга.
- Марго, чудесно все утроила, - низкий грудной голос седовласой женщины и похвально опустившаяся на ладонь Марго ее ладонь. - Как вы думаете, мистер Кайзер, есть ли у нас хоть капля надежды на то, что мы увидим вас в наших рядах и в следующем сезоне? - лето подходило к концу, наступала пора золотой осени, через какое-то время большинство инвесторов переберется по работе в Европу, или в более северные штаты, Сакраменто ведь не центр мира, и большинство бывают тут только проездом. Остовные капиталы все равно крутятся в Вашингтоне и Нью-Йорке. Ну и немного в Лос Анджелисе.
- Думаю, что есть смысл заглянуть к вам на Рождество. У нас в Нью-Йорке чудовищно холодно в это время года, - Марго улыбнулась и только лишь кивнула.
- Кстати, Марго, ты говорила мне по телефону, что предстоит какой-то серьезный разговор, - Марго полу-обернулась к собеседнице и стала немного нервно крутить в руках бокал с игристым.
- Да, но думаю, что разговор состоится после обеда, миссис Оппенгеймер. А сейчас я прямо таки приказываю вам развлекаться, мы все это заслужили, - Марго извиняется и встает с дивана, направляясь к подозвавшей ее Шерон.

Плавное течение вечера, кажется, ничто не нарушало. Марго уже чувствовала как саднят ноги от новых туфель, и в этот раз боль была все таки больше неприятной. Она обвела взглядом большую гостиную и словила взглядом Леона, который в свою очередь остановил зачем-то официанта. В руке того была бутылка вина. Марго не помнила, когда муж в последний раз пил нечто подобное. Так что миссис Бектэль краем глаза все таки наблюдала за мужчинами, но в один момент ее отвлек тот самый Кайзер.
- У вас скучающий вид, - начал он.
- Правда? Вам показалось, мне безумно весело, - парировала Маргарита, улыбаясь в пол силы, потому что не могла уделить сейчас полное внимание одному из инвесторов - все время поглядывая в сторону.
- И все таки, Маргарита, - она переводит теперь свое внимание на светловолосого немца.
- Вам показалось, мистер Кайзер, - лицо ее было сосредоточено и достаточно строгие черты сейчас были как никогда подчеркнуты.
И тут снова мимолетная улыбка. - Впрочем, то же самое могу сказать про каждого в этой гостиной. Но это абсолютно нормально для того общества, которое собралось тут, не находите? - она говорила слишком откровенно как почти для чужака, чем вызвала широкую улыбку гостя.

+2

6

Так и застыв на несколько секунд на верхней ступени, я бросил взгляд на приоткрытую дверь в детскую комнату, откуда слышались весёлые голоса и заливистый хохот. Свет, льющийся оттуда на мгновение показался мне единственным, что имеет смысл в этом мире. Там хранилась главная составляющая моего счастья. И какой-то бесцеремонный петух умудрился уличить меня в попытке им завладеть. А ведь я был так близок...
Человек, который где-то на подкорке стал теперь мне врагом номер один, оказался крепким и приятным на вид мужчиной. Наверное, он у многих вызывал доверие, ведь его глаза имели удивительное свойство подстраиваться под любую ситуацию, что проявлялось во взгляде. И сейчас в его глазах я прочитал раздражение, усталость и, пожалуй, едва заметный задор. Оказалось, определить хозяина дома не было сложно: среди всех вокруг он был здесь таким же лишним, как и я.
О, вы, должно быть, мистер Бектэль? – непринуждённо вопросил я, легко спускаясь по ступенькам обратно в логово дорогостоящих гостей, где буквально каждый миллиметр говорил о том, что мне здесь не место. – Простите, ради всего святого, но мисс Софи, – я неопределённо махнул в сторону барной стойки, – сказала, что у юных гостей может не хватать закусок или напитков.
Взгляд полный недоверия опустился на бутылку вина в моей руке, я неловко усмехнулся и поспешил его успокоить.
Нет, нет, она пуста. Я лишь взял на себя смелость убедиться, что ребятишкам ничего не требуется, – заложив руки за спину, я осторожно поставил бутылку на тумбочку позади. Проходящий мимо официант мгновенно забрал её. Действия у нас были на удивление слажены, хотя ребята не до конца осознавали весь мой план. Впрочем, он и мне был неизвестен. Предпочитаю импровизировать.
На месте пустой появилась полная бутылка, а в моей руке уже был сверкающий чистотой бокал.
Простите, что смутил вас своими действиями, сэр, – максимально сладко и вежливо произнёс я, наполняя бокал чарующим вином. – Разрешите загладить свою вину, – И вот бокал уже в его руках, а лицо выражает полное непонимание происходящего.
Пока бедняга был сбит с толку мельтешащими действиями, я вернулся к бару и вновь принял вид невинной обслуги. Ещё сто пятьдесят грамм виски незаметно исчезли в недрах организма. Нужно придумать, как выманит детей с верхнего этажа.
Мы быстро поменялись зонами обслуживания со вторым официантом, и я уже бродил по заднему двору с подносом и неизменной бутылкой. Взгляд заискивающе мечется по лицам, затем осматривает заднюю часть дома, прикидывая, какое из окон принадлежит детской. К сожалению, с этой стороны все окна второго этажа неприветливо темны и зашторены. Исходя из моих предположений, дети находятся в левой части дома, значит и окно выходит в сад.
Я честно понятия не имел, что собираюсь делать, обнаружив нужное окно. Бросать в него камушки? Забраться по водосточной трубе? Спеть серенаду? Да что угодно, лишь бы привлечь внимание Хоуп. Наверное, сейчас ей хорошо в обществе детей: она всегда их любила и мечтала достичь возраста, когда ей уже разрешат быть няней. В итоге чета Бектэль вот уже полгода периодически пользовались её услугами, а жена передавала мне, что Хоуп они очень нравятся, особенно статный и непреклонный мистер Бектэль. Возможно, даже больше, чем я. Что ж, встретившись с ним лицом к лицу, я понял, что она имела в виду. И всё же моё сумасшествие не позволило бы мирно удалиться, убедившись что дочь в хороших руках. Да и разве это хорошие руки? Десятки помпезных разодетых барышень и джентльменов, совершенно бездушное и ужасающее общество, в котором мне вовсе не хотелось видеть Хоуп. Знаю, в тот момент взгляд мой был затуманен несправедливостью, нежеланием дочери со мной знаться. Но я был бы не я, если бы оставил всё как есть.
Мне удалось незаметно проскользнуть за угол дома. Вечер вовсю вступил в свои права, поэтому здесь оказалось темнее, чем я предполагал. Чертыхаясь из-за густых веток, что цеплялись за волосы и одежду, хлестали по лицу, я всё же выбрался на более или менее свободный клочок земли и задрал голову. Горящее тёплым манящим светом окно находилось прямо надо мной. В нём мелькали силуэты беззаботно пляшущих детей, но ни в одном из них я не узнавал Хоуп. Может быть, всё это мне снится? Может, это очередной кошмар, вроде того, в котором я бегу по безумному городу, пытаясь догнать её тень? Вот она уже у меня в руках, но ускользает вновь и вновь, выматывая меня, доводя до измождения.
Не знаю, сколько я так простоял. Адекватный план в голове так и не родился, зато в слегка опьянённом сознании роились совершено неуместные и даже фатальные мысли. Впрочем, разве мне есть что терять?
Хоуп! – я попытался позвать её громким шёпотом, но, разумеется, это не принесло никаких результатов.
Осмотревшись вокруг, я вдруг понял, что выбраться незамеченным отсюда практически нереально, а если меня заметят в кустах под окнами детской, не ровен час, вызовут полицию или психушку. Господи, Моран, до чего ты себя довёл?

+1

7

Когда тебе вешают на уши лапшу, это мало, чем приятно. Для некоторых и вовсе омерзительно. Я как раз из последних и терпеть этого не могу. По жестам, да даже по глазам этого человека было видно, что открыто лжет мне. Самое интересное то, что даже и не моргая. Кажется, что говорить не правду вошло у него в привычку, и далеко не у каждого получится так легко его раскусить. Мужчина волнуется, он уводит взгляд, но говорит совершенно уверенно, не запинаясь. Он так же быстро наполнил бокал ненавистным мне напитком, так же быстро пропал из поля зрения. Не то, чтобы я вообще собирался предавать этому человеку большое значение, но все таки за детей мне стало не на шутку боязно. Как не посмотри на этот момент, здравым он не покажется - какой-то незнакомый мужик хотел пройти к детям с только ему одному известной на то целью. И ладно бы, если бы он был родителем одного из чад. Только знаю я каждого, кто отправил своего ребенка играть с моим сыном. Да и к тому же в соседней комнате мирно спит Марина, беспокоить которую не дозволено никому. Только няня изредка заглядывает к ней, чтобы удостовериться в том, что с ребенком все в порядке и ей ничего не требуется.
Задумавшись, я сделал небольшой, но внушительный, чтобы раздразнить вкусовые рецепторы глоток напитка, содержавшегося в своем бокале. В момент меня осенило то, что бокал был наполнен не мной и даже не барменом. Черт возьми, да это и не мой бокал. В основном я пил из стаканов, но никак не из бокалов на тонкой ножке, предназначенных для вина и шампанского. К слову, одна из этих гадостей и была в этом бокале. С трудом удержался, чтобы не выплюнуть эту дрянь, скорчив весьма недовольное лицо в тот момент, когда окончательно распробовал этот несчастный глоток. Разумеется, стакан отправился сразу же на поднос одного из официантов, быстро проходящего мимо.
- Как эту дрянь вообще можно пить? - возмутился я, вытирая рот ладонью, словно на губах осталось еще несколько капель, и я поспешно стряхиваю их, чтобы те не попали случайно на язык.
- Как я Вас понимаю... - раздался чей-то голос на выдохе прямо передо-мной.
Средних лет мужчина в дорогом костюме, сшитым на заказ - "с иголочки". Его глаза блестели каким-то свойским высокомерием, а весь образ кричал о том, что состояние у этого человека очень даже приличное. Я привык к таким людям, как он, ибо общение мое по большому счету с юных лет граничилось компаниями из таких же, но с возрастом я перестал так обожать и ценить деньги, которыми обладал, посему могу смело заявить о том, что на фоне этого человека мой костюм выглядит дешевой подделкой, хотя по факту тоже дорогого стоит. Стоит ли говорить, что я не хотел продолжать разговор с ним? Наверное, все и так очевидно. Всем,а, главное, мне, но только не Мистеру Портеру, который представился мне как владелец нефтяной компании. Он протянул мне свою руку, и я через силу ответил ему рукопожатием. Почувствовал холодное прикосновение к ладони, я волей неволей опустил глаза и заметил на его руке несколько колец с камнями. Возникает вопрос: "На кой черт ты вырядился так на подобного рода вечеринку?" Ах да, как же, нужно же зарекомендовать себя. Самореклама никогда не вредила.. Но не таким же ублюдским образом? Не удивлен, что не заметил его сразу. На таких людей я обращаю внимание в самую последнюю очередь.
- Мистер Бектель, а не рассматриваете ли Вы возможности инвестирования крупных проектов? Могу поспорить, что Ваш отец неоднократно делал на этом состояние, - он приблизился ко мне, поднявшись на ступень выше. Свободную руку направил за спину, а во второй держал бокал с виски. В этом я ему даже позавидовал. Мне ничего не оставалось больше, как заливать время. Словно юнец, я корчился от одной мысли, что предстоит еще терпеть весь этот вечер. Как вариант, можно отправится к детям и поиграть вместе с ними. Крису определенно понравится такой поворот. И эта мысль показалась мне более подходящей, нежели выслушивать различные бизнес предложения от абсолютно незнакомых лиц.
Отказавшись от намеков на предложение Портера, я так же не стал брать и его визитку, которую он отчаянно пытался мне всучить.
- Прошу прощения, но я бы хотел проверить, как там дела у сына, - поспешно удалился, поднявшись на второй этаж, оставив несчастного бизнесмена одного в растерянном виде. Видимо, он не привык получать отказы.
Самое интересное то, что такие ублюдки кидают чаще всего. Чем больше у человека любовь к деньгам, тем меньше вероятность, что ты что-то поимеешь под его началом. Сочувствую тому бедолаге, который сегодня примет его предложение. Скорее всего уже через несколько дней Мистер Портер уедет из Штатов, и больше никто и никогда о нем не узнает. Уж больно крысиным показался мне его нрав. Таких людей я встречал часто, но никогда не имел с ними дел.
- Паааапа!!!
Сын бросился ко мне как только увидел меня в дверном проеме. Я взял сына на руки и приобнял его. Судя по всему, детям действительно хорошо в компании с этой девушкой - новой няней. Она нашла, чем увлечь их всех и сразу.
- Как у вас тут дела?

+1

8

Развлекать толпу почти незнакомых людей то еще занятие. Чем дольше Марго жила с Лео, тем сильней она понимала, почему супруг так сильно не любит все эти сборища. Все они были друг на друга похожи - спектакли, разыгранные четко по нотам. И не дай бог где-то произойдет заминка или актер забудет текст - пиши пропало.
Марго улыбается Кайзеру, но боковым зрением наблюдает за супругом, который еще какое-то время стоял у лестницы.
- Ходят слухи, что вы собираетесь покинуть пост, Маргарита, - Кайзет внимательно щурится, разглядывая даму, стоявшую перед ним.
Марго же хмурилась оттого, что Леон решил покинуть гостей и отправился на второй этаж в детскую комнату. Когда же она говорит, то выражение лица ее кажется удивленным...разоблаченным:
- Пожалуй, вам стоит быть терпеливей в выражении своих предположений, - парировала она, улыбнулась и отвела взгляд от лестницы.
- И все таки, Марго? - Она улыбается и делает глоток из своего бокала, пробуя вино на вкус, и давая тем самым себе немного времени для размышления какой ответ дать.
Все это напоминало бадминтон. Вначале пасуют тебе, ты пытаешься отбить и пасуешь обратно. Вот она видит как в воздухе завис воланчик, и ей надо бежать вправо, чтобы отбить удар, но она бежит по глупой случайности влево и он падает на землю.
- Об этом пока никто не знает, но да, я собираюсь покинуть пост управляющего фонда. Понимаете, тут дело не в том, что мне это не нравится или я не справляюсь... - задумалась как бы подобрать слова...нужные слова. - Просто я хотела бы какое-то время посвятить только детям. А работа с фондом подразумевает сейчас разъезды. С грудным ребенком сложно быть мобильной. - Бектэль улыбается и снова делает небольшой глоток.
Дюк Кайзер задумался на какие-то пару секунд, а после кивнул, соглашаясь со словами Маргариты и вторя ей - сделал глоток виски.
- Что ж. Надеюсь, что вы не совсем покинете наше общество. Было бы настоящей потерей лишиться такого драгоценного украшения любого праздника, - Марго вспыхнула румянцем и тут же увела взгляд.
Что поделать - комплименты всегда заставляли ее невинно краснеть, словно она девочка перед выпускным балом, которая даже с мальчиком не целовалась ни разу. Кайзер откровенно флиртовал с ней, а Маргарита пыталась этого не замечать. Как и то, что время от времени взгляды в их сторону были брошены миссис Оппенгеймер, наблюдавшей за молодыми людьми со стороны.
Марагрита была чужой для этого общества. И единственное, что ее держало наравне со всеми - фамилия, которой наградил ее мужчина, ставший ей мужем и отцом ее двоих детей. В остальном она была чужой для страны, чужой для города, чужой для каждого из находившихся здесь. И вряд ли хоть один из них явился бы на этот вечер, будь у нее другая фамилия и меньше, так называемой, власти.
- Я постараюсь, - отвечает она и улыбается уже кому-то другому, решившему подозвать ее к себе перекинуться парой слов. - Прошу меня простить, поговорим позже.
Марго оглядывается на Дюка и идект к противоположной стороне комнаты, чтобы присесть на диван в компанию мужчин и женщин, которые тут же начинают ее о чем-то расспрашивать, пытаются втянуть в разговор, который она немного прервала своим появлением.

0

9

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Нежданные гости хуже пожара;